БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ и СОВЕТСКОЙ КЛАССИКИ
версия: 2.01 
Собрание сочинений #1
Март. Том 1. Великий град трепангов. Обложка книги
Salamandra P.V.V., 2020
Библиотека авангарда #37

Настоящее издание представляет собой первое и наиболее полное собрание сочинений Венедикта Марта – «проклятого поэта», друга обэриутов и заумников, легенды авангарда Дальнего Востока, морфиниста и опиомана, прошедшего путь от завсегдатая владивостокских кабаре и наркотических притонов Харбина до расстрела в Киеве в 1937 году. Хотя В. Марта принято причислять к футуристам, его редчайшие сборники 1910-х – начала 1920-х гг., сочетающие стихи и визионерскую прозу, не поддаются никаким определениям. Позднее В. Март выступал как прозаик, автор ярких и насыщенных экзотикой Дальнего Востока, Китая и Японии повестей, рассказов и очерков, а также написанного в соавторстве авантюрного романа «Желтый дьявол». Подавляющее большинство его произведений, вошедших в данное собрание, до сих пор оставалось недоступным для читателей. Собрание снабжено подробными комментариями и включает биографические материалы, в том числе следственное дело В. Марта 1937 г., факсимильные публикации, репродукции обложек и иллюстраций первоизданий.

«Великий град трепангов», первый том собрания, включает все известные прижизненные сборники В. Марта 1910-х – начала 1920-х гг., а также рукописный сборник 1918 г. «Русь – кровь моя!» и стихотворения из архивов и периодических изданий.

СОДЕРЖАНИЕ

Венедикт Март

Собрание сочинений

Том 1. Великий град трепангов

От издательства

Предлагаемое вниманию читателей собрание сочинений завершает работу по публикации творческого наследия поэта и прозаика В. Марта (В. Н. Матвеева, 1896–1937), начатую нами в 2018 г. с первым за почти 100 лет переизданием трехтомного романа В. Марта и Н. Костарева «Желтый дьявол» (издание было завершено в 2019 г.).

Издательство Salamandra P.V.V. и составитель собрания выражают глубокую благодарность сотрудникам Хабаровского краевого музея им. Н. И. Гродекова, Государственного архива Хабаровского края, Музея истории Дальнего Востока им. В. К. Арсеньева (Владивосток), Государственного литературно-мемориального музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме (Петербург), Российского государственного архива литературы и искусства, Государственного архива Российской Федерации, Российской государственной библиотеки и Российской национальной библиотеки за помощь в работе.

Неоценимую помощь в сборе материалов оказал нам Александр Степанов, без энергии, упорства и настойчивости которого настоящее издание не могло бы состояться.

С. Алымов. Правнук Виллона*

(О Венедикте Марте)

Есть странное и непобедимое очарование в беспутных поэтах, зигзагами идущих по жизни, но находящихся на безукоризненно прямой линии мечты.

Пьяницы, дебоширы, бретеры и развратники, любившие шумные таверны, ночлеги в стогах свежего сена, звездные кейфы на бульварных скамейках – эти выходящие из берегов прилично-прилизанной жизни существа напоминают собой метеоры, упавшие с неба и не умеющие жить, как люди живут.

Слишком мягка почва ординарных человеческих чувств и эмоций…

Наслаждения, страдания, страсти массы людей так вязки и илисты, что камень, упавший сверху, обязательно стремится в силу своего превосходного веса на дно…

На самое дно!

И поэты – небесные камни – каждым днем своего существования уходят глубже и глубже в бездну пороков, разврата, иногда преступления.

Черная глубина для них всегда предпочтительнее светлой плоскостопии…

Стремительное падение, даже на дно, имеет всю прелесть полета…

* * *

Франсуа Виллон [Вийон] был и остался совершеннейшим экземпляром неприкаянных поэтов. Он несравненный отец всех непричесанных, взлохмаченных, беспутных любовников музы, не имеющих постоянного жилья, живущих на улице, на бульваре, в тюрьме, на речной барже или под мостом.

Виллон – дважды висельник – отчаянный вор и убийца и, вместе с тем, мечтательнейший мечтатель, начал собой беспокойный ряд бродячих певцов, чей «дом везде, где неба свод, где только слышны звуки песен».

Поэты этого склада, которыми владеет «дух беспокойный, дух порочный», грешащие наркозами, нищенствующие, часто весьма жалкие по внешности – внутренне являются величайшими крезами грёз, собственниками ослепительных сокровищ духа. Верлен – создавший наиболее трепетные «песни без слов» в самые грубые дни своей жизни – близкая родня Виллона.

Артур Рембо – забияка и грубиян, любивший, лежа в грязной канаве, смотреть на звезды, тоже один из виллонов.

* * *

На улицах Харбина живет один из виллонов. Нелепая, совершенно не похожая на уличных прохожих, фигура взлохмаченного человека в длиннополом, цепляющемся за ноги пальто.

Городской шарж из бодлеровского альбатроса с перебитыми крыльями; перебитые крылья заменяют полы пальто. Пальто странного человека измято и производит впечатление никогда не покидающего плеч. Словно его обладатель – вечный шатун; наивный медведь, выгнанный из берлоги.

Ползет Харбин – город отяжелевшего мяса и отяжелевших мыслей, от ресторана к ресторану, от клуба к клубу, от кровати к кровати.

Альбатрос в пальто пересекает улицу; подковыливает к витрине. «Параболы» Кузьмина… «Кровь-руда» – Шкапской… Книжки стихов машут из окна руками обложек. Приветствуют…

Прекрасная встреча поэтов… На улице русско-китайского города. Без слов… Душа к душе.

Странный человек в пальто отрывается от витрины. Косо режет мостовую. Подбегает к прохожим:

– Я – Венедикт Март. Купите мою последнюю книгу… – И протягивает тоненькую тетрадку, заполненную сумасшедшей, каллиграфической вязью.

– Ода к чернильнице. Писал в морфилке при свечке. Это – автографика…

Прохожие проходят.

Иногда берут, посиневшую от чернил и тоски, крошечную тетрадку – кусочек творческого неба – и, равнодушно сунув ее в карман, проходят. Прохожие всегда проходят. А Венедикт Март смотрит на крашеные лоскутки бумаги – деньги. Зажимает их в кулак. Проваливается в темном боковом переулке.

* * *

Венедикт Март падший, уличный ангел, делящий свои досуги между наркозным супом и любованием облаками – несомненный правнук Виллона.

В нем, этом полупогибшем – в будничном смысле – поэте спрятан удивительный голубой родник мечты.

И когда ухабы жизни особенно причиняют ему боль, он прикасается, иссохшими от земных лишений, губами к лазурным струям и поет, увлажненные небом мудрые песни, почти молитвы.

У Марта много шаманских, непонятных, истерических выкриков, путаных и бессвязных, как бред. Большинство его стихов таково.

Но у этого же Марта есть прозрачные, задумчивые строки, понятные ребенку. В «Китайских стихах», изданных в Харбине, много таких глубоких примитивов, удивительных, как вода озера, в которой и ничего нет и в то же время заключен весь мир. Бездомным поэтам, швырнувшим свои души под ноги мира, открыты души всех народов и все века.

Марту открыты тайны внешне незначительных явлений. Его исключительная зоркость проникает за кожу очевидного. Для него ясна цель прогулки двух синих фигур, скрестившихся, выставленными крючками – мизинцами, которые –

Бредут, раскачивая руки,

Фальцетом тощим выводя

Тягучие сдавленные звуки

Беспечной песенки бродяг.

Праздничное блуждание этих друзей, выжидавших в сонливых буднях праздничный часок ведет их туда – в «Искусственный Рай», где трещит масляный фитиль и на кончике тонкой иглы плавится коричневый шарик наркотических блаженств – опиум.

Марту известно это.

Его жизнь иная, чем у всех.

У всех на обед – суп с лапшой, какие-нибудь рубленые котлеты или там антрекот. А у Марта – белый порошок или синеватая вода морфия.

Не виноват же он, что у него отвращение к мясу и нет возможности уйти от мясных лавок Харбина!..

Вот он и уходит, в белые долины.

«Куда-нибудь вон из мира, слишком жалкого для того чтобы называться миром!..»

И Март бродит.

Бродит, как земля в марте в которой и мерзкая осклизлость, загрязненного навозом и пылью льда, и засасывающая, трепетная синева ночи и свежесть восторженной земли, глядящей в небо глазами тысяч фиалок.

Неподвижный, жестко-летаргический воздух становится мягким, как щека возлюбленной. Оттаивающие крыши кадят ладаном. На земле – белые бумажки; пожелтевшие, намокшие окурки; грязь. Грязь синеватая, особенная, словно ее помазали небом.

Март всегда какой-то нескладный. Брызжет на дорогие женские меха мутной водой и золотит нищих солнцем. Март мутный; март – смутьян. И таков же избравший себе псевдонимом март – Венедикт Март.

Он бродит весь талый; весь наполненный грязью и небом. Жалкий, вызывающий возгласы порицания и негодования. Но, Боже мой!..

Осевшие и неподвижные, неужели вас не радует близость неприкаянного?!.. Близость души чистого мечтателя пусть в грязном пальто. Ведь это же подвиг. Жить для чистой мечты, а не для чистого пальто и всю жизнь расшвыривать многокаратные грезы, тогда когда все вокруг грезят о бриллиантах. Единственный прочный богач, которого не разорят валютные колебания. Нелепый бродяга, смешной человек-птица с вывихнутыми крыльями, шаркающими по земле, держащий в своем творческом клюве кусочек синего неба. Один из немногих уцелевших виллоновских потомков – Венедикт Март.

Порывы*

(1914)

Мои первые

юношеские

стихотворения

посвящаю

дорогому

отцу

Юности

Други, в горы, на вершины!

От позорной паутины,

От житейской суеты!

Достигайте высоты, –

Храм божественной мечты.

И от грязи улетая,

Юность, юность золотая,

Над землею пролетая,

Сбрось оковы скуки-тины!

Прочь тоска и гнет кручины!

Пусть восторженно-красивы

Ваши юные порывы!

Позабудьте жизни чад!

Стройно, звучно, нежно, в лад

Голоса пусть зазвучат!

Смело, дерзко над землею

В лучах света ли, под мглою,

С гордо поднятой главою

Пойте юные мотивы!..

Будьте солнечно счастливы!

«Ты минута счастья…»

Ты минута счастья,

Светлого, как день.

Ласкою ненастье

Согнала, как тень

  Светлыми глазами

  Разбудила грудь,

  Теплыми словами

  Разогнала жуть.

Вспомнил я былого

Нежные мечты

И мечтаю снова,

Так же, как и ты.

  Прежний образ милый

  Предо мною, вновь, –

  С свежей новой силой

  Вспыхнула любовь!

Долго ль будет длиться

Юности порыв,

Долго ль будет тлиться

В сердце, не остыв?!.

Выше, дальше!

Все кругом гадливо, серо,

Мелко, нудно и смешно.

Что ж, – на чувства даже мера,

Мыслить вслух и то грешно!

Надоели мне больные,

То ничтожность, пустота,

Или слишком желчны, злые…

Затерялась красота!..

Нет красивых, нет видений

Вдохновляющих меня,

Ярких, сильных впечатлений,

Нету солнца, нет огня!

Надоели мне печали,

Холод, темь тоски гнетет!

Песни скорби отзвучали.

В сердце новое растет!

Рвусь в заоблачные дали,

Выше, дальше от людей…

В сердце пали, зазвучали

Песни радости моей!..

В лесу

Песни, песни для души

Зазвучали из тиши,

Из тиши, из мглы ночной…

Шелест слушая лесной, –

Сердце грезам я отдам,

Я отдамся весь мечтам.

Тихий, тихий ветерок

Обегает вмиг лесок,

Нежно шепчется в траве,

Увивается в ветвях…

На горах, в лесу в гостях

Отдыхаю в мураве.

Ветер-ласка шепчет мне

О небесной стороне,

О лазурной глубине

О нездешней жизни-сне.

Ветер-фея сонмы грез

С звезд далеких мне принес…

– В этот миг готов навек,

Кончить жизни тяжкий бег!

Вещий знак*

Призрак смерти, призрак красный

Заревом пожара,

Вкруг земного шара,

Загорелся страшный, властный.

Сколько смерть творений Бога

Мертвою тропою

Унесет с собою?..

Смерть – безвестная дорога!..

Может быть, знак искупленья

Этот призрак красный

В век больной ненастный,

Знак святого обновленья…

Может быть, кошмар развала,

Смерти смех костлявый;

Призыв величавый

К жизни нового Начала…

Солнце жизни засияет

После красной бури…

…Вещий знак в лазури

Яркой радугой сверкает!

Ветер

Что ты ветер, пес ворчливый,

Ноешь, воешь за окном!

Ты мешаешь мне, сварливый,

Позабыться сладким сном.

Уж огни в домах погасли,

Светит лишь фонарь кривой…

Что же этот ветер даст ли

Отдохнуть душе больной?!.

Все осенние мотивы

Жалобно твердит, твердит.

Хоть на миг бы смолк ворчливый…

Точно на ночь он сердит…

Грезы

Окружили туманным кольцом…

И глаза и улыбки и слезы…

Если б был я могучим певцом, –

Рассказал бы я чудные грезы, –

Зажурчал бы свободным ручьем,

Засверкал бы улыбкой игривой,

Взволновался б пьянящим ключом

И увлек бы я песней красивой!..

другу

Детства чистые порывы

Нас сближали, нас роднили;

Были мы тогда счастливы, –

Мы мечтали, мы любили.

Все, что душу волновало

Все, что мы тогда любили,

Все, что сердце наполняло

Меж собою мы делили.

Мы расстались… Ты далеко…

Ты далеко… Я мечтаю

Я мечтаю одиноко…

Одиноко я страдаю.

Сны

О, сны, ночные сновиденья,

Вы воскресили грудь мою.

Я снова радость пробужденья,

В восторге пламенном, пою!..

В моих ночах проснулись гимны.

В груди опять звучит струна.

И вновь воскрес твой образ дивный, –

Моей любви восход, весна,

Я полон прежних дум, мечтаний,

Восстали тени прежних дней…

И трепет нежных ожиданий,

Как будто вновь свиданье с ней.

И сны тоску мою согнали

Порывом радостной мечты,

Сны озарили ярко дали,

Из грез к ним сбросили мосты…

«Тучи над главою…»

Тучи над главою

Грозные нависли…

Тучей грозовою

Взволновались мысли.

– Эх, борьбы, развала,

Новых созиданий!.. –

Сердце простонало,

Полное страданий.

– Чтобы силы не дремали,

Чтобы дали засияли,

Сгибли б сердца гнет-печали!

«Позабыл я тяжелое горе…»

Позабыл я тяжелое горе,

Среди бора зеленого гор…

Полюбил я мятежное море,

Полюбил его ширь и простор.

Мне милей твоей речи живой

Этот говор игривой волны;

Ярче ласки твоей молодой

Заласкают красоты весны.

Не увидит уставший мой взор

В твоих страстно манящих глазах,

Безграничный, лазурный простор,

Что светится в небесных далях…

Не разбудишь ты песней своей

Что пробудят напевы волны,

Не расскажешь душе ты моей,

Сказки моря – волшебные сны.

Я без ласок твоих, без тебя, –

Отдохну лишь с природой одной,

И ее безгранично любя,

Я воскресну душою больной,

Снова петь свои песни начну,

Загорюсь, заиграю я в них,

Воспевать молодую весну

Зазвучит мой воскреснувший стих!..

Моему поэту

Рифма красавица плещется

В чудных сплетениях слов.

Мне все как будто мерещится

Образ, созданный из снов.

Я понял твои откровенья,

Скорбь в твоих звонких стихах.

Мне чудятся те же виденья,

Так же я вижу их в снах.

Мне дали твои засияли,

Горные выси твои,

Печали мне близкими стали,

Радость цветочной любви.

Ты мой поэт отдаленный,

Музыкой песни своей, –

Думой согрет вдохновленной,

Жизнь мою с песнею слей!..

Огонек*

Черная, грозная ночь

Сумрак и дождь за окном…

Скучны и серы, как дождь,

Мысли мои об одном.

Где-то зажгли огонек, –

Тихий, лениво вдали

Сонной полоскою лег…

Тени пугливо сошли.

Что-то тревожит меня.

Что?.. – Я не знаю и сам…

Нежно головку склоня,

Вся отдалася ты снам.

Что?… Безмятежность твоя ль?

Нежный ли сон твой, дитя?

Что не поймешь ты печаль?

Иль, что живешь ты шутя?

Нет!.. Не тревожат меня

Мысли, что я одинок,

Нет, – то сияньем маня,

Грезы зажег огонек.

«Если тоска непосильною тенью…»

(Посвящ. Г. И. Л.)

Если тоска непосильною тенью

Ляжет на сердце больное мое,

Если душа отдается моленью,

Грезы ль внезапно встревожат ее,

Если не в силах согнать я сомненья,

Думы тенящие, думы мои,

Если в груди загорит вдохновенье

Ярче, чем раннее утро любви, –

Музыки, музыки тихо звучащей

Хочется слышать в пространстве немом,

Чистой и светлой, как сердце молящей,

Нежной, как греза, как ласка над сном.

«Твоя песня слетала туманом…»

Твоя песня слетала туманом

Она плакала нежной росой

Увлекла мою душу дурманом,

Непонятной, пленящей красой.

Ты с земли. Ты тоска пред рассветом,

Ты случайный порыв от земли

Завладела ты мною поэтом,

Засверкала в манящей дали,

Отуманен безвестной судьбою

Я пытался понять мой предел

Я готовился к пыткам и к бою

Я был дерзок от силы и дел.

Ты явилась моим испытаньем,

Пробудила ты силы мои.

Ты – предел моим юным мечтаньям

Ты – рожденье страданий любви.

Сон

Мне снился странный тяжкий сон:

Как будто ночью убегаю…

Бегу… куда и сам не знаю…

Вдруг слышу где-то чей-то стон.

Мне стало страшно жутко вмиг,

Но я иду на стон далекий.

Иду усталый, одинокий…

И вот пришел, с трудом достиг…

На серой каменной стене

Метался человек громадный.

И воздух душный, спертый, чадный,

Мешал дышать свободно мне.

Давил ночной кошмарный зной

Молчала мертвая природа,

И вдруг услышал я: «свобода»…

И стон чужой мне стал родной.

Я оглядел страдальца лик,

Родная скорбь светилась в взоре, –

Скорбь о свободе, о просторе…

И понял я, и я постиг!..

И вдруг рванулся с силой он,

Могучий богатырь страдалец,

Услышал я, – ночной скиталец

Цепей тяжелых гулкий звон.

В цепях?!. Закован он, – силач!..

Кто заковал тебя, могучий?!.

Он зарыдал слезою жгучей…

Все рассказал мне этот плач!..

Старик

Одним он глазом смотрит в гроб,

Другим – красотку раздевает.

В морщинах низкий, желтый лоб,

Уж седина все покрывает.

Давно бессилен, озлоблен,

Не душу грешную спасает,

А, мыслью мерзкой опьянен,

О невозможностях мечтает.

Вся жизнь его – сплошной разврат,

Преступный шаг, сменялся новым;

На склоне лет он стал богат,

С богатством – скрягой и суровым.

Он сколько жизней загубил,

Того и сам, поди, не знает!..

И сколько юных, нежных сил

Развратной жизнью разбивает!..

К чему, зачем родился, жил?..

Что сделал нужного народу?

Что в этой жизни совершил,

Имея силы и свободу?!.

Кого, на жизненном пути

Хоть раз пригрел своим приветом?!

Искавшему помог найти,

И путь светил ли сердца светом?!

Уйди, старик!.. Уйди от нас

Не место здесь, где много силы…

Уйди, старик, твой свет угас!

Ты нужен только для могилы.

У могилы

(Памяти Иры Соколовой)

Чья ты странная тень?..

Я не знаю тебя.

Что ты ходишь весь день,

Точно ищешь, скорбя?

Тебя нет, ты ушла…

Иль огонь твой в груди,

Догорел уж до тла

Иль шепнул: – ты уйди?!.

Ты была молода,

Ты лишь начала жить…

Может быть жизни льда

Не смогла ты разбить?

Может быть, ночи тень

На тебя налегла

Й сменила твой день

Беспросветная мгла?

Или душу разбил

Проходимец чужой,

Не понял, не любил, –

Ты осталась с тоской?..

Чья ты странная тень?

Я не знаю тебя,

Что ты ходишь весь день,

Точно ищешь, скорбя?

Памяти А. П. Младова

По могилам бродил,

По заросшим тропам,

Свой я путь находил

По знакомым крестам.

Здесь давно не бывал

У забытых крестов.

Буйный ветер срывал

Нежный леса покров.

Осень всюду видна!

Лишь одетой стоит,

Молчаливо, сосна

И о чем-то грустит.

Вот могила его

С грядой пышной цветков.

И кружит у него

Хоровод лепестков…

Твоя жизнь прожита…

Средь тоски, среди мук

Проходили лета…

Здесь схоронен мой друг!

Этот говор цветов

Мне тебя воскресил.

Средь могильных крестов

Я твой крест полюбил.

Скоро снег заметет

Эту гряду цветов,

А весна их вернет,

Вновь пробудит от снов!

Все отнимет весна

От холодных оков…

Не пробудит она

Только вас – мертвецов!..

Памяти Ф. Малервейна

Он вспомнил детства чистые мгновенья,

Начало юности своей,

И, словно, призрак, нежное виденье, –

Любовь стояла рядом с ней.

Улыбка странно, тихо заблуждала,

Румянец ярче заалел,

Как будто сердце радость, счастье ждало,

Казалось, он помолодел.

Но быстро, быстро проходили, вяли

Мечты о призраке, о сне,

Он вспоминал о днях тоски, печали,

Не верил он былой весне.

А дальше жизнь ползла кошмарным чадом

Срывая радости, мечты;

Все прошлое его отравленное ядом;

Все там – могилы и кресты!

Последний взор, мучительно-печальный,

И кончен, пройден жизни путь,

И слышен смерти шепот погребальный…

В душе скользит кошмарно жуть.

Черт

Мысли мчатся быстро в даль.

Я тоской еще не стерт…

«Черт, возьми мою печаль,

Мой веселый, юркий черт!

Отнеси тоску чертям, –

Пусть возьмут они ее.

Им сомненья я отдам,

И страдание мое…»

Что ты скалишь зубы, черт?!

Смехом грезы напугал!

Не сдержуся, – я ведь горд!..

Почему ты страшным стал,

Страшно близким и родным?!

Брось забаву! Слышишь, – брось!

Жутко с чертом, жутко с ним…

Эхо в смехе пронеслось…

Пусто стало в сердце вдруг –

Там замглилась чадно жуть…

Это может быть испуг?

Нет, – спокойно дышит грудь…

Черт со смехом отбежал

Оглянулся, закричал:

«Я тоску твою украл!..»

По тоске я зарыдал.

«Смолкли звуки – притаились…»

Смолкли звуки – притаились.

Нет желанного огня.

Счастья дни давно сокрылись

Провожаю дни кляня!

Нет, не жизнь, а прозябанье!

Скучно, пошло стало жить!

Отошли давно мечтанья

Остается их забыть…

Люди чистые уходят –

Не нашли приют средь нас,

А живые тенью бродят,

Точно мысли луч угас.

Ум ненужным наполняю,

Сердце дружит лишь с тоской…

Как, куда идти – не знаю!

Одинок я! Я – немой!..

Радость сердца – миг случайный, –

Не балует этот миг.

Спал покров далекий, тайный, –

Мыслью многое постиг!

Не чаруют жизни дали,

Не манят огни вперед, –

Сердце полное печали

Ничего давно не ждет!

«В эти дни тоски, печали…»

В эти дни тоски, печали

И в безрадостные дни

Меркнут сказочные дали

И в светильниках огни.

Сердце плачет одиноко

В дни без счастья, в дни без грез

Не услышишь… ты далеко

Этот стих из жарких слез!..

Я любил в тебе страданье

Я тоску в тебе любил,

Я ведь скрытые рыданья

В смехе звонком находил.

В жизни бурной, в жизни мутной

Я хотел покой найти.

Но скитался бесприютный

И без счастья, без пути.

Ты явилась ночью яркой

В тусклых сумерках моих…

Грудь зажглась любовью жаркой,

Зазвучал опять мой стих.

Жизнь сорвала, жизнь разбила

Мое счастье, новый путь,

Жизнь светильник загасила

И нагнала тени, жуть!..

В эти дни тоски, печали

И в безрадостные дни

Меркнут сказочные дали

И в светильниках огни.

Ночью

Ветер воет, завывает.

Свои гнезда сон свивает.

Жутко ночь бежит, крадется…

Моя песня к ветру льется…

Льется жутко и печально,

Словно я пою прощально.

Словно в сердце больше нету

Ни мечты, тепла, ни свету…

Завывает скорбно вьюга.

Точно ищет, хочет друга…

Давит грудь тоска по счастью…

Нету ласки, нет участья!

«Грезы слали розы дали…»

Грезы слали розы дали,

Осыпали путь цветами

Расцветали сами, звали

Звали нежными устами…

Даль молчала. Грудь сжимало.

Лил я слезы: – гибли грезы!

Волновало… больно стало

Вяли розы, спали грозы…

Надломила жизни сила|

Вечно в горе, о просторе

Грудь грустила. Победило

Сердце горе, горя – море…

«Я схоронил немало дивных снов…»

Я схоронил немало дивных снов,

В груди рожденных на мгновенья;

Я сбросил им губительный покров

Могильной тишины – забвенья.

Средь многих ярких снов моей души

Ты загорелася виденьем,

И в скорбном сумраке, в больной тиши

Отдался я немым мученьям.

Из слез моих кристально-чистых слез,

Рожденных ночью и мечтами,

В душе моей незримо, нежно взрос

Мираж, – обманными лучами.

«За окном моей души…»

За окном моей души,

Из ночи, из мглы глуши,

Смотрит жизни глаз немой

И блуждает, как больной.

Я открытым взором вмиг

Оглядел кошмарный лик…

И навеки чужд и сир,

Я вошел пугливо в мир.

Я без Бога, без любви…

Жизнь, зови меня, зови!

Зова, крика в мрак иль в свет..

Все молчит. Призыва нет.

В дождевую бурю

Злится, злится день ненастный –

Вестник осени холодной,

Разгулялся ветер властный

По воздушной бездне водной.

Тучи небо затемнили,

Разразились, – не уплыли…

Лес отдался ветра силе, –

Взволновался в водной пыли.

Ветер вольный в высях вьется,

Воет, свищет над землею,

С темной тучей обовьется

И несется с грозной мглою…

…Я один в тоске глубокой.

Мысли скорбной чередою,

Путь сомнений – путь жестокий

Совершают над мечтою.

Над мечтой души поэта,

И заманчивой, и ложной;

Звуки песен греза эта

Родила в груди тревожной.

Я мечтал о светлой доле

Беспечальной, вольной, чистой,

О великой, честной роле

И о славе, – в жизни мглистой.

Юность, юность подарила

Мне мечту о яркой дали…

Жизнь могила – все зарыла!

Сердце плачется в печали…

Цепью долга я прикован.

И, как, все – я раб желаний.

В жизни я разочарован

И устал от проклинаний…

Так я думал одинокий.

Мысли скорбной чередою

Совершали путь жестокий

Над разбитою мечтою.

Злится, злится день ненастный

Вестник осени холодной.

Разгулялся ветер властный

По воздушной бездне водной.

В саду

Склонившися над розой,

Глядя на лепестки,

Я грезил чудной грезой,

Забывшись от тоски.

Осенним ароматом

Весь сад благоухал

И вестником крылатым

Там ветерок порхал.

Деревья шелестели,

Роняя скорбно лист.

И краски неба рдели.

Закат был так лучист!..

Вот скрылося светило

И скрылись облака.

В лазури засветила

Звезда издалека.

Поток игривой грезы

Блуждал незримо там…

Ронял я нежно слезы,

Слагая гимн мечтам.

И грудь дрожала в звуках

И грезой вдохновлен, –

В сердечных дивных муках,

Я был перерожден.

И просветленным взором

Свою судьбу прочел,

Й с горечью, с укором

В судьбе своей нашел

Мой яд, мою отраву, –

Нашел в мечте своей;

В мечте достигнуть славу

В сердцах глухих людей.

Песенцы*

(1917)

Ивану Александровичу

Рязановскому

посвящает автор.

«В потемках томится, блуждает…»

В потемках томится, блуждает,

Творится при таинстве снов,

В безвестных путях отражает

Пучин непроходное дно.

Вбирает из чаши наследной

Волшебно-завещанный сок.

И радость рожденья победно

Встает в очертании слов.

Искрятся сознанья зарницы

И рушится трепетный плен,

В рожденном живут вереницы

Убитых забвеньем колен.

С.-П.-бург.

1 апрель 1916 год.

Песенцы

Чай-чин-юн – желтолицый китаец

«Песенцы» мне свои напевал,

«Песенцами» он песенки звал.

И мечтою в Чифу улетая,

Тонким голосом долго слова

Он тянул, как ночная сова.

И глаза в узких щелях блистали, –

Взгляд их дико тоскливый скучал,

Душу песен я в них замечал.

С Чай-чин-юном навеки расстались:

На чужбине в тоске он зачах,

«Песенцы» что читал я в очах, –

Хай-шин-вэй вспоминая, слагаю.

С.-П.-бург

1915 год.

Хай-шин-вэй – китайское название города Владивостока. В буквальном смысле значит: Великий град трепангов.

В курильне

Зорко и пристально взглядом стеклянным

Смотрит курильщик на шкуру тигрицы –

Некогда хищного зверя Амура.

Чтобы отдаться объятиям пьяным,

Женщина с юношей ею прикрылись.

Смотрит курильщик, как движется шкура.

Странны, познавшему опия сладость,

Страсти животные к женщинам низким,

Страсти мрачащие души немудрых.

Тихо в курильне и душно от чада,

Редко шипение лампы при вспышке,

Вздохи… чуть слышится шепот под шкурой.

Тени и блики на желтых циновках.

Дым поднимается темным туманом.

Курят в молчании желтые люди.

Мак, точно маг-чаротворец багровый,

Явь затемняет обманом дурмана,

Чадные грезы тревожит и будит.

С.-П.-бург.

1916 г. 4 февр.

У Фудзядяна*

Как мандарин торжественно-спокойно,

Сжимая трубку в теплой рукавице,

Купец-китаец едет на ослице.

За ним с кнутом бежит погонщик стройный

Держась за хвост ослицы утомленной,

Напев твердит сонливо-монотонный.

В его косе вплетен шнурочек белый, –

Знак траура по близком человеке.

Покинул близкий кто-то мир навеки.

Крадутся тени сумерек несмело,

Осенний ветер в травах наклоненных

Творит сухой напев шуршаньем сонным.

Вот фанзы Фудзядяна видны взору.

Спешат седок, погонщик и ослица:

Седок к жене, погонщик – накуриться,

Ослица повалиться у забора.

С.-П.-бург.

14 января 1916 год.

На Амурском заливе*

Посв. Николаю Амурскому

«Юлит» веслом китаец желтолицый.

Легко скользит широкая шаланда

По тихой глади синих вод залива.

Пред ним Востока Дальнего столица –

Владивосток за дымкою тумана.

На склонах гор застыл он горделиво.

Как всплески под кормою монотонно

Поет тягуче за веслом китаец

Про Хай-шин-вэй – «трепангов град великий».

Над ним в далях небес светлозеленых

Полоски алые в томленьи тают

И звезды робко открывают лики.

С-П.-бург.

19 февраля 1916 год.

Мой гипсовый череп*

За лишний полтинник

Какой-то китаец

Заставил смеяться

Мой гипсовый череп.

И вечно смеется

Застынувшим смехом

Беззвучно, без дрожи

Мой гипсовый череп.

Средь мертвого хлама

Недвижных вещей

Один лишь смеется

Мой гипсовый череп.

Лампада мерцает

В дрожании жутком,

И свет озаряет

Мой гипсовый череп.

Из впадин глубоких,

Бездонных во мраке, –

Глядит в мое сердце

Мой гипсовый череп.

С.-П.-бург.

1916 год.

В чайном домике*

На желтых циновках, у стенки бумажной,

На мягких подушках, положенных в ряд,

Сидят восемь женщин в цветных кимоно.

Они поджидают для ласки продажной

Бездельников праздных. И жадно глядят

За клеть из бамбука: – там шум и вино.

Желаньем сгорая, там пылкий гуляка

Средь них выбирает жену до утра,

Там кото и песни, смех, драки и крик.

Там рикша лохматый, напившийся «саке»,

И угольщик грязный, торговец «кара»,

Моряк-чужестранец, школяр и старик.

С.-П.-бург.

15 январь 1916 г.

Бисер

С японского.

Танка микадо Мацухито*

1
Часы

Предо мной часы…

Время точно говорят,

Верен стрелки ход…

Так ли верен сердца взгляд,

Чувства правду ль говорят?!.

Владивосток, 1914 года.

2
Камень драгоценный

Камень драгоценный,

Чистый неизменный

Ищет человек…

От трудов согбенный –

Отживает век!

В.-восток.

1914 года.

3
Меч

Истинный герой,

Меч свой верный сохрани!

Меч точил на бой

Годы долгие, – не дни.

Не срами свой меч – храни!

В.-восток.

1914 года.

4
Сердце и тростник

Сердце человека, как тростник,

Быть прямым всегда должно –

Так природой суждено…

Есть кривой тростник – калека,

Так и сердце человека!..

В.-восток.

1914 года.

Из Очиаи*

  Не впустил под кров.

Но за зло благодарю:

  Есть во зле добро:

Я под вишней отдохну

При сиянии луны.

С.-П.-бург.

13 марта 1916 года.

Из Иосано*

  В поле зеленом

Между лохмотьев гнилых –

  (Нищий бездомный

Некогда сбросил их тут)

Нежно фиалки цветут.

С.-П.-бург.

1916 г. 13 март.

Автограф перевода танка Тэккана (РГАЛИ)

Хокку (хайкай)

1
В сумерки

Закат… Рябина…

Горят в лучах рубины..

Вдали – долина.

С.-П.-бург.

1916 г. 20 февр.

2
У замерзших стекол

Как искры взора

В узорах серебристых

Мечты мороза.

С.-П.-бург.

1916 г. 20 февр.

Жуткие танка

1
Март

  Жуткие нити

В темной промерзшей земле

 Март паутинит.

Тихо крадутся ростки.

Вспыхнуть зеленым вверху.

С.-П.-бург.

1916. Марта.

2
Вспоминанья

  Черные миги

Проносятся в памяти,

  Точно вериги.

Кровавыми четками

Играю украдкою.

С.-П.-бург.

1916 г. 12 Марта.

3
Сердца

  Бьются без конца.

Все стучат, стучат, стучат

  Жуткие сердца…

Смерть услышит темный стук

И откроет тихо дверь.

С.-П.-бург,

1916 г. 22 Марта.

4
Похороны

  Давит, душит сплин!

Ленты кружатся в венках.

  Вереница спин.

Безысходная тоска!

Боль щемящая в висках!

С.-П.-бург.

1916 г. Февраль.

Черный дом*

[1918]

Моей сестре

Дзое-сан

посвящаю

Автор

«Душа моя – свиток старинный…»

Душа моя – свиток старинный, –

Много печатей сердец замолчавших

Рдяно узорят его.

Четки на нем отраженья

Духов ушедших, покинувших тело

В прежних забытых веках.

Душа моя – свиток старинный, –

Медленно миги его открывают;

Жутко взглянуть – увидать.

Смутно трепещет, туманится

Лик мой – лампадка – в живых очертаньях

Вечных бессмертных могил.

Тени ушедших взгнездилися

В свиток. Исчерченный знаками былей, –

В свиток чужой и родной.

С.-П.-бург

1916 г. Апрель.

Черный дом*

Черный дом

Камни Дома черны, черны.

Дом – громадный гроб.

На горах у моря Черный Дом.

В этом Доме много комнат –

Там все мертво, мертво!

Душно, жутко там…

Ночью бродит кто-то.

Кто-то плачет ночью.

Кто? – не знают.

Кто услышит плач печальный, –

Тот забудет смех, улыбку;

Будет вечно одиноким.

Не найдет – умрет он страшной смертью.

Он войдет в бессмертный круг: –

Станет вечным черным камнем Дома.

Усть-Нарова (Гунгенбург)

11 сентябрь, 1916 год.

Бледный

Море… Бледный бродит ночью.

Волны плещутся у ног.

Бледный плачет. Ищет что-то.

Вдруг смеется. Вдруг кричит.

Смотрит… Видит… – Что? Песок?

Нет, – вокруг тоска, тоска!

Лик ее мелькает всюду: –

Странный, бледный, точно лунный.

Взор ее блуждает:

Сиротливый взор, пытливый

И печальный, и печальный!

Бледный плачет безысходно.

В лоно – к волнам клонит

Жутко! – Жалко жизни!

Смутно мысли меркнут – В сон!

Усть-Нарова

Сентябрь 1916 год.

Бал в черном доме

Бледнозеленые, в траурном скрытые,

       пляшут в потемках.

 Зубы сверкают!.. Блестки в глазах!..

Пляшут без шума в смерть-тишине.

  Только горбатый, изредка вскрикнет:

        – «Ворон ворвется!»

        «Гроб оборвется!»

Гроб над горбатым,

 как колыбель,

  мерно качается.

Бледно-зеленые кружатся, кружатся…

 Гроб обегают, –

  гроб их пугает.

Душно…

 Угарно…

  Угарно…

   Угарно!!!

Ветер горячий от пар пробегающих…

Скоро воскреснет Солнце над Домом:

  В щели вбираются черные нити, –

   Ночь собирается,

    прячется,

     корчится в Доме громадном.

Бледно-зеленые силятся слиться с ночью угарной.

  Ворон ворвался.

   Гроб оборвался.

Горбатый врывается в землю – делать весну.

 Скоро фиалки,

   С улыбкой лиловой,

    Зажмурясь игриво,

     Потянутся к Солнцу.

Усть-Нарова

Октябрь 1916

Дар мака

Таял воск. Огни струились ввысь.

Купол мглу стерег, сбирал оттенки.

Тени, блики обегали стенки.

На кресте дрожал в ознобе сыч.

Я лежал. Качалась колыбель.

Кто-то мысль баюкал монотонно.

Ветра жуткий шум носился сонно.

Где-то с ржавым скрипом билась дверь.

Тихо грызла мышь ребро в боку: –

Там, где сердце смутно трепетало.

Капли крови крыли покрывало.

Я влагал в размер стиха мечту.

Жизнь по каплям убегала прочь.

Я лежал с закрытыми глазами, –

Все лицо укутав волосами, –

Сжав рукой сухой раскрытый рот.

Без конца качалась колыбель.

Все влекло в страну забвенья. –

Воск слезами капал на каменья.

Мышь в груди прогрызла к сердцу щель.

С.-П-бург

22 ноябрь 1915 г.

Сумерки

Сумерки тьмятся – темницы.

Тени крадутся гробами.

Кто-то хромой и горбатый

В сумерках томных томится.

С.-П.-бург.

1916 г. Январь.

Ночью

Я взглянул в окно – увидеть мглу.

Ночь сочилась черным, жутким сном.

Точно кто-то лил и лил смолу

И смола стекала за окном.

С.-П.-бург.

1916 г., 31 январь.

«В какую глубь сошли желаний трепетные сети?…»

В какую глубь сошли желаний трепетные сети?

Куда скользят забытых звуков вереницы?

Когда-то грудь дрожала жадно

И сердце ждало восхождений.

Но тщетно рвались миги огневые

К ночам неведомых пустынь…

Поблек кровавый диск.

На желтых ступенях дробится

  тусклый блик случайного луча.

Ах! Тень сотрет, смешает светлые узоры

И ночь совьет кошмарный плен.

Финляндия, Вильманстранд.

Воен. лагерь, 7 июль 1916 г.

Черный хрусталь*

Белая земля

Эпитафия самому себе

Есть Белая Земля, –

  Земля для бледных душ.

  Там саванная скорбь.

  Там траурная тишь.

Окаменелая весна

  Стоит на той Земле.

  Печать ее недвижна

  На черных лепестках.

Лишь черные цветы

  Однажды расцвели,

  Как каменные сны,

  На саванной земле.

Бесшумно только души

  Порхают в белизне.

  Движенье – суета

  Земли иной – угарно-черной –

  Проклятье бледных душ.

С.-П.-бург.

1 мая 1917 год.

У гроба

(Отрывок)

Один глаз приоткрытый –

С разлившимся зрачком;

Другой задернут веком

И сдавлен пятаком.

Высокий нос с горбинкой,

С заостренным концом.

Задернут лоб открытый

Бумажным ободком.

За рамкой губ засохших

Концы зубов белеют…

. . . . . . . . . .

Мой лик

Я люблю Четверг

И люблю я сумерки.

Я в томленьи смутном

Ожидаю Марта.

В монастыре

В темное одетые,

Молчаливые стоят.

Тайною задетые,

Тайну трепетно таят.

  Ночь бежит туманная

  И скользит за нею день…

  Тайна долгожданная,

  Сердце тихое задень!

Москва, Страстной монастырь.

1915 год.

В вечерний час

Сумерки шепчут устами усталыми:

  – Люди войдите в обитель!..

Белые голые древние стены,

  Между березами дремлют.

Люди проходят панелями темными,

  Крестятся, шляп не скидая.

Точно торопятся толпы людей

  Прочь от порочных порогов.

С.-П.-бург.

1916 г.

Смерть

Кто-то трепетно тронул струну –

Проронил тихий шум в тишину.

  Отошел, сел в углу.

  Устремил взор во мглу…

Нервно встал и лампадку зажег.

В полумгле виден желтый божок.

  Тускло щупает свет.

  Мглы испуганный стад.

На стене светотеней борьба…

…Сталь коснулась горячего лба.

  Передернулась бровь…

  Показалася кровь.

Кто-то сбросил вмиг жизнь навсегда.

Не очнется от сна никогда.

Москва

1915 г.

С мансарды

В тумане темный храм

И светлый снег в тумане.

Невидных улиц гам.

Тревожит рой желаний.

С.-П.-бург.

1916 год.

Миг

Со рваных струн

Я стронул пыль.

И странный стон

Встревожил боль.

Москва.

Декабрь 1915 г.

Та

  Она отражена

В стекле вагонного окна.

  Вдруг встретились глаза, –

Где световая полоса.

  Я улыбнулся ей.

В ответ – морщинка меж бровей.

  Усмешка на губах,

Как у покойников в гробах.

С.-П.-бург.

1916 г. 28 марта.

Вчера

Я один. Я один… Одиноко.

Темен день, томно тень за окном.

Темный день – монотонный канон.

Я замолк. Я молчу…

А вчера я был так шаловлив!

Я вчера прокричал сердцу клич.

Ах, вчера!.. Нет «вчера»!.. Вечерело.

Скорбен был траур мглистых кудрей,

А румянец так радостно рдел.

Я горел. Я сгорал… Догадалась. –

Чаровала горячая власть –

И в томлении сняла атлас.

И желанная – жарко отдалась.

С.-П.-бург.

1916 г. 11 январь.

Сосна*

Посв. Сабуро Симано

У замерзшего окна

Дремлет дряхлая сосна.

Ветер сносит с веток снег.

Бредит дерево во сне.

Льется тусклый свет луны.

На тропинке тень сосны

Чуть заметная видна.

Бредит дряхлая сосна.

С.-П.бург.

1916 г.

На часах

Ржавчина, мох и прогнившие ставни,

Бледные стебли под бревнами, гриб.

Медленно двигаюсь тихий, усталый,

Точно под тяжестью вечных вериг.

Сдавлено юное, алое сердце…

Ржавая, темная, древняя дверь…

Кем-то затерянный простенький перстень

Вдавлен в прогнивший, обугленный пень.

Финляндия, Вильманстранд.

Воен. лагерь. 16 июнь 1916 год.

«В моей пустыне мак зацвел…»

Серафиме – Черному Хрусталю

В моей пустыне мак зацвел.

О, чудо славное:

  Я снова явь приял!

В зиме под снегом клад

  нежданно засиял…

Сияй, ликуй! – К тебе пришел.

Твой знак вдруг сердце пробудил.

Я днесь восторг воспел!

  Я тих и ясен я.

Улыбку вновь обрел.

  Грудь счастьем осеня,

От сна меня в явь уведи.

Г. Нарва

9-ой гор. лазарет

2 декабря 1916 года.

Паук

Где мелькали и гасли надежды огни:

Где блуждали, терялись, как призраки дни;

Где воздвигнули миги чертоги мечты;

Где пылали, как пламень, желаний цветы; –

Там паук с очертаньем креста на спине

Паутину плетет в гробовой тишине.

Скроет все под гнетущим узором гнезда

Этот серый забвенья паук навсегда.

С.-П.-Бург.

8 декабря 1915 года.

Русь – кровь моя!*

(1918)
От автора

В эту книгу вошли стихотворения, созданные в угарные годы войны и в Святые Дни Революции.

Стихотворения эти весьма незакончены, некоторые – грубо отрывочны, но я не хотел работать над ними, ибо –

«Померкло Солнце днесь!

И слову не сиять!» –

ибо нет Форм и Слова неизжитому, текущему.

Все же, выпускаю эту книгу ради безграничной веры своей в Русь,

ради Слова Востока,

ради смутного Духа грядущего.

Токио. Март. 1918 год.

«Россия – смутная страна…»*

Россия – смутная страна, –

Я твой избранник ясный!

Во мне отражена

Ты – рдяная, как праздник.

27 янв. ст/ст 1918 г.

Хай-шин-вей.

Вещий знак

1914 год. Осень.

Владивосток.

Призрак смерти, призрак красный

  Заревом пожара,

  Вкруг земного шара,

Загорелся страшный, властный.

Сколько смерть творений Бога

  Мертвою тропою

  Унесет собою, –

Смерть – безвестная дорога?!.

Может быть, кошмар развала, –

  Смерти смех костлявый, –

  Призыв величавый

К жизни нового начала?

Может быть, знак искупленья –

  Этот призрак красный?.. –

  В век больной, ненастный,

Знак святого обновленья?

…Солнце жизни засверкает

  После красной бури!..

  …Вещий знак в лазури

Яркой радугой сверкает.

«В год великих испытаний…»

1914 год. Осень.

Ввосток.

В год великих испытаний,

Разрушений, созиданий

Больше бодрости, дерзаний!

В чадно-красной непогоде

Пробуждается в народе

Воля рдяная к свободе!

Ярче, ярче блещут дали!

В год страданий, год печали –

Ярче, ярче блещут дали!

«Родная мать…»*

22 Июль ст/ст 1917 год

Владивосток

Дом на Абрекской

Сольвейг Сос.

Е+

Шеревки Эф.

Родная мать,

твой сын – милльоноликий, –

твой смутный, пьяный сын, –

приявший волю и пути

к Культуре, Равенству и Братству

Тебя в Голгофу превратил!

Вчерашний раб,

принять не знающий Дары, –

ослеп ты, в солнце заглянув?

Родная мать,

твой дерзкий сын

возносит крест –

распять тебя

позорным рабством!

«Христос, взгляни с высей Божественных Своих…»

22 Июль ст/ст 1917 год.

Христос, взгляни с высей Божественных Своих

  на черный шар – угарный мир!

Рассей кровавый пар

Лучистым взглядом кротких глаз.

Христос, распятый здесь, –

  Прости мне, человеку! –

  Я безысходно – человек!!! –

Многомилльонный человек,

Дерзнувший Космос взять на горб, –

Коленопреклоненный,

  я землю обниму,

  слезой червя вспою

 и кровью утолю поля –

  расти цветам,

  взойти травам.

Благослови, Христос!

  Благослови!

Утешь вселенской смертью!

  Убей всю тварь!

    Прости – убей!

«Кошмар!..»

24 август ст/ст. 1917 год

Ввосток. Дом на Абрекской

Кошмар!

 Паук-позор плетет свой саван-жуть, –

  сплетает путы паутин, –

 невежество сползло и давит Явь.

Твои сыны, Страна, тебя пятнят!

Позорно кровь, тела-поля навозят и добрят.

  Не хлеб родится на полях, –

  Не рожь любует взгляд, –

Нет!

 – Человеку человек дарует Смерть,

 Творя позор, беды и боль!..

«Великий миг!..»*

24 август ст/ст. 1917 год

Хай-шин-вей

Дом на Абрекской

Багровый лик – О.

Великий миг! –

    Постиг:

Россия – Родина моя восстанет вновь, чтоб воссиять!

Распялица-Россия искупит грех кровавый.

    За мир – одна!

    За мир – одна!

   Россия – впереди!

   Россия – небеса!.. –

  Вселенной – небеса!

«Уводит Смерть милльонами рабов…»

24 октябрь 1917 год

Уводит Смерть милльонами рабов –

  Земля вбирает мертвецов.

  Стекает кровь из ран бессчетных…

Всосался в злой и дряхлый мир –

  Чудовищный вампир…

    – На пир! На пир!..

И змеи ветра вьются на полях…

  Разбухла черная земля!

    Со всех концов, –

    Почуя мертвецов, –

    Спешат прожорливые черви!

И ворон, крылья распустив,

Поля тенями заслонил!

Шакалы Африки сухой

Европе шлют привет –

    голодный вой…

    – На пир!.. На пир!..

Заката кровь страшит людей

От крови звезды потускнели.

Цветы в полях зловеще заалели

И шепот листьев стал мрачней.

   И благовест церквей

   Врывается в сердца,

   Как призрак мертвеца,

   Безумство зарождая!..

– Проклятый мир! –

   Смеется жизнь!

   Хохочет смерть!

Змеится у младенца на устах

   Улыбка суеты сует!

Хокку (хайкай)

26 октябрь ст/ст. 1917 год

Хай-шин-вей

Отчий дом на Абрекской

Багровый лик. О. Ка-хе-ме.

  Темные лики –

За стеклами мелькают

  Мглистые блики.

«Где-то рыдают жестоко…»

18 январь ст/ст. 1918 год

Ввосток. Д. на Абрек.

Сольвейг Сос.

Где-то рыдают жестоко

В жуть мою черные кошки…

Может – за мглою окошка

Скрежет зубовный Востока?!

«Душные души, восстаньте!!..»

3 февраль ст/ст 1918 г.

Хай-шин-вей. Горы

У Серафимы – Черного Хрусталя.

Сольвейг Сос.

Душные души, восстаньте!!

Восстаньте, Востока слепцы!

Фаин*

Венедикт Март, Гавриил Эльф
(1919)

9 н/ст. Январь 1919 год

Х.-Ш.-В. Горы.

У Серафиму Чер. Хр.

Б. 3. et Опий.

Эти черные ступени

Шаткой лестница пройду.

И мечта опять отменит, –

То что вырвано в бреду.

Петербург 1917 год

…А, рядом Джига

Ступает нежно-нежно по панели.

Его ботинки побледнели

От вездесущей суеты…

1918 год 8 н./ст. Февраль

Х.-Ш.-В. Вершины

Белая Земля.

Изподугольным подглядчикам.

…Здесь вы не причем! Здесь – Чрезвычайный Фантаст из недр вершинных творит вам яд и боль! Вы расплещете сердца Ваши, Вы мозг Ваш скомкаете, сплюсните под лоб… Вы замигаете веками и расплещете глаза Ваши.

Зоконным слизням.

…Вы видите? он под лампой. Залит светом щедро. Смачно?

Слюни у Вас?? Нет из губ сочится смердящий гной! Сердца Ваши потеют и пухнут! Вы дерзнули выследить Чрезвычайного, рабски затаясь во мгле заоконной!..

…Вы в щели втиснули взгляды чадно-прожорливых глаз.

В стекла из мглы щупают глаза ваши мигающие жадно!

Вы корчитесь скрюченно во мглу, если я подниму глаза свои и скользнет во мглу мой взгляд сияльный…

…Высматриватели! Подглядчики! Слизни! Взгляды глаз ваших втисните в щели. Просочите глаза ваши в стекла! из углов пожирайте смутного меня! Я светом обманут, предан! Вы во мгле черны, как мозг ваш липкий и смрадный.

Венедикт Март

К тебе и от него

Сквозь Слово: в иглиное ушко слова подсмотренные верблюды: пасущиеся в пустынях мозга-мысли.

Будьте оазисами! – Тогда нагнутся жаждующие верблюды мои к вашим зеркалам – глотнуть и отразится.

Читатель Марта тот, –

  Кто в этих буквах видеть жаждет. –

К нему костями букв до сердца достучусь!

Он пастырь на моих полях бумажных. –

Он отличит в стадах чернильных слов –

  И скорби белизну,

  И алость сердца,

  Боль запекшую в строках.

Он отличит сияние вершин,

  Достигших с бездн мозга

  До звуков слов туманных…

Читатель Марта знает тщету букв и слова суету.

Читатель мой, как я, минует

  строки слов и очертанья форм,

Вернется прочь к себе,

  еще без слов, – не сказанному в явь. –

Блуждающим огнем из книжного болота

  Я вымелькну в него

Безмолвный Март вдруг смутным дном из книги содрогнется!

А вы, – которые случайны –

  Вам книгу резать не зачем!

Во-истинну солгу:

  – Есть яд в словах иных –

  Опасный недостойным.

…Дерзай, случайный! –

Захлопни книгу Марта и откинь!..

И сам откинься прочь –

К доступному: – к себе.

18 Январь ст./ст. 1918 год.

Х.-Ш.-В.-Дом на Абрек. с

Сольвейг Сос.

Только-Тебе

– Теперь одни…

И если он со злости не захлопнул.

И если взор и здесь остался – щупать –

            Пусть!..

Пусть пузыри утопленник

Со дна пробулькает на-верх –

А на поверхности они от отраженья лопнут

  – Им отраженье не достойно, не по силам!.

  – Теперь – одни! –

Теперь возможно все.

Все

  – Заткни глаза!

  – Зажмурь мозги! –

  – Ни зги

Читатель, будь промежуточный любезно. –

  Чернила льются здесь

  И расточается тоска манерная трагично!

  Я так один! – Не знаю и антракта!..

  Пожалей… Мне холодно… (Слеза).

Уютно вам, закрытым в скобки суеты!

А разве скобки есть Творцу, таланту-мне?!

– Я уязвлен творить!

Встревожен мозг мой жутко: –

Оформить вам в словах доступные тревоги.

Я ваш слуга, портной: –

Одежды лью я нитью нервов

Вашим голым недогадкам! –

Ущербный я! Ходатай рода я!

  Но ты, читатель, хочешь – улыбнись

  Мои упреки «Вам», но не тебе.

  Абстрактно я!.. Забылся в суете…

  Ах! Слишком много слов толпятся и звенят

  А я один… (Совсем один)

Перо не сохнет у чернил . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

Поверь чернильнице –

  Как я ей лгать могу, –

  Тогда, приват-читателем

  Назначен будешь щедро и светло!

  – Замет:

    Глава зовется «Все». . . . .

. . . . . . . . . . . . . . .

Открытая Форточка

Этот цикл посв. Кьяну. – инструктору моей гениальности.

26 Январь ст./ст. 1918 год:

Х.-Ш.-В. Комн. Кьяна.

Сольвейг Сос.

I. Кьян (Формулы-Улыбки)

Кьян – У пирамиды в сумерках шумящий самовар.

Кьян – §§§ и безумье шопотом.

Кьян – Подкованный тигр, поджидающий добычу у мраморной лестницы кафе.

Кьян – Евангелие в переплете из человечьей кожи –

(Кожи приват-доцента С.-П.-Б. У-та). –

Январь 1918 год.

Х.-Ш.-В. Комн. Кьяна

Сольвейг. Сос.

II. Кьян молится на зеркало. Пипачет. Слезами. моет без конца зеркало и припевает:

– Вот перед зеркалом.

Чище Христа мое зеркало!

Ярче, чем Солнце!

Ясней человека!

Светлей высоты!..

 – Зеркало верное,

 Образ нетленный,

Ты только ложь отражаешь бездушно и верно! –

Все остальное в чаду суетной, в духоте!

18 Январь ст./ст. 1918 год.

Х.-Ш.-В. Дом на Абрек.

Сольвейг Сос.

III

Маститый плут, –

Который пудрится украдкой.

Из-под угла,

Который крестится с оглядкой.

Причем, взамен молитв, размеренно крестясь,

Который шепчет строки из сонета.

Рассеянный – манерно, он, иногда

Со лба на грудь персты сведет и там застрянет:

– Ах, галстух развязался!.

А через час, в кафе припомнит – осенить

И даже – осенит, (попутно пыль стряхнет)..

– Такой кощун! – Не даром, что он Кьян…

Опрятно прочитал он логику когда-то

И аккуратно позабыл,

За то так помнит он обложку, заголовки.

А впрочем, сам такую-б написал…

Он в логику влюблен,

За то, что так она далека от него,

За то, что вовсе не нужна, и так закончено мертва

И всем сует ее любезно и надменно…

…Воротничок, манжеты, – все крахмальное,

Студенческая куртка, пробор отчетливый волос –

Неисчислимое его!.. –

Он постоянно аккуратен.

В карманчике жилета

Он носит грамм безумья в порошке –

– Блестящий кокаин!..

18 Январь ст./ст.

IV

Студент бессовестный –

О, неожданный Кьян!

V

Мы забыли!

Знали где-то.

VI

Студентом быть для формы –

(Всему есть нормы) но пудра?!?

Другой пушистый порошок?!

Но сердце – перешел!

18 Январь ст./ст. 1918 год.

Х.-Ш.-В. Комн. Кьяна

Сольвейг Сос.

VII. Комната Кьяна
(Если во сне.)

К его угрюмой комнате

Дверей не всем найти.

Во сне он – со знакомыми…

В углу – икона-зеркало.

Он светлый, четкий, –

Я чужд, незвано-робок там.

Он строго-величавый, –

Мне скользко-хрупко восходить.

VIII

…Освещать неумество Углы из Углов!.

18 Январь ст./ст. 1918 год.

Х.-Ш.-В. Комн. Кьян.

Сольвейг Сос.

IX. Сердце без вуалетки

На память колоду карт игральных перетасованных безпалым сердцем,

…Вы не взглянули даже в зеркало дверей –

Вы их прошли, порог душой стенив…

И след оставить не успели,

И, хлопнув дверью, тень не прищимили,

А только воздух растрясли, пристукнув за собой.

…И сердце Марта не моргнуло,

А только-замерло, вздохнув обидой подоспелой.

Вы в сердце Марта прогулялись, высматривая в нем – монокль морщинами держа, –

Нестронутую боль.

И вы изящно там распахивали боль.

Послушной тростью (вам).

25 Январь н./ст. 1918 год.

Х.-Ш.-В. Комн. Кьяна

Сольвейг Сос.

X

– Уроды!

И я средь таких…

Мы горбом простерлись!

Мы сердцем иссякли!

Наш мозг исчервлен!

Мы взяли соломенку – грани защиту…

Схватились, чтоб с бездны швырять пузыри

На вершины – поверхность людей суетных.

25 Январь н./ст. 1918 год.

Х.-Ш.-В. Комн. Кьяна

Сольвейг Сос.

XI. Вместо звезд

В сумерках чудо – В сумерках смутных!

Да, рдянное чудо! Чудовище-чудо!

  Зашло за горами обычно –

  Ушло ежедневное солнце –

  Заря завершилась…

И сумерки робко вошли.

  И вдруг вместо звезд…

Из небес вместо звезд

Зашагали к земле торопливо милльонами Кьяны –

  И зябки и дремны! –

Да, вместо звезд по паркетам небес –

  Деловитые Кьяны: –

  И звезды, созвездья и млечный каскад!

И Кьяны бродили, как рой муравьев суетливо надменны

  И Кьянов – их бездна! –

Мирьяды Сутулых!!! Каскад Уязвленных!!!

Простор окрылял, зазывал – покорить!

  И улыбками щедрыми Кьяны

  И спорили, бредили, лгали…

И Кьяны на цыпочках мчались к земле от небес…

На земле там дворцы – там чертоги – их храмы:

  Аптеки – цветут на земле!!!

Расцветают аптеки в гнилых городах у людей суетных

Храм аптека, – оазис на дряхлой земле

И в хвосты на земле прилетелые –

Стройно, покорно сбираются – ждать.

Их купцы и приказчики –

Геньи, таланты, фантасты – творцы –

Выдают покупателям граммы мечты,

  Полуграммы экстаза в таблетках,

  Безумья по каплям,

  Забвенья по ложечке после еды!..

По рецептам иным.

  Отпускает провизор – маэстро мудрейший

  Отличную мазь – выводить красноту

  Из сердец краснощеких!

(И всякие пятна, веснушки цветных вычувствлений, –

  Как: совесть, обида, тоска, огорченье

  И прочая вся шелуха).

И маэстро избранный дает по рецепту

Глоток суеты человечьей –

Земной… до могилы – земной!

И глоток запивают те Кьяны

Лишь свежим мозгом

Из стакана соседа…

  Живут, как и все!

(А рецепт – на ушко, – иногда у таких

  И фальшивый, поддельный!)ч

      – ХЕ! ХЕ! и живут!

– … Эй, Алло!

  Начинается жизнь! – Не мешать!

Воротник № 3 – ваша жизнь! –

Ею шея –

На целых 4 просторней!

3 Февраль ст/ст 1918 год.

Х.-Ш.-В. У Серафимы Чер. Хр,

Горы. Белая Земля.

XII. Кьян на извозчике.

Кьян:

– Вези скорей, – на чай еще прибавлю…

Я очень тороплюсь

Я даже опоздал… но все-таки спешу

Извозчик:

Вы, барин, даже побледнели;

У вас глаза горят, как у больных!

Вы, барин, видно, простудились?!

Кьян:

Вчера с досады заболел:

Какой-то идиот сказал:

«У вас здоровый вид»,

«А вы считаетесь больным!»

Извозчик:

Смотрите все проходят по асфальту

И не походят на больных…

А вы такой приличный и вздумали хворать!

Кьян:

Извозчик, ты не знаешь, – не поймешь!

Я вовсе не шутя – я добросовестно больной!

Но, Боже! Доктора! К чему они?!

Больным, – как я, – напрасны доктора! –

Им нужен верный пациент, доверчивый дурак…

Послушай… ты… извозчик… я у тебя на экипаже и значит – гость!

Послушай, – был сквозняк: открыта форточка,

А против – сердце приоткрыто!..

И я простые: распухло сердце и болит.

Но я не слег, а, видишь, – продолжаю…

И, даже, тороплюсь куда-то опоздать!.

Извозчик:

Вы опробуйте слегка смочить гусиным салом,

А ночью чай кирпичный с спиртом

Кьян:

Боже! Боже!.. Перестань! –

Советы надоели и вовсе ни к чему!

Я сердце срежу прочь!.. Без докторов и вас…

Извозчик:

Барин, что вы?! Разве можно?!

Ведь, сердце каждому нужно…

Без сердца не прилишно! – и даже невозможно, тогда и чувствие умрет!

(А нешто чувствие заменишь?! За тышичу не купишь).

Кьян:

Извозчику, пожалуй да: – без сердца трудно на козлах…

Но мне! – и с сердцем чувство я забыл!

Я только мозг свой обожаю, считаюсь только с ним

Но мозг без сердца обойдется!..

Извозчик, нужно так!

Извозчик.

А как-же, барин, сердце, значит, зря?!

Так значит с ем тяжелче жить?!

Жена моя не дала б срезать ни за что!!!

Кьян:

А ты бы ей его раскрасил и отдал… Картиночку вклеил…

…Извозчик, стой!.. Мы едем где?! Завез, слепой!!

Извозчик.

Я, барин, заболтался… А впрочем пусть завез!

– Я вовсе не извозчик: – Я пассажир, как ты…

Я больше пассажир, – но и извозчик твой

Кьян:

Теперь понятно Все!.. Я опоздал не сам…

Извозчик заговорщик.

Он увезет меня от жизни прочь!.. Я вовсе недоеду!..

…Но лошади, как все! –

Всегда послушны, хмуры, слеповаты!

Извозчик ловкий плут!

Но я не знал.

Что седоком бывает быть опасно…

Май 1917 год.

С.-П.-Б. Крест. Остр.

Сольвейг Сос.

«Посети меня, больной!..»

Посети меня, больной! – Запеклися губы…

Ты отравлен! Я – отравам яд!

Посети меня, больной!

. . . . . . . . . . . . . . .

Жутко близко быть двоим из бездны

Рядом встать, – не видеть – мгла, – щупать жадно.

Апрель 1917 год.

С.-П.-Б. Коми. Кьяна

Сольвейг Сос;

Сон*

Ласковому моему мальчичку Шурочке Левитану.

Ночью этой мухи липли к сердцу.

Ах, они не знают жалить – нудны!..

Мухи заспано и вяло сердце облепили.

Недовольны качкой судорг – ропотали…

Но, ведь сердце – не панель!..

Как докучно! Как дождливо!

– А и что!! – Уйди, проститутка-сердце

Ты всегда открыто! Ты всегда – доступно –

Кто желает – уязвит.

19 май 1917 год.

С.-П.-Б. Крест Остр.

Сольвейг Сос.

«И снова – в круг! – Вошел как Здесь…»

И снова – в круг! – Вошел как Здесь.

И грусть – в тени. А сны, как явь…

Который я, среди зеркал?

Улыбка-боль – в словах моих..

1918 г.

X.Ш. В. Комн Кьяна

Б. 3.

«Кто в щель прищурил глаз…»

Кто в щель прищурил глаз –

Протиснул в щель пытливый взор?

Кто смотрит к нам из за угла. –

Чей хищный там дозор?!

Зрачок наводит в щель

И остро ждет…

…За щель вбирает тот

Незванный гость из-вне

А мы не знали ничего,

И даже сердце приоткрыли из груди

25 Январь 1918 год.

X.Ш. В. Комн. Кьяна

Сольвейг Сос,

«Сердце раненое – ранено!..»*

Александру Д.

Сердце раненое – ранено!

Лик Чрезвычайного – всех: на экране –

В саванах бледных полотн

Гордый восстал из болот.

Все вы неверные – все!

Я на кресте не висел…

Не куда палец вложить…

Я Чрезвычайный во лжи.

Сердцем своим не истек –

Отдан веригам еще.

Слов не свершен переход

Кара не скрыла грехов.

15 и/ст. Июнь 1918 г.

Х.-Ш.-В. Дом на Абрек.

Кошмары*

В ночах запутанных и чадных,

Всочась в дремотную мечту,

Дурмана тина безобразно –

Мохнато тянется в бреду.

И лепет липкий из болота

Мозга, где илистое дно, –

Приветит рдянного урода

И кличет в сердце, как в окно.

После Марта 1917 год.

С.-П.-Б. Пески

Сольвейг Сос.

«Пока чрез Тихий Океан…»

Иранцу из Тибета посвещаю.

  Пока чрез Тихий Океан

  Вы не построете мостов, –

  Пока число найдется ограничить измеренья –

  Наследье бреда Лобачевских. –

  Пока земля удержит горы книг –

  В веках накопленных вериг,

  Пока слепой кишкой не станет сердце –

  Пока извилины ваш мозг не исчервлят, –

– Вы распинать Христа

  Отброшены на землю!

В Распятьи ваша Суета

        И жизнь.

        И смерть…

  Земля-Голгофа.

7 н/ст. Август 1918 год

Г. Никольск-Уссурийск

№ 4 Гостин. «Россия»

Белая Земля.

Камень, женщина и падаль кошки, которая за форточкой гниет на подоконнике

Тебе Светлой Лепок посвящаю из своего исчадья

1

У заутрени светло причастница сердце свое

Под свечу восковую изгрудила вдруг.

И проплакала возле о смерти неясной

И скорбно-нежданной, как вдруг.

Но из слез ее нет возвеличенных новей!

От слез отвернулось рожденье – иного взамен.

По струне пробежала росинкой слеза

Пока вдруг – просочил ее пышный смычок

В свои пряди, как снег, белотонких волос…

Пока вдруг не заплакал смычок

По натянутым нервам-струнам.

И причастница ниц на колени на камни припала скорбеть…

За спиной в полумгле по струнам простиралась тоска.

И со звуками плыла и таяла в сердце и в сумерках – к мглам.

Простиралась тоска и тянула со струн нескончанную нить.

  В хороводы созвездий небес.

 Ах, и я за порогом! И я этих звуков участник.

След во мне провела нескончанная нить, протекая к далям.

 В моем сердце, как в озере ночью

 Пробегают огни отпрокинутых звезд.

По морщинистой глади, на сердце моем

Раздробились созвездья и блестки кокетливых звезд…

Я иду по гробницам – чрез мост моих слов –

Вам удариться в сердце! Стучать! И стучать!..

Достучаться, как Смерть..

2

– Заметили:

  Причастница хихикнула

  И слезы на паркет

  Стряхнула от ресниц…

Смычок-паук из звуков заузорил окрестные сердца. –

И липнут паутины по дрогнувшим сердцам.

И скачет, скачет сердце под рубашкой!..

Вокруг столбятся чувства роем суетливым

И жалят быстрые глаза…

  На ребра налетают

  И звонких брызг рассыпанные боли

  За эхом гонятся – к мозгу!..

Ах, мысль-ненастница угрюмится в тенях: –

Она, как муха в паутине, сонливо утомилась! –

В зигзагах паутины, как вкопанная боль стоит и выжидает..

            …Ах!

  Вкруг зной в обломках рыщет и сжигает!..

Мой мозг, вы знаете, – он весь во мху, как камень изнуренный.

А там внизу – под ним к пескам ласкается волна

Титана-океана – титана суеты!..

…Струна втянулась, вделась в щель иглы

    Моей змеящейся тоски!

  И в мозг иглу вонзили трепетные бреды

  И в нем узорят по извивам!..

  Заметьте:

    Как хихикнула она

    И все не может встать с колен

    И выпрямить глаза!

Глаза, как в тине липкой, туманятся в тоске…

А я, – смычка участник, – за порогом

Пришел на кошкину кончину –

На белые поминки…

Я падаль кошкину принес –

Она живой еще

Так скорбно мне

Мяукала про тьму

И вызывала выколоть глаза и свету и свои…

  – О, кошка, ты усопшая, –

          А я?!!

7 н./ст. Август 1918 год

Г. Никольск-Уссурийск

№ 4 Гостин. «Россия»

Белая Земля

Что можно? Когда? Кому? Как?

Можно если можешь! – Ха! Ха! – Всем. Просто.

Можно если смеешь! – Почти что. «Которым». Прохладно.

Можно если презираешь! Так себе. Не всякому. Слякоть.

Можно если невозможное! Хе! Хе!

И Еще:

– Если преступление, но не через себя. – Мне.

– Если приступление, но к себе. – Ехидным. Тускло.

– Если бессовестно чист. – Идиотам, – Эфирный чад.

– Если бездушно безвопросен. – Талантам. *)

*) Исключение из всего: одно нельзя – лгать самому себе. Ибо это будет ложь лжи. 2 минуса скрестятся в гримасу плюса. (Сие прим. для непонимания).

P. S. Итого: можно если можешь минус (ноль) о:

– можно если без «Если» (Хи! Хи! Хем!)

Джига.

Гавриил Эльф

Черные восторги

«Мы гномы, мы гномы…»

Мы гномы, мы гномы –

 Мы носимся в жизни.

Мы ветром несомы, несомы.

 Там где-то журчат укоризны

Кого-то любили, о чем-то мечтали

 Призывность мелькала вдали

Нас дни через годы промчали

 И в памяти бледной легли.

На чем-то остались, опять вырывались

 Куда-то желанья влекли…

Кому-то порывистым сердцем отдались

 От друга какого-то гордо ушли…

Несемся же гномы, сквозь строй нашей жизни

 Резвее развеем наш прах

Пока мы, пока маяка не достигнем –

 Пока не закроют в гробах

Декабрь 1918 года

«Настанет миг и никаким наркозам…»

Настанет миг и никаким наркозам

Не затянуть нам бездну пустоты

Не станет сил отдаться позам

Не в силах выдумать мечты.

Мы не найдем росинки слез,

Чтоб прорыдатся в серый мир. –

И морфий дерзостный наркоз

Не оживит умерших лир.

Как безотрадный паладин, –

Не воскресим своей мечты,

Вдохнув сияльный кокаин.

На помощь кликнув все ады.

Настанет миг и царство грез

С душа поэта отпорхнет

И опий экзотический наркоз

Мечты погибшей не вернет.

О страшный час! Весь мир

Закрыт в бесцветной нудной пыли –

И даже царственный эфир

Не даст почувствовать в могиле.

1918 год

«Если бы ты не кусок мяса была!..»

Если бы ты не кусок мяса была!

Если б душа твоя струны вмещала,

В которых бы нежно поэта легла

Рука и на них задрожала.

Если бы ты не кусок мяса была!

Если б глаза твои искрами грезы зажглись

Если б душу свою ты мечте отдала.

Руки твои если в тайну впились, –

Если б понять ты поэта могла

Если бы ты не кусок мяса была!

Если б в узорах цветистой душа

Отзывные струны нашли, –

Я бы от счастья тебя задушил

Ты от меня никогда б не ушла

Если бы ты не кусок мяса была!!!

Декабрь 1918.

«Поэты, мы в небо бросаем цветы…»

Поэты, мы в небо бросаем цветы

И землю в лучах убираем. –

Капризные дети царевны-мечты

Мы в грезах живем и легко умираем.

Ютимся в цветистых садах,

Темнеем в зияющих безднах

И наши суровы, но в неге уста.

Закованы в муках железных.

Гирлянды поэтов украсили землю

В лучистых сияльных мечтах.

Мы голосу тайного сладостно внемлем.

Но редкий из нас умирает в венках.

Октябрь 1918 год.

«Мы повстречались в жизни знаньях…»

Венедикту Марту

Мы повстречались в жизни знаньях –

Сдружились с братом среди океанов

Открылись в неожиданных признаньях

Зарылись в странные обманы.

Мы жили где-то в темных бездн,

Про тьму тех бездн мы позабыли

И нас держали в цепях железных –

В цепях гремящих мы одно изжили.

Но нам возможно в спрятанных исходах

Ворваться в тайные владенья сильных!..

Так последим же, брат, в восходах –

Довольно жить в мечтах могильных.

Федору Камышнику*

В душе твоей, огненно-синей и алой

В узорах цветистых зеркало спряталось

Я в нем подглядел отраженье усталое

Отраженье забытого и проклятого.

  Как я, ты потерян для многих, для многих

  О, как ты один и покинут!

  Позволь у святых поклониться порогов

  У порогов мучений раскинутых…

  Позволь мне тебя не покинуть.

В ущельях души твоей огненно-синей и алой.

Таится мечта – ненасытно уста ее

В лелеяньях и томленьях ненасытны уста ее

И дерзает мечтание в гореньях и таяньях…

Декабрь 1918 год.

Бессилье

Все тайны – случайны, случайности – тайны

Все – тайно и тайны таит:

Безумье – раздумье, в раздумьи – безумье.

И мозг, как завесой закрыт…

Закрыт и повит словно тучами небо

Где скрыт аромат благодатного хлеба,

Что истиной люди зовем мы,

К чему никогда не придем мы?..

Все – тайны и тайны, и тайны –

Намечены наши пути, иль случайны,

Кто из нас Авели, кто из нас – Каины,

Отчего мы закрыты, забыты, задавлены –

Если есть кто-нибудь – крошку истины дай нам!

В притонах*

В притонах у мрачных наркотиков странных.

Черные ночи темнеют, как в тинах затоны;

Изжитые души купались в седых океанах,

Где волны мгновенья-забвенья

Морфина чернейшего дара, –

Как в страшных наитьях Эдгара, –

Проносятся тьмы сатанинских томлений

И в чарах змеиных влечений

Метелятся тучи злых наслаждений…

  Нам сам Сатана, разжимая когтистые кисти

  Рассыпал греховные чары

Дары те так стары, так стары

Кромешную душу хаос они сладко терзают

Из мрачных ущелий души черный змей выползает

И бедных наркотиков жалит и давит

Гремящие кольца свои расправляя…

Но грешное тело людей наслаждает,

Змеенышей черненьких там насаждая…

  Змей страшен и черен и лезет проворен

  В душевные норы, в пещеры, где пляшут мегеры

  И тянет, и тянет из душ их туманы

  Колышатся в сладких качаниях раны

  И стелят туманы, туманы…

Декбрь.

1918 год.

В вагоне

Сегодня я весь отравлен…

Зачем мое сердце так сдавлено?!.

  Ах, глаза ее мертвы, мертвы

  Ах, уста ее алы, алы…

Зачем мое сердце так стерто

Зачем мы безумно усталые

  Мы сидим друг против друга в вагоне

  Ее головка в черной шляпке томна

  Что мне слышится в колесных стонах

  Что плачут, рыдают о чем они?..

Ах, они плачут о невозвратной

О чем-то бледном, что было страстным

И мысль моя им вторит безучастно…

  Головка ее в черной шляпке томна.

  Леса, болота, горы видны из окна…

И старый вагон весь качается…

Наверно, она скоро отравится!..

  Ах, глаза ее мертвы, мертвы!..

  Ах, уста ее алы, алы!..

О, скоро ль дорога кончается,

Скоро ль сойдем у вакзала мы?!.

Декабрь.

1918 год.

Одни

Страшно быть одиноким во надо –

Того высшая мудрость желает

Пусть утонченность острого взгляда

Нашу жизнь до конца раздевает

  И в сверканьи горящих страстей

  Надо остав костлявый найти

  Равномерной машиною дней

  Разработать продукты-пути.

И хоть в пытке жестокой актера

Ничего кроме муки не будет

Но в мече утомленного взора

Ваша гордая мудрость пребудет.

  Страшно быть одиноким, но надо. –

  Того высшая мудрость желает…

  Пусть себя ожиревшее стадо

  Погремушкой грошовой венчает.

Ноября 1918 год.

Посв. Констан де Польнер*

…Я ничего не жду, – мне ничего не надо

Устало прохожу среди предметов и людей

Не нахожу врагов и не ищу друзей

И безучастного ничто не остановит взгляда

…Я ничего не жду, – мне нечего не надо…

 Часами долгими стою перед окном

. . . . . . . . . . . . . . .

И так весь день пройдет до сна

Когда я засыпаю – утомленный гном –

Для сновидений дремлющего взгляда

Я ничего не жду, – мне ничего не надо.

Январь 1919 год.

На балу

На балу, на балу на блестящем полу

Волны дам, море дам… трепет пар.

И шеи белеют и руки до муки томят

Улыбки пенеют и взгляды блестят.

А над всеми виясь утомительный вальс,

Чтоб душа отдалась, душа дамы зажглась. –

Этой леди осыпанной бисером.

Ее сердца огонь и за нею погонь,

Кавалеров блестящих бесчисленно.

Вальсу отдала власть – пепеляще зажглась.

Но я к ней подойду и взгляну на звезду.

И так гордо, как будто смеясь.

Я проникну сквозь мир ее глаз.

На балу, на балу на блестящем полу.

Волны дам, море дам – трепет пар.

И шеи белеют и руки до муки томят

Улыбки пенеют и взгляды блестят.

Здесь ни кто не один и никто не грустен!

Пролетел серпантин, разноцвет конфетти…

И шеи и руки танцующих пар.

На балу. На балу – на весёлом пиру.

В упоеньи пластических чар…

На балу, на балу, на звенящем балу.

Январь 1919 год.

Народу*

Что я скажу тебе, измученный народ

Какую лепту даст поэт

В клокочущий водоворот

Твоих страданий и побед

  Я только понял странного Уотта

  За что он Демос воспевал

  В могучих песнях «Пьяного илота»

  Провидец славный воссиял.

Поэты крикнут с вами: – Зори! Зори!

Откройте сладостный простор!

Разбейте и нарушьте приговоры

Тирана первого, занявшего престол…

Черная рать

Черному углю подобна душа

Где веры огонь не пылает

Где радость молитв не слышна

И силы небес прозябают

В них лед в этих душах

В них Злоба бессилья

И Бога законы нарушат

Когда расправляются крылья

И небо хотят заклевать

Где души своими усильями

И вот уж бесовская рать

Черными хлопает крыльями

И к небу хотят подступать

Вдруг одна обелится душа

И рать вся на землю летит

Пламем злобы дыша –

«Поэт, будь чист, как небеса…»

Поэт, будь чист, как небеса

Будь юн всегда, но молчалив.

На сердце ляжет пусть роса

Зарею упоенных нив…

Будь ласков как весенний лист

Поэт, будь чист!

Ты предназначен светлою рукой

Быть факелом во тьме народа

Из дара не твори игрушки роковой –

Дерзанье грубо и бесплодно –

От падших ангелов умчись –

Поэт, будь чист!

Будь чист, поэт… твой дар

Лучистым светом гордо запоет

Пусть очищающий пожар

В твоих стихах придет…

Перед сияльным небом преклонись. –

Поэт, будь чист!

А если ты прожег в огне страстей

– Наивность, сердце и святое –

Раскрой грехи души своей

Перед незнающей толпой

Поэт, будь чист…

Обновление

«Старые струны души…»

Старые струны души, –

Блужданье в тенистых аллеях.

Океаны клокочущей лжи, –

Тайны темнеются в кельях –

В душах отравленные зельем,

Истерзанных кровями ран.

Соблазном манящих ущелий

Тоской о сверканьи полян.

О звоне летящих ручьев

О веяньи радостных дев

И Бога и ангелов зов

Забыть бы мне тягостный гнев

В откровениях новых…

Я искал невозможных отрад

И летел к ним трепещущим телом,

Но застыл утомившийся взгляд

Святость души отлетела…

В черной и дерзкой пытливости

Металась угарно душа.

С ужимкой нелепой кичливости,

Черная женщина в сердце вошла

К груди прижимая цветы

Восточных таинственные маков

В букете дрожали листы

Наслаждения страшных подарков.

Черная женщина, прочь!

Я хочу серебристых аллей,

Я хочу, что б растаяла ночь –

Для лучистых и солнечных дней…

Я хочу Белого Лотоса –

Радости благостной жизни,

Сладко налившейся лозы!

Умрите мои укоризны,

Я послушался вас – и умрите.

Я взлечу из паденья усильями…

Белые птицы, спуститесь,

Вейте лучистыми крыльями.

Слова в Вышних… Гашиш*

Путался мозг. Я лежал

Безумье окутало мысль…

Бороздил непонятный кинжал

Мозг прорезая бесчисленно

Я лежал и читал «Отче наш…»

…Отче ваш… Отче наш

Слова в вышних… Гашиш!

«Гашиш… аш-шишш».

Были какие-то блестки,

Тина от смутных болот: –

Где-то под мыслями всплески: –

Что-то придет?!.

Ах зачем, ах, зачем

Неподвижен и нем

Я отравлен лежал

И сереце как жало

Ядами сжималось…

И не было тела

Весь мир я постиг и не знал

Рядом две мысли – горела и тлела

Бороздил ядоносный кинжал..

Мысль одна на одну… я умру

Ужас, ужас какой!!!

Я умру… но нельзя умереть: –

Смерти нет – только мысль

Только мысль и движенье –

Ломанье мысли бесчисленно…

…«Отче наш», отче ваш

Слово в вышних… гашиш –

«Гашиш… иш-ишиш».

…Изломаны синие линии

линии… инии… иней. нии…

Февраль 1919 год.

Откровение

Приличные и хорошо одетые.

Вас несколько, сидели в комнате.

В лиловом полусвете…

Припомните, припомните…

…Вы возглашали Маяковского

Играли в ум и мудрость

Удачными формулировками..

А я, – я видел вашу скудость.

Но я увидел больше – ваши лики

Отравленные и некрасивые.

Дрожали душа ваши дико

В порыве тягостно-трусливые

Вы дерзкие, вы – полубоги.

Свет потеряли навсегда..

У вас мозги дрожали, как и ноги

И гордость канула куда?!

Мой взгляд на ваших лицах

Нечеловеческих-сиреневых…

Хотели вы и не могли молиться

С дрожащими коленями

12 февраль,1919 год.

Три истины от Сенса

(Идилия Белого лотоса).

– Бессмертна душа и растет

И к самому небу приблизится

Тело и тлен наш умрет

До смерти же Дух не унизится.

Начало, дающее жизнь

В Нас и вне нас и во-век

И в мире – единой отчизне,

Где проживет человек, –

Всегда остается благим,

Нельзя его видеть и слышать.

. . . . . . . . . . . . . . .

Голос Бога услышан.

И каждый законы воздаст

Себе самому человек

Может и душу предать

Черному Духу во век.

Назначить по вере преграду, –

Иль кару призвать по грехам, –

Творец своей тьмы и отрады

Властитель над много – я сам.

10 февраль 1919 год.

Смерти и Жизни

Смерть, спустись мне с гордыми цветами

Спрячь скелет свой в белые шелка

Не клонись холодными зубами

И коса пусть не мелькает…

Обласкай меня высокой грезой

Будь нежна в последние мгновенья

Жизнь, не уходи с угрозой

А умри улыбками и пеньями

* * *

…Потеряны светы и кануло все

Утрачены чудные силы, –

А как оглянусь за плечо –

Могилы чернеют, могилы…

* * *

О, кто б мое сердце раздвинул –

Раскрыл бесконечным кольцом –

Принять все сиянья небес

И шопот истлевших могил

* * *

Мартелии*

Истории моей смерти
[1919]

27 ст. ст. Январь 1918 год.

Гнилой Угол

Хай-шин-вей

Комната Таланы Сольвейг

Сос

ВЕНЕДИКТ МАРТ

ЭДГАРУ ВЕНЕДИКТОВИЧУ

МАРТУ

моему первенцу покойному

сыну.

Жених черный

Я зимой на кладбище поймал Ворона.

Он прожил со мной до весны.

* * *

На исходе Марта я купил два обручальных кольца. –

Одно я привязал к крылу черному, – другое – проглотил – в сердце.

Я обручился с Вороном.

Скорбно поцеловал его мигающие глаза. И он отлетел от меня на исходе Марта.

* * *

…Солнце будет играть у крыла черного.

Луч солнца раздробится на золотом кольце…

И луна! и звезды!

Не тронут черви в сердце трупа кольца.

– Минуют черви.

Щель

Посвящаю Серафиме Захарьевне Лесохиной – жене моей.

27 ст. ст. Январь 1918 год.

Было так тесно, так тесно! Смерть приплюснула меня. Доски были ароматны… но так угрюмы, так строги! Было безысходно темно в гробу. И я стиснул веки до нервов.

И долго я тосковал в буднях зимы и смерти.

Весной приползли черви. Остановились в гробу.

Я был так рад, тронут визитом живых! Ведь я отвык от жизни!.. Последние гости, черви – они изласкали меня до костей.

…Толпы червей разнесли меня в Бессмертье!

И в смерти – щель!

Я скрылся в траве. – Прорвался травой…

– Знаете о чем шептали те травы! –

– «Подайте коровьи желудки – Март хочет снова к человеку!»…

Слезы черные

Драгоценному Николаю Варфоломееву.

27 ст. ст. Январь 1918 год.

Я растерзал ночь. Черные клочья я расшвырял по углам комнаты…

– Но за окном!!!: –

Она давилась в стекла!

Упорная мгла просочилась черной кровью в стекла!.. У подоконника – на полу запекалась. Черное пятно – лужа мглы!

Я смыл и это пятно: – Смыл лучами свечи. Поставил свечу на подоконник!

Язык желтый лизал фитиль и мглу заоконную.

Трепетали в углах скомканные клочья ночи.

Уязвленно и пытливо моргали углы комнаты…

Вдруг раскрылась дверь.

Вошла тусклая Пустыня…

Как шлейф шуршал песок у порога.

Пустыня раздвинула ребра мои и простерлась в сердце моем.

Как шлейф шуршало сердце в песках…

Я угорел Пустыней: –

– Все морщины тревожно собрались на лице моем. Глаза насторожились косо. Веками стряхнул слезы. Стиснул губы.

Зубами врезался в сердце!

* * *

– Довольно!!!: –

И я из флакона выплеснул чернила в лицо зеркала!

– Черный ответ.

* * *

– На, Зеркало… Возьми эти клочья и вытри черные слезы.

Стекало и запекалось.

Обряд на полуночи

Канеда-сану.

27 ст. ст. Январь 1918.

Звезды зябли на сучьях осенней мглы.

Продрогли звезды и мигали. –

Качались во мгле…

По земле – внизу шарил ветер в засохшем…

Камень скатился в откос и – как вкопанный, – стоит внизу. –

К нему подползают волны, омывают, причесывают его мох.

Камень не хочет ласки и в брызги дробит волны.

* * *

Какой-то человек прошелся по берегу…

Он стеком водит по волне, бороздит, – язвит ее…

Морщинится волна…

…Вдруг человек чиркнул спичку, взглянул на часы, надел монокль на левый глаз и пошел в море.

* * *

И – утонул в нем.

…Монокль скатился с его глаза.

Какая-то рыба клюнула часы и стала играть у лица его…

Визитку царапали крабы…

154

29 Января 1918 года.

Скорбь новоселья

Очерк чрезвычайного квартиранта

Варваре Статьевой.

Я вошел в новую комнату.

Серафима – жена моя, – сказала, – что ночь… темно.

Пусть так!..

Но ведь Март начинает ночью.

* * *

Новоселье справлю как-нибудь в сумерки: –

Жену отправлю в кинематограф и тихонько, втихомолку, справлю новоселье…

А если кто-нибудь войдет в те сумерки я крикну, сквозь зубы:

– «Крючок, мне помешали!»

– «Веревка, ты очень длинна!»

– «Петля, ты слишком послушна!»

Пришедшему суну руку и выжму улыбку:

«– Здравствуйте, почему вы вошли в сумерки?.. Разве так можно! – Надо вечером, когда зажигают лампы, когда ноги над полом… Давайте, впрочем, повесим на крючок веревку, просунем в петлю сумерки и чиркнем спичку…»

* * *

Когда он уйдет я буду читать хрестоматию какую-нибудь…читать… пока не заплачу… заплачу… заплачу, а, может быть, пойду в кафе или в церковь…

Или все-таки повешусь, несмотря на то что ночь.

Горбатый любовник

Глубоко-много-щедро любимому моему Шурочке Левитану.

Она жадно целовала его горб и рдяные ее волосы осыпались на его плечи и шею.

Он скорченно улыбался в подушку. Зажмурил глаза пристально и скорбно. А губы дрожали и сохли.

Она грудью льнула к его коленям и багровые волосы ее осыпали его ноги и живот.

Он улыбался и улыбка сводила лицо.

Она шептала бредно безумные слова ласкала чадно урода. Он моргал, четко вслушиваясь в бред ее.

Она отдалась ему…

…Он покинул ее пышное тело, насытившись… и горбом оттолкнул ее грудь.

Задремал усталый горбатый.

А она металась в желании… Прильнула к спящему.

Вздрогнул и снова горбом оттолкнул ее грудь.

Женщина слезами смочила его горб…

Вдруг вскочила; быстро оделась.

Накинула боа и подошла к спящему.

Нагнулась – поцеловать прощально любовника… Но вдруг вскочила и со злобой каблучком ударила его в горб.

«– Прощай!.. Я разлюбила ваш горб!.. Никогда больше не ласкать его… Пусть ваш горб лижет собака!!!»

– Горбатый натянул простыню на горб, сжал губы, заморгал и умер… причем съежился насквозь.

…Осенью черви дырявили его гроб. А на крест спадали рдяные, багровые листья клена.

Звезды и цифры

Эту Мартелию Валентине Михайловне Балицкой дарует Автор.

 Считайте звезды!

Если Вам больно, –

Если тебе одиноко, –

Забудься в звездах

И цифрах!

 Если вдруг,

Спадет звезда, –

Сердце вздрогнет –

И зрачки задрожат

– Не считайте, –

Пропустите падшую звезду!

 Когда устанете, –

задерните веки –

  усните!

 В снах нет

Звезд!

– В снах не нужны цифры!

 Там не одиноко:

– Всегда есть – Другой

 Там – боль –

из яви, от тела.

Изумрудные черви*

[1919]

…И ПРОКЛИНАЯ ТЕБЯ

СЛАВЛЮ ИМЯ ТВОЕ.

СЛОВО ВТОРОЕ
В омуте зеркал

29 Май ст./ст. 1917 год

С.-П.-Б. Крест. остров

Сольвейг Сос.

Венедикт Март.

Посвящение

Вам, – протекшим слепо, мириадами в млечном пути времени.

Вам, – опустошенным Гениями и червями.

Вам, – черепами Монбланы двигающим.

Вам, мертвецы, растлевающие землю.

Вам, дарующие весны, обреченным Вами на жизнь.

Вам, чрез червей уходящим в бессмертье.

Вам, в гробах суету позабывшим нас ради.

Вам, безгробный изгнанник, рожденный в могиле, из недр изринутый.

Вам прочь – в землю отошедшим,

     дарую, глухие,

      слова – изумрудные черви.

  Приявшие смерть, вы зловеще мертвы.

Удав, который обвился вокруг дерева, вдруг схватит тебя и придавит к стволу.

«Смерть»… и зевотой развлекаясь, ждешь.

«Нет», – заговорит удав: «я ужалю Тебя в бессмертье. Но ужалю твою душу. Она – отравленная сгниет и на гниющей запылают цветы; прах души Твоей удобрит цветы – цветы венчальные таланта.

– В знойные дни, когда солнце расплавит твои будни и будет нещадно палить, Ты щедро поливай цветы из рубиновых чаш сердца. Поливай – цветы – ярче запылают. Если чаши сердца опустошишь до дна, боль и тоска покинут Тебя, оставив бездушные отраженья свои в зеркалах рубиновых граней.

Обезболенный Ты, жестоко-талантливый будешь строить гаремы слов – пленять мысли и сердца.

Твой путь вымощен ярчайшими сердцами.

На крыльях мысли Ты вознесешься на лоно Бессмертия.

Нетленная слава вослед тебя запылает – гореть здесь на Земле.

Земля была твоей колыбелью.

Земля и бродяги-человеки расточали перед Тобой суетно свое ничтожество.

Земля была твоим ключом.

Земля покорно-восторженно расстилалась пред Тобой, и, когда Ты явил свой Гений, она распростертая, стала вслушиваться в Твои Слова, остановив часы и беспокойные сердца-молоты человеков.

Земля покорно сгорбилась, – скорчив сердца их – низвергнутых в Бытие суетится, чтобы Ты – Гений Космоса вступил на ее горб Монбланный и орлино оглядел Солнце; чтобы Ты чрез нее – Землю с колпаком человечеством вернулся в Ничто Космоса. –

Земля Твой мост.

Солнце освещает мост.

По ночам Звезды расцветают в садах небес.

Ты улыбаешься: Кто Тот Ребенок Невинный дарующий Тебе лучи тебе лучу Бессмертному.

Ты улыбаешься и улыбка Твоя останется здесь – на Земле – в Марте чаровать осенников их, проклятьем отмеченных Того, Который тебе – проходящему мимо детской ручонкой сеет в садах небес семена лучистые?!.

Земля Твой мост, мост на трех китах покорных Земле, как она Тебе. Увы! – Ты ее рабыню покинул! Ей больно и жутко – давят ее ступая человеки, пока она не глотает их зевками могил. –

Земля зевает, – ибо все повторно, ибо все замкнуто в круги суетные.

Земля в недрах таила Тебя – лепту Космоса.

Мать Твоя в млечном пути веков, проходящих мириады человеков вбирала в себя; поглощала все творческие соки человеков, похищала наследия избранных – последних из Рода – Гениев рода.

Тебе Единому, зачатому в недрах утробных Земля служила рабски-матерински.

Тебя Единого ради, Земля похищала сокровища у смертников, на ее поверхность изгнанных за плод запретный.

Тебе Единому Земля сохранила нетленный плод.

Яблоко искусанное, обгрызанное, забрызганное мозгами, измазанное кровью, заплесневелое и окаменелое Земля таила, зарытое в черепах опустошенных смертью и червями – в черепах достойных – Гениев Рода бессмертников – увы! – у смертных.

Тебе Земля сохранила яблоко.

Ты улыбаешься: – кто та проходящему мимо, дарует плод от древа, изъеденного червями человеков в милионностях лет? Древа дряхлого и бесплодного днесь? От древа познания Добра и Зла, кто дарует Яблоко сорвавшему от Древа познания Бытия и Ничто? Ты улыбаешься, и улыбка Твоя останется здесь – на Земле – в Марте чаровать осенников.

Земля доила Солнце для Тебя-Единого: веснами бесконечными уготовить Твой путь.

Но Ты Гений Космоса – мать оставил: рабыню жестоко обезрабил.

Так Гений Космоса – лепта Земли пройдет мимо. Земля вздохнет прощально и в могилу вздоха, как песчинки, просыплются все люди и вся тварь земная.

Замигает Земля, зевнет пустынно и закроются ее глаза – Жизнь…

    Жестокий Мальчик,

      Который вылепил из глины

Слово-Человека, ибо тщеславие Его не умещалось в Зеркалах Космоса;

Который создал человека ради власти, самоупоения – ради славы своея,

Который неблагородно «по образу и подобию своему» сотворил из глины и в глиняный сосуд заключил Дух,

Который – запретил;

Который проклял Человека Землей, человечеством; на страшные муки умножил Человека в мириады; нещадно гнал легионы от одного, чрез века – миллионости лет обманывая, Смертью и Рождением; чрез Смерть, чрез века гнал человека, обреченного на множество.

Который испылил Человека в Человечество, на части скрытые друг от друга.

Который научил Человека словам вместо Слова: – научил думать и говорить словами Человека.

Жестокий мальчик, обходя свои владения-миры вступит на Землю уснувшую.

Солнце и звезды будут светить – Ему проходящему мимо мертвую могилу Человека-Землю – умертвившего мертвеца. –

Мертвую могилу Человека проходил жестокий мальчик, творя из Ничто миры, творя из миров – Ничто.

Солнце мигало. Ночью звезды спускались – светить.

Он блуждал одинокий, вспоминая глиняную выдумку свою – Человека.

Вдруг младенец остановился. Звезды, – была ночь, – торопливо спустились ниже.

Младенец не хотел ночи и Солнце прогнало звезды.

Он остановился на краю Земли – мертвой могилы Человека. У ног Его валялось нетленное Яблоко. Искусанное, обгрызанное, забрызганное мозгами, измазанное кровью, запыленное, заплесневелое и окаменелое Яблоко валялось ненужным, забытым на краю Земли – ныне у ног Младенца.

(Тщетно некогда мать-Земля молила Сына – лепту свою взять Дар из недр чрева – Райский Плод: Плод катился до края Земли по стопам проходящего мимо.)

Младенец нагнулся поднять Плод… Вдруг кто-то схватил Яблоко из-под рук Его и отбросил к Солнцу.

Зловеще-вкрадчиво выползли Сумерки.

Младенец знал что нет ничего вне Его, ни от Него, но вдруг впервые оглянулся.

Коварный Сон схватил Младенца и вырвал Его «хочу». Сон был раб Того, Который Плод отбросил к Солнцу.

Младенца запутали липкие путы Сна. –

И Властелин увлек Младенца Бога в недра Земли-мертвой Человека. –

И Другой, похитивший Бога – был Гений Космоса Лепта-Возмездье Земли. –

…В недрах утробных, среди мириадов опустошенных черепов, оставил Гений плененного Бога. –

И Сон – верный Раб остался с Младенцем – стражничать. –

В угарных лабиринтах Сна, в кошмарной тине Зеркал томился Младенец Создатель Космоса.

Зеркала вбирали в свои омуты Его.

В одном Зеркале Он-Титан проносил чрез миллионности лет мириады сердец Человека-Человечества. –

А за ним шел Человек из глины, несущий беззаботно Крест на Голгофу.

И отраженный в зеркале Бог-Титан, истекающий кровью, разрывая об острые каменья сердца, погружался под тяжестью их глубоко в Землю и вновь поднимался в страшных муках, все сердца сжимались и корчились в безысходной Тоске и Боли.

Человек беззаботно несущий Крест на Голгофу поравнялся с Ним, когда Младенец взглянул в другое Зеркало.

Зеркала вбирали в чадные омуты Его.

Отраженный Бог был увенчан змеиным венцом. Змеи жалили глаза Его, влезали под череп и скользили по складкам мозга, отравляя Его. Под черепом кишели змеи. Мозг, казалось, превратился в расплавленный металл. Змеи изъязвили язык и глаза Его, источили мозг Его безднами безумий.

Он-Титан проносил чрез миллионности лет мириады безысходных в тщете мыслей.

А рядом шел Человек из глины, несущий беспечно крест на Голгофу…

Младенец изъязвленными глазами увидел на челе его венец из терний. Алые капли крови стекали по лицу, озаренному целомудренной улыбкой.

Зеркала вбирали в чадные омуты Его.

В третьем зеркале Младенец не видел ничего, ибо был зарыт в суете; комья земли засыпали его язвы.

Он умирал.

Смерть медленно убивали сердца, зарытые с ним.

Сердца умирали одно за другим, завещая смерть еще живым.

Разлагались мертвые сердца.

Черви, шурша – со всей земли сползались на чудовищный пир.

Сердца доживали. –

Стучали устало во все двери Смерти. И их точили черви. Съедали, останавливали сердца черви.

В третьем зеркале отраженный Бог не видел ничего, ибо был зарыт в суете. Комья земли осыпали его язвы.

А над Ним, – Он знал и видел сквозь Смерть – на кресте Распятый Человек – воскресал, – чрез Смерть восходя в Бессмертие.

Так томился младенец зарытый Гением в недра мертвой могилы человека-земли. –

Томился Младенец, опутанный сном, среди мириадов разбитых черепов Напрасного Человека.

Бог отражался в кошмарных омутах зеркал.

Бог осиротевший блуждал в жестоко-жутких зеркалах, изгнанный из Ничто.

Гений Космоса из спящего Бога сотворит Человека, сущего в отраженьях –

Сотворит человека вне образа и подобия. –

Ибо –

«Око за око! –

– Человека за человека!!!

В человеке из спящего Бога, Гений Духом Загасит Бога.

И Ничто победно загасит и свет и мглу.

Потухнувший Бог не стронет Ничто.

И никто суетой Космоса не стронет Ничто.

Лепестки сакуры*

Безе, Венедикт Март
(1919)

Безе. Письма японской мусмэ*

(перевод автора с еврейского)

Артистке

З. ЛЮБИМОВОЙ

посвящаю.

I

Белая Слива, – Вами заласканная, сдвинулась на влажную землю и томно благоухает.

Золотые звездочки, собравшиеся в последнем закатном Луче,

Нашли ее среди Листочков Карпензи1, рассыпанных цветными крапинками по поздней летней дорожке.

Шепот Звездочек доверил Сливе сказку печали, тепла, – последнюю сказку жизни…

Почему Вы оставили позднюю дорожку и, как мотылек, как порхающая Заря, исчезли?!.

Вы оставили свой шаловливый Зайчик света и, как прерванный аккорд,

Потушили Звуки осеннего Заката…

Куда Вы порхнули, моя воздушная, дремотная Зинео-Сан, моя осенняя сказка?

Поздно, поздно нежная Оцука2 ломаными лучами чертила световые дорожки

На сердце синих усталых волн родного моря,

И переплетались они, как древнее послание жрецов.

Сквозила между ними Ваша улыбка, как рыдающий цветок на груди пылающего Старца,

Как Звуки цитры из могучего сердца Фудзи-Ямы3,

Как шелест последнего дыханья на поздней дорожке…

Мои жадные губы пили эти световые улыбки,

И я тянулся между синим отливом морей и блеском Оцука

К Вашим хрупким, танцующим бедрам;

Я жаждал прижаться к Красочному Оби4 как к Жемчужине, к дорогому камешку Пультары.

Куда Вы порхнули в час поздний Золотых Сумерек..?

Уже последний звон колокольчика5 в древнем Киотском Храме прозвучал,

Стройные Боги со своими мудрыми Семиручными пальцами опускаются в творческую дремоту,

Жрецы распустили свои последние тиртечи6 и затихли в священных снах.

На Ямамото дори Санчоме7 в священном озере, мудрые черепахи раздвинули свои стовековые брови и наклонились на левый берег солнца, –

Застывшее тело их прославляет ночь…

Какой уголок тьмы теперь рассекается грустной мелодией Ваших гето?8

Я хочу прижаться к этим звукам, как к дрожащим движениям Ваших Утонченных пальцев…

Какая тень блуждает по Вашим трепещущим Сиси?…9

Я хочу эту тень раздвоить в моей тоске, в тоске по Вас, моя Зинео-сан,

Моя райская осень, Лучистый цветок моих последних Сумерек,

Мой снежный цветок последней осени…

Бронзовое небо окунулось в темную пещеру Сирвани,

Тени обладают Камнем, как орлица Фузана верхушками лесных деревьев,

Хана-сан10 разукрасила свою первую ночь Кердонами и Ланезой11

Жаждущий стуком моего желания, я разбиваю ночные покрывала,

Шорохом души моей зорко вглядываюсь в ширь безбрежья;

Познать Вас, моя Зинео-сан, моя одурманенная, цветная,

Осенними Сумерками взлелеянная!..

II

Кто заострил сегодня Солнце, собрал весь ласковый свет и позолоченной стрелой согрел застывшее сердце мое?

Кто в этот грустный полдень так нежно, как хрупкая Лилия, обвивает стан мой и плетет гирлянды счастья из лоз моего тоскующего виноградника?

Кто пришел в опустевший сад мой и поет моим цветам о красочной Заре в трелях цикады?

Мои ноги я одену в бронзовую сталь и побегу навстречу моему дорогому гостю, быстрее Сусаноо Микото12, этого рыцаря неудержных Ураганов, мои гибкие бедра я разотру ароматом садов оравины, чтобы не знали они Усталости.

Как священная Лань я найду в заросшей чаще райскую острокрылую Зинео-сан, мою возлюбленную красочную Сказку.

Ваши слова-связка ритм я запрячу в тайниках души моей, как клад горных вершин иль дивных скал.

Вы сказали: мои песни – как ветерок, на миг лишь пьющий росу цветов и одурманивающийся, как трели жаворонка быстро растворяющиеся в высях, как мигающий лунный свет, наскоро скользящий по зеркалу синих волн, но забывающиеся, ускользающие и не сросшиеся со слезами и кровью Души…

Теперь я буду каждую каплю брызг и волн просачивать через Душу мою, опьяняя и отравляя Разум мой в каждой точке быстрых вод –

И так я выпью весь бездонный Океан Ваших Желаний,

В глубокие, ненасытные чувства я буду сворачивать волны Ваших меняющихся улыбок, скатывать брызги Ваших разногранных Исканий,

Я буду блуждать с Вами по рощам Неги всего необъятного Востока, и каждый шаг будет нитью вплетаться в кружево моей новой Души, моего нового Разума, Вами окрыленного и взлелеянного.

Мое Сердце я превращу в Небо, где будут расцветать Звездочки Ваших мигающих дерзаний, моя ночь будет бархатная, как шелковый блеск Лазури, –

И Вы будете Королевой моей светлой ночи, моя дремотная повелительница, священный Икэ13 моей Мудрости…

Я вплету в Ваши волосы, в этот загадочный лесной тайник, многострунное кото14, и мое сердце будет кружиться в вихре танца, вторя звукам зари,

Каждый волос будет ласкать музыку боли моей грусти по Вас, Моя Сумеречная,

Световыми изгибами разукрашенная, бонсан15 моей новой Заповеди, –

Дочь утонченных Бусидо16, познавшая песню Правды,

Моя Зинео-сан, легенда сказочных веков…

III

Ваше Кимоно – поле красочных цветов и растений – я раскинул над миром грез покрывалом, как небеса-Идзанаги17.

Наш мир мы окружим лесом живых Сакаки18, с вечно цветущими пластами священных крыш, даже в самые сильные Стужи, когда Сусаноо-Микото гуляет по островам и дразнит сестру свою19.

Я буду нанизывать на Ваши тонкие нити-брови, расцветшие лесной бабочкой, красу Зорей;

Я буду шептаться с Вами о легенде священного ожерелья, и Ваши глаза заменят мне нефриты20, хрустальные, хрупкие и спокойно-нежные.

Вы мне подарите груди Ваши, эти расцветшие персики – символ бессмертия,

А в сумерки, когда несутся ветры из страны спящих, Амано-Удзуми21 богиня-плясунья будет колдовать каждый пальчик Вашей ножки мечом из бамбука, чтобы шорох был ласков, как Угасающий луч, чтобы движение было порывисто, как нежно рвущийся свет.

Она научит Вас волшебному танцу теней, так искусно Упругих, что, обладая камнем, Страстью не касаются песчинок, веками гнездящихся в застывшем теле его.

Колени Ваши, как белоснежная прялка Сумерек, будут переплетать желанья и Улыбка Идзанами22, этой владычицы морских брызг, истлевшей в мучительных родах последнего сына-бога Огня, за что новорожденный был изрублен на подземный огонь пропасти и молнии высот23;

Тогда Вы поведаете страсть на сумеречной радуге, – мостике Земли и небес, как богиня волн и пены…

Нашу Сладостную Землю мы отодвинем далеко от Оногоро, где много рыб и людей, где колос риса лениво вьется и не расцветает в венчике мечтаний, где Сусаноо Микото нашел осьмигидровое чудовище с Неуязвимым хвостом, где так много Увядающих листьев и широкие дорожки беспрерывно пьющие серый напиток Идзанаги.

Пойдем в нашу белую Землю, в дальнюю сказку грез, моя родная Зинео-сан,

Чарами ночей опьяненная, дочь Дматерасу Омиками25, каждая капля крови которой точка Солнца,

Каждая жилка – луч светлый, изнеженный,

Каждый шаг – нить радужной Надежды…

Пойдем. Уже священные Голуби Исе26 спустились в Иому, в эту Страну ночи и темного отдыха.

Тени родят сплетаясь новые зори в Истоме, певуче содрогаясь.

Ваше Кимоно – лес причудливых видений – я раскинул лазурью над новым миром грез…

IV

Дайте мне Ваши руки…

Дайте мне эти грозди дикого винограда, переплетенные в схватке желаний.

Дайте мне вдохнуть эти лепестки Сакуры27, остроконечные, как меч Самурая, соединенные со стеблем лишь страстным ароматом.

Дайте мне эту пятиструнную Гульдеру29, одинаково печальную, как и безумную… дайте.

Я тянусь к ним в этот чарующий час Зари, когда цикада, – Горнист солнца, дарит в истоме звуки ранних чар,

За вершинами облегающих гор пробуждается истома древней ночи и сопровождает тени, грезы, сны на отдых куда-то далеко ввысь, в безбрежье, к загадке тайн.

Когда мои глаза считают последние точки небес – звезды полнолуний, и весь я одинокий, жаждущий, Утренний тянусь к Вам, моя Зинео-сан,

Моя крохотная, изломленная, наряженная в изгибы красок, малютка восточных феерий…

…Дайте мне Ваши руки…

Я раздвинул стены моего игрушечного палаццо, и сплелись на них рисунки священных змей и медуз.

Я хочу, чтобы Ваши руки отдались мне на хребте змеиных жал, так преданные дивной музыке страсти…

Я окутал тело мое, после омовения в вулканическом кратере, тенями и лучами осенних Сумерек,

Этого, так излюбленного Вами, часа смерти в купели золотого сияния.

Поясница моя обвита блеском шелковистого Ланцезо и навстречу ветру развевается, как мудрые волосы жреца Синто в священной роще Кандузи;

Весь я, как сотканные негой тысячи разукрашенных вместилищ для Ваших пьяных рук и чадных пальцев…

Я хочу, чтобы колыхалось тело мое от жала Ваших остронапряженных струн.

Дайте мне Ваши руки..

Они задвигались в танце болезненных усталых грез,

Они бледнеют, как серп лунного света, пресыщенный ночною лаской,

Болезненно извиваясь, они рыдают протяжно, сладострастно и многозвучно…

Они танцуют «Экстаз», чертя круг бабочек вокруг шелковистых огней.

Дайбуцу расширил свои застывшие глаза в восторге пляски,

Сама коленопреклоненная, Вы подарили ему тайну Ваших рук, чары Ваших необузданных пальцев…

Верховный жрец Кагатама зовет Вас…

Тень обладанья в храме оставили Ваши руки,

Древние ковры из священного тростника пьют сладость Ваших пальцев

И, впитывая влагу, вспоминают росу старых Зорь в дальней сказочной стране…

Дайте мне Ваши руки…

V

Дайте мне Ваш рот…

Белоснежные кораллы в нем рассыпаны, как стройная стража райских врат,

Как хищные глаза леопарда у пещеры, хранящие заколдованное яблоко.

Дайте мне Ваши губы без поцелуя, (этой тайны пришельцев)30, пепелящиеся в схватке огненных колец желанья.

Дайте мне эту волшебную дорожку к звукам и напевам,

Изогнутым венчиком к кладу грез и сказок извиваются Углы Вашего тайника.

Кто заколдовал все чадные чары этого полуоткрытого, полудрязнящего Ротика?

Вкусил ли он томный цветок лабендоне, навеки оставляющий свой аромат, и желание?

Коснулась ли Орхидея, этот бесстыднейший цветочный Самец, нежной влаги Ваших пьяных Уст?

Ласкался ли пертоши волшебный стебелек, выскакивающий в мир Солнца лишь раз,

Чтобы иссушить свою страсть, и потом прячущийся на сотни веков, как грешник Пропасти?

Ласкался ли этот луч желанья к Вашим сочным, бездонным, грезами расцветшим губам?..

Дайте мне Ваш рот, не ведавший таинства ласки…

Я прошу Вас, как древняя Саломея молила рот Пророка.

Я хочу вкусить его, как зрелый плод, как девственный закат,

Как распустившуюся Чашечку вишни в легендарной Стране Овари…

Между облаками, как глыбы скал, сегодня плывущие в высях,

Я вижу огненные нити, так паутинно извивающиеся, тянущиеся к Солнцу и пьющие страсть лучей так жадно и ненасытно…

Я в поисках дивной мелодии блуждаю по мирам далеким и чародейственным

Я в мучительном голоде брожу по углам Вашего Сладострастного рта и молю: «Дайте мне его»…

В храме Синто, Сумрачной колонне священного дерева Карпуси, я доверяю печаль мою, как сумеркам вчерашнего дня, когда Вы, тихо грустя, о чем-то напевали, и на складках Рта застывали ледяные призраки Страстных дерзаний.

Зачарованный, ослепленный, я тянусь к Вам, – Зинео-сан,

Восточная глыба нежного огня,

Холодная Искра вечно живого желанья,

Скрытый факел среди разбросанных кораллов, Фея певучих дорожек… и молю: «дайте мне Ваш грешный рот, не ведавший таинства ласки»…

VI

Небо посыпано пеплом, серым напитком свирепого бога Нио31;

По сердцу Лазури ползут чешуйчатые, змеинообразные облака и

С гневом бросают жало на белую землю, которая пенит песчинки

И чернеют от слез блестящие Искры их Глаз.

Золотая роса или малый холод прилетели к нам из Стран Иомы и бурлят.

Фон из Стриженого бархата прекрасной горы нашей.

Одинокая вишня от холода сжимается сиротливой малюткой и вздрагивает чуткое сердце ее;

По струям злых вод я шагаю к Вам, к шатру Вашему, моя Зинео-сан,

На величайший праздник наш Сан-Сан-ку-до32,

Мы будем отпивать наши девять бокалов, и для меня каждая капля будет райским напитком блаженства…

Бледным Лотосом я уберу тот Уголок, где первый шаг Ваш томно прислонится от желанья,

Я повелю Лотосу замкнуть чашечку-глаза свои, чтобы не стыдить Вашу нагую девственность;

Плечи Лотоса Усладой обовьют Вас в миг дурмана, и водяная лилия будет приятно волновать неизведанной еще Вами лаской,

Как брызги, груди нимф дразнят.

Три лепестка Азарума замкнутся вокруг сокровищниц Ваших

И живым дыханием своим будут звать в Нирвану.

Мы забудем в нашем сказочном шатре о струйках ползучих на земле, моя Каору33, моя Зинео-сан,

Душистая, белая птичка моей священной ночи.

Знойной негой я закружу бедра Ваши

И как безумный пион ранней весной дарит счастье бамбуку,

Одурманивая и опьяняя ниву своим теплом и росистой влагой,

Так я орошу Вашу сиреневую тропинку, заросшую, как царственный гордый лес,

По упруго-расступающейся под королевской Рукой, как сладостно гибко баюкает пион мой Вашу весеннюю тропинку, только что открывающуюся словно Озеро от ледянных оков…

Вы закрываете глаза в дремотной истоме, опьяняясь влагой,

Я чувствую причуды музыкального искусства, когда все движения игры выполняются, но звуки не слышны,

Чтобы немая таинственность освятила эти чары дивной Симфонии…

Я слышу движения Ваших ног на дивной Самисен34

Три струны… три Звука…

…лед вздрогнул, белая птичка моя затрепетала

…лед слился с весенним потоком и тепло скользнул,

Моя одурманенная воскликнула стон счастья: …

…красная вишневая капля, нива пьяно оросилась,

Моя душистая, моя вечно весенняя Зинео-сан вздрогнула дивным звуком и застыла…

VII

Дайте мне Ваши груди…

Дайте мне эти воздушные, прекрасные скалы-острова в безбрежной жизни затерявшиеся,

Немые, дрожащие земли, переплетенные игривой лучевой дорожкой…

Какие брызги волн, подкрадываясь к берегам, дары-жемчужины им приносили,

Сколько глаз, опьяненных морскими ветрами, загорались от этих далеких точек, мигающих и дразнящих переливами Зорь.

Сколько путников отважных Зудом волн приплывали изумленно, дико озираясь…

Сколько молитв, Богов, Солнц, Созвездий слыхали эти Скалы-Острова, немые, дрожащие и прекрасные…

…Дайте мне Ваши груди…

Водорослей неги ароматов приносили им на челнах дальние странники;

К хребту, к солнечной точке вершины гор тянулись, чтобы всю дремотную землю объять…

Точками-крапинками устлан путь, где жизни дерзких погибали

И с кровью белых скал смешались стоны их желаний;

Как узоры дивных садов, так разукрашены дорожки дерзаниями вольных рыцарей…

Дайте мне Ваши груди…

Я вплету в них хризантемы с лепестками царственной, гордой крови,

Я согрею их дыханием Гадитансо, этого вечного источника неги,

На возвышенностях этой чадной Земли я воздвигну храм богу Кратеров, богу Огня,

И застывшими, в священном трепетном экстазе, губами,

Я буду воспевать величие Ваше, моя одинокая, пустынная, Сладостная Зинео-сан, среди безбрежной жизни…

Я обручусь с вулканической лавиной, от которой так часто содрогаются в трепете Сладострастной Истомы Ваши Огненные Земли, переплетенные игривой лучистой дорожкой…

Дайте мне Ваши груди..

Разбитый бурей, ведомый ветрами тревог, истощенный, но певучий,

Я взоры мои, полные Сладостных предвкушений, как стрелы Каролло,

Бросаю через пену прибрежной волны к сердцу Ваших никем не распаханных полей и молю:

… «Дайте мне Ваши белые скалы,

В недрах их богатства всего далекого мира,

Спрятано сокровище давно Угасших Солнц;

Там ютятся потухшие полнолуния древнейших миров..

В расцветшем венчике, как в Зените палящего Солнца, тайна бессмертия вечно живого персика…

Дайте мне Ваши Груди…»

VIII

Узорчатым веером опускается на землю туман,

Эти Зевки морских фей так паутинно извиваются, томно опускаясь на горные вершины,

Обвиваются вокруг скалистых хребтов, как бы упиваясь истомой обладания;

Под покрывалом своих белых Легких одеяний они ласкают влажную от знойных дыханий землю и пьют Сладость сумеречных цветов.

Зевки морских фей! всю лазурь небес они обнимают, тянутся ввысь к Богам и на землю к цветочным нивам,

Овладев красою всех миров, они, изнеженные, утонченные, воздушные, как движение принцесс водорослей,

Блуждают по тропинкам Земель и Небес, всюду оставляя тайну ритма и красочных феерий…

Какие дивные Сумерки!

Тени сплелись в белоснежных одеяниях тумана,

И кажется, что несутся в вихре танцев горные духи, обладающие бессмертием,

Или плывущие женщины, играющие на лютнях и флейтах.

А может быть, призраки, в печали наряженные, танцуют священный львиный танец часа Смерти Дня, и ночь спускается с Адаманте35 в прекрасные хоромы Оходзуцино-нами36

Поклонами, кивками увенчан путь…

Где Вы теперь?

Наряженная в Кимоно Сумерек, где дивные пальмы, стройные и тенистые, залиты последним золотом дневного блеска, в верхушках их последняя слеза угасающих лучей…

В глазах Ваших теперь, как в дивных звуках, томно тонет последний блеск заката,

Как в колыбели вод морей, привет последний дня.

Любимица богов! наипрекраснейшая микко!37 моя, моя, Зинео-сан!

Я жажду сокровенных тайн в час сумеречный дня.

Дорогу Вашу я уберу Вистариями и Азалиями38;

Миакабама39, ароматом Сумерек напоенная, будет пьяно кружиться у ног Ваших и ласкать Усталый день Укусимы40 – гордая буря уносит цветы, которые должны служить ковром для Ваших старинных танцев Кагура41,

Ночь-колдунья что-то тихо шепчет, зло колдует.

Где Вы теперь?

Я на Вас наброшу Кацуки-Зома42, моя крохотная девочка!

В эту ночь тоски Вы на тростнике ковров доверите мне тайны Хиден и Хиицу43

Моя Бентене!!! Харан-Таман-Киота-Таман!..45

У Карасиси я стою коленопреклоненный и молю…

Харан-Таман-Киота-Таман!!! верни мне мое Сокровище, мой весенний цветок, последнюю слезу Луча, мою Зинео-сан

о, Даимиодзин!!!.46

1) Цветок.

2) Луна.

3) Вулканическая, Священная гора Японии.

4) Украшение пояса сзади.

5) При входе посетителей в храм жрец звонит в колокольчик.

6) Священные ленты.

7) Улица.

8) Деревянные сандалии.

9) Груди.

10) Женское имя.

11) Душистые травы.

12) Бог ветра и Ураганов.

13) Пруд.

14) Музыкальный инструмент.

15) Жрец.

16) Рыцари.

17) Бог небес.

18) Дерево.

19) Бог Ураганов, брат богини Солнца.

20) Драгоценные камни священного ожерелья.

21) Богиня плясок.

22) Богиня волн.

23) Древний миф Японии.

24) Центральные острова.

25) Богиня Солнца.

26) Местность.

27) Цветок.

28) Рыцарь.

29) Музыкальный инструмент.

30) В Японии нет поцелуев.

31) Злой бог.

32) Обряд брачной ночи.

33) Нежная.

34) Музыкальный инструмент.

35) Небеса.

36) Бог Земли.

37) Возлюбленная богов

38) Цветы.

39) Сирень.

49) Циклон.

41) Древние танцы.

42) Покрывало для девочек.

43) Тайны преданий и Искусства.

44) Богиня любви.

45) Обращение в начале Молитвы.

46) Обращение к концу Молитвы.

В. Март. Лепестки сакуры*

Посвящаю,

пугливой-смутно Синобе

из многоцветного Дома

Бога Ветра.

Синобе.

Веки робкие мерцают…

Губы рдяные дрожат…

  Разверзлись хрупкие уста

Сакуры – саванной невесты

  И благовест цветов,

Порхающих в ветвях,

  Вещает праздник вешний.

1

  Вишня вся в цветах!..

Мне в окно соседки так

  Вовсе не видать!..

Но когда цветы спадут

  Мы увидимся опять!

2

  Ветку сакуры

Растревожил воробей.

  Ах, он небрежный! –

Он просыпал из ветвей

  Стайку хрупких лепестков.

3

  Белые цветы

Сакуры навеяли

  О белых ночах,

Что цветут на севере

  Нежданные мечты!

4

  Белая весна!

Расцветающего сна

  Блещет белизна…

5

  Ты – жестокий, дождь

Капли острые твои

  Бьются о цветы!..

6

  Крылья лепестки

В сумерках трепещут… –

  Ветер их настиг!

7

  В сумерках цветы

Сиротливые дрожат… –

  Ветер пробежал!

8

  Светлые цветы!..

Но тревожишь в сердце ты

  Скорбные мечты.

9

  Отогнали сны

Лепестковые уста! –

  Благовест весны.

10

  Расплескал Апрель

На ветвях Сакуры бред

  Хрупких лепестков.

11

  Слезы-лепестки

Вдруг закапают с ветвей

  На аллей пески!..

12

  Похоронный звон!

Белоснежные цветы

  Осыпают сон.

13

  На черной земле

Неподвижно лепестки

  Белые легли.

14

  Ветка эмблема

Чести самурая – ты!

  Где твои цветы?

Апрель 1918 год.

Япония. Токио.

Тигровые ворота.

15

Посв. поэтам Японии –

Наследникам дара

Сусаново.

  Вас благодарю!

Ваша танка мне зажгла

  Новую зарю!

В пять звенящих строк вошла

Слова хрупкого игла.

16

  Пойте свет Востока

Восходящие Творцы!.. –

  Пойте мглу Востока

Восходящие слепцы!..

Мгла и свет здесь близнецы.

17

  Слова кузнецы

Звенья – звонкие слова –

  Ваши первенцы.

Пусть как молоты творца

Стронут чуткие сердца!

Хокку о Хокку
18

  – Капелька-хайкай

Капнул кто тебя в века?

  – Гения рука!

19

  – Посмотри, – их три!

Три звенящие струи! –

  Сердца три струны!

20

Посв. Басио.

  Хокку… хокку… кап!.. – –

Трехстроковая река

  Зажурчит в века!

Апрель 1918 г.

Я Т. Тигр. В.

Из Иосано Акико
21

  Опустила я

Голову на руки. Сон.

  Снится мне весна…

Кото лопнула струна…

То – порвался волосок.

Апрель 1918 год.

Токио Тигр. В.

Вербе
22

  Засияли сны!

Верба – праздник новизны!

  Благовест весны!

23

  Мартом стронута,

Апрелем приоткрыта,

  Верба стройная –

Светлыми порывами

Землю осчастливила.

Хай-шин-вей.

Редакция «Эхо»

Апрель, 1919.

Танка

Маленькие, пятистрочные, сочно набросанные штрихами, чисто-импрессионистские стихотворения у японцев называются – «Танка».

Танка излюбленная форма как у древнейших, так и у современных японских поэтов; форма – признанная классической.

Танка, как и другие старые виды японской поэзии, не знает ни размера, переданного нам древнейшими классиками, ни рифмы. Она состоит из 31 слога, расположенных в следующем порядке:

в I-ой строке – 5 слогов

во II-ой '' – 7 ''

в III-ей '' – 5 ''

в IV-ой '' – 7 ''

в V-ой '' – 7 ''

Чисто японская танка часто вовсе не переводима на русский язык; не переводима в смысле высоко-поэтическом, как сжатое импрессионистическое произведение, сотканное из неуловимых, трудно понятных европейцу оттенков, причудливейших настроений, из звуковых тончайших эффектов, постижимых только при глубоком знании и понимании языка, жизни и природы народа, душа которого «подобна восходящему к солнцу аромату вишни».

Xокку

Говоря о самой короткой литературной форме в мире, хочется сказать коротко.

Хокку (Хай-кай) – естественное достижение поэзии, стремящейся, через наименьшее внешнее (передача), достичь наибольшее извне.

Хокку состоит из 17 слогов:

в I-ой строке – 5 слогов

во II-ой '' – 7 ''

в III-ей '' – 5 ''

В. М.

Строки*

Стихи Венедикта Марта
Офорты Жана Плассе
(1919)

Тигровьи чары*

(1920)

Выпуская в свет новую маленькую книгу «Тигровьи чары», в столь тяжелое для изданий время, считаю своим долгом изъявить благодарность лицам, содействовавшим выходу книги путем предварительных записей на таковую.

Венедикт Март.

Посвящаю Китайскому поэту

Сыкун-Ту

автору бессмертных стансов

«Поэма о поэте»

Автор.

Лапа Мин-дзы

Так и состарилась на чужбине Мин-дзы.

Лет тридцать назад – еще бойкой, расторопной, – выбралась она случаем из родной деревушки. Зазвал ее на чужбину заезжий проходимец – Ван-со-хин, – бывалый делец, не однажды посетивший и таежный Амур, и тихие берега спокойной Кореи и дальний приют белого дьявола Хай-шин-вей.

Ван-со-хин развозил по китайским незатейливым селеньям побережья, ближайшего к Чифу, всякую ходкую всячину: и спрессованную морскую капусту, и лакомые трепанги, и чечунчу прочную, и напраздничные раскрашенные картины театрального действа, и с изображениями длиннобрадых старческих ликов-богов, и наряды готовые, и безделушки любимые, и всякую неожиданную чужестранную невидань.

А иной раз Ван-со-хин умело припрятывал и завозил страшный драгоценный таян – опийные слитки.

В то время черный дурман яро свирепствовал, сочился по всей стране.

Чадный дым пьяного невидного дракона густо и смутно выстилался, проползал из синих развалин – затаенных фанз – по всему побережью…

Запекшиеся в комьях почерневшей крови, отрубленные головы уличенных опийщиков все чаще свешивались на придорожных столбах и пригородных заборах в назидание еще не уличенным опийщикам.

Эти, кошмаром чернеющие угрозы, вовсе не смущали отчаянного Ван-со-хина. Он даже пошутил как-то над одной из таких выставленных голов: – хлопнул ладонью по выбритому лбу мертвой головы и нараспев прокричал:

– «Вот ты этак не треснешь Ван-со-хина, когда его забубенная головушка будет отдыхать на твоем почетном возвышении!»

* * *

Покидая родную фанзу китайского побережья, второпях Мин-дзы захватила всего лишь несколько пестрых цветистых обмоток ножных и две пары остроносых прочных туфелек для своих уродливых крохотных ножек. Это Ван-со-хин предупредил ее, – в Хай-шин-вей, мол, мало женщин и трудно достать хорошую пару остроносок.

Захватила еще Мин-дзы кое-какие нарядные пустяки.

Особенно бережно Мин-Дзы увернула в старую материную материю, наследную, почерневшую, уже ссохшуюся тигровую лапу.

С необычным вниманием и осторожностью, пуще всего берегла Мин-дзы эту вещь. Еще дед завещал отцу, а отец ей передал тигровую лапу.

С детства далечайшего запомнила Мин-дзы множество родовых россказней о целительных чудных свойствах тигровьей лапы…

* * *

Так и покинула фанзу родимую Мин-дзы с проходимцем Ван-со-хином.

И только в чужом неприветливом Хай-шин-вей опомнилась она и досыта оплакала свою жестокую неладную участь.

Ван-со-хин, заманивая Мин-дзы, насулил, наболтал ей полное благополучие и обилие в новой жизни; ожег ее доверчивое воображение заманчивым будущим, в ее настороженном сердце вспалил радостную тревогу и жгучее выжидание.

Очутилась же Мин-дзы в темной неприютной конуре какого-то затхлого, грязного дома.

Каждый вечер Ван-со-хин натаскивал в эту конуру чужих, грубых людей, которые делали с ней все, что хотели.

Нередко Ван-со-хин уезжал куда-то по каким-то темным делам и оставлял ее на произвол судьбы, или – еще хуже – на произвол своих подозрительных приятелей.

Однажды исчезнув так же – Бог весть куда, – Ван-со-хин не возвратился вовсе.

Мин-дзы не удалось и разведать-то толком о судьбе своего тирана: – была ли отрублена голова Ван-со-хина и болталась ли она где-нибудь на придорожном столбе, или же его труп был сожжен и схоронен по-человечески. Никто из приятелей Ван-со-хина ничего не мог сказать о его судьбе.

Впрочем, вскоре Мин-дзы перестала интересоваться этим. К тому же она подружилась с богатой китаянкой Кун-ны, с которой впервые на чужбине поговорила словами открытого, уязвленного сердца о своем тусклом, убогом житье.

Встреча с Кун-ны была точно послана незабвенной душой умершей матери Мин-дзы. – Так решила несчастная женщина.

Кун-ны оказалась доброй и ласковой и, по доброте великой, приютила Мин-дзы у себя в богатой теплой фанзе на краю города. С годами Мин-дзы привыкла к Хай-шин-вей, – примирилась с чужбиной.

Иная – спокойная, ровная жизнь вовсе стерла с ее памяти жестокое время, пережитое с беспутным обманщиком Ван-со-хином.

И только однажды, когда в темный вечер набросилась на нее собака и разорвала ее ножные новые обмотки, Мин-дзы вдруг остро и четко вспомнила исподлобного, всегда вздорно придирчивого Ван-со-хина, который почему-то особенно сильно раздражался от какой бы то ни было ее удачи, или обновки.

– «Наверное, душа Ван-со-хина перенеслась в этого злого щенка», – подумала с ужасом Мин-дзы, убегая от назойливого лая.

Благодарная Мин-дзы охотно помогала по кухне, в хозяйстве своей ласковой покровительнице, и со временем выучилась легко и бойко приготовлять изысканные затейливые кушанья из свинины, водорослей всяких, из всевозможных морских животных, чилимсов, крабов, сушеной мелкой рыбы и прочих продуктов. Мин-дзы прославилась даже в кругу обширных знакомых богатой китаянки удивительно удачным и острым приготовлением особого лакомства из сушеных трепангов в соусе с какими-то твердыми морскими растениями, а также и заваркою – ю-цао-мяо – китайского кофе.

И так до старости прожила тихо и спокойно поварихою Мин-дзы у доброй Кун-ны.

* * *

Но вот несказанное горе постигло вдруг Мин-дзы: – ее покровительница умерла.

Не могла больше оставаться в богатой фанзе Мин-дзы без своей дорогой незабвенной Кун-ны.

И снова очутилась в грязи и нищете. Правда, Мин-дзы была уже исполнена чужбинного опыта; к тому же за долгие годы службы у Кун-ны в ее тряпицах появилось несколько денежных сверточков и кой-какие пригодные вещицы.

Но не было у нее прежней бойкости и расторопности и потускнела сила в костях, поослабла и пригнулась Мин-дзы и превратилась в неуклюжую, без толка кропотливую старушонку.

К зиме приютилась Мин-дзы в соломенном уголке нар черного таян-гвана – ежедневного приюта сонливых опиекурильщиков.

* * *

И теперь-то пригодилась старушке наследная тигровая лапа, уже ссохшаяся и почерневшая.

С детства далечайшего запомнила Мин-дзы множество родовых россказней о целительных чудных свойствах тигровой лапы…

И вот что особенно запомнилось ей:

Ничто не может спасти человека, проглотившего рыбью кость, если кость эта застрянет в самом горле.

Так и будет торчать в горле. –

Ни туда, ни сюда.

Не умрет несчастный, но жизнь его превратится в сплошную безысходную муку. Вечная жестокая помеха – застрявшая кость, жутко отравит остатки дней его.

Все знают старые люди – мудрые китайцы – белобородые, почтенные.

Знают, как быть и в такой беде. –

Нужна тигровая лапа, срезанная толком в кисти, ниже локтя.

Только она может спасти несчастного человека, с костью, застрявшею в горле, –

Только лапа тигровья.

Пусть хоть стара, хоть и застолетняя – чудодейство целебное ее не иссякает от времени.

Только цельной надо сохранить ее – с несбитыми ровненькими когтями.

А лечить-то ею – легче легкого.

Лапа ласково берется в горсть руки, держать ее надо когтями растопыренными, выставленными к горлу человека с застрявшею костью.

И, вот, легонько, в чуть-чуточку проводится лапа – цап-царап, цап-цапыньки, сверху вниз и снова – сверху вниз, и еще, и опять, и потом… проводится лапа расправленными когтями по горлу.

А человеку-то с застрявшею костью в горле должно стоять вытянуто, горлом напрягаючись, выжидаючи, головой вскинутой, кадыком на выступ выдвинутым и так терпеть, пока лапою проводится по горлу.

Цап, царап, цап, цаппыньки – сверху вниз, и снова – сверху вниз, и еще, и опять, и потом… минута, другая – глянь! кость-то и выскочила из места насиженного…

Как рукою сняло!

Свободно человеку несчастному, легко и радостно! по-небывалому…

Все это понаслышала и запомнила Мин-дзы из родовых россказней, перечетов и насказов нараспевных на тигровую лапу при дарениях от деда – отцу, от отца – ей.

И теперь настари и пригодилась Мин-дзы наследная ссохшаяся лапа тигровья.

О лапе этой разузнали люди, и ходила весть среди китайцев Хай-шин-вей.

На несчастье-где зазывали иногда старуху, – кость вынимать из горла. И старая Мин-дзы сбиралась без толку кропотливо, сжимала в морщинистых, в трещинах скорюченных пальцах старую черную лапу тигровью, пробиралась на эти зовы – кость вынимать из горла…

Цап, царап, цап, цапыньки – сверху вниз и снова – сверху вниз, и еще, и опять, и потом… водит, проводит старушонка без толку кропотливой ручонкой… минута, другая – глянь! – кость-то и выскочит из места насиженного…

И заплатят на радостях старухе. Тут же и накормят тем, что и без зубов – лакомо.

И прославилась Мин-дзы лапою в Хай-шин-вей.

Грамотный весельчак Сян-шин, прислужник таян-гвана, так тот даже в уголку над лохмотьями постели Мин-дзы набил затейливую иероглифическую надпись:

«Знаменитая и единственная специалистка по вытаскиванию рыбных костей из горл – Мин-дзы».

Смышленый Сян-шин забил это объявление вместо гвоздей целою рамочкой острых рыбных костей, различнейших форм и размеров, чтобы это служило наглядным доказательством старухиного искусства: она, мол, вытащила из горла эти кости. Впрочем, в таян-гване отлично знали, что все эти кости были однажды выбраны предприимчивым Сян-шином из котла соседней рыбной харчевни. Посмеивались над старушкой, но тайну ее обмана хранили ненарушимо.

Поблиз рамочки свешивалась тоже на вбитой в стену кости, ловко завернутая в материную материю тигровая лапа.

Эту затею с рыбьими костями Сян-шин перенял у китайских зубных врачей, которые на подоконниках своих приемных, вместо витрин, обычно слаживают все вырванные зубы своих пациентов и чем больше и выше зубная гора – красноречивый памятник дантиста, тем знатнее считается он и пользуется соответствующим почетом и должным доверием пациентов.

* * *

И доныне – до сегодняшнего дня, где-то в черных сумрачных провалах, среди бесконечных грязных пристроек, надстроек и подстроек одного из затхлых, потускневших домов китайского Владивостока – великого града трепангов – Хай-шин-вей, – в тусклом незатейливом уединении ютится зябко уже слепнущая, еле движущаяся крохотная старушонка Мин-дзы – «знаменитая и единственная специалистка по вытаскиванию рыбных костей из горл».

Долг покойного

– «Туго придется, – возьмешь у соседа, что ж делать! Пуще всего помни об этом долге, то и знай – соображай: как вернуть бы… чем платить-та?!. так и не забывай, шевели мозгой»… – учил с ворчью седой Ку-юн-сун племянника подростка Син-дзы.

– «Ой, – никогда не отбивайся, не отпирайся от долга, – что бы ни приключилось, – худо будет! Говори лучше: „завтра, отдам, сегодня нет денег“, а если и завтра не станет, опять скажи: – „прости, соседушка, нет денег, а по времени, соседка, посля верну“…»

Подолгу Ку-юн-сун поучал Син-дзы.

И вот что узнал племянник от своего дядюшки.

Умер человек не выплативши долг, – все равно, и после смерти не выкрутится, как раз до копеечки отдаст, не деньгами, так работой отработает…

Три души у человека. После смерти расходятся они.

Одна душа уходит в иной, загробный мир и повторяет земную жизнь усопшего.

Душа другая остается в могиле с мертвецом.

А третья душа покидает прах, вселяется в родную фанзу, ютится в дощечке родовой с именем начертанным покойного.

Как будто бы и умер человек – ан нет! Жива его душа и бродит в мире…

Бродит, ходит, переходит, – бродит душа, пока не приткнется куда – в брюхо какое разбухающее от плода: в коровье ли нутро, в лошадиное ли чрево, в собачий живот – што-ли…

И, вот, с теляткой, жеребеночком ли, щенком что ли и выродится душа снова на землю, – жить поживать, сызнова канителиться да плодиться – на той же земле, под тутошним солнышком. –

Таков наказ бытовый! – Шиворот-навыворот в оборот пущать душу никогда неутратную и вовсе безысходную.

Одно душе снисхождение положено: – не един путь открыт ей, – а – пути…

Брод душий…

Куда свернет, – туда и вынырнет.

Не путь, а пути. –

Есть птичий полет-перелет: на испугу – огляда фазана, на курей домоседок заботниц, на ласточку косолеточку-стремглавку, на серяка воробья перескоку, на воронье – гниль-лакомье, на коршуна быстроглаза, на синицу-хрупицу, на иных, на всю леть-перелеть-крыль небоходную – высью путь душе прокрылен, расстилается.

Есть и зверий след: на фанзовый скот – на коровушку добробрюхую, на коня зоркоуха, на собаку покорницу, на кошку проворницу, на мышь-тишь, на того и другого и на зверя полевого, на обезьянку – глазьехлопку передразницу, на дикого зверя зубастого и на волка выжидалу, на медведя растопырю, хоть на самого тигра-жуть исподтишка лютого, – во все норы, во любую прореху, всякую ноздрю-щель – след-копыть душе значится, дебрится, выложена.

А то есть и сновий путь – плавь ползь скользь взлазь чуткая – в водяных глыбах, в недрах: на рыбу-слепоморду, на краба задомладного, на чилимса-усача расторопу, к трепанге-сочнице, в страшного спрута-многолапа: на капусту непритрогу, на инаку плавающую тварь, в подкаменную водь, в нырливую живь, в поджабрую чудь – волна душе приоткрыта.

А и четвертая – крылья тропа значится: на мелюзгу мельк летучую, на мошку расторопную, на мошкару непокойную-трескщелкучую, на комара свертяка тупоногого, на муху соньлакомку, на жука дремночинного, на бабочку бесполезницу беспечницу, на стрекоз проворниц – душе перепуть-леть-перекрыль попутчится.

Одно душе снисхождение положено: – не один путь ей, а – пути.

А душа выбирай, – куда свернет, туда и выпрыгнет.

Не сама, – так выкружит-выкинет с разгона в брюхо какое разбухающее от плода, иль в яйцо, в плод, в семь, икру – в меть какую, в скидь, снос – в плодь попутную…

Выворачивайся покойничек на жизнь сызнова канителиться да плодиться на той же земле под тутошним солнышкой.

Таков наказ боговий.

И вот теперь, после многих лет, когда Син-дзы окреп необычайно, возмужал и обзавелся своим хозяйством, – теперь ему слово в слово вспомнились рассказы поучительные дяди Ку-юн-суна о долге.

И вот почему: –

Только на днях Син-дзы одел белый наряд и в косу вплел белый шнурок: – умер почтенный любимый дядюшка Ку-юн-сун, который заменяя Син-дзы родного отца,

И вот теперь не дают покоя Син-дзы рассказы дядюшки именно о долге умершего человека, – ведь, недавно, незадолго до смерти, Ку-юн-сун, как нарочно, занял у него деньги и так не вернул вовсе свой долг…

* * *

Приснился сон Син-дзы, – будто кто-то говорит ему:

– «А дядя-то вернулся к тебе с долгом, – ишь!»

Чудно стало Син-дзы – он и проснулся, как раз в ту минуту, как в комнату вбежал работник его – Гун-дзы.

Впопыхах говорит Гун-дзы – себе наперебой:

– «Новость у нас, хозяин… – только что кобылка жеребчиком разрешилась…»

И побег с работником в конюшню.

Бежит, сердце придерживает – рука на груди…

Ну и порешил Син-дзы, что дядя покойник въютился в жеребенка-то, и явился в его двор – отрабатывать долг свой. Порешил, так и жеребеночка «Дядей» прозвал.

* * *

«Дядя» подрастал в заботе неотрывной Син-дзы и его работника.

Приказал Син-дзы кормить его только отборным овсом, не утруждать, лаской встречать, слова нежные перебирать, ладонью по мордочке проводить и пуще всего, всей скотинки беречь, холить.

И выходили «Дядю» в стройного уверенного красавца жеребца – на восхищение всякого, кто взглянет-заглядится, на радость достойную Син-дзы.

Пришла пора приучать к работе «Дядю» – не стоит, а ходуном пляшет без дела, просится, на волю подбивается.

И вывел Син-дзы коня на пашню…

Ходит в полосе Син-дзы за «Дядей», улыбается, радуется: – что за конь!!. – Как человек все понимает, ко всему догадывается, и обойдет, где след; остановится-то вовремя, и свернет толком, как раз у межи, – никак на чужь соседову не переступит, и не помнет, чего мять – не дело, и нет в нем устали! Ну, такой конь ладной!!. степенная тварь!.. не конь, а – нахождение!..

Подойди кто чужой не так – с обидою, – и не отступится, ухом не дотронется – не дрогнет, – куды!.. – нет. А, вот, скажи ласково, с сердцем: «отойди Дядюшка» – и отойдет в сторонку, смотрит натянуто, выпрашивая, – «не надоть, де, еще чего?» «Назад, Дядька» – и отступит, повернется, как надо… Такая тварь суразная!

Что и за конь! И всяк диву дивуется, Син-дзы похлопывают, за коня одобряют.

* * *

Засуетился как то Син-дзы на ярмарку, – через два села объявлялась.

Кобыла как раз занемогла – пасмурнится, неможется; – куда там через два села, на село не доскачет.

– «Ну», – думает Син-дзы: «что задумываться – „Дядю“ впрягу, хоть и даль – пристанет Дядюшка, что ж станешь делать, коль на „надо“ угораздило».

Так по причине и довелось с «Дядею» на ярмарку съехать.

* * *

Вкруг припоселкового колодца на поле пораспахнулась большая бойкая ярмарка, – на году первая.

Народу, – ни пройти, ни проехать…

Распряг Син-дзы передышать «Дядю» и так пустил, без привязи, – уж больно надеялся на него: «никаких хлопот не допустит – умная конь!» – думал Син-дзы.

И, как раз, точно человек, переступая в сутолоке промеж, людей, телег и товаров всяких, запросто по земле накиданных, заходил «Дядя», важно так по ярмарке, словно к чему то прицениться желая.

Люди дивятся, толкуют на него:

– «Ладной конь!» –

– «Добрый конь!» –

– «Крепкой конь!..» –

Так со всех сторон и сыплется.

Тот в зубы заглядит.

Иной по морде к ноздре растопыренной ладонью проведет…

Этот шлепнет любя по заднице – опрокинутой пятерней костяшками.

А вот и овса в горсточке к зубам сунут…

– «Не продажный ли коняга?!»

– «Дурной продавать такого»…

Увлекся Син-дзы закупками да сговорами с купцами, «Дядя» и отстал от него в сторону.

И не думает о коне.

Только вдруг зазвенело, зашумело, затрещало – поодаль. А потом – и крик, и шум неладный с того же места… разобрал: – коня на чем свет костят…

Вздрогнуло сердце… Син-дзы – ну на шум.

Так и есть: «Дядю» за уздечку сдерживает кто-то, а «Дядя» отбивается, по черепкам горшечным перебитым переступает боком, – не дается…

А вокруг народ ходит, без толку переспрашиваясь…

Пропустили Син-дзы к коню, – узнали – его конь.

Не успел протискаться, – с криком налетел к нему горшечник, старый знакомый из соседского села – корявый Ван-вей…

– «Это твоя, сказываешь?!. Эх, ты пень расторопный!.. Разве можно шалопаю такому волю отпускать?! Голова твоя сучковатая! Коня такого спелого, по чужим товарам хозяйствовать допускать, голова твоя молодая!.. Ишь, – он все мое добро распотрошил – три горшка пощадил. Поплатишься ты, голова твоя заштопанная! – Не то, коня отберу!»

– «Не кипятись, Ван-вей. Ведь ты не конь – горшки разбивать! Проглоти на минуту язык, коль выпирает, аль откуси малость… Что ж делать – заплачу тебе сполна, – мой конь! Сосчитай расход, – займи язык, чтоб зря на воздухе не болтался…»

– «Ну и заплатишь!»

Горшечник принялся пересчитывать цену перебитой посуды. Насчитал семь рублей двадцать копеек и вымолвил.

Впервые огорчил «Дядя» Син-дзы. Син-дзы взял коня под уздечину, отвел печально и замотал головой:

– Что же, Дядюшка, ты сделал со мной. В какой расход ввел меня! Отдам,

вот, деньги и не останется на покупки, – так с голыми руками и вернусь в фанзу!.. ох, Дядя, Дядя!

Подслышал и залюбопытствовал горшечник:

– А к чему ты его? дядей называешь? Ведь, я с твоим покойником дядей в ладах жил. Не пристало обижать покойника – лошадью обзывать, голова твоя молодая.

Син-дзы порассказал Ван-вею все: и про дядины рассказы о долге, и про сон, и про рождение дядьево через жеребца…

Полез было Син-дзы рукою за пояс – деньги вынуть, но горшечник вдруг обмяк, схватил его за руку, остановил:

– Не трудись, Син-дзы… не надо мне вовсе твоих денег… Я, вишь, твоему дяде покойничку так и остался, не выплатил, а был должен как раз 7 р. 20 к. – копеечка в копеечку… Вот он и пришел за своим долгом… квиты теперь…

Гадальщик

У дверей харчевни

Стол гадальщика стоит.

Старец чужеземный

«Завтра» каждого таит.

  Три монетки медных,

  Тушь и кисть на тростнике,

  Книги строгие отметок

  Ожидают в уголке.

Изредка прохожий

Остановится гадать

И старик находит,

Что судьба готова дать.

  Мудро и спокойно

  Отмечает всякий знак, –

  И медлительной рукою

  Тайны сдвинута стена.

Длинными ногтями

Придавил морщинки лба

И сонливо тянет

Напряженные слова.

  Тайны покупатель

  Отсчитал на стол гроши

  И опять гадатель

  Тайну «завтра» сторожит.

Три монетки медных,

Тушь и кисть на тростнике,

Книги строгие отметок

Ожидают в уголке.

Три солнца*

Истории моей смерти
[1921]
I

Вместо Солнца в тот день взошел Каравай Хлеба.

Ароматные лучи заливали землю.

И люди потянули глаза и руки к новому солнцу.

Миллионы тянулись жадно.

Хлеб карабкался по небу, дразня людей и всю тварь земную.

Люди бешено гнались за солнцем и на закате настигли его…

Разнесли по крошкам новое солнце по всей земле.

<…> солнце голод[ные люди]

II

В день второй вместо Солнца на востоке выступило зеркало.

В полдень зеркало опрокинуло в себя всю землю и всех людей.

На закате зеркало стряхнуло прочь землю и людей и задернулось ночью.

III

В день третий вместо солнца взошел каравай хлеба, отраженный в зеркале.

И снова, как и в день первый, люди тянулись глазами, руками, бешено гнались.

В полдень зеркало опрокинуло в себя людей.

И люди тщетно вгрызались в хлеб отраженный.

Бесплодно!.. Бесплотно!..

На закате люди настигли солнце третьего дня.

Но хлеб недостижимо таился в зеркале.

Люди втащили зеркало с отраженным хлебом на землю.

И века горят глаза миллионов у зеркала над хлебом.

Зеркало блекнет тускло.

Плеснь и ржавчина выступают в отраженном хлебе.

А люди над ним снова и снова…

Скомкай сердце и вышвырни в века.

Пусть болтается под ребрами бессмертия…

Россия без «Ъ»*

Синий Благо-Весть
(1921)

ИВАНУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ

РЯЗАНОВСКОМУ

посвящает

автор

Август 1921 год

Харбин

Перо взъяренное из ножн!

Перо отравленной стрелой –

Тревогу траурную множь,

Сердца ожогами открой!

«Не страшен ты, – без имени милльонный!..»

Человечьему мясу краснокожей поэзии

выблюдку толпы – поэту желудочного

сока – Маяковскому – автору

«150000000»

Не страшен ты, – без имени милльонный!

Не грозен ты, бесчестный без лица!

Главы поэт презренно не приклонит

Перед толпой – рабыней палача!

Так что ж: вас тысячи милльоны,

Плененных Красною Звездой! –

Но сердце зрячее отклонит

Ваш путь – Кровавой Новизной!

Девиз Антихриста – печать:

И «Братство» – Каинова рода

И зависть – «Равенство» урода,

«Свобода» – с рабского плеча!

– Так что же братья, равные на рознь,

Глодайте сгрызанную кость девиза: –

«Братство, Равенство, Свобода», –

Ее подбросил Черный Гость –

Рабам и Каинам, уродам.

I

Рубя с плеча,

Но – своего,

Но – не голову!.

Тем более – не голову

  Соседа-палача!

– Руби с плеча и вдребезги –

  С размаху

Плаху палача!

II

Россия – смутная страна.

Я твой избранник ясный!

Во мне отражена –

Ты рдяная, как праздник.

III

  «Поднявший меч –

  Погибнет от меча».

– Но надо отмечать,

Но надо отличать

Мечей отличную печать:

  Который Меч поднявшего?!

  Который Мести Меч

  Карающе опустится над ним?!

  …Один из них

  Со мной возник!

    . . . . . .

Знаменье знамени

– «Да Воскреснет Бог и расточатся врази Его!»

– Свою Лепту – назревающее Слово – бросаю,

братья, в Ваши набаты – сердца.

– Русские клокочущие сердца, – славянские

набаты, – не заглушайте мое – поэтово

Слово своей грохочущей немотой, –

ибо, если я воистину – словотерпец

ходатай Ваш, – то – воистину, я –

отвергнутая насущная лава – из

самых пучинных недр – Вашей

разъяренной немоты!

Не заглушайте Каинова раскаяния!

– Чу:

Распятая Русь воскресла!!!

…Три цвета! – Саванные пелена

Бело-сине-красного Знамени –

оставлены нетленными мертвецами.

…Отвергните ли камень от моего

сердца Лазари во Христе?!

1 Январь 1921 год

223

Из цикла «Благовесть синих»*

«…Камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла».

– Здравствуй, страна!

– Родина смутная, –

«Доброго утра!» –

От блудного сына прими

Сердца терновый привет!

 Бело-сине-красная

 Скинута маска! –

 – Родина, празднуй!

 Ликом открытым,

   Из тлена,

   Ликуй, –

 Озаренная Русь!!!

Бело-былое,

– Красное – ныне…

Синяя – высь!..

 – Прошлая Родина,

 – Русь настоящая,

 – Вечная Родина – Русь, –

 Светло

 Грядущим гряди!

Пламень славянского племени

Валом девятым

Кровавого натиска

Вырвал из плена

Нетленный удел

Эры иной!

  Узел веков

  Русь – рассекла! –

  Громом сердец –

  Рушена Грань!

 Гремящий кровопад

 Миллионами припал –

 Грядущего стопам!

Русь детей своих несметно

Растерзанью обрекла, –

Ради радости рассвета

Неутратного Утра!

 Русь сердцами не устанет

 Биться – биться без конца:

 – До победного венчанья

 Безначального венца!

 Это сердце

   Славянина

 Раскачало

   Шар земной!

Смертию смерть поправ.

Славься славянская кровь

Славою Слова – Творца!

Ликом открытым ликуй,

Озаренная Русь!

 Радости ради,

 Родина празднуй.

 Кровью Христа!

Флаг расторгнут – растроен:

На три цвета разрешен:

 Бело –

  Сине –

   Красная

    Сгинула Маска!

Знак азбуки

(Возле побитых букв из азбуки)

«Из песни слова не выкинешь!»

Безграмотный Титан

Плюгавый Грамотей

Россию разметал, –

В кровавой суете, –

К всемирным берегам

Для горестных затей!

– Безграмотный Титан,

И Пресный Грамотей,

Твоя ли суета –

У ятей и ерей?!! –

Взъярился досыта

И Азбуку изъел –

Безграмотный Титан

И ранний Грамотей!..

До Азбуки восстал

Славянский Прометей!!

Похмелья недоучья

И – перепои книгарей –

Прочь, косноязычащие кручи

Изяли букварей!..

Слепой у книги – без аза –

Открыл взъяренные глаза!

Слепой от книги – инвалид –

Бессочье в буквах утолил!

* * *

Изъято Ѣ из песни лебединой

И Ъ – незнанием отринут!..

И И – трехцветное знаменье

Смешало смутное затменье!..

Какой прожорливый скупец

России «азы» оскопил?!

– Какой непрошеный купец

Руси наследие скупил?!!.

Из песни выкинуто – Слово –

Кровавой бешеной обновой…

* * *

О, Русь!.. О, азбука родная!.

О, Ѣ, – родимое пятно –

Мечтами саванными чаю,

Вернуть, что Родиной дано!

* * *

…Что твердым знаком обвенчаю? –

– На Родине темно!..

Согласных букв не замечаю:

– Сливается в одно!

О, Русь! – о, азбука родная

О, дай прильнуть в твоем одре!

В утратах Русь не узнавая,

И, даже, «верю» через «Е»…

…О, Трехсотлетия Весна,

Не тронь дремучий русский «Ъ» –

Не узнанный Причастником –

        со сна!..

Григорьев круг*

«Триста лет продлится он (сон)»

(Пушкин)

Эх, отрепье на распутьи…

Непутева голытьба!!!

Трехсотлетие ль избудет

– Что сготовила Судьба?!!

Стенькой Разиным заказан,

Пугачевым наречен –

«От Амура до Кавказа» –

От грузин до орочен!

Эх, отрепье на распутьи!..

Непутева голытьба!!!

Все народы перепутал

Для неведомых забав!

В трехсотлетиях три цвета

Лапотками разносил?…

Распростерлось на полсвета

Знамя знатное Руси!

– Эээх, – мужицкой ли печатью?..

Попадьи ль неладной – грех?…

Что Отрепьевым зачато, –

То в Распутинском одре!!!..

…Эх, отрепье на распутьи!..

Непутева голытьба!..

Трехсотлетье ли избудет

Два Григорьевых горба?!.

Карл Маркс или Христос?*

«Я есмь Альфа и Омега, Начало и Конец, Первый и Последний».

(Откровение Святого Иоанна Глава 22. – 13)

Скажи мне, скиф,

Ответь мне, росс,

В мои ни-зги,

На мой вопрос:

– Порок или Пророк!..

Ответь мне, росс,

Скажи мне скиф,

В огне угроз

В тебе возник:

– Порок, или Пророк?

Ответь мне, скиф,

Скажи мне, росс

Пути узки…

Широк порог:

– Пророк, или порок?!

Скажи мне, скиф,

Ответь мне росс…

В низги мозга…

На сердце мрак!..

Ответь мне скиф

На мой вопрос!

Скажи мне, росс:

Карл Маркс, или Христос?!

Красная Площадь Руси

Посвящ.

Софье Александровне Ш.

– Кто насеял окаянный

Эти красные бурьяны?!

– Чья прожорливая ложь

По полям изгрызла рожь?!!

Кто навеял – окаянный

Эти смрадные дурманы?!!

Глаз дурной изглазил чей

Хлеб неродящих полей?!

Кто раскидывал – поганый –

На путях твоих капканы?!!

Ядоносный чей язык

Заточил тебя в узлы?!

– Кто несметный Богатырь, –

Перепутал твой удел?..

Кто зловещий поводырь –

Догола тебя раздел?!.

Проходимец ли безродный

Твой очаг испепелил?!

Брата с братьями, – расторгнул…

Сердце злобой опоил!

Чей непрошеный дозор

Мстил святыням и церквям?!.

Кем заказанный позор:

Смотр нетлеющим мощам?!

Доглядись – завороженный,

За Кремлевскую стену:

– Кто возводит – под короной –

К месту лобному страну?! –

Под красной звездой

 «Площадь Красная» – Страна!

 «Место Лобное» – Престол!

 – Воцарился Сатана

Под отвергнутым Крестом!

 Палачом в рубахе красной,

 (Знак – Кровавая звезда,) –

 Сатана справляет праздник

Позабытого Христа!

Скитальцам России*

Посв.

Александру Феодоровичу

Топоркову.

Грозы кровавые Русь разметали.

Ветер нагрянул и кровли сорвал.

Вьюги – очаг, отчий дом растерзали…

По миру сонмы блуждают бродяг.

  Божья опала ли?.. Божья забота?..

  Кара?.. Награда?.. От цепи к цепям? –

  – Беженец Родины – ради «свободы» –

  К мукам чужбины – разлукой распят.

По миру пущены нищими братья!

Родина мать ли подкидышем – их

Кинула Каином сиро скитаться

В пытках суровых на землях чужих?!

  Горе напрошено – тяжкой сумою…

  В окна чужбины, в голодной тоске,

  Родиной нищее – сердце немое,

  Ждет подаянья: – возврата к Москве!

И без приюта, без права, защиты,

В путах изгнанья, заброшен изгой…

Пасынком Родины траурно рыщет

Всюду незваный непрошеный гость.

  С Волги – на Лену, из Крыма – к Байкалу,

  С Омска в – Одессу, с Москвы в Нью-Йорк…

  С Юга – на Север… от края до края…

  С места на место… и снова и вновь…

Мечутся волны взъяренной России…

Щепы по миру разносит волна…

Млечное горе до трона Мессии –

В Чаше Всемирия – Русь вознесла.

«Великий миг!..»

Великий миг! –

Постиг:

Россия – Родина моя

Восстанет вновь,

Чтоб воссиять! –

Распялица Россия

Искупит грех Кровавый

За мир – одна!

За мир – одна! –

Россия впереди!

Россия – небеса! –

Вселенной небеса.

Украденная смерть*

На перекрестках смерти
[1921]

Васька Штепсель тщательно и деловито просматривал все движения своего соседа по столику, – забредшего случаем в чайную «фраера».

«Фраером» по воровскому жаргону называется тот человек, с которого можно так или иначе поживиться. Буквальный перевод этого слова, – если таковой возможен, означает – «богатый гость».

Фраер быстро выпивал стакан за стаканом чай из круглого пузатого чайника.

Движения его были судорожны, порывисты и весьма даже странны. Точно в то время, как его руки и все тело двигались сами по себе, сам человек со своими помыслами и чувствами будто бы отсутствовал вовсе, или во всяком случае, был далеко и от чая, стакана, чайника, столика и всей обстановки чайной.

Это забавляло Ваську, а вместе с тем и подбадривало:

– Такого чудака сшелушить – две пары пустяков, – думал он, «с ево штаны сними чечас, он и не оглядится», острил про себя Штепсель и мысленно уже пошаривал по растопыренным карманам фраера.

Когда же фраер нервно звякнул ложкой по стакану и совсем неожиданно выхватил из бокового пиджачного кармана бумажник, Васька насторожился.

«И-и-ых! У его там немало бумажек зря копошатся – Васюту поджидают» – и смачно потер потеющие от напряжения ладони.

Фраер вышел из чайной.

Васька кликнул полового и привычно процедил:

– «Закинь-ка, друже, на мой счетик чай на одного и пару московских калачей».

И фасонисто-неторопливо, подлаживая у дверей кепку, вышел из денной чайной.

– «Ишь, как зашпааривает неладной!.. До угла доскочил… Э-э-э врешь, браат, от Васьки Штепселя не уйдешь. Не Серега косой, который только засыпать то и горазд, тебе попутчился… Не Се-ре-га Васька. Васька себя не упустит, брат, – из другой колоды»!

И продолжая в этом задористом духе бойко размышлять, Васька зорко следил за своей жертвой.

– «В трамвай… В очередь становится… Это брат, нам на руку»…

Васька встал в трамвайный хвост, как раз в затылок своей жертвы.

Собственно, Штепсель не совсем одобрял эту новую затею – трамвайные хвосты, – они немало мешали ему. В толпе когда всяк торопится в трамвай, было куда способней удить по карманам. Васька даже вовсе «сошел» с трамвайного дела из-за этих самых неладных хвостов.

Но теперь он вошел в фарт и уже ощущал бережно костяшками пальцев в наружном кармане пальто фраера, небрежно сунутый туда жирный бумажец…

Трамвай быстро втянул в себя весь хвост и с грохотом понесся на Петербургскую сторону.

Недалеко от Введенской фраер подался на переднюю площадку.

Васька уже притулился к намеченному карману.

Левым боком «тормозил» следующего пассажира и в то же время правым – прижимался к фраеру.

Средний и указательный пальцы правой руки уверенно и цепко, как щипцы, придерживали бумажник в кармане фраера.

Каждую минуту Васька мог приподнять руку и бумажник, несомненно, оказался бы в его руках.

Но Васька из любви к ремеслу и для форсу перед самим собою медлил:

«Пущай он сам его оставит мне»!

Все же несмотря на привычность в «деле» руки Васькины на этот раз потели и ослабевали в кисти и в локтях, временами же по его телу судорожно мелькал рой электрических мурашек и особенно когда вагоновожатый ударял вдруг ногой по полу и звонил предостерегающе какому-нибудь зазевавшемуся пешеходу…

Когда фраер опустил ногу на ступеньку, бумажник естественно, без всякого движения Васьки, остался в его цепких пальцах.

Стрелой вылетел Штепсель из вагона и даже не взглянул на прощание на свою жертву.

– «Ну катись колбасой Вась»… – подстегнул сам себя Васька.

Только тогда, когда он завернул за Введенскую, сердце его вдруг заколотилось быстро, веки запрыгали учащенно и по всему телу бешено заплясала самая живая, неотвратимая радость.

– «Вот оно как Васенька. А!.. Ни с какого боку не засыпается Васька Штепсель. Ээх, и как это Серегу Косого угораздило „за конверт и в кружку“ засыпаться, – дурь косая… Тааак Васенька… Этак Васютанька… Таконьки Васюк… Здорово брат… Ээх и Васька же, гвоздь те в спину…»

Васька не шел, а наплясывал что-то бойкое на асфальте.

– «И дурной же этот», – жалеючи подумывал Васька: «как это можно с деньгами да такое обращение иметь, – „нате“, мол, кому не лень, берите их для разводу… – Тут грех упустить-то; не взять – совестно, ведь деньги сами подбиваются… Топор – не голова. У его видать не все дома – порасходовались… Без винтика, пары винтиков не хватает…»

У самой Кронверкской приметил Штепсель синюю вывеску:

– «Денная чайная Петра Иванова Салотопова».

И быстро шмыгнул в нее.

За отдельным столиком в углу, Васька уже вовсе иной на людях, степенно и уверенно вынул бумажник, стараясь щегольнуть им – уж больно фасонистым оказался бумажец.

Тут же стал пересчитывать деньги:

– «Пятидесяточка… сороковочка… это уже триста… порватая пятатка – еще не примут… семьсот девяносто семь… Без трехи восемьсот… Пусть его – трешка ему на трамвайные помины пригодится…»

Кроме семиста девяносто семи рублей, в бумажнике оказалось два трамвайных билета, которых тут же приспособил – приклеил почему-то на стену. Пучок рдяных волос, узорчатый крестик из серебра и какое-то письмо.

Относительно волос Васька постановил показать их Катьке – своей бывшей и подразнить ее – это-де новая подарила.

Крестик Васька приладил к своей цепке на груди, на которой уже болтался один медненький крестик.

Для этого Васька вышел в уборную.

Надевая крест он трижды перекрестился, выдумывая в то же время, как уязвить Катьку:

– «Смотри де какое обожение новая преподносит Ваське Штепселю и крестик от груди передала. Смотри какая, а!»

Письмом занялся только за чайком, к которому потребовал с удачи лимончика и пару слоеных.

Сперва он попросту хотел изорвать письмо, но когда прочитал на конверте странное и несуразное «всем», то залюбопытствовал и вскрыл бережно конверт по клею.

Кровь хлынула к Васькиному лицу и подкатила к самым вискам, когда Васька разобрал первые строки:

«В смерти моей прошу никого не винить».

Дальше он уже с трудом, сбитый неожиданностью и испугом, прочитал: «Разве можно жить среди вас – слепые, жестокие, маленькие людишки.

Жизнь это беспощадная кошмарная мельница, которая все яркое, свежее и сочное мельчит, перемалывает, распиливает в горький едкий порошок будней и пошлости… И этим порошком вы напихиваете ваши пустые, отвислые души, во всем подобные желудкам… Вы – животы сплошные и если есть в вас живые соки, то только лишь желудочные.

Ну вас!

Прощайте с Богом.

Сергей Васильевич ПРОТОКОВ».

Васька чувствовал что-то смутно инстинктом в этих последующих словах посмертной записки фраера, но перечитывать и разбираться в них не стал.

Перед ним ясно восстало бледное лицо фраера, его странные, лихорадочные движения, быстрая, бегущая походка, сутулые плечи и даже мягкая широкополая фетровая шляпа.

Васька почувствовал прилив самых искренних добрых чувств к только что обворованному человеку…

– «Вот те и канитель… Засыпался почище Сереги-Косого. Тот в часть угодил, а я самого себя растревожил здря. Вот неладь какая приключилася! И не придумаешь ничего. И крыть-то нечем. Эээх Васька, Васька – в переплет какой сбился…»

И Штепсель нарасхват впопыхах выхватывал из головы всякую невероять, самые неожиданные предположения, замыслы…

Только когда снова взглянул на письмо заметил и слева на листе напечатанное:

Сергей Васильевич ПРОТОКОВ.

Журналист. Гатчинская, д. 37/39, кв. 7.

Он ясно наконец понял, что ему следует предпринять.

– «Не допущу до смерти убийства: не возьму греха на душу».

Васька Штепсель всегда был против убийства, «брезгал, пренебрегал им», как сам заявлял, когда его зазывали на какое-нибудь «дело с топориком» или другими «аргументами».

Не мог уже сидеть в чайной. Быстро выскочил на улицу и почти бегом пустился на Гатчинскую.

По дороге он чувствовал себя спасителем, ему вдруг припоминалось что-то похожее из того, что видывал как-то в кинематографе «Ампир»…

Сердце билось особым трепетом. Мысли быстро переплетались и казалось готовы были захлестнуть мозг…

– «А вдруг он уже… – „капут“…»

И Васька нагонял шагу.

Особенно представлял Васька весь ужас своей жертвы, так как сам еще совсем недавно выводил точь-в-точь такое же, что было в начале фраерова письма: «в смерти моей прошу никого не винить»… Это было тогда когда его новая Катька передалась жигану – страшному Власу Головастику и вовсе отстранила Штепселя, даже высмеивала его на глазах бесстыжего жигана.

Но дурь эта быстро выветрилась из Васькиной головы, особенно после того, как ему удалось в одном кокаинном деле «взять на хомут» жигана, так, что он вовсе и не знал об этом…

Васька взобрался на третий этаж, нажал кнопку звонка и его вдруг обожгла самая жгучая боязнь:

«А что если этот засыпает»…

И еще больше стушевался, когда к нему вышла мрачная, видимо чем-то раздраженная барынька и спросила неприветливо:

– Что надо?

Васька напряг все силы, чтобы быть аккуратным в обращении:

– «Простите за выраженье…» путался он: «Извините за нескромный вопрос… Я, могу собственно говоря, так сказать Сергея Васильевича повидать… Одним словом»…

Барынька резко перебила:

– «Он должно быть не примет никого… Прошел к себе, не сказав никому ни слова. Может быть заболел даже. Так что Вы лучше оставьте его в покое».

Но Васька вдруг осмелел:

– «Мне надо его непременно, а не то скверно может приключиться… Да.»

Барынька нерешительно покосилась на него; но все же молча повернулась и пошла к одной из дверей.

Васька раньше барыньки очутился комнате Сергея Васильевича и успел профессионально подметить, как фраер сунул что-то блестящее в стол.

– «Вы…!» – изумленно вскрикнул Сергей Васильевич при виде Штепселя и вдруг громко и нервно расхохотался.

– «Уйди Надя», – сказал он, когда прекратился приступ кашля, вызванный смехом.

Барынька вышла.

Васька недоумевал. Только тут он почувствовал, что вовсе не подготовлен к этой встрече.

– «Что скажу я ему»…

– «Ну сядьте, – будьте гостем», – с некоторой улыбкой заговорил фраер, четко вглядываясь в Васькины глаза.

Васька с краюшка примостился как-то на диване, неловко вынул бумажник и подал его Сергею Васильевичу. Казалось вся его воровская проворность рассыпалась куда-то.

– «Вот Вы уронили… Там и письмо… Конверта ей-Богу не читал», – путал Васька. «Нечаянно знаете… Где остановка Вы выронили…»

– «Эээ, бросьте. Я ведь все знаю. Когда Вы в чайной приглядывались через плечо к бумажнику – было видно. – Ведь против зеркало стояло… А насчет письма. – Откуда же Вы могли знать мой адрес? Но Бог с Вами – дело не в этом… Оставьте деньги у себя – все, все… Да берите же, говорю Вам… Ну нате, на-те же, наконец. Только где же крестик?»

Васька корчился, краснел, озирался, пыхтел, а когда дело дошло до крестика, так вовсе растерялся, взвыл вдруг самым детским беспомощным плачем…

Слезы запрыгали со щек.

Все же он расстегнул ворот рубахи и стал возиться с цепкой и забормотал вместе в плачем:

– «Я этой суке Катьке хотел… ббыыы… Выпи… А вовсе не хотел обирать Вас».

Сергей Васильевич обнял Васькины плечи рукой, перебил его, утешая и подбодряя его, и прокричал восторженно в самое Васькино лицо:

– «Да ты голубчик, и смерть-то мою выкрал… Украл смерть, слышишь! Ведь знаешь, теперь-то я пожалуй и стреляться не стану… Рассеял ты все… По-ни-ма-ешь ты э-тто, а..?»

Действительно фраер вовсе раздумал стреляться, об этом Васька точно знал, так как нередко с тех пор захаживал вечерами к Сергею Васильевичу испить чаек в самом его кабинете.

Песенцы (изд. 2-е)*

Хай-шин-вей. Китайские этюды
Стихи
(1922)

ГРИГОРИЮ ИЛЬИЧУ

СОРОКИНУ

посвящает автор.

К 2-му изданию книги

– стихотворений –

Венедикта Марта

«ПЕСЕНЦЫ»

Венедикт Март – истинный поэт, человек большого таланта.

Душа его всегда поет, напряженно и непрестанно поет, – она вся из песен.

В ней своеобразно сплелись вздохи Востока, упоенного чарами грез, с бурными порывами Скифии, вечно взметенными ввысь.

С. Гусев-Оренбургский

9-го марта 1922 г.

Харбин

Песенцы

Чай-чин-юн – желтолицый китаец

«Песенцы» мне свои напевал,

«Песенцами» он песенки звал.

И мечтою в Чифу улетая,

Тонким голосом долго слова

Он тянул, как ночная сова.

И глаза в узких щелях блистали,

Взгляд их дико тоскливый скучал,

Душу песен я в них замечал.

С Чай-чин-юном навеки расстались:

На чужбине в тоске он зачах,

«Песенцы» что читал я в очах, –

Хай-шин-вей вспоминая, слагаю.

С.-П.-бург

1915 год.

У Фудзядяна

Как мандарин торжественно-спокойно,

Сжимая трубку в теплой рукавице,

Купец-китаец едет на ослице.

За ним с кнутом бежит погонщик стройный

Держась за хвост ослицы утомленной,

Напев твердит сонливо-монотонный.

В его косе вплетен шнурочек белый, –

Знак траура по близком человеке.

Покинул близкий кто-то мир навеки.

Крадутся тени сумерек несмело,

Осенний ветер в травах наклоненных

Творит сухой напев шуршаньем сонным.

Вот фанзы Фудзядяна видны взору.

Спешат седок, погонщик и ослица:

Седок к жене, погонщик – накуриться,

Ослица повалиться у забора.

В курильне

Зорко и пристально взглядом стеклянным

Смотрит курильщик на шкуру тигрицы –

Некогда хищного зверя Амура.

Чтобы отдаться объятиям пьяным,

Женщина с юношей ею прикрылись.

Смотрит курильщик, как движется шкура.

Странны, познавшему опия сладость,

Страсти животные к женщинам низким,

Страсти мрачащие души немудрых.

Тихо в курильне и душно от чада,

Редко шипение лампы при вспышке,

Вздохи… чуть слышится шепот под шкурой.

Тени и блики на желтых циновках.

Дым поднимается темным туманом.

Курят в молчании желтые люди.

Мак, точно маг-чаротворец багровый,

Явь затемняет обманом дурмана,

Чадные грезы тревожит и будит.

С.П.-бург.

1916 г. 4 февр.

247

На Амурском заливе

«Юлит» веслом китаец желтолицый.

Легко скользит широкая шаланда

По тихой глади синих вод залива.

Пред ним Востока Дальнего столица –

Владивосток за дымкою тумана.

На склонах гор застыл он горделиво.

Как всплески под кормою монотонно

Поет тягуче за веслом китаец

Про Хай-шин-вей – «трепангов град великий».

Над ним в далях небес светлозеленых

Полоски алые в томленьи тают

И звезды робко открывают лики.

Мой гипсовый череп

За лишний полтинник

Какой-то китаец

Заставил смеяться

Мой гипсовый череп.

И вечно смеется

Застынувшим смехом

Беззвучно, без дрожи

Мой гипсовый череп.

Средь мертвого хлама

Недвижных вещей

Один лишь смеется

Мой гипсовый череп.

Лампада мерцает

В дрожании жутком,

И свет озаряет

Мой гипсовый череп.

Из впадин глубоких,

Бездонных во мраке, –

Глядит в мое сердце

Мой гипсовый череп.

С.П-бург.

1916 год.

Три души

Ку-юк-сун седой, горбатый

В фанзе закоптелой

Занят малым делом:

На тряпье кладет заплаты.

У него сегодня радость:

Смастерил сыночек

В праздничный денечек

Ему гроб от всех украдкой[1].

Вся семья с утра в работе, –

Старику покойно.

В старости пристойно

Знойный день забыть в дремоте.

На цыновках в нарах грязных

Ку-юн-сун забылся…

И от будней отдалился

К снам, как небо в зное, ясным.

…В зеленеющей долине,

В гуще гаоляна,

На земле прорыта рана –

Там начало от кончины.

Поселился он в кладбище

Средь почетных предков…

Жизнь земная клетка,

Человек в ней – жалкий нищий.

Три души его покорно

Разбрелись[2]. Дороги

Их решили боги:

Брак трех душ его расторгнут.

Страж душа одна осталась

С мертвецом в могиле…

С новой ясной силой

В теле бренном засияла.

Отошла душа другая,

Труп покинув в гробе, –

В мир иной загробный,

Жизнь земную повторяя.

Третья – в фанзу возвратилась.

И дощечка в доме –

Память о покойном –

Третью душу приютила.

Видит сны и мыслит мудро

Ку-юн-сун счастливый…

…В гаолян сонливо

Прибрели с холмов верблюды. –

Ноябрь 1917 г.

Хай-шин-вей.

У моря

Осенний день багровый на исходе.

На ветвях бьются сохлые листы

И быстрый ветер переходит

В буграх прибрежные кусты.

С косичкой тонкой на макушке

Поет бродяга-китайчонок.

И в лад под песню колотуши

Дрожат в озябнувших ручонках.

Поет привычно-монотонно,

И сам подпрыгивает в лад…

Обводит сонными глазами

Толпу собравшихся ребят.

В цветных нарядах корейчата,

Детишки – беженцы – евреи –

Собрались грязные галчата

Толпой крикливою на берег.

Шампунки бьются стертыми бортами…

Старик китаец у руля

Любовно голову мотает,

Прищурясь косо на ребят…

И как разбитое крыло

О берег бьется рваная волна.

Гадальщик*

посв. К. И. Ваниной

У дверей харчевни

Стол гадальщика стоит.

Старец чужеземный

«Завтра» каждого таит.

  Три монетки медных,

  Тушь и кисть на тростнике,

  Книги строгие отметок

  Ожидают в уголке.

Изредка прохожий

Остановится гадать

И старик находит,

Что судьба готова дать.

  Мудро и спокойно

  Отмечает всякий знак, –

  И медлительной рукою

  Тайны сдвинута стена.

Длинными ногтями

Придавил морщинки лба

И сонливо тянет

Напряженные слова.

  Тайны покупатель

  Отсчитал на стол гроши

  И опять гадатель

  Тайну «завтра» сторожит.

Три монетки медных,

Тушь и кисть на тростнике,

Книги строгие отметок

Ожидают в уголке.

Мизинцы

Мизинцы выставив крючками,

Скрестясь мизинцами, бредут

Неразличимыми друзьями

Два желтоликие в саду.

В толпе нарядной европейцев

На фоне светлой пестроты

Фигуры синие – виднее

В одеждах чуждых и простых.

Бредут, раскачивая руки

Фальцетом тощим выводя

Тягуче сдавленные звуки

Беспечной песенки бродяг.

Сегодня праздничным блужданьем

Досуг друзей соединен…

В сонливых буднях выжидали

Они сегодняшний денек.

Из Фудзядяна, Модягоу –

Один в харчевне полевой,

Другой прислужник у портного –

Друзьям свидаться довелось!

И вот без слов и уговора

Их путь медлительный решен:

На сан-де-ге к жестяному забору –

В опьекурительный притон.

И только в судорогах ожога

Трещащий масляный фитиль

Мизинцы выпрямит… и оба

Прильнут на скомканный настил!

В игле проворной и вертлявой

Кусочек черный запестрит

Горящий опиум – отрава

Взволнует пьяный аппетит.

Ду-хэ

(Одинокий журавль-аист)

По эпитетам китайских поэтов и художников.

– Там отшельник поэт

В уединеньи живет, –

– Ты – изнебесный привет, –

Свой остановишь полет.

– Только не стаишься ты, –

О, одинокий журавль!..

Не распугает мечты

Твой молчаливый привал.

– Гость прилетелый-святой,

Ветра товарищ и друг,

Посланец ты неземной,

Сферы эфира в мой круг!

– Если ты крикнешь порой

Небо услышит твой крик!

Разве сравнится с тобой

Кто из пернатой родни?!..

– Особняком среди них

Ты несравнимый стоишь!..

Что с высоты запленил

– В глыбах молчанья стоишь.

Только отшельник-певец

С дружбой стремится к тебе

И разделяет поэт

Твой одиночья удел.

Кормит и поит тебя…

В высь отпускает… и вот,

Взоры с восторгом следят

Твой одичалый полет!

– И восхищает мечту

Радость подьятия вмиг!

Точно поэтовый Дух

В образе ярком возник.

– Тихая лютня… Журавль!

Вот обстановка: мое!

Вот что приемлет в горах

Уединенья жилье.

На любовных перекрестках причуды*

Новелла-миниатюра
(1922)

Серафиме Захарьевне

ЛЕСОХИНОЙ –

Жене моей посвящаю

Автор.

Харбин, Март 1922 г.

Почтовая марка*

Рассказ из современной японской жизни

Егучи-сан – стройная прекрасница!

Ее диво-пышные волосы, всегда причудливо-грандиозно причесанные, отличали ее от подруг.

Необычаен был для японки ее тонкий нос с еле заметной горбинкой.

Когда Егучи-сан смеялась, или раскрывала свой маленький ротик, чтобы говорить, – на прекрасных, белоснежных зубах ее, казалось, играли, дробились солнечные блики.

Наряжалась Егучи в изящные цветные кимоно, разрисованные ее любимыми цветами: стройными, легчайшими ирисами; пышными, мохнатыми хризантемами, или нежными цветущими ветками Сакуры. В просторных складках широких подрукавников ее всегда лежали: душистый шелковый платок, узорчато-резной складной веер и легкие краски для губ и щек.

Отец Егучи любил и баловал свою единственную дочь. Дарил ей европейские – такие странные для Егучи – наряды; приносил редкие картины, книги, дорогие безделушки.

Однажды он возвращался с дочкой с концерта, который давали в английском клубе проезжающие в Америку гастролеры.

Егучи-сан более всего поразила игра на рояле. И ей показались такими игрушечными и несерьезными ее кото и шамисен – инструменты, на которых она училась играть с детства далечайшего.

О своем разочаровании в родных инструментах девушка рассказала с болью отцу…

Вскоре, в день, когда Егучи-сан исполнилось восемнадцать лет, в их бумажный изящный домик на горе, много людей внесли громоздкий черный рояль и поставили его на хрупкие желтые циновки – в комнату девушки.

В это время Егучи-сан не было дома – она уходила покупать «Сакано-пан» – корм для рыб.

Их было много – золотых и черных рыб, и они всегда резвились под ее окном в широком искусственном пруду.

С покупкой в руках вошла девушка в сад, нежно-приветливо оглядела разнообразные яркие цветы, апельсиновые деревья и карликовые сосенки, которые судорожно и цепко лепились на причудливых каменьях-островках пруда.

Девушка раскрошила длинные куски сакано-пан и стала шаловливо бросать маленькие кусочки рыбам.

Ее смешила и забавляла вечная борьба черных с золотыми – из-за пищи. Золотых рыб было больше, но черные – крупнее, прожорливей и сильнее. Золотым ничего не доставалось.

Егучи-сан, смеясь, обежала пруд и быстро подошла к окну, чтобы взять сетку на длинной бамбуковой палке, – этой сеткой она отгоняла злых черных рыб от пугливых золотых…

Подошла к окну… Вскрикнула и замерла… На щеках выступили пунцовые крапинки румянца…

Раскрытый рояль показался ей в маленькой скромной комнате каким-то громадным чудовищем с оскаленными зубами – рядом клавишей…

Забыла о рыбках, побежала, как-то дико прискакивая, к отцу и благодарная стала гладить его седую голову, морщинистые, сухие щеки.

* * *

Всю ночь не спала Егучи…

Ложилась, но тотчас же бережно отрывала шею от подушки, чтобы не испортить прически, и тихо, как-то загадочно улыбаясь, шла к роялю…

Длинными, хрупкими пальчиками едва касалась клавишей и замирала в несказанном восторге. Вслушивалась в четкие, такие прекрасные, невидимые звуки.

Вдруг заметила забытые кото и шамисен…

Улыбнулась сама себе как-то манерно-серьезно… Подошла к родным вещам – спутникам детства далечайшего.

Закутала инструменты в черную материю. Торжественно, многозначительно отнесла сверток в угол и поставила у одной из ножек рояля.

Раздвинула бумажную стену и долго смотрела на далекие огни города и рейда. Горный, душистый ветерок ласкал ее пылающее лицо и, казалось, напрасно силился спутать волосы, крепко схваченные черепаховым гребнем, косоплетками и булавками с коралловыми головками…

Когда на рассвете заснула Егучи-сан, ей снились самые невероятные, причудливые сны…

Вдруг рояль становился воздушной, черной тенью и медленно уходил сквозь стену в зеленый сад… И все его клавиши звенели мелодично и монотонно, как бы прощаясь с Егучи и ее циновочной комнатой…

И напрасно Егучи тянула руки, умоляла глазами небо сжалиться над ней… Рояль проплывал под деревьями в ночь.

Замирали звуки и таяли по мгле… Черная тень рояля терялась в звездах… И Егучи не знала, где были звезды, где клавиши?..

То ей казалось – белые и черные полоски-клавиши срывались с рояля и быстро бегали, прыгали, носились по комнате, по циновкам, неуловимо скользили по ее обнаженному телу, нежно звуча на все лады…

Егучи пробуждалась, вскакивала и снова подходила к странному чужеземному инструменту и робко перебирала тонкими палевыми пальчиками ласковые, белые клавиши…

Чуть заигралось утро, – Егучи выбежала в сад, сорвала много цветов и трав и разукрасила ими рояль.

Но когда отец сказал ей о том, что после обеда придет англичанин-учитель, который будет учить ее играть на большом инструменте, девушка убежала в свою комнату, собрала с рояля все цветы к травы и сбросила их к пруду.

Когда после обеда Егучи-сан вошла в комнату к отцу, англичанин уже беседовал с ним.

– «Ах, это вот кто – „Почтовая марка!..“»

И Егучи вдруг рассмеялась неудержимо, точно забыла о присутствии чужестранца.

Она знала его уже давно.

Он жил в европейском квартале, вечно курил трубку с неизменным «capstan» и копошился с коллекциями почтовых марок, которых у него было чрезвычайно много.

Говорили, что мистер Тичер одними марками, в былое время, нажил крупное состояние, завел где-то в Китае обширные чайные плантации, но вскоре же все эти плантации выменял на какую-то редкую старинную марку!..

Мистер Тичер был еще молодым человеком. Нередко Егучи, со своими подругами, следила зоркими глазами за его энергичной походкой, стройным, мужественным телом, и ее всегда привлекало несоответствие строгих черт его лица с мягким, ласковым взглядом голубых глаз.

Иногда вечерами, когда она одиноко тосковала, не зная о чем, в своем саду, ей вдруг вспоминались голубые глаза и красивое сильное тело англичанина… Тогда Егучи-сан вздрагивала и быстро уходила к отцу…

* * *

Уходя он оставил ей ноты.

Егучи показалось странным: в ее комнате был чужестранец, и никого не было, кроме его и ее! Никогда девушка не переживала того состояния, которое охватило ее в этот день.

Учитель вовсе не был таким строгим и неприступным, каким всегда казался ей издали. Он даже шутил, называя ее – по выговору – англичанкой, а по носику – гречанкой…

Три раза в неделю приходил к Егучи мистер Тичер.

Иногда он оставался подолгу в комнате девушки и в сумерки играл дивные произведения европейских композиторов…

Странно было слушать музыку в почти игрушечном домике, стены которого не могли удерживать иногда бурные потоки звуков…

Девушка знала, что почти весь окрестный квартал слушает игру ее учителя.

Надоедливые гаммы Егучи разучивала с нетерпением. – Ей хотелось скорей научиться играть так же совершенно и светло, как умел играть ее учитель…

Вместе с радостью, – которую внесли в тихую жизнь расцветающей девушки чарующий рояль и живое общение с интересным чужестранцем, – незаметно прокралась и смутная тревога.

Иногда ей казалось, что она ждет не учителя, а любимого человека. Это пугало и волновало ее.

В беседах с ним она стала осторожнее, редко смеялась и больше не читала ему свои танка и хокку, в которых изливала любовь к красоте, природе и музыке.

В ее новых крошках-стихотворениях появился иной мотив: тоска о ласке и о любви.

Отец Егучи-сан подружился с молодым англичанином, доверял ему дочь, позволял вместе с ней совершать прогулки в окрестностях города.

Девушка иногда вечерами подолгу гуляла с учителем. Он много рассказывал ей о европейской жизни, о великих композиторах и о своей интересной, разнообразной жизни. И всегда, о чем бы ни говорил, неизменно переходил на свою любимую тему: о коллекциях марок. Он мог, не замечая улыбки девушки, возбужденный без конца говорить о какой-нибудь вновь приобретенной аргентинской или старинной финляндской марке. Эта чудная склонность забавляла и смешила девушку…

Однажды, возвращаясь с прогулки, они проходили европейский квартал.

В этот вечер Егучи была особенно грустна и молчалива. Мистер Тичер предложил утомленной девушке зайти к нему.

Они вошли в просторные комнаты европейского деревянного дома. Егучи-сан впервые была у европейца. Ее очень поразила незнакомая ей обстановка. Мистер Тичер предложил девушке кресло и, не замечая ее любопытственное волнение, быстро вышел в соседнюю комнату и тотчас же вернулся с грудой альбомов с марками.

Девушка не ожидала этого. Втайне она мечтала о том часе, когда войдет в дом своего любимого и это будет знаком, поданным ему, и ей казалось – он поймет ее и скажет долгожданное «люблю».

Она с трепетом ожидала каждый момент его «люблю», чтобы смело сказать свое… И вдруг это смешное, нелепое – марки.

Егучи встала и тихо дрожащим голосом сказала:

– «Поздно, мне нужно идти…»

По ее щекам скользились слезинки.

Голубые глаза чужестранца быстро растерянно забегали, – он вдруг все понял, охватил девушку за руку, опустился перед нею на колени, и стал порывисто целовать ее руки.

– «Я знаю теперь, почему вы были так печальны. Я понимаю теперь вашу танку, которую прочел невзначай:

„Если я войду,

К чужестранцу – в его дом

Это будет знак

Пусть он скажет мне „люблю“.

Ах, тогда и я скажу!..“

– Так знайте… всегда, когда я был с вами, я хотел сказать вам это слово…

Вы мое сокровище!.. Солнце мое!.. Все положу к ногам твоим моя маленькая богиня»…

– «Покажите мне ваши марки» – вдруг прервала мистера Тичера девушка и отскочила от него.

– «Все женщины всего мира одинаковы», мелькнуло у Тичера.

Он опустил голову и покорно стал перелистывать альбомы.

– «Дайте мне сюда самую дорогую вашу марку».

Мистер Тичер выбежал в соседнюю комнату и осторожно внес, как хрупкую драгоценность, маленькую изящную шкатулочку, открыл ее и дрожащей рукой вынул почтовую марку и протянул ее девушке.

«Плантация?!» – улыбнулась мысленно девушка.

Егучи-сан неудержимо рассмеялась.

– «Мистер Тичер, дайте мне спички», сказала она.

Когда удивленный англичанин принес ей коробку спичек, она держала на кончиках указательного и большого пальчиков марку и смеялась.

«А теперь подожгите эту марку.»

Мистер Тичер вдруг густо покраснел, у губ его и на лбу запрыгали глубокие морщины. Исподлобья он взглянул на девушку. Егучи-сан по-прежнему заливалась звонким смехом.

– «Не бойтесь, сэр, пальчики вашей богини не сгорят!.. Ах, не хотите, тогда я просто изорву вашу грязную бумажку!..»

Мистер Тичер вдруг схватил ее руку выше кисти и крепко сжал ее. Пальцы слабо разжалась. На ладони лежала смятая почтовая марка. Англичанин схватил марку и грубо оттолкнул японку.

* * *

Рикша привез Егучи-сан домой.

Никто из домашних не заметил, как девушка прошла в свою комнату. Она взглянула на рояль; закрыла его…

Вдруг крикнула свою старую няню, полуслепую старушку.

Вошла няня.

– «Иди наверх и принеси мне черный сверток, который валяется в пыли у рваной ширмы в самом углу.»

Полуслепая старушка не заметила слез девушки, а голос Егучи был так тих и казался спокойным.

Когда старушка принесла сверток и ушла, Егучи сняла пыльную китайскую материю с забытых кото и шамисена. Шамисен она бережно положила к изголовью своей постели, а кото поставила к окну, раздвинула стену и стала играть простые, забытые родимые песни.

Тень ветки апельсинового дерева играла на ее лице и кимоно, освещенном луной…

С.-П.-Б. Сосновка.

Декабрь 1916 г.

Глаз*

– Хотите я расскажу вам маленькую вещичку?

Конечно, очаровательная Анна Викторовна знала, что все с удовольствием будут слушать, так как ее «вещички» всегда были столь же увлекательны и изящны, как и их рассказчица, но задала этот вопрос только для того, чтобы возбудить немного нетерпения в своих друзьях.

– Расскажите! Расскажите! – просили все.

Анна Викторовна улыбнулась, и тихо, ровным, приятным голосом, начала рассказывать свою «маленькую вещичку».

– Я расскажу вам о любви со случайною причудою.

– О, это был обычный, осенний вечер по-петроградски. Хоть сейчас выйдите на балкон, и вы увидите ему подобный во всей его тоскливой мокроте. Знаете, в такие тусклые вечера иногда бывают причудливые настроения, странные, – совершенно не соответствующие всему окружающему, – желания.

Вдруг захочется нежного взгляда, улыбки… Захочется… идешь, вглядываешься в лица прохожих и, как нарочно, все встречные пасмурны, невеселы, озабочены, торопятся, бегут куда-то и не взглянут даже!

Вот, в таком настроении, я возвращалась как-то из театра. Остановилась у трамвайной остановки, и тогда впервые увидела г. Н. – героя моего рассказа. Он стоял против фонаря, профилем ко мне. Он сначала не обращал на меня внимания, но вдруг взглянул в мою сторону. Трамвай долго не показывался и я, в ожидании его, успела… влюбиться в г. Н., вернее, – в его левый глаз… Странно, – у него были разные глаза: левый – смотрел как-то особенно величаво и спокойно, правый – был точно взволнован чем-то и с тревогой вглядывался во мглу. Подошел вагон. Мы сели друг против друга. Я все смотрела в его левый глаз, и меня, конечно, радовало то, что это, по-видимому, волновало его.

– Схожу с вагона, он тоже. Следует за мной. Захотелось поговорить с ним: – я уронила зонтик. Познакомились.

– Так начался мой роман.

* * *

С этого вечера я часто встречалась с ним, он стал бывать у меня, развлекал рассказами о Сибири, о тайге. Был он сыном сибирского золотопромышленника; в Петроград приехал развлечься. Я любила подолгу сидеть о ним, вглядываться в его левый глаз и слушать милые рассказы. Когда я сказала ему о том, что мне нравится его маленький недостаток; различие в глазах, – он как-то испуганно взглянул на меня и стал быстро и нервно говорить о чем-то, не имеющем ничего общего с моими словами.

Он заинтересовал меня и особенно после того, как я заметила, что и он полюбил меня.

* * *

А дальше… дальше – любовь!.. Любовь особенно прекрасна тогда, когда не говоришь о ней, ни правда ли?!.

* * *

– На перроне вокзала… Он уезжал к себе – в Сибирь, на несколько месяцев. Я провожала его.

Раздался второй звонок.

Мы прощались.

– О, если бы ты оставил мне только один твой глаз – левый!!. – пошутила я.

Вдруг он строго и пристально взглянул на меня, – тихо нервно рассмеялся…

Третий звонок…

– Возьми! – крикнул он с неожиданной злобой в голосе, – и быстро вскочил на площадку вагона.

На ладони моей лежал его левый, искусственный глаз.

С.-П.-Б.

1915 г.

Луна*

(1922)

Лунных «Зайчиков» – Зайчику.

Уотту-Зангвильду-Иоанну Марту

Сыну моему возлюбленному

«Бисер лунного сока»

посвящаю

АВТОР.

От тени автора*

«Втроем»… Здесь мы – втроем.

Из глубины древности выступает – китайский поэт.

За ним я – его тень.

А с высоты – извечница Луна.

Да, воистину мои отдаленные передачи знают свидетеля:

– Я их пишу при Луне.

* * *

Только при Луне, в ее лучах, я могу выступать в ночи чужой речи – чуткой тенью вослед поэту древности.

Безмолвная Луна озаряет «дословным переводом» чуждую речь.

* * *

Сыкун-ту писал:

«…Текущая вода – настоящие дни

…Светлая Луна прошлое рождение».

(Сыкун-ту, Поэма о поэте. VII станс, VI строфа).

И ежели мои вытекшие – в настоящие дни – строки искренне-живы и творчески-текучи, в них отразится светлая Луна прошлого рождения.

«…Ища опоры в Луне,

Делаю ее своим чутким другом».

* * *

…Бесплотные нити лунных лучей, как по лабиринту, проводят меня сквозь тысячелетия, по каллиграфическим заграждениям иероглифов.

В. Март.

Харбин, Сунгарийский городок,

В ночь 4–5 нов. ст. октября 1922 г.

К книге

…В чистом озере ночном, –

На расплавленной Луне,

Извиваются и пляшут

Силуэты берегов.

* * *

 Расположились

В цветах… Зачинаем пир

 Запускаем в лет

Мы пернатые кубки

И хмелеем от… луны!..

Ли-Бо

Втроем

Цветы сквозь сумрачную дрему

Девичьи-хрупко расточают

Вкруг ароматную юдоль…

Луна пустынную деревню

Прошла печальными лучами

И замечталась над прудом.

Кувшин вином наполнен старым…

Ах, я пирую сиротливо: –

Нет сердцу радостных друзей!

Так что же первую ударим,

Чтоб чарка в сердце перелилась

И просочилась в мозг костей.

* * *

– «Луна, нагнись и – чарку дерни!..

Чтоб легче лазить по вершинам

Отпей-ка, бледная Луна!..»

Я зазываю так упорно, –

Дразню заманчивым кувшином…

Но нет… – куражится она.

…Мечтал я пьянствовать в компаньи.

И будет все-таки нас трое:

Луна, да я, да тень еще.

Коль пить Луна с высот не станет,

То тень как раз за мной повторит

Движенье всякое – точь-в-точь.

. . . . . . . . . .

. . . . . . . . . .

. . . . . . . . . .

Ли-Бо

Над изголовьем

Блики луны…

  Не иней ли то?!. –

  Блики – как иней!..

Голову – вскинул: –

Лунные горы смотрю.

  Поник головой:

  Думать о древних

  Моих городах.

Шань-Гуань-И

Пульсируя, течет

Широкая река.

  На быстрой лошади несусь

  По долгим берегам…

Сороки пролетают…

Луна восходит у холмов…

  Цикада терещит…

  Осенний ветер дикий.

«Бродят люди…»*

Посвящаю Марии Ивановне

Чиликиной.

Бродят люди…

 У кипарисов – падают цветы.

 Чиста безмолвна ночь –

Пустынны горы на весне.

 Пугая горних птиц,

 Восходит бледная луна…

И над срединой вешнего ручья

Несутся трели иногда!

Ван-Вей

В темном бамбуке

Одиноко прохожу…

 Струны чуткие тревожа,

 Звуки долгие тяну!..

Лес заброшенный густой…

Мне не встретить никого…

 Из-за туч блеснет луна,

 В промежутках – тьма.

* * *

 В пустоте небес –

Точно зеркало висит

 Четкая Луна.

* * *

 В ветре – визави

Надо мною – в чистоте

 Светлая Луна.

* * *

Лунным светом дополна, –

Нагруженная ладья

До поляны доплыла

Отраженно в зеркалах…

…Замигала мигом гладь

Дребезжащего стекла.

* * *

Лунным светом через край

Насыщенная душа

К вековечным берегам

В отражениях дошла…

…Замерцала в зеркалах

Мудрой древности скрижаль.

Стихотворения из архивов и периодики

«Число семнадцать это…»*

Число семнадцать это

Я в жизни крепко заучил,

Была надежда у поэта,

С любовью, верою я жил.

Но все прошло, что было прежде,

И не вернуться в жизни вновь

И обмануть меня надежде

И не придет ко мне любовь.

Я больше не поверю Вере,

Как не клянутся предо мной,

И только отворяю двери

Для Софьи, мудрости одной.

К похоронам красногвардейцев*

4 июля 1918 г. во Владивостоке

Посвящается К. Суханову

Их тысячи – суровых, непокорных –

Спускались с гор.

Сбирались с сумрачных окраин –

В великую толпу к алеющим гробам.

И в их сердцах ковалась злоба.

И исподлобья месть беспощадная звала!

Рабочие, солдаты, женщины,

Матросы, дети, старики –

Рабы труда и капитала –

Сошлись к своим бестрепетным борцам

На грозные могилы.

Валами мощными толпа

По улицам всходила.

И, как знамена, красные гробы

Грядущее вещали.

* * *

А вы, жиреющие хамы,

Тогда сжимались по асфальтам!

Из окон, с занавесок, столиков, с балконов,

Притихшие гиены, –

Бинокли наводили на гробы!!!

И вас страшили мощных песен перекаты.

Как в лихорадке чадной,

Дрожали ваши смрадные сердца!..

Потели в страхе вы

В своих нарядах пышных!..

И расступались, жирные кроты,

К домам многоэтажным

Перед гробами и толпой!

О, если б этот миг святой

Открыл бы вам заплывшие глаза,

Вы увидали б:

Солнцем заливал Христос

С синеющих высот

Бессмертников в гробах!

Вы различили б:

За гробами шли

Страданье, боль и нищета –

Народ, воскресший к истине святой,

Носитель света мирового, –

Горбатый раб, принявший крест борьбы!

За мир!..

За мир!..

Они несут в мозолистых руках

Грядущее младенца!..

И их морщины в лицах изнуренных –

Великий путь, прорытый капиталом,

К сияющей свободе!

* * *

Настанет час!

И наведут они на вас

Не хрупкие бинокли из балконов…

Нет! Жерла пушек и штыки,

Чтоб выколоть глаза

Дракону капитала

И в прах истлить

Гниющего урода.

Июль, 1918 г. День похорон.

Когда погашены огни*

Зорко, цепко береги

То, что кровью обагрил! –

Припасли тебе вериг

Кривосердые враги.

  Каждый шорох различай!

  Враг у самого плеча!

  Возле – плаха палача!

  Плач тюремного ключа!

Слово вольное сдержи! –

Ухо злое сторожит: –

Там – у скважины дрожит!..

Каждой жертвой дорожит!

Из цикла: «Русь – кровь моя»*

Посвящаю Воскресной школе культурно-просветит. комиссии при цент. бюро

Мощный в борьбе неустанной, –

Всюду – везде пробиваясь вперед, –

Новь возвещает простыми устами

Русский дремучий народ!

Миру объятие простерла

Неиссякаемо щедрая Русь!

Кто же незримый на наших просторах

Смерти затеял игру?

Кто же распутие множит?

Жадно срывает и топчет огни?

Смрадный кошмарами жадными кто же

Новь зазывает – прогнить?

Темень, невежество наше

Мозг замутили, изъели сердца.

Стройте нетленную светлую башню

В знаньи бессмертье творца.

К цветам*

Мглистые будни нависли –

Шорохи тусклых песков…

  Розовый цвет и зеленые листья,

  Восемь лучей – лепестков, –

Новью в цветковом привете

Сумерки щедро осветят.

В сердце пустое – в мой дом,

Ты, восходящая, вносишь бутон

  Пусть распускается бледный, –

  Путь расточая победный.

Как хлеб – Мария*

– Мария, – Март!

– Весна, Мария!

  – Смотри Мария:

  Все изнедрила,

  Любовью опалила, –

  Творящая весна!

Целуй мои глаза!

Губами изласкай!

  Смотри:

   – Весна!..

   – Весна!!

   – Весна!!!

О, светлая Мария.

– Мария, – зной!

– Угар, Мария!

Смотри, Мария: –

Все обагрили

  Румянцами покрыли

  Палящие лучи!

Не тронь мои глаза!

Губами не сжигай!

  Смотри:

   – Пожар!..

   – Пожар!!

   – Пожар!!!

О, рдяная Мария!

  Марии – скорбь!

  – Тоска, Мария!

   Смотри, Мария:

   Все оголили.

   Сорвали, засушили

   Осенние ветры!

В слезах мои глаза!

Но нету губ твоих!

Где ты?!

  – Один!..

  Один!!

  – Один!!!

Покинула меня!

– Мария, – гроб!

– Сугроб, Мария!

  Смотри, Мария: –

  Я у могилы!

  Мгла сердце истомила

  И в саванах мечта!

Закрой мои глаза!

Коснись губой чела.

  И прочь!

  – Фата!..

  – Фата!!

  – Фата!!!

О, мертвая Мария!

Вечный холод*

(Посв. автору темы Я-ской)

Где вы, ветреные девы,

Ночи, пламенные ночи,

Где вы, сладкие напевы?

      Где вы?

Холод – вечный холод

В душу вполз и сковал меня

Молод я, ведь, ярко молод

Ворон – вместо вести, ворон

Из толпы мне крикнул клич.

     «Вечный холод!»

Леденящий слышу зов

Вас – которой сердце

Заковал жестоко

Ледяной покров.

Где вы, ветреные девы,

Ночи, пламенные ночи

Где вы, сладкие напевы?

      Где вы?

Звездная обновка*

(Посвящается астроному Владей-Мирову)

Опоясанный звездами,

Средь-небесный на земле,

Над земными бороздами

Взором плещется во мгле.

Без привета – неприметный,

Возле улиц и людей,

Зоркий сердцем искрометным,

Сиротливый на земле.

Звезд бессчетные узоры

Четко светятся – цветут…

Беспредельные восторги

В прах расторгнут суету.

Звезды сочные сочатся,

Зазывают в высь глаза…

Мириадными речами

Замерцали небеса.

И ответом беззаветным,

От милльонности людей

Взор отмеченных засветит,

Кто бессмертием задет.

Веки вздрогнуты издревле

Духа горнего из бездн…

Вековечный, млечный трепет

Вмиг расплескан из небес.

За зрачками отраженье

Опрокинутая ночь…

Безначальное рожденье

Нескончанному дано.

Зашептали над землею

Взмахи звездные небес.

Выступает черной мглою

Взор дозорный – для побед.

По созвездий начертаньям,

Нареченным на веках,

Средь знакомых очертаний –

Взор привычно пробегал.

Сердце к звездам домерцало

Грудь прильнула к высоте…

Распростертыми устами

Стяг воздвигнут на кресте.

Леда – взора озаренье –

Снова Лебедь окрылен.

На груди креста знаменье:

Крест звездою опален.

Крест созвездья – Лебедь –

Ярче, ярче засиял!..

Вновь взыграет хлеба стебель

Смерти рушится стезя.

Благовесть

 Владей – Востоке,

 Владей – Мировых

Устах…

 Слово – Мартовы восторги –

 Преклоняю в дар.

Слово*

Слово весть

– Я во всем мире!

– Весь мир во мне!

Слово зачатое Духом

Стройными струнами стронь!

Слово надзвездное рушит

Смерти отвергнутый строй.

Благовесть Духа нетленно

Путь утверждает века…

Даль над пределом вселенной

Пусть начертает Рука.

Светлое к Солнцу смиренье

Тела и душной души.

Верьте, победно измерит

Ход непроходных вершин!

Крылья стальные и радий,

Электро-свет и тепло –

Кладбищ прогнивших ограда,

Злого бессердья оплот.

Пир механических плах,

Золота, чрева, машин –

Сгнил на кровавых нолях,

Вытек окопов-морщин.

Плесень и ржавчина, моль,

Грезы Европы грызут!

Кровью мильонов намок

Флер механичных культур.

Вечною новью зову,

Всех беспредельно зову

Слышать на марте траву,

Видеть за смертью зарю.

Слово плоть

  Средь блеклых тусклых звезд

  Идет, восходит от востока,

  Срывая спертый свод,

  Звезда безвестного истока.

Смирите смертные сердца,

Сиянье пейте от небес!

И у нетленного ключа

Рыдайте жаждущий напев.

  Мудрейши мерные пути

  И тропы торные – верны…

  Былыми болями будить,

  Преданье древнее вернись!

. . . . . . . . . .

Но кто в потемках затаенно

Мигает смрадною душой?!.

Потомок Иродова трона

Доныне сумрачно дошел!..

. . . . . . . . . .

Над местом светлая невеста

Ты остановишься когда?! –

Под небосолнцевым навесом –

  Мечта наметилась гадать!

  Младенец явию объятый,

  На месте плотью обречен,

  Устами ясными объявит: –

Земля спасенье обретет.

И откровения во сне

Получат верные сердца…

Рахиль, восплача на весне,

Вспоит слезой цветы – мерцать.

Слово огнь и слово дух

Глиняный рушен человек

  И камни говорят.

Я протяну тебе привет,

  Из камня вышедший мой брат.

Пылает пламенно Земля,

Знамена крови и огня

Раскрыли сорванные вихри.

И смерти стертые стремят

Смирить прогневанных ягнят

В могилах скомканных и рыхлых.

Милльоны смертей не измерят

Огнем разрытого кольца

Зверь – человеческих грехов. –

Крещенье огненное смертью

Расплещет ржавые сердца

И души дряхлые стряхнет.

Глас вопиющего в пустыне

Грохочет в мирову трубу

В мирьадах стоптанных сердец.

Парами смрадными густыми

Смерть многостранную рабу,

– Землю изранила – смердеть.

Лежит секира в стороне,

Оставлен пепел у ветров

И дым расплескан из небес.

Печаль и сумрак отстрани,

Былое блеклое истронь,

Задерни прошлого навес.

Ярчайше радуга грядет

И уготованным путем,

Прямою светлою стезей,

Создатель истины святой

С нетленно-солнцевым крестом

Крестить инако снизойдет.

Сверкайте быстрые зарницы,

Уверьте зоркие сердца;

Светите скорбную юдоль,

Семяна Духа зароните.

В сердца зеркальные – мерцать

Предиордановой водой.

Лежит секира в стороне,

Оставлен пепел у ветров,

И дым расплескан из небес.

Печаль и сумрак отстрани,

Былое блеклое не тронь,

Задерни прошлого навес.

Глиняный рушен человек

  И камни говорят.

Я протяну тебе привет,

  Из камня вышедший мой брат.

Танки*

Поэтам
I

  Слова за немых

Изнедряющие в явь, –

  К людям – до земли

Здесь должны вы преклонить

  Звезды, вдетые в слова.

II

  Созидайте Новь!

Берегите старину!..

  Пусть веретено

Изузорит сердца дно

  И змеится, – где темно.

III
(вариация)

  Слова кузнецы

Звенья – звонкие слова

  Ваши первенцы

Пусть, как неводы ловца

  Стронут жуткие сердца.

IV

  Хрупкий тонкий сон

Чужестранки танка звон –

  Пять звенящих струй

Танка звонкая струна

  В танка рдяная страна.

«Творитель щедрый и надменный…»*

Творитель щедрый и надменный,

Твои назначены пути: –

Ярчайший миг твой сокровенный

Рука иная начертит.

  И все от жути зарожденья

  До смерти светлого конца

  Слепое-смутно отраженье

  Чужого древнего лица.

Черная тщета*

10 март н/ст 1920 год.

Ночь. Дом на Абрекской.

У Серафимы – Черный Хрусталь.

Хай-шин-вей.

I

Стремглав!!!

Стремглав!!!

  – Тщета!

Здесь мгла! –

  Аааа!!!

Без глаз

  В углах

Считай

Песчинки зла.

– Очнись в ночи!

Пустыней сгинь

Отныне

И аминь!

Стремглав!!!

Стремглав

До тла!

В пыли пылай!

На прахе строй!

В золе алей!

Где моль – молись!

А падаль – пой!

Во мгле смелей!

А черви – верь!

– Стремглав

До тла!

20 март 1920 год.

Х. ш. в. Ночь. Дом на Абр.

У Сер. Чер. Хр. <нрзб>

II

Аскетом веки где-то бледно спеты…

Рьеты – Рэты! Рэт?..

Бранью ранней ранил Ра…

Эээ! Цельрьё – урьэ – урви!

Нааааан!!!!!

Ветвам-ветвам –

Бредим прерван бисер!

Красным разам граним

Грани – праруп!

Зорьи зоры скорый с гор.

Иоёоррьи – кровьит.

Оооорой – какая рьан!!.

III

Я красной грязью грезил.

Я спертой смертью брел! –

Червей угарным Крезом

Упорный вычернил упрек.

Потёмки чётко стёрли

Отёки чёток на крючёк –

Я в черном вычёрном восторге

Зрачёк намёченный прочёл.

Свеча стекает чадно

В углу – подлобье мглы –

Ничей мечусь ночами

У чьих-то душьих глыб.

И душно-душно дышит

Потухший жуткий Дух… –

А сердцем терпким слышу

За снами – саваны прядут…

…Проплыла плавно падаль

Червей узорных бисер, –

     И вот:

Зловонной гнили ладан

На ризы тризны брызнул.

Аль*

Аллилуйя! Аллилуйя!

Стены черные – во прах…

Воскресаю во гробу я, –

Возле светлого утра.

Пряди румяные разлились

По твоим плечам святым…

Праздник радостный роз-лилий

Начертал окрест свет-дым.

Из цикла «Русь – кровь моя»*

(Черновые попытки поэмы: «Голос топора»)
Запоздалое

…«И по углам, на пашнях, по подпольям душить врага»…

«Мало голосовать ленивыми руками. Время голосовать топором и дубиной».

(См. «Красное Знамя» № 64, 1-ое мая 1920 года, «Без нужных слов». Н. Чужак).

  Зорко, цепко, чрезвычайно

  Сохраняй и созидай! –

  Напряженными плечами

  Миру рушиться не дай.

…– Эээх, дремучее угрюмье!

Непутевая мечта!

Исподлобное раздумье…

Бесшабашная тщета!!.

  …На все руки – неприкладный.

  Богатейший – безрубашный,

  Всеумелый и нескладный –

  Весь на нитке – бесшабашный!..

Чтой-то сеет поселянин

Там – на красной на земле?!

Что за светлые семяна

Засветилися во мгле?!

  Русь колышется на воле!.. –

  Наливаются сердца!..

  Ходуном село, деревня – поле!!

  Город ярый – на дыбах!!!

Рычаги,

  Станки,

   Ремни,

    Колеса –

Зарычали яро марсельезы!

На полях цветистых косы

     С красной песней

     Травы режут!

  …Речь доказывает молот,

  В сердце – лом!..

Сохою – мозг…

Глаза пилой.

Гвоздями память!!

Нервы – провод

Рычаги – желанья.

А мечты – станки!..

  – В пепел старь!

  До тла расплавь

  Слепую власть!

«Эээй враги!!.. –

«От вас – ни зги!.. – ».

  Топорами говори!..

…Все восстало,

Встрепенулось –

  Зорко,

  Слепо, –

  Наугад

Рушит,

  Строит,

   Завершает…

    Пропасть.

     Стон.

      Победа.

       Прах…

  …Веки – настежь!..

  – Взор – на взвод!.. –

    Меться зорко

    Сердцем в цель!

  – Мысль на стражу!

  Слово – выточь!

  Опыт – насыпь,

  А уверенность – окоп!..

…Терновый венок заграждений

Вокруг кровавой суеты

Сплетайте от рождений

На всем начертанном пути.

…Великий путь, назначенный Востоком,

Тебе откроется отныне

И – через жуткие пустыни –

Ты подойдешь к нетленному истоку.

Скорбные корни*

Небес извечное сиянье

Звездами грезится во тьме…

Сегодня черное венчанье

Увядших в сумерках теней.

Пустыня душная томится

Песками сонными в бреду…

Сегодня синие седьмицы

К венчанью саваны прядут.

Корнями скорбными недрятся

Узоры травные навзрыд…

Сегодня страдные наряды

Невесту скроют у зари.

Семь сонных осеней продрогли

В угрюмьи совьего дупла…

Сегодня скорбною дорогой

Ступать назначено до тла.

Новый год*

Смрадно саванами чад

Проползает тьму невзгод.

Насосался крови гад.

Умер смерти красный год.

  Трупы, падаль, прах, гробы

  Гниль, обломки и кресты!

  Путь могилами изрыт.

  Кровью долы залиты.

Человечество – палач!

Смерть – владычица людей…

Разметал сердца до тла

Пламень сверженных огней…

Язвы на слове*

Соврусь!.. «Продком», «Советмосква»…

«Предсовнарком»… «комбед»… «Чека»…

То плесень затхлого мозга

Изъела сердце языка!

  Кто кость тебе я язык вонзил?!

  Кто горло вымазал смолой?!

  Родное слово изъязвил

  Проказой смрадною, гнилой?!

Косноязычный недоносок, –

Подпольный выродок немой, –

С болота мертвого выносит

Свое рушительное дно!

  И исподлобья раба

  Горят взъяренные глаза!

  Свисают выблюдки-слова

  На мертворожденных устах!

Соврусь… «Продком», «Советмосква»…

«Предсовнарком»… «комбед»… «Чека»…

Шипы тернового венка

Вокруг бессмертного чела.

На евангельские мотивы*

В пустыне выцветшей души

Я простираюся в мольбе:

Вселенный светло сокруши,

Что не повелено судьбе!

Впусти за грани Бытия,

Открой загробные края!

Окрест приветный не тая,

Зажгись надзвездная заря!

…Что шорох скорбный в сорок мне ночей,

В затворах скован я на сорок дней

А что я увенчаюсь и ничей

В сияньи навзничь свернутых огней?

И черный дух подступит вдруг

И станет саваном манить.

Ступени в тени – плена взоры заведут

На смерть мерцающий магнит.

И я, на части разрываясь,

К тебе стремительно метнусь:

– Творитель вечности решай

Из тлена плена вырву ль смутную мечту

Соблазн*

Словочерпия

Венедикта Марта

Безглазый

  Соблазн

Зевает

  В углах.

Я связан!

  Я сердцем наказан…

  Но чары вериг

  Я чадно сберег!

  Мгла двери сверлит,

 Но верен порог!

Никто не войдет –

  Здесь вечная тень

  Ужасных ворот

 На страже у стен! –

Никто не войдет

  В безглазых

   Углах

   Зевает

  Соблазн.

Во всеузнающей звезде*

Петру Васильевичу Митуричу и Вере Владимировне

Хлебниковой-Митурич от словочерпия и грёзотерпца Венедикта Марта

13 декабря н/ст понедельник 1926 год.

Москва.

В. et pivo.

О, страдная пора!

И осень – в изголовьи.

Ломает руки

    Отбыло́е

И не на что взирать!

* * *

Утратами тропа…

Отравами – зачах…

– К чему, к чему

    Припасть

Слепым очам?!.

* * *

О, лейся, лейся,

    Мгла!

Слетайтеся,

    Круги!

Рука незнающе

    Зажгла

Знамения в груди…

* * *

  Лепечет чей-то

    След…

Ответные черты…

  …Побед!!! –

  Неистовых побед! –

Загробье утвердить!

* * *

Намеки… зовы…

    – …Заведи

За двери веры

    И потерь…

Из-под угла потемки

    Огляди…

Расплескайся

    Везде!

Предостережение*

от словочерпия

Венедикта Марта

В сумерках жутких,

У шатких перил –

    Берегись! –

Чернильная капля

Изжитой души, –

Вместо слезы –

На глаз набежит!

    – Расплата!!

Слезами когда-то

    Шутил

На бумажных полях!

Фаин. Избранные стихотворения*

«Ледяная лестница с провалами в ступенях…»

(Из альбома Александра Д.)

Ледяная лестница с провалами в ступенях –

Символ нашей жизни.

Кому бы броситься, молиться на коленях,

Жадно землю грызть?

Зарыдать, что дальше невозможно

Нам, завязанным в мешке,

Жить в таком противно-ложном

Пошлом мире-кабаке.

Эй, на небе! Если так продлится,

Если нет исхода,

Знайте, на земле родится

Месть безумного урода.

Похороны

В этих улицах столько таится,

Эти зданья – огромные склепы.

Хоть наивны прохожие лица –

Верить им так безумно нелепо.

В нудной скуке топорщится лоб

И погода живым неудобна…

Проползает по улицам гроб

Одинок и покинут безбожно.

А за мертвым идут силуэты

Эти скорбные тени гробов

Так ненужно, нелепо одеты

В хлам и траур могильных рабов.

Добивает ничтожность останков,

Мелкий, дробный, докучливый дождь.

Обнимает последним туманом

Тело мертвое гнусная ложь.

Адовы двери

<…> мне предстал

Круг самоубийц,

Юношей, девиц,

Скрежет, кости и оскал…

  За нами, за нами,

  Сквозь адовы двери

  И с нашими, с нами,

  Забудь все потери,

  За нами, за нами!..

А если не пойдешь,

А если не захочешь

Месть страшную найдешь,

Как мертвый захохочешь…

  Сердца раздавленные,

  Виски окровавленные –

  Кровь, кровь, кровь…

  Тени, оставьте меня,

  Тени, забудьте меня,

  Я не готов, не готов…

Нет, нет, нет, ха-ха-ха!

Не хочешь греха,

Боишься, ха-ха!

Кости, скелеты, черепа

Прыгают, пляшут и скачут,

Ах, душу упрячут!..

  Куда мне, куда

  Деваться из сна,

  Бежать от удара,

  От страха кошмара?!.

Вцепилась Эриния,

Кровь на груди…

Лидия, о, Лидия,

Разбуди, разбуди!

Моя смерть

Я в гробу после смерти – в театр!

Положите меня среди зала,

Алчной музыки, вальс, па-де-катр

Дайте бала, безумного бала!

И пусть бы надо мною мелькал

Как пляшут веселые черти

Сухой и блестящий оскал

Зубов обезумевшей смерти!..

Не надо венков, но лети

Мне с пышной груди бутоньерка

Осыпьте мой гроб конфетти

Засмейтесь разгульно и дерзко.

1919.

Комментарии

В первый том собрания сочинений В. Марта включены все выявленные на сегодняшний день прижизненные сборники 1914–1922 гг., т. е. досоветского периода литературной деятельности Марта, а также отдельные стихотворения и поэтические циклы из архивов и периодических изданий.

Нами не проводилось разделение сборников на «прозаические» и «поэтические», поскольку в приложении к Марту подобное членение порой оказывается искусственным («Тигровьи чары» 1920 г. включают и прозаические тексты, и стихотворение, «Мартелии» и «Три солнца» – стихотворения в прозе и т. д.). Следует также указать, что при обращении к ранним сборникам В. Марта становится совершенно очевидным одно немаловажное обстоятельство: каждая из этих тоненьких книжек мыслилась автором в качестве определенного концептуального единства. Это естественным образом исключило как отдельную публикацию текстов из них в составе прозаического либо поэтического корпуса, так и изъятие повторяющихся текстов (например, в случае двух изданий сборника «Песенцы» 1917 и 1922 гг.) и текстов других авторов, вошедших в коллективные сборники «Фаин» (1919) и «Лепестки сакуры» (1919) – Гавриила Эльфа (Г. Н. Матвеева) и Безе (Б. М. Зильперта).

Материал тома расположен, по возможности, в хронологической последовательности.

Тексты публикуются в новой орфографии с сохранением авторской пунктуации; учтены некоторые особенности набора ранних сборников В. Марта, к примеру знак дефиса, крайне часто заменявший тире. Безоговорочно исправлены наиболее очевидные опечатки.

На фронтисписе – портрет В. Марта работы Д. Бурлюка. В оформлении обложки данного, как и прочих томов собрания, использован офорт Ж. Плассе (Я. Пласе) для книги В. Марта «Строки» (1919).

С. Алымов. Правнук Виллона*

Впервые: Гонг (Харбин). 1923. № 2.

С. Я. Алымов (1892–1948) – поэт, прозаик, драматург, переводчик, во время Второй мир. войны военный репортер, автор поэтических кн. «Киоск нежности» (1920), «Оклик мира» (1921), романа «Нанкин-род» (1929, 1930) и др., а также текстов многочисленных популярных советских песен 1930-х гг. Человек с чрезвычайно бурной биографией, успевший побывать и в царских тюрьмах и ссылке – откуда бежал и скитался по миру, переменив множество профессий – и в сталинских лагерях (подробные биографические сведения см. в Алымов: 2015). В конце 1910-х гг. и до возвращения в СССР в 1926 г. – активнейший участник литературной жизни Владивостока и Харбина, богемный поэт, журналист, устроитель кабаре, конферансье и пр. После переезда в Харбин в 1920 г. В. Март некоторое время жил в его квартире (Дело 1937, л. 8). В декабре 1920 г. во втором и последнем вып. редактировавшегося Алымовым совместно с Н. В. Устряловым (1890–1937) ежемесячника «Окно» был опубликован цикл эротических миниатюр Марта «Распечатанные тайны» (см. т. II настоящего изд.).

…«дом везде… звуки песен» – неточная цит. из стих. М. Ю. Лермонтова «Мой дом» (1830/1831).

…«дух беспокойный, дух порочный» – цит. из «Демона» М. Ю. Лермонтова.

«Параболы» Кузьмина… «Кровь-руда» Шкапской – т. е. сб. М. Кузмина «Параболы: Стихотворения 1921–1922» (Пб.-Б., 1923) и первое изд. сб. «Кровь-руда» (Пб.-Б., 1922) М. М. Шкапской (Андреевской, 1891–1952).

…в «Китайских стихах» – имеется в виду 2-е дополн. изд. сб. В. Марта «Песенцы» (Харбин, 1922), вышедшее с подзаг. «Китайские этюды. Стихи». Далее цитируется стих. «Мизинцы» из этого сб.

…«Искусственный Рай» – обыгрывается загл. кн. Ш. Бодлера «Искусственные раи: Опиум и гашиш» (1860, русский пер. 1908 под загл. «Искания рая»).

Порывы*

Публикуется по: Марьин В. Порывы. Владивосток: Тип. Н. П. Матвеева, 1914. Концовки взяты из первоиздания.

Свою дебютную книгу автор набирал самостоятельно в типографии отца. По воспоминаниям брата В. Марта Георгия (1901–1999), «колесо типографской машины крутили по очереди: Венедикт, Петр, Гавриил. Венедикт сам и распространял среди горожан свой сборник» (Гребенюкова 1998:224). Как свидетельствует старший брат Марта Н. Н. Матвеев-Бодрый (1890–1979), «распространение шло без какой-либо предварительной подписки, и сборник вскоре же вошел в категорию „библиографических редкостей“» (Архив Н. Н. Матвеева-Бодрого / / ХКМ. Ф. 10., оп. 1, д. 723; цит по: Забияко, Левченко 2014: 152).

Вещий знак*

Позднее в: Всемирная панорама. 1916. № 372/23, 3 июня, с подзаг. «(К войне)» и под псевд. «Венедикт Мард» (sic – этим псевд. подписаны две другие публикации Марта в данном журн.). Здесь вместо «Смерти смех костлявый» – «смех костлявой»; имеются незначит. разночтения в пунктуации. Стих. «Вещий знак» Март ввел также в состав рукописного сб. «Русь – кровь моя!» (1918), несколько изменив три строфы и датировав стих. «1914 г. Осень. Владивосток».

Огонек*

Автограф стихотворения (с некоторыми разночтениями и под псевд. «Венедикт Борцев»): Архив Н. Н. Матвеева-Бодрого (Хабаровский краевой музей им. Н. И. Гродекова, далее – ХКМ). Ф. 10, оп. 1, д. 1224, л. 1, кп.9069.12772.

Песенцы*

Публикуется по: Март В. Песенцы. Владивосток: [Тип. Н. П. Матвеева, 1917].

Смысл заглавия объясняет одноименное стих. Сб. «Песенцы» означил появление у Марта дальневосточной – китайской и японской – темы, навсегда ставшей его «визитной карточкой».

Адресат посвящения книги И. А. Рязановский (1869–1927) – юрист, искусствовед, коллекционер, знаток старины. Учился в Москве на медицинском факультете, откуда был изгнан за участие в студенческих беспорядках. Был сослан к отцу в Ярославль, где закончил Демидовский юридический лицей. На протяжении жизни – различные периоды которой тесно связаны с родным Варнавиным, Костромой и Петербургом – часто менял занятия: акцизный контролер, городовой судья, судебный следователь, журналист, архивариус. В нач. 1910-х гг. был правителем дел Костромской губернской ученой архивной комиссии и одним из основателей Романовского музея в городе. Издал четыре выпуска оттисков со своей обширной коллекции пряничных досок. Был близко знаком со многими литераторами и художниками (А. Блок, А. Ремизов, А. Толстой, М. Пришвин, Б. Кустодиев, Г. Лукомский и др.). В. Март познакомился с ним, видимо, через своего крестного, духовного писателя И. П. Ювачева (1860–1940), отца Д. Хармса, бывшего народовольца и сахалинского каторжника. В 1917 г. Ювачев упоминает в дневниках семью Рязановских как «друзей» В. Марта. И. П. Рязановскому посвящен также сборник Марта «Россия без „Ъ“: Синий Благо-Весть» (Харбин, 1921). Сохранилось несколько писем Марта к Рязановскому, присланных с Дальнего Востока и затем из Москвы, последнее из кот. от 1927 г. не застало адресата в живых (Витковский 1998: 10).

У Фудзядяна*

Впервые: Рудин. 1916. № 8, апрель-май, под загл. «Фудзядяна». В архивном фонде Л. И. Рейснер, редактировавшей и издававшей этот недолговечный журнал совместно со своим отцом И. М. Рейснером, сохранились рукописи трех присланных В. Мартом в редакцию стих.: «У Фудзядана», «В курильне» и «В (sic) Амурском заливе» (ОР РГБ. Фонд 245, карт. 10, № 29).

На Амурском заливе*

Адресат посвящения, Николай Амурский – отец поэта, Н. П. Матвеев (18651941), также известный как Матвеев-Амурский (подробней см. о нем в биограф. очерке). См. также Хисамутдинов 2017а; Евтушенко 2004; Агапов и др. 2018; Хияма и Моргун 1997 и пр.

Мой гипсовый череп*

Впервые: Всемирная панорама. 1916. № 353/4, 8 января, под псевд. «Венедикт Мард».

В чайном домике*

В домашний журн. Матвеевых «Мысль» (фонды Музея истории Дальнего Востока им. В. К. Арсеньева, МПК-986701) стих. вписано Мартом под загл. «За клетью».

Танка микадо Мацухито*

Впервые: Дальневосточный альманах. № 1 (Рождественский). [Владивосток], изд. тип. Н. П. Матвеева, 1914, с. 9, под общим загл. «С японского: (Из сборника стихотвор. покойного микадо Муцухито)» и псевд. «Венедикт Марьин». В этой публ. без разбивки на строфы; ст. 4 танка «Сердце и тростник»: «Вот кривой…»

Мацухито – правильно Муцухито (1867–1912), прижизненное имя 122-го императора Японии Мэйдзи, правившего в 1867–1912 гг. Под его властью Япония вступила в эпоху стремительной модернизации, известную как «эра Мэйдзи».

Из Очиаи*

Очиаи – Отиай Наобуми (1861–1903), японский литературный деятель и поэт, мастер танка.

Из Иосано*

Иосано – Ёсано Тэккан (Хироси, 1873–1935), японский поэт и литературный деятель, реформатор танка. Был женат на виднейшей японской поэтессе, переводчице и феминистке Ёсано Акико (наст. имя Хо Сёко, 1878–1942), чьи стихи также переводил В. Март. В 1912 г. Есано Акико совершила поездку через Россию (Владивосток-Москва и далее в Париж), однако сведения о пребывании ее в доме Матвеевых после прибытия во Владивосток едва ли соответствуют действительности (см. Малиновский 2012). В 1918 г. Март побывал в гостях у Ёсано Акико и Тэккана во время поездки в Японию (Март 1918), а в 1919 г. опубликовал отдельную статью о Ёсано Акико (Март 1919). Перевод из Тэккана он, очевидно, высоко ценил, так как включил и в упомянутую статью; сохранились и два автографа (РГАЛИ. Ф. 527, оп. 1, ед. хр. 342, л. 5 и л. 8), первый из кот. озаглавлен: «Танка словочерпия Венедикта Марта с японского из Иосано Хироши (на будущий год)».

У замерзших стекол

Вариант загл.: «У замерзших окон» (РГАЛИ. Ф. 527, оп. 1, ед. хр. 342, л. 6-6а).

Черный дом*

Публикуется по: Март В. Черный дом. Владивосток: К-во «Хай-шин-вей», б. г. [1918].

Известен экз. сборника из собрания М. С. Лесмана (ныне в Государственном литературно-мемориальном музее Анны Ахматовой в Фонтанном Доме, СПб.) с дарств. надписью В. Марта на авантитуле: «С чрезвычайной радостью Александру Сергеевичу Дубинскому. Ради его прекрасного высокоталантливого проникновения – „Страна удивления“ дарит Венедикт Март». На с. 15 того же экз. перед стих. «Белая земля»: «На, возьми мою руку! Венедикт Март». См. Лесман 1989:147. В 1918 (?) г. во владивостокском театре «Прогресс» анонсировался «единственный художественный вечер новых стильных танцев, поэзии и музыки – по стихам Венедикта Марта „Черный дом“»; на афише цитировалось неизвестное по др. источникам стих. «Каин кокаина»: «С тобою по белой земле / Я в сумерках скорбных иду. / У Черного дома во мгле / Свой путь дотанцую в гробу!» (Катеринич 2014:39).

Адресат посвящения – Зоя, старшая дочь Н. П. Матвеева (р. 1894). С ноября 1905 г. долгое время жила и лечилась в Японии (Хияма и Моргун 1997: 217218). После переезда в СССР работала библиотекаршей в Звенигороде. По сведениям, приведенным в Хисамутдинов 2017:58, была репрессирована и умерла в 1939 г. в заключении.

Дзое-сан – Использованный В. Мартом «японизированный» вариант имени Зоя фонетически близок к японск. joou (дзёо, дзёоу – королева). Любопытно, что в 1916 г. «Дзое-сан», означенная как «Японии овечка» (в печ. тексте – «Япония овечка») появляется в «Конце Кикапу» (опубл. 1918) Т. Чурилина.

Черный дом*

К циклу вплотную примыкает прозаич. миниатюра «На лестнице», опубликованная В. Мартом в 1919 г. в журн. «Лель»: «По длинной, длинной лестнице – расшатанной, деревянной, – поднимался на чердак Черного Дома. Смешной и страшный был этот Черный Дом, без окон, без дверей, стены покрыты зеленым и рыжим мхами, кой-где росли карликовые сосенки. Поднимался медленно и думал почему-то: „По мху, должно быть, ползают черные муравьи, а подо мхом бледно-розовые дождевые черви… подо мхом, – в рыхлой земле…“» (см. т. II настоящ. изд.).

Черный хрусталь*

«Черным хрусталем» В. Март называл свою жену С. З. Лесохину (1895 – после 1941). О знакомстве с нею в лазарете, где Лесохина работала фельдшерицей, рассказывается в предпоследнем стих. сб., «В моей пустыне мак зацвел…»

Сосна*

Адресат посв. Сабуро Симано (1893–1982) – японский писатель и переводчик. С 18 лет жил и учился в России, сперва во Владивостоке, затем в 1912–1914 гг. в качестве вольнослушателя в московском народном университете Шанявского и в 1914–1917 гг. в Петроградском ун-те. Позднее работал в Бюро по исследованию экономики Восточной Азии при Южно-Маньчжурской железной дороге, после Второй мировой войны преподавал русский язык. Перевел на японский работы С. Булгакова, И. Ильина, Л. Карсавина, Н. Трубецкого, С. Франка и др. Подробней о нем см. Хориэ 2007.

Русь – кровь моя!*

Архив Н. Н. Матвеева-Бодрого (ХКМ). Ф. 10, оп. 1, д. 1224, л. 34–35, кп. 9069. 12776. Рукописный сб. представляет собой переплетенный «на прошив» небольшой альбом из разноцветных листов бумаги, с дарственной надписью: «Дорогому Николаю Бодрому от автора».

Отметим, что В. Март считал «Русь – кровь моя» продолжающимся циклом. Под заг. «Из цикла „Русь – кровь моя“» он опубликовал в феврале 1919 г. проходное стих. в газ. «Владивосток» (№ 6, 12 февр.); в № 1 журн. «Творчество» (1920, июнь) было напечатано футуристическое стих. Марта «Запоздалое» со следующим надзаг.: «Из цикла – „Русь – кровь моя“ (Черновые попытки поэмы: „Голос топора“».

«Родная мать…»*

Сольвейг Сос – Сольвейг – героиня стихотворной драмы Г. Ибсена (18281906) «Пер Гюнт» (1867), известная также по написанной к постановке драмы сюите Э. Грига (1843–1903). В целом обозначение «Сольвейг Сос», встречающееся у Марта в сочетании с самыми различными топонимами («Дом на Абрек.<ской>», «у Серафимы – Черного Хрусталя», «комн. Кьяна» и т. п.), очевидно, служит личным шифром поэта для обозначения кокаина: с Сольвейг ассоциируются такие атрибуты, как белизна, «снежность», «Сос» же должно читаться как написанное латиницей, т. е. сокращение от «Cocaine». Сокращение «эф» явно подразумевает эфир. Достаточно частое в сб. «Фаин» (1919) обозначение «Белая земля» или «Б. З.», вероятно, относится к морфию.

«Великий миг!..»*

Позднее с некоторыми изменениями как финальное стих. сб. «Россия без „Ъ“: Синий Благо-Весть» (Харбин, 1921).

Фаин*

Публикуется по: Март В., Эльф Г. Фаин. [Владивосток: К-во «Хай-шин-вей», 1919]. На обл.: «Сумерки Четверга. Великий Град Трепангов. Март. 1919 год».

Гавриил Эльф – псевд. младшего брата В. Марта Гавриила (1898/9-1922?), поэта и переводчика, вскоре сменившего псевдоним на «Фаин». Слово это было хорошо знакомо причастным к «наркозам»: фаин – состояние творческого экстаза, на сленге эпохи также абстинентный синдром у опиоманов. Как поясняет завсегдатай опиумных притонов Китая беллетрист Б. М. Юльский (1912–1950?), «фаин – точный перевод: штраф за курение, – реакция, выражающаяся в потребности новой порции опия» (Юльский 2011:318).

Г. Н. Матвеев окончил Дальневосточное мореходное училище, плавал штурманом на кораблях Добровольного флота. Некоторое время служил в артиллерийском дивизионе Белой армии на о. Русский. Стихи писал с детства, как и прочие братья Матвеевы, заполнявшие своими сочинениями домашний журн. «Мысль». В 1919-1920-х гг. публиковался в газ. «Эхо», журн. «Лель» и «Творчество», в начале февраля 1920 г. подписал «Манифест дальневосточных футуристов», участвовал в лит. вечерах во Владивостоке и Чите (январь 1921).

Н. Ф. Насимович-Чужак посвятил Эльфу-Фаину одну из статей цикла «Дальневосточные поэты» (Неделя. 1920. № 3), отметив «полное бессилие содержания», «слабосильность <…> формы», «типично газетные слова» и «поэтическую недоношенность» Фаина. «Слабый, неорганизованный юноша, – писал он, – надсадно извивается пред Духом в своей жалкой комнатушке, – третий этаж направо, минуя помойную яму, – угрожая небу детскими кулачками». Все это не помешало Н. Асееву посвятить Фаину свою «мировую поэму» «Единственный житель города» (Бирюч. 1920. № 1, март. С. 5) – однако, перепечатывая поэму в сб. «Бомба» (1921), Асеев посвящение снял (видимо, вследствие конфликта с В. Мартом и отхода Фаина от футуризма).

Точные обстоятельства смерти Эльфа-Фаина неизвестны. А. Несмелов наряду с «чрезвычайно даровитым» В. Мартом вспоминал «его брата Фаина (фаин, китайское слово, обозначающее особое состояние после курения опиума), конечно же, наркомана и вдобавок еще и клептомана, уехавшего в СССР и там, по слухам, расстрелянного за участие в грабеже» (Несмелов 1995: 231). Согласно сведениям членов семьи, в действительности Г. Н. Матвеев умер в тюремной больнице; Н. Матвеев-Бодрый уточняет в дневнике: «Умер Ганя на тюремной больничной койке – в Иркутском централе, куда он попал на 5 лет, будучи осужден на 5 лет за кражу боа и дроби… Сгубила его наркомания, опиум, гашиш… Толкнул его на этот путь и брат Венедикт Март» (Архив Н. Н. Матвеева-Бодрого в ХКМ им. Н. И. Гродекова. Ф. 10. Оп. 1. Дд. 1-1700; дневники и записные книжки. Дд. 340 (с 1902 г.) – 709 (1977 г.)); цит по: Кириллова 2017:241. Некоторые стих. Фаина приведены нами в приложении.

28 марта 1919 г. в ЛХО состоялся «Вечер критики», посвященный обсуждению сб. «Фаин». Газетный отчет гласил:

«Клуб Литературно-Художественного Общества к 9 часам почти полон. Все присутствующие знакомы друг дугу. Определился постоянный контингент посетителей. Преимущественно журналисты и художники. Иногда мелькают студенческие куртки. Атмосфера дышит тем дружеским теплом, которое встречается лишь в среде русских свободных художников, материально не обеспеченных, но роднящихся духом, широкими замыслами и мощными мазками.

Председатель общества открывает собрание и сообщает, что сегодняшняя пятница посвящается критике нового поэтического произведения «Фаин», двух молодых поэтов В. Марта и Эльфа. <…>

Поэты В. Март и Эльф читают из книжки «Фаин» избранные произведения. Нужно сознаться, читают не выигрышно.

Выступления критиков сначала вялые вскоре оживились. Было три характерных течения в критике, которые мы кратко отметим. Первое течение, преимущественно объективной оценки, дал С. Третьяков. Остановясь на основных элементах поэзии: фабуле и связанной с ней идее, ритме, звуке и образности, он отметил некоторое преобладание идейности в поэзии В. Марта.

Есть в стихах какой-то пятый элемент, который кроется за произведением. Он не может быть воспринят, так как для этого нужно было бы переродить нашу психологию.

Закон наркоза, разбивающего концентрацию мысли, проходит через всю книгу.

Касаясь субъективной оценки, С. Третьяков отмечает лишь два ярких образа, оценивает невысоко ритм, делая нелестное сравнение с газетной прозой.

Следующее характерное мнение – восторженного преклонения перед течением в поэзии, знаменуемым стихами В. Марта, – обрисовано было Троицким.

Он отвергает объективные оценки в поэзии и считает Марта великим, так как он ушел дальше, чем все.

«Март не смотрит на стоящего рядом, а углубляется в бездны своей души.

В его стихах нет мысли или темы, он весь в словах. Они говорят многое. Это творчество только для избранных».

А. Богданов, со всей тяжестью классической школы в поэзии, обрушивается на «Фаина» и дает третье критическое освещение этого произведения.

Подтверждая объективную оценку в искусстве, он приводит слова Толстого, который говорит, что самое правдивое определение таланта происходит в момент передачи автором своих переживаний слушателю или читателю. «Фаин» не оставляет после себя следа. Автор ушел из области действительности в область кошмара.

Эти три мнения легли в основу дальнейших прений. Выступления были многочисленны. Публика вообще держалась несколько выжидательно, предпочитая слушать. Но слушали внимательно.

Вторично выступая, Третьяков отметил удачливые, звучные «слова» Марта, добросовестно иллюстрировал выборками свою похвалу.

Поэту Марту было предложено самому высказаться – что основного в его стихах, на что последовала горделивая реплика:

– Мои стихи каждый понимает так, как он хочет.

Причем на стихотворение «Камень, женщина и дохлая кошка» автор указал как на отражающее наиболее его душевный уклад.

В резюме при закрытии вечера председатель отметил, что в прениях молодые поэты были несколько отодвинуты на второй план спорами «о старом и новом»

[Б. п.]. Вечер критики // Эхо. 1919. 1919. № 25, 30 марта. С. 5; цит по: Крусанов 2003.

В том же номере газеты с большой рецензией выступил Б. Шуйский (Б. П. Лопатин):

«Дав название сборнику своих стихотворений «Фаин», что означает по-китайски «творчество» (экстаз или транс), поэт как бы подсказывает критику исходный пункт для рассуждений об его стихах.

Как истый индивидуалист, Март не идет к читателю и не зовет читателя к себе. Он разрешает лишь к себе приблизиться тем, кто «в этих буквах видеть жаждет». Но и приближающихся Март готов упрекнуть в недостаточной осторожности: «вы в сердце прогулялись, высматривая… нестронутую боль. И вы изящно там распахивали боль послушной тростью».

Подойти к Марту и не тронуть «боль» его – нельзя. Он пишет болью, но только болью не сердца, а мозга. Тросточка, конечно, неподходящий инструмент для анализа, но нет нужды «распахивать» эту боль. Она сочится из каждой пары строчек сама, не утруждая читателя-критика прибегать к хирургическим инструментам.

Мысли-боли возвышают Марта и непонявшему поэта, откинувшему книгу, он горделиво говорит:

«…сам откинься прочь – к доступному:

– к себе.»

Мы не откинули книгу, а внимательно прочли до конца.

Мы следили, как мысль Марта поднимается «с бездн мозга до звуков слов туманных».

Мы следили за тем «чрезвычайным» «всем»’, на что намекают его слова, за той «тревогой мозга», которая заставляет его творить «без скобок суеты».

Но дальше тревоги, очень осязаемого мученичества «уязвленного творить», мы не можем проследить Марта.

Его нет, нет в этой книге, названной «творчеством». Чувствуется, как Март вырастает под бичом мятущегося к познанию мозга и, вырастая, чувствует себя все более и более маленьким. И совсем как робкий, не туда попавший, стонет поэт:

«Я так один! Не знаю»

«Пожалей… мне холодно…» (Слезы).

Стонет:

«Ах! Слишком много слов толпятся и звенят

А я один…» (Совсем один).

Так говоря, Март искренен, не лжет чернильнице («как я ей лгать могу…») Но маленький Март, стонущий Март, чья мысль-ненастница «как муха в паутине сонливо утомилась», ясно видит, больно видит суету того, что не-Март и отмахивается, всем своим талантом отгораживается от «Титана-океана-титана суеты!».

Суета – это Кьян. Не знаю, что видел сам поэт в Кьяне, но читателю резко художественный образ Кьяна, который пудрится украдкой, опрятно прочитавшего логику, у которого воротничок, манжеты – все крахмальное, мартовский Кьян кажется воплощением суеты, раздражающей поэта, точащей из него яд многих сильных слов. И то обстоятельство, что Кьян в кармане носит гран кокаина, что порою его равновесие душевное нарушается (На извозчике), что Кьян-инструктор гениальности Марта, не изменяет к нему отношения. Если угодно (не будет это для Марта неожиданным?) Кьяновое воплощение в литературе, идея суетного ничтожества с малым позывом к возвышению, к самобичеванию.

Но из момента этого позыва вырос целый Март и дал красочное, умное стихотворение «Вместо звезд», где с рыданиями говорит о чуде…

«Заря завершилась…

. . . . . . . . . .

И вдруг вместо звезд…

Из небес вместо звезд

Зашагали к земле торопливо

миллионами Кьяны, –

И зябки, и дремны!

. . . . . . . . . .

…Как рой муравьев

суетливо надменных

И Кьянов – их бездна! – »

Поэт находит достаточно красок и силы, чтобы в немногих строках дать ярчайший образ Кьянов и их «безумья по каплям»…

Так страдает от Кьяна поэт, так сильны страдания эти, что он отказывается уже верить кому бы то ни было.

«Вы распинать Христа

Отброшены на землю!

В распятьи ваша суета»…

Книгой страданий следовало бы назвать книгу, содержащую Кьяна, книгой стонов маленького Марта, которого подвигают на талантливое Кьяны, который схватился за соломинку, «чтобы с бездны швырять пузыри…».

Кьяны отразились в этих пузырях, но дальше… пузыри уже лопаются.

Март сжимается. Ему холодно. Маленький Март плачет.

«Но из слез его нет возвеличенных новей».

(Шуйский Б. [Лопатин Б. П.]. Март и творчество // Эхо. 1919. № 25, 30 марта. С. 6).

Зоконным – так в тексте. Возможно, опечатка, т. к. ниже – «мгле заоконной».

Сон*

Шурочке Левитану – возможно, адресат – А. Левитан, промелькнувший в № 1 харбинского «Окна» (1920) со статьей «Музыка в себе», однако утверждать это с какой-либо определенностью мы не имеем оснований.

«Сердце раненое – ранено!..»*

Александру Д. – Александр Д. (псевд. не расшифрован) – поэт, печатался в 1919 г. в журн. «Лель». Ему также посв. стих. Фаина «Из альбома Александра Д.» (см. в приложении).

Кошмары*

Впервые: Владивосток. 1919. № 77, 26 февр. С. 3; здесь последние ст.: «Приветит пьяного урода / И в сердце кличет, как в окно».

Федору Камышнику*

…Камышнику – так в тексте. Адресат посвящения Ф. Л. Камышнюк (1894 (?) – не ранее 1932) – поэт, переводчик китайской поэзии. С детства жил с родителями в Харбине. Участник литературной жизни Владивостока и Харбина 1910-1920-х гг., приятельствовал с В. Мартом и Г. Эльфом и жил у них, приезжая во Владивосток (Дело 1937, л. 17 об.). Публиковался в периодике («Лель», «Окно», «Вал», «Фиал», «Рубеж» и пр. – см. в частности Шаохуа 2001: 66). Автор сб. «Музыка боли» (Харбин, 1918), «Лепестки: Скрижаль» (Харбин, 1921). В 1920-х гг. вернулся в СССР, жил в Петергофе, преподавал языки (Дело 1937, там же). Подробней о нем см. Кириллова 2013, Поэзия 2001. В стихах Камышнюка заметно влияние эгофутуризма; с Мартом и Эльфом-Фаином его роднит интерес к «глубинам наркозным», как назван один из циклов в «Музыке боли» (по словам В. Марта, сближение бр. Матвеевых с Камышнюком произошло «на почве поэзии и наркоза» – Дело 1937, там же). Характерны в этом плане также поэма «Аттракцион опиофага» и цикл «Любовь наркозная», напечатанный в журн. «Лель» (Лель. 1919. №№ 3–4); из последнего мы приведем два стих.:

Грустный вечер

Тоненькая деточка, снова – грустный вечер…

И сегодня снова я, снова не приду. –

Полночью звенящею вы зажжете свечи

Тихо плакать будете в грозовом саду.

Будут мысли бледные утомленно плавать

Траурными лентами грезу облекать

И приникнет холодом, шорохом отравы

В серый плащ окутается тихая тоска.

Где же, где же ангелы? Запылайте грезы…

Но тоска холодная оттолкнет их прочь

И все будет сниться вам, что в бреду наркозовом

Я встречаю смертную сладостную ночь.

Но от вас, Фиалковой, в этот грустный вечер

Сумрачная грусть меня грустно увела

И молясь вам грезово, я затеплил свечи

И шептала спутница, что уж близко мгла.

И слова шуршащие словно стелят саван…

Тоненькая девочка! Где же, где же вы?

Эта ночь свинцовая разлила отраву

В шорохе гипнозящем призрачной травы.

Близость холода

Сумире! Во мне хохочет адовый,

Адовый хохочет злобно демон…

Страшного отведаете яду вы:

Любит слезы белых хризантем он.

Никогда уж больше не скажу я вам,

Но молю вас! – верьте мне, о, верьте!

Наши встречи звоноплеском струевым

Нас ведут к безумию и смерти.

Потому что верили поэту вы,

Потому что я умея смеяться.

Когда в сердце плакал темнобредовый

Хохот сумасшедшего паяца.

О, я знаю! Откровенен поздно я: –

Но сегодня верьте мне, о, верьте! –

Бредит полночь гибелью наркозною,

Слышу шорох сторожащей смерти.

В притонах*

…наитьях Эдгара – речь идет об Э. По. Преклонение перед Э. По (как и другим великим американцем, У. Уитменом – см. ниже комм. к стих. «Народу») разделял с братом и В. Март, назвавший своего умершего вскоре после рождения первенца Эдгаром (см. посв. «Мартелий»: «Эдгару Венедиктовичу Марту моему первенцу покойному сыну»). Сведения об этом каким-то образом дошли до К. Вагинова: в его романе «Козлиная песнь» поэт Сентябрь, одним из главных прототипов кот. являлся В. Март, называет семилетнего сына «мой зайченыш Эдгар». В досоветских произведениях Марта, безусловно, отчетливо прослеживается влияние и По, и Уитмена.

Посв. Констан де Польнер*

Констан (Константин) де Польнер (?-?) – театральный режиссер. По словам колоритно описавшего его в мемуарах Н. Асеева, «фанатик театра, сумасшедший режиссер» (Асеев 1927: 43). Жил во Владивостоке в 1918 – нач. 1920 гг., в нач. 1919 г. поставил в театральной студии «Балаганчик» «Прекрасных сабинянок» Л. Андреева и «Белый ужин» Э. Ростана (Асеева 1980: 22); также участвовал как актер и, видимо, режиссер в постановке «Двух Пьеро» Э. Ростана (март-апрель 1919). Публиковал прозаич. миниатюры. Был одним из подписантов «Манифеста дальневосточных футуристов» (февраль 1920). По сообщениям газ. «Эхо», в феврале 1920 г. намеревался открыть во Владивостоке студию пантомимы, однако в марте покинул город (Кириллова 2017:245–246).

Народу*

Я только понял странного Уотта… «Пьяного илота» – Имеется в виду Уолт Уитмен (1819–1892). Выражение «пьяный илот» в отношении американского поэта Г. Эльф позаимствовал у нередко цитировавшего его К. Чуковского; ср., к примеру, в статье «Революция и литература. Поэт-анархист Уот Уитман» (Свобода и жизнь. 1906. № 4. 24 сент.): «„Что пьяный илот бесстыдствует на базарной площади“, – говорило о нем сдержанное „Westminster Review“, – „не служит ли это укором той толпе, которая не даст ему тумака, чтобы он вовремя укрылся в грязном своем притоне“». О культе Уитмена у братьев Матвеевых свидетельствует одно из имен второго сына В. Марта, будущего поэта-эмигранта И. Елагина (1918–1987) – «Уотт».

Слова в Вышних… Гашиш*

Стих. – своеобразный «ответ» Г. Эльфа на стих. В. Марта «Дар Мака» из сб. «Черный дом» (с. 75), ср.: «Путался мозг. Я лежал…» – «Я лежал. Качалась колыбель…» и т. д.

Мартелии*

Публикуется по: Март В. Мартелии: Истории моей смерти. Б. в. д. [Владивосток, 1919]. Архив Н. Н. Матвеева-Бодрого (ХКМ). Ф. 10, оп. 1, д. 1224 кп. 9069.12777.

С подзаг. «Истории моей смерти» также вышла крошечная книжечка «Три солнца» (Харбин, 1921).

Гнилой угол – один из районов Владивостока, располагавшийся в некогда болотистой местности и прозванный так по причине частых туманов. После осушения болот в нач. XX в. локация «Гнилого угла» несколько раз изменялась, однако топоним существует до сих пор.

Эдгару… покойному сыну – См. коммент. к стих Г. Эльфа «В притонах».

Варваре Статьевой – В. М. Статьева-Перевощикова (188? – после 1922) – поэтесса, очеркистка. С 1907 г. учительствовала в Москве, переехала в Иркутск в 1914 г. вместе со своим мужем, получившим работу в пароходстве Громовых, и младшими сестрами, публиковалась в альм. «Иркутские вечера» (1916), журн. «Багульник» и «Сибирская летопись». В конце 1910-х гг. перебралась во Владивосток, в 1919–1920 гг. печаталась в журн. «Лель», «Бирюч», «Творчество». В очерке Ю. Галича (Г. И. Гончаренко, 1877–1940) «Абракадабра» описана как постоянная посетительница кабаре «Би-Ба-Бо» и, наряду с В. Мартом, одна из «целой фаланги мелких, бездарных, бесповоротно свихнувшихся эротоманов кокаинистов». В начале февраля 1920 г. подписала «Манифест дальневосточных футуристов». В том же году уехала в Шанхай, где стала редактором-изд. газ. «Шанхайский понедельник», публиковалась в журн. «Фиал» и издала собственный сб. «Стихи. Т. 1» (1920). Согласно Ивашкевич 1922:62, в июне 1922 г. вернулась во Владивосток. Имеются сведения о ее смерти в Циндао в 1920-х гг. (Хисамутдинов 2017: 107). Приведем несколько стих. В. Статьевой, написанных во Владивостоке; за последнее из них Статьева получила 2-ю премию на конкурсе ЛХО им. Н. П. Дукельского, разделив ее с С. Третьяковым (Лель. 1919. № 6, 19 дек).

10 марта 1917 года

И вот на площади соборной

Незабываемый парад.

Сюда народ, дотоль покорный

Принес в боях добытый клад.

Тот клад – кумачные знамена,

Они под солнечной весной

Столетней кровью напоены

Дышали в бездне голубой.

И расплываясь, притекали

Солдат колючие полки

Сверкая, в солнечные дали

Вливались мирные штыки.

Сынам раскованным свободы,

Вчерашним пленникам тюрьмы

Ура, легко бросали взводы,

Сражая старые умы.

Хотелось, чтоб не забывался

В России долго красный цвет,

И в ярком небе развевался

Для новых радостных побед.

Была кругом весна и воля

И шелка красные куски

И даже ветер, ветер с поля

Не веял ядами тоски.

10 марта 1918 года

Прошлогодние флаги повыцвели

И слов потемнел узор золотой

Громоздятся вокруг вместо – пули

На площади грязи покров густой.

А погода сегодня весенняя

Под ветром деревья нежно дрожат.

Отчего же следит за мною тень моя,

Зовет оглянуться в тоску назад?

И покорно, безрадостно вспомнила

Все песни, что спел нам длительный год…

Наклоняется тень моя темная

И чей-то кривится от боли рот.

(Лель. 1919. № 3. 28 ноября)

И храм Спасителя, как в море золотыми парусами

Раскинут в небе куполами,

И кремль, старинный кремль глядится

В косое зеркало Москвы.

Все то же небо налегает,

Докучный дождик бесконечен…

И осень зажигает свечи

В намокшей зелени листвы.

(Лель. 1919. № 6. 19 декабря)

Изумрудные черви*

Публикуется по: Март В. Изумрудные черви. Б. в. д. [Владивосток, К-во «Хай-шин-вей», 1919]. Архив Н. Н. Матвеева-Бодрого (ХКМ), Ф. 10, оп. 1, д. 1225. Здобнов 1927:35.

В газетном сообщении о выходе кн. «Изумрудные черви» характеризовались как «прозаическая поэма» и был указан автор обл. – М. М. Аветов (1895–1972): «В скором времени выходит в свет прозаическая поэма Венедикта Марта – „Изумрудные черви (В омуте зеркал)“. Издание книгоиздательства Хай-шин-вей. Обложка – работы М. Аветова» (Эхо. 1919. № 72, 3 июня. С. 6).

Лепестки сакуры*

Публикуется по: Лепестки сакуры: Безе. Письма Японской Мусмэ. Венедикт Март. Танки и хокку. Владивосток: К-во «Хай-шин-вэй» [Тип. изд-ва «Свободная Россия»], 1919.

Безе. Письма японской мусмэ*

Безе – псевд. журналиста и беллетриста Бориса Моисеевича Зильперта (1891–1938) – Уроженец Велижа Волынской губ., родители – мелкие купцы. Судя по сведениям, изложенным в Зильперт 1926, с детства или юности жил в Америке, учился в амер. ун-тах, в 1916 написал пьесу «Поверни штык», запрещенную к постановке в США (здесь же бегло упоминается пребывание в Италии). В 1917 г. вернулся в Россию: «Работаю в окраинном совете, член ревкома, комиссар печати, нелегальная работа во главе тройки, военно-революционный трибунал, затем партизанщина в далеких тайгах. Нелегальная жизнь в далеком порту; у меня парт’явка, связь с партизанами, затем ответственные посты».

В марте 1919 г. прочитал в союзе еврейской молодежи Владивостока цикл из 10 лекций о еврейской лит-ре, «начиная с новатора еврейской литературы Менделе Мойхер Сфорим (Абрамович) и кончая представителя<ми> новейшей поэзии – Розенталь, Менахем, Шнеур и Рабе» ([Б. п.] – Новейшая еврейская литература: (Лекции Безе) // Эхо. 1919. № 25. 30 марта. С. 6; см. также: [Б. п.]. Еврейская литература. / / Эхо. 1919. № 14. 16 марта. С. 6). В этот период пи-сал, очевидно, на идиш, публикуя автопереводы на русский.

Дальнейшей карьере Б. Зильперта «на ответственных постах», согласно Зильперт 1926, помешало отсутствие партбилета и социально неподходящее происхождение. По тому же источнику, в середине 1920-х гг. некоторое время находился в московской психиатрической клинике, проходил освидетельствование. С конца 1920-х гг. – член редакции «Крестьянской газеты». Написал ряд агитационных брошюр. Был арестован 14 марта 1938 г., обвинен в участии в прояпонской шпионско-террористической организации и расстрелян в Бутово 28 мая 1938 г.

В заключение приведем небольшой текст Безе, напеч. в журн. «Лель» (1919. № 3. 29 ноября):

Когда завтра пойдешь продаваться

Мостки тротуаров зажги под ногами кострами кошмарного рая, чтобы путники города улиц в огненной пляске цеплялись…

Оживи ты асфальт, этот камень немой и холодный, как поседевшее сердце, застывшее злобы скалою, в клубок завернулось под топот зверей пресыщенных…

Вонзи два ножа твоих глаз ослепленных безумием в сердце дырявого неба, где звезды-принцессы гостят и пируют; узел тех тайных лохмотьев порви, рассыпь эти искорки-звезды по людским тротуарам, пусть тушат и топчет кокотка игривый их блеск под бранью продажной…

Библии буквы, священные буквы, над ложем твоим расстели, как узоры напыщенной лжи и на них согреши… Бога заставь, чтобы видел, как корчится тело в торгу, чтобы слышал он звон округленных червонцев и хохот пронзенный угарным вином… А если он грозно промолвит: «За грех ты суровую кару получишь», ударь властелина земли и небес, как пьяный купец ударяет о тело живое ухарски крикнув: «Оно покупное»…

. . . . . . . . . .

Не спроси, что буду я делать, когда завтра пойдешь продаваться, что певец запоет, когда Улица друга погубит и звуки какие по клавишам песни застонут, – наточу мое слово подобно клыкам океанского зверя и воем кошмарным оглушится город… жалобы слово, мольбы и прощения отрублю от рояля наречий, чтоб звучала лишь злоба и месть заплясала в огненных буквах созвучий… Та песня-проклятье пусть улицей дышит, кошмарной, звериной, продажной… кровавое тесто сердец-запеканок, мозгов и жемчужин… Когда завтра пойдешь продаваться – я песней весь мир загублю…

В. Март. Лепестки сакуры*

Японские стилизации В. Марта были в основном впервые опубликованы в издававшемся его отцом журн. «Природа и люди Дальнего Востока» (1918. №№ 1, 2). О «японских» текстах и пер. Марта см. Сулейменова 2007.

Вас благодарю!

Танка, как указывает Март, «была прочитана автором на собрании поэтов „Сивакай“ в Токио, перев. на яп. язык и напеч. в яп. журнале „Современной поэзии“» (Март В. Из цикла: «Лепестки сакуры» // Природа и люди Дальнего Востока. 1918. № 2-28. С. 12).

Наследникам дара Сусаново – в совр. транскрипции Сусаноо. В японской традиции считается, что этот бог, строя для себя и своей жены Кусинада-химэ брачные покои, сложил первую танка о «покоях в восемь оград», подобных восьми грядам облаков над Идзумо.

Басио – устаревшее написание лит. имени великого японского поэта Мацуо Басё (1644–1694).

Строки*

Публикуется по: Строки. Стихи: В. Марта. Офорты: Ж. Плассе. [Хабаровск]: Зеленая кошка, [1919]. Тираж 23 экз. (установлено по: Окно 1920).

Жан Плассе – псевд. латвийского графика и живописца Яниса Пласе (18921929). Выпускник Школы Императорского общества поощрения художеств (1914–1917). Жил и преподавал в Чите. Осенью 1918 г. стал одним из организаторов художественного объединения «Зеленая кошка» в Хабаровске, устроившего две выставки (январь и март 1919) и выпустившего ряд книг эстампов (см. Турчинская 2011). Летом 1919 г. совместно с соорганизатором «Зеленой кошки» выставлялся во Владивостоке.

В 1920 г. Пласе уехал в Ригу, где в 1925 г. создал общество художников, музыкантов, актеров и литераторов «Зеленая ворона», издавал журнал общества. Участвовал в выставках Рижского общества графиков, в проектировании и строительстве павильона СССР на Международной промышленной выставке в Риге (1929).

Тигровьи чары*

Публикуется по: Март В. Тигровьи чары. Владивосток: Изд. «Хан-Шин-вей» [Тип. «Эхо»], 1920.

Стих. «Гадальщик» впервые: Неделя (Владивосток). 1920. № 1, 1 января. То же во 2-м изд. сб. «Песенцы» (Харбин, 1922) с посв. К. И. Ваниной.

Н. Чужак отозвался на выход кн. презрительной рецензией (Чужак 1920), отметив увлеченность автора сказовой традицией в лице А. Ремизова, а также соотнесенность заглавия с «Навьими чарами» Ф. Сологуба:

«В книжечке два рассказа. Оба – из китайской жизни и с китайским колоритом. Последнее, однако, автору не удается. Словечками в псевдо-народном русском стиле он пытается восполнить дефекты с колоритом восточным.

„Чем платить-то?“, – „Ан нет!“ – „Собачий живот, что ли?“, – „Ишь“, – „И побег с работником в конюшню“, – „Ну, конь такой ладной, степенная тварь“, – „Куды!“, – „Тварь несуразная“, – „Умная конь“ и т. п. – все это долженствует, по г. В. Марту, представлять китайский колорит!

Не из „Подлиповцев“ ли это списано?

А нижеследующий отрывок – откуда это:

„Есть птичий полет-перелет: на испугу – огляда фазана, на курей домоседок заботниц <…>“.

Откуда это? Неужели из А. Ремизова?

Даже заголовок – „Тигровые чары“ – и тот „мало-мало“ с сологубова плеча!

Плохо у г. Вен. Марта с китайским колоритом. В следующий раз, будем надеяться, выйдет „китаистей“».

Три солнца*

Публикуется по: Март В. Три солнца: Истории моей смерти. [Харбин]: «Садарико», б. г. [1921] – (Автографика. [Вып. I]). В доступном нам экз. издания (ХКМ. Архив Н. Н. Матвеева-Бодрого. Ф. 10, оп. 1, д. 1224) повреждены и лишь частично читаются две строки.

Маленькая поэма в прозе «Три солнца», очевидно, была написана В. Мартом еще во Владивостоке и читалась им на вечере ЛХО 14 марта 1919 г. Как сообщали газеты, «аналогия солнца и каравая хлеба, карабкающегося по небу, не показалась достаточно поэтичной» (Крусанов 2003:408).

Россия без «Ъ»*

Публикуется по: Март В. Россия без «Ъ»: Синий Благо-Весть. Харбин: «Садарико», [1921] – (Автографика. [Вып. II]).

«Россия – смутная страна…»*

Впервые в «Русь – кровь моя!» (1918).

Из цикла «Благовесть синих»*

…Камень, который отвергли строители… угла – неточная цит. из Пс. 117:22 (также см. Мф. 21:42): «Камень, который отвергли строители, соделался главою угла».

Григорьев круг*

«Триста лет продлится он»… (Пушкин) – цит. не из Пушкина, а из «Спящей царевны» (1831) В. А. Жуковского.

Карл Маркс или Христос?*

Впервые под этим загл.: Заря (Харбин). 1921. 24 июля с многочисл. разночтениями:

Порок или Пророк? Скажи мне, скиф, ответь мне, росс,

В мои ни-зги! На мой вопрос:

Порок или Пророк?! Ответь мне, росс, скажи мне, скиф, в огне угроз

В тебе возник:

Порок или Пророк? Ответь мне, скиф, скажи мне, росс… Пути узки

широк порог:

Пророк или порок? Скажи мне, росс! Ответь мне, скиф…

В «Низги» мозги

На сердце мрак! Ответь мне, скиф, на мой вопрос…

Скитальцам России*

Александру Феодоровичу Топоркову – А. Ф. Топорков (1872–1944) – сын купца из Камышлова, работал в фирмах А. Выборова и торговом доме «И. Я. Чурин и К.», с 1900 г. управляющий хабаровским отделением. Общественный деятель (гласный городской думы), почетный гражданин Хабаровска (1910). В 1918–1937 гг. главный управляющий торгового дома «И. Я. Чурин и К.» в Харбине, где и скончался.

Украденная смерть*

Публикуется по: Март В. Украденная смерть: На перекрестках смерти. [Харбин]: «Садарико», [1921] – (Автографика. [Вып. III]).

Впервые: «Лель» (Владивосток). 1919. № 4. С. 2–3 под загл. «Украденная смерть» и с посвящ.: «Посвящается А. С. Л.». На экз. Н. Н. Матвеева-Бодрого (ХКМ. Архив Н. Н. Матвеева-Бодрого. Ф. 10, оп. 1, д. 1225) обрезанная дарственная надпись автора: «28/I н/ст 1922 Харбин».

Песенцы (изд. 2-е)*

Публикуется по: Март В. Песенцы: Хай-шин-вей. Китайские этюды: Стихи. Харбин: Изд. «Камень» [Тип Т-ва «Кооператив»]. 1922. – (Дальне-Восточная библ-ка. № 1).

Гадальщик*

К. И. Ваниной – К. И Ванина (? – после 1947) – теща писателя С. И. Гусева-Оренбургского (1867–1963), автора предисл. к данному сб. Жила с дочерью, певицей Е. И. Хатаевой (1891 – после 1940) в эмиграции, в 1947 г. возвратилась в СССР.

На любовных перекрестках причуды*

Публикуется по: Март В. На любовных перекрестках причуды: Новелла-миниатюра: Стихи. Харбин: Изд. «Камень». 1922. – (Дальне-Восточная библ-ка. № 2).

Почтовая марка*

Позднее в: Ленинград. 1924. № 5 (21), 12 марта.

Глаз*

Впервые: Синий журнал. 1915. № 40, 3 октября, с подзаг. «Миниатюра».

Луна*

Публикуется по: Март В. Луна. Харбин: Кн-во В. А. Чиликина, 1922.

Сборник включает переводы из классиков китайской поэзии времен династии Тан – Ли Бо (Ли Бая, 701–762/3), Ван Вэя (699–759), Шангуаня И (608–665).

Лунных «Зайчиков»… Марту – Представления о «лунном зайце» широко распространены в китайской мифологии. Это посвящение и в особенности имя «Зангвильд» породило самые фантастические предположения, на чем мы подробней останавливаемся в биографич. очерке.

От тени автора*

…мои отдаленные передачи – так в тексте. Возможно, это опечатка и должно было стоять «предтечи».

Сыкун-ту… «Поэма о поэте» – Сыкун-ту (Бяошэн, 837–908) – китайский поэт эпохи династии Тан. Одно из его главных произведений, «Поэма о поэте», было переведено на русский В. М. Алексеевым, см.: Алексеев В. М. Китайская поэма о поэте. Стансы Сыкун Ту (837–908): Пер. и исследование (С прил. китайских текстов. Пг., 1916 (имеется также переизд. 2008 г.). Эта кн., вполне вероятно, была известна В. Марту, тем более что издание печаталось в Харбине.

«Бродят люди…»*

Марии Ивановне Чиликиной – дань уважения жене издателя кн., журналиста и владельца целого ряда газет «русского Китая» В. А. Чиликина (1892-?), впоследствии перешедшего в 1930-е гг. на просоветские позиции, позднее возвращенца.

«Число семнадцать это…»*

Гимназическое стих. В. Марта. Публикуется по: Гребенюкова 1998.

К похоронам красногвардейцев*

Впервые: Великий океан. 1918. № 7–8.

В стих. описываются похороны красногвардейцев, погибших 28 июня 1918 г. в столкновениях с частями Чехословацкого корпуса, свергнувшими власть Советов в городе. Адресат посвящения К. А. Суханов (1894–1918) – сын статского советника, революционер, лидер большевиков во Владивостоке, председатель исполкома Владивостокского Совета рабочих и солдатских депутатов. По нек. Сведениям, бывал в доме у Матвеевых. После выступления чехословацких частей был арестован. Во время похорон по требованию рабочих был выпущен из заключения для выступления на митинге; согласно советским источникам, отказался от представившейся возможности бежать, ссылаясь на данное им чехословакам честное слово. Содержался в концлагере; 28 ноября 1918 г. был застрелен «при попытке к бегству». По утверждению брата В. Марта Георгия, поэт читал это стих. в Народном Доме и после вынужден был скрываться на чердаке дома отца и на даче (Гребенюкова 1998: 219–220).

Когда погашены огни*

Впервые: Владивосток. 1919. № 60, 5 февр.

Из цикла: «Русь – кровь моя»*

Впервые: Владивосток. 1919. № 66, 12 февр.

К цветам*

Впервые: Владивосток. № 77, 26 февр.

Как хлеб – Мария*

Впервые: Лель. 1919. № 2, 23 ноября.

Вечный холод*

Впервые: Эхо. 1919. № 14, 16 марта в составе публ. «Конкурс поэтов: (Пятница Литературно-художественного общества)». На вечере ЛХО 14 марта стих. получило 2-ю премию в конкурсе на заданную тему. Отчет о вечере см.: [Б. п.]. Конкурс поэтов. Эхо. 1919. № 13. 15 марта. С. 6.

Звездная обновка*

Впервые в эфемерном изд. под ред. В. Марта: Искусство: Вестник студии «Мудрость и творчество». Б. в. д. [Владивосток, 1919–1920].

Слово*

Впервые: Лель. 1919. № 5, 12 дек.

Танки*

Впервые: Лель. 1919. № 6, 19 дек.

«Творитель щедрый и надменный…»*

Впервые: Неделя (Владивосток). 1920. № 1, 1 янв.

Черная тщета*

Архив Н. Н. Матвеева-Бодрого (ХКМ). Ф. 10, оп. 1, д. 1224, л. 80, кп.9069. 12782.

Аль*

Впервые: Бирюч. 1920, март.

Из цикла «Русь – кровь моя»*

Впервые: Творчество. 1920. № 1, июнь.

Скорбные корни*

Впервые: Творчество. 1920. № 2, июль.

Вскоре пути Марта и футуристов разошлись, и следующем (августовском) номере журн. появились нападки на Марта: рецензия Чужака-Насимовича на «Тигровьи чары» (см. выше) и заметка «Искусство на Д. Востоке: Выставка картин» (с. 54–55).

Новый год*

Впервые: Заря (Харбин). 1920. 31 дек.

Язвы на слове*

Впервые: Заря (Харбин). 1921. 24 июля.

На евангельские мотивы*

Впервые: Дальневосточный прожектор (Харбин). 1924. № 1. Стих. было опубликовано в журн. уже после отъезда В. Марта из Харбина; как можно предположить, рукопись его осталась у Ф. Камышнюка или редактора «Дальневосточного прожектора» М. Ц. Спургота (1901–1993).

Соблазн*

РГАЛИ. Ф. 527, оп. 1, ед. хр. 342, л. 7-73.

Данное и следующие далее стих., сохранившиеся в бумагах П. В. Митурича – последние известные стихи В. Марта. Если он и продолжал писать стихи во второй половине 1920-30-х гг., все они были конфискованы при обыске и позднее уничтожены сотрудниками НКВД.

Во всеузнающей звезде*

РГАЛИ. Ф. 527, оп. 1, ед. хр. 342, л. 1–3.

Адресаты посвящения – художник, теоретик искусства и изобретатель П. В. Митурич (1887–1956), в 1920-х гг. близкий друг В. Хлебникова, и его жена, художница, сестра В. Хлебникова В. В. Хлебникова-Митурич (1891–1941). Помимо горстки стихов, в архиве П. В. Митурича в РГАЛИ сохранилось несколько писем В. Марта.

В. etpivo – пометка означает: «водка и пиво».

Загробье утвердить – возможно, должно читаться «загробья».

Предостережение*

РГАЛИ. Ф. 527, оп. 1, ед. хр. 342, л. 4.

Фаин. Избранные стихотворения*

(Из альбома Александра Д.) / / Лель. 1919. № 4, 4 дек.

Похороны / / Лель. 1919. № 5, 12 дек.

Адовы двери / / Лель. 1919. № 5, 12 дек. Первое сл. в доступном нам экз. нечитаемо.

Моя смерть. Публ. по рукописи (ХКМ).

Библиография

Агапов и др. 2018 – Агапов В. Л., Прудкогляд Т. В., Бутырин Д. А. Неизвестный Н. П. Матвеев: Из истории владивостокской «желтой прессы» начала XX века / / Былые годы. 2018. Т. 47. Вып. 1. С. 411–421.

Алымов 2015 – Алымов С. Киоск нежности: Стихи. Б. м.: Salamandra P.V.V., 2015.

Асеев 1927 – Асеев Н. Октябрь на Дальнем // Новый Леф. 1917. № 8–9. С. 38–49.

Асеева 1980 – Асеева К. М. Из воспоминаний / / Воспоминания о Николае Асееве. М., 1980. С. 12–34.

Витковский 1998 – Витковский Е. Состоявшийся эмигрант // В кн.: Елагин И. Собр. соч. в двух томах. Т. 1: Стихотворения. М., 1998. С. 5–40.

Гребенюкова 1998 – Гребенюкова Н. Венедикт Март: Прочитай, как был изъят человек из жизни // Рубеж: Тихоокеанский альманах (Владивосток). 1998. № 3. С. 217–230.

Дело 1937 – НКВД Украинской ССР. Дело № 642 по обвинению Матвеева Венедикта Николаевича по ст. 54-6 п. «б» УК от 11 июня 1937. ЦДАГО (Киев). Евтушенко 2004 – Евтушенко В. П. Древо плодоносящее: Биография уникальной литературной династии Матвеевых. Владивосток, 2004.

Забияко, Левченко 2014 – Забияко А. А., Левченко А. А. Художественная этнография Венедикта Марта: Дальневосточный период / / Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2014. № 4 (30). С. 150–165.

Зильперт 1926 – Зильперт Б. Маленький двухэтажный домик: (Листки из дневника) / / Красная новь. 1926. № 4, апрель. С. 187–199.

Здобнов 1927 – Здобнов Н. В. Материалы для сибирского словаря писателей: (Предварительный список поэтов, беллетристов, драматургов и критиков). М., 1927.

Ивашкевич 1922 – И-ч [Ивашкевич Б. А.]. Писатели, ученые и журналисты на Дальнем Востоке за 1918–1922 гг. Владивосток, 1922.

Катеринич 2014 – Катеринич В. Футуристы на Дальнем Востоке: Взгляд из начала XXI века / / Словесница искусств. 2014. № 1(33). С. 30–39.

Кириллова 2013 – Кириллова Е. О. Забытые имена дальневосточной поэзии: Федор Камышнюк // Литература и культура Дальнего Востока и Восточного зарубежья <…> Владивосток, 2013. С. 100–110.

Кириллова 2017 – Кириллова Е. О. Художественные коммуникации в социокультурном пространстве Тихоокеанской России первой четверти ХХ в. на примере поэтического творчества Гавриила Матвеева // Диалог культур Тихоокеанской России: Межэтнические, межгрупповые, межличностные коммуникации. Сб. научных статей. Владивосток, 2017. С. 237–248.

Крусанов 2003 – Крусанов А. В. Русский авангард 1907–1932: Исторический обзор. Т. 2: Футуристическая революция 1917–1921. Кн. 2. М., 2003.

Лесман 1998 – Книги и рукописи в собрании М. С. Лесмана: Аннотированный каталог. Публикации. М., 1989.

Малиновский 2012: Малиновский В. Белая хаги // Утро России. 2012. № 57 (4554), 26 мая.

Март 1918 – Март В. Современные японские поэты: (Из токийского ночника). // Природа и люди Дальнего Востока (Владивосток). 1918. № 2-28. С. 5–6.

Март 1919 – Март В. Японская поэтесса (Иосано Акико) / / Эхо. 1919. № 72, 3 июня. С. 6.

Несмелов 1995 – Несмелов А. О себе и о Владивостоке: Воспоминания / / Рубеж: Тихоокеанский альманах (Владивосток). 1995. № 2. С. 227–237.

Окно 1920 – [Б. п.]. Новая книга / / Окно (Харбин). 1920. № 1, ноябрь. С. 49.

Поэзия 2001 – Русская поэзия Китая. Сост. В. Крейд, О. Бакич. М., 2001.

Сулейменова 2007 – Сулейменова А. М. Перекрестки судеб: Русские поэты в Японии и японские поэты в России / / Известия Восточного института. 2007. № 14. С. 138–151.

Турчинская 2011 – Турчинская Е. Авангард на Дальнем Востоке: «Зеленая кошка», Бурлюк и другие. СПб., 2100.

Хисамутдинов 2017 – Хисамутдинов А. А. Русские литераторы-эмигранты в Китае: Материалы к словарю (1-я половина ХХ в.). Владивосток, 2017.

Хисамутдинов 2017а – Хисамутдинов А. А. Японец русского происхождения: Николай Матвеев. Владивосток, 2017.

Хияма и Моргун 1997 – Хияма С., Моргун З. Жизнь Н. П. Матвеева в эмиграции в Японии / / Известия Восточного института ДВГВУ. 1997. Спецвыпуск: Япония. С. 213–231.

Хориэ 2007 – Хориэ Х. О. Сергий Булгаков и переводчик японского издания «Философии хозяйства» / / Исследования по истории русской мысли. Ежегодник 2004/2005 [7]. М., 2007. С. 350–367.

Чужак 1920 – Д<илетан>т [Чужак-Насимович Н. Ф.]. Венедикт Март. Тигровьи чары. Рассказы // Творчество. 1920. № 3, август. С. 55.

Шаохуа 2001 – Шаохуа Д. Литература русского зарубежья в Китае (в г. Харбине и Шанхае): Библиография (Список книг и публикаций в периодических изданиях). Харбин, 2001.

Юльский 2011 – Юльский Б. Зеленый легион: Повесть и рассказы. Владивосток, 2011.

Составитель

Сергей ШАРГОРОДСКИЙ

при ближайшем участии

Александра СТЕПАНОВА

Настоящая публикация преследует исключительно культурно-образовательные цели и не предназначена для какого-либо коммерческого воспроизведения и распространения, извлечения прибыли и т. п.

Примечания

(1) Китайцы не боятся смерти. В смерти они видят начало нового более светлого существования. Между прочим, если старику перед смертью сын смастерит гроб, растроганный отец будет благодарить богов за то что они ему дали столь почтительного сына.

(2) Китайцы уверены в том что у человека – три души. После смерти три души расходятся. Одна переселяется в загробный мир, в коем повторяет земную жизнь; другая остается в могиле с мертвецом, а третья – возвращается в родную фанзу и поселяется в дощечке с именем покойного. B. М.

сноска