БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ и СОВЕТСКОЙ КЛАССИКИ
Читальня будетлянина

собрание книг русских футуристов

версия: 2.0 
Каменский. Девушки босиком. Обложка книги
Тифлис: Типография «Прогресс», 1917. Тираж 1000 экз.

Осенью 1916 г. В. Каменский жил в Тифлисе, где часто выступал с лекциями, а одно время даже принимал участие и в цирковых представлениях. С помощью известного борца И. Заикина в местной типографии ему удалось издать свой первый сборник стихов. Данью футуристическому стилю в этой полиграфически традиционно решенной книге можно считать лист тонкой оранжевой бумаги, которым проложен портрет автора на фронтисписе и своеобразный коллаж на обложке.

СОДЕРЖАНИЕ
Ю

Василий Васильевич Каменский

Девушки босиком

Девушки босиком

Поэзия – Праздник

Бракосочетания Слов.

В. К.

На Великий Пролом

На крыльях рубиновых

Оправленных золотом

Я разлетелся Уральским орлом.

В песнях долиновых

Сердцем проколотым

Я лечу на великий пролом.

Будет – что будет.

Что воля добудет –

Все в этой жизни

Я выпью вином…

Рай или каторга

Разгул или старость

Благословенье в одном:

С чарой хрустальной

В руке неустальной

Горноуральским орлом

Душой солнцевстальной

Чеканно – кристальной

Я лечу на великий пролом.

Будет – что станет.

Судьба не устанет

Встречать чудесами.

За песнями

С песнями.

Видеть друзей

Крыловейными стаями –

Вот мои радости детские

Дни молодецкие.

Встречать и кричать:

Эй разсердешные

Друзья открыватели

Искатели вечные

Фантазеры летатели –

В стройных венчальностях

Душ и сердец

Давайте построим мы

Стройный Дворец –

Для бесшабашных затейщиков,

Давайте взнесем

Свои легкие головы

На отчаянное Высоко.

За песнями

С песнями.

Рай или каторга

Разгул или старость –

Благословенье в одном:

Океанским крылом

Взмахнем по земле

И полетим

На великий пролом.

Будет – что сбудется.

Земное забудется

Если на радугах

Будут раскинуты

Палатки из девичьих кож

Для нас –

Пролетальщиков.

Четыре времени

ВЕСНА:

Песниянка

Песниянная

Песниянных

Песниян.

ПЕТО:

Осмеянка

Осмеянная

Осмеянных

Осмеян.

ОСЕНЬ:

Окаянка

Окаянная

Окаянных

Окаян.

ЗИМА:

Одеянка

Одеянная

Одеянных

Одеян.

Пью за Кавказею

Эй невесты – девушки – сестры

Братья – друзья – женихи

Поднимем бокалы – Кавказскую молодость –

Выпьем вино за стихи.

Я весь в ароматных симфониях

Расцветающих роз

Я весь среди злата акаций

У заветно – приветных мимоз.

Тайра-тайра

Тайра-тарамм.

Сердце звенит полнозвучно.

Тайра-тайра

Тайра-тарамм.

Песни со мной неразлучно.

И я от земли далеко –

Мне легко.

Я на небо смотрю –

Мне легко.

Эй невесты – девушки – сестры

Братья – друзья – женихи

Поднимем бокалы – Кавказскую молодость

Выпьем вино за стихи!

И будем петь и будем нежны

Цветы и птицы полюбят нас.

Пусть наши души утроснежны

И путь венчанный на Парнас.

И будем просты как растения

И станем радостно расти

И славить мудро расцветения

Благословенное – прости.

А если я – поэт поющий

Взобрался легким на Парнас

Но я весной – для всех цветущий

И мне тоскливо жить без вас.

Эй невесты – девушки – сестры

Братья – друзья – женихи

Поднимем бокалы – Кавказскую молодость –

Выпьем вино за стихи.

Сердко

Моейко сердко перестально –

Хрустально ломкая грустинь

Вестинь напевная устально

Свистально дальняя ластинь.

Моейко сердко снова детка

Плывет как ветка по воле лет

Плывет играйка малолетка –

Моя поэтка. А я – поэт.

Моейко сердко – игрушка – мячик

Моейко сердко – калям – балям

Моейко сердко – девчонка – мальчик

Играю я – пою малям.

Девичья

Цветенок аленький

Цветенок маленький

    Душистый мой.

Снежонок таленький

На тай – проталинке

    Весенний мой.

Дружонок даленький

Ты где удаленький

    Ласканный мой.

Я на заваленке

    Сижу у спаленки

И жду домой.

Ты где.

Любовь поэта

Солнцецветением

Яснятся песницы

Где то на окнах

Волокнах – яснах.

К звездам фиолятся

Алые лестницы

Где то в разливных

Качелях веснах.

Лунномерцанием

Волнятся волны

Поляна любви на устах.

Где то плеско плескаются

Синие полны

В прибрежных кустах.

И я далеко.

Раскатился как мячик.

И от счастья не знаю

Куда

Песнебойца везут.

Где то маячит

Алмазный маячик

И светляки по небу ползут

Я люблю безшабашиться.

В песнескитаниях

Утрокрылятся

Песни-нечайки –

Встречают и провожают

Жизнь мою.

За параходом

Сном тают

Утрами – маями – стаями

Чайки.

Им – последним друзьям

Я кричу и пою:

Где то пути нерасстальные

У не здесь берегов.

Где то шолковошум

Облаков

И ветры хрустальные.

Встречайте. Венчайте.

Письмо домой

Барамза-абб-хаба

37 верст от Перми

По Сибирскому тракту

До моей святой Каменки

До часовни соснового счастья.

А я далеко –

На Кавказии – в Азии.

Запах сена в промежках

На Каменке чую.

Подождите еще.

Переночую.

Утром увидимся.

Ах Алеша – Соня – Маруся.

Жить очень странно.

Ну ничего.

Будто так нужно,

Утром увидимся.

До соснового счастья.

(Чай. Покосы. Обед.

Коровы. Собаки. Козы.

Вечером вальдшнепы).

Я еще все такой же.

Верю. Мечтаю. Пишу стихи.

Жду чудес.

Ваш рыцарь Василий.

Утром.

Я – в Индии

Трава. Песок, И плеск морей

Венчают мир венечно.

В гостях у медных дикарей

Гостить я буду вечно.

Рубины глаз в кустах тигриц

А меткость рук упруга

Прилеты перелетных птиц

Умеет петь подруга.

В шатрах из пальмовых ветвин

Дымится ужин дружный

И песню трав – пахучих вин

Развеет ветер южный.

А на поляне у костра

Откроется вдруг дверка

Змеинно выбежит сестра

Нагая баядерка.

Ан-нэо-хатсу-мау-ниса.

Я позову на Брамапутр

Укрыться в радостях маиса

Над звездолинами для утр.

Я Русский – в Индии иогов

Поэт Земель – Небес – Морей

Приехал мудрости учиться

У солнцекожих дикарей.

Ю

Юночка

Юная

Юно

Юнится

Юнами юность

В июне юня.

Ю – крыловейная лейная.

Ю – розоутрая рая.

Ю невеста Ста Песен.

Ю жена Дня.

Ю и Я.

Золоторозсыпьювиночь

Золоторозсыпьювиночь.

Рекачкачайка

Рекачкачайка.

Морская

Есть страна Дальняя

Есть страна Дания

Есть имя Анния

Есть имя – Я.

В пальмах раскинута

Синь – Океания

Синь – Абиссиния

Синь – Апельсиния

Синь – облака.

Где то покинута

Девушка с острова

Острая боль глубока.

Девушка Анния

Мною покинута

Жить и томиться

В шатре рыбака.

Может вернусь я

Может погибну

Может другую

Найду полюблю.

Девушку Аннию

Раннею грустью

Раннему устью –

Отдам кораблю.

Девушки – девушки

Рыжие девушки

Вы для поэта –

Березовый сок.

В море трава ли

Чайки летали

Чайки играли

Целовали песок.

Поэмия о соловье

(Е. П. К.)

Соловей в долине дальней

Расцветает даль небес.

Трель расстрелится игральней

Если строен гибкий лес.

 Цивь-цинь-вью –

 Цивь-цинь-вью –

 Чок-й-чок

Перезвучально зовет: Ю.

Наклонилась утром венчально.

Близко слышен полет Ю.

Я и пою:

 Стоит на крылечке

 И ждет. Люблю.

Песневей соловей.

На качелях ветвей

Лей струистую песню поэту.

Звонче лей, соловей,

В наковальне своей

Рассыпай искры истому лету.

 Цивь-цинь-ций –

 Цивь-цинь-ций –

 Чтрррь-юй. Ю.

Я отчаянный рыжий поэт

Над долинами-зыбками

Встречаю рассвет

Улыбками

Для.

Пускай для – не все ли равно.

Ветер. Трава.

В шкуре медвежьей мне тепло.

Спокойно.

 Слушай душу разливную, звонкую.

 Мастер я –

 Песнебоец –

 Из слов звон кую:

 Солнцень лью соловью

 В зазвучальный ответ,

 Нити струнные вью.

Для поэта – поэт.

Сердце – ясное, росное,

Звучное, сочное.

Сердце – серны изгибные вздроги.

Сердце – море молочное. Лейся.

Сердце голубя –

Сердце мое. Бейся.

Звенит вода хрустальная,

Журнальная вода.

Моя ли жизнь устальная,

Устанет мчать года.

Я жду чудес венчающих,

Я счастье стерегу.

Сижу в ветвях качающих

На звонком берегу.

 Цивь-цью-чок.

 Чтрррь-йю. Ю.

Ведь есть где-то дверца

Пойду отворю.

Жаркое сердце.

Отражает зарю.

 Плль-плю-ций.

 Ций-тюрьлью.

Солнцень вью.

Утрень вью.

Ярцень вью.

Любишь ты.

Я люблю. Ю.

 Ций-йю-чок.

 Чок-й-чок.

В шелестинных грустинах

Зовы песни звончей.

В перепевных тростинах

Чурлюжурлит журчей.

 Чурлю-журль.

 Чурлю-журль.

В солнцескате костер

Не горит – не потух

Для невест и сестер –

Чу. Свирелит пастух.

 Тру-ту-ру.

 Тру-ру-у.

 Ту-ту-ту.

 Туру-тру-у.

Вот еще один круг

Проницательный звучно.

Созерцательный друг

Неразлучно.

 Туру-тру-у.

И расстрельная трель.

 Ций-вью-й-чок.

 Чтрррь-йю, Ю.

И моя небовая свирель.

 Лучистая.

  Чистая.

   Истая.

    Стая.

Певучий пастух.

Соловей-Солнцелей.

Песневестный поэт.

И еще из деревни перекликный петух.

Рыбаки.

Чудаки.

Песнепьяницы.

Дети на кочке.

Играют.

Катают шар земной.

Поют:

 Эль-лле-ле:

 Аль-ллю-лю.

 Иль-лли-ли.

Ясный пастух одинокому солнцу

Над вселенной глубинами

Расточает звучально любовь

Как и мы над долинами.

 Туру-ту-ту.

 Туру-тамрай.

Эй, соловей, полюби пастуха

Позови его трелью расстрельной.

Я – поэт, для живого стиха.

Опьяню тебя песней свирельной.

 Хха-рра-мам –

 Иди к нам.

В чем судьба – чья.

Голубель сквозь ветвины.

Молчаль.

Все сошлись у журчья,

У на горке рябины.

Закачает качаль.

Расцветится страна,

Если песня стройна,

Если струй на струна

И разливна звенчаль

И чеканны дробины.

Вот смотри:

На полянах

Босоногая девушка

Собирает святую

Траву

Богородицы.

В наклонениях стана,

В изгибности рук –

Будто песня.

И молитву поет она:

 Бла – го – сло – ви.

Давайте подумаем:

Если в сердце любовь затаю,

Разве песня не вырвется.

Все – для песни.

Для песни кую.

Мы – поэты. Мы – знаем.

Пой соловей. Пой пастух. Я пою Ю.

Сквозь соснострой

Сквозь соснострой

С горы вольной разветрись

И разнеси утровую венчаль

Яростным лепетом

Радостным трепетом

Раскачай небовую молчаль.

Элль-ле-ле.

Солнцесияние

Солнцестояние

Солнцеслияние

В наших звенящих сердцах.

Элль-ле-ле.

Сквозь соснострой

С горы яблоки – груши –

Виноград – ананасссс.

Солнцень-Ярцень

Давиду Бурлюку

(Застольная)

Солнцень в солнцень.

Ярцень в ярцень.

Раздувайте паруса.

Голубейте молодые

Удалые голоса.

Славьте жизнь

Привольно-вольную,

Голубинную приволь.

Пойте здравицу

Застольную

Бесшабашную раздоль.

Солнцень в солнцень.

Ярцень в ярцень

Для венчального дворца

Растворяйте-распахните

Души – алые – сердца.

Пусть указан путь

Да будет –

Хоровод звучальных дней.

Друг про друга

Не забудет.

Кто пьет чару

Всех полней.

Солнцень в солнцень.

Ярцень в ярцень.

В песнях пьяных без вина.

Разгадайте смысл чудесный.

Нам ли юность не дана.

Пойте крылья огневейные

Взгляд бросая в небеса.

Славьте дни разгульно-лейные.

Раздувайте паруса.

Солнцень в солнцень.

Ярцень в ярцень.

Закружилась карусель.

Быстры круги.

Искры дуги.

Задружилась развесель.

Хабба-абба, хабба-абба.

Ннай-ннай-ннай.

Эй, рраскаччивай.

Й-ювь (свист в четыре пальца).

Прощаль лебединая

(Соне Трущевой)

Гуолн-гуолн-глик. Гуолн-гуолн-глик.

Зовно тает скитальческий крик.

Солнятся крылья внебемолниеснежные

Печаля на веки опаловый след.

Родимое озеро лебедь покинул.

Прошаль незамолчную в озеро кинул.

Низко сгрустились грустины прибрежные

У омута слезных источников бед:

Им ли легко расставаться с ласканным

Певучим в любви никогда неустанным.

Им ли стройным забыть всплески крыльев

С родимого озера.

Гуолн-гуолн-глик.

Прощай. Прилетай.

Никому не легко.

Загрустили луга озимые поля

Осеннее небо родная земля

Цветины травины листины ветвины

Чистейшия слезы – святые росины

Всем жалко лебедя.

Даже ветер – разгайло с растегнутым воротом

Куда-то проветрил в лесистую падь.

Шатанул меня – чуть не упал.

Ушан-заяц за кочку припал.

Нет не вернешь. Не ветри. Не ответит.

Лебедь если собрался – улетит.

Напрасны –

Обещания весны

И вещие сны

У сосны.

Лебедь покинет. В туманах предутренних

Долго слышаться будут бирюзовые зовы.

В грустняках перепевы.

На грустиньях распевы.

В зеленях перезовы.

В даленях неотзовы.

И каждая песня неслышной печалью

Позовет нас на берег высокий.

И нездешней звучалью

Упадет зазвенит.

И откликнется лебедь далекий

Он об нас не забудет.

На родимое озеро снова гордым возвестником

Опустится в утро весеннее

И грустинам поведает тайну скитаний.

А теперь ему холодно – небо осеннее

И безприютно застыла земля.

Пускай полетает согреется.

Это ничего. Ничего. Ничего.

Гуолн-гуолн-глик.

Прощай. Прилетай.

Солнятся крылья внебемолниеснежные

Печаля на веки опаловый след.

Родимое озеро лебедь покинул.

Низко сгрустились грустины прибрежные

У омута слезных источников бед.

Вино

(М. Г. Браше)

Солнцекатятся песни из Дальнии

В семицветных лучах кимано.

На тропическом острове Пальмии

Из орехов глотают вино.

Ясный взгляд улыбаясь растениям

Видит страуса облачный бег.

Райской птицы полетным цветением

Расцветает в магнолиях снег.

В тенеюжной прохладе бананов

Музыканит звукант кокаду.

С негритянкой танцуя до алых туманов

В корзину маиса я с ней упаду.

И на костре отомстят чернокожие тело

А кровное тело – английский бефштекс.

Счастье с дымом мое улетело.

Я курю. И с тоской жую кекс.

И смотрю как взбираются дальнии

Обезьяны-матросы в звено.

На тропическом острове Пальмии

Из орехов глотают вино.

Ниночка

(Нине Дубченко)

Ниночка – ночка над нивой

Невестной –

Цветет для раздолий любви

Ластится песней призывно

Чудесной.

Если я одинок – позови.

Гордые горы горят

Переливами.

Где то плывут корабли.

Катятся волны звучально

Разливами.

Если я одинок – позови.

В нездешних садах ароматные

Росные

Дороги – печали твои.

Знойные ноги твои –

Сенокосные.

Если ты одинока – зови,

Я прилечу бирюзовым

Венчанием

Ветром в долину любви.

Ниночка в звездную ночку

Молчания

Если ты одинока – зови.

Успокойся

(Е. А. Молчановой)

Перед лампадой неугасимой

Отражая в глазах икону

С молитвой в душе носимой

Отдайся земному поклону.

Помни: жизнь коротка и в хрустальной

Ветке – величие кротости.

Люби и любовью устальной

В спокое травой расти.

Утешай свое сердце венчанью

Близко назначенных тебе Дней.

Гори гордой перезвучалью

Удивлением перед Богородицей перед Ней.

Посмотри утром на солнце пречистое.

Птиц хоровое пойми прославление.

Славь голубельное небо лучистое –

У журчья на коленях приими благословение.

Умойся росой-красой.

Утрись концом радуги. Живи.

Мементо

(В. Маяковскому)

Павлиньим хвостом

Веерно день разметнулся

Из запахов роз – карнавал.

И ползучих растений.

Американским хлыстом

Полковника Гоцовса гений –

Через Панамский канал

Два разлученные брата

Два океана – пирата

Океанския подали руки

Во славу культуры.

А вот завтра девочка

В платье из тканей икс-лучей

Под ало-аркой А.

Пластикой жестов пророческих

Миру откроет судьбу

Астральных слияний

И не станет

МЕМЕНТО –

Живых или мертвых.

Все Души Единые в танце

Аргентинского Танго

Найдут друг потерявшего друга.

И будет так:

Вечность материнской грудью

Накормит всех молоком Радия

Солнце обвяжет каждого

Опояской энергии.

Девушки побегут аеропланами

Кататься на облаках.

Юноши влезут на радугу.

Старшие сядут на поляны

И будут петь измайные

Поэмии Футуристов.

Это будет Первый День Начала.

А сегодня –

Мир на пороге Чуда Земли.

Сегодня слышится одна Истина –

Начинается – МЕМЕНТО.

Полет на аероплане

(А. И. Куприну)

Бирюзовами

Зовами

Взлетая

И тая

В долины лучистые

Покоя земли

Раскрыляются крылья

Быстрины взметая

Стаи цветистые –

Птиц – Короли.

Воздухом

Духом

Душа изветрилась

И как то не хочется

Знать о земном.

Крыльями воля

Людей окрылилась –

Дни океанятся

Звездным звеном.

Калькутта – Бомбей

Петроград и Венеция

Крыловые пути

Небовых голубей.

Вена – Париж

Андижан и Туреция

Перекинулись

Стами устами

Из крыльев мостами

Стаи цветистые

Птиц – Короли.

Вызов авиатора

Какофонию душ

Ффррррррр

Моторов симфонию

Это Я – это Я –

Футурист-песнебоец

И пилот-авиатор

Василий Каменский

Эластичным пропеллером

Взметнул в облака

Кинув там за визит

Дряблой смерти-кокотке

Из жалости сшитое

Танговое манто и

Чулки

С панталонами.

Полет на высоту

(Ѳ. Я. Долидзе)

На ступенях песнепьянствуют

Песниянки босиком

Расцветанием цветанствуют

Тая нежно снежный ком.

Визгом – смехом – криком – эхом

Расплесканием с коней

Утроранним росомехом

На игривых гривах дней

Со венчальными звенчалками

Зарерайских тростников

Раскачают раскачалками

Грустнооких грустников.

Небо веснит – манит далями

Распыляя сок и мед

Завивая завуалями

Раскрыляет мой полет.

Путь безпутный-ветровеющим

К песниянкам босиком

Я лечу солнцеалеющим

Таю нежно снежный ком.

Блондинка

(Лиде Цеге)

На палубе парохода

(От Жигулей до Самары)

В кресле плетеном

На носу у решетки

В апельсиновом шарфе

Блондинка

Ясноочами

Отражает молчаль берегов.

А я сижу за зеркальным окном

Первого класса –

И странно зовет

Подойти к блондинке

На пианино

Звучаль.

И хочется надеть на шею

Ей ожерелье

Из одиноких рук моих.

И спеть в розогубы

Поцелуйную песню

И бросить ей что-ли

Спасательный круг.

Кто она. И кто я.

Локон нежит

Ее восковой висок.

Мы оба улыбаемся

Чайкам.

И золотится песок.

Мимо беляны –

Баржи – плоты.

Свежие – сочные плоды

Запиваю

Кахетинским вином.

Апельсиновый шарф

За окном.

Блондинка.

Подойти или нет.

В салоне играют

Шопена и Скрябина.

Будто пьян я поэт –

И пою:

Апельсиновый шарф

Обнимает блондинку.

Не Я. Пью.

Весна в Крыму

Христос Воскресе.

В небе крымском

Звенят колокола пасхально

И яблони цветут невестно

И радость утровстальна.

Христос Воскресе.

В росных розах

Как в сердце каждом из гостей

Ищите солнца ароматность

Во имя солнечных страстей.

И будьте дети.

Христос Воскресе.

И все сольемся в святом кругу.

В кругу привольном и расцветном

На черноморском берегу.

Христос Воскресе.

Крыловейно

Раскиньте души перезвучально

Пусть ваша жизнь в Крыму ликуя

Звенит единый миг венчально.

Христос Воскресе.

Перелетные

Летят на север с юга птицы

Ах эти дни в апреле майские

И симфонические зарницы.

Христос Воскресе.

На качелях

Сердца и души вы развесельте.

Цветите ярче. Горите жарче.

Со звоном радость карусельте.

И будьте дети.

Христос Воскресе.

Тарра-та-рам.

Тарра-та-рам.

Встречайте песни в поднебесье

Вставайте рано по утрам.

Из Симеиза в Алупку

(М. В. Ильинской)

Из Симеиза с поляны Кипарисовой

Я люблю пешком гулять в Алупку

Чтоб на даче утренне ирисовой

На балконе встретить

Снежную голубку.

Я – Поэт. Но с нею незнаком я.

И она боится – странная – людей.

Ах она не знает

Что во мне таится

Стая трепетная лебедей.

И она не знает

Что рожден я

В горах уральских среди озер

И что я – нечаянно прославленный

Самый отчаянный фантазер.

Я только – Возле.

Я только – Мимо.

Я около Истины

И любви.

Мне все – чудесно

Что все – творимо

Что все – любимо

В любой крови.

Нини

Ровно в полдень

С набережной Ялты

Где магазины все в тени

Я забегаю в городской сад

Чтобы встретить там Нини.

Нини – это девушка северная

Гостья залетная дивная

Нини вся в розах утренняя

Нини стройно – изгибная.

Ах Нини – ах Нини.

Я несу ей ирисы и розы

Но я не знаю – кто эта Нини

С золотистой улыбкой мимозы.

Я не спрашивал кто она – что она

И она не спросила целуя.

Пели птицы ответные песни

Пело сердце весне – алиллуия.

Ах Нини – ах Нини.

Мне ли забыть кружева

И возможности.

Упругие девичьи ноги

Так полны осторожности.

Ах Нини.

У Нини на коленях поют

О прикосновениях знойных

Ирисы и розы.

Но я не знаю – кто эта Нини

С золотистой улыбкой мимозы.

Цветет к нему

(Н. И. Бутковской)

Пищат как

Маленькие кипарисы

Мои стихи в Крыму.

И расцвели – цветут ирисы

И девушка

Цветет к нему.

А он желанный в Ай-Тодоре

Живет на даче

Саглы-Юрлук

Ах эта ночь на Черном море

Ах девушкин весенний друг.

Она идет

Где вьются песенки

Как кудри шелковые жениха

Идет – поет янтарно песенки

Взрывая рифмы для стиха.

А там – в лазурной

Бесконечности

Где горизонты вдруг друзья

Летают чайки

В снах беспечности

Не зная лезвия – нельзя.

Какое дело сердцу ясному

Что где то ад

Иль где то рай.

Отдайся страсти – солнцу красному –

В любви рождайся

В любви умирай.

Я весь в Крыму

(М. П. Чеховой)

Я весь в Крыму

В горах у моря

Я весь в лучистых даленях

Я весь к нему –

К раздолью гор я

В цветисто звонких зеленях.

Я – избалованный ребенок

Кричу смеюсь и трепещу

Как на поляне жеребенок

Я сам не знаю – что ищу.

Мой вольный бег –

Мой путь привольный

Где солнце и где май.

Вчера – Казбек

Сегодня – волны

У моря Чорного мой рай.

Я весь в Крыму

В горах расцвета

Я весь к нему

К привету лета

Солнцекачающий Поэт.

На кораблях Цейлона

(Аристарху Лентулову)

На кораблях коралловые короли

Плывут с принцессами Цейлона.

Им все равно. Сам Тайроли

Король поэт циклона.

Куда. Зачем. Все корабли

Несутся в месяц майский.

По королевски короли

Как чай пьют ром ямайский.

Принцессы бронзово стройны

А ночь так пьяно бурна.

Ласкает с южной стороны

Созвездие Сатурна.

Всем все равно. Сам Тайроли

Принцессами зажженный

Где, жены и где короли

Танцует обнаженный.

А на руках его пестра

Ручная друг – тигрица

Его ревнивая сестра

Которой он гордится.

У Тайроли любовь – гранит –

Ответ тропического лета.

Тигрица счастье сохранит

Цейлонского поэта.

Куда. Зачем. И скоро ли

Прийдет конец их пиру.

Всем все равно. Сам Тайроли

Поет поэму миру.

И долго будут корабли

Скитаться в водах Индка

И много выпьют короли

Ямайского напитка.

И гордо крыльями звеня

В расцветную беспечность

Их Воля вольная – для Дня

Откроет двери в Вечность.

Сердце детское

(В. И. Репиной)

И расцвела

Моя жизнь молодецкая

Утром ветром по лугам.

А мое сердце –

Сердце детское не пристало

К берегам.

Песни птиц

Да крылья белые

Раскрылились по лесам

Вольные полеты смелые

Приучили к небесам.

С гор сосновых

Даль пучистую

Я душой ловлю

Нагибаю ветку чистую

Девушку люблю.

И не знаю где кончаются

Алые денечки

И не верю что встречаются

Кочки да пенечки.

Жизнь одна –

Одна дороженька.

Доля молодецкая.

Не осудит

Ясный Боженька

Мое сердце детское.

Колыбайка

(Н. Н. Евреинову)

Мильничка

Минничка

Летка

Хорошечка

Славничка

Байничка

Спинничка.

   Спи – спи – спи.

Кусареньки

Мареньки

Дареньки

Жареньки

Бобусы

Ракушки

Камушки

   Спи – спи – спи.

Цинть – тюрлью

Цинть – тюрлью.

Улетелечки

Птички.

Песенки

Лесенки

Палькай

Водички

   И спи – спи – спи.

Мушки

У ямушки

Лягушки

Квакушки

Барашки

С рожками

Кружочки

Снежочки

На траве

Ангелочки

Сядь

На кочку

И слушай

   И спи – спи – спи

Малякаля

Бакаля

Куколки

Мячики

Крылышки

Ш-ш-ш –

Ушки

Игрушки

Спатеньки

Спатеньки

Спи

Летка

Солничка

   Спи – спи – спи.

Ау-ау-аууу.

Глубже неба Кавказии

(Ирине Шаляпиной)

Глубже неба – полнее Поэзии

Легче сердцу подняться с земли.

Если плыть к островам Полинезии

До чудес

Увлекут корабли.

Вдаль к мечтам –

К беззаветному к песням

К прославлению воли Творца

Все мы с песнями

Тесно воскреснем

Отдавая друг другу сердца.

Все к мечтам –

Все к любви беспечальной

Все как птицы

Судьбой в высоту

В жизни станем поэмой венчальной

Расцветать Красоту.

Все к мечтам –

В розовеющих сказках

Мы раскинем

Из листьев шатры.

В травоцветных долинах

Кавказских

Закострим

Огневые костры.

Будут звонкие игры игривы

Среди Врубеля

Синих камней,

И развеются рыжие гривы

Разбежавшихся

Вольно коней.

Глубже неба –

Полнее фантазии

В опьянении – горе отрадно.

В стране

Стройно – вершинной Кавказии

Надо жить

Водопадно.

Тифлис

(Екат. Альтшуллер)

О солнцедатная

Ты гор столица

Оранжерейная мечта теплиц

В твои загарные Востока лица

Смотрю я царственный Тифлис.

Здесь все взнесенно крыловейно

Как друг – стремительная Кура

Поет Поэту мне песню лейно

Что быть стремительным пора.

И в час когда восходит солнце

Взглянуть с горы Давида вниз

И улыбнуться всем в оконца

Где розовеется Тифлис.

И сердцем утром уловленным

В сияньи горного экстаза

Остаться вечно удивленным

Перед столицею Кавказа.

Пусть кубок полный Кахетинским

В руках моих орла Урала

Звенит кинжалом Кабардинским

И льется Тереком Дарьяла.

Пусть кубок полный южной крови

Дли гостя северного – хмель.

Мне так близки Востока брови

Как мне понятна в скалах ель.

Урал – Кавказ – родные братья

Одной чудеснейшей страны

Стихийно всем готов орать я

Стихи под перепень зурны.

Тифлис – Тифлис – в твоих духанах

На берегах крутой Куры

Преданья яркие о ханах

Живут как жаркие ковры.

Легендой каждой будто лаской

Я преисполнен благодарий.

Я весь звучу судьбой кавказской –

Звучи ударно сазандарий.

Играй лезгинку.

Гость Тифлиса –

Я приглашаю в пляс грузинку.

Со стройным станом кипариса

Сам буду стройным. Эй лезгинку.

Играй лезгинку.

В развесели

Я виноградно закружился –

В русско-кавказской карусели

С Тифлисом горно подружился.

Персия

(Н. А. Тэффи)

(Гаремная из романа Стенька Разин)

Ай хяль бура бен

Сиверим сизэ чок

Ай залма

Ай гурмыш

Джаманай-джаманай.

Ай пестритесь ковры мои

Моя Персия

Ай чернитесь брови мои

Губы-кораллы

Чарн-чаллы.

Ай падайте на тахту

С ног браслеты

Я ищу – где ты.

Ай жолтая

Звездная Персия

Кальяном душистым

Опьянилась душа

Под одеялом шурша.

Ай в полумесяце жгучая

Моя вера Коран

Я как змея гремучая

Твоя Мейран.

Ай все пройдет

Все умрут

С знойноголых ног

Сами спадут

Бирюза

Изумруд.

Ай ночь

В синем разливная

А в сердце ало вино

Грудь моя спелая дивная

Я – вся раскрыта окно.

Ай мой Зарем

Мой гарем

Моя Персия.

О Пятигорск где Лермонтов

(К. И. Чуковскому)

О Пятигорск где Лермонтов великий

Был на дуэли дерзостно убит

Где Лермонтов –

Как образ солнцеликий

Своим бессмертием скорбит.

И он скорбит мечтательный

Изгнанник

О вольности еще непережитых лет

О том что он кавказский странник

Покинул рано мир Поэт.

Как рыцарь огненный –

Влюбленный – беззаветный

Напрасно он сгорел в любви.

Я слышу тост его ответный

Что нет спасения в крови.

А всюду кровь

И мудрецы ничтожны

Бессильны гении

И Лермонтов забыт.

И мысли яркие как будто невозможны

И путь для творчества закрыт.

О Пятигорск – поэмы где и песни

Еще волнуют гордо грудь

И петь так хочется:

Поэзия воскресни

И дай нам радостно вздохнуть.

Пусть жизнь – для жизни.

Голубинно

Сияют звездные огни

Пусть расцветающе долинно

Цветут пастушеские дни.

Пусть жизнь – для жизни.

В этой горстке

Рассыпанных у Машука домов

Мечтать мы станем

В Пятигорске

Для яркоцветности умов.

Мечтать как Лермонтов беспечно

И славить мудро Красоту

И славить сердцем

Все – что Вечно

И все – что в утреннем цвету.

О Пятигорск

Горами обнесенный –

Он весь величием горит.

Здесь Дух Изгнанья вознесенный

Легенды Демона творит.

И я – в предчувственном

Томлении –

Стихи слагаю Дням во след.

Весь в благородном удивлении

Миродержавнейший Поэт.

Тост Илье Репину

В Куоккалле –

О вегетарианская карусель

Снежновечерними встречами

По средам

Расцветала в сердцах развесель.

И гости казались предтечами

И Амстердам

И Япония и Австралия и колонии Англии

И футуризм и голландские мастера

Все на вегетарианской карусели

Хороводно хрустели в зимние вечера.

Я далеко от Куоккаллы.

Будто четки

В келие своего одиночества

Перебираю ночи и дни.

И пою:

Ночь – нечет

А день – чет.

Ночь течет

День влечет.

Где то там страна Нетамия

Времячко ночин

Гдетотамия

Незнамия –

Страннокожих дикочин.

Я далеко от Куоккаллы.

О вегетарианская карусель

Снежновечерними встречами

По средам

Расцветала в сердцах развесель.

Странник

(Н. И. Кульбину)

Я – странный странник

Странных стран –

Складу футурные стихи

В мешок крупчаточный

Взвалю на горб

И с посохом

Пойду на богомолье.

Зайду и к вам в имение

На белую с колоннами террасу

Выпить кофе (с ликером Кюрассо)

Выкурить сигару.

Накофеепьемся.

Покатаемся на автомобиле.

Заедем на аэродром.

На аероплане

Я изысканный пилот

(Диплом – в кармане – № 67

Международной Воздуха Федерации)

– Хотите Лэди –

Я возьму Вас пассажиркой.

Ровно в 6 часов

Вздрогнет электричество.

И полетим

Над городом вечерним.

В тумане

Стремительных чудес

Под шумовую музыку мотора

Сердцами гордыми мы расцветим

Величественную панораму

Аэрожизни аэронашей.

Внизу зажгут костры –

Это будет знак

Куда спланировать

Где приземлиться на ладонь.

С аэродрома на авто

Поедем в цирк –

Там новые аттракционы

(И вспомним о моих гастролях

На коне Поэта и оратора)

И там чемпионат борцов

Заикин – Вахтуров – Поддубный

Негр Ципс и Клеменс Буль –

Арбитр Алеша Кельцев.

Из цирка в Варьетэ.

Шампанское с певицами,

Жареный миндаль и розы.

А потом, домой

Пить кофе по-турецки.

Среди ковров и тканей

Я прочитаю Вам Василия

Каменского и Маяковского

Или Давида Бурлюка и Хлебникова.

Все будет черно – желто – красное.

Все будет странно – иностранное.

Истомленные почуем мы

Истонченность

Культурных душ

И в мудром опьянении творчества

Усталые уснем

Для снов о фантастической

Судьбе Поэтов.

Утром (пока все спят)

Складу футурные стихи

В мешок крупчаточный

Взвалю на горб

И с посохом

Уйду на богомолье.

Дорогой буду петь молитвы

И ласкать животных.

И просто одиночествовать.

Моя молитва

Господи

Меня помилуй

И прости.

Я летал

На аероплане.

Теперь в канаве

Хочу крапивой

Расти.

Аминь.

Памяти Елены Гуро

Твоя пусть ветка осени

(Из книжечки Осенний Сон)

Желтится утром в просени

Зовет на горизонт.

Помнится гордо: изнеженный

Рыцарь поэт

На ступенях Храма Искусства

Умер с голоду читая стихи.

Ведь все равно как катится

К разстали разлучаль.

Земля твоя не ластится

Святая замолчаль.

Русская зима

(Алексею Ремизову)

Тканая скатерть

Морозницей вицей –

Рождественка ель

На горе серебре.

Распушенная звездно

Узорами взорами

За горами хрустальными

Льдами стальными –

На хвойной заре

За реками озерами

В замке из заячьих шкур

Горностаев –

Жемчужин – топазов

Опалов – алмазов –

Из инея сияют

Вершины Венцы.

По синей дороге

Бегут бубенцы.

Ломко в сердце.

И зовно звеня

Дни – веселые песни

Обнимут меня.

Кудри русския вскинь

И разгульно встречай –

Безшабашных и пьяных

Качай – укачай.

Цыганка

(А. Я. Таирову)

Воля – расстегнута.

Сердце – без пояса.

Мысли – без шапки.

В разгульной душе

Разлились берега.

Дров две охапки.

Ружье. И оленьи рога.

И шатер. И костер.

И остра острога.

Я – охотник.

Ты на ловца

Заблудилась овца.

Пляши и кружись.

Ешь траву.

Падай. Целуй.

Подари мне

Дырявую шаль

Возьми мою шкуру медвежью.

Приходи еще ночевать.

С песнями кочевать

Жизнь – воскресение.

Глаза твои – головни.

Губы – вишни раздавлены.

Груди – землетрясение.

Танго с коровами

(X. Н. Славоросову)

Жизнь короче визга воробья.

Собака что ли плывет там

На льдине по весенней реке.

С оловянным веселием

Смотрим мы на судьбу.

Мы… Открыватели Стран – …

Завоеватели Воздуха –

Короли Апельсиновых рощ

И скотопромышленники.

Может быть выпьем

Чарку вина

За здоровье Комет

Истекающих бриллиантовой кровью.

Или лучше – заведем грамофон.

Ну вас – к Чорту –

Комолые и утюги.

Я хочу один – один плясать

Танго с коровами

И перекидывать мосты –

От слез

Бычачьей ревности

До слез

Пунцовой девушки.

Из поэмии «Моя карьера»

(В. В. Лабинской)

И все вперед. И все без края.

Душа смятением полна.

И жизнь течет

В мечтах сгорая

Для песен – женщин – и вина.

И я свой кубок поднимаю

И улыбаюсь друзьям – врагам

Куда я еду –

Сам не знаю –

К каким пристану берегам.

Ведь все равно – сколь не проси

Судьба случайностям верна.

Кругом мой дом –

Моя Россия –

Моя стихийная страна.

О ты Судьба моя Поэта

Искусства Русского Артиста.

Ты слишком оперно воспета

Моя Карьера Футуриста.

Поэт мудрец и авиатор –

Помещик лектор и мужик –

Я весь – изысканный оратор –

Я весь – последний модный шик.

И ты расти Моя Карьера

Я не устал еще чудачить.

Ведь знаю –

Скоро для примера

Я от людей уйду рыбачить.

И где нибудь в шатре

На Каме.

Я буду сам варить картошку

И – засыпая с рыбаками –

Вертеть махорочную ножку.

Три Чайки

(Сестрам Малявиным)

Будто три чайки

Нечаянно встречные

На берегу у разливной реки.

Крыловые возможности

Млечные.

Бирюзовые кольца руки.

Будто над озером

Три гибкостройные

Ивы над озером ясным весной.

Розовым трепетом утропокройные

Солнцем томимые

Грустью лесной.

Будто три песни

Зарею напетые

Страсть вдохновляют

В свирель пастуха.

Может быть чуют

Что радостный где то я

Звонкого Чуда ищу для стиха.

Будто три радуги

Радуют ярко

После дождя одиночества дней.

Сердце хочет отчаянно жарко

Расцветать для звучальных огней.

Я поцелую по-цейлонски

(Л. А. Ненашевой)

Я поцелую по-цейлонски

Свою целительную цель

Я сокрушу по-вавилонски

Сороковую карусель.

Я разделю по-филиппински

Все острова на острия

Вчера я встретился по-фински

Прощай сегодня Австрия.

От гор Алтайских до Уральских

От Камы – Волги до морей

До гор – ущелий – рек Дарьяльских

До звездолинных фонарей –

Я вознесу Судьбу Поэзии

К балконам бала по-коллонски

У берегов – у Полинезии

Я поцелую по-цейлонски.

Кутаис

(Паоло Яшвили)

Кутаис. Кутаис.

Южносолнечной грудью

Я впиваю твою розодать.

Как Рион зеленит изумрудью

Истекаю желаньем создать.

Как Рион небо – лунно – опаловый

Голубинной долиной цветет –

Так душой своей

Горно – урановой

Мое сердце зурной воспоет.

Воспоет о сотворческом солнце

(Опьяненный отдамся весь музе я)

Воспоет вечным бегом в Рионце

Где как Вечность –

Вершинная Грузия.

Кутаис. Кутаис.

В сочной зелени лоз винограда

Чую я – как грустит кипарис

У подножия храма Баграта.

И мне хочется петь – расточать

Славить Древнее – День восхваляя

И врагов и друзей

Кахетинским встречать

Всех в потоке любви расплавляя.

Гостю мне Кутаиса случайному

Для поэмы моей

Миродарственной

Гордо видеть Поэту отчаянному

Великую Грузию царственной.

Баку

(П. И. Амираго)

У моря Каспийского

Летнего шумного

Как на веселом весеннем току

Гощу я под шумную музыку Шумана

В бирюзово приливном Баку.

Я стою на балконе

В отеле малиновом

Даль Каспийскую блестко ловлю

И душой своей звездодолиновой

Расцветаю вперед – кораблю.

А корабль впереди размечтательно

Будто в небе под солнцем плывет

По волнам увлекаясь качательно

Песни Разина Стеньки поет.

И мне странно Поэту балконному

С головой на грустинном боку

Видеть как к морю наклонному

Выливается нефтью Баку.

Видеть странно цистерные цепи

Среди массы рабочего люда.

А кругом желтознойные степи

И караваны пушистых верблюдов.

Жить мне вольно

Где море Каспийское

Помогает стихийно писать:

Необходимо Искусство Российское

Футуристам спасать.

Во Владикавказе на трэке

(Лиле Брик)

Гуляя на треке в аллеях у стрелки

Нечаянно встретил я

Девушку лань

С глазами пугливыми будто у белки

И девушка стала святая желань.

В движениях горных

Вечерней устальности

В пластике зовно – изнеженных рук

Почуял я чистую песню хрустальности

Поверил как Рыцарь –

Единственный друг.

И девушка стала возлюбленной ланью

С глазами пугливыми

Будто у белки

И стала мучительной близкой желанью

И целые дни я томился у стрелки.

Но нас разделяла природа далекая

Мы были – два полюса

Как два истока:

Со мной цвела девушка вся одинокая

Вся из напевных аулов Востока.

На треке грустил я

В аллеях взволнованный.

Катался на лодке

Кормил лебедей

И клятвой великой нездешне – закованной

Я заклинал проходивших людей.

Я заклинал их поведать мне тайну

Помочь разъяснить мне

О встрече такой:

Если во – истину счастье случайно

Так зачем потерял я

Счастливый покой.

И стало вдруг ясно:

Сын Севера снежного

Полюбил я кавказскую южную дочь

И стала Судьба моя – песней мятежного

Я – утро Уральское

Она – Дарьяльская ночь.

Север и Юг. Как орел и как чайка.

Или как скалы и Камский разлив.

Там – белокудрая

Радость – встречайка

Здесь – взгляд чернокудрой пуглив.

И мы распрощались

В аллеях у стрелки –

У стрелки где встретил я

Девушку лань

С глазами пугливыми

Будто у белки.

Я уезжаю на Север – желань.

Кисловодск

(Эльзе Каган)

О Кисловодск мечтательный в долине

Лежит как будто в гамаке

В лазурно нежной перелине

Вдоль по Олиховке по реке.

Вдоль по Ольховке – в стройном парке

Где изумрудны так аллеи,

Где гости радостны и ярки

Гуляют стаями белея.

И будто все поют хрустально

Немного модно и устально:

Углекислые ванны Нарзана

Исцеляя недужных людей

От министра до просто пейзана

Воплющают людей в лебедей.

А когда в аметистовый вечер лирический

У белоснежных кофейни колонн

Проиграет оркестр симфонический

Все пойдут на курзальный поклон.

Все пойдут галереей Нарзанной

Все в мечтах о иных небесах

Что то там – за далекой Лозанной

Что то там – в австралийских лесах.

Алая роза в петлице приколота

Северной девушкой Иркутской губернии.

А сам я – Уральских стран золота

И мне поэту приятны и розы и тернии.

В курзале за столиками весело – шумно.

Действует бодро курортный Нектар.

Маэстро играет то Танго – то Шумана

То для меня «Ту-степ» – «Тре мутард».

Дамы нарядны. Напыщены франты.

Движенья изысканно – нежны легки.

Сияют опалы рубины брилльянты.

Цветет Кисловодск у Ольховки реки.

И будто все поют хрустально

Немного модно и устально:

Углекислые ванны Нарзана

Исцеляя недужных людей

От министра до просто пейзана.

Воплющают людей в лебедей.

Ессентуки

(H. Ф. Балиеву)

Святая очередь святого исцеления

Четвертый номер пятый бювет

Где ярче верят в переселения

Сердец и душ на вечность лет.

Святая очередь святого исцеления

О восемнадцатый первый бювет

Где так хрустальны сновидения

Когда томится в хвосте поэт.

Святая очередь святого исцеления

О ты семнадцатый как Иордань

Для возрождения – для расцветения

Даешь здоровью щедро дань.

Ах минеральные вы – светловодные

Вы жизнедатные источники сил

Соки земные искристо – холодные

Вас до чудес каждый гость возносил.

И я как и все благодарный стихии

Здоровья сберег на запас – в сундуки –

И радостноясный пою вам стихи я

Вам воды целебные – Ессентуки.

Ах минеральные. Изысканно злачны

Ваши возможности сочной страны

Все ваши гостьи нарядно изящны

В платьях прозрачных легки и стройны.

И все у источников будто на празднике

Полные чары искристое пьют

И вспоминая о звонком экстазнике

Звонкие песни мои разольют.

А я свой бокал поднимая игральный

Весело выпью за восемнадцатый хвост.

А весь Ессентукский – я весь минеральный

Весь поэтический тост.

Железноводск

(С. Веркель)

В Железноводском парке

Я встретил девушку

Мечту – грустинницу

Мечту – венчаль.

В поэмах – ласках переливницу

В прикосновениях звучаль.

Она была легко одета

В брюссельские кружева

И закружилась у поэта

Мечтательная голова.

Вершина зовная Бештау

Нас крыловейно подняла.

Как будто вся мечта

У девушки – от Вечности взяла.

Как все узорно – нашивное

Кругом сиял простор такой

А ветром платье кружевное

Смутило сердце и покой.

Я звал ее кавказской ланью

И пел чаруйно ей стихи

А где то там – за синей гранью

Костры дымили пастухи.

Железноводск внизу ютился

Весь убаюканный молчалью

Напевно месяц нам светился

Благословляющей встречалью.

И я ей пел:

Ах лань моя быстрая

Нежная лань –

Ты огневее огня

Ты вольнее коня

Ярче лета

Как и все ты покинешь меня

И оставишь без счастья Поэта.

Ах лань моя искрая

Гибкая лань –

И зачем ты легко так одета

В брюссельские кружева.

Так еще одна песня пропета.

На Бештау легенда жива.

На встрече Камы-Волги

(А. П. Зонову)

(Из романа Стенька Разин)

На встречье

Двух сестер – Камы – Волги

Взгорен костер

Под Богородском

На сторожевом утесе.

Эй – береги башку.

В симбирском поперечье

Целый день

Работает кистень

На жигулевском плесе.

Барманзай. Наливай.

Молодость раздайся.

Эй давай – поддавай.

Сам не поддавайся.

Выравнивай. Хабарда.

Чугунное житье

(Федору Шаляпину)

(Из романа Стенька Разин,)

Чугунное житье.

Нашу кривой татарский нож

Индейское копье.

Раскинул ловок и хитер

Я на сосне шатер.

И ххохочу –

Хочу кричу – топор точу –

И жгу смолье.

В четыре пальца просвищу –

Шарахнется сова –

Забьет крылом – седьмым веслом.

Людей не вижу – не ищу.

И выплюнул слова.

М-мммычу

Ядреный вол лугов.

Марковное жратье.

Повесил на рога врагов.

Чурбан шаршавый – моя мать –

Пошел. Жую рябину.

Сучье ломать.

Чугунное житье.

Сарынь на кичку

(В. Хлебникову)

(Из романа Стенька Разин)

Сарынь на кичку.

Ядреный лапоть

Пошел шататься по берегам.

Сарынь на кичку.

В Казань – Саратов

В дружину дружную на перекличку

На лихо лишнее врагам.

Сарынь на кичку.

Бочонок с брагой

Мы разопьем у трех костров.

И на приволье волжском вагой

Зарядим в грусть у островов.

Сарынь на кичку.

Ядреный лапоть.

Чеши затылок у перса пса –

Зачнем с низовья

Хватать – царапать

И шкуру драть – парчу с купца.

Сарынь на кичку.

Кистень за пояс.

В башке зудит

Разгул до дна.

Свисти, Глуши. Зевай. Раздайся.

Слепая стерва

Нне попадайся –

Вввва.

Зачурание

(А. А. Шемшурину)

(Из романа Стенька Разин)

Ой и взгорю я на гору

Да влезу на ель

Высоченную.

Рраскачаю вершину –

Раздую брюшину

Засвищу – заору

Исцарапанной мордой

Зачураю свою

Наречанную.

Ой – ой – ой.

Чур – чур – чур.

Оу – оу – оу.

У – уррррррр –

Река Камушка

(М. П. Комаровой)

(Частушка)

Пойду выйду на полянку

Заиграю во рожок –

Позову свою милянку

Погулять на бережок.

Эх и ма и река Камушка.

Я взошел бы на крылечко

Подарил бы перстенек

Да боюсь что за колечко

Изобьет тя муженек.

Эх и ма река Камушка.

Пока светят ясны очи

А и некогда тужить

Коротки летошны ночи

А до долгих не дожить.

Эх и ма и река Камушка.

Удалое сердце бьется

Слушай горлица рожок.

И живи пока живется –

Приходи на бережок.

Эх и ма и река Камушка.

Весенняя

(М. П. Лентуровой)

Цветы цветут

А сердце алое –

Весна звенит из хрусталя.

Предсчастие томит усталое

И небоземлятся поля.

Я нагибаю ветку ветную

И отпускаю трепетать

Люблю тебя ответную

Возможность прилетать.

    Тан-ра-ра-тамм-та-ррай.

Звенчаль зовет долинно.

    Тан-ра-ри-тамм-та-рай.

Глубится даль глубинно.

Цветистая поляна.

Пречистая трава.

Лежу. И жду нечаянно

Девушку из монастыря.

Я стал совсем отчаянный

Весне весну даря.

Девушки босиком

(Алисе Коонен)

Девушки босиком –

Это стихи мои

Стаи стихийные.

На плечах с золотыми кувшинами

Это черкешенки

В долине Дарьяльской

На камнях у Терека.

Девушки босиком –

Деревенские за водой с расписными

Ведрами – коромыслами

На берегу Волги.

(А мимо идет пароход).

Девушки босиком –

На сборе риса загарные

Напевно – изгибные индианки

С глазами тигриц

С движеньями первоцветных растений.

Девушки босиком –

Стихи мои перезвучальные

От сердца к сердцу.

Девушки босиком –

Грустинницы солнцевстальные

Проснувшиеся утром

Для любви и

Трепетных прикосновений.

Девушки босиком –

О поэтические возможности –

Как Северное Сияние –

Венчающие

Ночи моего одиночества.

Все Девушки босиком –

Все на свете –

Все возлюбленные невесты мои.

Кишановская 8

(Тифлис. Моя комната.

Письмо Алеше Трущеву)

Ночь. 3 часа. Я не сплю.

Слушаю. Принц и нищий.

Под окном чьи то четко шаги

Отбивают усталость.

Где то далеко свистит паровоз.

Алость роз – ароматность –

Зачем если. Индейцы.

Молчу. Майн – Рид.

Слушаю. У столба телеграфного

Армянин караульщик

Грустит по армянски. Поет:

– Вортег э им

Ерджанкутюн –

А где счастье – разве знаю.

Один. Дон Кихот.

Даже не нужен друзьям.

Финляндия. Наш Петя вернется.

Слушаю. Колумб.

Жутко на звезды смотреть:

Вечность там – а я – на Кипиановской 8.

Алеша – береги нашу Каменку.

Будто мне шесть лет –

Оставили одного. Слушаю. Жду.

Робинзон Крузо. Остров. Козы. Чкари мзэ.

Я – в цирке

(В Тифлисе – в Цирке Бр. Есиковских мои 7 гастролей с 19 октября 1916 г.)

Бумм – трали – лля.

Чудо.

Сегодня экстра – гастрольное

Сверх – представление:

Василий Каменский

Верхом на коне

Исполнит стихи –

Грянет речь о Поэзии Цирка.

(И снова как в Детстве:

Музыка. Блестки. Огни.

Карусельная красота).

Я – Первый из Поэтов Мира

Кто на арене Цирка

Величественно выступил

В кафтане из парчи

Верхом на вороном коне –

Под куполом с трапециями

Себе поставил Памятник.

О 19-е октября –

Когда возславил я:

Наездниц Верину и Викторию Харини

Акробатов Китая Чин-ху –

Рыжих клаунов Мишель и Этардо –

Эквилибриста Джиовани –

Дрессировщика лошадей Афанасьева

Гладиаторов греков Трояно

Ловких экцентриков Донато и Поло

На трапеции Элеонору

Джигитовщиков Вано и Тамару

Музыкальных клоунов Андро

Дерби жокея Феррони

Шута – дрессировщика Дурнова

Кор-де-балет и сестер Арнольди

Директора Есиковского

Режиссеров Харини и Льва Хундадзе.

Восславил всех яркоцветно

Моих цирковых друзей.

О – 19-е октября.

Толпа. Лошади. Аттракционы.

Ловкость. Быстрота. Риск.

Бумм-трали-ля. Бумм.

(И снова как в Детстве).

Иван Заикин

(Экспромт борцу и авиатору)

Заикину взлелеянному Волгой

Тебе – кого боготворю

Желаю песни вольной – долгой

Тебе Российскому богатырю.

Ты славен силой непомерной

Ты весь размах от океанов

Ты сын земли единоверный

Ты великан из великанов.

Легко ты гнешь стальные прутья

(И даже рельсы гордо гнул)

Готов воспеть такую грудь я

За сокрушительный разгул.

Ты весь рассейский парень ясный

Своим могуществом ты пьян

Своей стихийностью прекрасный

Как Стенька Разин атаман.

И я Поэт Каменский с Камы

Тебя волжанина благодарю.

Тебе звучально строю храмы

Из песен знатному богатырю.

О ты Иван Заикин мира

И чемпион и авиатор –

Тебе сегодня моя лира

Несокрушимый гладиатор.

Тосты друзьям

1. (Ф. А. Малявину)

О величественный маэстро.

За Авраама над Исааком – пью Судьбу.

2. (Давиду Бурлюку)

Ядреный друг –

Непризнанный своею Пермью

Я пью за Вдруг (любя) –

За Нобелевскую Премию

После тебя.

3. (Вере Ажиновой)

Как верный рулевой –

В корму –

Я верю в поворот событий:

Весной под звездами

В Крыму

Я жажду вновь отплытий.

4. (А. В. Каменской)

За первоцветное вечно – приветное

Детство Жени и Шуры.

За рыжего Росса рычание.

За наши дороги судьбинные – странные.

За после песен молчание.

5. (Нине Чарековой)

Зеленым зельем

Сочно сочинила

Стиховник – зеленый Кутаис.

Я полон поэтическим весельем.

Пью молодое из голубого Рога.

Милорд – за Мисс.

6. (Т. Я. Назаряну)

Аудитории слава культурной

Слава идеям – привратницам

Слава Семье Литературной –

Всем расцветающим пятницам.

7. (Эле Григорьевой)

За изысканность твоего удивления

Перед моим все – восходяществом.

За карьеру Бориса. Все тюлени. И Я

Могу подавиться изяществом –

А Памятника не дождусь. Русь.

8. (Привалу Комедиантов)

Хоть рычи – хоть кричи.

Кирпичи

Здесь кирпичней моих бриллиантов.

Еще жив. Но молюсь.

На харчи навалюсь –

Как приеду – в Привал Комедиантов.

Приготовьте все необходимое.

9. (Николаю Рославец и Артуру Лурье)

Белые клавиши – День.

Черные – Ночь. Жду от Вас

Утра и Вечера.

10. (Игорю Северянину)

Тебе концертному – тебе поэзному

Тебе парфюмерному в похвалах

Тебе шампанскому – тебе помпезному

Ах – помогает – сам Аллах.

11. (В. Э. Мейерхольду)

Всеколокольно я благодарен

Вам бывший мой антрепренер.

Привет Вам пишет гений – парень

Ваш бывший маленький актер.

12. (Кара-Дэрвиш)

Стекцир айоц футуризм.

13. (Над. И. и Над. П.)

Для всех Надежд я – безнадежный.

Медведь таежный. Уйду в берлогу.

Оревуар.

14. (Леону Погосову)

Пью Саэро за типографию Прогресс –

Где печатались Девушки босиком –

Куда я медленно прилез

А выскочил орловским рысаком.

15. (Чашкам Чая в Тифлисе)

Все ноют: Не скучай – не скучай.

И я из Чашки Грузинской

Хожу в Чашку Армянскую.

И пью чай. И пью чай.

Все поют: Если любишь – встречай.

И я из чашки Еврейской

Хожу в Русскую Чашку.

И пью чай. И пью чай.

Ах дежурные барышни.

Остановите меня.

сноска