БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ и СОВЕТСКОЙ КЛАССИКИ
версия: 2.0 
Василиск Гнедов
Гнедов. Эгофутурналия без смертного колпака. Обложка книги
Ейск: Меотида, 1991

Поэт-футурист Василиск Гнедов (1890-1978) сегодня читателям неизвестен, даже специалисты в истории русского литературного футуризма уверены, что после 1918 года он «отошел от литературы». В 1913 году, который был годом расцвета футуризма в России, о Гнедове писали все газеты, без его имени не обходились литературные критики в своих статьях, он был гораздо более знаменит, чем Маяковский. Правда, для большинства он был автором одного произведения – знаменитой «Поэмы конца»…

СОДЕРЖАНИЕ

Василиск Гнедов

Эгофутурналия без смертного колпака

Предисловие

Поэт-футурист Василиск Гнедов (1890–1978) сегодня читателям неизвестен, даже специалисты в истории русского литературного футуризма уверены, что после 1918 года он «отошел от литературы». Русским футуристам вообще не повезло: политическая конъюнктура некоторых из них вынуждала к барабанному творчеству, а существование других просто игнорировалось. В результате смысл литературного футуризма темен и невнятен. Между тем основная идея футуристов была предельно проста: создание новых способов и методов выражения. Именно это и ничто другое, именно создание, а не использование. Поэтому в русском футуризме важна установка на словотворчество у Велимира Хлебникова, важен особый поэтический язык – заумь, реализованный в творчестве Алексея Крученых, Ильи Зданевича, Игоря Терентьева, важны эксперименты Василия Каменского в «железобетонных поэмах». Одним словом, русский футуризм важен и интересен именно изобретениями, способствующими новым качествам поэзии и совсем не интересен своей неизбежной «литературностью» – тем, что роднит его с расхожими представлениями о «целях и задачах» литературы как служанки общественной глупости.

Василиску Гнедову в таком футуризме принадлежала одна из первых ролей. Он – изобретатель по преимуществу и потому никогда не пользовался методами Хлебникова (словотворчество), Крученых (заумь), но создавал собственные способы воздействия на читателя. К числу таких его изобретений относятся «словостроки», в которых разные слова сливаются в одно размером в целое предложение. Этими сплавами слов написан его цикл «Небокопы». Гнедов одним из первых в русской поэзии создает абсурдистские стихотворения, в которых самым неожиданным образом возникает особое поле новых смыслов.

В 1913 году, который был годом расцвета футуризма в России, о Гнедове писали все газеты, без его имени не обходились литературные критики в своих статьях, он был гораздо более знаменит, чем Маяковский. Правда, для большинства он был автором одного произведения – знаменитой «Поэмы конца»: в ней не было ни одного слова и во время публичных выступлений Гнедов исполнял ее ритмодвижением руки. В литературных кругах ходили слухи о готовящейся к изданию его книге абсолютно пустых страниц под названием «Эго футурналия»…

Книжки футуристов печатались крошечными тиражами и только немногие могли оценить естественный и последовательный путь поэта от пространных лирических стихов к стихотворениям из одной строки, затем – из одного слова, и наконец – из одной буквы. Последний логический в этом направлении шаг – чистая страница: молчание, «которое сильнее любого слова»…

Единственный из поэтов-футуристов Василиск Гнедов служил с первых дней первой мировой войны в действующей армии под командованием генерала Брусилова, в 1917 году в Москве был комендантом Арсеналов Кремля и с оружием в руках устанавливал Советскую власть…

Его дальнейшая литературная судьба – трагична: развивая тему «молчания», он в 1918 сжег рукопись книги новых стихов – эта поэтическая акция обошлась ему недешево, оказалась своеобразным камертоном и до последних дней жизни он скрывал свое стихотворчество, хотя писал стихи всегда… После 1918 года они публикуются впервые и сопровождаются рисунками поэта.

Гнедов, иллюстрация

Эгофутурналия без смертного колпака

стихотворения и рисунки

«БА…»

БА

БА-БА

БА-БА

ГОДЕН БУБА

БУБА

БА

«а Ла тырь…»

Гнедов, иллюстрация

«Выступают жаворонки ладно…»

Выступают жаворонки ладно

Обратив коготья пухирядна

Преподав урок чужих законов

Ковылятся лоном кони

Когтем сжимая сонце

Положа язык на грани

Может быть проездом на Уране

А теперь петля кобыле

Были ноги было серце

Были

«Все что видим только сон…»

Все что видим только сон

Что случилось с нами

Я Великий Эдисон

Со своими снами!

«Я решил вам показать…»

Я решил вам показать

Клыки свои разъяренные

Они настоящий базальт

И вы их не троньте

Иначе будет бедища

Из базальта начнут вылеза

Надевайте скорей лапотища

Скрывайтесь куда поведут глаза

«желтый…»

желтый

красный

голубой

красных

два зеленых

пять

десять

желтый

точка

синих сто по сто

Гнедов, иллюстрация

«всо…»

  всо

  ет

  ка

  я

неверовая

  сл

  жу

  ит

«Озадачен. Осудачен. Осужден…»

Озадачен. Осудачен. Осужден.

Обескуражен. Обезображен. Огражден.

Обезволен. Обездолен. Обойден.

Опечален. Отчаян. Отвлечен.

Озолочен. Озабочен. Оточен.

Опорочен. Озабочен. Освещен.

Гнедов, иллюстрация

«Василиск так Василиск…»

Василиск так Василиск

Не поймать его арканом

Вновь повсюду веселись

И гуляй с пустым карманом

Гнедов, иллюстрация

«Вы можете определить…»

Вы можете определить по слуху

как пахнет поцелуй?

Гнедов, иллюстрация

«Нет ничего зеленее солнца…»

Нет ничего зеленее солнца

Нет ничего голубее луны

Скажите какого цвета спросонца

И какого цвета у швейцара галуны?

«Народные песенки…»

Народные песенки

Спеть нельзя

Без нотной лесенки

Орлом не взять

Слова неплохие

А голоса нет

Говоришь а глухие

Хочется петь

Надо пластинку

Английский язык

В платочке свинку

И хрюканья рык

«Я счастлив как воробей…»

Я счастлив как воробей

обчирикавший воробку

Гнедов, иллюстрация

«РОГУША…»

РОГУША

ДОРОГУША

Гнедов, иллюстрация

«Я такого не видал…»

Я такого не видал

Во сне ночью голодал

Все мимо ходили

Меня голодили

Комментарии

ба – печатается по тексту газеты – «День», 1913, 24 марта, но без знаков препинания и с разбивкой на строки. Стихотворение является вариантом поэмы «Бубая горя» из книги Гнедова «Смерть искусству» Петербург, 1913. Буба – Хлебная Мать в народных поверьях, ей приносили в древности в жертву сжавшего последний колос при уборке урожая. Подобный обряд бытовал на Дону и поэт однажды в юности испытал на себе «всю тяжесть конца», т. е. полуигрового, полуобрядового принесения в жертву, оказавшего влияние на все его творчество.

а ла тырь – печатается по списку Алексея Крученых, сделанному в 1929 году (РОГПБ, ф. 552, ед. хр. 90, л. 1). Написано в 1913 и обращено к Крученых и Хлебникову, впервые в мировой литературе здесь вводится белое поле страницы в ткань стихотворения. Впервые Гнедов переворачивает здесь слово «вверх ногами», в дальнейшем – это характерно для книжек Крученых.

выступают жаворонк и ладно – печатается по тексту «Газеты футуристов», 1918, № 1.

все что видим – печатается по рукописи, датировано 1938 и написано в Лукояновской тюрьме в Киеве.

я решил вам показать – печатается по рукописи начала 1960-х.

желтый – печатается по рукописи конца 50-х, написано под впечатлением от участия Николая Асеева в работе над переводами стихотворений Мао Дзэдуна, для сравнения:

Красный, желтый, зеленый,

Синий, черный, лиловый…

Кто танцует вверху

С пестрым шелком в руке?

(Мао Дзэдун. Восемнадцать стихотворений. – М., 1957).

всо – печатается по рукописи конца 1950-х и представляет собой опыт переразложения лозунга «Советская передовая наука служит трудовому народу», соседствующий в рукописи с фразой: «Я поднесу Вам произведение».

василиск так василиск – печатается по списку Н. И. Харджиева, который сохранил рукописи Василиска, познакомил меня с ними и передал мне рисунки поэта. Все остальные стихотворения в этом издании печатаются по рукописям 1960-70-х годов.

Основная литература о Василиске Гнедове

Астахова Н., Целлариус Е. Товарищ Ольга. – М., 1968 (книга воспоминаний о жене поэта, в текст которой включены и его мемуары о революционных событиях в Москве 1917 года).

Закржевский А. Рыцари безумия. – Киев, 1914 (шестая глава этого наиболее серьезного из дореволюционных исследований футуризма целиком посвящена Василиску Гнедову).

Марков В. Русский футуризм: история. – Лос Анжелес. 1968 – наиболее обстоятельное из числа иностранных исследований истории русского футуризма).

Палий В. «Эго» Василиска Гнедова. – В херсонской газете «Ленинский прапор», 1989, № 37, 16 сентября.

Сигов С. Игорь Северянин и Василиск Гнедов. В сб.: О Игоре Северянине: научная конференция к столетию поэта. – Череповец, 1987, с. 36–38.

Сигов С. Эго-футурналия Василиска Гнедова. Рашн литтрчз, Голландия, 1987, том XXI, стр. 115–124.

Харджиев Н. Памяти Василиска Гнедова. – В газете «Авангардисты в Херсоне», Херсон, 1990, вып. 2.

Гнедов, иллюстрация

Предисловие, подготовка текста и примечания: Сергей Сигей

Фоторепродукции: А. Б. Висневский

сноска