📚   БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ и СОВЕТСКОЙ КЛАССИКИ   📚

здесь можно бесплатно скачать книги в удобном формате для чтения в оффлайне и на мобильных устройствах

Валериан Плетнев, Сергей Третьяков и др.

Культура и быт

Валериан Плетнев, Сергей Третьяков и др.. Культура и быт. Обложка книги

Москва, Пролеткульт, 1924

Сборник статей под редакцией Коллегии научных сотрудников при ЦК Пролеткульта:

Сизов. Строительство культуры.

В. Плетнев. Возможна ли пролетарская культура?

С. Третьяков. К уточнению терминологии.

 

Культура и быт

Сизов

Строительство культуры

Каждый господствующий класс в конечном счете создает свою культуру, органически целостную и внутренне согласованную систему знания и практических приемов в областях материального и духовного производства. Иначе: «экономический базис и соответствующая ему система надстроек или преобладающий способ производства и соответствующий ему способ представления (общественные формы сознания) – составляют культурную характеристику эпохи (феодальная, буржуазная, пролетарская). Как базис, так и надстройки, обладают определенной системой связи, сочетания, взаимоотношений составляющих их вещей, людей (классов) и идей; этот тип связи, метод комбинации этих элементов и составляет сущность и отличительный признак различных культур».

Следовательно, каждая культурно-историческая формация уже в процессе отслоения ее имеет количественную и качественную характеристику.

Первая основывается на количественном росте материальных производительных сил, на количестве материальных и идеологических ценностей, производимых данным обществом на данной ступени его развития; вторая определяется общественными формами, в которых производительные силы воплощаются (экономическая структура, система техники, преобладающий способ представления и т. д.): рабовладельческая, феодальная, буржуазная и т. д. формации.

Способ использования материальных и духовных ценностей различными общественными классами, в зависимости от их социального положения, обстановка и обиход жизни, формы общения и сотрудничества внутри класса и между классами вне общественно-производительного процесса (включающего в себя и политическую деятельность) и т. д. – слагаются в систему бытовых форм жизни различных социальных слоев.

Каково же взаимоотношение между бытом и культурой?

Вряд ли можно проводить различие между бытом и культурой во внеклассовом обществе, все равно прошлых формаций или будущих. Там быт и культура сливаются воедино, все общество в целом потребляет в своем быту производимые им ценности в равной мере. Обстановка и обиход жизни у всех приблизительно однородны, накопление прибавочного продукта служит цели повышения жизненной активности всего общественного коллектива. Разница в первом и втором случае чисто количественная. Идеологические ценности так скудны, что ими владеют все члены общества, и они служат организующими орудиями жизни общества одинаково во всех областях его бытия. Или, наоборот – весь общественный коллектив в своем быту поднимается до норм научной целесообразности, руководящих всеми действиями общества в его производственном процессе, в его борьбе с внешней средой; эти же нормы кладутся в основу и бытовых связей.

Но в классовом обществе – взаимоотношения иные. Если можно и должно говорить о культуре той или иной эпохи, как о культуре господствующего класса, то вряд ли можно говорить о бытовых ее формах вне зависимости от того общественного слоя, быт которого нас интересует. Нельзя говорить о быте феодального, буржуазного общества, вообще, не противопоставляя при этом характеристики быта классов, его составляющих.

Всякий класс создает свой быт, характеризующийся количеством и качеством потребляемых им материальных и идеологических ценностей – с одной стороны, способом организации всего уклада жизни – с другой.

Мещанская скудность, мещанский стиль, мещанский вкус, мещанская добродетель, мещанский способ представления и т. д., – все это звенья бытовой цепи городского мелкого буржуа, протягивающейся во времени своим началом к быту средневекового городского ремесленника.

Если центральным пластичным скелетом всей общественной системы, вокруг которого организуется ткань общественной жизни, является способ производства, то внепроизводственные формы жизни различных классов застывают в малоподвижный костяк бытовых форм различных общественных групп. Классовые формы быта, на ряду с экономическим положением общественных классов, являются особенно четким водоразделом, ограничивающим и затрудняющим в обиходе жизни междуклассовое общение. Формы бытовой жизни в авторитарные эпохи общества (феодально-крепостническую, рабовладельческую) навязывались нормативным принудительным путем эксплоатируемым и подчиненным классам, как выражение полного (крепостное крестьянство) или частичного бесправия (ремесленники, купцы) по отношению к властвовавшему феодальному дворянству.

Культура феодального периода в значительной степени характеризуется кастовыми, резко-обособленными, застывшими в неподвижных рамках формами быта различных сословий. Быт средневековых классов был в то же время сословным бытом и должен был демонстрировать силу, блеск, превосходство и… эксплоатационную наглость паразитической феодальной знати, подчеркнуть прочность, незыблемость авторитарно-сословных отношений, закрепить по всей лестнице общественного бытия авторитарный «способ представления». Авторитарная феодальная культура породила авторитарные формы быта, вполне соответствовавшие и производственной роли классов.

Строй цехов и купеческих гильдий соответствовал, как их производственным задачам, так и всей цепи бытовых отношений феодальной культуры. Это была производственно-бытовая организация. То же и у других сословий. Косность средневекового быта вполне соответствовала косности всей феодальной общественной системы.

Капитализм преодолел, разрушил косную культуру феодализма; быстрота развития капиталистической буржуазной культуры достигла революционного темпа, а бытовые формы жизни сделались много подвижнее, пластичнее, грани между различными формами быта стерлись.

Качественная разница бытовых форм в значительной степени превратилась в количественную. Характерным для различных слоев явилось количество потребляемых ценностей, в зависимости от их роли в трудовом и общественном процессе, и вынужденность сообразно с этим строить свой жизненный обиход; но принципиально в меньшем, уродливом масштабе быт всех классов буржуазного общества – это сколок с быта господствующего класса. Если феодальная культура стремилась в интересах господствующего класса закрепить кастовые, неподвижные формы быта, как наглядный символ власти – подчинения, то буржуазная культура, принципиально основанная на полном гражданском равенстве, стремится, в интересах буржуазии, маскировать экономическое неравенство проникновением буржуазных форм быта во все поры быта иных общественных классов.

Зажиточный крестьянин подражает в формах быта горожанину, городской мелкий буржуа омещанивает быт высших классов, рабочий класс в первый период своего существования подражает формам быта мелкой буржуазии. Культура и быт господствующего класса в буржуазном обществе, в противоположность феодальному, стремятся подчинить своему влиянию все классы общества.

С другой стороны, в ремесленно-городской и феодальный период формы быта в значительной части соответствовали производственной роли, отношениям в процессе производства различных классов, которые – или по своему социальному положению не могли вырости в класс, способный организовать общественную жизнь в своих интересах (мелкая городская буржуазия, крестьянство), или проходили в этот период стадию расцвета, но обречены были дальнейшим ходом жизни на умирание (средневековые ремесленники), или же, наоборот, в качестве развивающегося класса, шли к господству взамен старого класса. Последние создавали такие формы быта (купеческие гильдии), в рамках которых удобнее всего они могли бороться за свое господство и вырабатывать новые культурные формы. Быт этого, идущего к господству на смену дворянству, класса и был наиболее способным к изменению бытом средневековья.

Быт зарождавшейся буржуазии постепенно проникался бытовыми формами феодального дворянства; к моменту господства буржуазии произошло взаимопроникновение бытовых форм этих классов, усвоение ценных, с точки зрения буржуазии, элементов культуры и быта господствующей знати. Это усвоение продолжалось и в течение первого периода промышленного капитализма, почти до полного слияния бытовых форм этих классов в период конца классического капитализма. Однородность социального положения этих классов, как классов эксплоататоров, хотя и в изменившейся социальной среде, навязывала и однородные формы быта.

Быт и культура буржуазии формировались одновременно, бок о бок с умирающим феодализмом, и, параллельно нарастанию фактической экономической ее мощи, достигали своего завершения. Весь базис капитализма и значительная часть идеологических надстроек «вызрели» еще в недрах феодального общества.

Закостеневший быт крестьянина и мелкой городской буржуазии, наоборот, начал изменяться только с расцветом буржуазной культуры, для того, чтобы вновь закостенеть, приспособившись к иной социальной среде.

К периоду заката капитализма закостеневает и быт правящей буржуазии, проникаясь в то же время, параллельно с паразитическим вырождением ее, все более и более элементами быта феодального дворянства. Быт этих классов закостеневает, потому что ходом истории они приведены в состояние консервативной самообороны, без всяких перспектив на будущее. В быту крупной буржуазии происходят еще продвижки, но уже паразитически-деградирующего характера. Наступает разложение бытовых ее форм, декаданс настоящего и ренессанс прошлых форм быта рабовладельческих и феодальных, что до известной степени соответствует достигшим крайней точки напряжения классовым противоречиям и явно насильнической роли финансового капитала. Также и паразитическому «загниванию» всей капиталистической системы.

Паразитическое обжорство прибавочной ценностью приводит к потребительскому обжорству в быту, напоминающему рабовладельческие формы быта. «Деловой», скупой быт буржуазии классического периода исчезает, расчетливость сменяется роскошью и расточительностью.

Для мелкой буржуазии окостенение бытовых форм – единственный способ самообороны и сохранения относительной устойчивости, под напором бешеной концентрации капиталов, под угрозой социальной революции. В значительной степени по этой причине мелкая буржуазия является плохим попутчиком пролетариата.

Значение бытовых форм для этих классов, таким образом, в корне извращается сравнительно с феодальным периодом. Из формы, сохраняющей жизнеспособность класса, содействующей его дальнейшему росту и развитию, как было в средневековье, они превращаются в формы, охраняющие его от окончательной гибели и развала, окостеневают без всякой надежды на дальнейшее развитие. Ибо – нет развития, а может быть только разложение, там, где класс обречен на социальную гибель.

Только бытовые формы жизни рабочего класса в буржуазном обществе обнаруживали творческую пластичность, в параллель формам быта торгового капитала и зарождавшегося промышленного к концу феодального, периода.

Пролетариат – тоже класс, идущий к господству на смену буржуазии, чтобы через диалектическое отрицание самого себя расплавиться в бесклассовом обществе, – класс, вынужденный ходом истории и своим социальным положением творить новый быт и новую культуру.

В чем же сходство и в чем различие, с точки зрения выработки новых форм быта и новой культуры, между выполнявшей эту роль и сходящей в настоящее время со сцены буржуазией и только теперь организующимся в господствующий класс пролетариатом?

Оспаривается наше утверждение, что пролетариат, как класс, идущий к господству на смену буржуазии и через свою диктатуру организующий социалистическое бесклассовое общество, вырабатывает в течение этого периода необходимые элементы нового быта и новой культуры, которые мы называем пролетарскими.

Этому вопросу тов. Троцкий посвятил три больших фельетона в № 207, 208 и 209 «Правды», решительно критикуя нашу позицию.

Тов. Троцкий полагает, что «пролетарской культуры не только нет, но и не будет». Почему? Во-первых, потому, что у пролетариата не хватит времени «на созидание» пролетарской культуры. В отличие от режима рабовладельцев, феодалов, буржуа, – диктатуру свою пролетариат мыслит, как кратковременную переходную эпоху. Эпоха социальной революции будет длиться самое большее десятилетия, а не века и не тысячелетия. В этот период проявляется наивысшая творческая способность класса, но «годы социальной революции будут годами ожесточенной борьбы классов, где разрушения займут больше места, чем новое строительство».

«И, наоборот: чем полнее будет новый режим обеспечен от политических и военных потрясений, чем благоприятней будут условия для культурного творчества, тем более пролетариат будет растворяться в социалистическом общежитии, освобождаясь от своих классовых черт, т. е. переставая быть пролетариатом».

«Другими словами: в эпоху диктатуры о создании новой культуры, т.-е. о строительстве величайшего исторического масштаба, не приходится говорить, а то, ни с чем прошлым несравнимое, культурное строительство, которое наступит, когда отпадет необходимость в железных тисках диктатуры, не будет уже иметь классового характера».

«Но и в основе диктатура пролетариата не есть производственно-культурная организация нового общества, а революционно-боевой порядок для борьбы за него».

В приведенных цитатах против возможности создания пролетарской культуры выдвинуты два аргумента: аргумент от времени и аргумент от понятия «пролетарская культура». Последний аргумент, уже в сердито-поучительной форме, фигурирует в следующей цитате: «Вот свежий пример, один из сотни, явно неряшливого, некритического, опасного пользования термином пролетарская культура: „экономический базис и соответствующая ему система надстроек (или преобладающий способ производства и соответствующий ему способ представления)“, – пишет т. Сизов в № 8 „Горна“, – „составляют культурную характеристику эпохи (феодальная, буржуазная, пролетарская)“». И далее:

«Но то, что здесь именуется пролетарской эпохой, есть только короткий переход от одной общественно-культурной системы к другой: от капитализма к социализму», «пролетарская революция имеет своею целью ликвидировать существование пролетариата, как класса, по возможности, в самый короткий срок. Длительность этого срока зависит непосредственно от успехов революции. Разве не чудовищно забывать об этом и ставить пролетарскую культурную эпоху в один ряд с феодальной и буржуазной!»

Само собой разумеется, «чудовищно» забывать об основной цели революции: скорейшей организации бесклассового общества, но вовсе не чудовищно сопоставлять культурные эпохи: феодальная, буржуазная, пролетарская, если только… правильно оперировать понятиями класс и пролетарская культура и… часы не считать за минуты.

Для эпохи социальной революции и диктатуры пролетариата, т.-е. для периода существования пролетариата, как класса, до растворения его в социалистическом бесклассовом обществе, т. Троцкий определяет максимальную цифру в 5 десятилетий. За этот промежуток времени, следовательно, должен исчезнуть капиталистический строй во всех странах, а вместе с ним и буржуазия, должны быть положены основы планомерного мирового социалистического производства, «социализировано» путем кооперирования и крупных коллективных хозяйств все крестьянство, отсталый Восток должен быть целиком втянут в орбиту мирового социализма и т. д., – одним словом, мировой социализм уже будет, хотя бы «вчерне», построен, и у социалистического общества не будет уже никакого «капиталистического окружения».

Вот эту-то всю творчески-революционную перестройку т. Троцкий охватывает понятием революционно-боевого порядка.

Вряд ли можно думать об одновременном переходе диктатуры пролетариата во всех странах в социалистическое общество.

Скорее всего, что к концу отпущенного т. Троцким на переходный период времени картина мирового хозяйства, в оболочке советских форм государства, будет представлять сосуществование хозяйственных форм, в различной степени социализированных, в зависимости от исторических сложившихся хозяйственных отношений.

Страны Азии только начнут подчиняться экономике социалистического хозяйства, создавая у себя ряд промежуточных форм, своеобразие которых трудно предугадать в настоящий момент.

Повидимому, эта картина представляет максимум теоретически мыслимого экономического благополучия и наиболее благоприятное предельное равновесие мирового хозяйства за этот период. К этому сроку мы предполагаем закончившуюся всюду гражданскую войну, прекращение войн между государствами, прочную федеративную связь Мировых Соединенных Штатов, включая Америку, Англию, Японию, отсутствие устойчивых капиталистических отношений и организованной буржуазии на Востоке, и т. д.

Для того, чтобы сложилось в окончательной форме (но все-таки еще вчерне) буржуазное общество, потребовались столетия. Для организации вчерне мирового социалистического хозяйства, для периода растворения пролетариата в социалистическом общежитии – тов. Троцкий отпускает только несколько десятилетий.

Какой несоразмерный с историческим масштабом оптимизм!

Все приведенные аргументы явно основываются на подмене учета тенденций и реальных возможностей предельного равновесия мирового хозяйства пылким желанием в кратчайший срок осуществить мировой социализм.

Но допустим, что прав т. Троцкий. Допустим, что в течение пяти десятилетий мощным орудием пролетарской диктатуры, по крайней мере в Европе и Америке, будет вчерне выстроен социализм, и пролетариат начнет «растворяться» в бесклассовом обществе, умирая как класс. Следует ли из этого положение т. Троцкого, что «не было и не будет пролетарской культуры»?

Остановимся на анализе этого понятия.

«Пролетарской культуры нет и не будет», не успеет ее создать рабочий класс до социализма, а в социалистическом бесклассовом обществе не может быть никакой классовой культуры, в том числе и пролетарской.

Выходит так, что общество в целом сразу перескочит от буржуазной культуры к внеклассовой социалистической, без всяких промежуточных звеньев. Периода первоначального накопления социалистической культуры, по т. Троцкому, не будет, революционной реорганизации культурных ценностей, критического их усвоения рабочим классом для целей социалистического строительства тоже не будет; пролетарский быт с его своеобразным стилем, наполненным пафосом борьбы и творчества, не организуется. Культурно невооруженным, голым попадает рабочий класс прямо в социалистический рай, и только тогда начинает создаваться не пролетарская, а социалистическая, культура, не пролетарский, а социалистический, быт.

От буржуазной классовой культуры, через революционно-боевой порядок, к бесклассовой культуре социалистического общества – такова формула т. Троцкого.

Тов. Ленин, своей книгой «Государство и революция», где он дал сводку мыслей Маркса и Энгельса по этому вопросу в углубленном толковании, нанес смертельный удар всякого рода соглашательству и ревизионизму в вопросе о государстве.

Буржуазное государство есть орудие устроительства капиталистического общества, аппарат страховки эксплоататоров. Рабочий класс не может им овладеть, не разрушая его специфически буржуазной формы.

Свое рабочее государство в переходный период пролетариат организует для своих социалистических целей по иному, придавая ему специфически пролетарскую форму – на основе своей диктатуры.

Таковы основные мысли книги т. Ленина.

Точно так же и с армией.

Рабочий класс строит красную армию с иными целями и задачами, по классовому признаку подбора людских элементов, не на палочной дисциплине, а на дисциплине, основанной на товарищеском сотрудничестве, на преданности социалистическому отечеству и международному социализму.

Здесь формула уже иная: от буржуазного государства, через пролетарское, к социализму и отмиранию государства вообще.

То же и в области производства. Диктатура пролетариата организует и стремится сделать преобладающим социалистический способ производства, социалистические производственные отношения. Крупная обобществленная национализированная промышленность является их основой. Поскольку эта форма сосуществует на ряду с другими хозяйственными формами, еще при наличии классов, но в оболочке Советской формы государства, мы можем назвать ее пролетарской формой организации производства, так как ее внутреннее строение, связь составляющих ее элементов, производственные задачи – иные, по сравнению ее с таковыми же буржуазного общества. Эта форма в своем нормальном дальнейшем развитии должна соподчинить себе все другие формы хозяйства, частно-капиталистические, мелкокрестьянские, вплоть до их полного исчезновения, и таким образом преобладающий способ производства общества в целом переходит в социалистический. Следовательно, мы имеем право для переходного периода говорить о пролетарской форме организации материальных производительных сил, ибо социалистическая цель хозяйства в целом определяет и задачи и формы техники, задачи и способы организации труда и т. д.

Мы получаем более развернутую формулу: от буржуазной формы организации производительных сил и государства, через пролетарские их формы, к социализму.

Итак, с нашей точки зрения, в период диктатуры пролетариата с самого начала начинает оформляться базис пролетарской культуры, пролетарская форма организации производительных сил, пролетарские формы сотрудничества в производстве и быту и развивается дальше соответствующая им регулирующая и направляющая хозяйственно-политическая надстройка в виде Советской формы государства.

«Те 20–30–50 лет, – пишет далее т. Троцкий, – которые займет мировая пролетарская революция, войдут в историю, как тягчайший перевал от одного строя к другому, но никоим образом не как самостоятельная эпоха пролетарской культуры».

Выходит, что период социальной революции и диктатуры пролетариата есть только «перевал», «революционно-боевой порядок», без всякой культурно-производственной характеристики.

Ну, а как же быть все-таки с хозяйственной характеристикой (а, значит, и с культурной) переходной эпохи?

Неужели и впрямь – и новые формы производства обобществленной промышленности, и Советская форма государства– это «революционно-боевой порядок» и только?

Неужели «экономика переходного периода», анализ которой т. Бухарин дает в своей известной книге, хотя и развертывающаяся далеко не в тех формах, как думал т. Бухарин, укладывается в формальное понятие «революционно-боевого порядка»? Конечно, нет!

Период диктатуры есть процесс становления бесклассового общества. Развитие экономики переходного периода, поскольку речь идет о развитии производительных сил в направлении к социализму, есть процесс становления социалистической экономики, социалистической формы хозяйства.

Развитие Советской формы государства есть диалектический процесс становления социалистических форм управления хозяйственной жизнью нарождающегося нового общества, с отмиранием его общегосударственных принудительных функций, с усилением хозяйственных задач на местах и переходом в гибкие формы широчайшего самоуправления и самоорганизации граждан будущей социалистической трудовой коммуны.

Процесс организации культурных форм переходного периода в целом есть диалектический процесс становления бесклассовой социалистической культуры.

Активным творцом культуры переходной эпохи, имеющей в основе социалистическую целевую установку, является рабочий класс, вместе с перешедшими и переходящими на его точку зрения группами интеллигенции и выходцами ив других классов, органически впитавшими в себя его революционно-социалистическое классовое миропонимание, его цели и задачи, растворившими себя в новом классе.

Вот почему с полным основанием можно говорить о строительстве именно пролетарской культуры в переходный период, как задачи, которую ставит, разрешает и может разрешить только рабочий класс величайшим напряжением своего творчества.

Процесс становления социалистической культуры, вплоть до того момента, когда исчезают революционно-боевые задачи класса и отмирают обусловленные ими общественные формы, когда общество делается не только производственно бесклассовым, но идеологически бесклассовым, т.-е. когда все его слои усваивают общечеловеческое в своей основе мироотношение рабочего класса, делаются сознательными активными творцами новых форм жизни, растворяют свою прошлую классовую сущность в социалистическом коллективе, – до этого момента процесс выработки новой культуры продолжает носить классовый характер. С полным правом он называется нами строительством, процессом оформления пролетарской культуры. Это есть период первоначального накопления социалистической культуры.

Для тов. Троцкого социалистическая культура начинается с бесклассового общества, для нас – тоже. Только понятия бесклассового общества у нас различны. Для тов. Троцкого социалистическое общество начинается с момента перехода орудий производства в руки общества и организации планомерного социалистического хозяйства.

Как производственные группы – классы, начиная с этого периода, исчезают.

Для тов. Троцкого этого признака достаточно, чтобы признать общество бесклассовым. На самом же деле так ли это?

Можно ли думать, чтобы классы, уже прочно сформировавшиеся в прошлом из классов «в себе» в классы «для себя», враждебные пролетариату, в том числе и громадное большинство верхних слоев интеллигенции, в течение одного поколения переродились в своей внутренней сущности, отказались от возврата к прошлому?

Несомненно, нет.

Несомненно, что одно или два поколения будут сохранять значительную долю своего прежнего буржуазного мироотношения. Их буржуазное классовое самосознание, как прочный условный рефлекс, будет еще долгое время руководить их поведением и поступками.

Их привилегированное материальное и общественное положение, как организаторов производства, еще не исчезнет в этот период и будет питать их обособленные групповые формы быта, их групповое мировоззрение.

Авторитарно-принудительные формы организации общественной жизни, обусловленные недостаточной выработанностью и устойчивостью системы товарищеского сотрудничества, преобладающие в переходный период, сохранятся в смягченных формах и будут поддерживать групповую обособленность.

Несомненно также, особенно если принять 50 лет за срок периода перехода общества к социализму, что крестьянство не расплавится еще в бесклассовом коллективе не только по своей мелко-буржуазной идеологической сущности, но и окончательно еще не исчезнет, как производственная категория. Одним словом, в этот период товарищеский способ производства и система товарищеского сотрудничества еще не успеют охватить всего общественного бытия.

В этот период, как и раньше, активное творчество, с небывалым размахом, уже культурно-вооруженные, будут продолжать граждане, основной работой которых останется непосредственно производительный труд.

В громадном большинстве это будет тот же, хотя и растворившийся в социалистическом коллективе, рабочий класс, но сохранивший свое классовое мироотношение, и не только сохранивший, но и развивший его путем критического усвоения буржуазной науки и переработки ее в систему научно-обобщенного пролетарского опыта и знания.

«Способ представления», «общественные формы сознания» пролетариата становятся в социалистическом обществе преобладающими уже в этот период. Из прежнего классового мироотношения у него атрофируется только его специфически классовая вражда и классовая обособленность.

Таким образом, активным творцом и организатором новых форм жизни и в этот период попрежнему остается рабочий класс, и культура этого периода с полным правом может быть названа пролетарской.

Только в следующий период, когда, на ряду с экономической однородностью общества, устанавливается товарищеский способ производства и товарищеское сотрудничество в быту и производстве, устанавливается его идеологическая однородность, пролетарское мироотношение, пролетарский способ представления делаются абсолютно доминирующими, пролетарская культура практически превращается, переходит в бесклассовую, социалистически-коммунистическую культуру.

На основании разобранных положений тов. Троцкого, само собой напрашивается вывод, что период диктатуры пролетариата не оставит социалистическому обществу в наследство никаких культурных ценностей, которые могли бы непосредственно войти крупной составной частью в культуру развернутого бесклассового социалистического коммунистического общества!

Две такие формы культурного пролетарского творчества мы указали: одну – в области материальной культуры, другую – в области политической надстройки. Ни та, ни другая не могли быть непосредственно «усвоены» из прежней буржуазной культуры, они явились результатом творческих усилий только рабочего класса.

Несмотря на гримасы нэпа и рыночную калькуляцию, основная характеристика форм нашего национализированного государственного производства в своей сущности и в своих основных тенденциях остается социалистической.

Это – форма крупного производства в городе и деревне (совхоз), имеющая целью максимальное удовлетворение потребностей всего общества в целом, при управлении производством и планомерном его регулировании рабочим классом, организованным в господствующий класс в оболочке Советского государства. Целевая социалистическая установка контроля– над всей хозяйственной жизнью рабочим классом, специфические формы этого контроля, – кладут пролетарский отпечаток на все хозяйство в целом.

Обобществленные формы (коллективизация и кооперирование) сельского хозяйства суть несомненно и формы преобладающего в первый период социализма способа производства в сельском хозяйстве.

Пролетарские способы производства, его социалистические цели требуют изменения, усовершенствования технических методов, иных форм организации предприятий, научной организации труда и т. д.

Проблемы коллективизации управления и всех факторов производства, повышения коэффициента полезного действия хозяйственной системы (психотехника, научная организация труда, нормализация, электрификация), поставленные еще в буржуазном обществе, могут найти специфически пролетарское решение только в период диктатуры, приобретая социалистическую плоть и кровь.

Решение этих проблем дает возможность к концу периода диктатуры такому возрастанию всей суммы прибавочного продукта, при котором только и мыслимо бесклассовое социалистическое общество, гармонично развивающееся на основе роста производительных сил.

Бесклассовое общество в иных условиях – это фикция, это система без равновесия.

Следовательно, и в период диктатуры, как во все эпохи, задачи организации производительных сил пролетарскими методами дают могучий принудительный импульс для пролетарского творчества по всей линии так называемой «духовной культуры» и прежде всего в области научно-технической.

Из всего вышесказанного уже вытекает вывод, не согласный с выводом тов. Троцкого.

Период диктатуры пролетариата есть не только «революционно-боевой порядок», а в основе он есть производственно-культурная организация, закладывающая в боевой обстановке пролетарский фундамент социалистического общества.

Только на этой производственно-культурной базе строится и ею обусловливается «революционно-боевой порядок».

Без этой базы не только революционно-боевого порядка быть не может, но и вообще не может быть никакого порядка. Такая система, лишенная всякого равновесия, должна крахнуть.

Тов. Ленин много раньше дал сжатую формулу (агитационного значения) социализма: «социализм – это учет и контроль плюс электрификация».

А в «Правде» были напечатаны две блестящие статьи его о роли кооперации в строительстве социалистического общества: через кооперирование мелкого производства в период диктатуры к социализму.

Вероятно, и тов. Троцкий не станет отрицать, что эти «производственно-культурные» формы и указанные нами раньше в их специфической пролетарской оболочке перейдут и будут положены в основу культуры социалистического общества со штампом: «выработано пролетариатом в период его диктатуры. Сделано в мастерской пролетарской культуры».

Если мы говорим, что зап. – европ. пролетариат строится в революционно-боевой порядок для борьбы за свою диктатуру, то при этом утверждении мы учитываем, как заранее данные условия: социальную среду, общественную структуру, при которых и на основе которых он организуется.

Зап. – европ. пролетариат строится в революционно-боевой порядок в недрах буржуазного общества, в условиях капиталистического способа производства и буржуазного государства для сокрушения последних, для дальнейшей борьбы и организации новых производственно-культурных отношений в оболочке Советской формы государства.

Что может означать понятие революционно-боевой порядок в период диктатуры? Каково его конкретное содержание?

Задачи социальной революции суть задачи разрушительно-творческие в их неразрывной связи и взаимном дополнении. Разрушая и обороняясь, созидать – основная цель революции. Диктатура пролетариата есть орудие осуществления тех и других целей. Процесс борьбы за организацию общества начинается с разрушения, но творческие задачи революций, хотя – о бы вчерне, должны быть осознаны и намечены. Только в первом смысле, в смысле наступательных и оборонительных задач революции можно еще с большой натяжкой отождествлять диктатуру с революционно-боевым порядком. Как только мы подходим к творческим задачам революции, так это отождествление делается просто неверным. Ведь, в процессе революции разрушение есть только условие творчества, на место разрушенного тотчас же должны быть созданы, как мы уже указали, новые организационные формы; творчество же новых форм обязательно и неизбежно есть процесс культурно-производственный.

Обратимся к дальнейшим мыслям т. Троцкого.

Но прежде необходимо договориться и устранить ряд существенных недоразумений.

Т. Троцкий пишет: «Кто-нибудь, пожалуй, возразит, что я беру понятие пролетарской культуры слишком широко. Полной, развернутой культуры пролетариата действительно не будет, но все же рабочий класс, прежде чем раствориться в коммунистическом обществе, успеет наложить свой отпечаток на культуру. Такого рода возражение приходится прежде всего зарегистрировать, как серьезное отступление от позиции пролетарской культуры. Что пролетариат за время диктатуры наложит на культуру свой отпечаток – бесспорно. Но отсюда еще очень далеко до пролетарской культуры, если ее понимать, как развернутую и внутренне согласованную систему знания и умения во всех областях материального и духовного творчества».

Приведенная цитата основана на двух чрезвычайной важности принципиальных недоразумениях, которые необходимо тотчас же устранить.

Во-первых: никто из защитников позиции пролетарской культуры, сколько-нибудь ответственных, не утверждал, что за период диктатуры образуется пролетарская культура, «как развернутая и внутренне согласованная система знания и умения» и т. д., сверху донизу.

Во-вторых, с другой стороны: нам нет никакой нужды подменять ясное и целостное по своему конкретному содержанию понятие пролетарской культуры смутным и неопределенным по своей реальной сущности «отпечатком», и в этом смысле мы вовсе не собираемся отступать с наших позиций Так как такой переход определенно означал бы подмену принципиально выдержанной точки зрения на пролетарскую культуру оппортунистически-эклектическим ее искажением.

Для нас очень ценна и укрепляет наше марксистское понимание пролетарской культуры точка зрения тов. Ленина на этот вопрос. Тов. Ленин определенно и недвусмысленно признает проблему пролетарской культуры существующей.

В своей речи на 3-м Всероссийском Съезде РКСМ, отдельные места из которой цитировались в № 8 «Горна», по вопросу о пролетарской культуре т. Ленин говорит:

«Пролетарская культура не является выскочившей неизвестно откуда и не является выдумкой людей, которые называют себя специалистами по пролетарской культуре. Все это сплошной вздор. Пролетарская культура должна явиться закономерным развитием тех запасов знания, которые человечество выработало под гнетом капиталистического общества, помещичьего общества, чиновничьего общества».

Не заключают ли в себе приведенные мысли т. Ленина «чудовищного» сопоставления культур феодальной, буржуазной и пролетарской под терминами «знаний», выработанных под гнетом общества капиталистического и помещичьего?

Социалистическая целевая установка организации хозяйства и государства предписывает рабочему классу иное культурное оборудование, иные методы организации, иные идеологические орудия, без которых никак не построишь социалистического общества.

Это культурное оборудование рабочего класса никак не есть только «отпечаток», но подлинная, хотя и не развернутая во всех своих возможностях, а лишь развертывающаяся, пролетарская культура.

Необходимо устранить еще одно чрезвычайно важное и очень распространенное относительно нас заблуждение, повторяемое и т. Троцким. Он полагает, что нами дело пролетарской культуры понимается так, как если бы пролетарскую культуру можно было создавать лабораторным путем.

Это ни откуда в действительности не вытекает. Мы знаем: новая культура создается на фабриках и заводах, в профсоюзах, в гуще пролетарского быта, в клубах, в партийных органах – различными потоками, сливающимися в единое русло пролетарской культуры. Задача всяких студий, лабораторий, культурно-научных организаций – сознательно содействовать этому стихийному творчеству, оформлять его достижения, подводить под него научную базу, наконец, руководить им в тех областях, где это уже возможно (например, в области производства, советского строительства и т. д.).

Суть спора не в том, где творится культура, а в том, творится ли она вообще и какая именно. Мы утверждаем, что широчайшие рабочие массы стихийным творчеством создают пролетарскую культуру. Мы утверждаем, что нужно сознательно руководить этим процессом.

Таков наш подход к вопросу.

Теперь – по существу дальнейших аргументов тов. Троцкого.

Они сводятся к тому, что хотя «нет и не будет пролетарской культуры», но пролетариат должен быть за период диктатуры настолько культурно оборудован усвоением элементов старой культуры, чтобы проложить дорогу новой.

«Наша эпоха, – пишет тов. Троцкий, – не есть еще эпоха новой культуры, а только преддверие к ней. Нам в первую голову нужно государственно овладеть важнейшими элементами старой культуры, хотя бы в такой степени, чтобы проложить дорогу новой».

«Буржуазия пришла к власти во всеоружии культуры и материального могущества; пролетариат же приходит ко власти только во всеоружии острой потребности овладеть культурой. Задача пролетариата, завоевавшего власть, состоит прежде всего в том, чтобы прибрать к рукам не ему служивший раньше аппарат культуры – промышленность, школы, издательства, прессу, театры и проч. – и через это открыть себе путь к культуре».

«После завоевания власти и почти шести лет борьбы за ее сохранив и упрочение, ныне пролетариат вынужден все свои силы направлять на создание элементарнейших материальных предпосылок существования и собственного приобщения к азбуке культуры – азбуке в подлинном буквенном смысле слова».

Если в первой половине своих положений тов. Троцкий ставил перед рабочим классом несоразмерную с историческими перспективами и с творческими силами рабочего класса задачу – в 50 лет перескочить от буржуазной культуры прямо в социалистическую, – то в приведенных выше утверждениях он является большим пессимистом по отношению к революционной активности и энергии пролетариата, а также недооценивает необычайную сложность стоящей перед пролетариатом задачи – организации мирового планомерного социалистического хозяйства, этой базы пролетарской и социалистической культуры.

Вся беда в том, что нельзя в готовом виде ни «овладеть», ни «прибрать к рукам» культуру старого общества, как нельзя «прибрать к рукам» производительные силы, не направляя их «по каналу социалистического строительства»[1].

Употребляя образное выражение тов. Троцкого, можно сказать, что пролетариат, овладевая буржуазной культурой, как материальной, так и «духовной», должен всю ее направить по каналу социалистического строительства. С этого начинается образование подходящего материала для постройки пролетарской культуры.

Пролетариат начинает свою работу с отбора необходимых для постройки элементов.

Некоторые из составных частей буржуазной культуры свободно пройдут через канал, другие застрянут в нем, для иных канал окажется непроходимым.

Уже самый процесс отбора подходящих строительных материалов старой культуры есть по существу своему творческий процесс и предполагает предварительную критику, оценку степени пригодности тех или иных элементов, обязательную предварительную выработку классового критерия оценки.

Заранее предвидя это возражение, тов. Троцкий спешит предупредить его следующей аргументацией: «Однако, ведь, и культурничество, т.-е. усвоение азбуки до-пролетарской культуры, предполагает критику, отбор, классовый критерий. Еще бы! Но это критерий политический, а не отвлеченно-культурный. Политический критерий совпадает с культурным лишь в том широком смысле, что революция подготовляет условия новой культуры».

Во-первых: неверно, что пролетариату, по крайней мере его руководящему авангарду, нужно усваивать только азбуку до-пролетарской культуры. Для этого, само собой разумеется, достаточен один политический критерий. Но также само собой очевидно, что с одной «азбукой культуры» никакого социализма не построишь. Для русского пролетариата это просто необходимая предпосылка какой бы то ни было культуры. Для западно-европейского – пройденная ступень. Положение т. Троцкого находится в противоречии с грандиозностью строительной задачи, поставленной историей перед рабочим классом в международном масштабе, требующей для ее разрешения напряжения всей его творческой мощи, применения всех пригодных для этой цели научных методов, нахождения новых.

Одним словом, одновременно с процессом разрешения задачи должно усовершенствоваться, приспособляться к ней и ее научное орудие. Необходимо стремиться получить наибольший результат с наименьшими затратами энергии и наименьшей растратой сил, что достигается полным соответствием научного орудия поставленной цели. Это значит не только отобрать и использовать пригодные для постройки отдельные научные факты и положения, но и связать их в стройную научную систему, с устранением всего лишнего, сцементировать ее пролетарским способом представления и тем придать ей монистическую цельность.

Во-вторых: как быть с пригодностью политического критерия к области производства, производительных сил, экономики вообще? Ведь, все эти «вещи» тоже должны быть пропущены, через канал социалистического строительства.

В третьих: следовательно, критерий отбора не может быть ни политическим ни культурно-отвлеченным, а единственно научно-практическим, покрывающим и тот и другой (что подтверждается дальнейшими положениями т. Троцкого). Рабочий класс применяет на деле положение Маркса, что критерием истины являются не теория, а практика, – он «видоизменяет мир», а не «истолковывает» его.

Вряд ли какие-либо отвлеченные критерии для него пригодны.

В четвертых: как понимать расплывчатое, много-означающее слово «преддверие»? По сути стадию, непосредственно предшествующую социализму, только и можно назвать «преддверием». Диалектическим преддверием социализма в таком понимании является последняя стадия капитализма, а эпоха диктатуры находится уже не перед дверью, а за нею, и представляют первую фазу развития социалистического общества, начинающуюся с организации пролетариата в господствующий класс, после захвата им власти, с новых форм общественного бытия и, в первую голову, с организации им производства.

В особенности непонятно, как можно говорить о преддверии в отношении такого периода, который, согласно т. Троцкому, не есть производственно-культурная эпоха. В нем отсутствуют, следовательно, такие элементы, количественное накопление которых и дает характеристику следующей эпохи как социалистической. От такого преддверия можно, направляясь в социалистическую комнату, попасть совсем в другую.

Период диктатуры пролетариата есть не «преддверие» социалистического общества, а первая комната, называемая пролетарской культурой, из которой единственный выход в другую, именуемую культурой социалистической.

В первом случае указанные нами выше формы пролетарской культуры диалектически складываются в систему, сосуществуя вместе с сохраняющимися буржуазными формами, а господствующий рабочий класс сосуществует вместе с другими классами.

Кроме того, частные системы пролетарской культуры в переходный период еще недостаточно согласованы друг с другом, не организованы в целостную единую систему пролетарской культуры, обладают признаками хотя и органически ç ним связанными, но обусловленными задачами «революционно-боевого порядка». Некоторые формы, как, например, Красная Армия, целиком представляют оборонительно-наступательную защитную организацию в системе пролетарской культуры и отмирают в процессе перехода к формам развернутого коммунистического об-ва, проходя через ряд промежуточных звеньев (система территориальной милиции, организации охраны общественной безопасности).

Авторитарно-дисциплинарные формы и методы организации общественной жизни и самого пролетариата, в сочетании с небывалым размахом самоорганизации и самоуправления широчайших трудящихся масс, составляют неизбежную и необходимую ступень в развитии системы пролетарской культуры, бродило, на котором всходит пролетарская опара.

Тем не менее, эти формы, по мере дальнейшего созревания пролетарской культуры, частью отмирают, заменяясь вполне сорганизованной системой товарищеского сотрудничества.

На каждом данном этапе своей продвижки система пролетарской культуры включает в себя формы, уже подлежащие отмиранию на следующем этапе, и, наоборот – элементы, находящиеся в процессе становления, развивающиеся на дальнейших этапах. Эти положения я здесь лишь намечаю. Другие товарищи по сборнику более подробно их осветят.

Во втором случае формы пролетарской культуры сложились уже в развернутую систему, ассимилировали все другие формы, и сам пролетариат растворяется, как класс, в социалистическом общежитии. И базис и надстройки теряют тогда свою классовую характеристику, сохраняя ее только в историческом разрезе.

Тов. Троцкий полагает, что рабочий класс настолько культурно и материально нищ, бос и убог, что куда уж ему думать о создании своей культуры! Хорошо, если он «приберет к рукам», «овладеет» культурой старого общества.

Мы уже показали раньше, что овладеть старой культурой пролетариат может, только создавая одновременно свою культуру. Создавать вовсе не значит выдумывать, как хотят нам приписать наши друзья-противники, или вынимать ее из пролеткультовского кармана.

Еще раз повторяем, что пролетарская культура творится изо дня в день стихийно, ощупью, в практике строительства рабочего класса по всей линии его бытия. Подвести научный фундамент под эту практику, сделать научную систему сознательным орудием строительства социалистического общества– задача переходного периода.

Возьмем, к примеру, организацию трудовой школы и всей системы народного образования. Разве теперь мы не имеем права сказать, – особенно после того, как укрепились и окончательно нашли свое место, как чисто-классовые, научно-учебные учреждения, комуниверситеты, – что уже на-лицо вчерне (очень вчерне) намеченная система образования в специфически пролетарской форме?

Теоретические основы ее уже были сформулированы Марксом. Но только теперь, в период диктатуры, в течение шести лет, удалось развить их дальше и применить на практике основные принципы и методы организации этой системы образования.

Ошибки практики заставляли теоретическую мысль искать все новых и новых путей разрешения задачи. И теперь еще задача окончательно не разрешена, окончательно не установлены основные принципы постройки. Научное их оформление– вопрос завтрашнего дня. Стихийное творчество заменилось созидательными происками наилучшего научного разрешения поставленной цели. Так же должно быть по всей лестнице пролетарского строительства.

Система народного образования составляет основание всей так называемой «духовной» культуры. Специфически пролетарская форма системы образования в своих основных принципах целиком перейдет в бесклассовое социалистическое общество. И перейдет она также со штампом: «выработано в переходный период, сделано в мастерской пролетарской культуры».

Само собой разумеется, что не сразу и не одновременно выявляются в переходный период различные формы пролетарской культуры.

Цепь надстроек организуется последовательно, в зависимости от непосредственной связи и близости к пролетарскому базису, к способу производства, в зависимости от степени его оформления и от насущности решения той или другой задачи, относящейся к этому оформлению. Как и всякая культурная проблема, и проблема пролетарской культуры упирается в конечном счете в способ производства и решается в зависимости от процесса его организации и вместе с ним.

Производственная и культурная (б условном их различии) практика советского государства предъявляют к буржуазной науке такие требования, которые она по самой своей сути разрешить не может, хотя бы просто потому, что грандиозные общественно-строительные задачи, решаемые в настоящее время международным рабочим классом, не находились в поле трудового опыта буржуазного общества, а потому и не подвергались научной обработке.

Переработка, хотя бы частичная, научной системы буржуазного общества, превращение ее в мощное и главнейшее орудие социалистического строительства настойчиво диктуется социалистической созидательной практикой рабочего класса.

Эта задача стучится в двери завтрашнего дня, в двери всех вузов, особенно комуниверситетов, где преимущественно формируется классовое монистическое мироотношение.

Решение ее уже начинает намечаться первоначальным отбором научного инвентаря в непосредственной практике. Пробуется пригодность того или иного научного орудия, бросается негодное, мучительно ищется новое или приспособляется частично старое.

На очереди и этому стихийному процессу творчества придать сознательно планомерные формы.

С каждой продвижкой общества по пути к социализму, все более и более будут усложняться социалистические организационные цели рабочего класса, практическая потребность в соответствующих им идеологических орудиях будет приобретать характер угрожающей повелительности.

С одними политическими задачами и политическим критерием общество двигаться дальше в направлении положительного творчества не может. Если, скажем, для Германии сегодня и тотчас после захвата власти рабочим классом политические вопросы и политический критерий заполняют всю практику рабочего класса, то завтра же сумма культурных задач (в нашем смысле) приобретает для Германии решающее значение. Ведь, с момента победы социалистической революции в Германии, кладется начало организации мирового социалистического хозяйства, основным стержнем которого и будет Германия, как одна из самых передовых и организованных промышленных стран.

Производственно-культурное творчество пролетариата во много раз, т. о., усложняется и определенно выпячивается на первый план, как только проходит первый острый период гражданской войны. Ясно, что тут говорить об азбуке культуры практически невозможно. Необычная сложность практических проблем потребует немедленного глубокого пролетарского культурного оборудования.

В предыдущих строках мы наметили линию нашего расхождения с т. Троцким по затронутым выше вопросам. Она сводилась к различному пониманию сущности пролетарской культуры, бесклассового общества и срока, в который рабочий класс растворится в бесклассовом коллективе.

Остановимся на тех мыслях т. Троцкого, которые разделяются и нами, но, как нам кажется, составляют линию расхождения т. Троцкого с… т. Троцким по первой части его аргументации.

Во второй части т. Троцкий признает, что «нужна поэтому чистка научного здания» «сверху до низу». Но, – прибавляет т. Троцкий, – это совсем не то, что вы утверждаете, ибо «было бы наивностью полагать, что пролетариат, прежде чем применять унаследованную от буржуазии науку для социалистического строительства, должен ВСЮ ее критически переработать».

Святая истина. Только что она практически может означать, кроме холостого выстрела по несуществующему противнику?

Ведь, совершенно очевидно, что пролетариат не может не применять научного орудия, хотя бы и несовершенного и не совсем пригодного к цели в своей производственно-культурной практике. Иначе прекратится всякая созидательная работа, и общество пойдет вспять. Все равно как наш крестьянин не может не применять, скажем, сохи или, в крайнем случае, лопаты для разрыхления земли, если у него нет плуга или машины. Он истощает землю, зачастую терпит недород, существует впроголодь и т. п. Но наступает момент, когда земля, обработанная деревянной сохой, перестает давать какой-либо урожай. Это орудие делается явно непригодным.

Пролетариат должен строить. Поэтому, вполне согласно с нами ист. Троцким, «откидывая явно ненужное, ложное, реакционное, пролетариат пользуется в различных областях своего строительства методами и выводами нынешней науки»…

«Практический результат в общем и целом оправдает себя, ибо поставленная под контроль социалистической цели практика будет постепенно контролировать и отбирать теорию, ее методы и выводы».

Прибавим от себя: не только контролировать и отбирать, т.-е. пассивно пользоваться имеющимся материалом, но и активно творить новые формы и давать импульсы к творчеству по всей цепи научной системы.

Следовательно, пролетариат, в лице своего авангарда, на практике уже контролирует, отбирает научные ценности, дает импульсы к их творчеству в направлении социалистической цели; в дальнейшем он должен весь этот научный материал, в интересах повышения до максимума коэффициента полезного действия этих орудий – сорганизовать в систему. В какую? В систему научных орудий, соотносительных социалистической цели. А что выражает собой эта система? Продукт пролетарской активности и пролетарского творчества в переходный период и в первую фазу социализма. Следовательно – это будет одна из частных, хотя и важнейших, систем общей, творящейся во всех областях практики, системы пролетарской культуры.

Последнее замечание в этой плоскости. Если элементы пролетарской культуры уже на-лицо, то совсем метафизически звучит следующее утверждение т. Троцкого: «На самом деле пролетариат радикально перестроит мораль, как и науку, лишь после того, как построит, хотя бы вчерне, новое общество».

Мы уже раньше указали, а теперь подтвердим, в полном согласии с основными мыслями т. Троцкого, что новая культура организуется в процессе практики рабочего класса и, главным образом, в меру расширения его социалистических производственно-культурных целей.

В переходный период она находится-В процессе становления, в виде частных систем, еще не вполне согласованных друг с другом. Поэтому, очевидно, что радикальная перестройка морали и науки, о которой говорит т. Троцкий, может означать только завершение процесса перестройки начатого в переходный период. Авангард пролетариата на практике вынужден стремиться к упрощению и объединению науки, к отысканию тех общих ее способов исследования, которые давали бы ключ к самым различным специальностям и позволяли бы быстро овладевать ими, – так же, как он в машинном производстве, зная по опыту общие черты и общие принципы техники, может сравнительно легко переходить от одной специальности к другой. Следовательно, основы новой науки закладываются уже теперь, в переходный период, и, по мере усложнения задач, будут организовываться во все более и более стройную систему.

В заключение, вернемся к вопросу об отношении быта к культуре.

Если рабочий класс материально и социально угнетен в капиталистическом обществе, то в период своей диктатуры он быстро выходит из такого положения. Чувство классовой спаянности, опыт прошлой героической борьбы, столь же героическая борьба в настоящем, суровая дисциплина фабрики, классовая ненависть к прошлому, наконец, необходимость коллективными усилиями во что бы то ни стало организовывать коллективистическое же производство, зависимость его материального благополучия от его собственных усилий, – все это величайшей силы ускоряющие факторы. Создавая практические организационные навыки управления производством и государством, они быстро развивают в рабочем классе психологию и идеологию организатора, быстро превращают его на практике в организаторский класс.

Зато, в других отношениях рабочий класс богаче буржуазии. Он обладает колоссальным культурным наследством, развитыми до максимума производительными силами, чего не имела вначале своего исторического развития буржуазия. Ей мало досталось от умирающего класса культурного наследства, но много суеверия и культурного застоя. Всю почти культуру ей пришлось создавать заново. Сравнительно поздно были заложены основы (только основы) научного мироотношения и научной техники. Нельзя забывать, что еще в XVI веке де-мономания, колдовство и процессы ведьм существовали на ряду с системой Коперника и законом Кеплера. Аристотель существовал рядом с Бэконом и Декартом. Физика, анатомия и физиология только-что зарождалась.

Хотя историческая цель, стоящая перед рабочим классом, организация мирового социализма, неизмеримо сложнее, по сравнению с задачей буржуазии, и. требует не индивидуальных, а коллективных усилий, – зато и накопленные, подготовленные прошлым научные и технические орудия неизмеримо богаче и совершеннее, чем те, которыми пользовалась буржуазия в начале своего развития.

Как ни сложна проблема выработки принципиально иных, по сравнению с прошлым, пролетарских форм бытия, как ни сложна проблема организации мирового социализма, как ни трудно критическое усвоение буржуазной науки, создание нового, монистического научного мироотношения и новых технических приемов, – все же решение всех этих творческих задач на основе уже существующих знаний само по себе, даже не учитывая указанных ранее ускоряющих факторов, потребует во много раз меньше времени, чем потребовалось буржуазии для окончательного завершения своей культуры.

Одним из важнейших факторов, ускоряющих или замедляющих развитие культурных форм, являются бытовые отношения различных классов.

Там, где быт класса застывает в неподвижный костяк, класс не вырабатывает и своей культуры.

В формах быта откристаллизовывается, концентрируется творческая энергия класса; класс, творящий новую культуру, создает и наиболее пластичные формы быта.

Моделью для быта служат производственные отношения класса-они прямо или косвенно переносятся в отношении быта.

Уже в самом начале своего развития, буржуазия, благодаря своей экономической силе, становится потенциально господствующим классом, а однородность ее эксплоататорской роли со старым господствующим классом, принципиально одинаковое отношение к собственности – сближают ее с дворянством.

Она становится организаторским классом, на место старого, на той же принципиально-однородной основе – частной собственности на средства производства. Только люди перестают включаться в категорию средств производства, находящихся в частном владении.

Производственная роль наиболее передовой, энергичной и жизнеспособной части дворянства, вовлеченной в денежный оборот, делается похожей на производственную роль буржуазии.

Основные производственные отношения образующейся промышленной буржуазии – это авторитарная власть в производстве, конкуренция на рынке, частная собственность на средства производства.

В быту они отражаются в авторитарности семейного уклада, индивидуализме, замкнутости отдельных ячеек и групп, в конкуренции богатств в быту.

Авторитарность требует внешних отличий, привилегированное положение – внешних выражений экономической силы класса.

Быт подчиняется этим требованиям и уподобляется быту дворянства.

Все эти причины замедляют культурное творчество нового класса; быт, в связи с ассимиляцией старого класса новыми производственными отношениями, делается консервативным, выработка новых культурных форм приобретает медленный, постепенный характер.

Это не мешает, конечно, все-таки признавать темп развития буржуазного общества, по сравнению с прошлыми формациями, революционным, особенно в области техники. Замедление здесь относительное.

Уже в этот период начинается постепенный отрыв от производства буржуазии. Непосредственно организаторская ее роль заменяется контролирующей. Развитие культуры становится специальностью хорошо оплачиваемой интеллигенции.

Сам класс в целом перестает создавать новые культурные формы.

Вероятно, это – тоже одна из причин замедления темпа развития буржуазной культуры.

Об объективных факторах, лежащих в самой капиталистической структуре, препятствующих быстроте развития производительных сил, мы только упомянем, как о совершенно общеизвестных фактах, так же, как и об узко-классовых интересах, ставящих предел развитию производительных сил.

Бытовые формы рабочего класса в буржуазном обществе, наоборот, не только не сводимы к быту господствующих классов, не только объективно не способны их ассимилировать (несмотря на попытки этого, особенно в ранний период развития), но объективный исторический процесс, в связи с накоплением капитала и концентрацией производства, делает их все более противоположными бытовым формам господствующих классов.

Быт рабочего класса принужден развиваться на принципиально иных связях, чем быт буржуазии.

Сознательно-товарищеское сотрудничество – вот форма социальной связи, которая характерна для рабочего класса, которая развивается в его среде, вытесняя иные отношения, – та форма, в которую он преобразует все общество.

Эта связь одинакова в производстве и в быту, во всех социальных отношениях рабочего класса; она стоит в непримиримом противоречии к бытовым формам других классов и представляет главнейшее средство сохранения жизнеспособности пролетариата.

Сознательно-товарищеская организация рабочего класса в настоящем и социалистическая организация всего общества в будущем – это разные моменты одного и того же процесса, разные ступени одного и того же явления.

Быт рабочего класса отображает производственные отношения, как ни у какого другого класса.

Потенциальная способность к творчеству и развитию этой формы быта – колоссальна.

Привычка к коллективным действиям удесятеряет силы рабочего класса, по сравнению с другими классами.

Объективная безнадежность стать человеком в цепях старого мира, постоянное сопротивление гнету, активность в борьбе, ненависть к старому, в соединении с пластичными формами быта – это огромное социальное преимущество пролетариата, по сравнению с буржуазией, в отношении творчества новой культуры.

Наконец, рабочий класс объективно принужден, как класс в целом, создавать сам новые формы жизни. Ему некому передать их созидание.

Только в меру его собственной активности с ним будет сотрудничать интеллигенция и сама делаться активным строителем.

Сам связанный с производством, пролетариат вовлекает в производительный труд все прежние общественные классы.

Если сопоставить вместе все эти факторы, то выходит, что «острая потребность овладеть культурой» у рабочего класса подкрепляется таким его духовным и бытовым оборудованием, что критически-творческое овладение культурным наследством старого мира пойдет революционным темпом, даже по сравнению с темпом развития буржуазного общества. Для этого нужно, чтобы рабочий класс избавился от гнетущей его постоянной заботы о куске хлеба, чтобы его материальное положение не падало до той предельной границы, ниже которой парализуется всякая активность и энергия класса. Тогда быстро отомрут гнилые, реакционно-мещанские элементы его быта, и товарищеская связь станет преобладающей силой его дальнейшего развития. С этого момента начинается активная перестройка быта, он приобретает «высшую динамичность».

Одновременно с этим, культурное строительство рабочего класса, яркость, напряженность и высшая его продуктивность – получают небывалый размах.

В. Плетнев

Возможна ли пролетарская культура?

Тов. Троцкий подверг это сомнению.

В своей статье «Пролетарская культура и пролетарское искусство» он пишет:

«В эпоху диктатуры о создании новой культуры, т.-е. строительстве величайшего исторического масштаба, не приходится говорить; а то ни с чем несравнимое культурное строительство, которое наступит, когда отпадет необходимость в железных тисках диктатуры, не будет иметь уже классового характера»

Все дальнейшее в статье является аргументацией за это положение. На ряду с доказательствами, т. Троцкий обвиняет нас в том, что вся наша позиция – только «безформенные разговоры насчет пролетарской культуры по аналогии-антитезе с буржуазной», «питающиеся крайне некритическим уподоблением судеб пролетариата и буржуазии». «Плоский, чисто либеральный метод формальных исторических аналогий, – говорит тов. Троцкий, – не имеет ничего общего с марксизмом»

Таковы основы бурной на нас атаки.

Мы не можем не приветствовать всякой достаточно серьезной постановки вопроса о пролетарской культуре, хотя бы выводы наших критиков были и крайне не выгодны для нас.

Но, приветствуя поэтому и статьи тов. Троцкого, мы в корне расходимся с ним в самом подходе к вопросу.

И надо сказать, что ряд положений, выдвинутых тов. Троцким, достаточно туманен, чтобы принять их без серьезной критической оценки.

Эту оценку точки зрения тов. Троцкого мы и хотим произвести в данной статье, развертывая параллельно и нашу позицию в этом вопросе.

Мы полагаем, что узлом, скрепляющим всю аргументацию тов. Троцкого против нас, является историческая схема, которую он, как бы вскользь, набрасывает в своей статье.

«Историк будущего, – говорит он, – кульминацию старого общества отнесет, надо думать, ко 2-му августа 1914 года, когда взбесившееся могущество буржуазной культуры полыхнуло на весь мир кровью и огнем империалистической войны» «Начало новой истории человечества будет отнесено, надо полагать, к 7 ноября 1917 года. Основные этапы человечества будут, надо полагать, установлены, примерно, так:

„вне-историческая“ история первобытного человека: древняя история, движение которой шло на рабстве.

средневековье – на крепостном труде;

капитализм с вольнонаемной эксплуатацией – и, наконец – социалистическое общество, с его безболезненным, надо надеяться, переходом в безвластную коммуну (подчеркнуто мною – В. П.).

Во всяком случае, те 20–30–50 лет, которые займет мировая пролетарская революция, войдут в историю, как тягчайший перевал от одного строя к другому, но никоим образом не как самостоятельная эпоха пролетарской культуры».

Вопрос о переходном периоде от капитализма к коммунизму или, по терминологии тов. Троцкого, к безвластной коммуне – достаточно дебатировался в марксистской литературе.

Мы остановимся на том, как ставился этот вопрос основоположниками научного социализма.

Полагаем, что для многих и многих из наших противников эта экскурсия в суждения Маркса будет очень не лишней.

По вопросу о переходном периоде от капитализма к коммунизму, о социализме и коммунизме, как формах общественного строя – Маркс дал нам в «Критике Готской программы» следующую схему.

На вопрос – «какой перемене (подчеркнуто Марксом) подвергнется государство в коммунистическом обществе, – другими словами, какие общественные функции, аналогичные функциям современного государства, сохранит оно», – Маркс отвечает:

«Это вопрос, на который может ответить только наука» (подчеркнуто мною – В. П.).

Но по вопросу о переходном периоде Маркс высказывается с полной определенностью: возможна ли пролетарская культура?

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного переустройства одного в другое» (подчеркнуто Марксом).

«Этому соответствует в политике переходный период, во время которого не может быть иного государства, кроме революционной диктатуры пролетариата».

Вот – схема, которую начертил Маркс и которая далеко не совпадает с тем, что дает нам т. Троцкий.

Но еще больше ясности вносит в этот вопрос т. Ленин:

«Научная разница между социализмом и коммунизмом ясна. То, что обычно называют социализмом, Маркс назвал „первой“ или низшей фазой коммунистического общества. Поскольку общей собственностью ставятся средства производства, постольку слово „коммунизм“ и тут применимо, если не забывать, что это не полный коммунизм. Великое значение разъяснений Маркса состоит в том, что он последовательно применяет и здесь материалистическую диалектику, учение о развитии, рассматривая коммунизм как нечто развивающееся из капитализма. Вместо схоластически-выдуманных, „сочиненных“ определений и бесплодных споров о словах (что социализм, что коммунизм), Маркс дает анализ того, что можно бы назвать ступенями зрелости коммунизма». («Госуд. и револ.», стр. 92).

Мы не собираемся вести с тов. Троцким споров о словах, но считаем, что та словесная оболочка, в которую облек свою схему тов. Троцкий, загораживает собою вопросы большого принципиального значения.

Каковы же ступени зрелости коммунизма и какова их характеристика?

«На первой своей фазе, на первой своей ступени, – говорит тов. Ленин, – коммунизм не может еще быть экономически вполне зрелым, вполне свободным от традиций или следов капитализма. Отсюда – такое интересное явление, как сохранение „узкого горизонта буржуазного права“ при коммунизме в его первой фазе. Буржуазное право по отношению к распределению продуктов потребления предполагает неизбежно и буржуазное государство, ибо право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права.

Выходит, что не только при коммунизме остается в течение известного времени буржуазное право, но и даже буржуазное государство – без буржуазии.

Это может показаться парадоксом или просто диалектической игрой ума, в которой часто обвиняют марксизм люди, не потрудившиеся ни капельки над тем, чтобы изучить его чрезвычайно глубокое содержание. На самом же деле остатки старого в новом показывают на жизнь на каждом шагу. И Маркс не произвольно всунул клочок „буржуазного права“ в коммунизм, а взял то, что экономически и политически неизбежно в обществе, выходящем из недр капитализма» («Госуд. и револ.», стр. 92–93).

Мы можем, таким образом, установить, что единственно правильной схемой перехода от капитализма к коммунизму будет следующая:

1. Капитализм.

2. Период революционного переустройства.

3. Коммунизм.

Согласно этой схемы, мы должны включить в период революционного переустройства и то, что тов. Троцкий называет революционно-боевым порядком, и то, что он называет социалистическим обществом.

Напомним, что тов. Троцкий считает («революционно-боевым порядком») период диктатуры пролетариата, противопоставляя ему «социалистическое общество» сего «надо полагать, безболезненным переходом в безвластную коммуну». У нас нет достаточно научно-проверенных данных для проведения границ между этапами «более» или «менее» болезненными. Мы имеем, по нашему мнению, право предположить, что весь период революционного переустройства пойдет по нисходящей линии болезненности этого процесса.

Но, быть может, все же «период революционного переустройства» проходит известные фазы?

На этот счет мы имеем ясный ответ т. Ленина. Он заключает главу V-ю своей книги четкой фразой: «И тогда будет открыта настежь дверь к переходу от первой фазы коммунистического общества к высшей его фазе, а вместе с тем к полному отмиранию государства».

Следовательно, по Ленину, до высшей фазы коммунизма последний проходит одну фазу, при чем с сохранением в ней государства. Что это так, – указывают следующие слова т. Ленина:

«Мы вправе говорить … о неизбежном отмирании государства, подчеркивая длительность этого процесса, его зависимость от быстроты развития высшей фазы коммунизма, и оставляя совершенно в стороне вопрос о сроках или о конкретных формах отмирания, ибо материала для решения таких вопросов нет» («Госуд. и револ.», стр. 90).

Отсюда – важный вывод: к безвластной коммуне человечество придет только через окончательное и полное отмирание государства в высшей фазе коммунизма.

На первой же его стадии государство, как аппарат, направляющий революционное переустройство, сохраняется полностью.

А так как никто из марксистов не станет спорить против того, что государство есть аппарат власти, аппарат принуждения, то не ясно ли отсюда, что это будет аппарат классового господства пролетариата над другими классами и группами?

Если же это так, то сможет ли в этот период пролетариат «раствориться в коммунистическом общежитии»? Повидимому, нет.

И столь же ясно, что «необходимость в железных тисках диктатуры» отпадает лишь в высшей фазе коммунизма, отмерев вместе с государством. Эти выводы подчеркиваются словами Маркса: «Государство отмирает, поскольку капиталистов уже нет, классов уже нет, подавлять поэтому какой бы то ни было класс нельзя».

В утешение же тех, кто не хочет согласиться с такой формой переходного периода, как первая стадия коммунизма с сохранением «буржуазного права», – приведем следующие слова Маркса:

«Это (т.-е. сохранение „буржуазного права“) – „недостаток“, – говорит он, – но он неизбежен в первой фазе коммунизма, ибо, не впадая в утопию, нельзя думать, что, свергнув капитализм, люди сразу научатся работать на общество без всяких норм права, да и экономических предпосылок такой перемены отмена капитализма не даст сразу» (подчеркнуто в подлиннике).

А право «есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права», – добавляет тов. Ленин.

Поэтому – «надо полагать, безболезненный переход в безвластную коммуну» на первой стадии коммунизма будет не так уже безболезненным. И жалеть об этом воистину не приходится, ибо классовая борьба есть классовая борьба, а не что-либо другое.

Обратимся к следующему положению т. Троцкого: «В основе диктатура пролетариата, – говорит он, – не есть производственно-культурная организация нового общества, а революционно-боевой порядок для борьбы за него».

Согласно вышеприведенного мнения К. Маркса, – повторим его для ясности здесь:

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного переустройства одного в другое; этому соответствует в политике переходный период, во время которого не может быть иного государства, кроме революционной диктатуры пролетариата», – К. Маркс относит вопрос о диктатуре пролетариата к политике, т. е. к орудию, обеспечивающему возможность революционного переустройства общества.

Но, ведь, это – то же самое, что утверждает т. Троцкий! – скажут нам, – конечно, это – «революционно-боевой порядок». Но для чего? «Для борьбы за него», за новое общество, – отвечает т. Троцкий. Что это значит? По нашему мнению– только одно, а именно: что диктатура пролетариата есть орудие построения производственно-культурной организации нового (коммунистического) общества в первой его фазе.

Диктатура пролетариата и производственно – культурная организация нового общества суть стороны одного и того же процесса. Без диктатуры пролетариата производственно-культурная организация нового общества невозможна, при наличии же ее она неизбежна, необходима.

Эту цельность процесса т. Троцкий разрывает и разрывает ее совершенно необоснованно.

Каков характер производственно-культурной организации нового общества в этот период, – об этом скажем ниже.

Теперь обратимся к вопросу о характере революционного переустройства в первой фазе коммунизма.

Маркс характеризует высшую фазу коммунизма так:

«На высшей фазе коммунистического общества, после того, как исчезнет порабощающее подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с тем противоположность умственного и физического труда; когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни; когда, вместе с всесторонним развитием индивидуумов, вырастут и производительные силы и все источники общественного богатства польются полным потоком, – лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: „каждый по способностям, каждому по потребностям“».

Владимир Ильич, разъясняя это положение Маркса, с необыкновенной четкостью начерчивает нам правильную линию его понимания:

«Экономической основой полного отмирания государства, – говорит он, – является такое высокое развитие коммунизма, при котором исчезает противоположность умственного и физического труда, исчезает, следовательно, один из важнейших источников современного общественного неравенства, и притом – такой источник, которого одним переходом средств производства в общественную собственность, экспроприацией капиталистов сразу установить никак нельзя.

Эта экспроприация даст возможность гигантского развития производительных сил.

Но как скоро пойдет это развитие дальше, как скоро дойдет оно до разрыва с разделением труда, до уничтожения противоположности между умственным и физическим трудом, до превращения труда в первую жизненную потребность, – этого мы не знаем и знать не можем».

Следовательно, здесь мы имеем почти-что программу революционного переустройства.

Во-первых, – преодоление подчинения человека порабощающему его разделению труда и подчинение этого процесса сознательной воле класса, зарывание пропасти между умственным и физическим трудом, всестороннее развитие индивидуумов, обеспечивающее рост производительных сил, – вот условия для преодоления «узкого горизонта буржуазного права». И здесь же ответ на те сроки, которые пытается наметить для периода диктатуры т. Троцкий: «как скоро пойдет это развитие… этого мы не знаем и знать не можем».

Одно только мы может сказать суверенностью, – что этот процесс революционного переустройства пойдет тем скорее, чем больше сознательно направленной силы устремит на это пролетарское государство.

Но – если первому периоду коммунизма ставятся такие задачи, то могут ли быть они выполнены кустарными способами, от случая к случаю, или же – в нарочито построенной последовательности, сначала одно, а потом другое?

Мы полагаем, что революционное переустройство в первом периоде коммунизма можно понимать только и именно – как внутренне согласованную развертывающуюся систему знания и умения, достигаемую творческими усилиями класса во всех областях жизни.

Но даже, если мы и признаем, что возможным периодом строительства пролетарской культуры является период диктатуры, то и здесь у тов. Троцкого есть огромная невязка.

Если в период диктатуры не может быть никакой про-движки в области строительства производственно-культурной организации нового общества в силу того, что вся энергия класса в этот период уходит на непосредственное боевое действие в остро-революционных боях, то вполне позволительно предположить, что в следующем за диктатурой периоде («социалистическое общество»), «с его, надо полагать, безболезненным переходом в безвластную коммуну», проблема строительства производственно-культурной организации нового общества как раз встанет перед нами во весь свой гигантский рост.

Может ли она в этот период быть безболезненной? Конечно, нет, и – именно потому, что она неизбежно должна будет протекать в острой классовой борьбе двух идеологий.

Не надо забывать, что в этот период мы будем иметь наличие норм «буржуазного права», которое именно в этот период придется преодолевать. И думать о том, что это возможно без классовой борьбы, у нас нет никаких оснований. Даже, если класс в этот период не будет употреблять острых форм принуждения, не будет вести гражданской войны с оружием в руках, он все-таки будет подавлять всякое сопротивление проводимой им линии строительства.

Это неизбежно будет вызвано отчаянным сопротивлением буржуазной идеологии, – в наше время зачастую, к сожалению, выходящей из боя победительницей. Внешне это будет не кроваво – «культурнее», если можно так выразиться, – но борьба будет не менее жестокой.

Стало-быть, необходимость «жестких тисков диктатуры» в этот период отнюдь не упраздняется.

Подведем итоги:

1. Переходный период от капитализма к коммунизму есть период строительства пролетарской классовой культуры, как подготовительной стадии высшей формы культуры – коммунистического общества.

2. Переходный период от капитализма к коммунизму в его первой, государственной по преимуществу, стадии (до перехода в его вторую, высшую и последнюю стадию) есть долгий период беспрерывных классовых битв.

3. В этот период пролетариат сохраняет свой революционно-боевой порядок, диктатуру, как необходимое условие революционного переустройства общества.

4. Классовые битвы в этот период развертываются одновременно по всему фронту, как материальному, так и идеологическому.

5. В этот период пролетариат в непрерывных классовых битвах строит производственно-культурную организацию переходного периода, накапливая вместе с тем – и чем дальше, тем больше – элементы будущей коммунистической культуры.

6. Растворение пролетариата, как класса, в коммунистическом общежитии, полное его отмирание вместе с отмиранием государства возможно только в высшей фазе коммунистического общества.

7. Длительность переходного периода или первой стадии коммунизма зависит от ряда условий, ясно очертить которых мы сейчас не можем. Этот период во времени будет тем короче, чем больше классовой боевой энергии сможет развить пролетариат.

Вот – как мыслим мы строительство пролетарской культуры, во времени. Каковы же специфические черты этой культуры и чем она отличается от коммунистической культуры бесклассового общества?

Чертами, отличающими пролетарскую культуру от коммунистической, являются:

По существу, в основе своей, пролетарская культура– это культура коллективистическая. Проведение в жизнь коллективистических начал пролетарской культуры в первой фазе коммунизма зачастую авторитарным путем ничуть не противоречит коллективистическим основам пролетарской культуры.

Авторитарность пролетариата, как класса – авторитарность не для себя, а для изживания себя. Все дело в том, что пролетариат должен жестоко бороться за право и возможность раствориться в коммунистическом общежитии. И он тем скорее придет к этому, чем яснее и резче будет выявлена его классовая сущность. В процессе непрерывной классовой борьбы, воспитание в коммунистическом духе (не в мечтании о млеке и меде будущего) возможно только через жесткую сферу классового понимания общества и через непосредственное участие в классовом строительстве и борьбе. В последней нельзя коммунисту быть и делать с мыслью о растворении себя – класса, а только – о растворении, ассимиляции, в себе – классе других слоев общества.

В силу этого-то, в пролетарской классовой культуре и имеют место классовые авторитарные черты, – авторитарные постольку, поскольку классу в каждом данном историческом случае необходимо обеспечить решение его исторических задач, и отмирающие в прямом соответствии с достижениями класса в революционном переустройстве общества.

Поэтому-то в период пролетарской культуры мыслимо сосуществование частных форм начатков коммунистического общежития с явлениями высокой авторитарности (примеры – от сегодня – рабочая коммуна: обобществленное питание, жилище, воспитание детей, и – авторитарная структура фабрики, где работают эти же рабочие; Красная армия – бледные зачатки форм коммунистического общежития, красная казарма, и – высоко-авторитарные формы боевой организации армии, как таковой).

Максимум свободного самоопределения индивидуальности и жесткое подчинение ее интересам общества в целом, – воспитание коммунистической дисциплины и борьба со старыми привычками, навыками, наследством буржуазного воспитания.

Необходимость в этот период максимального развития производительных сил потребует усиленной затраты прибавочного труда, а это ведет к неизбежному экономическому неравенству, что, конечно, будет питать пережитки классовой идеологии. Это, в свою очередь, потребует определенной системы принуждения и борьбы, в формах изживаемого «буржуазного права», при чем не нужно забывать неравенства физического и интеллектуального труда, хотя бы и при наличии интеллигенции первого призыва, создающейся в период революционного переустройства.

Это неравенство будет создавать в обществе (переходного периода) группы, которые будут ориентироваться на буржуазную идеологию.

Принимая во внимание, что распространение революции в мировом масштабе будет происходить спорадически, не одновременно и однообразно, – взаимозаражение отдельных мировых государственных единиц коммунистическими началами, с одной, и буржуазными, с другой стороны, будет также фактом, который потребует во второй своей части упорного и болезненного преодоления.

Кроме того, странно думать, чтобы в короткий (по Троцкому) период диктатуры пролетариата успеть переделать, подготовить к безболезненному переходу в безвластную коммуну такую огромную, давящую массу, как крестьянство. Тов. Ленин десятки раз и в различных вариациях бил в одну точку:

«Крестьянство осталось собственником в своем производстве, и оно порождает новые капиталистические отношения. Мы ведем классовую борьбу, и наша цель – уничтожить классы».

Но тов. Ленин считает эту задачу осуществимой лишь тогда, когда будут преодолены в борьбе пережитки капитализма.

«Надо, – говорит он, – чтобы пролетариат перевоспитал, переучил часть крестьян, перетянул тех, которые являются крестьянами трудящимися, чтобы уничтожить сопротивление тех крестьян, которые являются богачами и наживаются на счет нужды остальных» (буржуазия тож).

И это, в свою очередь, неизбежно предполагает классовую борьбу, протягивающуюся значительно дальше периода непосредственных революционных боев, для которых т. Троцкий наметил трехчленный период времени 20–30-органически несущая в себе начало коммунизма, тем полнее решение задач достижения коммунизма, тем короче путь к нему.

Маркс, давая психологическую характеристику революционных периодов, пишет:

«Как раз тогда, когда люди, повидимому, только тем и заняты, что переделывают себя и окружающее, создают нечто совершенно небывалое, – как раз в такие эпохи революционных кризисов они заботливо вызывают к себе на помощь духов прошедшего, заимствуют у них имена, боевые лозунги, костюмы и в освященном древностью наряде на чужом языке разыгрывают новые сцены всемирной истории».

И дальше Маркс, подчеркивая противопоставление буржуазной революции революции пролетарской, пишет:

«Социальная революция девятнадцатого века (а двадцатого тем более. – В. П.) не может стать сама собой, не отказавшись от всякого суеверного почитания старины. Прежним революциям необходимы были всемирно исторические воспоминания о прошедшем, чтобы заглушить в себе мысль о собственном содержании. Революция девятнадцатого столетия должна предоставить мертвым хоронить своих мертвецов, чтобы уяснить себе собственное содержание».

Тем более – повторяем – в двадцатом веке.

Мы считаем, что сейчас, в период обостреннейшей классовой борьбы, выдвигать вопрос о близком (исторически) периоде, в котором начнется растворение класса «в коммунистическом общежитии», это значит авансировать возможность уже сейчас, в период классовой борьбы, ее ослабления в определенных пунктах революционного переустройства.

Нужно, конечно, везде и всюду подчеркивать общечеловеческую значимость борьбы пролетариата за культуру, но при этом надо резко, жирным шрифтом подчеркивать:

Обще-человеческая значимость борьбы пролетариата за культуру значима постольку, поскольку классовое значение этой борьбы не ослабляется, как ее основа.

Объективно точка зрения т. Троцкого, с одной стороны, окрыляет буржуазную мысль: «нам хоть бы буржуазную-то культуру усвоить, а пролетарской никакой не будет», – ну, конечно, буржуазный ум поймет это как лозунг «от буржуазной культуры к общечеловеческой.» А масса учтет мысль т. Троцкого как развенчивание точки зрения против буржуазной культуры, и в массе будет наростать: «а, ведь, буржуазная-то культура – она ничего-себе».

Это – уже компромисс, это уже крепкий крен направо, это уже большая уступка буржуазной культуре, это большой аванс спекулятивной научной мысли, с которой сейчас только еще разгорается исторически решающий бой.

И аванс – тем более несвоевременный, когда мы видим на примере германских событий, как глубоко проникает обволакивание буржуазной культурой класса, исторически выдвинутого на арену решающих битв, как развенчивает его предательски-заботливо воспитанная социал-демократией вера в возможность врости в капитализм и пойти к новому миру не через острые классовые битвы!

Конечно, это – частный, по отношению к общему абрису событий, момент, но, тем не менее, его значимость здесь есть и значимость, льющая воду на мельницу противодействующих коммунизму сил.

Этого урока нельзя не учесть, когда мы говорим о классовой борьбе пролетариата в области культуры.

Выдвинутое нами положение о пролетарской культуре т. Троцкий считает пропитанным «крайне некритическим уподоблением судеб пролетариата и буржуазии».

Кто хочет понять нас, как следует, не поставит так вопроса.

Разберемся.

В основе своей пролетариат, как класс, есть антитеза буржуазии, но никогда и нигде мы не ставили вопрос, что называется, ребром: пролетарская, мол, культура есть антитеза буржуазной, а потому бей в мою голову, круши буржуазную культуру.

Мы понимаем дело так.

Класс накапливает силы, как резкий антагонист буржуазии в классовой борьбе, и – только при этом условии. Всякое принципиальное отклонение от этого ведет в конечном счете к признанию возможности «вростания в капитализм». Последовательная революционно-марксистская мысль всегда боролась, борется и сейчас против этого.

На определенной исторической ступени вступает в силу формула революции, известная каждому марксисту.

Пролетариат свергает буржуазию, экспроприирует экспроприаторов.

Что происходит? Только то, что силы, направленные на эксплоатацию пролетариата, т.-е. против него, поворачиваются победившим пролетариатом против своего классового врага– буржуазии.

Машина остается машиной, винтовка винтовкой, но используется она уже не как инструмент порабощения пролетариата, а как инструмент для подавления буржуазии и освобождения всего общества. И здесь антитеза выступает с отчетливой ясностью. Разве не противоположны друг другу основы «divide et impera» (разделяя, властвуй) и «пролетарии всех стран, соединяйтесь»; индивидуализм, как краеугольный камень буржуазной идеологии, и коммунизм; разве не противоположны прибавочная стоимость в капиталистическом обществе и прибавочный продукт в обществе коммунистическом, или научное, материалистическое понимание мира и его религиозное восприятие?

Полярно противоположны.

Но здесь-то и начинается диалектический узел, в котором легко запутаться.

Нельзя, говорят нам, выдвигать понятие антитезы там, где класс использует порой в чистом виде элементы буржуазного общества в производстве (машины и пр.), вооружение, военную технику, в переходном периоде условно даже – буржуазное право, вплоть до охранения его. Но все это ничуть не противоречит нашему положению об антитезе.

Масса ценностей материальных, и даже идеологических, берутся победившим классом от буржуазного общества и используются в дальнейшей борьбе и революционном переустройстве общества. Чем же руководствуется класс в этом использовании? Своими классовыми интересами, во-первых, и конечной целью, во-вторых. И тут надо в конце концов понять, что позиция антитезы есть единственный компас, который указывает пролетарию верное направление в море буржуазного общества, преодолеваемого им. –

Машина должна дать максимум продукции, но – при условии 8-ми часового рабочего дня. Происходит перераспределение труда, техническое и общественное, коллективизация производства, его сгущение, устранение системы конкуренции и замена ее системой соревнования, – все это переводит использование буржуазной машины, станка на принципиально иные рельсы, прямо противоположные методам буржуазного хозстроительства, хотя бы внешне вся хозмашина в определенном промежутке времени сохранялась в технике производства целиком. Но, ведь, и в буржуазном обществе есть: машина и религия, станок и индивидуалистическая философия, паровоз и идеалистическое миропонимание, математика и математические доказательства бытия божия!

Это дает нам достаточно права ставить вопрос так, как ставим его мы. Но это и обязывает нас к ясности, устраняющей возможность примитивного понимания выдвинутого нами положения.

Антитеза предполагает синтез. Здесь важно отметить положение, что ни одна общественная формация не отмирает до тех пор, пока не отпали основы, на которых она базируется, и на ряду с этим не создались предпосылки для создания элементов нового общества.

Но формация отмирает, и предпосылки создаются в процессе классовой борьбы, в котором нельзя установить резких граней: сегодня – одно, завтра – другое.

Процесс протекает беспрерывно, каждодневно, иногда трудно уловим. И здесь важна ориентирующая основа, более крепкая, чем простое «прибрать к рукам».

Мы говорим пролетариату: ты – антитеза буржуазии, твоя цель противопоставить себя и свои задачи, как класса, ей, используя в то же время все элементы буржуазного общества, как материальные, так и интеллектуальные, для своей борьбы и творчества.

И только это гарантирует нам, то, что буржуазная культура не останется победительницей над нами в борьбе за культуру.

Иначе агитация за буржуазную культуру (в форме «нам сначала надо овладеть буржуазной культурой») приводит к некритическому ее усвоению, к непосредственному подрыву основного, краеугольного камня нашего коммунистического становления.

И она грозит нам в последующем серьезной, чреватой последствиями, обратной переоценкой ценностей, которая может превратиться после исторического октябрьского выстрела в большую, больше чем нужно, историческую отдачу. Не видеть этой опасности нельзя.

Не результатом ли отсутствия понимание антитезы является размагничивание, обюрокрачивание и порою полное подчинение буржуазным формам некоторых наших хозяйственников, – да и только ли их! Вопрос далеко не праздный. Нельзя же здесь ограничиться тем, что, мол, бытие определяет сознание. Это часто употребляют, выбрасывая в этой формуле слово «общественное».

«Буржуазия пришла к власти во всеоружии культуры своего времени, – говорит тов. Троцкий, – пролетариат же приходит к власти только во всеоружии острой потребности овладеть культурой».

Только ли «во всеоружии потребности»?

А экспроприация экспроприаторов, овладение материальными, огромными, накопленными вековой работой ценностями материального и научного порядка, бывшими в руках буржуазии, не говоря уже о живой силе, перешедшей к пролетариату интеллигенции! Почему можно скидывать их со счетов? Ведь, это же – упрямый факт.

Тов. Троцкий отмечает, что «задача пролетариата, завоевавшего власть, состоит прежде всего в том, чтобы прибрать к рукам не ему ранее служивший аппарат культуры – промышленность, школы, издательства, прессу, театры и пр., и через это открыть себе путь к культуре». А что такое «прибрать к рукам»? Это значит, прежде всего, выбить аппарат из рук буржуазии, как ее орудие. А это, ведь – процесс классовой борьбы.

Что значит «прибрать к рукам» школу? Это значит– воспитать нового учителя, перевоспитать старого, поставить работу школы на революционно-марксистские рельсы, подвести под нее фундамент пролетарской классовой идеологии.

Что значит «прибрать к рукам» театр, издательства, а с последними литературу? Это значит – заставить артиста, писателя, в жестокой борьбе заставить работать на победивший класс, укреплять его в борьбе.

А как мы можем это сделать? Только победой классовой идеологии, фактически же созданием театра, литературы на нашей классовой основе, только превращением их в оружие класса, – создать свой театр, боевой, классу служащий, театр, где чуждой нам идеологии не должно быть места.

Будет ли это в полном смысле слова коммунистический театр, литература, школа? Конечно, нет. И по очень простой причине. В них мы должны заострять нашу классовую позицию везде, всегда и во всем. Иначе – как мы привьем или вдолбим в голову понятие коммунизма? Путь только один: через ожесточеннейшую классовую борьбу; никаких принципиальных околиц, в отличие от всякой идеалистической и соглашательской братвы, у нас здесь нет и быть не должно.

Но еще: пролетариат приходит к власти не только «во всеоружии острой потребности», но и с известным багажом, накопленным им в его предшествующей захвату власти борьбе. Разве до захвата власти пролетариат не имел своих аппаратов боевого действия: партии, профсоюзов, культучреждений, кадра своих бойцов теоретиков, организаторов и практиков? Не родился же он в Октябре! Скидывать со счетов огромную по своему масштабу работу самоорганизации класса еще в рамках капитализма – значит неверно учитывать историю его развития.

Если бы пролетариат не имел, подходя к Октябрю, своего, пусть очень небольшого, кадра интеллигенции, своего высоко развитого кадра рабочих, – чтобы он конкретно противопоставил в борьбе за хозяйство буржуазии? Не этот ли кадр явился первым тараном, пробившим сопротивление промышленного, торгового, организаторского кадра буржуазии? Не его ли силой была разбита сцепка буржуазных сил, служивших капитализму? Не он ли сейчас в ожесточенной борьбе ассимилирует в себе лучшие силы служивших буржуазии спецов?

А партия – разве не дала она нам в периоды нелегального еще существования, на ряду с обострением классового самосознания и революционно-марксистской выучки, серьезной организационной ПОДГОТОВКИ?

Крепкую дисциплину, сознание революционной ответственности и организаторскую способность, что является становым хребтом партии в ее практическом действии, мы, рабочие-партийцы, вынесли из подполья.

И это была выковка пролетарских боевых культурно-творческих сил. Еще задолго до Октября, в ссылке в 1911-14 г.г., нами уже ставился вопрос о том, как можем и должны мы будем управлять, когда власть перейдет в наши руки.

И мы пришли к вопросам завоевания культуры не только «во всеоружии острой потребности», но и с оружием для борьбы за удовлетворение этой потребности. Скидывать со счетов наше вооружение было бы крайне опрометчиво и просто неверно.

На этом мы могли бы закончить наши возражения т. Троцкому, если бы к моменту окончания нами данной статьи не появилось в печати письмо тов. Троцкого к съезду научных работников. (Москва, ноябрь 1923).

Письмо это во многих отношениях интересно. Оно показывает, как наши оппоненты, поскольку им приходится выступать, противопоставляя классовую точку зрения буржуазной мысли, неизбежно вынуждены по ряду вопросов становиться на выдвинутую и защищаемую нами точку зрения, против которой они возражают.

Вот ряд примеров:

Классовую задачу пролетариата в области науки мы в тезисах о науке, напечатанных в № 8 «Горна», определили так:

«Задача научного социализма в науке – целевая установка науки на социализм, подчинение всех ее областей практике социалистического строительства, устранение узко-цеховой специализации, применение диалектически-материалистического марксистского метода во всех областях науки, обобщение на этой основе научных методов, критическая переработка этим путем буржуазного научного наследства».

Т. Троцкий в своем письме пишет:

«Социалистическое строительство есть по самому существу своему сознательное плановое строительство, сочетающее в небывалых ранее масштабах технику, науку и продуманные общественные методы и формы их использования».

Не эта ли мысль упорно выдвигалась нами в период нашей полемики с т. Яковлевым, когда мы выдвигали вопрос о социальной инженерии и о пролетарской культуре, как плановом строительстве широкого масштаба!

И – сколько язвительных насмешек это встретило!

Воистину: что дозволено…

И дальше – тов. Троцкий продолжает:

«Именно в этом смысле я позволил себе сказать о пригонке научной работы к новым, т.-е. социалистическим, задачам нашего общественного развития».

Где разница?

Разница лишь в том, что мы говорим о подчинении науки (всех ее областей) практике социалистического строительства. И мы говорим так потому, что пригонка без сопротивления пригоняемого материала и преодоления этого сопротивления невозможна.

И еще одна цитата из письма:

«Одним из способов этой пригонки является преодоление не только замкнутости науки вообще, но и цеховой разобщенности внутри самой науки».

Все это сказано было нами в том же № 8 «Горна», на стр. 91, в статье тов. Сизова о науке:

«Наука, как орудие строительства социализма, должна быть приспособлена к задачам социалистической борьбы и строительства».

И это сказано нами не впервые.

Это мы твердим уже 5 лет.

«Устранение узко-цеховой специализации науки, ее замкнутости, и т. д., и т. д.», – именно за это нас били. Били бы, вероятно, и сейчас, если бы это не было ныне указано, как правильное положение, т. Троцким.

Мы с глубоким удовлетворением констатируем этот факт аналогии с нами мыслей т. Троцкого, – тем более, что в этом же письме т. Троцкий – после жестокой критики нас многократно, и в скобках, и без оных! – пишет:

«Можно суверенностью сказать, что рабочее государство– по крайней мере, в тех пределах, в каких его оставляют в покое – есть организованная борьба за культурность и культуру (какую?), а следовательно, и за науку (нам нужную, конечно?), как важнейший из рычагов культуры… Вот почему я думаю, что, несмотря на всю нашу нынешнюю отсталость, нет ничего утопического в постановке основной нашей цели – создания новой, социалистической культуры».

Это «немножко» противоречит тому, что утверждал тов. Троцкий в своих выше цитированных статьях.

И не наиболее ли ярким показателем засорения научной мысли плевелами буржуазной культуры являются те положения академика И. П. Павлова, с которым в этом же письме полемизирует т. Троцкий?

А посмотрите, с какой удивительной тупостью посмеиваются над нами наши друзья, когда мы в работе нашей в области искусства ставим вопросы в плоскость подчинения художественного творчества научно осознанным приемам и методам и критикуем священную интуицию, «душевные переживания» и т. п.!

Быть может, с легкой руки тов. Троцкого, перестанут быть пугающими в наших устах и те добродетели, о которых ныне говорит т. Троцкий, а именно:

«Критика, активность, коллективное творчество».

За последнее время зачастую слова «творческая активность», «коллективное творчество», «критическое отношение к буржуазной культуре» и т. п. – вычеркивались из документов, долженствовавших лечь в основу всероссийской культработы. Это – факт.

Мы с глубоким удовлетворением встречаем хотя и запоздалую, но правильную постановку этих добродетелей т. Троцким, в надежде, что и прочие наши друзья последуют его примеру.

С. Третьяков

К уточнению терминологии

Цепь суждений т. Троцкого о пролетарской культуре определилась в следующих положениях:

– Культура есть развернутая и внутренне согласованная система знания и умения во всех областях материального и духовного творчества.

– Диктатура пролетариата не есть производственно-культурная организация нового общества, а революционно-боевой порядок для борьбы за него.

– В период диктатуры пролетариата разрушения занимают больше места, чем новое строительство.

– Наложение пролетариатом отпечатка на культуру не есть еще пролетарская культура.

– Период диктатуры пролетариата должен мыслиться кратковременным и за этот срок развернутая классовая культура не сможет быть построена.

А посему:

– Не надлежит ли, вместо пролетарской культуры, говорить о пролетарском культурничестве, т.-е. о процессе усвоения пролетариатом необходимейших элементов той культуры, которая уже есть?

Такое построение суждений вызвало на первый взгляд основательное подозрение, что обычная блестящая диалектика изменила т. Троцкому.

С одной стороны, не ясно – где кончается ученичество и усвоение старой культуры и где начинается новая? С другой – где разница между старой неподдельной и старой «окрашенной»? В третьих – как можно противопоставлять в плане культурного строительства разрушение созиданию и какое разрушение может быть названо «чистым» разрушением без созидания?

Одновременно т. Троцкий говорит о стиле, что он «выковывается пролетариатом». Стиль есть всегда спутник актуального культурного строительства, стиль есть своеобразная и согласованная система пропорций, совокупность характеристических черт, свидетельствующих о своеобразной стройке самой культуры. Стиль улавливается в плане сравнения и устойчивых отличительных признаков той или иной исторической системы, будет ли то свод здания или свод законов.

Говоря о быте, т. Троцкий, с одной стороны, рассматривает его, как статику общественных связей и обстановки, в которых реально действует индивидуум. Он находит возможным использовать социально-психологическую инерцию, поддерживающую ту или иную бытовую форму, подменяя новое социальное содержание (использование обрядовых форм церковных крестин, брака и т. п. для аналогичных празднеств в плане интересов пролетарского коллектива).

Но, в то же самое время, т. Троцкий говорит, что пролетарский быт должен стать явлением весьма неустойчивым, ибо новые целесообразные формы будут проламывать не успевшую окрепнуть кору быта.

И тут, думается нам, быт мыслится… то как формы общежития, опирающиеся на косную социальную инерцию, то как процесс становления повседневных организационных форм. И тут смешиваются точки зрения идеологическая и тактическая.

Исходя из своих предпосылок,-т. Троцкий приводит нас к тому, что пролетарской культуры быть не может.

Нам же думается, что и невязка и порождаемые выводами сомнения возникают в виду недостаточно внимательного пересмотра т. Троцким тех основных терминов, которыми он оперирует – культура, быт, стиль, искусство, творчество.

О культуре спорят много и горячо, но самый термин «культура» употребляется в самых разнообразных значениях. В определении т. Троцкого опасным местом является определение культуры, как системы, – притом, как системы развернутой. В этом определении не ощущается процесс изобретения и накопления, как раз характерный для всякой культуры. В этом определении культура берется в некоем статическом абстрагированном (система) разрезе, и понятно, почему культура в таком смысле (развернутая система) ощущается т. Троцким лишь к моменту сникания, к закату класса, ее создавшего.

К моменту заката класса мы, конечно, имеем бухгалтерский итог в его отчете, и этот итог именуем культурой.

Трактовка культуры, как некоего итога, имеет свои опасные стороны. Мы не говорим уже об идеалистах, для которых культура есть выявление в преходящих материальных формах вечных идей, движущих человечеством, а посему культура несет на себе знак вечного, знак приближения к абсолюту. Посему, мол, каждая культурная ценность имеет свое непреходящее значение, свой вечный смысл, является питательным средством для душ человеческих.

Но и людям, стоящим, казалось бы, на материалистической точке зрения, не чужды представления о культуре, как о каком-то музее – собрании всех «положительных» завоеваний класса.

Для этих людей культура предшествующей нам эпохи есть некая многоуважаемая куча, в которую свалены и Шекспир, и Уатт, и Лейбниц, и Бетховен, и Пастер, и Лютер, и Рафаэль, и небоскребы, и дифференциальное исчисление, и пользование вилкой и носовым платком.

Для них культура – либо музей, либо рынок, где всякий вновь пришедший может купить для любого употребления, начиная с гуталина и кончая идеей бессмертия.

Нужно отметить, что для носителей этого взгляда на культуру бывает иногда затруднительно утверждать абсолютную ценность и вечную значимость такого рода вещей и методов, которые имеют явно выраженное утилитарное значение, – никто из них, конечно, не решится утверждать бессмертие идеи паровой машины, а тем более вечную ценность определенного типа такой машины, поскольку в производство входят двигатели внутреннего сгорания и электрические, попутно вытесняя устаревающие системы. Но зато в области ценностей, отчетливая утилитарная роль которых утеряна или затуманена выпадением их из реального потребительного оборота (а к таковым отнесем в первую очередь ценности эстетические[2], здесь открывается полный простор для нацепления любых ярлыков «вечного», «прекрасного», «непреходящего».

Диалектическим материалистом является тот, для кого вещь не может мыслиться в себе, но обязательно в известной обстановке, в определенном историческом процессе. Марксистом является тот, кто этот процесс обусловливает основным процессом, социально-производственным, рассматривая все процессы как приспособление человеком окружающей среды для осуществления общественно-классовых задач, а все вещи – как средства и орудия выполнения этих вполне конкретных в каждый данный момент задач.

С учетом этих предпосылок, культурой окажется не вообще развернутая система знаний и навыков, а, во-первых, система (для каждого данного момента) знаний, приемов, навыков и вещей, находящихся в общественно классовом пользовании, в плане осуществления классовых задач, стоящих перед классами данного общества, во-вторых, культура. окажется процессом созидания, накопления, изменения и устранения навыков и приемов по той же линии активного осуществления классовых задач. В третьих, культурой мы сможем назвать уровень материального и духовного опыта, уровень индивидуальной и классовой организованности, усиливающий позицию данного класса. Сюда войдут способы усиления производственной продукции, экономия и плановое распределение индивидуальной и социальной энергии. Обогащение приемов познания и действования. Утончение и уточнение аппарата чувствования.

Мысля культуру, как процесс, мы будем говорить о ее развертывании в качестве «орудия»; делая статическую оценку культуры – будем говорить о ней, как об уровне классовой боеспособности.

Культуру мы мыслим не как систему вещей и знаний, а как систему орудий и методов в действии, не как совокупность навыков вообще, а как целевую установку.

Рост буржуазной культуры идет в двух основных направлениях. С одной стороны, это – изобретение и накопление знаний и приемов по преодолению внешней материальной среды и организации ее в плане классового подчинения (техника в самом широком ее толковании); а с другой стороны – накопление методов и создание навыков, маскирующих эксплоататорское существо буржуазного строя, истолковывающих его в нужном для правящего класса направлении, – сюда относится идеология в самом широком понимании. Философия, искусство, религия – проявили максимум изобретательности для того, чтобы завуалировать действительность порабощения и наживы одних за счет других. Только марксизм с его диалектическим материализмом стащил идеологическое тряпье с плеч дельца и собственника и заменил термины: истина, добро, красота – монистическим термином: целесообразность.

Может же рассматриваться преступление и наказание– не как вопрос совести, но как вопрос социальной гигиены; научная система – как очередной метод познания в плане конкретного овладения стихией; вдохновенное творчество хотя бы поэта – не как открывание Америки красот, но как утилитарная работа над языком, средством общественной связи.

Все следы, все явления, по которым мы можем судить о продвижении и самоутверждении класса, все, что говорит нам о приспособлении наличной действительности к обслуживанию его задач – уже есть его несомненное культурное строительство. И там, где мы видим класс в роли организатора, а не пассивного паразита – мы будем иметь Данные говорить о стиле, как о характере культурной стройки в отличие от культстроительства иных эпох.

Тов. Троцкий противополагает моменты разрушения (как антикультурные) моментам созидания, забывая, что, во-1-х, всякое созидание влечет за собою разрушение (разрыв прежних связей и замена их новыми). А, кроме того, вне голого паразитизма не может быть разрушения, как такового. Каждый «целесообразно» взорванный ж. – дор. мост во время гражданской войны был, в порядке выигрыша войны, очередной балкой моста, ведущего в социализм. Культурой разрушения без восстановления была именно буржуазная культура к концу своему. Только конторы и тресты, промышленные и государственные, знают твердо и отчетливо, что им надо, – а идеология и спецы от идеологии? Под напором класса-разоблачителя, они либо цинично сменяют свои вкрадчивые голоса святош на командные выкрики подручных этих самых контор, либо разлагаются в безвыходных противоречиях, находя весьма сомнительные пути к сохранению вечных ценностей и мерил, но уже не на земле, а в мире мистическом, потустороннем. Чувство оправданности культурного строительства обслуживаемого ими класса утеряно, и – безвозвратно. А в то же самое время, буржуазное разрушение, его война и военные бюджеты питают огромную материально-производительную отрасль военной промышленности и техники. Видимость созидательная – установка разрушительная. Буржуазная школа и внешкольное воспитание, создавая длительный и определенный нажим на социальную психику, если не разрушают, то жестоко тормозят рост классовых связей пролетариата. То, что оказывается разрушением для одного класса, есть созидание для его врага.

Все фетишизируется в буржуазном обществе, сама культура тоже поддается фетишизации. Возникает идея всечеловеческой, во всех своих участках ценной, культуры. Но пролетариат эту культуру может рассматривать лишь как строительный материал.

Но только класс-организатор, свободный от фетишей и предрассудков, взявший на себя миссию реорганизовать самую базу производственных отношений в человеческом обществе, не может не рассматривать все ранее созданные ценности лишь как строительный материал.

Для пролетариата не может быть ничего «святого», может быть только нужное или ненужное в ближайших или отдаленных целях. Его идеология не маскирует его технику распределения и регулирования производительных сил, а ее объясняет. И, если буржуазная культура характерна своей высокоразвитой технологией материалов, то культура пролетарская, диалектически принимая техническое буржуазное наследство, далее ставит ударение на своей пролетарской задаче – развертывании технологии социальной. Если в буржуазной культуре ценности ее накапливались органически и стихийно, а потому чрезвычайно длительно, то в пролетарскую эпоху они должны возникать с максимальным процентом предвидения и предварительного «заказа». Если буржуазная идеология мыслила культуру как нечто стихийно возникающее или в лучшем случае интуитивно творимое, то пролетарская культура целиком в рациональной классово-оправданной стройке. Вполне понятно, что в обществе, база которого по природе своей была стихийна, культура отлагалась также стихийно. Не потому ли и стройка этой культуры требовала многих веков, ибо на 90°/0 она была процессом органическим. Чем сильнее в обществе социальная инерция, а не калькуляция, опирающаяся на учет, критику и изобретательность, тем, понятно, медленнее будет рост классовой оборудованности.

Если мы будем подходить к пролетариату, классу-организатору бесклассового общества, с требованием развернутой системы знаний-навыков, о которой по отношению к буржуазному обществу мы можем судить только сейчас, в эпоху предсмертных судорог капитализма; если мы будем требовать от этой системы законченного стиля (который констатируется всегда лишь ретроспективно), – то мы, конечно, развернутой системы сейчас не найдем. Ни музея, ни арсенала ценностей, охватывающих в единую, стилем отграниченную, систему период продвижения пролетариата – мы никогда и не будем иметь, ибо всегда должны будем различать две стороны вопроса – историческую оценку этапов продвижения класса, во-первых, а во-вторых – уровень материальной и духовной оборудованности класса в каждый данный момент.

Если мыслить культуру как социально-производственную тенденцию класса и состояние средств по ее осуществлению, – то она на-лицо с первого момента осознания себя пролетариатом, как класса. Явления же классовой культуры будут– и профессиональное, и партийное движение пролетариата. Если даже условия, благодаря которым облегчилось взятие пролетариатом власти, в значительной мере лежат вне его культуры, в движениях социально-стихийных, – то совокупность усилий, которыми он эту власть удерживает, осуществляет и расширяет – это уже область пролетарской культуры в том диалектическом разрезе, который вкратце формулируется словами: «культура это то, чем силен класс».

С этой точки зрения, не только такое всецело новое явление, как советская система, но и организация промышленности, система образования, классовая юрисдикция, Красная Армия и целый ряд других явлений – целиком окажутся определенными звеньями пролетарской культуры, в конечном счете выковывающей последнего четкого классового человека, воинствующего пролетария, диалектически врастающего в бесклассового работника земкоммуны. Недоразумения, порожденные выводами т. Троцкого, в значительной мере объясняются, по-нашему, тем, что он не пересмотрел содержания термина «культура» и взял его в статическом и ретроспективном разрезе. Вот почему ему пришлось вводить «культурничество», как усвоение отобранных и проверенных в смысле классовой полезности знаний и приемов, выработанных буржуазной культурой, забывая, что самый-то процесс отбора и все организационные формы, этот отбор обеспечивающие, а равно и все творчество новых форм – лежат, конечно, в плане не культурничества, а культуры.

В нарастании культуры, как состояния классовой организационной оборудованности, различаемы следующие этапы:

1. Изобретение новой формы (знание, вещь, организационный принцип, метод действия).

2. Усвоение этой формы человеческим сознанием, – так сказать, пуск этой форму в работу. На этой стадии усваиваемая форма резко ощутима, и пользование ею затруднено, так много энергии уходит на преодоление препятствующих факторов.

3. Форма социально усвоена. Пользование ею автоматизировалось. Она применяется по инерции, зачастую рефлекторно. Вот это-то отложение в бытии и сознании повседневно пользуемых элементов культуры, этот устоявшийся продукт социального отбора – назовем бытом[3].

Наиболее устойчиво, а потому и наиболее выразительно (стиль) быт отлагается в коллективах с устойчивыми и однородными хозяйственными условиями, притом способных развить наибольшую социальную инерцию.

Таким образом, отличительными чертами быта будут:

1) Автоматизированность, инертность его явлений, в силу их частой повторяемости.

2) Социальная отгороженность и психологическая однородность коллектива, в котором отлагается быт, переходя из поколения в поколение.

Вот почему мы с большей легкостью говорим о быте мелких социальных групп кочевников, звероловов, землепашцев, кустарей, торговцев, чем о быте нации, государства и, наконец, класса. Чтобы быт сложился, необходимо, чтобы коллектив, в котором он отлагается, отличался большою устойчивостью связей и сознание членов этого коллектива было бы подчинено традиции.

Там, где фетишизм былого опыта господствует – отлагается и наиболее прочный быт. Фетишизируя вещи, навыки, приемы, обрядности, сознание сохраняет их, хотя бы была нарушена связь между социальной потребностью и той или иной бытовой формой. Даже, когда социальные потребности диктуют современное изменение навыков, приемов и обстановки – этот бытовой уклад ощущается, как могучий реакционный фактор, и нужны революции, чтобы его сломать. Быт – существующий не потому, что таких именно форм требует учет действительности и методы стройки этой действительности, а исключительно в силу инерции, в силу освящения авторитетом времени и социальной среды, представляет собою реакционнейший фетиш. Для диалектики живой действительности такой быт является глыбой, которую даже революциям не сразу удается взорвать, так он живуч в своей косности. Отложившиеся в сознании привычки, вкусы, взгляды, – одним словом, вся психология быта – тормозят введение новых организационных форм, диктуемых эволюцией и перемещением центров тяжести производственных взаимоотношений.

Сознание, созданное бытом, в свою очередь, становится фактором, отрицательно давящим на бытие. Сознание в этом случае пытается определять собою бытие. И, наоборот, если мы имели непрекращающееся изобретение наиболее совершенных форм, в которых человек располагает всю цепь своих повседневных дел, если эти формы строятся в строгом соответствии с производственной тенденцией, то мы имеем быт, утерявший свой косный элемент и усвоивший элемент становления, – имеем диалектически ощущаемое и строимое бытие. Класс-строитель, пролетариат, устанавливая новые общественно-экономические связи на основании строгого учета действительности, ища материалы и формы по всему горизонту пройденной человечеством истории и расценивая их с точки зрения классовой целесообразности, но отнюдь не фетишизированной традиции, – с таким же учетом должен подойти и к быту. И, если в предшествующие эпохи быт был укладом не только материальным, но и психологическим, если в быту накапливались в порядке традиции культурные установки и с особенной легкостью и прочностью оседали навыки, лежащие за пределами чисто производственной деятельности (воспроизводство – семья, авторитарные связи – религия, условные формы человеческого общения – обряды) и, наконец, если быт вне зависимости от целесообразности образующих его элементов ценился именно в меру своей прочности, инертности, нерушимости, то – в новом бытии, строимом пролетариатом –

1) Будет все сокращаться сфера бессознательного оседания форм.

2) Высокая экономизирующая роль автоматизации (социальных рефлексов) будет учтена; автоматизация форм, где надо, будет культивироваться, но с тем, однако, чтобы врастание привычек в сознание не тормозило замены этих привычек новыми, если таковые окажутся в новых условиях нецелесообразными.

Сам т. Троцкий оговаривается в своей статье, что в эпоху пролетарской диктатуры кору быта поминутно будут проламывать новые приемы и навыки. Это проламывание неизбежно должно будет стать перманентным. И, если это проламывание будет сознательно диктоваться, если быт будет взят в обработку и коре противопоставлена проламывающая ее новая, подвижная, более совершенная организационная форма, – то не является ли определенным фактом пролетарской культуры самый такой подход к быту, взятие его в сознательную переделку, – подход, которого не знали предшествующие нам эпохи?

Итак, для нас культура – строительство пролетарской боеспособности. В этом случае философия культуры (абстрактно-ретроспективная система оценок) сменяется социальной технологией, изучающей реакции той или иной социальной среды на изменение производственных взаимоотношений, установление и распад социальных связей, а равно и силу и характер стимулов, эти процессы обусловливающих. К социальной технологии примкнет социальная инженерия – наука, которая, пользуясь данными социальной технологии, поставит своею целью практическое изыскание и приспособление к конкретным условиям наиболее целесообразных форм социальных связей и классового действия. Быт, т.-е. устойчивые формы повседневного действования – будет в этом случае мыслиться как целевая установка, как сумма навыков и сноровок, приемов и организационных систем, начиная с распределения вещей и кончая распределением времени и манерой мыслить и чувствовать.

Такое вот статическое понимание культуры т. Троцким (да еще с оговоркой, что о культуре в развернутом виде можно говорить только при закате господствующего класса) не могло все же не внести спутанности в его суждения по поводу тех явлений, которые можно объединить под названием культурных тенденций пролетариата.

Дело в тех живых фактах социального строительства, которое проделывает пролетариат, в которых с осязательной убедительностью ежедневно прощупывает и совершенствует он орудия борьбы за свое завтра.

Мимо этих фактов и заключенной в них культурной тенденции т. Троцкий пройти не мог. Назвать их по совокупности пролетарской культурой ему не позволяло то определение «культуры вообще», которое он положил в основу своих статей. И вот тут-то, перед лицом фактов, т. Троцкий делает три отвода, обеспечивающих ему утверждение, что пролетарской культуры быть не может.

Эти отводы:

1. Культурничество.

2. Революционно-боевой порядок.

3. Окрашивание.

Культурничество – процесс сортировки и усвоения пролетариатом материалов и приемов, изобретенных классами-предшественниками, но получающих новое классовое назначение в руках пролетариата.

Революционно-боевой порядок – стройка новых организационных форм, обеспечивающих пролетариату политическую и экономическую бое и обороноспособность (сюда войдет и советское государство, и Красная Армия, и смычка и т. д.).

Окрашивание – есть обнажение пролетарской культурной тенденции по отношению к любым вещам-орудиям, выхватываемым из рук класса-врага. Нужно, однако, отличать окрашивание механическое. А оно сейчас особенно часто в таких пунктах надстройки, которые далее всего отодвинуты от экономической базы и обладают большой социальной инерцией, – искусство, этика, мораль. Окрашивание журнала приставкой «красный» только переодевает буржуазную эстетику в защитные цвета и обеспечивает ей санкцию в ее вреднейшей функции – воспитания пассивной созерцательности масс.

Но, ведь, явления, разнесенные по этим трем рубрикам, и характеризуют наличную оборудованность пролетариата, как класса завоевателя и класса организатора, т.-е. являются тем, что мы называем пролетарской культурой.

Понятно, что вынос этих трех явлений за скобки пролеткультуры оставил на месте пролетарской культуры круглый ноль.

Иначе и быть не могло.

Или прав тов. Троцкий в своем толковании термина культура, но тогда надо разнести по иным рубрикам наличные факты. Или же тов. Троцкий сделал ошибку, и тогда надо пересмотреть содержание термина культура в приложении к эпохе диктатуры пролетариата.

Терминология в эпоху резких переоценок очень коварная вещь, ибо термины обычно считаются всем понятными и обусловленными, а на деле разное их понимание вносит основной сумбур в споры. Если эти термины сохранять, то следует их пересмотреть и заполнить устойчивым, недвусмысленным содержанием. Но лучше их отбросить, ибо за старые термины цепляются и старые ассоциации. Не культурничество, а стройка пролетарской культуры, не подмена икон старого быта новыми (так обстоит дело с подстановками в ритуалах семейного и религиозного уклада), но стройка целесообразных форм повседневного бытия. Если нужна автоматизация, пусть она будет, поскольку без нее нельзя обойтись. Четкая формулировка классового назначения вещей, а в особенности идеологических построений – вот предпосылка культурного фронта, подобного фронту гражданской войны. На нем можно и должно маневрировать с наивысшей гибкостью. Не забывая, однако, основного: пролетариат – хозяин, и рачительный хозяин, всего, что сконструировано и до него; все это лежит перед ним сырым материалом, подлежащим разноске по графам его гроссбуха. И все, что в плане целевой продвижки он записывает себе в актив, есть его сила, есть его подлинная и неотъемлемая культура.

Ружья выдумала буржуазия. Ружьями она утверждала свое классовое господство. Но первый, кто научил ружье стрелять по буржуазии в руках солидаризировавшегося пролетариата, открыл новую классовую функцию того же ружья. Этот факт, несмотря на всю его отрицательность и разрушительность, был несомненным фактом пролетарской культуры.

Издания Всероссийского Пролеткульта

А. ЖУРНАЛЫ.

1. «Пролетарская Культура» – №№ 1-21.

2. «Горн» – №№ 1–9.

3. «Рабочий Клуб» – №№ 1–3.

Б. СТИХИ.

4. Гильдин. – «Перезвоны молота» (на евр. языке). (Распродано).

В. ПРОЗА.

5. А. Дорогойченко. – «Товарищ Варвара». (Распродано).

6. М. Досов и Виклог. – «Друзья-вояки». (Распродано).

7. А. Кречетов-Волжский. – «Подпрапорщик Коногоров». (Распродано).

8. Н. Ляшко. – «На реке». (Распродано).

9. А. Неверов. – «Новый дом». (Распродано).

10. А. Скачко. – «Попутчики». (Распродано).

11. Сборник – «Две ночи».

Г. ПЬЕСЫ.

12. М. Волков. – «Пьесы». (Распродано).

13. И. Кравчуновский. – «Карл Крафт».

14. А. Кречетов-Волжский. – «Страшный суд».

15. В. Плетнев. – «Мститель», 2-ое изд.

16. – «Фленго», 2-ое изд. (Распродано).

17. – «Лена», 2-ое изд. (Распродано).

18. С. Третьяков. – «Слышишь, Москва?!».

19. – «Противогазы».

20. Б. Юрцев. – «Необычайные приключения племени Ничевоков».

21. Б. Юрцев и И. Кравчуновский. – «Чертовщина».

Д. НОТЫ.

22. Сборник – «Песни революции», вып. 1-й. (Распродано).

23. Васильев-Буглай. – «Песни революции», вып. 2-ой. (Распродано).

24. – «Весной». (Распродано).

25. – «Красный цветок». (Распродано).

Е. ПО ВОПРОСАМ ПРОЛЕТАРСКОЙ КУЛЬТУРЫ, ТЕАТРА, ЛИТЕРАТУРЫ, МЕТОДОЛОГИИ и др.

26. А. Богданов. – «Наука и рабочий класс».

27. Ф. Калинин. – «Пролетариат и творчество».

28. – «Идеология производства».

29. – «Об идеологии».

30. И. Кан. – «Социалистическое производство». (Распродано).

31. А. Луначарский. – «Культура в капиталистическую эпоху».

32. – «Диалог об искусстве». (Распродано).

33. В. Плетнев. – «Рабочий клуб. Принципы и методы раб». (Распродано).

34. Е. Преображенский. – «О материальной базе культуры в социалистическом обществе».

35. М. Смит. – «Мировое производство в сравнительных цифрах и диаграммах».

36. В. Смышляев. – «Техника обработки сценических зрелищ», 2-ое дополн. изд., часть 1 и 2. (Распродано).

37. И. Соколов. – «Руководство по физкультуре». (Распродано).

38. Н. Тарабукин. – «Опыт теории живописи».

39. Н. Чужак. – «Литература».

40. Сборник – «Искусство в рабочем клубе».

41. Сборник. – «Культура и быт».

Издания Пролеткульта высылаются по присылке денег или наложенным платежом во все города Республики и за-границу.

Рабочим и партийным организациям, учебн. заведениям – скидка.

Склад издания: Москва, Воздвиженка, 16. Телефон 57–40.

Примечания

(1) Из доклада тов. Троцкого о промышленности на партийном съезде.

(2) Под эстетической оценкой я здесь разумею эмоциональную реакцию на форму, выражаемую словами: прекрасно, отвратительно, нравится и. т. д. Так называемое эстетическое переживание возникает при воздействии на человека формы, безотносительно к тому практическому заданию, которое данная форма обслуживает. Чувство стиля возникает на основании усвоения эволюции форм, возникающих в человеческом обществе. Это чувство стиля укрепляется теми аналогиями, которые возникают между чувством формы и знанием иных отношений, явлений и связей, которые имеют место в тот или иной период. Протягивая нить аналогий, мы начинаем говорить о том, что данные формы выражают, отображают, символизируют те или иные «стороны человеческого духа» (идеалистические аналогии) или те или иные общественно-экономические взаимоотношения (историко-материалистический подход).

(3) Редакция мыслит себе и иные определения «быта».