📚   БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ и СОВЕТСКОЙ КЛАССИКИ   📚

здесь можно бесплатно скачать книги в удобном формате для чтения в оффлайне и на мобильных устройствах

Владимир Владимирович Маяковский

Том 13. Письма, наброски и другие материалы

Владимир Владимирович Маяковский. Том 13. Письма, наброски и другие материалы. Обложка книги

Полное собрание сочинений в тринадцати томах #13
Москва, Гослитиздат, 1959

Цель настоящего третьего по счету полного собрания сочинений – дать научно выверенный текст произведений Маяковского. В основу издания положено десятитомное прижизненное собрание (восемь томов были подготовлены к печати самим поэтом). В отношении остальных произведений принимается за основу последняя прижизненная публикация.

Тринадцатый том составляют письма, записки, телеграммы, заготовки, наброски, тезисы выступлений и другие материалы, а также дополнения к томам 1-12 настоящего издания.

Оглавление

Письма, заявления, записки, телеграммы, доверенности

Маяковской Л. В., 2 февраля 1905

Маяковской Л. В., 12–14 октября 1905

Маяковской Л. В., ноябрь 1905

Маяковской О. В., 14 июля 1907

Директору Строгановского училища, 14 января 1909

Маяковской Л. В., январь 1909

В Московское охранное отделение, 8 февраля 1909

В Московское охранное отделение, 16 июля 1909

В Московское охранное отделение, 24 августа 1909

Московскому градоначальнику, 7 октября 1909

В Московское охранное отделение, 27 октября 1909

В Московское охранное отделение, 18 ноября 1909

Директору Училища живописи, ваяния и зодчества, 3 августа 1910

Ректору Высшего художественного училища при Академии художеств, 12 августа 1911

Ректору Высшего художественного училища при Академии художеств, 19 августа 1911

Жевержееву Л. И., 7 июня 1913

В «Союз молодежи», 16 ноября 1913

Маяковской А. А., 23 ноября 1913

Маяковским Л. В., О. В. 23 ноября 1913

Маяковской О. В., около 23 ноября 1913

Маяковским А. А., Л. В., О. В., 1 января 1914

Бурлюку Д. Д., 1–3 января 1914

Маяковской О. В., февраль 1914

Московскому градоначальнику, 24 октября 1914

Маяковским А. А., Л. В., О. В., 1915

Маяковским А. А., О. В., Л. В., 21 августа 1915

Маяковским А. А., Л. В., О. В., не ранее 8 октября 1915

Маяковской Л. В., 20 октября 1915

Маяковской А. А., 9 ноября 1915

Маяковским А. А., Л. В., О. В., 24 апреля 1916

Маяковским А. А., Л. В., О. В., 29 июня 1916

Маяковским А. А., Л. В., О. В., сентябрь 1916

Триоле Э. Ю., 12 октября 1916

Маяковским А. А., Л. В., О. В., декабрь 1916

Триоле Э. Ю., 5 февраля 1917

Брик Л. Ю., О. М., 25 сентября 1917

Маяковским А. А., Л. В., О. В., 30 октября – ноябрь 1917

Брик Л. Ю., О. М., декабрь 1917

Брик Л. Ю., О. М., январь 1918

Брик Л. Ю., до 15 марта 1918

Брик Л. Ю., март 1918

Маяковской О. В., 15 июля 1918

Центральной комиссии по устройству Октябрьских торжеств, 10–12 октября 1918

Маяковским А. А., Л. В., О. В., конец 1918

В коллегию Госиздата, 20 октября 1920

В коллегию Госиздата, 5 ноября 1920 («Недели две тому назад…»)

В коллегию Госиздата, 5 ноября 1920 («Предыдущее заявление…»)

Чуковскому К. И., около 10 декабря 1920

В правление Союза драматических и музыкальных писателей, октябрь – декабрь 1920

В комиссию ЦК РКП(б) по делам печати. 5 апреля 1921

В юридический отдел МГСПС, 6 августа 1921

Малкину Б. Ф., 17 августа 1921

Асееву Н. Н., около 20 августа 1921

Чужаку Н. Ф., около 20 августа 1921

Брик Л. Ю., 2 ноября 1921

Брик Л. Ю., 28 ноября 1921

Брик Л. Ю., 19 декабря 1921

Николаевой Н. И., 1 февраля 1922

Литовскому О. С., 22 февраля 1922

Письмо о футуризме, 1 сентября 1922

Равделю Е. В., 2 октября 1922

Маяковским Л. В., А. А., О. В., 1920-е

Маяковской О. В., 1920-е

Маяковской А. А., 1920-е

Чужаку Н. Ф., 22 января 1923

Брику О. М., апрель 1923

Бурлюку Д. Д., 15 сентября 1923

Полякову Н. Т., ноябрь 1923

В издательство «Мосполиграф». 29 декабря 1923

Родченко А. М., 1923

Брик Л. Ю., 14–15 февраля 1924

Брик Л. Ю., 20 мая 1924

Брик Л. Ю., 9 ноября 1924

Брик Л. Ю., 27 ноября 1924

Брик Л. Ю., 6 декабря 1924

Маяковской О. В., 1924

В редакцию газеты «Известия», 10 января 1925

Устроителям «Совещания левого фронта искусств», 17 января 1925

Брик Л. Ю., 25 мая 1925

Брик Л. Ю., 2 июня 1925

Брик Л. Ю., 9 июня 1925

Брик Л. Ю., 19–20 июня 1925

Брик Л. Ю., 22 июня 1925

Брик Л. Ю., 3 июля 1925

Брик Л. Ю., около 15 июля 1925

Маяковским А. А., О. В., Л. В., около 15 июля 1925

Бурлюку Д. Д., 23 октября 1925

Маяковским Л. В., О. В. 9 ноября 1925

Брик Л. Ю., 20 февраля 1926

В литотдел Госиздата, 15 марта 1926

В литотдел Госиздата, 12 апреля 1926

В Театр им. Вс. Мейерхольда, апрель 1926

В литотдел Госиздата, 30 мая 1926

В редакцию газеты «Маяк коммуны», 6–7 июля 1926

Брик Л. Ю., 8 июля 1926

Маяковской А. А., 15 июля 1926

Брик Л. Ю., 15 июля 1926

Катаняну В. А., 3 августа 1926

В Мосфинотдел, 26 августа 1926

В Мосфинотдел, 3 сентября 1926

Лифшицу Б. Я., 29 сентября 1926

В губернскую налоговую комиссию, 30 октября 1926

Брик Л. Ю., 29 ноября 1926

Доверенность Э. Р. Коринец, 14 апреля 1927

Петру В., 25 апреля 1927

Брик Л. Ю., 7 мая 1927

Доверенность Лавуту П. И., 26 июня 1927

Лавуту П. И., 18 июля 1927

В литотдел Госиздата, 22 июля 1927

Лавуту П. И., 24 июля 1927

В литотдел Госиздата, 5 августа 1927 г

Брик Л. Ю., 10 августа 1927

Смоличу Н. В., 22–23 августа 1927

Брик Л. Ю., 26 августа 1927

В литотдел Госиздата, 28 августа 1927

В литотдел Госиздата, 27 сентября 1927

Доверенность Лавуту П. И., 5 октября 1927

Смоличу Н. В., октябрь 1927

В Институт Ленина, 20 октября 1927

В губернское управление по делам литературы и издательств, октябрь 1927

Хмельницкой Н. Б., 1 ноября 1927

В клуб завода «Динамо», 19 ноября 1927

Брику О. М., 22 ноября 1927

Маяковской А. А., 27 ноября 1927

В редакцию тифлисской газеты, 10–11 декабря 1927

В эстрадную секцию МОДПК, 10 января 1928

Лавуту П. И., 19 января 1928

В литотдел Госиздата, 14 февраля 1928

Доверенность Лавуту П. И., 14 февраля 1928

Богачинскому Я. А., 12–15 марта 1928

Халатову А. Б., 15 марта 1928

В литотдел Госиздата, 16 марта 1928

Мейерхольду В. Э., 12 мая 1928

Свидерскому А. И., 25 июня 1928

В литотдел Госиздата, конец июня 1928

Лавуту П. И., 21 июля 1928

Горожанину В. М., 21 июля 1928

Луначарскому А. В., не позднее 23 июля 1928

В редакцию журнала «Крокодил», после 23 июля 1928

Воробьеву И. О., 25 июля 1928

В редакцию журнала «Красная новь», 16 августа 1928

В Главлит, 25 августа 1928

В Ленгублит, 10 сентября 1928

В литотдел Госиздата, 8 октября 1928

Брик Л. Ю., 20 октября 1928

Брик Л. Ю., 29 октября 1928

Брик Л. Ю., 12 ноября 1928

Доверенность Лавуту П. И., 17 декабря 1928

В литотдел Госиздата, 9 января 1929

В Главлит, 12 мая 1929

Доверенность Лавуту П. И., 12 мая 1929

Сандомирскому Г. Б., 2 июня 1929

Халатову А. Б., 10 июня 1929

Марьянову Д. И., 22 июня 1929

Соглашение с Марьяновым Д. И., 22 июня 1929

Лавуту П. И., 17 июля 1929

В Главлит, 24 сентября 1929

В Госиздат, 2 октября 1929

В Мосгублит, начало октября 1929

В Госиздат, 27 декабря 1929

Правлению клуба Ижорского завода, 1 января 1930

В РАПП, 3 января 1930

В редакцию «Комсомольской правды», 11–13 января 1930

Люце В. В., 2 февраля 1930

В ГБЛ, 23 февраля 1930

Брик Л. Ю., 19 марта 1930

В МОДПК, март 1930

Всем, 12 апреля 1930

Поэтические заготовки, экспромты, неоконченное

«Балалайка…»

«В Москве собрались, льются речи…»

«Вдвое больше б написал для Жевержеева…»

«Тифом дураки пословицей ловятся…»

«Все, кто грязь вычищал, кто любил чистоту на деле…»

«[Зовут монархисты]…»

«Надев овцы наряд…»

«Коммуна у нас. В Варшаве тож…»

«Нам, грязным, что может казаться привольнее…»

Окно сатиры «Чукроста»

Обязательное постановление

«Плевать я хочу на эту книжку…»

«Хорошенько запомните…»

«Наобещал во…»

«Как начался [в партии] промеж большевиками разговорный зуд…»

«В будущее…»

«Учи ученых!..»

«Квалифицированных работников было мало…»

«Союз борется…»

«Печка для лапов…»

«Вода отшумит…»

«Те, которые жизнь доскакали…»

«Я мало верю в признанье отцов…»

«В туманы крыши спрятавши…»

«Две щеки рыданьем вымыв…»

Стихи в изящном стиле

Дружеские размышления

«Страна Советская, гордись…»

«Кружит, вьется ветер старый…»

«Еще банкиры до хруста земной обнимают глобус…»

Милому Норику

Наброски сюжетов сценариев

Тезисы и программы выступлений

Человек [Афиша]

Только друзьям!

150 000 000 [Афиша]

Поэзия – обрабатывающая промышленность

Первый настоящий вечер сатиры

Доклад о Лефе

Долой искусство, да здравствует жизнь!

Кто мы? Что Леф? Как критика?

Отчет за 1923-24 гг.

Расцвет Лефа

Поэзия, живопись и театр в СССР

Что и зачем новая поэзия?

Итого

Там и у нас

Мое открытие Америки [Московская афиша]

Дирижер трех Америк (СШСА)

Мое открытие Америки [Харьковская афиша]

Нью-Йорк и Париж

Испания, Атлантический океан, Гавана, Нью-Йорк

Как писать стихи [Афиша]

Мое «открытие Америки» [Воронежская листовка]

Поп или мастер? [Афиша]

Я и мои вещи

Даешь изящную жизнь! [Московская афиша]

Лицо левой литературы

Идем путешествовать!

Даешь изящную жизнь [Харьковская афиша]

Леф или блеф?

Всем – всё

Хорошо! Октябрьская поэма [Афиша]

Даешь изящную жизнь! [Ленинградская афиша]

Хорошо! [Афиша]

Даешь изящную жизнь [Тифлисская афиша]

Слушай новое!

Заграница

Левей Лефа!

Леф и Реф. Новое и старое

Открывается Реф

Что делать? [Афиша]

Выставка «20 лет работы Маяковского»

Черновые записи к выступлениям

Записи к выступлению на дисциплинарном товарищеском суде с Госиздатом 25 августа 1921 г.

Записи к выступлению на первом вечере «Чистка современной поэзии» 19 января 1922 года

Записи к выступлению на диспуте «О живописи быта» 1 марта 1922 года

Записи к выступлению в Большом зале Консерватории 3 октября 1922 года

Записи к выступлению об организации Лефа. Январь 1923 года

Записи к докладу «Анализ бесконечно малых» 13 февраля 1924 года

Записи к выступлению на диспуте о Лефе. Конец весны – лето 1924 года

Записи к докладу «О сегодняшней поэзии» 20 мая 1924 года

Записи к выступлению «О быте» 1924 год

Записи к выступлению на диспуте «Упадочное настроение среди молодежи» 5 марта 1927 года

Записи к выступлению на диспуте «Пути и политика «Совкино» 15 октября 1927 года

Записи к докладу «Стихи и задачи поэта» 12 декабря 1927 года

Записи к выступлению на вечере в Красном зале МК ВКП(б) 10 сентября 1928 года

Записи к выступлению на пленуме Реф 16 января 1930 года

Ответы на анкеты

Приложение

Коллективные письма и заявления

Из бесед с Маяковским

Дополнения к томам 1-12

Том 1

Том 2

Том 3

Том 4

Том 6

Том 7

Том 9

Том 10

Том 12

Комментарии

Указатель имен и названий

Иллюстрации

Выходные данные

 

Владимир Владимирович Маяковский

Полное собрание сочинений в тринадцати томах

Том 13. Письма, наброски и другие материалы

В. Маяковский. Фото 1923 Г.

Письма, заявления, записки, телеграммы, доверенности

Маяковской Л. В., 2 февраля 1905*

1 Л. В. МАЯКОВСКОЙ [Кутаис, 2 февраля 1905 г.]

Дорогая Люда! Как ты поживаешь? Я, наконец, собрался с багдадским воздухом и пишу тебе. Я на несколько дней ездил в Багдади, потому что, по выражению местных грузинов, у нас в Кутаисе был «пунти»*. В Багдади нет ничего нового. Я пошел в город, и мне случайно нужно было проходить через бульвар и встретил двух барышень, одна из них была гимназистка, может быть, поддельная. Они заметили вслух, что куда это я только могу торопиться и что, думается, что у меня много дела. Я ответил, что и мне тоже думается, что у гимназиста должно быть больше дела, чем у уличных певиц, так сказал, а потому, что они что-то напевали. Я купил спиртовую лампочку и учусь выжигать. Пиши чаще. Прости за ошибки. Целую тебя крепко. Любящий тебя твой брат

Володя.

2

19–05 г.

2

Письмо В. В. Маяковского Л. В. Маяковской от 2 февраля 1905 года

Маяковской Л. В., 12–14 октября 1905*

2 Л. В. МАЯКОВСКОЙ [Кутаис, 12–14 октября 1905 г.]

Дорогая Люда!

Прости, пожалуйста, что я так долго не писал. Как твое здоровье? Есть ли у вас занятия? У нас была пятидневная забастовка*, а после была гимназия закрыта четыре дня, так как мы пели в церкви Марсельезу. В Кутаисе 15-го ожидаются беспорядки, потому что будет набор новобранцев. 11-го здесь была забастовка поваров. По газетам видно, что и у вас большие беспорядки. Коптева и директор* уходят. Коптева после 20-го хотела ехать в Москву, но Саша заболел чем-то вроде тифа. Прости, пожалуйста, за ошибки (если есть). Пиши.

Целую тебя крепко.

Твой брат

Володя.

Маяковской Л. В., ноябрь 1905*

3 Л. В. МАЯКОВСКОЙ [Кутаис, ноябрь 1905 г.]

Дорогая Люда!

Мы получили твое письмо 1-го и сейчас же все уселись писать. Пока в Кутаисе ничего страшного не было, хотя гимназия и реальное забастовали, да и было зачем бастовать: на гимназию были направлены пушки, а в реальном сделали еще лучше. Пушки поставили во двор, сказав, что при первом возгласе камня не оставят на камне. Новая «блестящая победа»* была совершена казаками в городе Тифлисе. Там шла процессия с портретом Николая и приказала гимназистам снять шапки. На несогласие гимназистов казаки ответили пулями. Два дня продолжалось это избиение. Первая победа над царскими башибузуками была одержана в Гурии*, этих собак там было убито около двухсот.

Кутаис тоже вооружается, по улицам только и слышны звуки Марсельезы. Здесь тоже пели «Вы жертвою пали», когда служили панихиду по Трубецком* и по тифлисским рабочим*.

Пиши и мне тоже.

Целую тебя крепко.

Твой брат

Володя.

Маяковской О. В., 14 июля 1907*

4 О. В. МАЯКОВСКОЙ [Москва, 14 июля 1907 г.]

Дорогая Оля!

Только что получил твое письмо и спешу ответить, не то после не соберусь. Большое спасибо за поздравление. День своего рождения провел хорошо, только на другой день вспомнил о нем. Ты пишешь, что хорошо проводишь время, – рад за тебя, я же сижу дома или что-нибудь читаю, или же учу уроки и ругаю бога за вавилонское столпотворение. Захотелось ему башню разрушить, он и перемешал языки, а я за него страдай и учи уроки, совсем у бога логики нет! У Медведевых* время провел так, как и вообще у них проводил: ел, пил, спал, купался, гулял, читал и изредка занимался. Вчера получил письмо от Миши Ставракова. Пишет, что зимою приедут все три брата, и спрашивает у нас комнату. Дункель перешли куда-то, я с ними после твоего отъезда виделся только раз. Люда сейчас в Петровско-Разумовском, на днях едет к Медведевым. У нас погода дрянь: пойти никуда нельзя, двадцать раз в день меняется, в этом отношении я тебе завидую. Ну, пока больше не о чем писать. Пиши, приезжай.

До свидания. Целую тебя крепко,

твой брат Володя.

14/VII-907.

Директору Строгановского училища, 14 января 1909*

5 ДИРЕКТОРУ СТРОГАНОВСКОГО ХУДОЖЕСТВЕННО-ПРОМЫШЛЕННОГО УЧИЛИЩА [Москва, 14 января 1909 г.]

Его превосходительству г-ну директору Строгановского художественно-промышленного училища Ученика 1-го класса Владимира Маяковского

Прошение

Ознакомившись с программой Строгановского училища, я нашел для себя возможным сдать экзамены за 5 классов по общеобразовательным предметам, и поэтому покорнейше прошу ваше превосходительство <разрешить> сдать их в мае месяце. Дополнительные же предметы проходить наравне с остальными учениками училища.

Владимир Маяковский.

14 января 1909 года.

Маяковской Л. В., январь 1909*

6 Л. В. МАЯКОВСКОЙ [Москва, вторая половина января 1909 г.]

Дорогая Люда!

Арестовали меня* в тот день, как я вышел из дому в 11 часов утра, на улице. Арестовали бог знает с чего, совершенно неожиданно схватили на улице, обыскали и отправили в участок. Сижу опять в Сущевке*, в камере нас 3 человека (всего политических 9). Кормят или, вернее, кормимся очень хорошо. Немедленно начну готовиться по предметам и, если позволят, то усиленно рисовать. А пока прошу у тебя следующее: принеси мне подушку, одеяло, полотенце, что есть из белья, простыню, наволочку, зубной порошок, щеточку, зеркальце, гребень, платков носовых и черную рубаху; затем следующие книги (поройся у меня, найди, которые есть, а которых нет, спроси у Сережи, Владимира, Хози или у других товарищей). Алгебру и геометрию Давидова, Цезаря, грамматику лат<инскую> Никифорова, немецкую грамматику Кейзера, немецкий словарь, маленькую книжицу на немецк<ом> языке Ибсена (она лежит у меня на полке), физику Краевича, историю русской литературы Саводника и программу для готовящихся на аттестат зрелости. Из книг для чтения следующие: психологию Челпанова, логику Минто, историю новейшей русской литературы (чья – не помню, она лежит у меня на столе), «Введение в философию» Кюльпе, «Диалектические этюды» Унтермана и «Сущность головной работы человека» Дицгена. Все эти книги ты найдешь у меня в комнате. Затем спроси, не найдется ли у Владимира или Сергея 1-го тома «Капитала» Маркса, «Введение в философию» Челпанова и сочинения Толстого или Достоевского. Все эти книги притащи сама или попроси кого-нибудь принести мне в Сущевку, приноси не все сразу, конечно, а понемногу. Затем спроси у Сергея адрес Виктора Михайловича, которому я рисовал плакат, сходи туда, спроси денег (проси 8 рублей), а если понадобится что-нибудь дорисовать, то сделай это, пожалуйста. На полученные деньги купи акварельных красок в училище, обязательно с коробкой, затем папку для рисования, но только, пожалуйста, отрывную, блокнотом, такую, какая у меня была раньше, средних размеров (в 1 р. 25 к. – 1 р. 75 к.), ее ты можешь достать на Петровке, в писчебумажном магазине, кажется, Гринблата, две резины, три карандаша и перочинный нож, он у меня на столе. Постарайся так, чтоб осталось рубля 3–5 и пришли их мне, деньги здесь понадобятся. Обзаведусь хозяйством, да и заживем помаленьку. Сходи в охранку: тебе, маме и Оле дадут свидание. Свидания здесь по четвергам и воскрес<еньям>.

Ну, пока до свидания.

Целую всех вас крепко, поцелуй за меня маму и Олю, за меня не беспокойтесь, т. к. по новому делу привлечь меня не могут, ибо невинен и чист аз есмь аки архангел. Поклон товарищам, пусть не забывают.

Володя.

P.S. Если найдешь (постарайся), то принеси Гнедича «Историю искусств», Мутера «Историю живописи в 19 столетии», если есть, то принеси от кого-нибудь другого, а если нет, то в крайнем случае те, которые лежат у меня в сундучке, только оберни в бумагу.

Сейчас говорил со смотрителем. Разрешил принести краски и рисовать, только чтобы все принадлежности были небольших размеров, а то неудобно. Да принеси еще и две кисточки. Ну, примусь за занятия, обстановка подходящая. Я сижу сейчас с студентом-технологом 4-го курса, знающим немецкий язык и немного рисующим.

Книги приноси обязательно понемногу, иначе не пропустят.

Приноси по 4–7.

В Московское охранное отделение, 8 февраля 1909*

7 В МОСКОВСКОЕ ОХРАННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ [Москва, 8 февраля 1909 г.]

В Московское охранное отделение

Содержащегося при Сущевском полицейском доме Владимира Владимировича Маяковского

Заявление

Покорнейше прошу вас вызвать меня в Охранное отделение для дачи дополнительных показаний.

Владимир Владимирович Маяковский.

8 февраля 1909 г.

В Московское охранное отделение, 16 июля 1909*

8 В МОСКОВСКОЕ ОХРАННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ [Москва, 16 июля 1909 г.]

В Московское охранное отделение

Содержащегося при Мясницком полиц<ейском> доме Владимира Владимировича Маяковского

Прошение

Ввиду того, что мне необходимо продолжать начатые занятия, покорнейше прошу вас разрешить мне пропуск необходимых для рисования принадлежностей.

Владимир Владимирович Маяковский.

16 июля 1909 года.

В Московское охранное отделение, 24 августа 1909*

9 В МОСКОВСКОЕ ОХРАННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ [Москва, 24 августа 1909 г.]

В Московское охранное отделение

Содержащегося при Центральной пересылочной тюрьме политического заключенного дворянина Владимира Владимировича Маяковского

Прошение

Ввиду того, что у Охранного отделения нет и, конечно, не может быть никаких фактов, ни даже улик, указывающих на мою прикосновенность к деяниям, приписываемым мне Охранным отделением, что в моей полной неприкосновенности к приписываемому мне легко убедиться, проверивши факты, которые были приведены мною при допросе как доказательство моей невиновности, – покорнейше прошу вас рассмотреть мое дело и отпустить меня на свободу.

Прошу также Охранное отделение на время моего пребывания в Центральной пересыльной тюрьме разрешить мне общую прогулку.

Владимир Владимирович Маяковский.

24 августа 1909 г.

Московскому градоначальнику, 7 октября 1909*

10 МОСКОВСКОМУ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ [Москва, 7 октября 1909 г.]

Его превосходительству г-ну московскому градоначальнику

Содержащегося при Центральной пересыльной тюрьме политического заключенного дворянина Владимира Владимировича Маяковского.

Имею честь покорнейше просить ваше превосходительство рассмотреть мое дело и исполнить нижеследующую просьбу. 2 июля сего года я пришел в квартиру Елены Алексеевны Тихомировой, дом Локтева, по Мещанской улице, кв. 9, для получения кое-какой работы по своей специальности, т. е. по рисовальной части, и был задержан чинами полиции, которые находились там по случаю ареста жильца, проживавшего в данной квартире. При допросе в Охранном отделении я указал на цель прихода в вышеупомянутую квартиру и на то, каким образом были проведены дни, предшествующие аресту. Все эти факты легко могут быть подтверждены и таким образом доказана моя полная неприкосновенность к предписываемому, но, несмотря на все это, я вот уже три месяца и пять дней нахожусь в заключении и этим поставлен в очень тяжелое положение, так как, во-первых, пропустил экзамены в училище и, таким образом, потерял целый год; во-вторых, каждый день дальнейшего пребывания в заключении ставит меня во все большую и большую необходимость совершенного ухода из училища, а значит, и потерю долгого и упорного труда предшествующих лет; в-третьих, мной потеряна вся работа, дававшая мне хоть какой-нибудь заработок, и, наконец, в-четвертых, мое здоровье начинает расшатываться и появившаяся неврастения и малокровие не позволяют мне вести никакой работы. Ввиду всего изложенного, т. е. моей полной невиновности и тех следствий заключения, которые становятся с каждым днем все тяжелее и тяжелее, покорнейше прошу ваше превосходительство разобрать мое дело и отпустить меня на свободу.

Владимир Владимирович Маяковский.

7 октября 1909 г.

В Московское охранное отделение, 27 октября 1909*

11 В МОСКОВСКОЕ ОХРАННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ [Москва, 27 октября 1909 г.]

В Московское охранное отделение

Содержащегося при Центральной пересыльной тюрьме политического заключенного Владимира Владимировича Маяковского

Заявление

Ввиду того, что, по сообщению мне Охранным отделением от 27 октября, мое дело перешло в Министерство внутренних дел, покорнейше прошу вас разрешить мне общую прогулку, т. к. в баню водят заключенных в количестве 10 (десяти) человек, и, следовательно, видится гораздо большее число лиц, чем на общей прогулке, на которую выводят всего четыре человека.

Владимир Владимирович Маяковский.

27 октября 1909 г.

В Московское охранное отделение, 18 ноября 1909*

12 В МОСКОВСКОЕ ОХРАННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ [Москва, 18 ноября 1909 г.]

В Московское охранное отделение

Содержащегося при Центральной пересыльной тюрьме политического заключенного Владимира Владимировича Маяковского

Заявление

Покорнейше прошу Охранное отделение разрешить мне общую прогулку.

Владимир Маяковский.

18 ноября 1909 г.

Директору Училища живописи, ваяния и зодчества, 3 августа 1910*

13 ДИРЕКТОРУ УЧИЛИЩА ЖИВОПИСИ, ВАЯНИЯ И ЗОДЧЕСТВА [Москва, 3 августа 1910 г.]

Господину директору Училища живописи, ваяния и зодчества

От дворянина Владимира Владимировича Маяковского

Прошение

Имею честь покорнейше просить о допущении меня к конкурсному экзамену для поступления вольным посетителем в начальный класс художественного отделения Училища.

При этом представляю метрическое свидетельство о рождении и три фотографические карточки.

Жительство имею: Москва, Новая Божедомка, дом Сергеевой, № 3, квартира № 11.

Владимир Владимирович Маяковский.

3 августа 1910 года.

Ректору Высшего художественного училища при Академии художеств, 12 августа 1911*

14 РЕКТОРУ ВЫСШЕГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО УЧИЛИЩА ПРИ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ [Москва, 12 августа 1911 г.]

Его превосходительству г-ну ректору Высшего художественного училища при Императорской академии художеств

Дворянина Владимира Владимировича Маяковского

Прошение

Имею честь покорнейше просить ваше превосходительство о допущении меня к конкурсным экзаменам для зачисления в число вольнослушателей живописного отделения Высшего художественного училища при Императорской академии художеств. При сем прошении прилагаю: нотариально засвидетельствованную копию с метрического свидетельства о рождении и четыре фотографические карточки; все же остальные могущие понадобиться документы представлю по первому требованию.

Владимир Владимирович Маяковский.

Жительство имею: Москва, 1-й Марьинский переулок, дом 12, кв. 14.

12 августа 1911 года.

Ректору Высшего художественного училища при Академии художеств, 19 августа 1911*

15 РЕКТОРУ ВЫСШЕГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО УЧИЛИЩА ПРИ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ [Москва, 19 августа 1911 г.]

Его превосходительству г-ну ректору Высшего художественного училища при Императорской академии художеств

Дворянина Владимира Владимировича Маяковского

Заявление

Вследствие присланного Вами заявления о необходимости подачи к 20 августа недостающих документов высылаю: метрическое свидетельство о рождении, свидетельство о звании (формулярный список отца), квитанцию о подаче заявления о приписке к призывному участку за № 19 и квитанцию о подаче заявления о свидетельстве о благонадежности за № 249, выданную московским градоначальником. Фотографические же карточки и копия с метрического свидетельства о рождении находятся в канцелярии Академии при прошении.

Владимир Владимирович Маяковский.

19 августа 1911 г.

Жевержееву Л. И., 7 июня 1913*

16 Л. И. ЖЕВЕРЖЕЕВУ [Москва, 7 июня 1913 г.]

Многоуважаемый Левкий Иванович!

Выпустил новую книгу «Я»* – литография.

Если можно, вышлю Вам наложен<ным> платежом для Петербурга.

Экземпляр – 50 к. Скидка 25–30 %. Стихи для «Союза молодежи»* выслать не мог – поздно был извещен.

В. Маяковский.

P. S. Напишите, сколько книг выслать.

В «Союз молодежи», 16 ноября 1913*

17 В «СОЮЗ МОЛОДЕЖИ» [Петербург, 16 ноября 1913 г.]

Я, нижеподписавшийся, передаю Обществу художников «Союз молодежи» свою трагедию «Владимир Маяковский» для постановки в Петербурге в сезон 1913–1914. Постановка ведется по моим указаниям и под моим личным наблюдением за всей художественной частью пьесы. (Срок моего наблюдения и размер вознаграждения за оное устанавливается в согласии с «Союзом молодежи».) Плата поспектакльная 50 (пятьдесят) рублей за каждый вечер.

Владимир Маяковский.

16 ноября 1913 года.

Маяковской А. А., 23 ноября 1913*

18 А. А. МАЯКОВСКОЙ [Петербург, 23 ноября 1913 г.]

Милая, дорогая мамочка! Я по Вас соскучился. Придется еще жить в СПБ (2-го декабря первый спектакль моей трагедии*). Ну, как Ваши глазки?

Я здоров, но работы по горло. В первый раз – целый день. Я рад.

Мамочка, за свидетельством попросите зайти в училище* Олю, а деньги, пожалуйста, перешлите мне сюда, а то я к первому весь выйду и сяду на мель. Мамочка, напишите, как у Вас.

Целую крепко, крепко Вас, Олю, Люду.

Володя.

Мой адрес: СПБ, Пушкинская ул., гостиница Пале-Рояль, № 126.

Маяковским Л. В., О. В. 23 ноября 1913*

19 Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ [Петербург, 23 ноября 1913 г.]

Дорогие Людочка и Оличка!

Напишите. Я соскучился. Право. Целые дни и ночи занят. Репетиции, лекции, лекции, концерты, концерты, репетиции и т. д. Толкусь. Целую вас всех и по очереди,

брат Володя.

Мой адрес: СПБ, Пушкинская, гостин<ица> Пале-Рояль, № 126.

Маяковской О. В., около 23 ноября 1913*

20 О. В. МАЯКОВСКОЙ [Петербург, около 23 ноября 1913 г.]

Милая Оличка!

Шлю записку для училища*. Здоров. Масса работы по театру*. Пишите.

Целую тебя, маму и Люду.

Ваш Володя.

P. S. Попроси мамочку, чтобы мама обязательно переслала мне сюда как можно скорее деньги.

Маяковским А. А., Л. В., О. В., 1 января 1914*

21 А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ [Симферополь, 1 января 1914 г.]

Дорогие мамочка, Людочка и Оличка.

С Новым годом и с праздниками!

Как живете? Я здоров и весел, разъезжаю по Крыму*, поплевываю в Черное море и почитываю стишки и лекции. Через неделю или через две буду в Москве. Сегодня я в Симферополе, отсюда в Севастополь и дальше, пока не доеду до вас и тогда поцелую всех крепко. Я ваш сын, брат и проч. и проч.

Володя.

1/I-14 г., Симф<ерополь>.

Бурлюку Д. Д., 1–3 января 1914*

22 Д. Д. БУРЛЮКУ [Симферополь, 1–3 января 1914 г.]

Дорогой Давид Давидович. Седьмого вечер*. Выезжайте обязательно Симферополь, Долгоруковская, семнадцать, Сидоров*. Перевожу пятьдесят. Устроим турне. Телеграфируйте.

Маяковский.

Маяковской О. В., февраль 1914*

23 О. В. МАЯКОВСКОЙ [Москва, первые числа февраля 1914 г.]

Дорогая Оличка!

Мне пришлось сегодня экстренно выехать на лекцию в Екатеринослав (перенесли число), даже не успел заехать домой. Ужасное свинство! Дня через три-четыре буду опять в Москве.

Целую крепко маму и тебя и Людочку.

Володя.

Московскому градоначальнику, 24 октября 1914*

24 МОСКОВСКОМУ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ [Москва, 24 октября 1914 г.]

Господину московскому градоначальнику

Дворянина Владимира Владимировича Маяковского

Прошение

Покорнейше прошу выдать мне свидетельство о благонадежности для поступления добровольцем в действующую армию. При сем прилагаю свидетельство, выданное мне из 3-го участка Пресненской части за № 4170.

Владимир Владимирович Маяковский.

24 октября 1914 года.

Жительство имею: Б. Пресня, д. № 36, кв. 24.

Маяковским А. А., Л. В., О. В., 1915*

25 А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ [Петроград, первая половина 1915 г. (?)]

Дорогие мамочка, Людочка, Оличка!

Спасибо за письма. Я живу ничего. Пью, ем, сплю, одет и обут. Что же касается моих дел, то пока я сам об этом ничего не знаю. Во всяком случае, пока все говорит за то, что я устроюсь хорошо. Приеду ли скоро в Москву, не знаю: как сложатся обстоятельства. Обо всем важном, конечно, немедленно же напишу вам. Вы меня не забывайте, пожалуйста.

Я ничего не пишу оттого, что у меня характер гнусный, письма же от вас жду с нетерпением.

Целую вас всех крепко.

Ваш Володя.

Маяковским А. А., О. В., Л. В., 21 августа 1915*

26 А. А., О. В., Л. В. МАЯКОВСКИМ [Петроград, 21 августа 1915 г.]

Дорогие мамочка, Оличка и Людочка!

Здоров я ужасно. Живу в Петрограде. Стараюсь пока что наладить к зиме какую-нибудь денежную комбинацию. Не сердитесь на меня, я похорошел страшно.

Целую всех.

Ваш Володя.

Маяковским А. А., Л. В., О. В., не ранее 8 октября 1915*

27 А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ [Петроград, не ранее 8 октября 1915 г.]

Дорогие мамочка, Людочка и Оличка!

Только сейчас окончились мои мытарства по призыву, спешу вам написать и успокоить.

Я призван* и взят в Петроградскую автомобильную школу, где меня определили в чертежную, как умелого и опытного чертежника.

Беспокоиться обо мне совершенно не следует. После работы в школе я могу вести все те занятия, какие вел и раньше.

Адрес мой остается прежний. Напишите о себе. Как у вас?

Целую вас всех крепко.

Володя.

Пришлю свою «военную» карточку*.

Маяковской Л. В., 20 октября 1915*

28 Л. В. МАЯКОВСКОЙ [Петроград, 20 октября 1915 г.]

Дорогая Людочка!

Большое тебе спасибо за доброе и нежное письмо.

Я обмундировываюсь и устраиваюсь. На это уходит много времени и нервов. Устал порядочно.

Милая Люда, ты в письме спрашивала меня, не нужны ли мне деньги. К сожалению, сейчас нужны и очень. Мне сейчас себе приходится покупать форменную одежду, делаю я это на свои деньги. Так нужно. Поэтому пока что запутался изрядно.

Исходя из оного, обращаюсь к тебе с громадной просьбой: пришли мне рублей 25–30. Если такую сумму тебе трудно, то сколько можешь. Извиняюсь за просьбу страшно, но ничего не поделаешь. В дальнейшем, очевидно, будет хорошо.

Адрес мой прежний: Пале-Рояль.

Деньги прошу, если можно, прислать поскорее.

Новостей пока нет никаких.

Я послал вам мою новую книгу*.

Целую всех вас крепко.

Ваш Володя.

Не забывайте.

20-го.

Маяковской А. А., 9 ноября 1915*

29 А. А. МАЯКОВСКОЙ [Петроград, 9 ноября 1915 г.]

Дорогая мамочка.

Здоров я по-прежнему хорошо. Работаю тоже по-прежнему. Переехал из Пале-Рояля. Так что пишите мне сейчас по такому адресу: ул. Жуковского, д. № 7, кв. № 42, кварт<ира> Брик, для Маяковского. Дорогая мамочка, у меня к Вам большущая просьба. Выкупите и пришлите мне зимнее пальто и, если можно, одну смену теплого белья и несколько платков. Если это Вам не очень трудно, то, пожалуйста, сделайте. Пишите, мамочка, обязательно.

Целую Людочку и Оличку. Целую вас всех крепко.

Ваш Володя.

Маяковским А. А., Л. В., О. В., 24 апреля 1916*

30 А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ [Петроград, 24 апреля 1916 г.]

Дорогие мои мамочка, Людочка и Оличка!

Спасибо за память: посылку получил и очень доволен. Мои дела по-прежнему. Разница только та, что сейчас приходится очень много работать (часов девять – десять). Но это пустяки, только на пользу, т. к. я здоров и настроение у меня очень хорошее.

Как Людочка проводит свой отпуск? Попросите ее мне написать. Оличка тоже: ругает меня за короткие письма, а сама пишет открыточки.

Пишите мне все и больше.

Целую вас крепко.

Ваш Володя.

Маяковским А. А., Л. В., О. В., 29 июня 1916*

31 А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ [Петроград, 29 июня 1916 г.]

Милые и дорогие мои мамочка, Людочка и Оличка!

Доехал я в Петроград шикарно. До сего времени здоров, молод, красив и весел.

Много работаю: работать теперь трудно, вчера было 32° жары. Не забывайте меня. Пишите чаще и больше.

Целую вас всех крепко.

Ваш Володя.

Маяковским А. А., Л. В., О. В., сентябрь 1916*

32 А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ [Петроград, сентябрь 1916 г. (?)]

Дорогие мамочка, Людочка, Оличка!

Целую вас всех крепко. Я здоров. Живу не хуже остальных, а это уже не так плохо. Спасибо за посылку, съел замечательно.

Не читайте, по возможности, глупых газет и вырезок не присылайте. Пирожки куда вкуснее и остроумнее.

Я получил отпуск до середины октября. Приеду позднее в Москву. Сначала попробую немножко одеться.

Как проездила Оличка и как Людочкины дела?

Работаю много.

Не ругайте меня мерзавцем за то, что редко пишу. Ей-богу же, я, в сущности, очень милый человек.

Я переехал в другую комнату. Пока пишите по старому адресу на Жуковскую, Брик.

Целую всех крепко.

Володя.

Триоле Э. Ю., 12 октября 1916*

33 Э. Ю. ТРИОЛЕ [Петроград, 12 октября 1916 г.]

Милый Элик!

И рад бы не ответить на твое письмо, да разве на такое нежное не ответишь?

Очень жалею, что не могу в ближайшем будущем приехать в Москву, – приходится на время отложить свое непреклонное желание повесить тебя за твою мрачность.

Единственное, что тебя может спасти, это скорее приехать самой и лично вымолить у меня прощение.

Элик, правда, собирайся скорее!

Я курю.

Этим исчерпывается моя общественная и частная деятельность.

Прости за несколько застенчивый тон письма, ведь это первое в моей двадцатитрехлетней жизни лирическое послание.

Отвечай сразу и даже, если можешь, несколькими письмами: я разлакомился.

Целую тебя раза два-три, любящий тебя всегда

дядя Володя.

Рад, что ты поставила над твоим И точку*.

Маяковским А. А., Л. В., О. В., декабрь 1916*

34 А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ [Петроград, декабрь 1916 г.]

Дорогие мамочка, Людочка и Оличка!

Поздравляю вас всех с праздниками.

Мне очень хочется в Москву.

В первых числах января мне разрешают на недельку отпуск. Приеду к вам*.

Выкройте (если можно) мне клочок места спать.

Целую всех.

До скорого свидания.

Любящий Володя.

Триоле Э. Ю., 5 февраля 1917*

35 Э. Ю. ТРИОЛЕ [Петроград, 5 февраля 1917 г.] Там дом в проулке весь в окошках; Он Пятницкой направо от. И гадость там на курьих ножках Живет и писем мне не шлет. А. С. Пушкин

Милый и дорогой Элик!

Что с тобой?

Пиши. Скучаю без тебя.

Целую много,

дядя Володя.

Брик Л. Ю., О. М., 25 сентября 1917*

36 Л. Ю., О. М. БРИК [Москва, 25 сентября 1917 г.]

Дорогая Личика, дорогой Оська!

Целую вас в самом начале письма, а не в конце, как полагается: не терпится! Что у вас? Счастливые люди, побывавшие в этой сказочной стране, называемой «у вас», отделываются, мерзавцы, классической фразой: «Лиля как Лиля».

Вчера читал*. Был полный сбор, только, к сожалению, не денег, а хороших знакомых. Доклад можно было спокойно начать не с холодного «граждане», а с нежного «дорогие Абрам Васильевич, Эльза и Лева!»

Живу на Пресне*. Кормят и ходят на цыпочках.

Первое – хорошо, второе – хуже. Семейный гений. Чуточку Аверченко.

Удастся ли сфантазировать что-нибудь с поездкой в деревню, не знаю.

Первый друг мой тут Ника.

Детки, милые, напишите!

Целую.

Ваш полнеющий Володя.

25/IX. Всем! Всем! Всем!

         Привет.

Афишу б.* Как «Война и мир»?*

Маяковским А. А., Л. В., О. В., 30 октября – ноябрь 1917*

37 А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ [Петроград, 30 октября – начало ноября 1917 г.]

Дорогие мамочка, Людочка и Оличка!

Ужасно рад, что все вы целы и здоровы. Все остальное по сравнению с этим ерунда. Я уже писал вам (передавал письмо через знакомого). Теперь опять передаю через знакомого москвича; почте не очень сейчас доверяю.

Я здоров. У меня большая и хорошая новость: меня совершенно освободили от военной службы, так что я опять вольный человек. Месяца 2–3 пробуду в Петрограде. Буду работать и лечить зубы и нос. Потом заеду в Москву, а после думаю ехать на юг для окончательного ремонта.

Целую вас всех крепко.

Ваш Володя.

Пишите!

Брик Л. Ю., О. М., декабрь 1917*

38 Л. Ю., О. М. БРИК [Москва, середина декабря 1917 г.]

Дорогой, дорогой Лилик! Милый, милый Осик!

«Где ты, желанная, где, отзовися»*.

Вложив всю скорбь молодой души в эпиграф, перешел к фактам.

Москва, как говорится, представляет из себя сочный, налившийся плод(ы), который Додя, Каменский и я ревностно обрываем. Главное место обрывания – «Кафе поэтов»*.

Кафе пока очень милое и веселое учреждение. («Собака»* первых времен по веселью!) Народу битком. На полу опилки. На эстраде мы (теперь я – Додя и Вася до рожд<ества> уехали. Хужее.) Публику шлем к чертовой матери. Деньги делим в двенадцать часов ночи. Вот и все.

Футуризм в большом фаворе.

Выступлений масса. На рожд<естве> будет «Елка футур<истов>»*. Потом «Выбор трех триумфаторов поэзии»*. Веду разговор о чтении в Политехническом «Человека»*.

Всё заверте*.

Масса забавного, но, к сожалению, мимического ввиду бессловесности персонажей. Представьте себе, напр<имер>, Высоцкого, Маранца и Шатилова (банки-то ведь закрыты!), слушающих внимательнейше Додичкино «Он любил ужасно мух, у которых жирный зад»*.

Миллион новых людей. Толкуче и бездумно. Окруженный материнской заботливостью Левы, южный фонд безмятежно и тихо растет*. На юг еще трудно.

Как Лиличкина комната, АСИС*, Академия* и другие важнейшие вещи? Прочел в «Новой жизни» дышащее благородством Оськино письмо*. Хотел бы получить такое же.

Я живу: Москва, Петровка, Салтыковский пер., «Сан Ремо», к. № 2. В. В. Маяковский.

Буду часто выходить за околицу и, грустный, закрывая исхудавшею ладонью косые лучи заходящего солнца, глядеть вдаль, не появится ли в клубах пыли знакомая фигура почтальона. Не доводите меня до этого!

Целую Лилиньку.

Целую Оську.

Ваш Володя.

Пасе и Шуре мои овации.

Привет Поле и Нюше.

Брик Л. Ю., О. М., январь 1918*

39 Л. Ю., О. М. БРИК [Москва, середина января 1918 г.]

Дорогой, дорогой, дорогой Лилик.         Милый, милый, милый Осюха.

До 7-го я вас ждал (умница, еще на вокзал не ходил). Значит, не будете. Лева получил от вас грустное. Что с вами, милые? Пишите, пожалуйста! А то я тоже человек.

У меня по-старому. Живу как цыганский романс: днем валяюсь, ночью ласкаю ухо. Кафе омерзело мне. Мелкий клоповничек. Эренбург и Вера Инбер слегка еще походят на поэтов, но и об их деятельности правильно заметил Кайранский:

Дико воет Эренбург,

Одобряет Инбер дичь его.

Я развыступался. Была «Елка футуристов» в Политехническом. Народищу было, как на советской демонстрации. К началу вечера выяснилось, что из 4-х объявленных на афише не будет Бурлюка, Каменского, а Гольцшмит отказывается. Вертел ручку сам. Жутко вспомнить. Читал в цирке*. Странно. Освистали Хенкина с его анекдотами, а меня слушали, и как! В конце января читаю в Политехническом «Человека»*.

Бойко торгую книгами. «Облако в штанах» – 10 р., «Флейта» – 5 р. Пущенная с аукциона «Война и мир» – 140 р. Принимая в соображение цены на вино, за гостиницу не хватает.

Все женщины меня любят. Все мужчины меня уважают. Все женщины липкие и скушные. Все мужчины прохвосты. Лева, конечно, не мужчина и не женщина.

На Юг-г-г-г-г!

Пишите!

Как Личикино колено?

Целую всех вас сто раз.

Ваш Володя.

Рвусь издать «Человека» и Облачко дополненное*. Кажется, выйдет. Письмо ваше получил 4 января.

Брик Л. Ю., до 15 марта 1918*

40 Л. Ю. БРИК [Москва, до 15 марта 1918 г.]

Дорогой, любимый, зверски милый Лилик!

Отныне меня никто не сможет упрекнуть в том, что я мало читаю, – я все время читаю твое письмо.

Не знаю, буду ли я от этого образованный, но веселый я уже.

Если рассматривать меня как твоего щененка, то скажу тебе прямо – я тебе не завидую, щененок у тебя неважный: ребро наружу, шерсть, разумеется, клочьями, а около красного глаза, специально, чтоб смахивать слезу, длинное облезшее ухо.

Естествоиспытатели утверждают, что щененки всегда становятся такими, если их отдавать в чужие нелюбящие руки.

Не бываю нигде.

От женщин отсаживаюсь стула на три, на четыре – не надышали б чего вредного.

Спасаюсь изданием. С девяти в типографии. Сейчас издаем «Газету футуристов»*.

Спасибо за книжечку*. Кстати: я скомбинировался с Додей относительно пейзажа*, взятого тобой, так что я его тебе дарю.

Сразу в книжечку твою написал два стихотвор<ения>. Большое пришлю в газете (которое тебе нравилось) – «Наш марш», а вот маленькое:

Весна

Город зимнее снял.

Снега распустили слюнки.

Опять пришла весна,

глупа и болтлива как юнкер.

В. Маяковский.

Это, конечно, разбег.

Больше всего на свете хочется к тебе. Если уедешь куда, не видясь со мной, будешь плохая.

Пиши, детанька.

Будь здоров, милый мой Лучик!

Целую тебя, милый, добрый, хороший.

Твой Володя.

В этом больше никого не целую и никому не кланяюсь – это из цикла «тебе, Лиля». Как рад был поставить на «Человеке» «тебе, Лиля»*!

Брик Л. Ю., март 1918*

41 Л. Ю. БРИК [Москва, конец марта 1918 г.]

Дорогой и необыкновенный Лиленок!

Не болей ты, христа ради! Если Оська не будет смотреть за тобой и развозить твои легкие (на этом месте пришлось остановиться и лезть к тебе в письмо, чтоб узнать, как пишется: я хотел «лехкия») куда следует, то я привезу к вам в квартиру хвойный лес и буду устраивать в оськином кабинете море по собственному моему усмотрению. Если же твой градусник будет лазить дальше, чем тридцать шесть градусов, то я ему обломаю все лапы.

Впрочем, фантазии о приезде к тебе объясняются моей общей мечтательностью. Если дела мои, нервы и здоровье будут идти так же, то твой щененок свалится под забором животом вверх и, слабо подрыгав ножками, отдаст богу свою незлобивую душу.

Если же случится чудо, то недели через две буду у тебя!

Картину кинемо кончаю*. Еду сейчас примерять в павильоне фрейлиховские штаны*. В последнем акте я денди.

Стихов не пишу, хотя и хочется очень написать что-нибудь прочувствованное про лошадь*.

На лето хотелось бы сняться с тобой в кино*. Сделал бы для тебя сценарий.

Этот план я разовью по приезде. Почему-то уверен в твоем согласии. Не болей. Пиши. Люблю тебя, солнышко мое милое и теплое.

Целую Оську.

Обнимаю тебя до хруста костей.

Твой Володя.

P. S. (Красиво, а?) Прости, что пишу на такой изысканной бумаге. Она из «Питореска»*, а им без изысканности нельзя никак.

Хорошо еще, что у них в уборной кубизма не развели, а то б намучился.

Маяковской О. В., 15 июля 1918*

42 О. В. МАЯКОВСКОЙ [Левашово, 15 июля 1918 г.]

Милая и дорогая Оличка!

Дуешься ты зря. Дело в следующем. Я живу не в Питере, а в деревне, за 50 верст. Когда я получил твое первое письмо, я потелефонил бриковской прислуге, чтоб она немедленно отослала тебе деньги, зная, что это к спеху, а значит, и не мог сам написать ничего на переводе при всем своем желании. При первой же оказии хотел послать вам письмо, но теперь от нас в город никто не ездит, не езжу и я, потому что в Питере холера страшная. Сегодня случайно получил твое письмо (приехали ко мне на именины) и отвечаю сейчас же. Из всего из этого можно умозаключить, что свинья ты, а не я, потому что злишься ты.

Поздравляю тебя, киса, с рождением и ангелом. Желаю вам пожить на даче и отдохнуть.

Я живу хорошо.

Пишите про себя.

Страшно целую мамочку, Людочку и тебя.

Ваш Володя.

15 июля 1918 г. Левашово.

Пишите на прежний адрес Брикам. Сюда письма совсем не доходят.

Меня до того тут опаивают молоком (стаканов шесть ежедневно), что если у меня вырастет вымя, скажи маме, чтоб не удивлялась.

Центральной комиссии по устройству Октябрьских торжеств, 10–12 октября 1918*

43 ЦЕНТРАЛЬНОЙ КОМИССИИ ПО УСТРОЙСТВУ ОКТЯБРЬСКИХ ТОРЖЕСТВ [Москва, 10–12 октября 1918 г.]

Центральной комиссии по устройству Октябрьских торжеств

Краткое изложение моей «Мистерии-буфф» и мотивов, требующих ее постановки в дни Октябрьских торжеств.

Предисловие.

Некая дама просила Льва Толстого объяснить ей, что, собственно, он хотел сказать своей «Войной и миром». «Для этого, – отвечал находчивый Толстой, – пришлось бы второй раз написать ее, и если некоторые излагают мои вещи вкратце, то поздравляю их, – они талантливее меня. Если бы я мог вместить в несколько строк то, о чем говорю томами, то я бы сделал это раньше».

Наше положение приблизительно одинаково. Выйти из него – способ один: прослушать всю вещь, но времени у вас нет, и я, исполняя ваше требование, товарищи, излагаю вкратце мою «Мистерию».

1 д<ействие>. Вся вселенная залита потопом революций. К последней еще сухой точке, к полюсу, карабкаются семь пар запуганных чистых. И турецкий паша, и русский купец, и богдыхан, и поп, и проч<ие> и проч<ие> белые представители всех пяти частей света. А за ними, запуганными и ноющими, подымаются семь пар нечистых – пролетариев, у которых нечему тонуть в этой буре. Весело и спокойно слушают они косноязычное собрание чистых, в ужасе спорящих: что же это, наконец, светопреставление, что ли. И когда, нагоняя бегущих от бунта, и сквозь полюс начинает бить та же кровавая струя, чистые хватаются за последнюю соломинку: «Давайте, давайте построим ковчег!» Одни спасемся. Без этих издевающихся нечистых. Насмешливый голос плотника: «А ты умеешь пилить и строгать?» – сволакивает почтенных с облаков – и униженно просят «господа чистые» «товарищей нечистых» заняться стройкой. «Ехать так ехать», – холодно соглашается плотник.

2 д<ействие>. Под плач чистых и смех нечистых грохнулась в волны земля. Нечистые, напевая, спускаются в трюм. Чего им бояться, еда – дело их рук. Распустив слюнки, слушают чистые веселые песни, и у голодных возникает план подложить нечистым свинью, выбрать им царя. «Затем, что царь издаст манифест – все кушанья мне, мол, должны быть отданы. Царь ест, и мы едим, его верноподданные». Номер прошел. Но когда чистые возвращаются к царю, которому сволакивали отобранную у нечистых еду, перед царем сияло пустое блюдо. Ночью разгорелся голод. Ночь мокра. И каждый чистый почувствовал, что он как будто немножко демократ. За самодержавием – демократическая республика. Но «раньше обжирал один рот, а теперь обжирают ротой. Республика-то оказалась тот же царь, да только сторотый». Под могучими кулаками нечистых задами к борту теснятся чистые и вот уже сверкают пятки сваливаемых в воду белых. С этого места веселое подтрунивание над нестрашными нам какими-то самодержавиями и республиками сменяются пафосом грозовой борьбы пролетариата. Реют по палубе железные слова: «Пусть нас бури бьют, пусть изжарит жара, голод пусть, посмотрим в глаза его. Будем пену одну морскую жрать, мы зато здесь всего хозяева». В бреде об Арарате, изнеможенные, сломленные голодом, – ведь республика и самодержавие съели последнее, – все начинают видеть сияющую гору. Тогда по волнам, как посуху, идет на ковчег не Христос, искушенный в таких занятиях, нет, а самый обыкновенный человек. Став на станки, верстаки и горны, он низвергает великую нагорную проповедь грядущего земного рая. Распаленные видениями рабочие, как за пророком, тянутся за ним. Но насмешлив голос человека. «Довольно на пророков пялить око, взорвите все, что чтили и чтут, и земля обетованная окажется под боком – вот тут». Человек исчез. И вот догадались сразу, – да ведь это была наша собственная, в человечьем образе явившаяся воля. Клятва найти землю обетованную озаряет море, и по мачтам и реям лезут они, грохочут песню восстания, ломятся сквозь небо, сквозь ад и рай, в радужные двери коммунизма. «Не надо пророков, мы все Назареи, на мачты! на мачты! за реи! за реи!»

3 д<ействие>. I, II и III карт<ины>. Мимо райских жителей, завлекающих своим постным небом, мимо ада, в котором у рабочего хватает дерзновенной мощи поиздеваться над его кострами, такими ничтожными по сравнению с заревами сталелитных заводов, ломая все и вся, двигаемые своей несокрушимой волей, приходят к обетованной стране нечистые. Той же самой покинутой землей оказалась обетованная страна. «Кругла земля проклятая, ох, и кругла». Но напрасно неслись их проклятия земле, – омытая революциями и высушенная пеклами новых солнц, она предстала в таком ослепительном блеске, в каком может рисоваться жизнь только нам, ясно различающим за всеми ужасами дня иную великую жизнь. Апофеозом стройных псалмов, в котором хора́ми встали рабочие и недавние рабы рубля, невольные угнетатели: машины, хлеба и проч<ие> вещи, окончена эта картина. «С любовью прильните к земле все, дорога кому она. Славься труд, славься жизнь, славься и сияй наша трудовая коммуна!»

Мотивы и заключение.

Конечно, не этот сухой газетный скелет делает мою вещь необходимой. Она, я убежден, велика тем, что впервые в песнопение революционной мистерии переложила будни. Я не могу не согласиться с товарищем Луначарским, что это, может быть, единственная сейчас пьеса коммуниста. Я убежден, что вы, товарищи, дадите ей надлежащую театральную оболочку, освободив любое из больших помещений, а не загоните ее на задворки вашего внимания, предоставив пролетариату питаться гнилой трафаретщиной не ими и не для них созданного искусства, к сожалению, еще «блистающего» в театрах.

Пусть хоть день пролетарского праздника будет отпразднован пролетарской пьесой.

Владимир Маяковский.

Маяковским А. А., Л. В., О. В., конец 1918*

44 А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ [Петроград, конец 1918 г.]

Дорогие мои мамочка, Людочка и Оличка!

Простите меня, пожалуйста, что я до сих пор не писал. Причина, во-первых, общая – мое всегдашнее ленивое отношение к писанию писем, во-вторых, я все время собирался выехать к вам сам, но сейчас на железных дорогах никто не может ездить, кроме шпротов, привыкших к такой упаковке. А так как я ваш сын и брат, а не шпрот, то и сами понимаете.

Поздравляю вас с рождеством и двумя новыми годами сразу*.

Желаю вам первой категории неуплотнения и прочих благ.

Я здесь работаю массу, здоров и вообще не жалуюсь.

Пишите.

Целую вас всех. Надеюсь скоро увидеться.

Любящий вас ваш Володя.

В коллегию Госиздата, 20 октября 1920*

45 В КОЛЛЕГИЮ ГОСИЗДАТА [Москва, 20 октября 1920 г.]

В коллегию Госиздата Товарищи!

Полгода тому назад мною была сдана в ЛИТО* книга «150 000 000».

Книга была рецензирована ЛИТО и получила исключительный отзыв, как агитационная, революционная вещь. С тех пор полгода я обиваю пороги и каждый раз слышу стереотипный ответ: «Завтра будет сдана в печать».

Вызванный тов. Вейсом, я сегодня получил от него уверения, что книга уже сдана в печать. Осталось только обратиться в технический отдел. В этом самом техническом отделе секретарша при мне переделала красными чернилами цифру «первая очередь» на цифру «третья» и заявила мне, что при третьей очереди о сроке печатания сказать нельзя.

Товарищи! Если эта книга с вашей точки зрения непонятна и ненужна, верните мне ее.

Если она нужна, искорените саботаж, иначе чем объяснить ее непечатанье, когда книжная макулатура, издаваемая спекулянтами, умудряется выходить в свет в две недели.

Владимир Маяковский.

Копия в ЛИТО.

20/X-20 г.

В коллегию Госиздата, 5 ноября 1920 («Недели две тому назад…»)*

46 В КОЛЛЕГИЮ ГОСИЗДАТА [Москва, 5 ноября 1920 г.]

В коллегию Госиздата Товарищи!

Недели две тому назад я подал вам заявление, в котором просил вернуть мне «150 000 000» или же печатать и мягко охарактеризовал отношение к книге, как саботаж. Слово это, конечно, неважное. Называется все это издевательством над автором. Вот последовательное изложение событий.

1. В день подачи заявления г-н Вейс сурово и грозно сказал: «Ах, так! Тогда я сделаю все от меня зависящее, чтоб вашу книгу не печатали, а вернули вам».

2. В три часа в этот же день г-н Вейс любезно сообщил мне по телефону: «Книгу решено печатать немедленно, за подробностями обратитесь к зав<едующему> технич<еским> отделом».

3. Заведующий технич<еским> отделом сообщил: «Книга посылается немедленно в полиграф<ический> отдел и будет печататься вне всякой очереди, так как мы несколько виноваты в промедлении. За подробностями зайдите завтра».

4. «Завтра» секретарша мне удивленно сообщила: «Очередь, кажется, вторая, когда напечатается, неизвестно, даже нет о ней никаких сведений».

5. Гр-н Вейс, спрошенный мною, когда кончится это кормление завтраками, изволил сказать: «Извините, заняты Октябрьскими торжествами. Первого ноября даю вам честное слово пустить в печать». Я указал г-ну Вейсу, что словам больше верить не могу, дайте расписку. Г-н Вейс дал мне такую расписку:

«В начале ноября (не позже 3–4) книга Маяковского будет сдана в типографию и будет набираться и печат<аться> без всяких задержек. 27/X. Подпись (Вейс)».

Слова «будет набираться и печататься» внесены по моему указанию специально, чтоб мне не морочили голову передачей в какие-то инстанции.

6. Сегодня, 5-го, я обратился к секретарше: «Печатается?» – «Нет! В полиграфическом отделе». – «А когда печататься будет?» – «Неизвестно, на ней нет «крестика», а вот видите список книг с крестиками, эти идут в первую очередь».

Товарищи! Может быть, ценою еще полугодового хождения я бы и мог заработать этот «крестик», но карьера курьера г-на Вейса мне не улыбается.

На писание этой книги мною потрачено полтора года. Я отказался от наживы путем продажи этой книги частному издателю, я отказался от авторства, пуская ее и без фамилии*, и, получив единогласное утверждение ЛИТО, что эта книга исключительна и агитационна, вправе требовать от вас внимательного отношения к книге.

Я не проситель в русской литературе, а скорее ее благотворитель. (Ведь культивированный вами и издаваемый пролеткульт потеет, переписывая от руки «150 000 000».) И в конце концов мне наплевать, пусть книга появляется не в подлиннике, а плагиатами. Но неужели среди вас никто не понимает, что это безобразие?

Категорически требую – верните книгу. Извиняюсь за резкость тона – вынужденная.

Влад. Маяковский.

5/XI-20 г.

Копия ЛИТО и А. В. Луначарскому.

В коллегию Госиздата, 5 ноября 1920 («Предыдущее заявление…»)*

47 В КОЛЛЕГИЮ ГОСИЗДАТА [Москва, 5 ноября 1920 г.]

Дополнительно в коллегию Госиздата Товарищи!

Предыдущее заявление, писанное мною час тому назад, было подано тов. Заксу. Тов. Закс отнесся с недоверием к «истории с крестиками» и сказал мне: «Я пока что порядки Госиздата знаю лучше вашего. Кто вам сказал, что ваша книга, сданная в полиграфический отдел, будет там лежать оттого, что она без крестика?» Пошли искать секретаря, нашли на лестнице, он оказался г. Осповатом и на вопрос Закса ответил ему: «Ну конечно, будут лежать под сукном и пылиться, ежели они без крестика». Посрамленный Закс бежал в кабинет, а тов. Осповат, видя, что я снова взялся за бумагу, вежливо меня предупредил: «Не пишите про меня, а то я буду действовать по инструкции, не прилагая личного рвения, и тогда ваша книга пролежит еще дольше».

Веселенькая история, не правда ли?

Вл. Маяковский.

5/XI-20 г. 2 ч. 15 м.

Копия ЛИТО и наркому Луначарскому.

Чуковскому К. И., около 10 декабря 1920*

48 К. И. ЧУКОВСКОМУ [Петроград, около 10 декабря 1920 г.]

Дорогой Корней Иванович.

К счастью, в Вашем письме нет ни слова правды.

Мое «Окно сатиры»* это же не отношение, а шутка и только. Если б это было отношение – я моего критика посвятил бы давно и печатно.

Ваше письмо чудовищно по не основанной ни на чем обидчивости.

И я Вас считаю человеком искренним, прямым и простым и, не имея ни желания, ни оснований менять мнение, уговариваю Вас: бросьте!

Влад. Маяковский.

Бросьте!

До свиданья.

В правление Союза драматических и музыкальных писателей, октябрь – декабрь 1920*

49 В ПРАВЛЕНИЕ СОЮЗА ДРАМАТИЧЕСКИХ И МУЗЫКАЛЬНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ [Москва, конец октября – декабрь 1920 г.]

В правление Союза драматических и музыкальных писателей

от Владимира Маяковского

Заявление

Прошу зачислить с 1 · · · 1920 г. меня в состав членов Союза драматических и музыкальных писателей.

Произведения мои следующие:

1. Мистерия-буфф (5 актов).

2. Про попов* (2 к<артины>).

3. Как кто и что празднует* (3 к<артины>)

4. А что, если* (3 акта).

5. Владимир Маяковский.

6. Чемпионат*.

Влад. Маяковский.

(Адрес) Лубянский проезд, д. 3, кв. 12. (Телефон) 2-86-13 (30–32)

В комиссию ЦК РКП(б) по делам печати. 5 апреля 1921*

50 В КОМИССИЮ ЦК РКП (б) ПО ДЕЛАМ ПЕЧАТИ [Москва, 5 апреля 1921 г.]

Каждому из нас ясна огромная потребность РСФСР в революционном, в коммунистическом искусстве. Потребность же в таковой литературе потрясающа. Театр питается или халтурной макулатурой или падалью прошлого. Создаст новую литературу только организация писателей революции. Писателя организует книга. Революционная же книга встречает в Госиздате или ультрабюрократическое или издевательское отношение.

Три иллюстрации:

Иллюстрация первая

Бюрократизм в чистом виде

ЛИТО приняло к печати книгу «150 000 000». ЛИТО, поставленное именно для того, чтоб разобраться в вопросах худ<ожественной> литературы, аттестовало эту книгу как исключительно агитационную* и требовало ее издания в возможно краткий срок, в возможно большем количестве экземпляров. Агитационность была отвергнута. Книга забита была в какую-то 3 или 4 очередь, не могущую увидеть света ни в коем случае. Для чего тогда эти очереди? Началась многомесячная история с «крестиком», крестик – это пометка, которую было необходимо получить для переведения в первую очередь (подробно эта издевательская история изложена в моем докладе коллегии Наркомпроса). Крестик я получил. Валялась с крестиком. После ряда атак мне выдал т. Вейс официальную расписку в том, что книга выйдет в половине февраля, две недели тому назад я получил вторую формальную расписку с обязательством выпустить ее к 15 апреля. Если (сомневаюсь) книга выйдет, можно праздновать 10-месячный юбилей волокиты.

Примечание. Книга издается в 5000 экземплярах (очевидно, мне для успокоения), тогда как средний тираж любой издаваемой «агитационной» книги типа Гамсуна* «Новь» или «Дрожнины песни»* 25–50 000 экз., а макулатура типа – Дерябина* «На заре нового мира» издается в количестве 100 000 экземпляров.

Иллюстрация вторая

Чистое издевательство (плакат со стихами)

Мной были представлены вам плакаты о «Борьбе с волокитой» и о «помощи Донбассу»*. Я указывал на невозможность печатать в Госиздате ввиду обвинений каждой живой вещи в «футуризме». Вы одобрили 2 плаката, наиболее удачные. На всякий случай я отправил эти плакаты в Главполитпуть как учреждению, для которого эти вещи больше всего могли подойти. Прилагаю рецензию* Главполитпути «О яркой агитационности» и ответ Госиздата: «Отклонить как погромный».

Иллюстрация третья

Бюрократизм, смешанный с издевательством

Мною подана неделя назад книга «Мистерия-буфф». Требование на издание этой пьесы, даже в первой редакции (пьеса переработана в связи с событиями наших дней) признанной ТЕО образцовой в ком<мунистическом> репертуаре, долго мотивировано настойчивым спросом со стороны рабочих театров. Пьеса отклонена* «за недостатком бумаги», с примечанием «на рецензию не поступала». Как может отвергаться непросмотренная книга? Разве не усомниться в недостатке бумаги, видя прилагаемый здесь список* с пятидесятитысячным тиражом макулатуры? Тем более возмущает такое отношение, что «Мистерия» многократно «прорецензирована»* в рабочих районах, где она читана мною под энтузиазм слушателей.

Вопрос о постановке ее и о напечатании обсуждался на специальном собрании* представителей от ЦК РКП, от МК, от Главполитпросвета*, от ВЦСПС, Рабкрина* и других организаций и была принята единогласно прилагаемая резолюция, внесенная коммунистами и принятая голосованием, в котором участвовало 82 коммуниста. Есть ли другое произведение, могущее так оправдать требование об издательстве?

Если вещь, так аттестованная и продвигаемая с такой энергией, не может выплыть из Госиздата, то что делается с другими книгами, у которых нет родственников, вылавливающих их из госиздатских корзин и госиздатской канцелярщины. Любой автор подтвердит, что это не случайность, а система. Надо освободить литературу от хозяйничания Вейсов.

В. Маяковский.

5. V. 21 г.

В юридический отдел МГСПС, 6 августа 1921*

51 В ЮРИДИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СОВЕТА ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СОЮЗОВ [Москва, 6 августа 1921 г.]

В юридический отдел МГСПС

от В. В. Маяковского

Заявление

Обращаю Ваше внимание на расправу, учиняемую Государственным издательством надо мной – работником поэтического труда.

Год назад Центрхудкол под председательством Наркома обсуждала театральный репертуар Октябрьских торжеств и признала «Мистерию-буфф»* одной из лучших и первых пьес коммунистического репертуара. Тов. Мейерхольд взялся за постановку*. Постановка не могла быть осуществлена к годовщине, и я в течение нескольких месяцев перерабатывал «Мистерию», на которую мною уже был затрачен ранее год поэтического труда. Пьеса до постановки была прочитана мною представителям ЦК РКП, МК РКП, ВЦСПС, Рабкрина, Главполитпросвета и других организаций*, интересующихся агитискусством. По прочтении пьесы была принята единогласно, по предложению присутствовавших коммунистов (85 чел.), резолюция, требовавшая постановки «Мистерии» во всех театрах РСФСР и напечатания ее в возможно большем количестве экземпляров. Резолюция опубликована в «Известиях» и «Вестнике театра».

ТЕО Главполитпросвета, приложив резолюцию и требование нескольких рабочих и красноармейских театров о присылке пьесы, отправило в Госиздат отношение о срочном напечатании пьесы*. 2 апреля мне выдали выписку распорядительной комиссии с постановлением: «Ввиду отсутствия бумаги отложить» и с припиской: «Книга на отзыв не посылалась». Я указал гражданину Вейсу, что мотивировка недостатком бумаги не серьезна, так как, во-первых, Госиздат находит бумагу для печатания самой низкопробной макулатуры вроде пьесы «На заре новой жизни» Дерябиной или пьес Сабурова*; во-вторых, эта макулатура издается в стотысячном тираже, «Мистерию» же можно издать в очень ограниченном количестве – только для нужд театров, тем более что переписывание этой весьма требуемой пьесы на машинке отнимает у Республики и бумаги больше и больше рабочих часов, на что гр. Вейс мне ответил, что «конечно, для крайне нужной вещи бумагу можно было бы наскресть, но мы не считаем таковой «Мистерию» и вообще против подобных произведений». Как же, – спросил я, – вы догадались, что пьеса не нужная, если она на отзыв не поступала, а если мнение о пьесе было предрешено до прочтения, то зачем нужна комедия с постановкой этого вопроса в комиссии? Ответом удостоен не был. Пьеса была переписана от руки и в таком виде была послана мной в Донбасс, в Тверь, ДВР, в Прагу, в Берлин и т. д. В некоторых городах Республики и за границей, по имеющимся у меня сведениям, она вышла или должна выйти* в непродолжительном времени. Так как постановка «Мистерии» в Первом театре РСФСР встретила исключительно хорошее отношение и рабочей массы и газет* (статьи в «Гудке», «Труде», «Известиях», в «Комтруде» и т. д.) и вызвала снова огромное требование, я снова обратился в Госиздат. На это обращение председатель коллегии Госиздата тов. Мещеряков мне сказал, что пьеса рабочим непонятна, ему лично она не нравится, что статьи и анкеты (собираемые в театре анкеты* блестяще подтвердили понятность, нужность и революционность «Мистерии») не убедительны, так как статьи пишет советская интеллигенция, а анкеты заполняют советские барышни, а его может интересовать только мнение рабочих. Тов. Мещеряков предложил устроить спектакль исключительно для рабочей аудитории и позвать его, чтобы он лично убедился в производимом впечатлении. Проверял ли когда-нибудь Госиздат таким образом беллетристическую чепуху, издаваемую им, – не думаю: за это б по головке не погладили.

Я заявил тов. Мещерякову, что нравится ли ему пьеса или нет – меня не интересует. Пьесы пишу не для Госиздата, а для РСФСР, но для испытания последнего средства на проверку согласился. Через МГСПС, при содействии тов. Охотова, был организован спектакль исключительно для рабочих-металлистов (ни один посторонний, даже по моим запискам, на спектакль попасть не мог). Несмотря на то, что я сообщил о спектакле тов. Мещерякову заранее и он обещал быть, тов<арищ> не пришел.

После спектакля, прошедшего под шумное одобрение зала, была единогласно принята резолюция*, в которой «Мистерия» приветствовалась как пролетарская пьеса, требовалось ее издание в возможно большем количестве экземпляров и выражалось негодование по поводу госиздатского отношения к «Мистерии» (резолюция в «Вестнике театра»).

После спектакля и принятия этой резолюции ко мне обратился редактор «Вестника театра» тов. Загорский* и предложил напечатать пьесу в «Вестнике», неоднократно печатавшем агитационные пьесы. Так как Госиздат в театре отсутствовал, а держать экзамены мне надоело, я согласился, и пьеса вышла в 91–92 номере «Вестника». Получив 1 июня служебную записку* Всеработпроса* за № 265, в которой пьеса была протарифицирована и предлагалось оплатить работу, и взяв от ТЕО отношение в Госиздат за № 180, удостоверяющее, что пьеса принята и отпечатана, я отнес эти бумаги в госиздатскую коллегию и просил уплатить построчную плату*. На это тов. Мещеряков и тов. Вейс заявили мне, что надо нас всех предать суду Ревтрибунала за незаконное отпечатание «Мистерии», а дело будет рассматриваться коллегией Госиздата. Платить же мне будут те, кто печатали пьесу (привлек ли Госиздат кого-нибудь к ответственности за напечатание никчемных томов Немировича?*). Я направился в «Вестник театра» и просил оплатить в «Вестнике» ввиду отказа Госиздата. В «Вестнике» мне сообщили, что Госиздат отказываться права не имеет, так как коллегия Наркомпроса передала ему всю смету «Вестника». Не желая вести бесплодных разговоров с яростным Госиздатом, я подождал, пока была составлена «Вестником» общая платежная ведомость и отправлена в Госиздат. Когда через неделю я пришел в Госиздат за справками, меня ждал новый сюрприз: коллегия, рассудив, что едва ли можно привлекать за напечатание революционной пьесы, напечатанной вполне законным образом на той бумаге, которая предназначалась для «Вестника театра», выпустившего с этой целью двойной номер, попробовала новый способ отшибить у меня охоту писать и стараться напечатать написанное. На ведомости стояло: «Распорядительная комиссия, 15/VII: поручить финотделу проверить ведомость по тарифным ставкам и оплатить, исключая пьесы Маяковского «Мистерия-буфф», 18/VII» (подписи).

Таким образом, Госиздат сам признал: 1) законность отпечатания номера и 2) законность требований об оплате, предъявляемых Госиздату со стороны сотрудников «В<естника> Т<еатра>». Меня же исключили, очевидно, просто потому, что я вообще Госиздату не нравлюсь. Я обратился с жалобой в Цекпрос*. Цекпрос направил меня в юридический отдел ВЦСПС. Юридический отдел дал свое заключение, подтверждающее мое безусловное право на получение платы за труд. Тогда заведующий ТНО* Цекпроса тов. Богомолов просил по телефону гр. Вейса дать объяснение по поводу неуплаты. Гр. Вейс (передаю со слов тов. Богомолова) в крайне раздраженном тоне отвечал, что пьеса к печати не дозволена (отложить за неимением бумаги – едва ли это запрещение?! – В. М.), напечатана обманным путем и оплате не подлежит (интересно, арестованы ли наборщики, набиравшие эту «нелегальщину», и получил ли плату корректор). Тов. Богомолов указал, что все равно обязаны уплатить за труд, – если угодно, привлекая незаконно напечатавших, – обязанность же профсоюза защищать интересы трудящихся. На это гр. Вейс ответствовал: «Маяковский по отношению к «Мистерии-буфф» меньше всего может быть назван трудящимся» – и бросил трубку. Так как мы не могли догадаться, что могут означать эти загадочные слова, Цекпрос отправил официальную бумагу Госиздату, требующую немедленно сообщить в письменной форме причины неоплаты. Записка отправлена 22-го. Три раза я приходил в Цекпрос, ответа не было. На телефонные звонки нам отвечали, что ничего не знают, т. к. заседание будет, и то, может быть, через неделю. Через неделю ответа не последовало. Тогда тов. Богомолов снова телефонировал в Госиздат. Кто говорил с тов. Богомоловым и что – я не знаю. Тов. Богомолов сказал мне только, что платить не хотят, а говорили такое, что и передать невозможно.

Мне эта комедия надоела. Я взял новое удостоверение о том, что мне должны уплатить (служебная записка Цекпроса № 370). Записка была подтверждена заведующим ОНТ* МГСПС тов. Сивковым, предлагающим немедленно уплатить за работу. На просьбу принять меня вышел разъяренный Вейс, взял у меня записку, отнес ее и через секунду вынес обратно с надписью: «В уплате отказать. И. Скворцов. 5/VIII-21 г.». Я еще раз просил мотивировать отказ, на что мне гр. Вейс сказал: «Мы Вам пьесы не заказывали, пусть Вам платит тот, кто Вам заказал!» (Интересно, заказывал ли Вейс Грибоедову «Горе от ума», а если нет, то кто осмеливается печатать эту пьесу?)

Потеряв 1 1/2 месяца на разговоры о напечатании пьесы и 2 1/2 – на хождение за заработной платой, я, имея другие дела, должен от этого удовольствия на будущее время отказаться. Так как руководители Госиздата, во-первых, не желают признавать существующих законов об оплате труда; так как, во-вторых, в этом непризнании руководствуются, очевидно, личными симпатиями, недопустимыми в учреждениях Республики; так как, в-третьих, такой личный способ вредит всему делу развития литературы в Республике; так как, в-четвертых, лица, стоящие во главе Госиздата, в выборе печатаемых литературных произведений обнаруживают полную профессиональную безграмотность, несовместимую с их ответственными постами; так как, в-пятых, Госиздат упорствует в своей безграмотности, саботируя издание литературы высокой квалификации, невзирая даже на требование массы рабочих; так как, в-шестых, форма ответов на законные вопросы явно оскорбительна и для запрашивающего профсоюза и для меня, как для работника, защищаемого профсоюзом, – прошу Вас расследовать это дело, принудить Государственное издательство оплатить мой труд и привлечь к законной ответственности руководителей Госиздата по указываемым мною 6 пунктам. Для всестороннего выяснения этого дела прошу допросить следующих товарищей: 1) заведующего ТНО Всеработпроса Богомолова, 2) редактора «Вестника театра» тов. Загорского, 3) заведующего ТЕО Главполитпросвета тов. Козырева, 4) секретаря Всероскома помощи голодающим тов. Охотова, 5) режиссера Первого театра РСФСР тов. Мейерхольда, 6) редактора «Вестника ЦК Всерабиса»* тов. Бескина и 7) председателя Губотдела Всерабиса т. Лебедева.

При сем прилагается № 91–92 «Вестника театра», 2) выписка из протокола заседания распорядительной комиссии № 44 (110), отношение ТЕО за № 180 и две служебные записки № 265 (копия) и 370 и дополнительный счет на оплату извозчиков в связи с поездками, вынужденными волокитой Госиздата.

В. Маяковский.

6/VIII-21 г.

Малкину Б. Ф., 17 августа 1921*

52 Б. Ф. МАЛКИНУ [Москва, 17 августа 1921 г.]

Адрес для писем Борису Федоровичу Малкину (Лубянский проезд, д. № 3, кв. 12).

P. S.

Когда, убоясь футуристической рыси,

в колеса вставляли палки нам, –

мы взмаливались:

«Спаси нас, отче Борисе!»

И враги расточались перед бешеным Малкиным.

Я человек не очень юркий,

но черт разберет ее, волю создателя.

Словом,

примите меня в Екатеринбурге,

ежели сбежать придется от сумасшедшего Госиздателя*.

Целую. Привет Уралу!

Любящий Маяковский.

17/VIII-21 г.

Асееву Н. Н., около 20 августа 1921*

53 Н. Н. АСЕЕВУ [Москва, около 20 августа 1921 г.] Дорогой Коля Асеев!

Введение ко всяк<ому> письму.

Подлец Третьяков через ½ часа едет и заставляет меня сие писать. Вам хорошо этим заниматься, когда у Вас ундервуд, а Вы только знай подписывайтесь.

Патетическое

Громовый привет и широкое футуристическое мерси за агитацию нашего искусства и за восславление моей скромной фигуры, в частности*.

Деловое

Вы просите песен, их нет у меня…*

Полтора года я не брал в рот рифм (пера в руки, как Вам известно, я не брал никогда). Сейчас только чувствую себя крайне удрученным, так как нужно во Всеросгазету сдать стихи о голоде*. Если с этого что-нибудь поэтическое начнется, то, конечно, будет идти в ДВР. Из перечисленных Вами фамилий – Мариенгоф дрянь; если же его отобрать, как Вы советуете, то получится дрянь отборная. Что есть др<угое> – везет Сережа.

Видовое

Что касается Рощина, то спасибо, «я уже»*. Пастернака познакомил с ним с удовольствием – пусть талмудят головы друг другу.

Биографическое

Хочу приехать в Читу*. Если Краснощеков поедет, поеду и я.

Лирическое

Обнимаю Вас и целую.

Шлю стишонок «Наш быт»*. Можно бы, пожалуй, и напечатать.

Отпечатан только в Агитросте – распространение малое.

В. М.

Чужаку Н. Ф., около 20 августа 1921*

54 Н. Ф. ЧУЖАКУ [Москва, около 20 августа 1921 г.]

Дорогой товарищ Чужак!

На Ваш шутливый запрос о том, «как живет и работает Маяковский», отвечаю. Здесь приходится так грызться, что щеки летают в воздухе. Работать почти не приходится: грызня, агитация и т. п. выжирают из меня все вместе с печенками. Для иллюстрации шлю копию моего заявления в МГСПС о Госиздате. 25 числа дисциплинарный суд. Обвиняемый – Госиздат (Вейс, Мещеряков и Скворцов)*. Обвинитель – я. Постараюсь перегрызть все, что возможно. Не считайте изложенное в заявлении за исключение: таких случаев тыщи. Со «150 000 000» было так же, если не хуже. Месяцев 9-10 я обивал пороги и головы. Уже по отпечатании была какая-то «ревизия» и «выемка»: кто, мол, смеет печатать такую дрянь, когда на Немировича-Данченко бумаги не хватает! «Ну, батенька, и подвели же вы нас!» – сказал мне руководитель Госиздата, а потом утешил, сказав, что «по-видимому, с вами ничего не будет». Но – это все мелочи. Главное – мы побеждаем. Сторонники растут. Все выступающее против нас настолько мелко и глупо, что всякий, «коммерчески» не заинтересованный в нашем уничтожении, переходит к нам.

Брик Л. Ю., 2 ноября 1921*

55 Л. Ю. БРИК [Москва, 2 ноября 1921 г.]

Дорогой мой и миленький Личик!

А я все грущу – нет от тебя никаких письмов. Сегодня пойду к Меньшому – авось пришли. Ужасно хотелось бы вдруг к тебе заявиться и посмотреть, как ты живешь. Но увы, – немного утешаюсь, уверяя себя, что, может быть, ты меня не забыла, а только письма не доходят. Пиши же, Лиленок!

Приехал из Владивостока скульптор Жуков, привез сборник статей Чужака (большинство старые) и газету «Д<альне>в<осточный> телегр<аф>», в котором большая статья Чужака о Сосновском*. Прислал Чужак гонорар мне за посланные материалы*. Сегодня Жуков у нас обедает.

Как будто есть и у меня крохотная новостишка. Вчера приходил человек, о котором говорила Рита (из харьковского Губполитпросвета), и хочет везть меня в Харьков на 3 вечера. Условия хорошие. Если сегодня (тоже должен обедать) он не раздумает, я на будущей неделе в четверг или в пятницу (чтоб успеть получить твое дорогое письмо) уеду дней на 8-10 в Харьков*. Отдохну и попишу. Работы сейчас фантастическое количество и очень трудная.

Пиши, солнышко.

Люблю тебя. Жду и целую, и целую. Твой

2/XI-21 г.

О Гржебине еще не мог узнать ничего! У него никого нет.

Разумеется, я буду тебе писать со всех станций, если уеду, ты пиши. Я к себе транспорт налажу.

Целую, целую, целую, целую.

Брик Л. Ю., 28 ноября 1921*

56 Л. Ю. БРИК [Москва, 28 ноября 1921 г.]

Деловое. Дорогой и милый Лиленок.

Вот тебе отчет об издательстве.

1) Был в Наркомвнешторге. Товарищ Васильев, от которого зависит ввоз, оказался знакомым и обещал сделать все возможное, но разрешение зависит также и от Наркомпроса (Госиздата).

2) Я был у Луначарского, и он при мне говорил с Госиздатом (Мещеряковым), со стороны Госиздата препятствий не оказалось, и Луначарский утвердил список книг и просил Наркомвнешторг разрешить ввоз.

3) Дальнейшее буду делать так: высылая книгу в печать, буду прилагать каждый раз разрешение на ввоз.

4) Список книг, предполагаемых к изданию (первая очередь):

1. МАФ. Иллюстрирован<ный> журнал искусств. Редакция – В. Маяковский и О. Брик. Сотрудн<ики> Асеев, Арватов, Кушнер, Пастернак, Чужак и др.

2. Маяковский. Сборники стихов.

3. Б. Пастернак. Лирика.

4. Книга о русском плакате.

5. Поэтика (сборник статей по теории поэтического языка).

6. Хлебников. Творения.

7. Искусство в производстве. Сборник статей.

8. Хрестоматия новейшей литературы.

Резолюц<ия> Лунач<арского>:

«Идею издательства считаю приемлемой. Книги прошу разрешить к ввозу при соблюдении соответств<ующих> постановлений.

Луначарский».

5) Об учебниках надо говорить с Крупской*; это труднее, но если издательство наладится – сделаю и это.

6) Чтоб выслать книги, их нужно сначала здесь (как ты писала) привести в абсолютно приемлемый вид.

7) Для этого необходимо сначала выяснить финансовый вопрос (организационные и мне).

8) С Граником* я буду говорить только завтра.

9) Мне кажется, что мне следует (чтоб заменило все остальное) не менее 20 мил<лионов> в месяц (на валюту это совсем кроха).

10) На организационные (машинистка, бум<ага> и пр.), а также на выдачу авансов необходимо около 50 мил<лионов> единовременно (тоже по-моему).

11) Как только все это выяснится, буду слать книги.

Вот пока деловое все.

Целую тебя, милый мой.

Весь твой

Щен Маяк.

28/XI-21 г.

Брик Л. Ю., 19 декабря 1921*

57 Л. Ю. БРИК [Москва, 19 декабря 1921 г.]

Дорогой и милый, милый Лиленочек!

Вчера (воскресенье 18) приехал из Харькова и сразу набросился на твои письма, получил 2 милых и все три деловых!

(Дело на следующей странице!)

Получила ли ты харьковское письмо?* Я рад, что оттуда вырвался – Харьков город ужаснейший. Читал три раза*, было довольно масса народу.

Не забывай меня, детка, пожалуйста.

Я твой верный

Лилек!

1) В четверг вышлю и докладную записку* и сведения об учебниках.

2) За учебниками надо идти в Наркомпрос на Остоженку.

3) Также думаю получить заказ от Давида Петровича* (буду завтра тоже).

4) Если будут от Главполитпросвета заказы на плакаты и иллюстрированные книжечки, их можно издать?

5) Не слишком ли издатель упирает на учебники?*

6) Не является ли литература наша только неприятным для него придатком к Евтушевскому* – ведь тогда это не то.

7) Важный вопрос (задают все) – придется ли Наркомпросу расплачиваться золотом, или мы будем расплачиваться в РСФСР нашим рублем? Конечно, последнее было бы сделать легче.

8) Как пройдут через латвийцев мои книги? Ведь если делать «искусство без примеси», то не пойдет ни мое «полное собрание», ни «МАФ»*, ни «книга о плакате».

Выясни это подробнее.

9) Постараюсь к четвергу все же выслать книгу* (и для печати и для расценки).

10) Отчего такой упор на учебники, ведь если поставить хорошее литературное издательство (особенно роман), ведь это тоже даст издательству большую прибыль.

В четверг все вышлю и все взвешу окончательно.

Пиши.

Целую, твой В. Маяк.

Можно ли к тексту о плакате выслать большие «окна», чтоб их уменьшили для печати в Риге, или это надо (или лучше) сделать тут?

Николаевой Н. И., 1 февраля 1922*

58 Н. И. НИКОЛАЕВОЙ [Москва, 1 февраля 1922 г.]

Тов. Николаева!

Будьте любезны помочь поэтессе Софье Яковлевне Парнок (недавно приехавшей). 1) Научите ее, что сделать, чтобы стать членом Союза*. 2) Дайте охранную грамоту на комнату.

С тов. приветом

Вл. Маяковский.

1/II-22 г.

Литовскому О. С., 22 февраля 1922*

59 О. С. ЛИТОВСКОМУ [Москва, 22 февраля 1922 г.]

Среди газетных китов, из кого

состоят «Известия» нонича,

пренежно люблю Литовского

Асафа Семеныча.

Влад. Маяковский.

Если дотянусь руками с Лубянского проезда, обниму собственноручно.

22/II-22 г.

Письмо о футуризме, 1 сентября 1922*

60 ПИСЬМО О ФУТУРИЗМЕ [Москва, 1 сентября 1922 г.]

Футуризма как единого точно формулированного течения в России до Октябрьской революции не существовало.

Этим именем крестили критики все революционно-новое.

Идеологически спаянной группой футуристов была наша группа, так называемых (неудачно) «кубо-футуристов» (В. Хлебников, В. Маяковский, Д. Бурлюк, А. Крученых, В. Каменский, Н. Асеев, О. М. Брик, С. Третьяков, Б. Кушнер).

Нам некогда было заниматься теорией поэзии, мы давали ее практику.

Единственным манифестом этой группы было предисловие к сборнику «Пощечина общественному вкусу»*, вышедшему в 1913 году. Манифест поэтический, выражавший цели футуризма в эмоциональных лозунгах.

Октябрьская революция отмежевала нашу группу от многочисленных футурообразных, ушедших от революционной России, и оформила нас в группу «коммунистов-футуристов», литературные задачи которой таковы:

1) Утвердить словесное искусство, как мастерство слова, но не как эстетскую стилизацию, а как умение в слове решить любую задачу.

2) Ответить на любую задачу, поставленную современностью, для чего:

а) произвести работу над словарем (словоновшества, звуковая инструментовка и т. д.),

б) заменить условную метрику ямбов и хореев полиритмией* самого языка,

в) революционизировать синтаксис (упрощение форм словосочетания, ударность необычных словоупотреблений и т. п.),

г) обновить семантику слов и словосочетаний,

д) создать образцы интригующих сюжетных построений,

е) выявить плакатность слова и т. д.

Решение перечисленных словесных задач даст возможность удовлетворить нужду в самых различных областях словесного оформления (форма: статья, телеграмма, стихотворение, фельетон, вывеска, воззвание, реклама и пр.).

Что касается вопроса о прозе, то:

1) подлинно футуристической прозы нет; есть отдельные попытки у Хлебникова, у Каменского, у Кушнера «Митинг дворцов»*, но попытки эти менее значительны, чем стихи тех же авторов. Объясняется это:

а) футуристы не делают разницы между отдельными родами поэзии, а рассматривают всю литературу как единое словесное искусство,

б) до футуристов полагали, что лирика имеет свой круг тем и свой облик, отличные от тем и языка т. н. художественной прозы; для футуристов этого разделения не существует,

в) до футуристов полагали, что поэзия имеет свои задания (поэтические), а практическая речь свои (непоэтические), для футуристов составление воззваний по борьбе с тифом и любовное стихотворение – только разные стороны одной словесной обработки,

г) до сих пор футуристы преимущественно давали стихи. Потому что в революционную эпоху, когда быт еще не отвердел, требуется лозунговая лирика, подхлестывающая революционную практику, а не несторское подытоживание результатов этой практики*,

д) и только в самое последнее время перед футуристами встала задача дать образцы современного эпоса: но не протокольно-описательного, а действенно-тенденциозного или даже фантастически-утопического, дающего быт не таким, как он есть, а каким он непременно будет и быть должен.

С товарищеским приветом

Вл. Маяковский.

1/IX-22 г.

Равделю Е. В., 2 октября 1922*

61 ЗАВЕДУЮЩЕМУ ПРОИЗВОДСТВЕННЫМ БЮРО ВХУТЕМАСА Е. В. РАВДЕЛЮ [Москва, 2 октября 1922 г.]

В Производственное бюро Вхутемас тов. Равдель

от В. Маяковского

Заявление

Ввиду, во-первых, повторного невыполнения пункта шестого договора и пункта третьего дополнения к договору и, во-вторых, ввиду полной небрежности в отношении печатания моих книг и в отношении выполнения заказов мой договор с Вхутемасом за № 1390 от 12/VI 1922 года и дополнение к договору от 12 сентября за № 1878 на основании пункта восьмого договора и пункта четвертого дополнения к договору считаю с сего дня аннулированными.

Тем более считаю необходимым сделать это, так как мною не только добросовестно выполнялись условия договора, но и был испрошен для Вхутемаса в Гизе заем* в размере десяти миллиардов рублей, а также получены заказы на приобретение в наличный расчет четыре тысячи девятисот экземпляров моих сочинений, что совершенно облегчало работу Вхутемаса.

Так как Производственное бюро уплатило мне авторские, я, не желая вводить Бюро в материальные убытки, разрешаю ему продать 2-й том моих сочинений, сумма, вырученная от продажи за вычетом шести миллиардов неустойки согласно пункта четвертого дополнения к договору, не только целиком покроет расходы, но и даст известный излишек.

Расчет: 10 000 экз. по 4 мил. 500 т. р.

45 000 000 000 р.

скидка 35 % магазину

15 750 000 000 р. Остается

29 250 000 000 р.

Мною получено за вычетом 6 миллиард. неустойки

11 775 000 000 р. Итого остается

17 475 000 000 р.

Прошу немедленно произвести расчет расходов по производству и разницу возвратить мне не позже четверга, т. к. в пятницу с. г. я уезжаю в служебную заграничную командировку*.

Вл. Маяковский.

2/X-22 г.

Маяковским Л. В., А. А., О. В., 1920-е*

62 Л. В., А. А., О. В. МАЯКОВСКИМ [Москва, начало 1920-х гг.]

Дорогие мои Людочка, мамочка и Оличка!

Ради бога, не подумайте, что прочел Оличкину записку и не зашел. Я эту записку получил только сейчас. Шлю вам все, что у меня сейчас есть, – миллион.

Не иду сам, так как я без задних ног – только что вернулся. Гоняю все дни. В понедельник принесу доверенность. Шлю кашу для Людочки – говорят, замечательная. Целую вас всех крепко, крепко.

Ваш Вол.

Маяковской О. В., 1920-е*

63 О. В. МАЯКОВСКОЙ [Москва, начало 1920-х гг.]

Дорогая Оличка!

Я боялся, что после 4-х почтамт закроют, поэтому зашел и оставил 15 000. Страшно беспокоюсь за мамочку. Звони ежедневно и вели мне делать все, что нужно. Сейчас же пойди на Сухаревку* и купи маме от меня:

2 ф. белого хлеба 2500 1 ф. масла 2800 2 ф. манной 2200.

Целую всех и милую и дорогую мамочку особенно.

Ваш Вол.

Маяковской А. А., 1920-е*

64 А. А. МАЯКОВСКОЙ [Москва, начало 1920-х гг.(?)]

Дорогая и родная мамочка!

Хотя ангелов*, по моим наблюдениям, и нет, но я Вас, придравшись к случаю, очень целую, пока заочно, а на днях надеюсь сделать это сам.

Весь Ваш Вол.

Чужаку Н. Ф., 22 января 1923*

65 Н. Ф. ЧУЖАКУ [Москва, 22 января 1923 г.]

Дорогой Чужак!

Письмо это пишу немедля после Вашего ухода, пошлю Вам с первой возможностью.

Очевидно, придется с Сережей (послал бы сейчас, но не знаю адреса); жалко, что придется обговариваться об Вас без Вас.

Мне совершенно дико, что вот мы договорились с ЦК, с Гизом (часто с людьми эстетически нам абсолютно враждебными) и не можем договориться с Вами, нашим испытанным другом и товарищем.

Я еще раз сегодня с полнейшим дружелюбием буду находить у нас в редакции пути для уговора Вас.

Но я совершенно не могу угадать Ваших желаний, я совершенно не могу понять подоплеки Вашей аргументации.

Приведите, пожалуйста, в порядок Ваши возражения и давайте их просто – конкретными требованиями. Но помните, что цель нашего объединения – коммунистическое искусство (часть комкультуры и ком. вообще!) – область еще смутная, не поддающаяся еще точному учету и теоретизированию, область, где практика, интуиция обгоняет часто головитейшего теоретика. Давайте работать над этим, ничего не навязывая друг другу, возможно шлифуя друг друга: Вы знанием, мы вкусом. Нельзя понять Вашего ухода не только до каких бы то ни было разногласий, но даже до первой работы!

Я никак не хочу влиять на Ваши переговоры с ЦК. Будь у Вас партийный журнал* нашего вкуса – я у Вас первый сотрудник. Но ведь мысль о создании такого журнала сейчас, до предварительной атаки нашим журналом*, – метафизическая химера, Вас ничуть не достойная.

Как бы Вы ни отозвались на мое письмо, спешу Вам «навязаться», несмотря ни на какие Ваши реплики, считаю (и, конечно, считаем) Вас по-прежнему другом и товарищем в работе.

Не углубляйте разногласий ощущениями. Плюньте на все и приходите – если не договоримся, то хоть поговорим.

Жму руку и даже обнимаю.

Маяковский.

6 ч. 25 м. 22/I-23 г.

Брику О. М., апрель 1923*

66 О. М. БРИКУ [Москва, конец апреля 1923 г.]

Осик!

1) Обложку т. Мещеряков подписал*, только чтоб «Да здравствует 1 Мая» было внизу (можно сверху цифры № 2 сделать мельче набором).

2) Объявление-рекламу не успел провести* (заседали), отложим до номера.

3) На книге дадим просто перечеркнутое клише (номер станет универсальным).

Вол.

P. S. Если не подойдет большое клише, можно, скрипя сердцем, поставить маленькое.

Отв. ред.

Бурлюку Д. Д., 15 сентября 1923*

67 Д. Д. БУРЛЮКУ [Берлин, 15 сентября 1923 г.]

Дорогой Додичка!

Пользуюсь случаем приветствовать тебя.

Шлю книги.

Если мне пришлете визу*, буду через месяца два-три в Нью-Йорке.

Мой адрес: Berlin, Kurfürstenstrasse, 105, Kurfürstenhotel, или Москва, «Известия»,

или: Лубянский проезд, д. № 3, кв. 12, Москва

или: Водопьяный пер., д. № 3, кв. 4, Москва

Обнимаю тебя и весь твой род.

Целую тебя.

Твой В. Маяковский.

Berlin. 15/X-23.

Сегодня еду на 3 месяца в Москву.

В. М.

Полякову Н. Т., ноябрь 1923*

68 ЗАВЕДУЮЩЕМУ «МОСПОЛИГРАФОМ» Н. Т. ПОЛЯКОВУ [Москва, не позднее второй половины ноября 1923 г.]

В Мосполиграф*

от В. Маяковского

Агит. реклам. Тов. Полякову

Записка об «Универсальной рекламе»

Наряду с другими торговыми учреждениями и торготдел Мосполиграфа ведет рекламную работу. Реклама госорганов, конечно, должна носить главным образом агитационное значение, пропаганду выгоды для широких потребительских кругов именно государственной промышленности. Но Мосполиграфу нужна и чистая реклама, т. к. именно в этой области имеется наличие некоторой нэповской конкуренции. Ведомая до сих пор Мосполиграфом рекламная работа не достигает цели: рекламная работа ведется вразброд, не фиксируя внимание какими-либо общими лозунговыми, или общими изобразительными, навязчивыми формами, однообразна (исключительно печатание в журналах), скучна, неинтересна читающему и, конечно, дорога (считая стоимость журнальной страницы в среднем сорок черв<онцев>).

Мною предлагается Мосполиграфу «Универсальная реклама»: 15 отдельных иллюстраций-плакатов*, сделанные на веселый рекламный текст. При относительно большой затрате на эту рекламу сейчас (около 150–160 червонцев) она должна дать в будущем экономию и прямую выгоду.

1. Реклама универсальна: a) используется плакатом любого формата и размера, b) клише для газет и журналов любого вида, c) печатается на блокнотах и тетрадях, d) делается этикетками для бутылей чернила и клея, e) фотографируется для волшебного фонаря (демонстрация в кино и театрах).

2. Реклама вечна, так как, состоя из отдельных плакатиков, она в случае новой рекламной линии обновляется простой переменой того или иного рисунка к двустишию.

3. Реклама наиболее действенна, так как легко запоминается и фиксирует внимание на постоянной форме.

Эта реклама дает экономию, уменьшая размер и количество объявлений за счет качества, и должна дать доход, сама собой являясь интересной демонстрацией для заказчиков объявлений на фонарях, получаемых Мосполиграфом из Германии.

В издательство «Мосполиграф». 29 декабря 1923*

69 В ИЗДАТЕЛЬСТВО «МОСПОЛИГРАФ» [Москва, 29 декабря 1923 г.]

Издательству «Мосполиграф»

В. Маяковского

Заявление

Согласно переговорам предлагаю к изданию мои 2 книги:

1) Маяковский. Слова сегодняшнего образца. Сборник в 5–6 листов последних стихотворений и поэм: «Временный памятник рабочим Курска»*, «Про это», «Перелет Москва – Кенигсберг»*, «Германия», «Нордерней», «Чарли Чаплин»*, «Стихи о Мандриле»*, «Молодая гвардия», «Баку» и др.

2) Агитация – реклама идей. Агитация вещей – реклама*. О. Брик и В. Маяковский. a) Брик. Теория рекламы. 2 листа. b) Маяковский. Практика рекламы. 1 лист. c) 10 красочных иллюстраций. d) 30 черных иллюстраций.

В. Маяковский.

29/XII-23 г.

Родченко А. М., 1923*

70 А. М. РОДЧЕНКО [Москва, 1923 г.(?)]

Родченко, приходи ко мне сейчас же с инструментом для черчения. Немедленно.

В. Маяковский.

(Не смотри на записку на двери Бриков.)

Брик Л. Ю., 14–15 февраля 1924*

71 Л. Ю. БРИК [Москва, 14–15 февраля 1924 г.]

Дорогой-дорогой, любимый-любимый, милый-милый Лисятик!

Пишу тебе на тычке, т. к. сию минуту еду в Одессу и Киев читать* и сию же минуту получил твое письмецо и Шариково*.

Спасибо.

Слали тебе телеграмму по сообщенному тобою адресу, но нам ее вернули «за ненахождением», так что на этом письме адрес тебе пишет Лева, узнав настоящий.

Мы живем по-старому. Был пока что на «Лизистрате»*, но сбежал с первого акта.

Дочего дрянь!

Рад ехать в Одессу. Тут ужасные ветра и холод.

Пиши, детик, из Парижа и скорей!

Целую тебя крепко-крепко.

Весь твой

<IMG src="../../../pictures/MSD-65.jpg" alt="Рисунок">

Брик Л. Ю., 20 мая 1924*

72 Л. Ю. БРИК [Ленинград, 20 мая 1924 г.]

Дорогой мой Лисеныш.

Никто мне не рад, потому что все ждали тебя. Когда телефонируешь, сначала говорят: «А!» – а потом: «У…». Вчера читал, сегодня, завтра, и еще не то в четверг*, не то в пятницу. Так что буду субботу – воскресенье. Дел никаких, потому что все руководители выехали в Москву*. Завтра в 5 ч. пьет у меня чай Рита, а в 7 все лингвисты*.

Как здесь тоскливо одному. Это самый тяжелый город. Сейчас иду обедать к Меньшому. Ужасно милый парень. У моих афиш какие-то существа разговаривают так: «Да, но это не трогает струн души». Винница*.

Целую тебя сильно-сильно, ужасно-ужасно.

Твой Щен.

Поцелуй Скоча* и Оську, если у них нет глистов.

Брик Л. Ю., 9 ноября 1924*

73 Л. Ю. БРИК [Париж, 9 ноября 1924 г.]

Дорогой-дорогой, милый-милый, любимый-любимый Лилек.

Я уже неделю в Париже, но не писал потому, что ничего о себе не знаю – в Канаду я не еду и меня не едут, в Париже пока что мне разрешили обосноваться две недели (хлопочу о дальнейшем), а ехать ли мне в Мексику* – не знаю, так как это, кажется, бесполезно. Пробую опять снестись с Америкой* для поездки в Нью-Йорк.

Как я живу это время – я сам не знаю. Основное мое чувство тревога, тревога до слез и полное отсутствие интереса ко всему здешнему. (Усталость?)

Ужасно хочется в Москву. Если б не было стыдно перед тобой и перед редакциями, сегодня же б выехал.

Я живу в Эльзиной гостинице* (29, rue Campagne Première, Istria Hôtel); не телеграфировал тебе адреса, т. к. Эльза говорит, что по старому ее адресу письма доходят великолепно. Дойдут и до меня – если напишешь. Ужасно тревожусь за тебя.

Как с книгами и с договорами?*

Попроси Кольку сказать «Перцу»*, что не пишу ничего не из желания зажулить аванс, а потому что ужасно устал и сознательно даю себе недели 2–3 отдыха, а потом сразу запишу всюду.

На вокзале в Париже меня никто не встретил, т. к. телеграмма получилась только за 10 минут до приезда, и я самостоятельно искал Эльзу с моим знанием французского языка. Поселился все-таки в Эльзиной гостинице, потому что это самая дешевая и чистенькая гостиничка, а я экономлюсь и стараюсь по мере сил не таскаться.

С Эльзой и Андреем очень дружим, устроили ей от тебя и от меня шубку, обедаем и завтракаем всегда совместно.

Много бродим с Леже, заходил к Ларионову, но не застал. Больше, кроме театров, не был нигде. Сегодня идем обедать с Эльзой, Тамарой и Ходасевичами. Не с поэтом, конечно!* Заходил раз Зданевич, но он влюблен и держится под каким-то дамским крылышком.

Я постепенно одеваюсь под андреевским руководством и даже натер мозоль от примерок. Но энтузиазма от этого дела не испытываю.

Первый же день приезда посвятили твоим покупкам, заказали тебе чемоданчик – замечательный – и купили шляпы, вышлем, как только свиной чемодан будет готов. Духи послал; если дойдет в целости, буду таковые высылать постепенно.

Подбираю Оське рекламный материал и плакаты. Если получу разрешение, поезжу немного по мелким французским городкам*.

Ужасно плохо без языка!

Сегодня видел в Булонском лесу молодого скотика и чуть не прослезился.

Боюсь прослыть провинциалом, но до чего же мне не хочется ездить, а тянет обратно читать свои ферзы*!

Скушно, скушно, скушно, скушно без тебя.

Без Оськи тоже неважно. Люблю вас ужасно!

От каждой Эльзиной похожей интонации впадаю в тоскливую сентиментальную лиричность.

Я давно не писал, должно быть, таких бесцветных писем, но, во-первых, я выдоен литературно вовсю, а во-вторых, нет никакой веселой жизнерадостной самоуверенности.

Напиши, солнышко.

Я стащил у Эльзы твое письмо (ты пишешь, что скучаешь и будешь скучать без меня) и запер себе в чемодан.

Я писать тебе буду, телеграфировать тоже (и ты!), надеюсь с днями стать веселее. Повеселеют и письма.

Целую тебя, детик, целуй Оську, весь

ваш Вол.

Целуй Левку, Кольку, Ксаночку, Малочку и Левина. Все они в сто раз умнее всех Пикассов.

V. Majakovsky.

Paris (это не я Парис!)

9/XI-24 г.

Брик Л. Ю., 27 ноября 1924*

74 Л. Ю. БРИК [Париж, 27 ноября 1924 г.]

Жду американскую визу*. Если не получу через месяц или полтора, вернусь Москву. Телеграфируй и пиши чаще. Целую, люблю.

Твой Щен.

Брик Л. Ю., 6 декабря 1924*

75 Л. Ю. БРИК [Париж, 6 декабря 1924 г.]

Дорогой Лиленок.

Я ужасно грущу по тебе.

Пиши, Лилек, больше или хотя бы чаще телеграфируй! Ужасно горевал по Скотику. Он был последнее, что мы делали с тобой вместе.

Что за ерунда с Лефом? Вышел ли хоть номер с первой частью?* Не нужно ли, чтоб я что-нибудь сделал? Если № не вышел, у тебя должно быть совсем плохо с деньгами. Напиши подробно. Как дела с Ленгизом?* Если денег нет, не шли пока Эльзе. Я как-нибудь устрою это сам. Куда удалось дать отрывки?* Если для Лефа нужно, я немедленно вернусь в Москву и не поеду ни в какие Америки.

О себе писать почти нечего. Все время ничего не делал, теперь опять начинаю*. К сожалению, опять тянет на стихи – лирик! Сижу в Париже, так как мне обещали в две недели дать ответ об американской визе. Хоть бы не дали – тогда в ту же секунду выеду в Москву, погашу авансы и года три не буду никуда рыпаться. Соскучился по тебе и по всех вас совершенно невыразимо. Это даже при моих незаурядных поэтических образах.

Здесь мне очень надоело – не могу без дела. Теперь с приездом наших хожу и отвожу советскую душу*.

Пока не читал нигде. Кроме дома: вполголоса и одиночкам.

Если есть новые мои книги или отрывки где-нибудь напечатаны – пришли.

Бориса Анисимовича все еще нет.

Вещи твои лежат, но нет оказии, а почтой не выслать – довольно тяжелые. Конечно, весь твой список будет в точности выполнен. С дополнениями, которые ты писала Эльзе.

В театры уже не хожу, да и в трактиры тоже, надоело; сижу дома и гложу куриные ноги и гусью печень с салатами. Все это приносит моя хозяйка м-м Сонет. Удивительно эстетический город!

Получил ли Осик белье из Берлина? Шахматы и пояс я привезу ему отсюда. Какой номер его рубашек? Кажется, 39 воротничок? Скажи Осику, что я очень, очень по нем соскучился и также очень, очень его люблю. Целуй его. Попроси его что-нибудь причеркнуть к твоему письму, конечно, если ты мне напишешь.

Какие дуры звонят тебе о моих письмах? Заметь их имена и запиши. В это-то уж вранье, надеюсь, никто не верит?! Ты представляешь себе, чтоб я сидел и скрипел девочкам письма? Фантазия, Фауст какой-то!

Поцелуй от меня Кольку с Ксаном, Левку, Малочку и всех, кого хочешь.

Лилек, ответь мне на это письмо, пожалуйста, скорее и письмом и телеграммой. А то я буду себе заказывать воротнички № 41 – а раньше, когда я был спокойный и пухлый, я носил 43! И даже 44!!

Целую тебя, родное, милое и любимое Солнышко. Люблю тебя.

Твой (прости, что я тебе всучиваю такой устаревший товар)

Щен.

Париж. 6/XII-24 г.

Люби меня немножко, детик!

Маяковской О. В., 1924*

76 О. В. МАЯКОВСКОЙ [Москва, 1924 г.]

Дорогая Оличка!

Прошу тебя очень – отпечатай отчет (аккуратно) в 4-х экземплярах и как-нибудь зашли или завези его ко мне сегодня же не позднее 7 ч. веч.

Целую.

Твой Вол.

В редакцию газеты «Известия», 10 января 1925*

77 В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «ИЗВЕСТИЯ» [Москва, 10 января 1925 г.]

Товарищ редактор!

В отрывке из поэмы «Ленин», напечатанном в октябрьском номере «Известий», я проглядел описку, сделанную машинисткою.

Напечатано:

К векам коммуны

   сияющий генерал.

Следует читать:

К векам коммуны

   сияющий перевал.

Прошу поместить это письмо, во избежание повторения этой ошибки при перепечатании в провинциальных изданиях.

Вл. Маяковский.

Устроителям «Совещания левого фронта искусств», 17 января 1925*

78 УСТРОИТЕЛЯМ «СОВЕЩАНИЯ ЛЕВОГО ФРОНТА ИСКУССТВ» [Москва, 17 января 1925 г.]

Заявление

устроителям так наз<ываемого> «совещания левого фронта искусств».

Внимательно прослушав и обдумав два бесцветных дня «совещания», должен заявить: никакого отношения ни к каким решениям и выводам из данного совещания не имею и иметь не хочу. Если б я мог хоть на минуту предполагать, что это крикливое совещание, собранное под серьезным лозунгом «объединение», будет подразумевать (в наиболее «деятельной» части) под обсуждением организационных вопросов – организацию сплетни и будет стараться подменить боевую теорию и практику Лефа чужаковской модернизованной надсоновщиной, разумеется, я б ни минуты не потратил на сидение в заседаниях.

Вл. Маяковский.

17/I-25 г.

Брик Л. Ю., 25 мая 1925*

79 Л. Ю. БРИК [Москва, 25 мая 1925 г.]

К Кисе

1) Смотреть за Оськой по договору* и пугать его ежедневно, чтоб сдавал все вовремя. Не верить ему.

2) Подобрать срочно карточку для полного собрания. Если нужно, увеличить мою карточку – я снимался на Тверской, не доходя Страстной площади, по правую руку от Столешникова, бывш. «Джон Буль».

3) Торопить сестру, Осю и всех с «Лефом»*.

4) Торопить со сказкой из<дательство> «Прибой»* (Софийка, Пассаж).

5) Получить по выходе сказки деньги по договору.

6) Числа 15 июля зайти на Дмитровку Большую, в изд. «Московский рабочий» к тов. Кантору относительно 2 из<дания> «Сказки о Пете»* и, если можно переиздать, получить деньги, 12 % с номинала.

7) Числа 15–20 июня зайти в «Московский рабочий» и получить от тов. Кантора 25 черв<онцев> за «Париж». Из них десять отдать Леве.

8) По получении 2-ой сказки сдать ее в «Прибой» и получить 15 черв<онцев>.

1, 2, 10, 100, 200) Не болеть!

9) Все получаемые от меня стихи сдавать в редакции и 50 % гонор<ара> слать мне, остальное себе.

10) Беречь книги (мою автоколлекц<ию>) и пополнять ее всеми вышедшими.

11) Если будут просить отрывки, дай из «Летающего пролетария» любой отрывок* (50 % гонорара внося тов. Гуревичу, «Вестник возд<ушного> флота», Юшков переулок).

Брик Л. Ю., 2 июня 1925*

80 Л. Ю. БРИК [Париж, 2 июня 1925 г.]

Дорогой-дорогой, милый и самый любимый Лиленок!

Я ужасно рад, что ты в письме к Эльке следишь за мной, чтоб я спал, чтоб вел себя семейно и скорей ехал дальше, – это значит, что я свой щенок, и тогда все хорошо. Пишу тебе только сегодня, потому что субботу, воскресенье и понедельник все закрыто и ничего нельзя было узнать о Мексиках, а без Мексик я писать не решался. Пароход мой, к сожалению, идет только 21 (это самый ближайший). Завтра беру билет. «Espagne» Transatlantique – 20 000 тонн. Хороший дядя, хотя и только в две трубы. Дорого. Стараюсь ничего не тратить и жить нашей газетой*, куда помещаюсь по 2 фр<анка> строка.

Стараюсь делать все, чтоб Эличка скорей выехала. Был в консульстве. Завтра пошлю Эльзу, и тогда запросят Москву телеграфом.

Не пишу тебе, что мне ужасно скучно, только чтоб ты на меня – хандру – не ругалась.

Выставка* – скучнейшее и никчемнейшее место. Безвкусица, которую даже нельзя себе представить.

Так наз<ываемый> «Париж весной» ничего не стоит, так к<ак> ничего не цветет и только везде чинят улицы. В первый вечер поездили, а теперь я больше никуда не выхожу, сплю 2 раза в сутки, ем двойной завтрак и моюсь, вот и все.

Завтра начну писать для «Лефа»*. Ни с одним старым знакомым не встречаюсь, а из новых лучше всех Бузу – собак Эльзиных знакомых.

Ему говорят «умри!», и он ложится вверх ногами; говорят «ешь!», и тогда он жрет все, что угодно, а когда его ведут на цепочке, он так рвется, что хозяева должны бежать, а он идет на одних задничных лапках.

Он белый с одним черным ухом – фокс, но с длинной шерстью и с очень длинным носом. Глуп как пробка, но по середине улицы ни за что не бегает, а только по тротуарам.

Чернила кончились.

Долетел хорошо. Напротив немец тошнил, но не на меня, а на Ковно. Летчик Шебанов замечательный*. Оказывается, все немецкие директора сами с ним летать стараются. На каждой границе приседал на хвост, при встрече с другими аппаратами махал крылышками, а в Кенигсберге подкатил на аэроплане к самым дверям таможни, аж все перепугались, а у него, оказывается, первый приз за точность спуска.

Если будешь лететь, то только с ним.

Мы с ним потом весь вечер толкались по Кенигсбергу.

Кисит, пиши, маленький, чтоб получил еще до отплытия.

Весь список вещей передан Эльзе, и все тебе будет доставлено полностью. Начнем слать с завтрашнего дня.

Напиши мне, получил ли Оська деньги за собр<ание> соч<инений>.

Целую тебя, милый мой и родненький Лилик.

Люби меня немножко, весь твой

Щен.

Целуй Осика!

2/VI-25 г.

Пиши, пожалуйста!

Брик Л. Ю., 9 июня 1925*

81 Л. Ю. БРИК [Париж, 9 июня 1925 г.]

Дорогой, любимый, милый и изумительный Лиленок.

Как ты и сама знаешь – от тебя ни строчки. Я послал тебе уже 2 телеграммы и 1 письмо и от тебя даже ни строчки приписки к письмам Эльзе! Маленький, напиши скорей и больше, т. к. 19-го я уже выезжаю. Пароход «Эспань» отходит из Сен-Назера (в 8 часах от Парижа) и будет ползти в Мексику целых 16 дней! Значит, письмо с ответом будет идти через Париж от тебя (если точно попадет к пароходу) 40 дней! Это и есть чертовы куличики. Даже целые куличи!

Солнышко, напиши мне до этого побольше! Обязательно. Все, все, все. Без твоего письма я не поеду.

Что ты делаешь, что ты будешь делать?

Котенок, не бери никаких работов до моего приезда. Отдохни так, чтоб ты была кровь с молоком на стальном каркасе.

Я живу здесь еще скучнее, чем всегда. Выставка осточертела, в особенности разговоры вокруг нее. Каждый хочет выставить свой шедевр показистей и напрягает все свое знание французского языка, чтоб сказать о себе пару теплых слов.

Сегодня получили вернувшегося из Москвы Морана* – гнусность он, по-видимому, изрядная.

Не был ни в одном театре. Видел только раз в кино Чаплина. Жара несносная – единственное место Буа* и то только к вечеру. Сегодня иду в полпредство, читаю вечером стихи, а потом с Эльзой к Вельтерам.

Все усилия приложу, чтоб объездить все, что себе положил, и все-таки вернуться к тебе не позже осени.

Из всех людей на земле завидую только Оське и Аннушке, потому что они могут тебя видеть каждый день.

Как с деньгами? Уплатили ли Оське в Гизе? Пишут ли для «Лефа»? Очень, очень целуй Оську.

Целую тебя крепко, крепко, люблю и тоскую.

Твой всегда

Щенок.

Пиши! Пиши! Пиши!

Немедленно!

Брик Л. Ю., 19–20 июня 1925*

82 Л. Ю. БРИК [Париж, 19–20 июня 1925 г.]

Дорогой мой, любимый и милый Лилятик!

От тебя ни одного письма, ты уже теперь не Киса, а гусь лапчатый. Как это тебя так угораздило? Я по этому поводу ужасно грустный – значит писем от тебя уже не дождешься! Ладно – повезу с собой телеграммы – они милые, но их мало.

Завтра утром 8.40 выезжаю Сен-Назер (Бретань) и уже через 12 часов буду ночевать на пароходе. 21-го отплываю!

Спасибо большое за Гиз* и извини за хлопоты. В прошлую среду (как раз, когда я тебе послал прошлое письмо) меня обокрали, как тебе известно, до копейки (оставили 3 франка – 30 коп.!). Вор снял номер против меня в Истрии, и когда я на двадцать секунд вышел по делам моего живота, он с необычайной талантливостью вытащил у меня все деньги и бумажники (с твоей карточкой, со всеми бумагами!) и скрылся из номера в неизвестном направлении. Все мои заявления не привели ни к чему, только по приметам сказали, что это очень известный по этим делам вор. Денег по молодости лет не чересчур жалко. Но мысль, что мое путешествие прекратится, и я опять дураком приеду на твое посмешище, меня совершенно бесила. Сейчас все устроилось с помощью твоей и Гиза.

Я нарочно просил слать за ноябрь и декабрь, чтоб это на тебе сейчас не отразилось, а там приеду, отработаю.

Лилек, шлю для «Прибоя» (он у тебя записан) листок с текстом*. Передай его, пожалуйста.

Об Эльзиной визе надо говорить только в Москве.

Сегодня получил телеграмму от Левы, он как раз приезжает после моего отъезда через несколько часов.

Как на Волге?

Смешно, что я узнал об этом случайно от знакомых. Ведь это ж мне интересно, хотя бы только с той стороны, что ты значит здорова!

Детик, это я уже дописываю утром и через десять минут мне ехать на вокзал. Целую тебя, солник.

Целую Оську.

Люблю вас ужасно и скучаю по вас.

Весь ваш мексиканский Щен.

Брик Л. Ю., 22 июня 1925*

83 Л. Ю. БРИК [Пароход «Эспань», 22 июня 1925 г.]

Дорогой Линочек.

Так как показалась Испания, пользуюсь случаем известить вас, что я ее благополучно сейчас огибаю и даже захожу в какой-то маленький портик, – смотри на карте Santander*.

Мой «Эспань» – пароходик ничего. Русских не обнаружено пока. Едут мужчины в подтяжках и с поясом сразу (оне испанцы) и какие-то женщины в огромных серьгах (оне испанки). Бегают две коротких собачки. Японские, но рыженькие, обе одинаковые.

Целую тебя, родненький, и бегу изучать по-французски, как отправить письмо.

Целую тебя и Оську.

Весь ваш Щен.

22/VI-1925.

Брик Л. Ю., 3 июля 1925*

84 Л. Ю. БРИК [Пароход «Эспань», 3 июля 1925 г.]

Дорогой-дорогой, милый, милый, милый и любимейший мой Лиленок!

Получаешь ли ты мои (2) дорожные письма?* Сейчас подходим к острову Кубе – порт Гавана (которая сигары), будем стоять день-два. Пользуюсь случаем еще раз безнадежно сунуть в ящик письмо.

Жара несносная!

Сейчас как раз прем через Тропик.

Самой Козероги (в честь которой назван этот тропик), впрочем, я пока еще не видел.

Направо начинает выявляться первая настоящая земля Флорида (если не считать мелочь, вроде Азорских островов). Приходится писать стихи о Христофоре Колумбе, что очень трудно, так как, за неимением одесситов, трудно узнать, как уменьшительное от Христофор. А рифмовать Колумба (и без того трудного) наудачу на тропиках дело героическое.

Нельзя сказать, чтоб на пароходе мне было очень весело. 12 дней воды это хорошо для рыб и для профессионалов открывателей, а для сухопутных это много. Разговаривать по-франц<узски> и по-испански я не выучился, но зато выработал выразительность лица, т. к. объясняюсь мимикой.

Родненькая, телеграфируй мне обязательно твое здоровье и дела. Адреса нашего посольства я, к сожалению, не знаю. Справься в Наркоминделе. Кажется, телеграфный адрес: Мексика (город) Дельсовпра (делегация сов<етского> правит<ельства>).

Много работаю*.

Соскучился по вас невыразимо.

Целую 1000 раз тебя и 800 Оську.

Весь ваш

[Колумб]

Щен.

Брик Л. Ю., около 15 июля 1925*

85 Л. Ю. БРИК [Мехико, около 15 июля 1925 г.]

Дорогой, дорогой, миллион раз милый       и один раз и навсегда любимый Кисит.

Я в Мексике уже неделю*. Жил день в гостинице, а потом переехал в полпредство. Во-первых, это приятней, потому что и дом хороший, и от других полпредств отличается чрезвычайной малолюдностью. 4 человека (после отъезда Волынского с женом) – вот и все служащие. Во-вторых, это удобно, так <как> по-испански я ни слова и все еще путаю: грасиас – спасибо, и эскюзада – что уже клозет. В-третьих, и деньгов нет, а здесь складчина по 2 песо (2 руб.) в день, что при мексиканской дороговизне – сказочно.

О Мексике:

Во-первых, конечно, все это отличается от других заграниц главным образом всякой пальмой и кактусом, но это произрастает в надлежащем виде только на юге за Вера-Круц. Город же Мехико тяжел, неприятен, грязен и безмерно скучен.

Я попал не в сезон (сезон – зима), здесь полдня регулярно дожди, ночью холода и очень паршивый климат, т. к. это 2400 метров над уровнем моря, поэтому ужасно трудно (первые две недели, говорят) дышать и сердцебиения, что уже совсем плохо.

Я б здесь не задержался более двух недель. Но, во-первых, я связался с линией «Трансатлантик» на пароход (а это при заказе обратного билета 20 %! скидки), а во-вторых, бомбардирую телеграммами о визе Соединенные Штаты. Если же Соединенных Штатов не выйдет*, выеду в Москву около 15 августа и около 15–20 сентября буду в Москве*. Через несколько дней с секретарем посольства* едем внутрь Мексики – в тропические леса; плохо только, что там желтая лихорадка и придется, очевидно, ограничиться только поездом.

Детик! Что ты делаешь и что ты думаешь делать? Бесконечно боюсь тебя не застать, а если ты поедешь в Италию, боюсь, что это у меня не выйдет из-за проклятой кражи!

Когда ты получишь это письмо, меня уже в Мехико не будет, очевидно, т. к. я после поездки вглубь поеду прямо на пароход. Поэтому обязательно все, все мне напиши на Парижское полпредство к 1 сентября, чтоб я по приезде уже застал твое письмо. Только не пиши, что ты меня не любишь, пожалуйста. Ужасно скучаю, ничего про вас не зная. Как Оська? Как «Леф»? Как полное собрание?

Детик, шлю стихи и беспокою тебя страшными просьбами*:

1) «Открытие Америки» дай «Лефу»*

2) «Испанию» дай «Огоньку»

         шлю доверенности

3) «Монашек» попробуй «Известиям»

4) «Атлантический океан» – «Прожектору»

или наоборот

5) Все вместе предложи Радио-Росте.

С «Лефа», разумеется, денег не надо брать. С остальных по 1 р. строка, а с Радио-Росты (т. Галицкому) по 2–3 черв<онца> за стих. Эти деньги ужасно прошу тебя (рассчитываю, что будет 45–50 червонцев, если меньше, так меньше) перевесть Андрэ Эльзиному, у которого я занял перед отъездом, и ему надо заплатить к 1 сентября.

Если денег всех не выручишь или вообще ничего не получишь, то, пожалуйста, своих не шли, а только телеграфируй, и я устроюсь каким-нибудь займом.

Спасибо, детик, за телеграммки, они ужасно, ужасно хорошие и лежат на грудях в чудной свиной коже.

Я сейчас не шлю тебе ничего, потому что, во-первых, затеряют, во-вторых, еще не осмотрелся, а в-третьих, хочу везть тебе сам.

Дорогой мой и любимый Котик, целую тебя страшно, страшно. Весь твой со всеми четырьмя лапами

Щен.

Целую Оську в усы.

Целую Эльзку.

Привет Елене Юльевне.

Передай, пожалуйста, маленькое письмо маме моей*.

Маяковским А. А., О. В., Л. В., около 15 июля 1925*

86 А. А., О. В., Л. В. МАЯКОВСКИМ [Мехико, около 15 июля 1925 г.]

Дорогие мои мамочка, Оличка и Людочка!

Целую вас всех страшно и поздравляю вас со всеми именинами и рождениями*, какие за это время подвернутся, а также благодарю вас за поздравление.

Числа 10-15-20 сентября надеюсь быть в Москве. Целую вас всех еще раз.

Ваш мексиканский сын и брат

Вол.

Бурлюку Д. Д., 23 октября 1925*

87 Д. Д. БУРЛЮКУ [Нью-Йорк, 23 октября 1925 г.]

Додя*, ты неисправим.

Жду ровно в 5 для поездки в Филадельфию*.

В. М.

Маяковским Л. В., О. В. 9 ноября 1925*

88 Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ [Париж, 9 ноября 1925 г.]

Телеграфируйте немедленно подробно мамино здоровье. Попросите Бориса Кушнера помочь квартирой*. Буду Москве недели через две. Целую мамочку, вас.

Володя.

Брик Л. Ю., 20 февраля 1926*

89 Л. Ю. БРИК [Баку, 20 февраля 1926 г.]

Дорогая и родная моя Кисица!

(Это я сделал из Киса и Лисица.)

Я живу сию минуту в Баку, где и видел (а также и по дороге) много интересного, о чем и спешу тебе написать.

Во-первых, от Краснодара до самого Баку ехал с нами в поезде большой престарелый обезьян. Обезьян сидел в окне и все время жевал. Не дожевавши, часто останавливался и серьезно и долго смотрел на горы, удивленно, безнадежно и грустно, как Левин после проигрыша.

А до этого в Краснодаре было много собачек, про которых я и пишу теперь стих*.

В Баку тоже не без зверев. Во-первых, под окном третьего дня пробежали вместе одиннадцать (точно) мирблюдов, бежали прямо на трамвай. Впереди, подняв руки, задом прыгал человек в черкеске, орал им и что-то доказывал – чтоб повернули.

Е́два-е́два* отговорил.

А также наискосок ежедневно становится в девять часов хороший ослик с фруктами. Что же касается Регины Федоровны, то ее уже не было, она уехала в Москву.

Я живу весело: чуть что – читаю «Левый марш» и безошибочно отвечаю на вопросы, что такое футуризм и где теперь Давид Бурлюк.

Счастливый Ося, и он живет полной, красивой жизнью: я читал про его выступление в Доме союзов, а также дышащую гневом статью о киноплакате* в «Советском экране».

Целуй его очень. В телеграммах я его не целую, потому что телеграммы срочные, могут прийти ночью, а я не хочу его беспокоить ночью по пустякам.

Во вторник или среду утром еду Тифлис* и, отчитав, поскорее в Москву. Надоело – масса бестолковщины. Устроители – молодые*. Между чтениями огромные интервалы, и ни одна лекция не согласована с удобными поездами. Поэтому, вместо международных, езжу, положив под голову шаблонное, с клещами звезд огромное ухо. Уже и без клещей было б удобнее, но вычесывать клещи лень, тем более из 20 000 экземпляров*.

Здесь весна. На улицах продают мимозы. Можно ходить без пальто, но тогда очень холодно. Налево от меня какая-то уличка, на ней парикмахерская «Аэлита», тут же все по-тюркски, но выглядит страшно иностранно, т. к. теперь латинский алфавит: аптека и сейчас же по-ихнему – «Aptiq», а вместо воскресенья вообще пятница. Направо от меня Каспийское море, в которое ежедневно впадает Волга, а выпадать ей неоткуда, т. к. это море – озеро и положенье его безвыходное.

Дорогой Солник, очень тебя жалею, что тебе одной возиться с квартирой*, и завидую, потому что с этим повозиться интересно.

Я по тебе, родненький, очень соскучился. Каждому надо, чтоб у него был человек, а у меня такой человек ты. Правда.

Целую тебя обеими губами, причем каждой из них бесконечное количество раз.

Весь твой Счен 1-ый (Азербайджанский).

20/II-26 г.

В литотдел Госиздата, 15 марта 1926*

90 В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА [Москва, 15 марта 1926 г.]

В лит. сектор Гиза

Маяковского

Заявление

Прошу отсрочить мне сдачу материала согласно договорам:

1) Драма до 30-го марта

2) Роман до 15-го июля.

Вл. Маяковский.

15/III-26 г. Москва

В литотдел Госиздата, 12 апреля 1926*

91 В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА [Москва, 12 апреля 1926 г.]

В литературно-художест<венный> отдел Гиза

В. Маяковского

Заявление

Прошу отсрочить сдачу 4-го тома полного собрания сочинений до 28 апреля 26 г.

В. Маяковский.

12/IV-26 г.

В Театр им. Вс. Мейерхольда, апрель 1926*

92 В ТЕАТР ИМ. ВС. МЕЙЕРХОЛЬДА [Москва, первая половина апреля 1926 г.]

О читке Мистерии.

Лучше всего было бы или

1) Рай или

2) Начало 2-го действия (свержения правительств).

Текст в книге «13 лет работы», II-й том («Мистерия-буфф», 2-й вариант).

В. Маяковский.

В литотдел Госиздата, 30 мая 1926*

93 В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА [Москва, 30 мая 1926 г.]

В Литературно-художественный отдел Государственного издательства

Заявление

Прошу при окончательном обсуждении вопроса об издании моего Собрания сочинений принять во внимание следующее:

I. Необходимо собрание сочинений дополнить пятым томом*, так как после подписания договора (продленного по просьбе отдела) прошло более года и за это время мною написаны вещи, наиболее характерные для меня и новизной и современностью наиболее интересные читателю. В V-ый том должны войти:

1) Стихи об Америке и Мексике (5 листов).

2) Американский очерк, проза (4 листа).

3) Как делать стихи? (2 листа).

4) Стихи и поэмы: «Сергею Есенину» «Разговор с фининспектором о поэзии» «Сифилис» «Взяточник» «В порядок дня» «Детская» и др. (6 листов)

Всего – 17 листов.

II. Пользуясь пунктом договора о перепечатке, считал бы нужным предложить выпустить универсалкой поэму «Ленин»*, «Сатирические стихи» и «Об обрядах» для крестьянской библиотеки. Это необходимо сделать потому, что мой основной читатель – вузовец, рабфаковец, не могущий тратить денег на дорогую книгу. Опыт дешевого издания «Огонька»* показал всю целесообразность такого дела: даже старое «Облако в штанах» разошлось за несколько месяцев без остатка в количестве 16 000 экземпляров.

III. Необходимо дать если не все издание, то хотя бы два-три тома к началу осени. Как и всегда, я предприму осенью ряд поездок с лекциями по провинции и буду лично продвигать эти книги. Как показал мой опыт, описанный в статье «Красной нови»*, этот способ пропаганды книги вначале оправдывает себя и идейно и коммерчески. Книга непосредственно связывается с потребителем, берется людьми, непосредственно заинтересованными в поэзии, и в дальнейшем повышается магазинный спрос.

IV. Способ продажи книг по лекциям и писательским выступлениям необходимо в дальнейшем расширить и планомерно организовать от имени Гиза. Считал бы очень целесообразным устраивать в Москве и Ленинграде ежегодные «Поэтические олимпиады» по литературным группам, приуроченные к выходу новых книг.

Владимир Маяковский.

30/V-26 г.

В редакцию газеты «Маяк коммуны», 6–7 июля 1926*

94 В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «МАЯК КОММУНЫ» [Севастополь, 6–7 июля 1926 г.]

Уважаемый тов<арищ> редактор!

Не откажите в любезности напечатать следующее:

Приношу большое извинение всем собравшимся 6 июля на мою несостоявшуюся лекцию.

Причина срыва лекции – неумелость организаторов и их нежелание не только выполнять заключенный договор, но даже входить в какое-нибудь обсуждение по этому поводу.

С приветом Вл. Маяковский.

Брик Л. Ю., 8 июля 1926*

95 Л. Ю. БРИК [Симферополь, 8 июля 1926 г.]

Дорогой-дорогой, родной, любимый и милый Кис.

Как ни странно, а я пишу из Симферополя.

Сегодня еду в Евпаторию, а через день обратно в Ялту (где и буду ждать ваших телеграммков и письмов).

Одесские деньги поизносились вконец и приходится ездить с чтениями на заработки.

К сожалению, и это почти ничего не дает. Например, в Севастополе не только отказались платить по договору (организаторы, утверждающие, что они мопровцы), а еще и сорвали лекцию, отменили и крыли меня публично разными, по-моему, нехорошими словами. Пришлось целый день потратить на эту бузу, собирать заседание секретариата райкома, и секретарь райкома отчитывал влоск зарвавшегося держиморду. Моральное удовлетворение полное, а карман пустой. Да еще вместо стихов приходится писать одни письма в редакции.

Я пока еще не загорел, а с носа уже третья шкура слазит, и я его ношу, как пунцовый флаг. Надо думать, что я некрасивый.

Самое для меня неприятное то, что ты сидишь, должно быть, без единого грошика, все к тебе пристают, а Осику не на что ехать на Волгу. Если так пойдет дальше, через недельку-другую вернусь в Москву.

Мне без вас, милые мои и родные, совсем невозможно и скучно. У меня и здесь вообще никаких новостей – на Чатырдаге и на Ай-Петри не случается ничего, кроме красивых восходов*, а про это даже в газетах писать перестали.

Если вы не напишете все, все, все про себя, я сейчас же начну вымирать со скуки.

Целую все, все лапки и головки тебе и Оську в лысину. Любите меня, пожалуйста, и не забывайте, а я весь ваш

Счен.

8/VII-26 г.

Маяковской А. А., 15 июля 1926*

96 А. А. МАЯКОВСКОЙ [Евпатория, 15 июля 1926 г.]

Дорогая моя милая и родная мамочка.

Видите, какой у Вас хороший сын: всем вообще не пишет, некоторым пишет, но на маленьких листочках, а Вам на большом и во весь разворот. Меня очень беспокоит, что Вы летом без дачи и без отдыха.

В Одессе я заходил* к Мише Киселеву. Он просил Вам передать, что рад был бы видеть Вас и Олю и Люду в Одессе.

Как Вы смотрите на это дело? Не поехать ли Вам недели на две? В свою очередь у Миши будет отпуск к августу – сентябрю, и я его звал в Москву.

Я живу обыкновенно. Немного работаю – читаю лекции, пишу, а в промежутках стараюсь здороветь, загорать и полнеть, на радость моей милой и любимой мамочке.

Надеюсь недели через две, через три быть в Москве, а то без меня дела, должно быть, никак не двигаются.

Дорогая мамочка, черкните мне –

Ялта, гостиница «Россия».

Целую очень Людочку и Оличку и поздравляю Оличку со всеми праздниками, которые приходятся на именинный и рожденный июль месяц.

Целую Вас крепко, дорогая мамочка.

Любящий Вас Ваш Володя.

15/VII-26 г.

Брик Л. Ю., 15 июля 1926*

97 Л. Ю. БРИК [Евпатория, 15 июля 1926 г.]

Милый и родной Детик.

Я живу совсем как потерпевший кораблекрушение Робинзон: спасаюсь на обломке (червонца), кругом необитаемая (тобой и Оськой) Евпатория, а пятница уже одна была и завтра будет другая.

Главное же сходство в том, что ты ни мне, ни Робинзону ни слова не пишешь и не написала.

Правда, есть одна ответная телеграмма, но я ее даже не считаю, так как она без подписи, я так про нее себе и говорю: может, от Кисы, а может, от Драпкина*. Возможно, что я виноват сам, и в Ялте лежит целая охапка писем и телеграмм. Но и то я не виноват, так как застрял тут на целую неделю, потому что у меня был страшенный грипп. Я только сегодня встал, и завтра во что бы то ни стало уеду в Ялту из этого грязного места.

Три лекции, с таким трудом налаженные опять в Севастополе и Евпатории, пришлось отменить.

Веселенькая историйка! Ну да бис (по-украински – черт, а не то, что бис – «браво») с ней.

Кисит, если ты еще не написала – напиши в Ялту. Не будь свиньей, тем более, что из такой маленькой кисы хорошей большой свиньи все равно не выйдет.

Как дело с Оськиным отдыхом?

Ехал бы он в Ялту.

Я получил за чтение перед санаторными больными комнату и стол в Ялте на две недели, Оське можно было бы устроить то же самое.

Ослепительно было бы, конечно, увидеть Кису на ялтинском балкончике!.. Но обломок червонца крошится, а других обломков нет и неизвестно.

По моим наблюдениям я стал ужасно пролетарский поэт: и денег нет, и стихов не пишу.

Родненький Лисик, ответь, пожалуйста, сразу.

Ты, должно быть, не представляешь себе, как я тоскую без ваших строк. Целую и обнимаю тебя, родненькая, и люблю.

Весь твой

Счен.

Ужасно целую Осика.

15/VII-26 г.

Катаняну В. А., 3 августа 1926*

98 В. А. КАТАНЯНУ [Ялта, 3 августа 1926 г.]

Прошу задержать выпуск Разговора фининспектором. Необходимо сначала напечатать Москве. Телеграфируйте Ялта, гостиница Россия. Большой привет.

Маяковский.

В Мосфинотдел, 26 августа 1926*

99 В МОСФИНОТДЕЛ [Москва, 26 августа 1926 г.]

В Мосфинотдел Фининспектору 17-го участка

Вл. Маяковского

Заявление

Мною получено извещение за № 273 об уплате налога за второе полугодие 1925/26 г. на сумму 2335 р. 75 к.

Сумма эта для меня чудовищна и платить ее я совершенно не в состоянии, что известно и фининспектору, бывшему у меня и производившему осмотр моего «имущества».

Прошу пересмотреть вопрос о моем обложении, приняв в соображение следующее:

I) Неподача мною декларации объяснена отнюдь не уклонением от сообщения о своих заработках, а только тем, что в сложном поэтическом производстве почти невозможно точно учесть производственные расходы и способ их определения. Для этой только начатой работы нужны целые научные труды.

Ввиду этого я вместо подачи декларации регулярно бывал лично у фининспектора и указывал и на свои доходы, и на проценты моих расходов к общей сумме заработка. Я был убежден, что подобное объяснение вполне заменяет декларацию, тем более что оно было обстоятельней и подробней, чем простой перечень декларации. Кроме того, находясь в постоянных разъездах, я просто пропустил срок подачи таковой. Из последних 6-ти месяцев 4½ месяца я был в разъездах.

II) Не приняты в соображение мои расходы. В главном они таковы:

1) Расходы по поездкам. Все годы я езжу, и эта езда является источником моей работы. (Мои последние книги: «Париж», «Мое открытие Америки», «Гавана, Ат. океан»*, а также журнальные статьи и стихи: «Германия», «Нордерней», «Флаг», «Гавана»*, «Индейцы»* и т. д. и т. д. – исключительно результат путешествий.)

Беру цену двух рейсов: самого дорогого из сделанных мною и самого дешевого.

Американское путешествие* (только расходы по передвижению):

Москва – Сен-Назер 100 доллар.

Сен-Назер – Вера-Круц 250»

Мехико – Нью-Йорк 150»

Нью-Йорк – Чикаго 100»

Чикаго – Нью-Йорк 100»

Нью-Йорк – Гавр 200»

Гавр – Москва 100»

1000 доллар.

2000 руб.

180 руб. в месяц

Путешествие Германия и Франция:

Москва – Кенигсберг 100 доллар.

Кенигсберг – Берлин 10»

Берлин – Париж 35»

Париж – Берлин 35»

Берлин – Кенигсберг 10»

Кенигсберг – Москва 100»

240 доллар.

480 руб.

40 руб. в м-ц

Итого считаю средний расход в месяц по путешествиям, считая исключительно билеты – 110 руб. – за 6 мес. – 660 руб.

2) Поездки по городу, ввиду того, что я жил в Сокольниках, а теперь за Таганской площадью при полном отсутствии казенных средств сообщения и необходимости ежедневных разъездов и позднего возвращения с лекций и заседаний, типографии, ночной редакции – 5 руб. в день – 150 руб. в месяц, за полгода – 900 руб.

3) Работа машинистки 50 печатных стр<ок> 100 стр<аниц> на машинке. При 5-ти копиях (текста + книга + полн. собр. соч. + архив, лекции) по 50 к. страница – 50 руб. в месяц – 300 руб.

4) Материалы для письма. 1 стопа линованной бумаги, 1 стопа простой, тетради черновиков, чернила, карандаши, машинные ленты, папки для работ и т. д. – 30 руб. в месяц – 180 руб.

5) Материалы для живописи, рисования и черчения (в мои доходы входит заработок и по иллюстрациям), краски, цветная тушь, кисти, ватманская бумага, рейсшины, доски, готовальня и т. д. – 50 руб. в месяц – 300 руб.

6) Мастерская для работы (для заседаний, для работ по рисованию, для архива и т. д.). Я имею, согласно просьбе Наркомпроса и разрешен<ия> ВСНХ, специальное помещение* (20 р. помещ<ение>, 4 р. электрич<еское> освещ<ение>, 1 р. вода, уборка 5 р.) – 30 руб. в месяц – 180 руб.

7) Книги, журналы и газеты для работы, библиотеки, для рассылки за границу и по СССР в целях пропаганды нашего искусства, переплетные и библиотечные расходы – 80 р. в месяц – 480 руб.

8) Секретарские расходы: рассылка материалов, архивная работа, фотографии журналам, бюро вырезок и т. п. – 40 руб. в месяц – 240 руб.

9) Оборудование – расходы на мебель, пишущ<ую> машинку, полки и т. д. – 30 руб. в месяц – 180 руб.

10) Телефон в мастерской и дома, особенно необходимый в газетном деле – 90 руб.

11) Лечение (амортизация) 1–1½ месяца в году санаторий по 20 <120?> р. в месяц и мелкие расходы по лечению – 200 руб.

12) Расходы на прозодежду при рисовальной и литографской работе, полугодие – 120 руб.

13) Расходы на «представительство». Будучи одним из создателей целого направления в искусстве, являющегося наиболее активной половиной искусства СССР, я обязан вступать в различные взаимоотношения с деятелями искусства разных стран, принимать их у себя, а также вести работу по организации и сплочению молодых литерат<урных> сил. Эта работа требует хозяйственных расходов, по стенографии, одежде для выступлений и т. п., считаю, в среднем 60 руб. в месяц – 480 руб.

14) Специальные расходы этого года. С полного собрания сочинений на оплату редактирования и вступит. статьи – 1000 р.

15) Библиография полного собрания сочинений*200 р.

16) На закупку материалов для журнала «Леф» – 900 р.

17) Взнос в профсоюз – 120 р.

6350 р.

Общая сумма – 9935

Расходы – 6530

3405 руб.

Таким образом мой чистый заработок равняется 3405 р., но и он является преувеличенным, так как в тек<ущем> году мною было продано в Гиз полное собрание сочинений*, факт, бывающий с писателем один раз за всю жизнь. Кроме того, из этой суммы я даю ежемесячно матери, находящейся на моем иждивении, 150 р. (с матерью две сестры, хотя и работающие, но нуждающиеся в ежегодном обязательном курортном лечении – суставной ревматизм и последствия сотрясения мозга). Эту сумму в 900 руб. за полгода надо обязательно вычесть из моего заработка, и я должен облагаться только с суммы в 2505 р. С этой суммы вносить 2333 р. 75 коп. налогу я, разумеется, никак не могу.

По роду моей работы, которую я никак не могу превращать в канцелярскую, я, конечно, не веду никаких точных бухгалтерских заметок о приходах – расходах, но все мои расходы без труда могут быть проверены фининспектором и подтверждены профсоюзом в части производственных расходов, как и доходы, так как я работаю исключительно в госизданиях и учреждениях. К этому надо добавить, что, несмотря на то, что моя работа – работа общественная, часто выполняемая по прямым заданиям тех или иных госучреждений и органов (Наркомпрос, Комитет Парижской выставки и т. д.), я не пользуюсь ни единой бесплатной услугой государства и не трачу ни одной казенной копейки. Например, мне самому пришлось оборудовать и ремонтировать разрушенную квартиру. Кроме того, находясь в заграничных поездках, я не использую их в целях наживы от выступлений и лекций, а выступаю только по предложению наших полпредств или иностранных рабочих и партийных организаций – или бесплатно или по расценкам, едва покрывающим организационные расходы.

Поэтому не приходится удивляться, что в настоящее время, когда я должен платить 1 часть налога, баланс таков: 25 руб. наличных денег и 1950 руб. долгу, не считая налога, для покрытия которого Гизу выдан исполнительный лист.

Я могу платить в полугодие не более 300–350 руб. налога и то, если он мне будет рассрочен, как трудящемуся.

Настоящее мое заявление надо считать постоянным, так как в продолжение нескольких лет заработок не изменяется (3000 руб. в это полугодие излишка, полученного за полное собрание сочинений, считать не приходится, так как это случайность и эти деньги ушли полностью на расходы, указанные в моем заявлении, и на покрытие происшедшей кражи, следствием чего и явился мой долг в 1950 руб.). Заработок этот равняется 6000 руб. при 50–55 % организационных и производственных расходов.

Прошу принять в соображение это заявление и при дальнейших обложениях меня налогом.

Это заявление не является случайным, а продумано мной и выведено из всей моей поэтической и теоретической работы, в подтверждение чего ссылаюсь на мои работы: 1) «Как писать стихи»*, «Красная новь», 2) «В мастерской стиха»*, «Новый мир», 7–8, и 3) «Разговор с фининспектором о поэзии». Поэма.

Прошу принять во внимание указанное мной в заявлении и снизить обложение до норм, просимых и доказываемых мною.

Всякое иное решение в корне подорвет мою работу.

Владимир Маяковский.

26/VIII-1926 г.

Москва, Лубянский пр., 3/12, и Гендриков пер., 15/5.

В Мосфинотдел, 3 сентября 1926*

100 В МОСФИНОТДЕЛ [Москва, 3 сентября 1926 г.]

В Мосфинотдел Фининспектору 17-го участка

В дополнение к поданной мною объяснительной записке сообщаю:

Сумма в 900 руб. на покупку материала для «Лефа» я считаю производственным расходом, так как, во-первых: работа сегодняшнего литератора (и моя как представителя целой литературной группы, не имевшей последние годы самостоятельного печатного органа) не является индивидуальной работой, а связана с достижениями, изобретениями и обработкой вопросов со всеми товарищами по литературной группе. Ввиду этого приобретение не напечатанных еще материалов и для моего производства лично является моментом, квалифицирующим и подымающим в будущем мою собственную продукцию. Во-вторых, наши журналы не являются коммерческим предприятием, а служат только выявлению нашей литературной линии, правильность и пропаганда которой является одновременно и литературным укреплением каждого члена литературного объединения и меня в частности. Поэтому покупка мной материалов, не носящая, конечно, ни малейшего «меценатского» оттенка, является моим личным производственным расходом.

Вл. Маяковский.

Лифшицу Б. Я., 29 сентября 1926*

101 ЧЛЕНУ ПРАВЛЕНИЯ ВУФКУ Б. Я. ЛИФШИЦУ [Москва, 29 сентября 1926 г.]

Уважаемый товарищ Лифшиц.

В ответ на ваши два письма я вам послал две телеграммы, так что сущность вам уже известна, остаются только краткие мотивировки.

1) С прискорбием узнал об отсрочке платежей до 6–7 октября и на первый раз примирился со своей грустной авторской участью, в полной уверенности, что получу следуемое (900–750) точно в назначенный вами срок.

2) Сценарии отправляю только корректированными, так как при самой большой щепетильности не мог найти ничего требующего изменений. Изменения буду производить только в результате обсуждения сценариев с режиссером-постановщиком, а окончательную редакцию надписей дам только при монтаже фильмы. Таковую работу должен производить каждый сценарист над каждым сценарием, вне зависимости от предварительных литературных качеств сценария. Как вы помните, об этом я и говорил при заказе и при сдаче сценариев и даже просил внесения в договор пункта об оплате мне дороги до места постановки с целью «вмешательства в производство». Именно такое отношение я считаю добросовестностью сценариста, об этом я и упоминал в своей совершенно правильной и лестной для ВУФКУ заметке*; и именно с таким отношением я подхожу к своей весьма интересующей меня работе в ВУФКУ.

Для меня ясно, что вы в момент написания письма не читали сами моей заметки. Она не может иметь двух толкований. Фантастическая ее передача, очевидно, результат «конкурирующих сценаристов», завсегдатаев редакционных корзин. Так же приятно мне было впервые от вас узнать о моем поступлении к Роому и другие феерические вещи. Думаю, что к этому вопросу нам более возвращаться не придется.

Считаю нужным еще раз повторить, что результат постановок моих сценариев решающе зависит от способности режиссера, так как европейский тип моих сценариев (монтаж кадров, а не фабульное развитие) у нас нов.

3. Буду в Харькове скорее всего 11 октября (очевидно, придется читать лекцию). 14-го же буду обязательно и привезу заказанные мне сценарии.

Крайне изумляет меня ваше упоминание о какой-то моей особой «хватке». Ни размером гонорара, ни сроками оплаты я, насколько мне известно, не выделяюсь из остальных сценаристов, что при моей бесспорной литературной квалификации кажется мне подкупающей юношеской наивностью.

Единственное, что у меня есть, – это девственная вера в нерушимость договоров и в необходимость их точного выполнения, что вы, должно быть, уже оценили, видя меня в назначенную минуту вежливо входящим со сценариями в руках.

Отнесите чересчур идиллическое описание моей фигуры за счет перегибания вами моей характеристики в другую сторону.

4. Сценарий к десятилетию Октября я возьмусь делать с удовольствием*. Основное ваше положение, что хорошо бы наперекор пафосным сценариям сделать веселый, – приветствую. Тему, предложенную вами, не считаю удобовыполнимой. Мне кажется, нельзя провести на целый сценарий реализованную метафору «ребенок – СССР». Даже в литературном произведении такая длительная возня с метафорой не убеждает.

Со своей стороны предлагаем историйку двух обывательских братцев* (возможно – сестра), одновременно бегущих от красных пушек, – один очутился за границей, другой, повиснув на собственных штанах, перелазя забор, волей-неволей сидит в СССР. В дальнейшем развивается история братцев: заграничному до полкартины становится все лучше, нашему – все хуже. Другая половина «наоборот». Картина талантливо развивается, пока заграничный брат не подает прошения о возврате оставшемуся братцу.

На этой канве можно прекрасно, бытово разыграть всю историю наших побед и завоеваний, подведя к апофеозному десятилетию.

Мне необходимо получить ответ на это предложение возможно скорее, так как тов. Брик, совместно с которым я буду писать этот сценарий, через три недели – месяц уезжает.

Если вы согласны с моим предложением, прошу написать мне с приложением договора (очевидно, на общих принятых вами условиях).

Жду от вас письма и буду рад увидеть лично. С приветом.

Москва, 29/IX-26 г.

В губернскую налоговую комиссию, 30 октября 1926*

102 В ГУБЕРНСКУЮ НАЛОГОВУЮ КОМИССИЮ [Москва, 30 октября 1926 г.]

В губернскую налоговую комиссию

Заявление

В. Маяковского

Ввиду того, что районная комиссия Центрального района в заседании своем 30 октября не приняла в соображение всех расходов, указанных мной, прошу пересмотреть мое дело и снизить налог и штраф до минимальных размеров, принимая в соображение все особенности поэтической работы.

Вл. Маяковский.

30/X-26 г.

Брик Л. Ю., 29 ноября 1926*

103 Л. Ю. БРИК [Краснодар, 29 ноября 1926 г.]

Дорогой-дорогой, милый, родной и любимый кисячий детик лис[1].

Я дико скучаю по тебе и ужасно скучаю по вас всех (по «вам всем»?)[2].

Езжу как бешеный*.

Уже читал: Воронеже, Ростове, Таганроге, опять Ростове, Новочеркасске и спять два раза в Ростове; сейчас сижу Краснодаре, вечером буду уже не читать, а хрипеть – умоляю устроителей, чтоб они меня не возили в Новороссийск, а устроители меня умоляют, чтоб я ехал еще и в Ставрополь.

Читать трудновато. Читаю каждый день, например, в субботу читал в Новочеркасске от 8½ вечера до 12¾ ночи; просили выступить еще в 8 часов утра в университете, а в 10 – в кавалерийском полку, но пришлось отказаться, так как в 10 часов поехал в Ростов и читал с 1½ в РАППе до 4.50, а в 5.30 уже в Ленинских мастерских, и отказаться нельзя никак: для рабочих и бесплатно!

Ростов – тоже не роза!

Местный хроникер сказал мне, гуляя по улице:

«Говорят – гений и зло несовместимы, а у нас в Ростове они слились вместе». В переводе это значит, что у них несколько месяцев назад прорвались и соединились в одно канализационные и водопроводные трубы! Сейчас сырой воды не пьют, а кипяченую советуют пить не позже, чем через 4 часа после кипения, а то говорят, что какие-то «осадки».

Можешь себе представить, что я делал в Ростове!

Я и пил нарзан, и мылся нарзаном, и чистился – еще и сейчас весь шиплю.

Чаев и супов не трогал целых три дня.

Такова интеллектуальная жизнь.

С духовной и романтической стороной тоже не важно.

Единственный романтический случай и тот довольно странный. После лекции в Новочеркасске меня пригласил к себе в кабинет местный профессор химии и усердно поил меня собственным вином собственных лоз из мензурок и пробирок и попутно читал свои 63-летние стихи. Так как вино было замечательное, а закуски никакой, кроме разных «марганцев да ангидридов», то пришлось очень быстро повеселеть и целоваться с влюбленным в поэзию химиком.

Колбочки очень тоненькие и если их просто ставить на стол, то они, оказывается, разбиваются; я это быстро понял и взялся за свой плоский стакан, но увидел только чехол, а сам стакан сперли студенты на память, так что университету никакого убытка, но зато я еще больше боюсь Ростова и совсем обезоруженный.

Придется кипятить нарзан и мыть им посуду, а как узнать – кипит ли нарзан или нет, раз он всегда и шипит и пускает пузырики?!

Опасно жить, как говорит писательница Эльза Триоле*.

Вот и все события. Получила ли ты деньгов? Я их послал почтой, чтоб тебе принесли прямо в кровать.

Не знаю пока, поеду ли в Киев*, очень надо и очень не хочется.

Если не поеду, буду в воскресенье-понедельник Москве, если поеду – вторник-среду.

Не забывай меня, мой родненький, я тебя ужасно люблю и я твой ужасно

Счен.

Целуй Оську.

Краснодар, 29/XI-26 г.

Осик, смотри за Лефом*, целую тебя.

Твой зам Вол.

Доверенность Э. Р. Коринец, 14 апреля 1927*

104 ДОВЕРЕННОСТЬ Э. Р. КОРИНЕЦ [Москва, 14 апреля 1927 г.]

Доверяю перевод моей книги «Мое открытие Америки» тов. Элли Ричардовне Коринец, а также и переговоры с издательствами* относительно ее издания на немецком языке.

Маяковский,

член лит. секции ВОКСа.

14/IV-27 г.

Петру В., 25 апреля 1927*

105 ВАЦЛАВУ ПЕ́ТРУ [Прага, 25 апреля 1927 г.]

Pan Václav Petr, nakladatel, Praha 11, Lützowova, 27.

Udilím Vám autorská práva pro české vydání své knihy «Můj objev Ameriky».

Za tato práva zaplátite mě Kč 1700. – jedentisícsedmset korun čs.

Potvrzuji Vám timto zároveň příjem Kč 1700. – jedentisícsedmset.

V. Majakovski.

V Praze dne 25 dubna 1927.

Господину Вацлаву Пе́тру, издателю, Прага 11, <ул.> Лютцова, 27.

Предоставляю Вам авторские права на чешское издание моей книги «Мое открытие Америки».

За эти права Вы уплачиваете мне 1700 ч. к. – одну тысячу семьсот чехословацких крон.

Вместе с тем подтверждаю получение от Вас 1700 ч. к. – одной тысячи семисот чехословацких крон.

В. Маяковский.

В Праге 25 дня апреля 1927 г.

Брик Л. Ю., 7 мая 1927*

106 Л. Ю. БРИК [Париж, 7 мая 1927 г.]

Мой изумительный, дорогой и любимый Лилик.

Как только я ввалился в «Истрию», сейчас же принесли твое письмо – даже не успел снять шляпу. Я дико обрадовался и уже дальнейшую жизнь вел сообразно твоим начертаниям – заботился об Эльзе, думал о машине* и т. д. и т. д.

Жизнь моя совсем противная и надоедная невероятно. Я все делаю, чтоб максимально сократить сроки пребывания в этих хреновых заграницах.

Сегодня у меня большой вечер в Париже*. Зайдет Флаксерман (он здесь по разным авто-аэроделам*). Пообедаем и пойдем читать. Девятого еду Берлин (на восьмое не было билетов), десятого читаю в Берлине* и оттуда в Москву через Варшаву (пока не дают визы* – только транзитную).

В Праге отмахал всю руку, столько понадписывал своих книг. Автографы – чехословацкая мания, вроде сбора марок. Чехи встречали замечательно*, был большущий вечер, рассчитанный на тысячу человек, – продали все билеты и потом стали продавать билетные корешки, продали половину их, а потом просто люди уходили за нехваткой места.

Доверенность Лавуту П. И., 26 июня 1927*

107 ДОВЕРЕННОСТЬ П. И. ЛАВУТУ [Москва, 26 июня 1927 г.]

Доверенность

Настоящим доверяю гр. Павлу Ильичу Лавуту техническую организацию моих лекций в городах Симферополе, Евпатории, Севастополе, Ялте, Новороссийске, Тифлисе, Баку, Батум, Кутаис.

Действительна сроком на три месяца.

Вл. Маяковский.

26/VI-27 г.

Лавуту П. И., 18 июля 1927*

108 П. И. ЛАВУТУ [Москва, 18 июля 1927 г.]

Считаю бессмысленным устройство лекций Харькове летом. Предпочитаю лекции Луганске осенью. Сообщите дни лекций Крыму. Прошу отменить, перенеся <на> осень лекции Харькове, Луганске. Если отменить невозможно, телеграфируйте, срочно выеду.

Маяковский.

В литотдел Госиздата, 22 июля 1927*

109 В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА [Москва, 22 июля 1927 г.]

В лит. худ. отдел Гиза

Ввиду необходимости частичной переработки третьей части поэмы «Октябрь» прошу разрешить мне представить последнюю часть к 7 августа с. г.

Вл. Маяковский.

Лавуту П. И., 24 июля 1927*

110 П. И. ЛАВУТУ [Москва, 24 июля 1927 г.]

Могу начать двадцать пятого июля* до начала сентября. Телеграфируйте подробно заранее.

Маяковский.

В литотдел Госиздата, 5 августа 1927 г*

111 В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА [Москва, 5 августа 1927 г.]

В литературно-художественный отдел Гиза тов. Бескину.

Товарищ Осип Мартынович.

Шлю окончание поэмы*. Просмотрев работу в общем, пока оставил отдельные места во имя целого. Печатайте. Разумеется, буду работать над поэмой и дальше. Если будет нужно, внесу возможные дополнения и изменения в корректуре. Прошу сдать эту самую корректуру О. М. Брику.

Большой привет.

5 августа 1927.

Приложение – 14 страниц.

Брик Л. Ю., 10 августа 1927*

112 Л. Ю. БРИК [Ялта, 10 августа 1927 г.]

Дорогой, родной, любимый Личик!

Как ты? Как Осик? Как уважаемые сукины дети наши бульдоги*?

Я живу в Ялте, вернее, это так называется, потому что езжу читать во все имеющиеся стороны.

Читал 2 раза Луганске*, раз Сталино, Симферополь, Севастополь, Алушта и прочее.

Живу в Ялте с Горожаниным*, с ним же в большинстве случаев разъездываю. Впрочем, в Алушту ездил с Луэллой, которая поехала к какой-то Вале Шахор, которую она считала за Шахер, и при первой встрече пискливо орала на всю курзальную столовую: <…> Я стыдливо тупил глазки.

15-го читаю в Ялте, потом 19 и 21 Евпатории и Симферополе, и думаю от 1-го до 10-го Кавказ, с вершин коего в Москву.

Детик, у меня к тебе много просьб:

1) Получи в «Молодой гвардии» сорок червонцев (надо получить не позднее пятнадцатого, иначе их вышлют мне в Крым) и эти червонцы возьми себе. (Доверенность прилагаю.)

2) Узнай, получила ли «Мол<одая> гвардия» мою вторую часть поэмы*.

3) Узнай, пожалуйста, у Бескина, прошел ли через ред. план* мой шестой том собрания сочинений.

4) Как в Гизе с изданием моей Октябрьской поэмы? Корректуру этой поэмы очень прошу Осю выверить с особой тщательностью.

5) Как дела вообще с квартирами, ремонтами, дачами и прочим?

6) Попроси Осика сверить гизовский экземпляр поэмы с отрывком, посланным для «Лефа»*, и ввести соответствующие изменения в гизовский экземпляр. Вот и все.

Много?

Будь добра, родненькая, ответь мне на все подробным письмом на Ялту.

Целую тебя и скучаю.

Весь твой Счен.

10/VIII-27 г.

Смоличу Н. В., 22–23 августа 1927*

113 Н. В. СМОЛИЧУ [Ялта, 22–23 августа 1927 г.]

Прошу приехать Ялту. Буду до тридцатого. Привет.

Маяковский.

Брик Л. Ю., 26 августа 1927*

114 Л. Ю. БРИК [Ялта, 26 августа 1927 г.]

Сообщите Госиздату название Октябрьской поэмы Хорошо*. Подзаголовок Октябрьская поэма. Частей не делать. Дать отдельным стихам порядковую арабскую нумерацию. Переставь последним предпоследнее стихотворение*. Третьего еду лекции Кисловодск. Около пятнадцатого радостный буду Москве. Целую мою единственную кисячью осячью семью.

Весь ваш Счен.

В литотдел Госиздата, 28 августа 1927*

115 В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА [Ялта, 28 августа 1927 г.]

В литературно-художественный отдел Госиздата Товарищи!

Сообщаю вам окончательные изменения в моей Октябрьской поэме и прошу их внести в корректуру.

1) Обложка:

МАЯКОВСКИЙ

Хорошо!

(Прошу давать это название в дальнейших газетных объявлениях).

2) Титульный лист:

Хорошо! (Октябрьская поэма).

3) Поэму на части не делить, отдельным стихам дать порядковые арабские цифры от 1 до 23.

4. Двадцать третье стихотворение (последнее):

«Я

земной шар…»

Двадцать второе:

«На девять

        сюда

      октябрей и маев…»

5. Изменить в стихе первом вместо:

Эпос –

   времена и люди,

дни и солнце –

     эпос

эпоса не видеть –

          слепо.

Я

   ни эпосов не делаю,

        ни эпопей.

Исправить:

Время

вещь

   необычайно длинная –

были времена –

       прошли былинные.

Ни былин,

ни эпосов,

ни эпопей.

Все.

Прошу еще раз корректуру сдать тов. О. М. Брику.

Вл. Маяковский.

28/VIII-27 г., Ялта.

В литотдел Госиздата, 27 сентября 1927*

116 В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА [Москва, 27 сентября 1927 г.]

В литературно-художественный отдел Гиза

В ответ на Ваше письмо сообщаю:

По моем возвращении из-за границы мною был заключен с Гизом договор на все имевшиеся в работе вещи: «Роман», «Драма», «Мое открытие Америки» и «Испания, Атлантический Океан, Гавана» (стихи). Я сумел сдать две последние книги. Работа над «Драмой» и «Романом»* задержалась благодаря возникшей большой работе (тоже для Гиза) над Октябрьской поэмой. Эта крайне трудная поэма, сданная в срок Гизу, кроме отрыва от других работ, еще и крайне меня утомила. После месячного отдыха надеюсь в 4-х, 5-тимесячный срок выполнить все взятые на себя обязательства.

Я неоднократно предлагал ликвидировать все материальные обязательства, вытекавшие из договора, но литературно-художественный отдел указывал мне всегда на желательность сохранения договора в силе и откладывал день сдачи книг.

Если и сейчас Гизу интересны указанные книги, прошу продлить срок договора сообразно с моими указаниями о времени.

Вл. Маяковский.

27/IX-27 г.

Доверенность Лавуту П. И., 5 октября 1927*

117 ДОВЕРЕННОСТЬ П. И. ЛАВУТУ [Москва, 5 октября 1927 г.]

Доверенность

Настоящим доверяю Павлу Ильичу Лавуту техническую организацию моих лекций в Москве и Ленинграде.

Действительно месяц.

Владимир Маяковский.

Москва, 5/X-27 г.

Смоличу Н. В., октябрь 1927*

118 Н. В. СМОЛИЧУ [Москва, середина октября 1927 г.]

Приеду Ленинград двадцать шестого, привезу текст*. Большой привет.

Маяковский.

В Институт Ленина, 20 октября 1927*

119 В ИНСТИТУТ ЛЕНИНА [Москва, 20 октября 1927 г.]

В Институт Ленина

от редакции журнала «Новый Леф»

(Лубянский пр., 3, кв. 12)

Заявление

Просим разрешения на помещение на обложке октябрьского номера (№ 8–9) журнала «Новый Леф» фотографии Ленина с кинокадра фильма Э. Шуб* к 10-<лети>ю Октября.

Вл. Маяковский.

20.10.27. Москва

В губернское управление по делам литературы и издательств, октябрь 1927*

120 В ГУБЕРНСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ [Октябрь 1927 г.]

В Гублит

Литературная группа Леф выступит с популяризацией своей теории и практики, опубликованных в 7-ми вышедших номерах журнала «Новый Леф».

Кроме того, будут зачитаны поэмы Асеева и Маяковского, посвященные 10-летию Октябрьской революции*.

В заключение члены Лефа поделятся с присутствующими своими воспоминаниями об Октябрьском перевороте.

Редакция журнала «Новый Леф»

Вл. Маяковский.

Хмельницкой Н. Б., 1 ноября 1927*

121 Н. Б. ХМЕЛЬНИЦКОЙ [Ленинград, 1 ноября 1927 г.]

Милая и хорошая Наталочка.

Неужели мог быть такой случай, что я, находясь в Харькове, не устремился к Вам?

Если я мог совершить такую гадость, то, конечно, сам к себе отношусь с полным презрением и негодованием. Во всяком случае это обстоятельство будет мною исправлено в первый же, очень скорый, приезд мой в Харьков.

Пишу Вам из Ленинграда – читаю бесконечно (12-й раз!) свою новую поэму «Хорошо!» и помогаю ее репетировать в б. Михайловском театре. С этой же поэмищей надеюсь въехать в Харьков.

Письма Ваши получил. Но отсутствие на них ответа – отнюдь не мое нежелание. Каждое Ваше милое письмо я получал через месяца полтора после его написания. А пока я переживал ужас несвоевременного получения – проходил еще месяц.

Поэтому не гневитесь на меня и, если будете в Москве, немедленно требуйте меня перед свои ясные очи.

Привет Вашей редкостной сестре и Вашим замечательным родителям.

Жму руку.

Ваш Маяковский.

1. XI.27.

В клуб завода «Динамо», 19 ноября 1927*

122 В КЛУБ ЗАВОДА «ДИНАМО» [Москва, 19 ноября 1927 г.]

Уважаемые товарищи!

На всякий случай, если не смогу приехать, шлю вам от «Лефа» прекрасного поэта тов. Кирсанова.

В. Маяковский.

Брику О. М., 22 ноября 1927*

123 О. М. БРИКУ [Харьков, 22 ноября 1927 г.]

Осик.

Шлю статейкишку и хронику. Устрой, пожалуйста, и обязательно, чтоб я повидал «Леф» в рукописи*. Это не трудно и не задержит.

Твой Вол.

Маяковской А. А., 27 ноября 1927*

124 А. А. МАЯКОВСКОЙ [Новочеркасск, 27 ноября 1927 г.]

Дорогая, милая и родная мамочка.

Вы самая хорошая и добрая мама на целом свете, и поэтому, конечно, уже на меня не сердитесь за то, что я не сумел зайти перед отъездом. Я уехал страшно неожиданно, а так как было воскресенье, то нельзя было вызвать такси – все киоски по воскресеньям заперты. Словом, я бежал на поезд прямо с лефовского заседания, прожевывая фразу по дороге. Должно быть, Лилечка уже была у Вас и в качестве полномочного представителя изложила Вам все это наизусть. Сейчас пишу из Новочеркасска, через час еду в Ростов, а из Ростова рассчитываю на Кавказ – в Тифлис, а может быть, даже в Кутаис.

В Москву приеду в 20-х числах декабря, побреюсь и сразу прибуду к Вам.

Рад, что еду в теплоту, – по возможности отдыхаю и насыщаюсь, чтоб предстать пред Ваши глаза красивым розовощеким юношей.

Целую Вас, родная мамочка.

Поцелуйте Люду и Олю.

Ваш весь Вол.

27/XI-27 г.

В редакцию тифлисской газеты, 10–11 декабря 1927*

125 В РЕДАКЦИЮ ТИФЛИССКОЙ ГАЗЕТЫ [Тифлис, 10–11 декабря 1927 г.]

Крайнее утомление и болезнь горла, непрерывные выступления с 26 октября, иногда по 3 раза в день в больших нетопленных помещениях, вынуждают меня уехать из Тифлиса, прервав свои доклады и чтения.

Прошу прощения у товарищей, которым я дал обещание выступить и не мог этого сделать, в первую очередь у тифлисских лефовцев и пролетписателей.

В эстрадную секцию МОДПК, 10 января 1928*

126 В ЭСТРАДНУЮ СЕКЦИЮ МОСКОВСКОГО ОБЩЕСТВА ДРАМАТИЧЕСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ И КОМПОЗИТОРОВ [Москва, 10 января 1928 г.]

В эстрадную секцию

от Вл. Маяковского

Заявление

Считаю невозможным перенос работы по сбору сведений об исполняемых произвед<ениях> на автора недопустимым*.

Из исполнителей моих вещей знаю по афишам и по персональным сообщениям: В. И. Качалова*, Гаркави*, Ильинского*, Эльгу Каминскую*, «Синюю блузу»* и др.

Вл. Маяковский.

10/I-28.

Лавуту П. И., 19 января 1928*

127 П. И. ЛАВУТУ [Ленинград, 19 января 1928 г.]

Выезжаю Москву двадцатого. Покупайте билет. Привет.

Маяковский.

В литотдел Госиздата, 14 февраля 1928*

128 В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА [Москва, 14 февраля 1928 г.]

В Государственное издательство Лит. – худ. отдел

Заявление

Прошу ускорить второе издание моей поэмы «Хорошо!», принятой к печати согласно переговоров с тов. Бескиным, бывших в январе с. г. Поэма «Хорошо!» разошлась, но вследствие дороговизны не могла попасть в рабочую и вузовскую читательскую массу.

Жалоба на цену неоднократно подымалась в письмах и печати*.

Для полного удешевления книги я согласился на минимальный предложенный мне отделом гонорар в 20 к. строка.

Сумму, причитающуюся мне за поэму, прошу списать полностью с моего долга Гизу.

Вл. Маяковский.

14/II-28 г.

Доверенность Лавуту П. И., 14 февраля 1928*

129 ДОВЕРЕННОСТЬ П. И. ЛАВУТУ [Москва, 14 февраля 1928 г.]

Доверенность

Настоящим доверяю П. И. Лавуту техническую организацию моих лекций в городах Киев, Днепропетровск, Одесса, Брянск, Александровск, Винница.

Действительно по 15 апреля.

Вл. Маяковский.

14/II-28 г.

Богачинскому Я. А., 12–15 марта 1928*

130 Я. А. БОГАЧИНСКОМУ [Москва, 12–15 марта 1928 г.]

Подтверждаю мое выступление в Одессе 22 марта категорически. Приеду утром двадцать второго. Отмена ранее объявленных вечеров вызвана исключительно болезнью и запретом врачей.

Маяковский.

Халатову А. Б., 15 марта 1928*

131 ЗАВЕДУЮЩЕМУ ГОСИЗДАТОМ А. Б. ХАЛАТОВУ [Москва, 15 марта 1928 г.]

Тов. Халатову Государственное издательство Уважаемый товарищ!

Вынужден обратить Ваше внимание на бесконечную и недопустимую волокиту в деле издания моего собрания сочинений.

По договору за № 7582 (1925) мною было продано Гизу собрание сочинений в пяти томах (том VI приобретен дополнительным договором).

Срок издания 1½ года назад.

По просьбе Гиза мной было подписано «дополнительное соглашение к договору № 7582».

Привожу два пункта договора:

§ 6. Госиздат обязуется издать V том и I полного собрания сочинений В. Маяковского не позднее 1-го марта 1927 года.

§ 7. В изменении § 9 договора между Госиздатом и В. Маяковским за № 7582 Госиздат обязуется полное собрание сочинений последнего сдать в производство не позднее 1-го января 1928 года.

Таким образом срок § 6 истек год тому назад, § 7 – три месяца назад, а договор Госиздатом вновь не выполнен.

Один разрозненный V том издан*, очевидно, в насмешку, специально для срыва продажи книги, так как «собрание сочинений» при дорогой сравнительно цене покупают главным образом библиотека и подписчик, а разрозненные тома библиотеке ни к чему, да и подписку на них объявить нельзя. Конечно, бережется покупать такие книги и индивидуальный покупатель.

Относя все эти, мягко выражаясь, «недоразумения» к прошлому времени, делаю еще одну попытку урегулировать наши взаимоотношения и прошу:

1. Срочно сдать в производство все тома моего полного собрания сочинений, фиксируя окончательный, твердый срок выпуска книг.

2. Объявить подписку на «собрание», дав мне возможность агитировать за книгу и собирать подписчиков на своих многочисленных московских и провинциальных выступлениях.

Необходимо добавить, что оплата сочинений чрезвычайно низка. 1) 200 рублей, т. е. ниже цены листа прозы, за лист стихов, 2) полистное исчисление 750 строк на лист, тогда как обычный стихотворный лист оплачивается из расчета 450 строк. Я сознательно шел на эти условия, рассчитывая дешевле и скорее получить «Собрание сочинений», необходимое и моему читателю, и мне для дальнейшей работы. При таком отношении к изданию моих книг мой расчет теряет всякие основания.

Вл. Маяковский.

15/III-28 г.

В литотдел Госиздата, 16 марта 1928*

132 В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА [Москва, 16 марта 1928 г.]

В лит. – худ. отдел Гиза

Прошу отсрочки на три месяца по договорам на «Драму» и «Роман».

Вл. Маяковский.

16/III-28 г.

Мейерхольду В. Э., 12 мая 1928*

133 В. Э. МЕЙЕРХОЛЬДУ [Москва, 12 мая 1928 г.]

Если договориться, обсудить тобой предварительно, думаю, хорошая пьеса выйдет. Привет.

Маяковский.

Свидерскому А. И., 25 июня 1928*

134 НАЧАЛЬНИКУ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПО ДЕЛАМ ИСКУССТВ НАРКОМПРОСА РСФСР А. И. СВИДЕРСКОМУ [Москва, 25 июня 1928 г.]

В Главискусство Тов. Свидерскому

Уважаемый товарищ!

Прошу Вас оказать содействие в деле моей командировки (кругосветное путешествие по маршруту: Москва – Владивосток – Токио – Буэнос-Айрес – Нью-Йорк – Рим – Париж – Константинополь – Одесса) для корреспонденций, для освещения в газете «Комсомольская правда» быта и жизни молодежи и для продолжения серии моих работ о странах мира после революции и войны.

Прошу Главискусство:

1. Поддержать ходатайство перед Валютным управлением о выдаче мне разрешения на вывоз 6000 рублей в иностранной валюте из расчета оплаты проездных билетов, 10 рублей суточных (6 месяцев) и 500 долларов для внесения залога при переезде границы САСШ.

2. Оказать содействие в деле возобновления полученного заграничного паспорта по упомянутому маршруту*.

3. Снестись с НКИД в деле облегчения получения иностранных виз.

4. Обратиться к ВОКСу с предложением о взаимной связи нашей работы, о поддержке моей поездки и об использовании ее в целях общекультурной информации об СССР (выступления, лекции) помощью культурных атташе «Общества».

5. Выдать мне необходимое в поездке командировочное удостоверение.

Прилагаю: 1) Командировку ЦК ВЛКСМ и «Комсомольской правды» от 14/VI-28 г. за № 576 (переданы т. Свидерскому).

2) Удостоверение (и копию) ЦК ВЛКСМ и «Комсомольской правды» на имя Валютного управления от 14/VI-28 г. за № 577.

Москва, 25/VI-28 г.

В литотдел Госиздата, конец июня 1928*

135 В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА [Москва, конец июня 1928 г.]

В литературно-худож. отдел

Заявление

Предлагаю Гизу VII том моего собрания сочинений, 20 листов (15 лист<ов> стихи, 2 листа пьеса и 3 листа статей) из расчета 300 р. за лист. Том сдаю в срок, указанный Гизом, – не позднее 1 сентября (окончательная редакция).

Приблизительный список прилагаю.

Вл. Маяковский.

VII том В. Маяковского

I

1) Массам непонятно

2) Чугунные штаны

3) Екатеринбург – Свердловск

4) Император

5) Голубой лампас

6) Крым

11) Пиво и социализм

12) Электричество – вид энергии а) Красные арапы б) Точеные слоны в) Весенняя ночь

13) Возьмем винтовки новые

14*) Дон-хоз-расчет

15*) Драже

16*) Работникам стиха и прозы

17) «Общее» и «мое»

18*) Безработица

19*) Слегка нахальные стихи…

20*) Летом люди ездят на отдых…

21) Служака

22) Жид

23) Бей белых и зеленых

24*) Кулак

25*) Буржуй нуво

26) Критика самокритики

27) Легкая кавалерия

28) Дачный случай

29) Казань

30) Добудь второй!

31*) Культурная революция

32*) Рассказ литейщика

33) Арсенал ленинцев

34*) Даешь свистки!

35) Дядя эм эс пэ о

36*) Гимназисты

37*) Богемец

38) Баку а) Я вас понимаю, мистер Детердинг б) Я вас не понимаю, мистер Детердинг

39*) В Москву!

40*) Майский марш

41*) Весенняя песня

II

42) Клоп, пьеса

III

43) Письма – статьи

Лавуту П. И., 21 июля 1928*

136 П. И. ЛАВУТУ [Пушкино, 21 июля 1928 г.]

Выезжаю двадцать третьего, семь двадцать. Ограничьтесь крымскими лекциями. Должен быть Москве около пятнадцатого августа обязательно*. Необходимо течение сентября перед заграницей читать Москве, Ленинграде, Харькове*.

Маяковский.

Горожанину В. М., 21 июля 1928*

137 В. М. ГОРОЖАНИНУ [Пушкино, 21 июля 1928 г.]

Дорогой Валерий Михайлович. Выезжаю Севастополь двадцать третьего, семь двадцать. Если ваш отпуск совпадает, хорошо поездить вместе. Обеспечиваю боржомом, стихами, изысканной дружбой. Встречайте. Привет Берте Яковлевне, друзьям.

Маяковский.

Луначарскому А. В., не позднее 23 июля 1928*

138 НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ПО ПРОСВЕЩЕНИЮ А. В. ЛУНАЧАРСКОМУ [Москва, не позднее 23 июля 1928 г.]

Народному комиссару по просвещению т. Луначарскому

Уважаемый товарищ!

Согласно программе ГУСа среди других живых писателей, подлежащих школьному изучению, значусь и я. Гиз выпускает в срочном порядке книгу из моих литературных работ и их педагогическо-критического разбора. К сожалению, содержание книги заранее предопределено ГУСом без всякого авторского участия. Так, в мою книгу входят отрывки из «Войны и мира», «Левый марш» и «Прозаседавшиеся», т. е. вещи, писанные 8-12 лет назад. Почему не «Облако в штанах», не «Солнце», не отрывки «Мистерии» и «Хорошо»? Спрошенные товарищи уныло отвечают, что так уже решено «комиссиями», надо торопиться и ничего не поделаешь.

Идея преподавания живой литературы прекрасна и революционна, она должна и может появиться (пока) только в школе СССР, но ее не надо коверкать таким академико-бюрократическим подходом.

Так как вопрос, подымаемый мною, очевидно, касается не одного меня, а целого ряда писателей, обращаю на вопрос Ваше внимание и прошу внушить заинтересованным комиссиям, что:

1) Материал для учебников надо подбирать наиболее характерно, полно и современно при непременном участии автора.

2) К критическому разбору надо привлекать товарищей не случайно, а и ранее занимавшихся разбором литературных произведений данного рода (конечно, связав с требованиями педагога).

Думаю, что и при большой спешке издания сделать живыми книги живых – еще можно успеть.

В редакцию журнала «Крокодил», после 23 июля 1928*

139 В РЕДАКЦИЮ ЖУРНАЛА «КРОКОДИЛ» [После 23 июля 1928 г.]

Прошу стихе «Помпадур» заменить фразу «беспартийный катится под стол» фразой «Собеседник сверзился под стол».

Маяковский.

Воробьеву И. О., 25 июля 1928*

140 ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ПРАВЛЕНИЯ ВУФКУ И. О. ВОРОБЬЕВУ [Алупка, 25 июля 1928 г.]

В ВУФКУ

Председателю правления т. Воробьеву Уважаемый товарищ!

В апреле мной было получено извещение ВУФКУ о «запрещении» реперткомом моих сценариев «История одного нагана» и «Долой жир» и в связи с этим предложение о возврате 2000 аванса.

Трехмесячная болезнь и лежка не позволили мне немедленно обратиться к вам.

Пользуясь отпуском, разрешаю себе обратить ваше внимание на следующее:

1) Совершенно неприемлема и изумительна простая ссылка на «запрещение» Главреперткома. Когда? Почему? Как? Мне кажется, что такая мотивировка по отношению к советскому писателю недопустима и едва ли она могла иметь место без указания на причины и без возможности изменений по линии реперткомовских указаний.

Думаю, что у каждого непредубежденного человека вызозет удивление запрещение по идеологическим соображениям (очевидно) сценария писателя, литератора, ведущего одиннадцать лет большую литературно-публицистическую работу без единого вымаранного нашими органами слова.

Прошу вас распорядиться о присылке мне мотивированной выписки запрещения*.

2) Сценарии мною делались по непосредственному заказу т. Шуба* и единожды были приняты как либретто и тема с предложениями о дополнениях и изменениях, кои мной и были внесены самым добросовестным образом*.

В связи с требованием о возврате полностью аванса эта работа (+ три поездки в Киев), очевидно, рассматривалась как увеселительная часть моих взаимоотношений с ВУФКУ.

3) Во всех моих взаимоотношениях со сценарной частью ВУФКУ была сплошная недомолвка – меня перекидывали от редактора к редактору, редакторы выдумывали несуществующие в кино принципы, особые на каждый день, и явно верили только в свои сценарные способности.

Думаю, что в отношении художественной части сценариев моя квалификация позволяет мне настаивать на необходимости проведения в картинах и моих сценарных «принципов».

Едва ли такое отношение редакторов помогает кампании, поднимаемой за привлечение к кино квалифицированных литературных сил.

Если мы не сумеем сговориться о сданных сценариях, я, конечно, возвращу авансы (за вычетом, в согласии с союзным тарифом, следуемого за безусловно проделанную работу), но предпочел <бы> возвратить их работой – сценарием по заданию ВУФКУ.

Жду вашего ответа.

Москва, Лубянский проезд, 3, кв. 12.

С приветом

25/VII-28 г., Алупка.

В редакцию журнала «Красная новь», 16 августа 1928*

141 В РЕДАКЦИЮ ЖУРНАЛА «КРАСНАЯ НОВЬ» [Москва, 16 августа 1928 г.]

В редакцию журнала «Красная новь»

Не откажите в любезности опубликовать следующее:

Изумлен развязным тоном малограмотных людей, пишущих в «Красной нови» под псевдонимом «Тальников».

Дальнейшее мое сотрудничество считаю лишним.

Владимир Маяковский.

16/VIII-28 г.

В Главлит, 25 августа 1928*

142 В ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ [Москва, 25 августа 1928 г.]

В Главлит

Объяснительная записка к вечеру Вл. Маяковского

Задача доклада показать, что мелкие литературные дробления изжили себя и вместо групповых объединений литературе необходимо сплотиться вокруг организаций, ведущих массовую агитлитературную работу, – вокруг газет, агитпропов, комиссий, организуемых к дням революционных празднеств. Необходимость отказа от литературного сектантства иллюстрируется примером Лефа, большинство из сотрудников которого ведут работу в пионерских, в комсомольских органах печати. Только переход на такую работу дает писателю вместо салонной поддержки 7-10 единомышленников критику и поддержку миллионных организаций.

Литература-самоцель должна уступить место работе на социальный заказ, не только заказ газет и журналов, но и всех хозяйственных и промышленных учреждений, имеющих потребность в шлифованном слове.

Мы излишнее количество сил уделяем на критику ничтожных литературных явлений, оставляя без критического внимания вещи повседневного обихода. Хлеб, костюм, сапог должны критика интересовать, по крайней мере не меньше, чем стихи Есенина.

Агитационно-просветительная работа хотя бы по борьбе за чистоту жилищ, против плевания на улице, за отмену рукопожатий и т. п. должна пользоваться правами литературного гражданства наравне с поэмой и романом.

Разговор иллюстрируется стихами, печатавшимися в «Правде», «Комсомольской правде», «Рабочей газете», «Крокодиле».

Вл. Маяковский.

В Ленгублит, 10 сентября 1928*

143 В ЛЕНИНГРАДСКОЕ ГУБЕРНСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ [Москва, 10 сентября 1928 г.]

В Ленинградский Гублит

Заявление

Прошу выдать разрешение на лекцию «Левей Лефа».

Вл. Маяковский.

10/IX-28 г.

В литотдел Госиздата, 8 октября 1928*

144 В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА [Москва, 8 октября 1928 г.]

В литерат. – худож. отдел Гиза

Прошу отсрочить мне на 3 месяца сдачу драмы и романа. Я в настоящее время отправляюсь в отпуск* для заканчивания почти выполненной работы*.

В. Маяковский.

8/X-28 г.

Брик Л. Ю., 20 октября 1928*

145 Л. Ю. БРИК [Париж, 20 октября 1928 г.]

Дорогой, милый, изумительный и родной Кис.

К сожалению, я в Париже*, который мне надоел до бесчувствия, тошноты и отвращения. Сегодня еду на пару дней в Ниццу* (навернулись знакомицы) и выберу, где отдыхать. Или обоснуюсь на 4 недели в Ницце, или вернусь в Германию.

Без отдыха работать не могу совершенно!

Разумеется, ни дня больше двух месяцев я в этих дохлых для меня местах не останусь.

Дела пока не ладятся.

Пискатор пока что прогорел*. Парижских ауспиций не видать (мелкие лекциишки)*, вся надежда на «Малик»* – хочет подписать со мной договор – в зависимости от качества пьесы (усиленно дописываю). Ввиду сего на машины пока только облизываюсь – смотрел специально автосалон*.

Рутмана я никак не мог найти, говорят, он в отъезде. Икры дал Герцфельду за то, чтоб он доставил Рутману папиросики.

Шалито* хронику обещал послать, хотя и разводил недоуменно ручками, предлагая вместо кусков какой-то целый культурфильм.

Из искусств могу смотреть только кины, куда и хожу ежедневно.

Художники и поэты отвратительнее скользких устриц. Протухших. Занятие это совсем выродилось. Раньше фабриканты делали авто, чтоб покупать картины, теперь художники пишут картины, только чтоб купить авто. Авто для них что угодно, только не способ передвижения. Но способ передвижения это все-таки незаменимый.

Был ли у тебя т. Хайкис? Он размилейший.

Люблю и целую тебя, родненькая. Обнимаю Оську и лобызаю Бульку.

Твой Счен.

В телеграмме было Счен берлинский. Спасибо за письмо.

Пиши, детик!

20/X-28 г.

Брик Л. Ю., 29 октября 1928*

146 Л. Ю. БРИК [Париж, 29 октября 1928 г.]

Веду сценарные переговоры* Рене Клер. Если доведу, надеюсь, машина будет. Целую.

Твой Счен.

Брик Л. Ю., 12 ноября 1928*

147 Л. Ю. БРИК [Париж, 12 ноября 1928 г.]

Дорогой и родной Кисит.

Я задержался с этим письмом, т. к. телеграфировал тебе «покупаю» и все еще не перевел в прошедшее время «купил». Но сейчас, кажется, уже ничего не помешает и денежков с помощью добрых душ на свете я наскребу и назаработаю. Машин симпатичный, ты сама, должно быть, знаешь какой:

Рисунок, конечно, корявый, но карточку из каталожицы я отдал вместе с заказом, а другой пока нет.

Я просил сделать серенький, сказали – если успеют, а то темно-синий.

Пробуду в Париже немного, чтоб самому принять машинку с завода, упаковать и послать, а то заканителится на месяцы. А пока сижу и раздракониваю пьесу и сценарий*. Это первый бензин, который пытается сожрать реношка.

Дико был рад читать твое письмо о «Киноглазе»*. Кстати, не знаю откуда, но и проезжавшая через Париж Шатова тоже сей глаз ужасно выхваливала – говорила – говорят.

Кисит, телефонируй, пожалуйста, Кострову, что стихи я пишу* и с пользой и с удовольствием, но многих удобств ради нашлю или навезу их слегка позднее.

Лисит, переведи, пожалуйста, телеграфно тридцать рублей – Пенза, Красная ул., 52, кв. 3, Людмиле Алексеевне Яковлевой.

Лилек, если тебе попался для корректуры том* с лозунгами и рекламками, пообсуди с Осей, как бы эти рекламки лучше печатать – бессмысленно же их дуть стихотворным шрифтом! Может, заглавным, афишным по целой странице? Обдумайте, пожалуйста.

Моя жизнь какая-то странная, без событий, но с многочисленными подробностями, это для письма не материал, а только можно рассказывать, перебирая чемоданы, что я и буду делать не позднее 8-10*. Пиши и телеграфируй много и обязательно.

Целую тебя, родненькая, и миленькая, и любименькая.

Твой Счен.

Облапь Осика.

Окончание реношных перипетий* – телеграфирую.

Доверенность Лавуту П. И., 17 декабря 1928*

148 ДОВЕРЕННОСТЬ П. И. ЛАВУТУ [Москва, 17 декабря 1928 г.]

Доверенность

Доверяю Павлу Ильичу Лавуту техническую организацию моих лекций в городах Харьков, Полтава, Кременчуг, Николаев, Херсон, Киев, Брянск.

Вл. Маяковский.

17/XII-28 г.

Дейст<вительно> по 15/II-29 г.

В литотдел Госиздата, 9 января 1929*

149 В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА [Москва, 9 января 1929 г.]

В литературно-художественный отдел Гиза

Заявление

Считаю правильным предложить Государственному издательству заключить со мной постоянный, генеральный договор.

Со стороны отдельных работников Гиза мне неоднократно делались предложения о сдаче Гизу всей моей литературной продукции. В настоящее время Гиз является моим основным издателем, но все же отдельные книги распыляются и по другим издательствам вследствие естественной канители с заключением мелких договоров. Этот параллелизм, конечно, отражается и на издательской плановости Гиза и на организованности моей работы.

Среднее количество моей годовой литературной продукции таково:

Том собрания сочинений около 20 листов по 300 р.

6000 р. Поэма около 3500 ст<рок> по 75 к. ст<рока>

2625 р. Проза около 6 листов по 350 р.

2100 р. Детские книги и агит. брошюры

1500 р.

Итого 12 225 р.

Считаю, что если б Гиз заключил со мной общий договор и выдавал бы около 1000 р. ежемесячно, можно было бы плановым изданием значительно повысить тираж, а мне дать возможность работать вне спешки, не теряя время на разную договорную волокиту.

Вл. Маяковский.

9/I-29 г.

В Главлит, 12 мая 1929*

150 В ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ [Москва, 12 мая 1929 г.]

В Главлит

от В. Маяковского

Прошу разрешить афишу выступления по прилагаемой теме «Старое и новое».

Основной частью выступления являются стихи, печатавшиеся в газетах и журналах, стихи сопровождаются комментарием-докладом, объясняющим технологию поэтической работы и основные пути развития современной поэзии от Лефа, т. е. формальной новизны, к Рефу (революционный фронт искусств), т. е. к сознательной установке на революционную пролетарскую роль произведений искусства.

Вл. Маяковский.

12/V-29.

Доверенность Лавуту П. И., 12 мая 1929*

151 ДОВЕРЕННОСТЬ П. И. ЛАВУТУ [Москва, 12 мая 1929 г.]

Доверенность

Настоящим доверяю Павлу Ильичу Лавуту техническую организацию моих докладов в городах Кавказа и Крыма.

Действительно по 1 сентября 1929 года.

Вл. Маяковский.

Москва, 12/V 1929 г.

Сандомирскому Г. Б., 2 июня 1929*

152 ЗАВЕДУЮЩЕМУ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫМ ОТДЕЛОМ ГОСИЗДАТА Г. Б. САНДОМИРСКОМУ [Москва, 2 июня 1929 г.]

Литературно-художественный отдел Госиздата тов. Сандомирскому

Уважаемый товарищ!

В ответ на Ваше письмо от 21 мая 29 г. № 116 сообщаю:

1) Ставки, принятые нами для оплаты моих работ по капитальному договору, минимальны. (Прилагаю справку ФОСП.) Существовавшая ранее оплата в 200 руб. за лист стихов (с ничем не оправдываемым включением в лист 750 строк) была оплатой безобразной, в два раза меньшей, чем оплата даже прозы (425 р. лист Пильняк, Иванов и др.). При одинаковых тиражах.

2) Ссылка на необходимость удешевления массовой книги однобока. Нельзя это удешевление производить исключительно за счет автора. Мною неоднократно в целях удешевления книги производились максимальные (ниже тарифных) гонорарные уступки, но Госиздат никогда не использовал предоставленное ему право на большие тиражи, раскладывая авторский гонорар на 3х-000 издание и таким образом искусственно удорожал книгу против точного смысла договора. Дешевые многотиражные издания моих книг, выпускаемые другими издательствами, расходились быстро и без остатка.

3) Массовые издания договором специально предусмотрены по самой минимальной авторской расценке.

4) При норме расценок, предлагаемых Гизом, мне для отработки договорных сумм пришлось бы писать в год не менее 10 поэм по 100–150 строк ежедневно – иначе говоря это предложение перейти на халтуру – предложение для меня неприемлемое.

5) Относительно отдельных томов «Собрания сочинений» я могу, договариваясь особо от случая к случаю, применять при некоторых условиях ту же расценку, что и для массовых изданий, о чем мы и разговаривали с Вами.

Не сомневаюсь, что Государственное издательство признает полную состоятельность и минимальность моих условий и избавит мягкого автора от необходимости постоянного пересмотра уже подписанных и решенных договоров, что, к сожалению, было частым явлением в древней практике Гиза.

С приветом

Владимир Маяковский.

2/VI-29 г.

Халатову А. Б., 10 июня 1929*

153 ЗАВЕДУЮЩЕМУ ГОСИЗДАТОМ А. Б. ХАЛАТОВУ [Москва, 10 июня 1929 г.]

В Государственное издательство тов. Халатову

Уважаемый товарищ.

Прошу Вас обратить внимание и оказать срочное и решительное содействие в следующем:

1) Издание 2-х массовых книг для дешевой библиотеки* «Избранный Маяковский» и «Как писать стихи», второе, дополненное издание.

Выступления последних недель и продажа книг на книжном базаре* еще раз убедили меня в спросе на такие отсутствующие книги.

2) Продвинуть, наконец, широкое оповещение об издании моего Собрания сочинений*, что не сделано несмотря на двухлетние мои указания и Ваше личное распоряжение Торгсектору 10 февраля с. г.

(Необходима публикация в газетах, бюллетенях, журналах, издание проспекта и т. д.).

3) Содействие немедленному заключению договора на издание альманахов «Реф»* (Революционный фронт искусства).

Владимир Маяковский.

10/VI-29 г.

Марьянову Д. И., 22 июня 1929*

154 Д. И. МАРЬЯНОВУ [Москва, 22 июня 1929 г.]

Давиду Иоанновичу Марьянову

Берлин.

Уполномочиваю Вас как представителя Московского общества драматических писателей и композиторов в Германии на охрану моих авторских прав на публичное исполнение в Германии моей пьесы «Клоп», на заключение постановочных договоров и получение тантьемы*.

В. Маяковский.

Соглашение с Марьяновым Д. И., 22 июня 1929*

155 СОГЛАШЕНИЕ С Д. И. МАРЬЯНОВЫМ [Москва, 22 июня 1929 г.]

Соглашение

Настоящим я, Маяковский Владимир Владимирович, предоставляю право Марьянову Д. И. авторизованного перевода моей пьесы «Клоп» в 5 актах на немецкий и другие языки, а равно предоставляю ему же право постановок пьесы «Клоп» в театрах Европы и Америки.

Авторский гонорар распределяется в равных долях между мной и издательствами или переводчиком.

Разрешаю при условии получения (для Германии) от «Malik Verlag», с которым у меня общий договор, справки об отсутствии с его стороны препятствий.

Маяковский.

22/VI-29 г.

Лавуту П. И., 17 июля 1929*

156 П. И. ЛАВУТУ [Москва, 17 июля 1929 г.]

Еду прямо*, если задержусь Харькове, телеграфирую.

Маяковский.

В Главлит, 24 сентября 1929*

157 В ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ [Москва, 24 сентября 1929 г.]

В Главлит

Объяснительная записка

В своем вступительном слове я объясняю причины, заставившие Леф почистить свои ряды, внести изменения в программу и принять название Реф, т. е. Революционный фронт искусств.

Основная причина – это борьба с аполитизмом и сознательная ставка на установку искусства как агитпропа социалистического строительства. Отсюда отрицание голого факта* и требование в искусстве тенденциозности и направленности. В исполнительной части будут мною читаться последние опубликованные произведения.

Вл. Маяковский.

24/IX-29.

В Госиздат, 2 октября 1929*

158 В ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО [Москва, 2 октября 1929 г.]

В Государств. изд.

Заявление

Ввиду необходимости разрешения сложных теоретических вопросов, связанных с выходом нового журнала*, заявляем, что сборник «Реф» будет сдан в готовом виде не позднее 1 декабря с. г., и до этого срока просим отсрочить выполнение договора.

От Рефа

Вл. Маяковский.

2/X-29.

В Мосгублит, начало октября 1929*

159 В МОСКОВСКОЕ ГУБЕРНСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ [Москва, начало октября 1929 г.]

В Гублит

В основу выступлений рефовцев на вечере в Политехническом музее будет положена программная статья тов. О. Брика* в № 12 «Книги и революции».

В Госиздат, 27 декабря 1929*

160 В ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО [Москва, 27 декабря 1929 г.]

В Государств. изд.

Заявление

Очень просим отсрочить сдачу сб<орника> «Реф» до 20-го января. Лично обязуюсь сдать весь сборник не позднее указанного срока.

Вл. Маяковский.

27/XII-29.

Правлению клуба Ижорского завода, 1 января 1930*

161 ПРАВЛЕНИЮ КЛУБА ИЖОРСКОГО ЗАВОДА [Москва, 1 января 1930 г.]

Могу выступить между 7 и 10 января. Условие: проезд, остальное по усмотрению клуба. Телеграфируйте заранее день выступления.

Маяковский.

В РАПП, 3 января 1930*

162 В РОССИЙСКУЮ АССОЦИАЦИЮ ПРОЛЕТАРСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ [Москва, 3 января 1930 г.]

В РАПП Заявление

В осуществление лозунга консолидации всех сил пролетарской литературы прошу принять меня в РАПП.

1) Никаких разногласий по основной литературно-политической линии партии, проводимой ВОАППом, у меня нет и не было.

2) Художественно-методологические разногласия могут быть разрешены с пользой для дела пролетарской литературы в пределах ассоциации.

Считаю, что все активные рефовцы должны сделать такой же вывод, продиктованный всей нашей предыдущей работой.

Вл. Маяковский.

3/I-30 г.

В редакцию «Комсомольской правды», 11–13 января 1930*

163 В РЕДАКЦИЮ «КОМСОМОЛЬСКОЙ ПРАВДЫ» [Москва, 11–13 января 1930 г.]

Просим напечатать следующее:

В № 8 «Комсомольской правды» от 10 января под общим заголовком «Берегите валюту» помещено неверное в корне сообщение о «командировке» О. М. и Л. Ю. Брик.

1. Никаких «государственных счетов» и никаких «валют» на поездку тт. Брик не спрашивали и не спрашивают, а всячески подчеркивали полную безвалютность поездки, так как литературные связи с коммунистическими и левыми издательствами позволят тт. Брик прожить два месяца за границей и выполнить предполагаемую работу без всякой траты валюты государством.

Ясно, что при таких условиях теряют значение какие бы то ни было разговоры о «супружестве».

2. Обращение к Главискусству и Наркомпросу шло по линии только идейной поддержки, т. к. мы считали и считаем тт. Брик людьми, связанными с левым революционным искусством 12-ю годами работы (т. О. М. Брик – выдающийся теоретик искусства, начиная с «Искусства коммуны», соредактор «Леф» и «Реф», основатель теории социального заказа*, исследователь теории поэтического языка, автор сценариев «Потомок Чингис-хана», «Опиум» и мн. др., и тов. Л. Ю. Брик – сорежиссер картины «Стеклянный глаз», плакатчица «Окон Сатиры РОСТА», первая переводчица теоретических работ Гросса, Виттфогеля*, постоянный участник всех выступлений революционного искусства, связанного с Реф). Этих товарищей можно назвать чуждыми только в порядке полной неосведомленности.

Продолжая поддерживать целесообразность идейной поездки идейных людей, просим «Комсомольскую правду» напечатать наше письмо.

От Революционного фронта искусств (Реф)

Вл. Маяковский.

Люце В. В., 2 февраля 1930*

164 В. В. ЛЮЦЕ [Москва, 2 февраля 1930 г.]

Милый Люце.

Слышал о каких-то неладах с «Баней»*. Очень прошу Вас все рассказать Лили Юрьевне, можете смело переговаривать, как со мной, по всем пунктам. Если я для чего-нибудь нужен, позвоните – постараюсь заявиться.

Привет.

Вл. Маяковский.

2/II-30 г.

В ГБЛ, 23 февраля 1930*

165 В ГОСУДАРСТВЕННУЮ БИБЛИОТЕКУ СССР ИМ. В. И. ЛЕНИНА [Москва, 23 февраля 1930 г.]

В Публичную библиотеку СССР им. В. И. Ленина

Согласно предложению библиотеки – передаю полностью выставку «20 лет работы».

Согласно с постановлением собрания от 15.II.30 г. и решения Ударной бригады необходимо:

1. Отдельная площадь (для постоянного показа и работы).

2. Пополнение, в согласии с Ударной бригадой*, – новыми материалами.

3. Организованный показ рабочим клубам Москвы и др. гор. Союза.

23. II.30 г.

Брик Л. Ю., 19 марта 1930*

166 Л. Ю. БРИК [Москва, 19 марта 1930 г.]

Дорогой, родной, милый и любимый Кис.

Спасибо за карточки и письмо. Булька Шнайда посмотрела с любопытством*, а на остальные карточки обиделась. «Ах так, – говорит, – значит, теперь Киса носит на руках разных светских львенков, а про нас забыла». Я ее уговорил, что ты не забыл, приедешь и будешь ее носить тоже. Немного успокоилась и обещала подождать.

Кстати, как фамилия и где разыскать нашу дачную собачницу с булячьим мужем? Напиши.

Марьянову – не надо давать ни пьес, ни доверенностей. МОДПиК* против этого и уже, насколько я знаю, его сменил.

Профсоюзные и квартирные новости пока что в порядке хождения, но довольно уверенного.

Очень обрадовался Оболенскому* и всем твоим приветам.

Киса, если будешь на моей постановке*, обязательно пришли снимки. Если к снимкам приложишь еще и серые фланелевые штаны, я обижаться не буду.

Третьего дня была премьера «Бани»*. Мне, за исключением деталей, понравилась, по-моему, первая поставленная моя вещь. Прекрасен Штраух. Зрители до смешного поделились – одни говорят: никогда так не скучали; другие: никогда так не веселились. Что будут говорить и писать дальше – неведомо.

У нас бывают всё те же. Новых ни человека. Обедаем 5<-го>и 20-го, 7-го и 12-го и хвастаемся друг перед другом твоими открытиками.

Все тебе и вам пишут и любят вас по-прежнему, а некоторые (мы) и больше, потому что очень соскучились. В начале апреля, очевидно, будут в Берлине Мейерхольды*. «Клопа» с собой не берут, но я и не очень протестую, т. к. моя установка – пусть лучше он нравится в Саратове.

Из новых людей (чуть не забыл) были у меня раза два Семка и Клавка, хотели (Лева) познакомить с Асеевым – я не отбрыкивался, но и не рвался*.

Молодые рефовцы же тоскуют по Осе.

Пишите, родные, и приезжайте скорее. Целуем вас ваши всегда

Целуй Эльзу и Арагона.

19/III.

В МОДПК, март 1930*

167 В МОСКОВСКОЕ ОБЩЕСТВО ДРАМАТИЧЕСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ И КОМПОЗИТОРОВ [Москва, конец марта 1930 г.]

В МОДПиК

Отказываюсь от авторского гонорара, причитающегося мне по спектаклям «Баня» – 31/III с. г. (утренник) [и 22 апреля с. г.], устраиваемым месткомом ГосТИМа*, сбор с которых поступит в пользу подшефного театру пионер-дома.

Маяковский.

Всем, 12 апреля 1930*

168 [Москва, 12 апреля 1930 г.]

Всем

В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил.

Мама, сестры и товарищи, простите – это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет.

Лиля – люби меня.

Товарищ правительство, моя семья – это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская.

Если ты устроишь им сносную жизнь – спасибо.

Начатые стихи отдайте Брикам, они разберутся.

Как говорят –

«инцидент исперчен»*,

любовная лодка

разбилась о быт.

Я с жизнью в расчете

и не к чему перечень

взаимных болей,

бед

и обид.

Счастливо оставаться.

Владимир Маяковский.

12/IV-30 г.

Товарищи Вапповцы*, не считайте меня малодушным.

Сериозно – ничего не поделаешь. Привет.

Ермилову скажите, что жаль – снял лозунг*, надо бы доругаться.

В.М.

В столе у меня 2000 руб. – внесите в налог.

Остальное получите с Гиза.

В.М.

Поэтические заготовки, экспромты, неоконченное

«Балалайка…»*

Балалайка

[будто лаем оборвала

скрипки бала

лайка]

[с лаем оборвала]

оборвала [с лаем]

[лайки бала]

лайку бала

лайка

[1913]

«В Москве собрались, льются речи…»*

В Москве собрались, льются речи.

Все совещание гудит.

И встал он в цвета хаки[3] френче,

скрестивши руки на груди.

То слева вдарят, то справа,

то сразу с обеих сторон.

И только по лености, право,

Романов не лезет на трон.

[1917]

«Вдвое больше б написал для Жевержеева…»*

Вдвое больше б написал для Жевержеева,

каб не боялся попортить «верже»* его.

17 декабря 1918

«Тифом дураки пословицей ловятся…»*

Тифом дураки пословицей ловятся.

Пословицы буржуазные просейте в сите.

1 <первая> совет<ская> послов<ица>:

сор из избы выносите.

[1920]

«Все, кто грязь вычищал, кто любил чистоту на деле…»*

Все, кто грязь вычищал, кто любил чистоту на деле,

докажите, следы работы смыв, в день банной недели.

Сначала в этом чистилище

тело [шва<брой>] мылом вылощи.

Много народу ходит разного.

Не пускаем в коммуну такого грязного.

Побывавши в бане,

иди без колебаний.

В чистилище сначала

тело потри мочалой.

[1920]

«[Зовут монархисты]…»*

[Зовут монархисты]

[Если [мо] генерал зовет рабоче<го>]

Так

[Деникин тоже] раскланивается перед рабочими

пусть верят ему дураки.

Вот куда приведет их Деникин.

[Если] так меньшевики [зов] заманивают рабочего.

Пошли за ними германские рабочие*

и вот куда пришли.

Так зовут коммунисты рабочих,

[по] и если за ними пойдут,

придут вот куда.

[1920]

«Надев овцы наряд…»*

Надев овцы наряд,

  волки рыскают.

Овцам речь говорят

  меньшевистскую.

То не между овец

  волки рыскают.

Речь ведет молодец

  меньшевистскую.

[1920]

«Коммуна у нас. В Варшаве тож…»*

Коммуна у нас. В Варшаве тож

верши по красному праву.

   Даешь

   Варшаву!

Паны прут, к винтовке нож.

Марша ширьте лаву.

   Даешь

   Варшаву!

Шляхта зарвалась, отучим ее ж.

Ваши марш в славу.

   Даешь

   Варшаву!

[1920]

«Нам, грязным, что может казаться привольнее…»*

Нам грязным что может казаться привольнее –

сплошною ванною туча, и вы в ней.

В холодных прозрачнейших пахнущих молнией

купаетесь в душах душистейших ливней.

А может быть, это в жизни будет,

на что же иначе, когда не на это,

поэтов каких-то придумали люди.

Или я в насмешку назван поэтом?

[1920]

Окно сатиры «Чукроста»*

Что ж ты в лекциях поешь*,

будто бы громила я,

отношение мое ж

самое премилое.

Не пори, мой милый, чушь,

крыл не режь ты соколу,

на Сенной не волочу ж*

я твою Чукоккалу.

Скрыть сего нельзя уже.

Я мово Корнея

третий год люблю (в душе!)

аль того раннее.

[1920]

«Окно сатиры Чукроста» Автограф и рис. В. Маяковского, 1920 г.

Обязательное постановление*

Всем в поясненье говорю:

для шутки лишь «Чукроста».

Чуковский милый, не горюй –*

Смотри на вещи просто!

10/XII-20.

«Плевать я хочу на эту книжку…»*

Плевать я хочу на эту книжку,

автографом не снабжу ее новым.

Не хочу расписываться рядом с Ионовым.

[1920]

«Хорошенько запомните…»*

Хорошенько запомните

и заполните

эту

анкету.

Товарищ,

рабоче-крестьянской властью

те или иные [законы] декреты даны.

Каждый обязан знать законы своей страны.

[1921]

«Наобещал во…»*

Наобещал во.

А получили вот это

[прямо как]

Вот так и меньшевики

на выборах Московского Совета.

[1921]

«Как начался [в партии] промеж большевиками разговорный зуд…»*

Как начался [в партии] промеж большевиками разговорный зуд,

думал, они друг другу глотки перегрызут.

А [она] после X съезда,

в рот те дышло,

партия-то из разговоров окрепшая вышла.

[1921]

«В будущее…»

В будущее

мчись искусства конница.*

Под марш

революции

легше идти.

Раздуйте зарю в огромное солнце.

Нудные будни

театром

расцветим.

[1921]

«Учи ученых!..»*

«Учи ученых!» –

сказал Крученых.

23/XII-21.

«Квалифицированных работников было мало…»*

Квалифицированных работников было мало.

Конечно, незабыли ни о Шершеневиче, ни о Мариенгофе.

Шершеневич в приемной лежал вместо журнала,

а Мариенгоф разносил заждавшимся кофе.

[1922]

«Союз борется…»*

Союз борется

      с натисками

предпринимательскими.

[1924]

«Печка для лапов…»*

Печка для лапов,

        чтоб лапы те

могли разрастаться

        в абсолютной теплоте.

[1926]

«Вода отшумит…»*

Вода отшумит,

и я умыт.

[1927]

«Те, которые жизнь доскакали…»*

Те, которые жизнь доскакали,

кто учились любить допотопное,

будут мямлить о старом закале

и тому подобное.

[1927]

«Я мало верю в признанье отцов…»*

Я мало верю в признанье отцов,

чей волос белее ваты.

Хороший дядя Степанов-Скворцов,

но вкус у него староватый.

[1927]

«В туманы крыши спрятавши…»*

В туманы крыши спрятавши,

стоят дворцы и ратуши.

[1927]

«Две щеки рыданьем вымыв…»*

Две щеки рыданьем вымыв,

весь в слезах Борис Ефимов.

[Исстрадавшийся] Разгрустившийся Кольцов

трет кулачиком лицо.

Напролет ничком в диван,

от бессонной ночи бледный,

исстрадавшийся Демьян

плачет грустный, плачет бедный.

Изо всей гигантской мочи

Маяковский сыплет плачи,

и слезой насквозь промочен

фельетон, который начат.

[1928]

Стихи в изящном стиле*

Мы посылаем эти розы Вам,

чтоб жизнь

     казалась

        в свете розовом.

Увянут розы…

      а затем мы

к стопам

   повергнем

        хризантемы.

              Маркиз W. M.

Примечание I

      Один

     (не воз!).

      Поить водой.

      Чтоб цвел

      и рос

      вдвоем с Тато́й.

Примечание II

      Я в зависть взят:

      проклятый –

      стой!

      где мне

     нельзя

      стоять с Тато́й.

[1928]

Дружеские размышления*

Я плюшку

   на банкете грыз.

Слюну

   сгустила зависть

   в сгустки.

Как хорошо бы,

   чтобы Гиз

отнесся так же

      к бедным русским.

Но, впрочем,

    русским

    можно ринуться

на госиздаты…

      украинцев.

  

[1929]

«Страна Советская, гордись…»*

Страна Советская, гордись:

у нас нашелся край,

где вдрызг изжит бюрократизм,

где [не страна] канцелярский рай.

[1929]

«Кружит, вьется ветер старый…»*

Кружит, вьется ветер старый.

Он – влюблен, готов,

он играет на гитаре*

телеграфных проводов.

Месяц выкруглил колено

из-под юбки облаков.

[1929]

«Еще банкиры до хруста земной обнимают глобус…»*

Еще банкиры до хруста земной обнимают глобус,

[сытым] [свинячьим веселием] веселием свинячьим глазки блестят с личных ветчин

Чтоб во рту у каждого 32 зуба [злобой белели как] выблестела злоба как в 32 свечи

Пока у Чан Кай-ши клыки не сточены

товарища Асеева песню посеем [в каждом] каждому в ухе

вперед Особая Дальневосточная*

Седай на коней, командуй тов<арищ> Блюхер.

Товарищи, где она пролетарская ваша [рабочая] ненависть, непримиримость и злоба

Или с жизнью вот с этой вас примирили хлеб полубелый и жен бесплатная сдоба

Идет без прикрас

язык телеграмм, язык приказ

[1929]

Милому Норику*

Избавясь

     от смертельного

           насморка и чиха,

приветствую Вас,

        товарищ врачиха.

  

[1929]

Наброски сюжетов сценариев

Драка. Тюрьма. Невеста*

1

Драка,

Тюрьма,

Невеста, – Буйная молодость

Эксцентричное знакомство.

Скандал в полиции.

Бегство женщины.

[Любовь] Экзотическая любовь (со спаньем!)

Требуют назад – иначе дезертир.

Печальное расставание.

Солидная жизнь – жена

Песня – нахлынули воспоминания.

Выпил. Не выдержал.

[Уехал] Пошел в порт (возврат молодости) Уехал.

Для бурж<уазной> идеологии девушка умерла.

Нашел сына.

Счастливый конец.

На самом деле он должен был бросить жену и привезти живую девушку.

Молодой человек уезжает и прощается с любимой девушкой…*

2

2) Мол<одой человек> уезжает и прощ<ается> с люб<имой> девуш<кой>.

1) Мол<одой> чел<овек> встрет<ился> с девушкой

2) Она [очень] к нему (или друг к другу)

Она товарищ

3) Он уехал.

4) Ей очень грустно

5) Встреча с первой

6) Не выдержала втор<ая>.

7) С первой не выходит.

Она мещанка

6) Уехала первая

7) Герою очень грустно.

7) Встретила. Ясно, что теперь будет все хорошо.

[1929?]

Тезисы и программы выступлений

Человек [Афиша]*

Маяковский. «Человек». Вещь.

Пришедшие увидят: Рождество Маяковского. Страсти Маяковского. Вознесение Маяковского. Маяковский в небе. Возврат Маяковского*. Маяковский векам.

[1918]

Только друзьям!*

Я, Владимир Маяковский, прощаюсь с Москвой*.

1. Я произнесу в честь друзей моих великолепную речь: «Мой май»*.

2. Ольга Владимировна Гзовская прочтет мои стихи «Марш» и др.

3. Блестящие переводчики прочтут блестящие переводы* моих блестящих стихов: французский, немецкий, болгарский* и, наконец,

4. Я сам прочту стихи из всех моих книг: «Война и мир», «Облако в штанах», «Человек», «Простое как мычание», «Кофта фата»*.

По окончании меня можно чествовать.

Билеты (500) в кафе Питтореск, от 3-х до 7-ми час. вечера ежедневно и у меня (если встречусь).

[1918]

Афиша выступления «Только друзьям!» 1918 г.

150 000 000 [Афиша]*

I. Митинг людей, зверей, паровозов, фонарей и пр.*

II. Город на одном винте, весь электро-динамо-механич<еский>*.

III. Вильсон и Иван*.

IV. Вторая Троя*.

V. Может быть, Октябрьской революции сотая годовщина*.

Может быть, просто изумительное настроение*.

Прочтет это Владимир Маяковский.

[1920]

Поэзия – обрабатывающая промышленность*

Тезисы доклада:

1. «Деятель искусства» – сословие, подлежащее упразднению.

2. Искусство или промышленность?

3. Против всех течений.

4. Теория обработки слова.

5. Практика обработанных слов.

6. Ложь о футуризме.

7. Правда футуризма.

[1920]

Первый настоящий вечер сатиры*

Образец веселого доклада.

1. Древний юмор. Саша Черный, Александр Черный, Александр Иванович Белый*. Пр. Аверченки.

2. Сегодняшний гробовой юмор: вечер смеха и забавы.

3. Моя сатира: анекдоты, пословицы, надписи и прочие смешные вещи. Маяковский прочтет штук 15 своих сатирических вещей и штук 12 юмористических (большие и маленькие).

[1922]

Доклад о Лефе*

1. Доклад о Лефе, белом Париже, сером Берлине*, красной Москве.

2. Маяковский смеется, Маяковский улыбается, Маяковский издевается*.

3. Поэмы.

4. Стихи.

[1924]

Долой искусство, да здравствует жизнь!*

1) Что такое Леф: а) от классиков монахов к ударной агитации, б) как делается сатира, реклама и анекдот*;

2) стихи о революции;

3) сатира и юмор;

4) Маяковский о Пуанкаре, Керзоне, Муссолини, Пилсудском, Вандервельде и др.*

[1924]

Кто мы? Что Леф? Как критика?*

1. Вступление. Кто мы? Что Леф? Как критика?

2. Новые стихи. Киев, Вагон до Конотопа, Фантазия, Признание и признание.

3. Портреты тех, кого я не видел. Маяковский о Муссолини, Керзоне, Пуанкаре и Вандервельде.

[1924]

Отчет за 1923-24 гг.*

I. Доклад: отчет за 1923-24 гг. 1) Стихи на затычку. 2) Белебристика*. 3) Белые сосиски Лизистраты*. 4) Молодящиеся старички – Маковец*. 5) Стариковствующие молодые – АХРР*. 6) А все-таки Эренбург вертится*. 7) Лес дыбом* и т. д.

II. Новые стихи: 1) Мандрила*. 2) Киев. 3) По дороге до Конотопа. 4) Приморские швейцарцы и др.

[1924]

Расцвет Лефа*

I. Расцвет Лефа*: Что такое Леф. Леф в поэзии. Леф в прозе. Леф в рекламе. Леф в театре.

II. Последние стихи: Смерть, не сметь. Перелет Москва – Кенигсберг. Киев. Из поэмы «Про это». Из поэмы «Памятник рабочим Курска». Гимн Германии. И др.

III. Сатира: Стихотворение о Мясницкой, о бабе и о всероссийском масштабе. Кума. О дряни. Как работает республика демократическая и др.

[1924]

Поэзия, живопись и театр в СССР*

1) Поэзия, живопись и театр в СССР (Доклад прочтет В. Маяковский).

2) Стихи и отрывки поэм: «Необычайное приключение» (Солнце в гостях у Маяковского), «Облако в штанах», «Хорошее отношение к лошадям», «Левый марш» и др.

3) Сатиры: «Рассказ про то, как кума о Врангеле толковала без всякого ума», «Прозаседавшиеся», «Стихотворение о Мясницкой, о бабе во всероссийском масштабе» и др.

4) Новые стихи: «Открытие Америки», «Атлантический океан», «Нью-Йорк» и др.

5) Маяковский отвечает на поданные записки.

[1925]

Что и зачем новая поэзия?*

1) Что и зачем новая поэзия? (доклад о критиках, о себе и о других).

2) Стопудовая весть (третья часть поэмы «Ильич»).

3) Памятник рабочим Курска (отрывок поэмы о Курской магнитной аномалии).

4) Стихи: «Вульворт и барышня», «Внутри небоскреба», «Стихи для детей» и др.

По окончании – ответ на записки.

[1925]

Итого*

1) Товарищи прощаются с Маяковским и подводят итоги посещения им Америки.

2) Лекция: «Что я повезу в СССР?» – прочтет В. Маяковский.

3) Впервые в Нью-Йорке Маяковский прочтет отрывки из знаменитой поэмы «150 000 000».

4) Маяковский прочтет впервые еще не читанные и не напечатанные стихи о Нью-Йорке: «Небоскреб в разрезе», «Ол райт», «Бруклинский мост» и др.

5) Новые отрывки поэмы «Ильич».

6) Разговор и записки.

[1925]

Там и у нас*

I. Там и у нас. (Доклад об искусстве.)

II. Стихи о Мексике. 1) Испания. 2) Атлантический океан. 3) Гавана. 4) Бой быков. 5) Донна Эсмеранда Хуан де Лопец.

III. Стихи о Соединенных Штатах. 1) Небоскреб в разрезе. 2) Барышня и Вульворт. 3) Кемп Нит гедайге. 4) Бруклинский мост. 5) Бродвей.

IV. Стихи о Париже. 1) Сезан и Верлен. 2) Париж. 3) Разговорчики. 4) Возвращение.

По окончании ответ на записки.

[1925]

Листовка к выступлению «Там и у нас» 1925 г.

Мое открытие Америки [Московская афиша]*

Первый большой вечер возвратившегося из путешествия поэта Владимира Маяковского.

I. Доклад «Мое открытие Америки». Испания, Атлантический океан, Гавана, Вера-Круц, Мексика, Нью-Йорк, Чикаго, Париж.

Темы: Американцы ли американцы? Гавана, виски, сахар и сигары. Индейцы, гачупины и гринго. Тропический лес. Урожай фуража и президентов. Бой быков. Странные министры. Тише, ораторы! Ваше слово, товарищ 33!* Москва в Польше. Первое звездное знамя. От Ларедо до Нью-Йорка. По земле, под землей и по небу. Мораль и удочерение. Иллюстрации к Марксу. Одесса-отец. Змеиные яйца в Москве*. Негры, джаз и чарлтсон. Басни о Форде, Чикаго, 150 000 000 и бойни.

II. Мексика, стихи и поэмы. 1. Испания. 2. Христофор Колумб. 3. 6 монашек. 4. Черные и белые. 5. Мелкая философия на глубоких местах. 6. Индейская история.

Соединенные штаты. 1. Бродвей. 2. Вульворт и барышня. 3. Кемп Нит гедайге. 4. Ол райт. 5. Их язык. 6. Небоскреб в разрезе. 7. Злоба. 8. Бруклинский мост.

По окончании ответ на записки.

[1925]

Дирижер трех Америк (СШСА)*

2-й большой вечер вернувшегося из путешествия поэта Владимира Маяковского

I. Доклад. Дирижер Трех Америк (СШСА). Темы: Бог доллар – доллар дух святой. Кино – Чаплин, Золотая горячка*, горничная в 15 тысяч в неделю. Нью-йоркский поэтический Конотоп. Фотомонтаж князя Бориса. Принцесса Сирилл. Змеиные яйца в Москве. Неподкупность продажных газет. Негритянский великий поэт А. С. Пушкин. Форд, как он есть. Американские рабкоры о Форде. Приключения мистера Браунинга. Какая Америка интересней – моя или всамделишная. Горький и Короленко об Америке и СШСА.

II. Стихи и поэмы о Мексике, Америке, Атокеане, Испании и Франции. 1. Статуя свободы. 2. Моктецума – Ястребиный Коготь. 3. Сто этажей. 4. Маркита. 5. Гав-ду-ю-ду. 6. Бой быков. 7. Бруклинский мост. 8. Париж. 9. Петров и Каплан. 10. Первое предостережение.

После доклада ответ на записки.

[1925]

Мое открытие Америки [Харьковская афиша]*

I. Доклад. Мое открытие Америки: Испания, Атлантический океан, Гавана, Вера-Круц, Мексика, Нью-Йорк, Чикаго, Париж.

Темы: Американцы ли американцы? Гавана, виски, сахар, сигары. Индейцы, гачупины и гринго. Тропический лес. Урожай фуража и президентов. Бой быков. Странные министры. Тише, ораторы! Ваше слово, товарищ 33! Москва в Польше. По земле, под землей и по небу. Мораль и удочерение. Иллюстрации к Марксу. Одесса-отец. Змеиные яйца в Москве. Негры, джаз-банд и чарлстон. Негритянский поэт А. С. Пушкин. Нью-Йорк. Бог доллар – доллар дух святой. Золотая горячка, горничная в 15 тысяч в неделю. Кино – Чаплин. Нью-йоркский поэтический Конотоп. Неподкупность продажных газет. Принцесса Сирилл. Форд, как он есть. Американские рабкоры о Форде. Басни о Форде. Приключения мистера Браунинга. Чикаго, 150 000 000 и бойни. Какая Америка интересней – моя или всамделишная? Горький и Короленко об Америке и СШСА.

II. Стихи и поэмы про Мексику, Америку, Атокеан, Испанию и Францию. 1. Статуя свободы. 2. Христофор Колумб. 3. Шесть монашек. 4. Черные и белые. 5. Мелкая философия на глубоких местах. 6. Сто этажей. 7. Моктецума – Ястребиный Коготь. 8. Бой быков. 9. Гау-ду-ю-ду. 10. Париж. 11. Бруклинский мост. 12. Петров и Каплан. 13. Первое предостережение. 14. Индейская история.

После доклада ответ на записки.

[1926]

Нью-Йорк и Париж*

Темы: Я люблю Нью-Йорк. Я ненавижу Нью-Йорк. Продажа ругательств. Полмиллиона в двадцать минут. Что под землей? Гонка аэропланов. Нищие в Гавре. Международная выставка в Париже. Негритянка в воде.

Стихи и поэмы: 1. Вызов. 2. Как собаке здрасьте. 3. Открытие Америки. 4. Кемп «Нит гедайге». 5. Нотр-дам. 6. Версаль. 7. Жорес. 8. Кафе. 9. Возвращение.

Что с Лефом? 1. Журнал и дело. 2. Броненосец Потемкин*. 3. Рычи, Китай*. 4. Ваше чтиво. 5. Леф в мире. 6. Сезан и Верлен. 7. Кому я попутчик? 8. Заданье на год. 9. Поэма о Ленине.

По окончании ответы на записки.

[1926]

Испания, Атлантический океан, Гавана, Нью-Йорк*

Первый раз в Севастополе. Вечер поэта Владимира Маяковского. 1. Испания, Атлантический океан, Гавана, Нью-Йорк, Америка, Чикаго и многое проч. (разговор-путешествие).

II. Стихи и поэмы о разных странах. 1) «Как собаке здрасите». 2) Атокеан. 3) 6 монахинь. 4) Негр Вилли. 5) Мелкая философия на глубоких местах. 6) Открытие Америки. 7) Бродвей. 8) Барышня и Вульворт. 9) Нью-Йорк и Одесса и др.

III. Новые стихи. 1) Сергею Есенину. 2) Строго воспрещается. 3) Собачки. 4) Тропики и др.

По окончании ответ на записки.

[1926]

Как писать стихи [Афиша]*

I. Как писать стихи (доклад). Темы: 1) «Каждая кухарка – поэт», 2) Пивная бытовщина, 3) Поэты и член коллегии, 4) Поэт должен быть немного голодным, 5) Борис Пастернак и Броненосец Потемкин, 6) Линия ног и гитары, 7) Что нужно для поэта, 8) Что нужно для редактора, 9) Что – для читателя, 10) Как в 5 уроков стать поэтом, 11) Лозунг – СССР и поэзия, 12) Поэтические перспективы и «Новый Леф» и др.

II. Новые стихи и поэмы. 1) Разговор поэта с фининспектором, 2) Сифилис, 3) Сергею Есенину, 4) Собачки, 5) Тропики, 6) Теодор Нетте. Пароход и человек, 7) Разговор броневых судов «Красная Абхазия» и «Советский Дагестан», 8) Про моря и про маяк, 9) Строго воспрещается, 10) О парикмахерах, 11) Послание поэта, 12) Хулиганщина и мн. др.

После доклада ответ на записки.

[1926]

Афиша выступления «Как писать стихи» 1926 г.

Мое «открытие Америки» [Воронежская листовка]*

Лекция – путешествие. «Мое открытие Америки». Испания. Америка. Нью-Йорк. Чикаго. Атлантический океан. Гавана и пр.

Стихи и поэмы о разных странах: Как собаке здрасите. Атокеан. 6 монахинь. Негр Вилли. Мелкая философия на глубоких местах. Бродвей. Барышня и Вульворт. Нью-Йорк и Одесса.

Новые стихи: Сергею Есенину. Собачки. Разговор поэта с фининспектором. Строго воспрещается. Тропики. Кулак в 4 кило.

По окончании ответы на записки.

[1926]

Поп или мастер? [Афиша]*

Поэт Владимир Маяковский.

I. Выступит с докладом: Поп или мастер?*

Темы: О чем шумит Москва? Стихийные бедствия*. Нот в поэзии*. Что читать? Есенинство и пивные. Как в 5 уроков выучиться писать стихи?* Можно ли рифму забыть в трамвае? Львицы с гривами и марш с кавычками*. Что надо знать литературному молодняку? Как нарисовать женщину, скрывающую свои годы? Поэты, зубные врачи и служители культа*. От «желтой кофты» до красного Лефа.

II. Прочтет новые поэмы и стихи: Разговор поэта с фининспектором. Сифилис. Сергею Есенину. О парикмахерах. Краснодар (Собачки). Письмо Максиму Горькому. Хулиганщина. Ялта и море. Кулак в 4 кило. Лев Толстой и Ваня Дылдин. Критика. Десятая. Если не везде, то во всех местах. Строго воспрещается.

III. Ответы на записки.

[1926]

Я и мои вещи*

Отчетный разговор за 15 лет.

Отрывки из поэм: Облако в штанах, Человек, Ленин, Война и мир, Флейта-позвоночник, Мистерия-буфф.

Новые стихи.

Ответы на записки и вопросы.

[1926]

Даешь изящную жизнь! [Московская афиша]*

I. Темы: Чем вы занимались до 17-го года. 2. А ночью дан был бал в честь юной королевы*. Озерзамок Мирры Лохвицкой*. 4. Белая жилетка, Бальмонт, шипр и клизма*. 5. Мы сами знаем, что нам красиво и что нам изящно. 6. Шоколад Миньон жрала*. 7. Возвышенный удел – докладом занимать сердца. 8. Курящийся Вересаев. 9. В Париж, а пока в кружок. 10. Последний крик Петровки*.

II. Новые стихи. 1. Красивое стихотворение. 2. Моя речь на показательном процессе. 3. Молодежи. 4. Письмо Горькому. 5. Мочала а ля Качалов. 6. Наш паровоз. 7. Как втирают очки и др.

III. Ответы на записки.

[1927]

Лицо левой литературы*

I. Доклад. Лицо левой литературы. Темы: Что такое левая литература? Поп или мастер? Стихийное бедствие. Есенинство и гитары. Что такое Новый Леф? Асеев, Кирсанов, Пастернак, Третьяков, Сельвинский, Каменский и друг. Как выучиться в 5 уроков писать стихи? Можно ли рифму забыть в трамвае? Львицы с гривами и марш с кавычками. Поэты, зубные врачи и служители культа. Как нарисовать женщину, скрывающую свои годы?

II. Стихи и поэмы: Разговор поэта с фининспектором. Сергею Есенину. Сифилис. Письмо Максиму Горькому. Критикам. Строго воспрещается. О том, как втирают очки. Собачки. Приговор. Ненависть к бумаге. Теодор Нетте.

III. Ответы на записки.

[1927]

Идем путешествовать!*

I. Доклад-путешествие. Идем путешествовать! Германия, Франция, Соединенные Штаты, Испания, Гавана, Атлантический океан. Поэт и Рапалло*. Негритянки в воде. Почему вы там не остались? Тореадор. Что такое океан? Картошка и ананас. Классовая борьба на пароходе. Живые индейцы. Буря. Тропический лес. Нью-Йорк и Винница. Американская мораль.

II. Стихи и поэмы. Немцам. По воздуху. Берлин – Париж. Собор Парижской богоматери. Версаль. 6 монахинь. Как собаке здрасите. Негр Вилли. Тропики. Мать моя, мамочка. Барышня и Вульворт. Кемп Нит гедайге. Прощание.

III. Ответы на записки.

[1927]

Даешь изящную жизнь [Харьковская афиша]*

I. Доклад. Первый жирок*. Озерзамок с кулуарами*. Бал в честь юной королевы*. Желтые ботинки, Брюсов и бандаж*. Пролетарий сам знает, что ему изящно и что ему красиво. Хвостатый ресторатор. Рогатый утенок. Курящийся Вересаев. Канарейки или страусы.

III. Новые стихи и поэмы. Нашим юношам. Эпоха фрака. Теремок Толстикова. Замерзающая земля. Письмо Горькому. Показательная речь. С и без.

IV. Ответ на записки.

[1927]

Леф или блеф?*

Тезисы: Что такое Леф? Что необходимо, чтобы называть лефистом? Где теория Лефа? Где практика Лефа? С кем вы? «Блеф» – его пригорки и ручейки. Можно ли разводить людей для плача? Лев Толстой и Леф. Лев Толстой и блеф. Александр Пушкин, как редактор. Будущее по Эдгару По. Куда идет нелефовская литература и что в нее заворачивают? Леф и кино. Формальный метод и марксизм. Значение тематики сейчас.

[1927]

Всем – всё*

Разговор-доклад: Всем – всё. О Лефе. О прафе*. О Пушкине. О бешеном огурце*. О Варшаве*. О сером кобыле*. О слезах Крамаржа*. О восьми столицах. О протчем.

Новые стихи и поэмы:

I. Маршал Понятовский и чугунные штаны. Руководство для начинающих подхалимов. То в нос тебе магнолия. Фабрика оптимистов. Корона и кепка. Канцелярские привычки.

II. Разговор с Венерой Милосской о Вячеславе Полонском. Линдберг и макароны. А пирог-то жрешь. Северяне нам наврали. Негритоска Петрова. «Даешь изячную жизнь».

III. Дурацкая смерть. За что боролись. Один из Ивановых. Ужасающая фамильярность. Славянский вопрос. Искусственные люди и др.

По окончании ответ на записки.

[1927]

Хорошо! Октябрьская поэма [Афиша]*

I. 1. Шелест знамен…* 2. Бей!!!* 3. Голова присяжного поверенного*. 4. Усастый нянь*. 5. Извольте понюхать*. 6. Я, товарищи, из военной бюры…* 7. Которые тут временные? Слазь!* 8. Здравствуйте, Александр Блок!* 9. Жир ежь страх плах!..* 10. Господин помещичек, собирайте вещи-ка!* 11. Дядинька, что вы делаете тут?*

II. 12. Дым отечества*. 13. С Лениным в башке, с наганом в руке*. 14. Трансваль, Трансваль, страна моя…* 15. Есть революция, а нету масла. 16. Куда идешь? – В уборную иду, на Ярославский*. 17. Две морковинки несу за зеленый хвостик*. 18. Мы только мошки, мы ждем кормежки*. 19. Сперли казну и удрали, сволочи!* 20. Пою мое отечество, республику мою*. 21. Место лобное, для голов ужасно неудобное*. 22. Хорошо!*

III. Ответ на записки и вопросы.

[1927]

Даешь изящную жизнь! [Ленинградская афиша]*

Разговор-доклад. «Даешь изящную жизнь!» I. Темы: Черемухи и луны со всех сторон*. Нездешний гость с гармошкою. Страусы в клетках. Первый жирок. Эпоха фрака*. Брюки дудочкой*. Упраздненные пуговицы*. Петушки-гребешки, теремочки. Пролетарий сам знает, что ему изящно и что ему красиво.

II. Новые стихи: Письмо к любимой Ивана Молчанова. Рак и пиво завода имени… Даже мерин сивый… Письмо Горькому. Мусье Гога. Мочала а ля Качалов. Слух идет бессмысленен и гадок. Мишка, как тебе нравится эта рифмишка? Разговор с Венерой Милосской о Вячеславе Полонском.

III. Ответ на записки.

[1927]

Хорошо! [Афиша]*

Владимир Маяковский прочтет во 2-й раз Октябрьскую поэму «Хорошо!».

После чего состоится диспут.

Вопросы: 1) Что дала поэзия за 10 лет. 2) Кончился ли «изустный» период литературы. 3) Что делать с поэзией. 4) Внимательны ли мы к поэту. 5) Умеет ли вести себя критика. 6) Можно ли хвастаться поэтической безграмотностью.

[1927]

Даешь изящную жизнь [Тифлисская афиша]*

Разговор-доклад: «Даешь изящную жизнь Темы: 1. Тир или целесообразность. 2. Страусы в клетках. 3. Эпоха фрака. 4. Брюки дудочкой. 5. Черемухи и луны со всех сторон. 6. Рвач о враче. 7. Нездешний гость с гармошкою. 8. Упраздненные пуговицы. 9. Петушки-гребешки-теремочки.

Новые стихи и поэмы: 1. Пари по-русски. 2. Даже мерин сивый… 3. Толстяков и Мальков. 4. Передовая передового. 5. Письмо Горькому. 6. Слух идет бессмыслен и гадок. 7. Мусье Гога. 8. Визит в Лувр. 9. Не все то золото. 10. Мочала а ля Качалов и др.

Ответ на записки.

[1927]

Слушай новое!*

Разговор-доклад. Темы: Слово читаемое и слышимое. Альбом тети или площадь Революции? Что такое Новый Леф? Что такое старый Полонский? Леф и ВАПП. Мы. Социальный заказ. Агония прозы. Хроника пожаров интересней «Войны и мира». Как и чему учиться у Пушкина? Есенин и есенинчики. Понимают ли нас крестьяне и рабочие?

Из поэмы «Хорошо!». Бонапарт из присяжных поверенных. Усастый нянь. К матушке к свет к Елизавете Кирилловне. Я, товарищи, из военной бюры. Есть революция, а нету масла. Мы только мошки.

Новые стихи. Письмо любимой Молчанова. Чугунные штаны. Имени Бебеля. Гарри Пили. Замуж за Зощенку. Особенная любовь. Письмо Максиму Горькому.

Ответы на записки и вопросы.

[1928]

Заграница*

I. Заграница. (Разговор перед отъездом за границу). Темы: 1) Галопом по Европам и галопщик по писателям*. 2) Бальмонт-мексиканец*. 3) С чем ездил Гумилев*? 4) Под знойным небом Аргентины* и лиловые негры*. 5) Наши ездовые возможности. 6) Критические маклеры. 7) Поэт – имущество республики. 8) На что разевать глаза?

II. Стихи. О Париже, об океане, о Гаване, о Мексике, о Нью-Йорке, о возвращении, о Тальникове.

После чтения – обмен мнений.

[1928]

Левей Лефа!*

Разговор-доклад.

Темы: Кого изменил Леф? Кто изменил Леф? Кто изменил Лефу? Крах групп. 7 или 2 000 000? Как плюются в Виннице. Писатели – богемец, сектант и производственник. Сапожники критики и критика сапожников. А. М. Эф, или ВЛКСМ.

Некрасивые стихи: Сов-трус. Сов-служака. Сов-меценат. Сов-плюшкин. Сов-помпадур. Сов-обыватель. Сов-халтурщик.

Стихи красивые: Клуб. Гимн. Радио. Евпатория. «Хол» и «гор». Электричество. Поиски носков.

Ответ на записки.

[1928]

Леф и Реф. Новое и старое*

Тема: Леф и Реф. Новое и старое.

Стихи и вещи. Я земной шар… Поиски носков. Необычайное… Стихи о проданной телятине. Клоп, I часть. Нетте. Есенин. Письмо Горькому. Разная заграничность.

Ответ на записки.

[1929]

Открывается Реф*

Темы: Что такое Реф? Что такое классик? Что такое поэт? Что такое газетчик? Что такое делается? Что такое факт?* Что такое бизнес?* Что такое субъективный объектив?*

Декларации, лозунги и установки на весь 1930 год. Демонстрации словесные и диапозитивные. Разговор с аудиторией. Записки. Прения.

[1929]

Что делать? [Афиша]*

Разговор-доклад. Темы: Чистка литературы. Классы и классики. Это еще не факт. Кто куда? От Лефа к Рефу. Последние споры. В чем дело?

Словесные иллюстрации: «Баня», «Клоп», «5 лет» и др.

Ответ на записки.

[1929]

Выставка «20 лет работы Маяковского»*

Показываем: Книги. Детское. Журналы. Газеты Москвы. Газеты СССР. Плакаты. «Окна сатиры». Рекламы. Выступления. Театр. Записки. Критика. Кино. Радио. Биография.

На выставке (в аудитории) объяснения работников Рефа. Выступления Маяковского.

[1930]

Черновые записи к выступлениям

Записи к выступлению на дисциплинарном товарищеском суде с Госиздатом 25 августа 1921 г.*

Госиздат считает все факты правильными.

1) Госиздат – Наркомпрод духовной пищи*.

2) Вообще голод, а театральный (афиша) особенно.

3) Дает ли Госиздат хоть осьмушку?

4) Я и потерпевший и обвинитель. Поэтому не характеризую, боясь быть не беспристрастным.

(тов. Богомолов*)

5) Вот характеристика Всеработпроса (№ 1).

6) На основании этого принята ЦК резолюция* (№ 2).

7) Впрочем, и сам Госиздат печально соглашается с этим* (№ 3) и «Творчество» (13)

8) Каковы же причины такого захирения.

9) Первая – отсутствие литераторов (№ 4), вторая – низкая оплата (№ 5).

10) Как же борется Госиздат с этими недостатками?

11) Приходит писатель, напр<имер> я, в Госиздат и его сразу обдает ультрабюрократическое отношение к делу. Книга проваливается и через несколько дней возвращается с трафаретным ярлыком: «за недостатком бумаги», с надписью «на отзыв не поступала», и решается дело Вейсом. Что было бы, если б так решали дела у капиталиста.

12) Правда, как пишет Мещеряков, существует сложно организованная редакция*, но на деле так распорядился Вейс. № 6.

13) Если писатель, как я, все-таки ходит, интересуется, нет ли бумаги, его, чтоб отвадить, начинают посылать, якобы интересуясь рабоч<им> мнением.

14) Походив массу времени, писатель сдает свои книги или иному какому учреждению, или частному издательству, или заграницу. И мне пришлось отдать в первые попавшиеся руки* «Вестн. театра», Чита и т. д.

15) Отсюда и начинаются истории. Госиздат орет привлеку, сам хотел издавать, запрещал и пр.

16) Но бороться ревтрибуналами с революционным искусством тогда они борются рублем. Как сказал Гринберг «первый случай».

Изложение дела последовательно

Нежелание платить (§ Н)

Оскорбление (§ И)

Дело это ясно и ребенку (выписка)

Хорошо с этим возиться мне.

Поэты бедствуют. 2000 ст. в год и массами бросаются на всяческие работы, кафе и пр. Силы не использованы.

(§ 0)

17) Но, может, все это – зряшний разговор, не применимый к «Мистерии», потому что это – дрянная вещь, не заслуживающая лучш<его> отношения. Госиздат же издает только высококвалифиц<ированные> вещи. О Мистерии ее история Луначарский* Лебедев Собрание в Зоне* Анкеты* Статьи* Комтруда Статьи* Гудка и Труда –– О литературе же Госиздата* Общая характеристика самого госиздатчика (7). Характеристика Цекпроса (8)

(отдельные книги в первом же № их журнала*) (№ 9)

(если на что-нибудь и годится это, то только на (§ Г)

18) Но, может быть, и на лучшие произв<едения> не хватает бумаги у Г. изд. Статистика Цекпроса (10)

19) Лемке* (11)

20) Может быть, это было раньше, теперь другое Рассказ о дезертире* –– Это надо прекратить Мне еще хорошо, а другим как Что говорят коммунисты «Творчества» (12)

Записи к выступлению на первом вечере «Чистка современной поэзии» 19 января 1922 года*

Что такое искусство

Анархичность

 все халтура

Вырвать из обыденной жизни

забывать

не буду сочувствовать.

во времена самозванца

Отдать их Свердловскому универс<итету>*

обречен на гибель

в области лингвиста

прет наружу

содержание

смысл

содержание

талантл<ивые> и бездарные

талантливы

и понятно

150 понятны

ценны для нас

не красиво

не брать монополию

манифест*

Записи к выступлению на диспуте «О живописи быта» 1 марта 1922 года*

Лиро-эпический

Взволнованный

Запечатлевает несуществующее

Истребительный поток Создает ряд видимостей ей понятных, то что ему необходимо, а не ему были важны и он их изображает

Египет и неестественная жизнь фараонов

изображ. худож.

Это естественно

черта же вы вшей не рисуете

делает детское неприличие

с классов. господ. Испании.

обоготворение

трудящегося.

Честное потное

новые взгляды на задачи момента

Сколько надо иметь живописцев

беспредметный

Солнце осветит

жизнь больше искусства

Старое имя передвижника

деревенский парень просто

заигрываю с девками

нет ущерба

Народ пробьет дорогу

Вымести

непримиримости

Касаткин

Все культурное, все хорошее.

Реальная форма была, есть и будет.

Реальные формы близки народу.

Нельзя прервать преемственность.

Вводят в заблуждение молодежь

Просвещение народа

В массе не пробудит интереса

Постепенно уничтожить пош<лость>

Записи к выступлению в Большом зале Консерватории 3 октября 1922 года*

Думал, что не состоится

передрались устроители

Я передрался с МОНО*

Концерт

Сочувствую горю москвичей

Зачем обычно ездят

или бегут

или удивляться

я еду удивлять

сейчас русское искусство в центре*

Удивляются не политике, а именно искусству

И искусству новому, левому

Но разве не крах футуризма

через футуризм к художественному реализму

   петров день

неврастения

писание в бредовом стиле*

символизм ослабленная поповщина

Пастернак

     реакционная манера.

Записи к выступлению об организации Лефа. Январь 1923 года*

Правый фронт фронт – организованное, стройное (красная, а потом позеленели*). Чужак – поносит* О Северянине – единый фронт сведены концы с концами нет. Что такое искусство. Не в словах дело – а Ленин говорит в словах*. I) Цитата правильно. Искусство радостный процесс ритмически организованного нет, а Гастев Герцен сказал, человек не понимающий на все смотрит наплевательски. Предыдущее не было в свете будущего. Из одуванчика чертополох Я есть человек – это подход Из церковно-славянского цитата Революцию дать не могут Темы общего подхода, мы в 18 году* уже разработаны. Индивидуалистический характер одно из двух – пророк лезый фронт ничего не означает перестроить всю жизнь понятны нужны Хлебников телеграфный язык Идеологическим прислужником буржуазии Слова не выдумываются.

Записи к докладу «Анализ бесконечно малых» 13 февраля 1924 года*

1) Казалось бы работа Лефа ясна и безапелляционна.

2) Книжные витрины заполнены.

3) Периодическая печать.

4) Лозунги.

5) Вид города реклама.

6) Сегодня в 5 театрах вещи лефов*.

7) Даже заграница: Крученых и Маяковский в Германии, Третьяков в Пекине*. Но Лефу этого мало. Леф в отчаянии. Нас не признал Гиммельфарб*.

1) Кто он?

2) Мелочь, но из-за Гиммельфарба глядят тысячи Гиммельфарбиков.

3) Вечер в целях экономии нельзя же про все печатать.

4) Это именно маленькие, а не малые.

5) В чем этот гиммельфарбизм.

7) Гиммельфарб делает выводы.

8) Ясно антимарксизм: ситуация подгоняется под желательный результат.

9) Не один – Шебуев.

10) Сегодня на Верхарна обиделись небеса*.

11) Шебуев, Граф Амори – Вербицкая. «Пробуждение». В три цвета. Может он о [красоте] бедрах Венер из Возрождения или о влиянии Санина на Ключи счастья* нет он корит футуристов

12) Шебуев* это уже циническое. Для сглаживания перейдем к чуть побольше

13) Коган Что Леф не бомба в академии*, а на предложение ввести 50 лефов сказал вы нам всю академию разгромите.

14) Полянский тоже*.

15) Правдухин*

16) За ними раки с клешней. Розенцвейг из Киева*. и наконец целая поэма

Это барьер между нами между вами работниками новой культуры и рвущейся массой. Долой этот барьер. Да здравствует оценка нашей работы самим потребителем.

Записи к выступлению на диспуте о Лефе. Конец весны – лето 1924 года*

Вопрос о Лефе вопрос всей культуры. Революционность культуры. Сапожник не начинает с сандалий римлян. Сдвиг во всех видах искусства Сдвиг в преподавании. Поэтому диспут не только по докладу, но главным образом по всему материалу. В докладе только основные моменты.

1) Все революционные течения слились в Лефе, остальное отрыжка старья. Леф оживил футуризм и по сейчас его представители являются единственными выразителями сегодняш<него> дня коммунистичностью революционностью формальной урбанизмом

2) Искусство из вдохновения становится наукой даже нормативное

3) Мы берем не только архаическую эстетику, но и практическую жизнь. жизнестроение По этим пунктам ведем диспут. Диспуты ведутся не первый год, поэтому воздерживайтесь от шаблона, не действующего. Вот обычные приемы

1)

Что сказал оратор

Он ничего не сказал

2) Вот я рабочий, или у меня есть рабочий, мы ничего не понимаем (раньше: я только что с фронта)

3) Вас массы не понимают

4) Что вы сделали, когда у вас была власть.

5) Вы ходили в желтой кофте.

Без искусства человек жить не может

Что делать литературе.

Победа завоевание

Надо себя спасать

Огромное количество поэтических кружков

Что читатель читает – неизвестно.

Вековая тишина*

(газета)

Шла философская борьба

Контакт с душой утрачен

Искусства – вечная загадка

Молиться вещам

революция повредила

Космических крыльев все меньше и меньше

Может быть сейчас широкий читатель не слышит

Львом Толстым

плохая наука

Все-таки не дано по существу.

Записи к докладу «О сегодняшней поэзии» 20 мая 1924 года*

Обзор всегда скучная вещь, но ввиду затишья не бесполезен.

После великих реалистов Некрасова, Достоевского Петербург опал, затих, стал реакционен литературно.

Символисты Брюсов, Бальмонт, Белый, Сологуб интер<есны>.

Блок мне не так интересен, как Белый.

Футуризм – Северянин, Олимпов, Широков.

Москва – Каменский, Хлебников, Крученых.

Революции. Рождение ее в Ленинграде дало вспышку. «Искусство коммуны». Пролеткульт.

С переносом политического центра в Москву* заглохло сплошной Адамович, Оцуп.

Струны души*.

Архаизм.

За 600 верст* бьется художественная жизнь, не знающая себе равной в Европе.

В чем главная [тенденция]

не в создании произведений, а в тенденции

Жизнестроение вместо жизнеописания.

Перевод работы из искусства в жизнь.

Этот лозунг объединяет массу.

По отношению к этим лозунгам и строится сейчас литература, живопись и т. д.

Обычно принят другой порядок расценок

Например, у Троцкого: старая литература (вне Октября), попутчики, пролетарская

Мы делим на октябрьскую – революционную – и реакционную.

Вокруг этого кипит борьба и пишут наркомы.

Появился III фронт

Каждый должен отдать себе отчет уметь управлять оружием.

Поэтому молодежь, от литературы оцупов входите в лит<ературную> борьбу.

Записи к выступлению «О быте» 1924 год*

Случай в Александринском театре

действительно, законов нет, но есть узаконенный старый быт, действующий вернее законов.

Снимок [в теа<тре>] на юбилее холод

в смокинге.

Сначала в балет ходили в валенках, теперь опять в смокингах, потому что не покупали татары.

Это мелочь, но это частица быта.

скажут это о буржуазном

быта нет в рабочем быту.

Еще меньше заметно некоторое улучшение материального благосостояния и только в отделах быта та же картина – голое констатирование.

Отвратительные снимки в «Прожекторе»*: пьют чай, сладкие пирожки к празднику*.

Новый быт, его зачатки намечались только в организациях выдвинутых революцией: дом отдыха, дом-коммуна, детский дом.

И то превратилось в общежитие, в гостиницу.

Новый быт замечается в кругах, [в] слоях, выдвинутых революцией.

Напр<имер>, вузовцы – и то до чего похожи они сейчас на старое студенчество.

Жизнь, открытки

Качание

Из-за острова на стрежень*.

Даже у Безыменского.

Конечно, декретом быта не установишь, но борьба с ним – вещь необходимейшая

Статья в «Правде». Не бьют и не тронулась*.

Статья Степанова-Скворцова

о браках

Статья Крупской о Ленине*.

Можно ли с этим бороться

можно

Во-первых, искусством, но не обличением, а устройством.

Во-вторых, организацией.

Чересчур мало значения придавали роли футуристов в борьбе с бытом

некоторая организация бытовая может быть проведена и сейчас,

опыты проводятся

стандартизация жизни.

Записи к выступлению на диспуте «Упадочное настроение среди молодежи» 5 марта 1927 года*

Поповская

сказать правду – что следует истреблять

может ли он искоренить безработицу

нет

Может улучшить систему преподавания

нет (Есенин и есенинщина). Кто упадочник. Пессимизм признак разгромленности класса, и на беспартийную печаль мы ответим партийной тревогой.

Наше старое поколение.

Хамское отношение к человеку.

Недисциплинированность

Формулирую свою мысль.

Чувство любви, на котором растет коммунизм

Записи к выступлению на диспуте «Пути и политика «Совкино» 15 октября 1927 года*

Юков. Худож. совет.

Переменить персонажи и будет революцион<ной>.

Переменить мысль и любые маски.

Рейд мистера Ллойда.

Пора отказаться от смеха.

Ничто человеческое не чуждо.

Принимают плохие сценарии.

60 % обыватели.

Не понимает, что такое для рабочих.

Братишка.

«Генеральную линию»*.

Броненосец Потемкин.

Шуб.

Вывести кино из финансового хаоса.

Директивы действуют, а голова нет.

Яковлев

Яко – лев.

Отец входящий и мать исходящая.

Малой части неорганизованности. Переадресовать на адрес партии адрес ГПУ больны болезнью преувеличения

По моему убеждению

Закрыть коммерческие кинотеатры

Наша кинематография вся молодая

Призван быть поэтом

Безответственная критика

Может ли кто-нибудь сказать

Легальная оппозиция.

Записи к докладу «Стихи и задачи поэта» 12 декабря 1927 года*

Крейтан поверхностно*

не Крейтану а Заккниге упрек*

переиначив два слова Специфически сюжетная схема до поры до времени не открывается.

прибить подковки

Кикодзе*

фиктивной организацией

единицы нет бога кроме аллаха и Маяковский пророк его Ситковский*

Революционная

Броненосец Потемкин* и Шмидт лейтенант*.

Асеев

снизить в ремесленный навык

в подметки

как формалист выдергивает отдельные

Учителями, а не союзниками

Саянова

Лисовский*

Рабочим писать по-новому

Зубило в правую руку Понятным для массы, для своего времени, перешел к простому языку

Вывесочники зачитываются

Анти-Дюринг*

может превратиться

потеряны для массы, в которой понимал

Об основных вопросах

Мало обоснованные принципы

Смеялись над цифрами

политически смеяться не приходится

Небольшой процент войдет в литературу

количество переходит в качество

это еще не значит, что хорошо

культурную политику

политические декларации

нет

грустные размышления

злоупотребляем мы

Чрезвычайно левые кирпичи

Но не мелочь целью в конце*

овладеть старой культурой.

Записи к выступлению на вечере в Красном зале МК ВКП(б) 10 сентября 1928 года*

Когда прорвемся сквозь все заставы*.

Вечера с заграницей приманка

должен огорчить

Что же нового из-за чего собираю?

Новое то, что новая поездка

так и езжайте

Нет, – уцепился за штанину Тальников*

3 года спустя рецензия*

Он все понимает – но ему не нравится

И вот я переношу через голову критика прорецензировать книгу

Нужен ли о Европе барабан, нужна ли швабра* или отманикюрить пальчики, вырвать себе лефовские клыки и разговаривать о Венере Милосской*, попивая чай из инберовских чашечек*.

Поэтами о Европе писано мало

Иллюзии замечательной жизни, романы для грез

Под знойным небом Аргентины*.

В последний раз с тобой мы виделись так.

О где же вы, мой маленький креольчик*.

за ним империализм

Быстрокрылых ведут капитаны*.

Или бунт на борту обнаружив, из-за пояса.

Он меня оглядел через эполет,

по плечу меня с лаской ударя*.

Я бельгийский ему подарил пистолет

и портрет моего государя.

С чем ехал

Пришел получить у вас командировку

Мой лозунг –

одну разглазей-ка

к революции лазейку*.

Теперь

для меня

равнодушная честь,

что чудные

рифмы рожу я,

мне

только

как бы

получше уесть,

уесть покрупнее буржуя.

Записи к выступлению на пленуме Реф 16 января 1930 года*

1) Рефовец это активный участник социалист<ического> строи<тельства> на площади культуры, быта и бывшей эстетики.

2) Пункт равного значения с первым

Рефовец ведет культурную работу новым, нами выработанным в согласии с социальным заказом свежим методом. Новизна методов вызывается не штукарством, а недоходчивостью дохлых методов.

Участие в революции и революционность методов участия два обязательные условия, дающие право на имя рефовца.

Запрещ<ение> «Наталия Тарпова»*, «Партбилет»*, «КВЖД»*, «Невзирая на лица»*, «Система Лютце»*.

Нам нужно не то, чтоб таскались с идеями по сцене, а чтоб уходили с идеями из театра.

Формализм.

О факте и о фактах в результате литература.

Крученых – Безыменский*

Кирсанов эстрада*

взбудоражит*

рецензенты активность*

Санпросвета*

Любовная интрига

Оформление спектакля*

Эксцентрическое

От агит к пропаганде

Цирк

Непосредственно в зрителя*

Клубный театр*

Эстрада

Литинский

Устроить удобный комфорт

Незаслуженное выделение

Ответы на анкеты

Пасхальные пожелания*

Ужасно боюсь пасхи: похристосуешься, – а вдруг – Измайлов*?!

[1915]

Некрасов и мы*

1. Любите ли вы стихи Некрасова?

Не знаю. Подумаю по окончании гражданской войны.

2. Какие считаете лучшими?

В детстве очень нравились (9 лет) строки: «безмятежней аркадской идиллии»*. Нравились по непонятности.

3. Как вы относитесь к стихотворной технике Некрасова?

Сейчас нравится, что мог писать все, а главным образом водевили. Хорош бы был в РОСТА.

4. Не было ли в вашей жизни периода, когда его поэзия была для вас дороже поэзии Пушкина и Лермонтова?

Не сравнивал по полному неинтересу к двум упомянутым.

5. Как вы относились к Некрасову в детстве?

Пробовал читать во втором классе на вечере «Размышления». Классный наставник Филатов не позволил.

6. В юности?

Эстеты меня запугали строчкой «на диво слаженный возок»*.

7. Не оказал ли Некрасов влияния на ваше творчество?

Неизвестно.

8. Как вы относитесь к утверждению Тургенева, будто поэзия и не ночевала в стихах Некрасова?

Утверждения не знаю. Не отношусь никак.

9. О народолюбии Некрасова?

Дело темное.

10. Как вы относитесь к распространенному мнению, будто он был человек безнравственный?

Очень интересовался одно время вопросом, не был ли он шулером. По недостатку материалов дело прекратил.

[1919]

Анкета для лиц, получающих академический паек*

1. Фамилия, имя и отчество.

Владимир Влад<имирович> Маяковский.

2. Возраст.

26 лет.

3. Специальность.

Поэт и художник.

4. Учреждение, в котором служит[4].

5. Выполняемая работа.

Пишу.

6. Научный стаж.

Училище живописи, вая<ния> и зод<чест>ва.

7. Имеются ли печатные труды (если имеются – перечислить важнейшие из них).

Облако в штанах, Война и мир, Мистерия-буфф, Все сочиненное Маяковским и т. д.

Подпись лица, дающего сведения.

Владимир Маяковский.

Родился <в> 1894 году*.

Одиннадцать лет пишу* и ругаюсь с глупыми.

Признан за поэта всеми, кроме ЛИТО, печатать хотят все, кроме Госиздата*.

В. Маяковский.

[1920]

Что увлекает вас сегодня?*

Увлекаюсь всем. В данную секунду ищу рифму к Фотиевой*.

[1922]

Что же такое «Сопо»*

– К Союзу поэтов мое отношение чрезвычайно осторожное. Никакого участия в его организационной жизни я никогда не принимал (случайные выступления на эстраде – не в счет).

«Кафе» Сопо в том виде, в какой оно сейчас пришло, внушает мне полное отвращение.

Я не хотел до сих пор грубо рвать с Сопо, считая его очень слабым, но все же каким-то зачатком профессионального объединения. Во всяком случае здесь должна быть проведена самая решительная чистка и перевыборы.

[1924]

Анкета для лиц, подающих заявление о разрешении занятий над архивными материалами*

Фамилия, имя и отчество.

Владимир Владимирович Маяковский.

Партийная принадлежность.

Беспартийный.

Место службы.

Поэт.

Занимался ли раньше в архивах?

Нет.

Документы, на основании которых испрашивается разрешение в настоящее время?

Отношение Истпарта МК № 103/Ш07.

Тема работы.

Типография МК, побег 13-ти.

По каким материалам?

Судебной палаты, Охранного отделения и Военного суда.

С какой целью производится работа?

С научной.

В каком издании предполагается издание работы на основе архивного материала?

«Каторга и ссылка» и Истпарт.

Адрес занимающегося.

Лубянский проезд, 3, кв. 12, тел. 4-48-22.

[1925]

Писатель и книга*

1. Имеется ли у Вас личная библиотека. Если да, то сообщите количество томов.

Библиотека общая с О. М. Бриком. 1000–1200 книг.

2. Какой состав Вашей библиотеки? В чем особенность личной Вашей библиотеки? Что в ней преобладает (беллетристика, история, социология и т. д.)?

Теория литературы и социология.

3. Давно ли Вы собираете свою библиотеку?

Всегда имели книгу.

4. Если у Вас нет библиотеки, то есть ли вообще книги, которыми Вы пользуетесь для своих работ? (Справочники, словари и т. д.)

5. Пользуетесь ли Вы библиотеками общественными?[5]

6. Ваше отношение к собирательству книг?

Хорошо, если нужны для работы. Коллекция неразрезанных книг отвратительна.

7. Книги и Ваша литературная работа?

Иногда книга помогает мне, иногда я – книге.

12 апреля 1926 г.

Приложение

Коллективные письма и заявления

В Московское охранное отделение, 5 июля 1909*

1 В МОСКОВСКОЕ ОХРАННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ [Москва, 5 июля 1909 г.]

Доводим до сведения вашего превосходительства, что, находясь третий день под арестом при 3-м участке Мещанской части и не имея возможности принимать подаваемую уголовным арестантам пищу, просили господина заведующего полицейским домом выдавать на руки причитающиеся кормовые, в чем он нам отказал. Поэтому имеем честь просить ваше превосходительство сделать соответствующее распоряжение о выдаче нам на руки причитающихся денег.

К. Алексин.

Н. Владимиров.

В. Маяковский.

Луначарскому А. В., конец июля 1918*

2 НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ПО ПРОСВЕЩЕНИЮ А. В. ЛУНАЧАРСКОМУ [Петроград, конец июля 1918 г.]

Народному комиссару по просвещению тов. Луначарскому

Докладная записка об издании книг нового искусства

Ввиду постановлений Литературной коллегии от 27 июля 1918 года о субсидировании издательства нового искусства мы считаем необходимым использовать его в следующей форме:

1. Книги издаются в количестве не более двенадцати названий в год.

2. Бумагу и типографию для означенных книг предоставляет Государственное издательство.

3. Государственное издательство* принимает на себя расход по оплате обложки, принятой редакционной коллегией по изданию книг нового искусства, в размере 300 рублей (трехсот) за рисунок.

4. За редактирование и писание передовой статьи к книгам, имеющим характер сборника, выплачивается по двести пятьдесят рублей (250 р.) за сборник, согласно установленному порядку для народных библиотек.

5. Цена на книгу определяется расходом по изданию плюс: а) тридцать процентов, взимаемых книжными магазинами, б) 5 % за хранение в книжном складе, в) процентов для уплаты по распространению книги; построчной платы авторам: 20 % в случае помещения полностью использованного в периодических изданиях и 40 % для материала, не вошедшего в отдельные книги, но использованного в периодических изданиях, и 40 % для материала, появляющегося в печати впервые.

6. Организационные расходы (корректура, секретарь и т. д.) входят в издержки по производству, и отчет о них дается Государственному издательству о каждой книге отдельно.

7. Наблюдение за художественной стороной издания, корректурой и т. п. ведет один из членов редакционной коллегии.

8. На издании ставится марка контрагентства ИМО («Искусство молодых», Фонтанка, д. 5).

9. Все издание поступает на склад означенного контрагентства.

10. Количество издаваемых книг определяется Государственным издательством в согласии с представителем редакционной коллегии.

11. Расход Государственного издательства на означенные издания возмещается контрагентством в первую очередь (представитель контрагентства ставит подпись под окончательными счетами издательства). Расчет производится по мере поступления денег от принявших книгу складов и магазинов каждые три месяца.

12. Государственное издательство оплачивает расходы пунктов 3, 4 и 6 по представлении всего материала.

Народный Комиссар по просвещению

Помощник Заведующего Государственного издательства

Бухгалтер

Член коллегии по редактированию сборников

Представитель контрагентства «ИМО»

В коллегию Народного комиссариата по просвещению. Первые числа февраля 1919*

[Петроград, первые числа февраля 1919 г.]

Товарищи! – как вам известно, все издательские возможности футуристов исчерпываются договором с Ком<иссариатом> нар<одного> просв<ещения> относительно 12 книг в год. Но и эта возможность не может прельщать авторов, ибо оплата литературного труда производится (по условию) по ликвидации издания, – а скорое получение денег с продажи при всей неорганизованности книжного распространения дело почти невозможное. При самом идейном отношении к делу говорить при таких условиях о работе не придется. Вследствие сказанного мы просим об изменении пункта 9-го договора в смысле предоставления нам издательских условий, равных с другими частно-инициативными издательствами. Уверены в санкционировании вами изменений, так как и лит<ературно>-изд<ательский> отдел указывает на полную приемлемость такого рода условий, примененных, например, к «Алконосту»*.

Луначарскому А. В., 18 июля 1919*

4 НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ПО ПРОСВЕЩЕНИЮ А. В. ЛУНАЧАРСКОМУ [Москва (?), 18 июля 1919 г.]

Народному комиссару по просвещению тов. Луначарскому

27 июля 1918 г. на заседании Петроградской коллегии Наркомпроса обсуждался вопрос о субсидировании издательства «ИМО». Вопрос был решен Коллегией утвердительно и поста<но>влено издавать книги по предложенному издательством «ИМО» плану, в результате чего и был подписан договор Наркомпроса с издательством «ИМО». Коллегией было сделано примечание, что дальнейшее издание будет в зависимости от результатов работ «ИМО».

Согласно договору нам предоставлялось право издать 12 книг в год, и в настоящее время, по истечении годичного срока, является возможность, подведя некоторые итоги, просить Вас о предоставлении нам дальнейшей возможности работы, не выполненной еще нами в полном объеме по причинам, от нас не зависящим (непредоставление бумаги, отсутствие типографии, денег и проч.). Изд<ательством> «ИМО» были приобретены к изданию следующие книги.

1) «Ржаное слово». Революционная хрестоматия футуристов. ц. 6 р. 50 к.

5 000 экз.

2) «Мистерия-буфф» 1-е изд. ц. 6 р. 50 к.

5 000 экз.

3) «Мистерия-буфф» 2-е изд. ц. 6 р.

16 000 экз.

4) «Война и мир». 2-е изд. ц. 3 р. 75 к.

24 000 экз.

5) «Поэтика». Сборник статей по вопросам поэтического языка. Брик, Якубинский, Эйхенбаум, Кушнер, Шкловский

10 000 экз.

6) «Все сочиненное Вл. Маяковским» ц. 20 р.

10 000 экз.

7) «Сестра моя жизнь» Б. Пастернак

8) «Все сочиненное Хлебниковым»

9) «Ржаное слово». 2-е изд.

10) «Русским, немцам, французам». Сборник новейших российских поэтов в немецком, французском и английском переводах.

11) «Искусство коммуны». Сборник статей по вопросам строительства коммунистической культуры.

12) «Иван». Былина. Эпос революции*.

Первые 6 книг нами изданы и распространены, что дало возможность выплатить авторский гонорар и вернуть Издательскому отделу затраченные им суммы.

Остальные 6 книг приняты нами к печати и авансированы из нашего же авторского гонорара, но так как авторский гонорар за принятые книги, согласно договору, оплачивался по напечатанию книги, а книги напечатаны могут быть только по представлении нам Издательским отделом бумаги, выдача коей временно на все иные надобности, кроме агитационных, прекращена, – просим Вас утвердить нашу смету в размере 165 324 руб. 30 коп., дабы, уплатив авторам, дать возможность продолжить начатую литературную работу до урегулирования издательского дела. Сумма эта будет покрываться нами путем зачета авторского гонорара при выпуске книги.

Необходимость издания книг вполне подтверждается встречей, оказанной им читающей массой. Принятые сперва недоверчиво, они по мере распространения завоевали внимание: так, «Мистерия-буфф» и «Ржаное слово», взятые вначале такими рабочими центрами, как «Коммунист»*, всего в количестве 25 экз. и то на комиссию, месяц спустя были заказаны издательству в количестве 3000 экз.* Но его не хватило даже для народных библиотек, где оно должно быть приобретено, согласно постановлению экспертной комиссии Наркомпроса.

Укажем также, что книги наши не поступили в розничную продажу магазинов, а распространялись преимущественно по районам во время чтения нами на рабочих собраниях лекций по вопросам нового искусства.

Издательство «ИМО» не имеет никаких издательских сумм, так как согласно договору издательство наше, как чисто писательская ассоциация, получило только суммы, причитающиеся в качестве авторского гонорара.

Смета, представленная «ИМО», вмещающая лишь оплату гонорара и расходов по издательству всего одной книги, разумеется, является минимальной.

Коллегия «ИМО»

Луначарскому А. В., 28 ноября 1921*

5 НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ПО ПРОСВЕЩЕНИЮ А. В. ЛУНАЧАРСКОМУ [Москва, 28 ноября 1921 г.]

Народному комиссару по просвещению тов. А. В. Луначарскому

В. В. Маяковского и О. М. Брик

Докладная записка

Нами организуется издательство левого искусства «МАФ» (Московская – в будущем – международная – ассоциация футуристов).

Цель издательства – издание журнала, сборников, монографий, собраний сочинений, учебников и пр., посвященных пропаганде основ грядущего коммунистического искусства и демонстрации сделанного на этом пути.

Учитывая ряд затруднений, связанных с печатанием наших книг в России, мы будем издаваться за границей, вывозя и распространяя издания в РСФСР.

Издательство организуется на частные средства.

Просим оказать содействие скорейшей организации издательства «МАФ» и получению разрешения на ввоз изданий в РСФСР.

В агитотдел ЦК РКП(б), январь 1923*

6 В АГИТОТДЕЛ ЦК РКП (б) [Москва, начало января 1923 г.]

В агитотдел ЦК РКП

Издательский план журнала «Леф»

1. Почему мы должны издавать собственный журнал?

Крайние революционные теченья в искусстве не имеют своего органа, так как официальные органы, как, например, «Красная новь», «Печать и революция» и др., не являются органами, посвященными исключительно искусству, и уделяют ему мало места.

2…Частного же капитала на организацию нашего журнала мы получить не можем, так как являемся по своей идеологии группой коммунистической.

3. Цели журнала:

а) Цель журнала – способствовать нахождению коммунистического пути для всех родов искусства;

б) пересмотреть идеологию и практику так называемого левого искусства, отбросив от него индивидуалистическое кривлянье и развивая его ценные коммунистические стороны;

в) вести упорную агитацию среди произв<одителей> искусства за приятие коммунистического пути и идеологии;

г) принимая самые революционные теченья в области искусства, служить авангардом для искусства российского и мирового;

д) знакомить российскую рабочую аудиторию с достижениями европейского искусства, но не в лице его канонизированных, официальных представителей, а в лице лит<ературно>-худ<ожественной> молодежи, ныне отвергаемой европейской буржуазией, но представляющей из себя ростки новой пролетарской культуры;

е) бороться всяческим образом с соглашателями в области искусства, подменивающими коммунистическую идеологию в области искусства старыми, затрепанными фразами об абсолютных ценностях и вечных красотах;

ж) давать образцы литературных и художественных произведений не для услаждения эстетических вкусов, а для указания приемов создания действенных агитационных произведений;

з) борьба с декадентством, с эстетическим мистицизмом, с самодовлеющим формализмом, с безразличным натурализмом за утверждение тенденциозного реализма, основанного на использовании технических приемов всех революционных художественных школ.

В Госизд, 5 апреля 1923*

7 В ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО [Москва, 5 апреля 1923 г.]

В Государственное издательство

9 февраля с. г. Госиздатом был принят план журнала Левого фронта искусств «Леф» и утверждены на два месяца условно смета и штаты этого журнала.

За истекший период времени был выпущен в свет № 1 журнала «Леф» (16 листов) и 28 апреля выпускается № 2 (майский, 12 листов).

Обошелся № 1 в грубых цифрах, не считая бумаги, в 75 500 руб. Типогр<афские> расх<оды> 38 500 плюс авторский гонорар 37 000, что дает в отношении гонорара совпадение с цифрами основной сметы (предп<олагалось> – 1105 руб. зол<отом>; израсх<одовано> 1157 руб. зол<отом>).

Израсходовано по редакции и конторе журнала за два месяца 15 902 р. 70 коп., что также ложится расходом на № 1 журнала до 15 %. Однако этот расход максимален именно по первому №, т. к. полмесяца ушли на организационный период и должны быть разложены на все №№, а полмесяца пришлось уже на время по выпуску № (16 марта).

Журнал № 1 был скалькулирован в цене 1 р. 25 к. золотом. Эта цена для аудитории, для которой себя предназначает «Леф», казалась высокой и можно было опасаться, что в силу высокой расценки задержится распространение журнала.

В действительности же оказалось, что за первую неделю конторой «Лефа» было размещено в Москве (и в небольшом количестве в провинции) 500 экземпляров, деньги за которые 12 000 внесены в Гиз, а за последующее время еще 500, итого 1000. Торгсектором Госиздата за то же время продано…*

Ведутся переговоры по продаже за границу 1000 экз., а равно переговоры с Контрагентством печати по приобретению журнала для киосков в количестве не менее 250.

Некоторые фирмы приобрели, распродав первую, вторую партию журнала (маг<азин> «Новая Москва»).

Такой результат был получен, хотя № 1 вышел без предварительной рекламы, являясь рекламным номером.

Переговоры с книготорговлями о приобретении № 2 дали следующие результаты: по выходе и до 1-го мая будет взято 1000 экз. и в первую половину мая еще 1500. Равным образом по заверению книготорговцев выход № 2 повлечет за собой усиление продажи № 1, ибо «Леф» начнет ощущаться как регулярный периодический журнал.

Считая по первым шагам сбыт «Лефа» в достаточной мере обеспеченным, редакция тем не менее полагает, что как для удешевления журнала, так и для раскладки организационных расходов на большее количество единиц товара, является совершенно необходимым пустить в ход издательство Леф, план коего редакцией Госиздату представлен*. Книга является товаром более подвижным, чем толстый журнал, подбор же книг, намеченных к изданию, сделан в расчете на круги, заинтересованные в работе Левого фронта искусства, по вопросам коего изданий почти не появляется и работа коего ведется главным образом на трибунах и ощущается рикошетом по полемической рецензионной литературе.

Чтоб обеспечить гибкость издательства, необходимо, чтоб план такового был утвержден Госиздатом на достаточный срок с фиксацией ежемесячного количества печатных листов (испрашивается 30 листов в месяц и чтоб по выходе из цензуры Госиздата книга не задерживалась в распорядительной комиссии*).

Развивая издательство Леф, Госиздат не только пойдет навстречу интересам большой революционно-культурной группы писателей, заинтересованных в существовании Лефа, о чем уже сейчас можно судить и по письмам и многочисленным устным заявлениям, но и сделает дело, выгодное для своей кассы с коммерческой точки зрения.

С своей стороны редакция, пересоставляя первоначальную смету, сделала все возможные сокращения расходов, а также принимает все меры к уменьшению расходов путем привлечения в журнал платных объявлений.

Прилагаемую при сем смету журнала «Леф» на 10 месяцев и примерную смету издательства на 4 месяца, а равно штаты редакция просит утвердить.

Ответственный редактор В. Маяковский.

Зав. организ. частью С. Третьяков.

5 апреля 1923 г.

Соглашение МАПП и группы Леф, октябрь-ноябрь 1923*

8 СОГЛАШЕНИЕ МОСКОВСКОЙ АССОЦИАЦИИ ПРОЛЕТАРСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ И ГРУППЫ ЛЕФ [Москва, октябрь-ноябрь 1923 г.]

Соглашение Моск. ассоциации пролет. писателей (МАПП) и группы Леф

Настоящий этап пролетарской революции в России характеризуется, между прочим, возрождением и укреплением буржуазной и мелкобуржуазной идеологии на почве частично возродившихся капиталистических отношений. В такой обстановке опасность идеологического перерождения пролетариата, и в первую очередь пролетарской интеллигенции и пролетарского молодняка, становится вполне реальной. Наименее защищенным участком идеологического фронта пролетариата является участок искусства, в частности художественной литературы, что в значительной степени объясняется отсутствием отчетливой классовой художественной политики. Ярким проявлением слабости литературного участка является распыление и дезорганизованность пролетарских и подлинно революционных литературных сил. Между тем осколки дореволюционной буржуазно-дворянской литературы и беспринципные промежуточные мелкобуржуазные литературные группировки проявляют значительную степень сплоченности и пользуются преобладающим влиянием в литературно-художественных отделах большинства партийно-советских органов печати и издательств.

Все это ставит перед пролетарскими и подлинно революционными литературными организациями важнейшую задачу сплочения своих сил для борьбы с разлагающим влиянием буржуазно-дворянской и мнимо-попутнической литературы и для разработки основ правильной классовой художественной политики. Потребность эта усугубляется тем, что наступление периода решающих битв на Западе требует классового заострения всех орудий пролетарской борьбы.

В целях удовлетворения этой потребности Московская ассоциация пролетарских писателей (МАПП) и группа Леф заключают межгрупповое соглашение.

Соглашающиеся стороны:

1) Не прекращая лабораторной работы, направляют всю творческую деятельность на организацию психики и сознания читателей в сторону коммунистических задач пролетариата.

2) Путем устных и печатных выступлений проводят неуклонное разоблачение буржуазно-дворянских и мнимо-попутнических литературных группировок и выдвигают свои принципы классовой художественной политики.

3) Организованно вступают во взаимоотношения с издательскими предприятиями и органами печати и борются с засилием в них реакционных и мнимо-попутнических групп, обусловливая свое участие лишением этих групп преобладающего влияния.

4) Избегают взаимной полемики, не отказываясь в то же время от дискуссии и деловой товарищеской критики.

5) Разрабатывают мероприятия, связанные с обслуживанием материальных нужд и профессиональных интересов пролетарских и революционных писателей.

Для практического осуществления намеченных задач выделяется Бюро в составе по 3 представителя от соглашающейся организации, которому, в частности, поручается:

1) Разработка плана и практическое проведение литературно-политических и литературных кампаний и координация устных и печатных выступлений договаривающихся организаций.

2) Выяснение общественно-литературной физиономии издательств, органов печати и литературных группировок, намечение и проведение, в зависимости от этого, определенной линии и практических мероприятий по отношению к упомянутым организациям и органам.

3) Привлечение к настоящему соглашению новых литературных группировок и писателей.

МАПП:

ЛЕФ:

Ю. Либединский.

С. Родов.

Леопольд Авербах.

В. Маяковский.

О. М. Брик.

В Тарифно-нормировочный отдел ИЗО Губрабиса, 15 мая 1924*

9 В ТАРИФНО-НОРМИРОВОЧНЫЙ ОТДЕЛ СЕКЦИИ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА МОСКОВСКОГО ГУБЕРНСКОГО СОЮЗА РАБОТНИКОВ ИСКУССТВА [Москва, 15 мая 1924 г.]

В Тарифно-нормировочный отдел ИЗО Губрабиса

Заявление

Мы, группа «Лефа», выполняем всякую индустриально-художественную работу для многих различных государственных и общественных учреждений. Несмотря на однородность работы и на возможность единой твердой расценки приходится каждый раз заново вести тарифные споры с людьми, зачастую не имеющими никакого понятия о характере и размере оплаты художественного труда.

Ввиду этого просим обсудить и утвердить, исходя из действующего тарифа, твердую расценку на некоторые основные виды нашего искусства. Эта расценка, во-первых, защищает художника от случайностей вкуса работодателя и избавляет художника от лишней и унизительной торговли, а во-вторых, гарантирует учреждению правильность требуемой художником платы.

Вл. Маяковский. 15/V-24 г.

Ант. Лавинский. 15/V-24 г.

Родченко. 20.V.24 г.

В Моссовет, 25 мая 1924*

10 В МОСКОВСКИЙ СОВЕТ РАБОЧИХ КРАСНОАРМЕЙСКИХ И КРЕСТЬЯНСКИХ ДЕПУТАТОВ [Москва, 25 мая 1924 г.]

В Московский Совет раб., красн. и кр. депутатов

25-го сего мая скончалась художник-конструктор Любовь Сергеевна Попова. Вся ее работа, как и ее мировоззрение, были связаны теснейшим образом со строительством революционной пролетарской культуры. Тов. Попова работала до последнего времени в следующих организациях и учреждениях: в Пролеткульте – преподавателем режиссерских мастерских, в Институте художественной культуры при Академии художественных наук, профессором Высших художественно-технических мастерских, в Театре имени Мейерхольда (постановки «Великодушного рогоносца» и «Земля дыбом»), художником-конструктором 1-й ситценабивной фабрики (б. Циндель), сотрудником журнала «Леф», членом группы конструктивистов. В первые годы революции она работала в отделе ИЗО Наркомпроса (член коллегии), преподавателем Государственных высших театральных мастерских и в Государственном институте театрального искусства. Всегда в своей работе она находилась в самой передовой группировке в деле строительства новой пролетарской культуры. До Октябрьской революции она была активным работником в профсоюзе художников-живописцев, а в дальнейшем принимала участие в профсоюзной работе Всерабиса (член президиума секции ИЗО).

Мы, нижеподписавшиеся, зная хорошо по совместной работе мировоззрение тов. Поповой и весь уклад личной ее жизни, и связанные с нею тесной личной дружбой за все время революции, утверждаем, что она была убежденной, последовательной и выдержанной атеисткой и материалисткой. Семья же ее, с которой она не была идеологически связана, настаивает на религиозных похоронах, что, конечно, явится актом определенно противоречащим всей ее работе и ее жизни.

На основании всего изложенного просим постановления Моссовета о предоставлении нам, нижеподписавшимся организациям и ее ближайшим друзьям и товарищам по работе, возможности совершить гражданские похороны тов. Поповой.

От имени коллектива сотрудников и редакционной коллегии журнала «Леф»: Брик, Маяковский, Асеев.

От имени членов группы конструктивистов: Родченко, Степанова.

От имени Ассоциации инструкторов действенных ячеек*: Жемчужный.

От имени коммунистического коллектива организаторов мастерской Революции*: Сенькин, Клуцис.

От имени Исполбюропрофсекции Вхутемаса и Рабфака: Быков.

От имени Института художественной культуры: Кушнер, Лавинский.

В отдел печати ЦК ВКП(б), август-сентябрь 1926*

11 В ОТДЕЛ ПЕЧАТИ ЦК ВКП (б) [Москва, конец августа-начало сентября 1926 г.]

В Отдел печати ЦК ВКП(б) Копия Госиздату

От имени работников Левого фронта искусств обращаемся к вам за содействием по изданию в Госиздате ежемесячного журнала под названием «Новый Леф».

Задача журнала – продолжить работу, начатую газетой «Искусство коммуны» в 1918–1919 гг. и журналом «Леф» 1923-24 гг.

Задача эта – использовать искусство для социалистического строительства одновременно с максимальным повышением качества этого искусства, – сращение искусства с производством, как необходимый фактор индустриализации страны, – борьба с художественной халтурой, с уклоном в мистический эстетизм, с художественной реставрацией и прочими мещанскими уклонами.

Лозунги наши достаточно известны по нашей прежней работе и стали в настоящее время особенно актуальными в связи с очередными задачами, выдвинутыми партией и советской властью.

Ответственным редактором предлагается В. Маяковский.

В отдел печати ЦК ВКП(б), январь 1927*

12 В ОТДЕЛ ПЕЧАТИ ЦК ВКП (б) [Москва, январь 1927 г.]

В Отдел печати ЦК ВКП(б)

В комиссию по улучшению быта писателей

В Федерацию объединений советских писателей

От литературного объединения Леф

Заявление

Писатели Лефа настаивают на включении в «Федерацию объединений советских писателей» объединения Леф на равных основаниях с 3 уже вошедшими союзами (ВАПП*, Союз писателей* и Союз кр<естьянских> писателей*); и на предоставлении Лефу 7 мест в совете Федерации*.

Леф является объединением наиболее квалифицированной части новой советской литературы. Без представителей Лефа невозможно никакое разрешение поставленных Федерацией задач: укрепление и развитие литер<атуры>, вовлечение писателя в советское строительство и проведение ряда мер для удовлетворения прав<овых> и экономических нужд писателей.

Мы считаем печальным недоразумением, что Леф не был привлечен в самом начале организации Федерации, так как работа Лефа с первых дней революции хорошо известна всем работникам литературы.

Прилагаем список работников Лефа.

В. Маяковский, С. Третьяков, Н. Асеев, Б. Пастернак, П. Незнамов, С. Кирсанов, А. Крученых, В. Каменский, О. Брик, В. Шкловский, В. Перцов, И. Терентьев, К. Зданевич, А. Родченко, В. Степанова, А. Лавинский, С. Эйзенштейн, Д. Вертов, С. Юткевич, Б. Арватов, Б. Кушнер, В. Силлов, Е. Берлин, Б. Симолин, В. Кораблинов, О. Пушас, Н. Логофет, В. Жемчужный, Н. Львов, С. Михайлов, И. Рахтанов, С. Алябьев, М. Блейман, М. Зеликсон, Н. Коварский, Н. Вершинин, Л. Гинзбург, Б. Томашевский и мн. др.

Вл. Маяковский.

С. Третьяков.

Эйзенштейну С. М., 11 июня 1927*

13 С. М. ЭЙЗЕНШТЕЙНУ [Москва, 11 июня 1927 г.]

Пятнадцатого июня выходит Москве издаваемая «Известиями» большая газета-однодневка*, где будут напечатаны статьи, рассказы, стихи ученых, писателей, поэтов, протестующих против военной опасности, подготавливаемой Англией. Просим телеграфно прислать для этой газеты несколько строк адресу: Тверской бульвар, двадцать пять, Федерация советских писателей. Просим попросить Пудовкина том же. По поручению редакции

Авербах, Маяковский, Сольский.

Мейерхольду В. Э., 23 октября 1927*

14 В. Э. МЕЙЕРХОЛЬДУ [Москва, 23 октября 1927 г.]

Уважаемый товарищ Мейерхольд!

Федерация советских писателей выпускает к Октябрьским торжествам однодневную газету*, к участию в которой привлекаются писатели, деятели науки и искусства, партийные и общественные работники и т. п.

Редколлегия газеты обращается к Вам с просьбой прислать материал для газеты (статья, очерк, воспоминания и т. п.), одновременно просим Вас прислать ответ на нижеследующую анкету:

1. Октябрь и творческие перспективы: а) Октябрьская революция и художественное творчество, б) какое влияние оказала Октябрьская революция на Ваше творчество.

2. Ваши творческие перспективы, планы и т. д.

3. Что Вам особенно запомнилось из последнего десятилетия (Октябрьский переворот, гражданская война, личные переломы, моменты, связанные с культурным и экономическим строительством, и т. п.).

Материалы и анкеты присылать по адресу – Тверской бульвар, 25, Федерация советских писателей – для редколлегии однодневной газеты.

С товарищеским приветом:

Редколлегия – В. Кириллов, В. Ермилов,

В. Маяковский. Ответ. секретарь <подпись>.

Халатову А. Б., 14 июня 1929*

15 ЗАВЕДУЮЩЕМУ ГОСИЗДАТОМ А. Б. ХАЛАТОВУ [Москва, 14 июня 1929 г.]

В правление Госиздата тов. Халатову

От группы Реф «Революционный фронт искусств»

Заявление

Усиление буржуазных и мелкобуржуазных тенденций на фронте нашей советской литературы и наших советских искусств требует немедленной мобилизации всех литературно-художественных сил социалистического сектора для решительной борьбы с этими усилившимися буржуазными и мелкобуржуазными тенденциями.

Лозунги этой борьбы таковы:

1. За социалистическую пропаганду,

против аполитичного культурничества.

2. За массовость,

против интеллигентского снобизма.

3. За новую форму,

против архаизма и реставраторства.

Группа Реф, продолжающая и углубляющая работу Лефа, ставит себе целью устную и печатную пропаганду вышесформулированных лозунгов.

Основное ядро Рефа составляют:

В. В. Маяковский, Н. Н. Асеев, О. М. Брик, А. М. Родченко, В. Степанова, П. Незнамов, И. Ломов, Л. Ю. Брик, В. Жемчужный, С. Кирсанов, Л. Кассиль.

Реф просит дать ему возможность приступить к изданию своих периодических альманахов*.

Редакционный план альманахов таков:

1) Каждый альманах состоит из 3 отделов:

а) литературно-художественный: стихи, фельетоны, очерки, рисунки, фото, карикатуры.

б) публицистический: статьи, критика, полемика, обзоры, отзывы, библиография.

в) научно-исследовательский: научные статьи, материалы, документы, исследования.

2) Объем альманаха – от 10–15 листов (авторских).

3) В год – 4 альманаха.

4) Авторский гонорар – в среднем 200 р. за лист.

5) Ответственный редактор – В. Маяковский.

6) Ответственный секретарь – О. Брик.

Для осуществления издания необходимо иметь на руках постоянный аванс для заказа и закупки необходимого материала.

Размер аванса желателен в 2500 р.

Альманахи Рефа рассчитаны на актив советской и рабоче-крестьянской молодежи; потому желателен тираж не менее 7–8 000.

По поручению группы Реф В. Маяковский, О. М. Брик.

14/VI 1929 г.

В литературно-художественный отдел Госиздата, 25 июня 1929*

[Москва, 25 июня 1929 г.]

В литературно-худож. отдел

Объяснительная записка к договору на сборник «Реф»

В сборник войдут:

Маяковский. «Баня». Проза – 2 л. Асеев. Стихи. Кирсанов. Стихи. Незнамов. Стихи. Маяковский. Стихи. 2000 стр<ок> – 4 л.

Кассиль. Проза. – 2 л. Брик Ломов Жемчужный Степанова Родченко Статьи – 4 л.

Родченко – обложка, фото, иллюстрации.

Всего в сборнике предполагается 12 листов по расценке:

2000 ст. стихов по 75 к. – 1500 р.

4. л. прозы по 200 р. – 800 р.

4 л. статей по 150 р. – 600 р.

Обложка, фото, иллюстрации – 200 р.

Итого – 3100 р.

Отв. ред. Владимир Маяковский.

Секретарь редакции О. М. Брик.

25/VI 1929 г.

Из бесед с Маяковским

Беседа с сотрудником газеты «День»*

– Ну, поговорим теперь. О положении искусства в Советской России? В первые годы Республика уделяла мало внимания искусству. Некогда было. Нужно было воевать. Потом все силы пошли на политическое и экономическое строительство… Из всех видов искусств развилась главным образом поэзия. Она не требовала сложных технических организаций. Поэзия легко умещается не только на клочке бумаги, но и в головах толпы. Она не требует ни отопления громадных зал, ни красок, ни инструментов. Первое место и крупная роль принадлежит футуристической группе. Это так называемый «мой» кружок с товарищами Каменским, Асеевым, Алексеем Крученых, Виктором Хлебниковым. В теории левого футуризма могу отметить Осипа Брик, Бориса Кушнера и Арватова – это наиболее левые теоретики. В пролеткульте (пролетарской культуре) мы, левые, идем рука об руку с пролетарским искусством. Мы, футуристы, объединились в начале 1922 года в отдельную группу МАФ, Московская ассоциация футуристов (в будущем международная). Мы устроили издательский комитет, уже выпустили две книжки: моя «Люблю» и Асеева «Стальной соловей». Скоро выйдут и другие.

Рядом с нами так называемый Акцентр (академический центр*), возглавляемый П. С. Коганом. В области политической и экономической мы с этой организацией дружны, мы все революционеры, коммунисты. Но, когда вопрос идет об эстетике, эта группа является нашим противником.

Мы повсюду организовали свои ядра. Теоретическими сообщениями, интеллектом, волей мы достигли громадных результатов. Мы привели в движение громадное количество учреждений: художественные учебные заведения, бывшее училище ваяния и живописи, драматические школы, Петербургскую академию художеств.

Мы нашли и отклики за границей среди русских. Мы…

В Советской России существует бесконечное количество театров, художественных студий, появилась и масса издательских фирм: снова появляются книги Брюсова, Чулкова, символистов.

В литературных течениях еще можно указать на группу так называемых «имажинистов», – эта крошечная группка, имевшая лишь успех в эту эпоху, когда все остальные группы, передовые, занимались строительством и политической работой. Теперь же она уже выдыхается. Из всех них останется лишь Есенин.

– Отношение к нам советской власти? Советская власть, несмотря на трудности и непонимания моего творчества, оказала массу ценных услуг, помогла. Нигде, никогда я не мог иметь такой поддержки. В 1919 году было выпущено 110 тысяч книг моих сочинений, тогда как прежде поэзию печатали лишь в количестве 2000 экз. «Мистерия-буфф» была позднее выпущена в 30 000 экз., она выдержала четыре издания.

Мои дальнейшие планы? Я хочу окончательно отойти от политической работы и заняться литературной в крупном масштабе, В данный момент я заканчиваю большую поэму «IV Интернационал», будущую жизнь мира, так как я его себе представляю.

Кроме того, мною уже начат большой теоретический обзор: «Чистка российской литературы»*.

[1922]

Беседа с сотрудником газеты «Бiльшовик». Положение ЛЕФА в СССР*

Леф РСФСР

1924 год дал точную картину стратегии и тактики борьбы на фронте коммунистической культуры.

Группа Леф объединилась с группой «Октябрь»* (Московская ассоциация пролетарских писателей).

Фронт направлен против академизма + попутчики, «Круг» и, отчасти, журнал «Красная новь».

Хотя группа академиков + попутчиков и меняет вехи («марксистская» платформа), однако формально «метод обработки» остается старый (революционный – в смысле тем, консервативный – в смысле формальной обработки слова).

Работа Лефа, кроме теоретического обоснования (см. журнал «Леф» номера 1, 2, 3, 4), работы производственного характера, переведена на создание продукции массового потребления.

ЛИТО: Поэты – Маяковский, Асеев, Третьяков и молодняк Лефа проводят словесную обработку чисел + обработку слова на темы сегодняшнего технико-хозяйственного производства ВСНХ (читай поэму Маяковского «Памятник курским рабочим»*).

ИЗО: Работа на государственных фабриках полиграфического производства, тяжелой индустрии. Рекламный характер работы: обложки книг «даже для сочинений тов. Луначарского». Рекламные плакаты для государственных трестов (см. последние страницы «Красной нивы», «Огонька»), коробки папирос + конфетные коробки (Моссельпром).

ТЕО: Работа координируется с ЛИТО. Работает над обработкой слова для агитационного зрелища т. Третьяков – пьесы «Слышишь, Москва», «Противогазы»*, в теамонтажной обработке І Рабочего театра «Пролеткульт», лефрежиссера т. Эйзенштейна.

Леф УССР

Консервативная часть российских поэтов в большинстве знает украинскую поэзию как поэзию времени Шевченко. Не так знает украинскую поэзию ассоциация Леф.

Для поэтов, которые объединяются вокруг журнала «Леф», известны имена новых украинских поэтов Семенко, Шкурупия, Слесаренко. Правда, полного знания еще нет, их знают только лишь как талантливых панфутуристов*, но из-за того, что российский Леф до сего времени не наладил связи с Укрлефом, поэтическая суть перечисленных поэтов в Москве еще достаточно не выяснена.

«Семафор у майбутне», «Катафалк мистецтва» и «Жовтневий збірник» мне доводилось читать (правда, я украинский язык знаю очень плохо). Опять-таки повторяю, что этими изданиями интересуется только Леф.

В конце т. Маяковский сообщил, что, прибыв в Киев, он имеет задание от Лефа РСФСР войти в контакт с Аспанфутом для налаживания постоянной связи. Поэтому Маяковский уже имел свидание с т. Семенко и в среду назначено пленарное заседание Ассоциации* панфутуристов с участием Маяковского.

[1924]

Беседа с сотрудником одесской газеты «Известия»*

Вл. Маяковский об искусстве вообще и Лефе в частности

Приехавший в Одессу поэт Владимир Маяковский, глава Левого фронта искусств, в беседе с нашим сотрудником так определяет очередные задачи современного течения в искусстве, известного под словом «Леф»:

Классики – обычная учебная книга

Революция переместила театр наших критических действий. Старая наша тактика определяется лозунгом 1912 г.:

«Сбросить Пушкина, Достоевского* и Толстого с парохода современности».

Классики национализировались. Они считались незыблемым абсолютным искусством и давили все новое. Для народа – классики обычная учебная книга.

Эти книги не хуже и не лучше других. Мы можем приветствовать их, как помогающие безграмотным учиться на них. Мы лишь должны в наших оценках устанавливать правильную историческую перспективу.

Бороться против методов мертвых

Но мы всеми силами будем бороться против перенесения методов работы мертвых в сегодняшнее искусство.

Мы будем бороться против спекуляции мнимой понятностью, близостью нам маститых, против преподнесения в книжках молоденьких и молодящихся пыльных классических истин.

Долой метафизику пророков и жрецов

Мы будем бить в оба бока тех, кто со злым умыслом идейной реставрации приписывает акстарью действенную роль в «сегодня», тех, кто проповедует внеклассовое, всечеловеческое искусство, тех, кто подменяет диалектику художественного труда метафизикой пророчества и жречества.

Мы будем бить в один эстетический бок тех, кто рассматривает труднейшую работу искусства только как свой отдых, тех, кто неизбежную диктатуру вкуса заменяет учредиловским лозунгом общей элементарной понятности, тех, кто оставляет лазейку искусства для идеологических излияний о вечности и душе.

Искусство и коммунизм

Наш лозунг: стоять на глыбе слова «мы» среди моря свиста и негодования, для того чтобы с радостью растворить маленькое «мы» искусства в огромном «мы» коммунизма.

Мы боролись со старым бытом.

Мы будем бороться и с остатками этого быта в «сегодня».

Раньше мы боролись с быками буржуазии. Мы эпатировали желтыми кофтами и размалеванными лицами.

Теперь мы боремся с жертвами этих быков в нашем советском строе.

Наше оружие – пример, агитация и пропаганда.

Новости левого фронта

Вы спрашиваете, какие новости в области левого фронта искусств?

Вот они:

Сергей Третьяков издает книгу «Итого». Он выехал в Пекин, куда приглашен в университет в качестве профессора по кафедре истории российской литературы ввиду большого интереса к России.

Николай Асеев выпускает в Госиздате книгу стихов и пишет для Лефа поэму*.

Н. Чужак пишет статьи, но с момента ухода его из Лефа* он значительно потускнел.

О. Брик, один из главных участников левого фронта, пишет новый роман и ряд статей по вопросам искусства, а также является председателем Института художественной культуры. Совместно с Маяковским редактирует журнал «Леф».

Готовится 5-я книжка «Лефа», посвященная Ленину*, в которой будет напечатан рассказ И. Бабеля*.

Маяковский готовит к печати книгу стихов* «Памятник рабочим Курска», собирается написать ряд произведений для театра и в скором времени отправляется в кругосветное путешествие*, имея приглашение читать стихи и лекции в Америке. В берлинском издательстве РСФСР выпущена книжка «Маяковский для голоса»* (конструкция художника Лисицкого), являющаяся исключительной по технике выполнения графического искусства.

[1924]

Из беседы с сотрудником «Ле журналь литерер»*

– Что я думаю о французской литературе в целом? Ничего. О современной литературе? Ничего. Я не говорю по-французски и мне очень трудно иметь мнение на этот счет. Конечно, я читал переводы. Я преклоняюсь перед великой французской литературой, я восхищен ею и я молчу.

Наиболее характерный французский писатель? Раньше я считал, что Верлен. Теперь я не знаю.

Бесполезно долго говорить о французских влияниях в России. Это ведь слишком известно и изучено. Я думаю, что вообще литературные тенденции этих двух стран противоположны. Русские символисты отступили перед французами, повторением которых они были. Футуризм пришел как протест. Он абсолютно независим от всякого иностранного влияния. Он развился параллельно итальянскому футуризму, и только. Что касается меня, я познакомился с французской литературой в 1912-13 гг., в то время, когда…

– Когда Ваш талант уже сформировался.

– Незнание французского языка мешает мне сказать что-либо о современном состоянии французской литературы. Декаданс ли это, или ренессанс? Если судить об этом по живописи, которую я больше в состоянии понять, то французское искусство последнего десятилетия остается на месте. Повинны в этом условия… словом, не будем говорить, это скорее вопрос политики, чем литературы.

Если я так быстро перехожу с одного вопроса на другой, то это оттого, что очень трудно говорить на такие обширные темы, соображая все на месте. Вы схватили меня за горло, не известив предварительно. Извинитесь за меня перед читателями «Журналь литерер», если я говорю глупости; это преступление не предумышленное.

Я остановлюсь больше на отношениях, которые я хотел бы видеть установленными между французской и русской литературами. С начала войны у нас получали очень мало французских книг, после революции всякие отношения прекратились. Теперь они немного восстанавливаются, но их необходимо организовать. Переводят то, что попадается, и чаще всего нападают на плохие книги. Несколько хороших произведений, переведенных в последние годы, прошли незамеченными. Я видел переводы «Атлантиды»*, «Доногоо-Тонка»*, два различных издания «Моники Лербье»* и др. Мы не знаем почти ничего, и все-таки мы больше осведомлены о французской литературе, чем французы о нашей. Что они знают? Толстого, Достоевского, Горького. Мы в России не остановились на Викторе Гюго. Достоевский для нас это прошлое. И тем не менее мы имеем прекрасную литературу, это не литература академиков-эмигрантов. Это новое поколение поэтов (Пастернак, Асеев) и прозаиков (Бабель). Французы не подозревают об этом.

Как устранить этот недостаток? Приехать в Россию. То, что можно перевести, это только минимальная часть нашего творчества. Нужно на месте видеть, как мы работаем. Можно экспортировать книги, но можно ли сделать то же и с газетами, которые вывешивают на стенах во всех городах? Эти газеты – не события в области искусства, но когда вспоминаешь, что сотрудничают в них простые рабочие, еще вчера не умевшие читать, то становится понятным значение этого новшества. Следовательно, нужно приехать и увидеть нас у себя дома.

Далее, нужно бороться против хитрости некоторых авторов и переводчиков, которым удается проникнуть всюду. Благодаря их связям они публикуют произведения низкого качества, которые читаются из-за отсутствия лучших книг.

Нужно написать книжицу о современной русской литературе. Если невозможно перевести книги основных современных писателей, пусть сделают хрестоматию из их характернейших произведений. Было бы полезно издавать популярную литературу: по-русски – о Франции и по-французски – о России. Необходимо основать газету или журнал, где представители двух стран смогли бы обмениваться статьями по вопросам искусства и современности.

То, что я говорю, звучит бессвязно, но вы хотите обязательно, чтобы я ответил Вам немедленно.

[1924]

Из беседы с сотрудником газеты «Мехикен ньюс»*

Поэт сообщил, что он намерен написать о Мексике и стихотворные и прозаические произведения. На вопрос, почему он выбрал Мексику местом действия своего нового романа, который будет результатом его поездки, он откровенно ответил, что приехал в Мексику, потому что это единственная страна Западного полушария, в которой охотно принимают русских. При помощи переводчика он передал, что, поскольку дипломатические отношения между Россией и другими странами Западного полушария отсутствуют, это единственная страна, «куда можно приехать на законном основании».

Его спросили о первых впечатлениях от нашей страны. Он ответил, что находится здесь еще слишком недолго, чтобы составить мнение о ней. «Местный колорит, – говорит он, – это главная цель моего изучения страны». Он сказал, что в России знают о Мексике мало или ничего и что русские находят мексиканский темперамент исключительно интересным.

Радикальный мексиканский художник Диего де Ривера, частый гость советского посольства, присутствовал во время части беседы. Когда поэта спросили, не встречал ли его по прибытии парохода «Эспань» в Вера-Крус левый мексиканский деятель Эрон Проаль, художник разъяснил, что Маяковского приветствовал на пристани не знаменитый агитатор, а вера-крусский коммерсант, друг Риверы, Хуан Проаль, которому он послал телеграмму с просьбой встретить русского писателя.

На вопрос, не хочет ли он посетить также Соединенные Штаты во время своего путешествия но Новому Свету и не предпримет ли попыток к этому, Маяковский ответил, что он «охотно поехал бы туда, если бы получил приглашение», но что не собирается воспользоваться представляющейся ему теперь возможностью пересечь Рио Гранде, если эта возможность не будет ему предложена.

[1925]

Из беседы с американским писателем Майклом Голдом*

– Нет, Нью-Йорк не современный город, – говорил он, меряя шагами без устали свою комнату неподалеку от Вашингтон-сквера. – Нью-Йорк не организован. Только машины, метро, небоскребы и тому подобное еще не составляют настоящую индустриальную культуру. Это лишь внешняя ее сторона.

Америка прошла грандиозный путь промышленно-технического развития, которое изменило облик мира. Но люди Америки еще не достигли уровня этого нового мира. Они все еще живут в прошлом. В интеллектуальном отношении ньюйоркцы – все еще провинциалы. Их разум еще не воспринял всего значения индустриального века.

Вот почему я сказал, что Нью-Йорк не организован, – это гигантское нагромождение предметов, созданное детьми, а не полноценный результат труда зрелых людей, которые понимали свои желания и творили по плану, как художники. Когда у нас в России наступит индустриальный век, он будет иным, наш труд будет отличаться плановостью и определенным замыслом.

Здесь есть метро, телефон, радио и множество других чудес. Но я иду в кинотеатр и вижу, как многочисленная публика наслаждается глупым фильмом, повествующим о какой-то пустой сентиментальной любовной истории, которую бы свистом согнали с экрана в самой маленькой деревушке новой России. Что же дают машинные чудеса людям с таким мышлением? Видно, строгость, наука и правда машинного века не вошли в их сознание.

Или что можно увидеть в среде людей искусства? У них есть электричество, у них есть тысячи современных тем в стали и камне, бросающихся им в глаза на улице, но в своих ателье и кабинетах они сидят при свечах, как русский крестьянин. Они считают это эстетичным. Они пишут прелестные маленькие интимные стишки. Они рисуют интимные картинки. Их вдохновение мерцает трепетным огоньком свечи, а оно должно было бы бушевать, как огненный поток, рвущийся из современной доменной печи.

Или возьмите ваши те же самые небоскребы. Это славные достижения современной инженерии. Прошлое не знало ничего подобного. Трудолюбивые ремесленники Возрождения никогда не мечтали о таких высоких сооружениях, качающихся на ветру и бросающих вызов закону тяготения. Пятьюдесятью этажами они шагают в небо, и они должны быть чистыми, стремительными, совершенными и современными, как динамо. Но американский строитель, лишь наполовину сознающий, какое чудо он создал, разбрасывает на небоскребах одряхлевшие и никчемные здесь готические и византийские орнаменты. Это вроде как привязать к экскаватору розовые бантики или посадить целлулоидных «пупсиков» на паровоз. Это, может быть, и прелестно, но это не искусство. Это не искусство индустриального века.

Нью-Йорк – недоразумение, а не продукт индустриального искусства. Он создавался анархически, а не в результате содружества новых мыслителей, инженеров, художников и рабочих…

– Ничего лишнего. Это основное в индустриальном искусстве, в футуристическом искусстве. Никаких поз, никакой болтовни, никакой слащавости, никакой тоски по прошлому, никакой мистики. Мы в России покончили с выжатыми лимонами и обглоданными цыплячьими косточками крохотного мирка либерально-мистической интеллигенции. «На улицы, футуристы, барабанщики и поэты»*, – писал я в первые дни революции. Искусство загнивает, когда оно респектабельно и рафинировано. Оно должно выйти из обитых бархатом комнат и сверхдекоративных ателье и сцепиться с жизнью.

Искусство должно иметь определенное назначение. И закон нового искусства: ничего лишнего, ничего без назначения. Я содрал покровы риторики с поэзии; я вернулся к сущности. Я изучаю каждое слово и воздействие, которое я хочу произвести им на читателя, – так же, как люди, которые пишут ваши рекламы. Они не хотят тратить даром ни слова – все должно иметь свое назначение.

И любой продукт индустриального века должен иметь свое назначение. Футуризм против мистики, против пассивного обожествления природы, против аристократической или любой другой формы лености, против мечтательности и против слезливости, – он стоит за технику, за научную организацию, за машину, за продуманность во всем, за силу воли, за смелость, за быстроту, за точность и за нового человека, вооруженного всем этим.

Где в Америке люди искусства с таким предвидением нового человека? И где социальное предвидение у американского индустриализма?

Нью-Йорк не имеет плана. Он не выражает никакой идеи, его индустриализм – это результат случайности, тогда как наш индустриализм в России будет делом искусства масс.

Я прервал стремительный поток его футуристической энергии и задал вопрос, который ему не понравился:

– Эти либеральные интеллектуальные мистики, о которых вы упомянули, в Америке бегут прочь от машины. Они думают, что машина губит человеческую душу. Не боитесь ли вы, русские, подпасть под ее власть?

– Нет, – уверенно ответил поэт. – Мы хозяева машины и поэтому не боимся ее. Старая мистическая, эмоциональная жизнь умирает, да, но ее место займет новая жизнь. К чему бояться хода истории? Или бояться, что люди превратятся в машины? Это невозможно.

– Не погубит ли машина более утонченные и изысканные ценности жизни?

– Нет. Все, что может быть так легко разрушено, заслуживает этого. Более значительные и утонченные ценности придут в будущем. Один московский летчик, мой приятель, сказал мне, что, когда он несется в воздухе со скоростью ста миль в час, его мозг работает в пять раз быстрее, чем обычно. Век машин будет стимулировать смелую и свободную мысль.

– Воодушевлены ли молодые русские писатели теми же идеями, что и Вы, и кто лучшие среди них?

– Вся Россия воодушевлена этими идеями. Но ни к чему называть имена лучших молодых писателей. Это неважно. Более важно, что миллионы мужчин и женщин, которые восемь лет назад не умели читать, теперь, отбросив все старые представления о литературе, читают самых смелых из молодых современных писателей. Этот общий подъем культуры важнее, чем если бы у нас появилось десять Толстых или Достоевских. Искусство неминуемо вырастает на такой почве.

[1925]

Из беседы с редактором газеты «Фрайгайт»*

Поэт говорит:

– Вот мы – «отсталый», «варварский» народ. Мы только начинаем. Каждый новый трактор для нас – целое событие. Еще одна молотилка – важное приобретение. Новая электростанция – чудо из чудес. За всем этим мы пока еще приезжаем сюда. И все же – здесь скучно, а у нас весело; здесь все пахнет тленом, умирает, гниет, а у нас вовсю бурлит жизнь, у нас будущее.

До чего тут только не додумались?! До искусственной грозы. Тем не менее прислушайтесь – и вы услышите мертвую тишину. Столько электричества для освещения, что даже солнце не может с ним конкурировать, – и все же темно. Такой богатый язык, с тысячами всевозможных газет и журналов, и такое удивительное косноязычие, и такое безмолвие. Рокфеллеры, Морганы, – вся Европа у них в долгу, тресты над трестами – и такая бедность.

Вот я иду с вами по одной из богатейших улиц мира – с небоскребами, дворцами, отелями, магазинами и толпами людей, и мне кажется, что я брожу по развалинам, меня гнетет тоска. Почему я не чувствую этого в Москве, где мостовые действительно разрушены, многие дома сломаны, а трамваи переполнены и изношены донельзя? Ответ простой: потому что там бурлит жизнь, кипит энергия всего освобожденного народа – коллектива; каждый новый камень, каждая новая доска на стройке есть результат коллективной инициативы.

А здесь? Здесь нет энергии, одна сутолока бесформенной, сбитой с толку толпы одураченных людей, которую кто-то гонит, как стадо, то в подземку, то из подземки, то в «эл», то с «эл»*.

Все грандиозно, головокружительно, вся жизнь – «Луна-парк». Карусели, аэроплан, привязанный железной цепью к столбу, любовная аллея, которая вот-вот должна привести в рай, бассейн, наполняемый водой при помощи пожарной кишки, – все это только для того, чтобы еще больше заморочить людям голову, выпотрошить их карман, лишить их инициативы, не дать им возможности думать, размышлять. Так и дома, и на фабрике, и в местах для развлечений. Печаль отмерена аршином, радость отмерена аршином. Даже деторождение – профессия… И это свобода? Помните мою «Мистерию-буфф»:

Кому бублик, кому дырка от бублика,

Это и есть демократическая республика.

Да, Америка – «биг, вери биг сити».

Наши «сто пятьдесят миллионов» – вот кто создает индустриализацию, вооружает жизнь техникой. Всего восемь лет прошло, восемь лет восстания, борьбы со всем старым. Какой переворот в умах, какой взлет культуры во всех областях жизни!

Возьмем наши «муви» (фильмы) и ваши. У нас пока еще очень слабая техника, тусклое освещение. У вас здесь – последнее слово техники, море света. Зато у нас все насыщено ломкой старья, стремлением к созданию новой социальной системы, которую строят «безумцы из безумцев». А у вас мораль сентиментальных глупцов, как если бы вы вдруг попали в глухую провинцию в средние века. Как может такая мораль сочетаться с высшим достижением техники – с радио?

Мы так увлеклись разговором, что совершенно не заметили, как дошли до Сентрал-парка. Уселись на скамье в аллее, выходящей прямо на Пятую авеню. Сумерки. Какой-то сумасшедший водоворот автомобилей, автобусов, трамваев, все более увеличивающихся масс людей. Нет ему ни конца, ни начала. Все стучит и гремят, звенит и грохочет. Маяковский весь погружен в себя. Я вижу, как подействовал на него своеобразный говор улицы. Он словно впитывает в себя все эти звуки. Вот он вынул из кармана свой блокнот в черной кожаной обложке и что-то быстро-быстро вписывает в него, как бы в такт окружающему шуму. Его фигура начинает привлекать всеобщее внимание. Кое-кто удивленно оглядывается на него. Сам он, однако, не замечает никого, даже меня, сидящего рядом.

Вдруг Маяковский поднялся и отрывисто бросил:

– Пошли!

Когда мы вернулись к нему в комнату, Маяковский сказал:

– Уловил темп Нью-Йорка, глухой темп, придушенный. Это будет новое стихотворение: «Маяковский на Пятой авеню»*.

А спустя некоторое время добавил:

– Пойди начни писать об отдельном лице. Не стоит оно этого. Какое значение имеет отдельная личность по сравнению с миллионами? Одно лицо ничего не может создать, абсолютно ничего. Америка все больше и больше меня в этом убеждает. К черту такую гигантскую технику. Образец индустриализма и такое духовное убожество. Это меня в дрожь бросает. Вот если бы наши русские рабочие и крестьяне достигли в области машиностроения хотя бы трети того, чего достигли вы, они показали бы чудеса. Они бы не одну новую Америку открыли.

Скучно, скучно у вас.

[1925]

Беседа с сотрудником «Новой вечерней газеты»*

– Я выехал из Америки в октябре. Должен сознаться, что со мной не случилось там ни одного чисто американского приключения, ибо за «приключения», вроде приключений О. Генри надо платить, а я не расходовался на этот вид развлечения, поэтому ничего необыкновенного со мной не случилось.

Зато слухи о моих успехах в Америке нисколько не преувеличены. Я нахожу, что иметь аудиторию в полторы тысячи человек в течение ряда недель – это, конечно, успех. Думаю, что, кроме литературного, мои лекции имели некоторое значение еще и в смысле революционном.

Из Нью-Йорка я проехал в Париж, где пробыл неделю, сделал доклад об Америке и читал стихи. Из Франции поехал в Берлин, где пробыл два дня, и вот я – в Москве.

Отрекся ли я от футуризма?* – Это все равно, что сказать, – отрекся от леопардов, чтобы перейти к тиграм.

Отрекся от футуризма, чтобы продолжать Леф, ибо Леф (левый фронт искусства) – это единственное, что меня удовлетворяет.

Для печати я привез книгу стихов* о Мексике, об Испании и об Атлантическом океане. Есть у меня и новая книга о Соединенных Штатах*.

[1925]

Беседа с сотрудником газеты «Заря Востока»*

Литературная и культурная жизнь Америки

В Нью-Йорке издается огромное количество газет и журналов. Достаточно сказать, что ежедневно там выходит около 1500 названий различных изданий. Из них самой распространенной газетой является «Дейли ньюс», тираж которой превышает миллион экземпляров. Это типичная бульварная газета, интересующаяся убийствами, шантажами и приемами высокопоставленных лиц, которым она отводит целые страницы.

Одна из наиболее влиятельных газет – «Таймс», имеющая около 350 000 тиража. Лет тридцать назад она была захудалой газеткой и тогда ее купили за 75 000 долларов, а теперь она дает своему владельцу мистеру Оксу свыше 18 миллионов долларов ежегодного дохода. Главную статью дохода американских журналов и газет составляют объявления, которые поставлены блестяще. Целый ряд лучших поэтов и художников пишет тексты и иллюстрирует объявления, ставя под ними свои подписи, как под произведениями. Все газеты выходят с большим количеством страниц, так что, например, прочесть воскресный номер «Таймса», который весит больше фунта, нет возможности не только читателю, но и редактору, а газетные разносчики едва могут взять с собой свыше 20 экземпляров этой газеты.

Нужно сказать, что газеты, каждый номер которых является целой «библиотекой» по вопросам политическим, экономическим, спортивным, театральным и т. д., издаются образцово, но зато американские газетные нравы вошли в историю мировой журналистики как образцы беззастенчивого вранья. Тогда как репортеры других буржуазных стран врут, преследуя определенную цель, сообразуясь с обстоятельствами и стремясь придать своей лжи видимость правдоподобия, американская пресса лжет, не считаясь с фактами, просто в погоне за сенсацией и рекламой. Так, например, в один прекрасный день в одной из газет появилось сообщение под сенсационным заголовком «Змеиные яйца в Москве», которое оказалось изложением одного из рассказов Булгакова*.

Разумеется, особняком в американской журналистике стоит пресса коммунистическая. Если принять в соображение довольно малое количество членов рабочей (коммунистической) партии Америки – 16 000 чел., то тираж и влияние коммунистических газет будет сильным. Так, русская газета «Новый мир» издается в количестве 5000 экземпляров, еврейская коммунистическая газета «Фрайгайт» – в 30 000 экземпляров. Кроме них имеются газеты украинская, литовская, итальянский коммунистический еженедельник и т. д. Всего по одному Нью-Йорку коммунистическая пресса насчитывает около 60 000 подписчиков, постепенно отвоевывая себе новые читательские круги, как это было, например, с газетой «Фрайгайт», отвоевавшей у соглашательского «Форвертса» 15 000 подписчиков.

Серьезная литература в Америке не имеет никакого влияния и крайне мало распространена. Такой большой индустриальный поэт Америки, как Карл Сандбург, издает свои книги в количестве не больше 500-1000 экз., что является совершенно ничтожной цифрой. Интересно отметить, что наибольшим успехом пользуется книга «Зеленая лампа», принесшая большой доход автору и издателю, но о которой сама американская критика говорит, что более бессмысленного, глупого и дикого произведения американская литература не знала.

Так же безразлично относятся в Америке к поэзии.

Театральное искусство проходит главным образом под знаком обозрений. В бесконечных театрах и театриках можно видеть только полуголых женщин, танцы, акробатику и т. д. Зато колоссальным успехом пользуется кино. Кинотеатры открыты с 11 часов утра, а есть и такие, которые работают всю ночь.

[1926]

Из беседы с немецким писателем Ф.-К. Вейскопфом*

Завязалась беседа. Говорили о новом брачном праве в СССР, о советском кино (Маяковский и Брик восторженно рассказывали о новом фильме «Шестая часть мира»*), об Америке, где незадолго до этого побывал Маяковский, о ножках комсомолок и о советских рекордных полетах. Говорили об автомобилях Форда и об электрификации СССР, об американизации стиля работы, о предстоящей новой постановке Мейерхольда (о «Ревизоре» Гоголя)* и, наконец, о литературе.

– Литература… литература, собственно, отходит в прошлое.

– ?

– Ну да, потому что она более скучна, чем наша советская действительность. Более скучна, чем, например, собрание нуждающихся в жилой площади… Я недавно был на одном таком собрании и скажу вам: то, что рассказывали там простые ораторы «из толпы» о своей семейной жизни, о мелочах своего быта, о своих планах, было куда интереснее, чем самый лучший надуманный роман… А демонстрации комсомола на Красной площади – они лучше, чем любое из моих стихотворений… исключая, разумеется, стихи рекламного характера, как, например, стих о Моссельпроме…

Свою филиппику против литературы он заканчивает так:

– А остальное уже сказал один из наших профессоров: книги?… книги, собственно, не читаются, только пишутся… Поэтому у нас в Москве их столько и печатается…

Но в конце концов он все же называет две новые книги, которые он не сжег бы при «чистке литературы». Это «Кюхля» Тынянова и (еще неизданные) воспоминания Станиславского* – «самая интересная книга последних лет, так как это картина настоящей человеческой жизни, а никакой не роман…»

И на прощание он еще замечает:

– Один-единственный трактор Форда лучше, чем сборник стихов… и одна <ярко> прожитая ночь интереснее, чем собрание сочинений прославленного романиста… До свидания, товарищ… до свидания.

[1927]

Из беседы с сотрудником газеты «Прагер пресс»*

Я очень рад тому, что приехал в Прагу. Ведь Прага – единственный город за границей, где я могу говорить и выступать по-русски, не опасаясь, что меня поймут неправильно. Я не хотел бы обидеть переводчиков, – но в конце концов одно дело, когда слушатель тебя непосредственно понимает, и совсем другое, когда вынужден прибегать к услугам посредников.

Разговор завязался. Теперь нужно только выяснить биографические данные. За этим дело не стало.

– Родился я в 1894 году* на Кавказе. Отец был казак, мать – украинка. Первый язык – грузинский. Так сказать, между тремя культурами. Бесстыдно молод? Ну, тогда я могу еще развиваться…

– Над чем вы теперь работаете?

– В Государственном издательстве выходит пятитомное собрание моих сочинений – с этим у меня довольно много дела. Мое последнее увлечение – детская литература: надо дать детям новые представления и новые понятия об окружающих их вещах. Результат этого увлечения – две маленькие книжки для детей*: «О коллективном труде» и «Путешествие вокруг света». Затем я работаю над двумя пьесами: над «Комедией с убийством»* для Мейерхольда и над эпической поэмой* к десятилетию революции. Кроме того, я написал за последнее время семь сценариев* и несколько больших стихотворений, в том числе «Письмо Горькому»*, которое недавно появилось в первом номере нашего журнала «Новый Леф».

– За это «Письмо» на вас, кажется, сильно нападали?

– Это потому, что Горький – это традиция. Я был совершенно объективен и не касался его личности, однако мне ставили в вину сам факт, что я осмелился нарушить эту традицию. Впрочем, я не гарантирую, что не могу написать плохих стихов.

Маяковский бунтует и отказывается продолжать разговор о своих собственных работах.

– Давайте лучше говорить о работе моей группы; это меня интересует значительно больше. Вы знаете, что я принадлежу к группе Леф, которая существует уже 15 лет*, хотя не раз меняла свое название. Наши лозунги: «Разрушение старой формы», «Тематика сегодняшнего дня». Членами группы являются: Асеев – автор «Лирического отступления» и «Черного принца», Пастернак – автор «Лейтенанта Шмидта» и «Темы с вариациями», Брик – значительнейший филолог современной России, «Сократ русской филологии», как его называют, художник Родченко. Из лириков, не состоящих в нашей группе, к нам наиболее близок Сельвинский – лидер конструктивистов и автор великолепной «Улялаевщины». Характерно, что Николай Тихонов, вероятно самый выдающийся из ленинградских лириков, основал недавно группу Леф в Ленинграде.

А проза? Ну, по нашему мнению, все жанры прозы могут быть заменены мемуарной литературой. Возврат к Толстому – вещь невозможная. Наш сегодняшний Толстой – это газета. Я допускаю, однако, и иные мнения. Мне лично больше нравятся Бабель и Артем Веселый. Затем имеет значение проза Тынянова и Шкловского. Конечно, нельзя обойти Пильняка, Всеволода Иванова, Сейфуллину, однако они – не те, которые формируют литературные вкусы и идут во главе литературы сегодняшнего дня. Наиболее значительны в этом отношении именно Бабель и Веселый.

– Вы участвовали в дискуссии о Мейерхольде* и его постановке «Ревизора». О чем, собственно, шел спор?

– Постановка «Ревизора» была совершенно излишней – это моя принципиальная точка зрения. Я за постановку современных пьес. Если их нет – тем хуже для режиссера. Режиссер обязан уметь добывать современные пьесы, исправлять их. Тем не менее неправильно так сильно нападать на Мейерхольда из-за этой постановки. Сама по себе режиссерская работа была достижением, хотя и не особенно радикальным, а потом ведь у нас нет второго Мейерхольда. Таиров? Его театр – выдающийся, но это слащавый театр.

– Какую русскую пьесу вы посоветовали бы поставить на чешской сцене?

Маяковский упорно возвращается к столь дорогой его сердцу группе Леф.

– Есть такая пьеса, и я приложу все силы, чтобы продвинуть ее на чешскую сцену. Автор ее – Третьяков, член нашей группы, который написал для Театра Мейерхольда пьесу «Рычи, Китай!», имевшую большой успех в прошлом году. Его новая пьеса называется «Хочу ребенка!»* и также принята Мейерхольдом к постановке. Я глубоко убежден, что она могла бы стать для заграницы вторым «Броненосцем Потемкиным».

[1927]

Из беседы с сотрудником газеты «Эпоха»*

Визит известного русского поэта

Прежде всего мы спрашиваем его о цели приезда в Польшу.

– Я прибыл сюда в целях установления связи с польскими литераторами. Это я предпринял по собственной инициативе, хотя одновременно я нахожусь здесь в качестве члена ВОКСа.

– Что это такое?

– Всероссийское общество культурной связи с заграницей.

– Знаете ли вы польскую литературу?

– Как раз дело в том, что, к сожалению, недостаточно. Это, впрочем, частично по вашей вине. После революции ни один польский литератор не побывал еще в нашей стране, не было стремлений к установлению связи…

– Но ни один из литераторов СССР тоже не приезжал к нам.

– Так вот я и делаю начало. Хочу посмотреть, что нового у вас в литературе, рассказать вашим литераторам, как мы работаем, а по возвращении в страну рассказать своим коллегам о том, что я здесь видел и слышал.

– Над чем вы в настоящее время работаете?

– Я заканчиваю ряд вещей. Прежде всего – поэма, посвященная десятилетию революции*. Эта поэма будет затем инсценирована и поставлена в Ленинградском государственном театре. Это будет грандиозное зрелище, исполненное артистами нескольких театров, с песнями, музыкой, танцами… Кроме того, я сейчас с особым увлечением работаю над книжками для детей.

– О, это интересно… И в каком духе вы пишете эти книжки?

– Я стремлюсь внушить детям самые простейшие общественные понятия, делая это как можно осторожнее…

– Например?

– Скажем, я пишу рассказ об игрушечном коне*. Тут я пользуюсь случаем, чтобы объяснить ребенку, сколько людей должно было работать, чтобы изготовить такого коня, – допустим: столяр, художник, обойщик. Таким путем ребенок знакомится с коллективным характером труда. Или описываю путешествие*, в ходе которого ребенок не только знакомится с географией, но и узнает, что одни люди бедны, а другие – богаты, и т. д.

– Я слышал, что вы в настоящее время много пишете для кино?

– Да, я написал восемь сценариев. Три уже реализованы*, а именно: «Октябрюхов и Декабрюхов» (на тему эволюции в понимании революции), затем – «Закованная фильмой» и, наконец, фильм, являющийся описанием 24 часов из жизни поэта*, в котором я сам играю главную роль.

– Вероятно, вы вообще уже довольно много написали за свою жизнь?

– Государственное издательство как раз выпускает полное собрание моих сочинений. Недавно вышел из печати пятый том.

– Кроме того, вы уделяете внимание работе в журналах?

– Редактирую литературный ежемесячник под названием «Новый Леф», являющийся органом группы поэтов Левого литературного фронта, или так называемой группы Леф. Это уже весьма известные и выдающиеся писатели.

– Может быть, вы назовете наиболее талантливых?

– К этой категории я отнес бы прежде всего таких, как Асеев, Пастернак, Третьяков, Брик, Шкловский, а из самых молодых – Кирсанов или сочувствующий нам Сельвинский.

– А из других групп?

– Важнейшей из них является ВАПП, или Всероссийская ассоциация пролетарских писателей, насчитывающая много членов. Самые выдающиеся среди них – это Светлов, Уткин и Фадеев.

– Я вижу, что этих групп довольно много?

– Да, существуют еще: «Перевал», «Кузница» и, кроме того, другие объединения, как, например, Союз крестьянских писателей и т. д. Но как раз в данный момент находится в стадии организации Федерация советских писателей, которая объединит все эти союзы для совместной общественно-литературной деятельности и по профессиональным вопросам.

– Насколько вообще распространена сейчас литература в России? Многие ли пишут и, что еще важнее, многие ли читают?

– В последнее время отмечается постоянный и весьма значительный рост количества писателей и читателей. А особенно знаменательно то, что неслыханно вырос культурный уровень не только в крупнейших центрах, которыми являются столицы отдельных советских республик, но и по всей стране…

[1927]

Из беседы с редактором журнала «Польска вольность»*

Спрашивают гостя-поэта:

– Откуда вы прибыли в Варшаву?

– Из поездки, которую я совершил в Прагу, Берлин, Париж…

– Какие впечатления?

– Хорошие.

– Как понравилась Прага?

– Хороший город.

– А Берлин?

– Хорош.

Улыбаемся. Чувствую, что мой собеседник отвечает как-то уклончиво.

– Ну, а Париж?

– Тоже хорош…

– Ну, а каковы ваши первые впечатления от Варшавы?

– Очень приятные. Меня гостеприимно принял ПЕН-клуб* (тут Маяковский кланяется в сторону председателя клуба…). Очень приветливо встретили и т. д…

– Не чинили ли польские власти каких-либо препятствий с визой?

– Нет…

– Посвятите ли вы что-нибудь Варшаве?

– Разумеется, как только отсюда выеду…

– Хорошо, но ваши первые впечатления?.. Те впечатления, которые у художника играют такую большую роль в воспроизведении чего-либо.

– Очень приятные…

Маяковский улыбается, разгуливает по комнате, потирая руки…

– Можно ли узнать, с какой целью вы приехали в Варшаву?

– Познакомиться с людьми, посмотреть город… Я приехал по своей инициативе, на собственный счет, сам по себе…

– Вы не являетесь членом партии?

– Нет.

Здесь Маяковский начинает обосновывать позицию, занимаемую им как поэтом.

– Если бы я отошел от своих, то я перестал бы быть писателем. Я умер бы духовно… Ибо то, что творят сейчас писатели России, – это поэзия действия, борьбы за права человека труда.

Я свободный человек и писатель. Я ни от кого материально не завишу. А морально я связан с тем революционным движением, которое перестраивает Россию на началах общественного равенства… Вот, возьмем, господа, к примеру, этот чай. Его и в прошлом пили… Но кто пил? Не у каждого ведь хватало на то, чтобы пить настоящий чай.

– Как вам, писателям, живется в России?

– Хорошо.

– Вы не испытываете никаких стеснений?

– Никаких. В том случае, разумеется, если писательская деятельность не направлена в сторону контрреволюции.

– Каков ваш заработок?

– Я получаю от 1 до 2 рублей за строку стиха. Опубликовал около 90 своих книжечек; крупнейшие из них – это «Стихи о революции» (20 000 экз.), «Война и мир» (30 000 экз.) и «Мистерия-буфф» (50 000 экз.) Мои вещи переведены на французский, немецкий, грузинский, даже на китайский и польский языки.

– Довольны ли вы польскими переводами?

– Я сравнительно слабо знаю польский язык, но, насколько я могу судить, переводы «Мистерии» и «Левого марша»*, кажется, получились удачными…

– Что представляет из себя профессиональная организация русских писателей?

– Самой большой организацией, объединяющей рабочих писателей, является так называемая ВАПП (Всероссийская ассоциация пролетарских писателей). Она насчитывает около 6000 человек. Затем у нас есть Союз крестьянских писателей, который насчитывает около 5000 членов. Кроме того, есть группа, известная под названием Леф, в которую вхожу и я. Она насчитывает около 40 человек и представляет левый фронт в области искусства…

– Фамилии?

– Ряд фамилий, которые здесь не знают. Например, Николай Асеев с его «Черным принцем», Борис Пастернак…

В этот момент представитель ПЕН-клуба вставляет вопрос:

– А Пастернак – это не поляк?

– Насколько мне известно, нет.

– Видите, такая польская фамилия…

– Польских поэтов у нас как-то не слышно; это значит, что я не знаю фамилий польских поэтов, работающих в России… Вот, пожалуйста, вам произведения Пастернака: «Лейтенант Шмидт» или «Сестра моя жизнь» – это вещи весьма значительные… Или драма Сергея Третьякова «Хочу ребенка!» – произведение первоклассной ценности… Это все наша писательская молодежь… Такому, как Кирсанов, не больше 20 лет… Фадеев, Уткин, Светлов, Сельвинский.

Здесь Маяковский продекламировал нараспев стихотворение Сельвинского под названием «Улялаевщина», начинающееся словами «Ехали казаки…»

– А Демьян Бедный?

– Пишет, пишет… Тиражи его доходят до 2 000 000 экземпляров. Его басни-сатиры облетели всю Россию… Кто, например, не знает его чудесной вещи, начинающейся со слов «Как родная меня мать провожала…» Или роль Демьяна на фронте… Наши солдаты боялись танков… Приехал Демьян Бедный и назвал танк попросту «Танька»*. Он высмеял орудие смерти, и так это разошлось, что «Танька» с уст не сходила. «Танька», «Танька» – чего ее бояться?

– Сидели ли вы в тюрьме?

– Сидел до революции. А теперь выступил несколько раз с чтением своих произведений в тюремных клубах…

Разговор переходит на другую тему.

– Как выглядит спорт в России?

– Растет. Интерес к нему большой.

– Новые песни?

– Есть новые, есть.

– Сатира?

– 50 процентов моей работы – это сатира… Мы направляем нашу работу на то, чтобы сделать ненавистной войну. Много талантов дает деревня.

– Как выглядит сибирская поэзия? – спрашиваю я и перечисляю ряд известных мне фамилий.

– Я мало ее знаю…

– А украинская?

– Растет. Скажем, Шкурупий, Семенко, Тычина, Сосюра… И грузинская муза также поет… Шенгелая, Гогоберидзе… Из белорусских укажу вам на Коласа.

– Опера?

Маяковский смеется.

– Это для некурящих… Я не был в опере что-то около 15 лет. А Шаляпину написал стишок такого содержания:

Вернись*

    теперь

           такой артист

назад

     на русские рублики –

Я первый крикну:

        – Обратно катись,

народный артист Республики!

– А что слышно о Горьком?

– Ничего. Читают его рассказы.

– Не думает ли Горький вернуться в Россию?

– Не знаю… Спросите у него…

Снова переключаемся на другую тему… В это время появляется фотограф, чтобы запечатлеть на пластинку облик русского гостя, Маяковский садится, позирует около стола…

Спрашиваю:

– Знаете ли вы польский язык?

– Нет. Только русский и грузинский.

– А каких польских писателей вы читали?

– Сенкевича, Жеромского, Струга.

– Что сейчас пишете?

– Работаю над произведением, посвященным годовщине революции.

Задаю еще один случайный вопрос:

– Имеются ли в России выдающиеся поэтические силы среди женщин?

– Не знаю выдающихся имен. Это явление характерно для творческого процесса русской революционной поэзии последнего времени. Женская муза притихла. Те, которые с песнями пошли вперед, забыли о слезах, любовных интригах при свете луны. Каждая поэзия имеет свою прозу, и наоборот.

Беседа с Маяковским подходит к концу.

– Долго ли вы здесь пробудете?

– Несколько дней…

Представитель ПЕН-клуба спрашивает, сотрудничают ли иностранные писатели в русских издательствах.

– Да, – отвечает Маяковский, – Дюамель, например, пишет…

– Так вы напишете о Польше и Варшаве по возвращении в Россию?

– Напишу.

– Хорошее или плохое?

Маяковский уклончиво улыбается…

[1927]

Беседа с сотрудником «Литературной газеты»*

«Баня» Маяковского идет на следующей неделе

Театр им. Мейерхольда заканчивает постановочную работу над пьесой В. В. Маяковского «Баня». Премьера ее состоится на будущей неделе.

– «Баня», – сообщил нам В. В. Маяковский, – драма в шести действиях, с цирком и фейерверком.

Театральная идея ее – борьба за театральную агитацию, за театральную пропаганду, за театральные массы – против камерности, против психоложества.

Политическая идея – борьба с узостью, с делячеством, с бюрократизмом – за героизм, за темп, за социалистические перспективы.

В переходе на разворот действия – это борьба между изобретателем Чудаковым и главначпупсом – главным начальником по управлению согласованием – Победоносиковым.

Пьесу ставит Мейерхольд. Печатает Госиздат.

[1930]

Дополнения к томам 1-12

Том 1

Подпись к плакату издательства «Парус» («Вот кого солдат защищал раньше!..»)*

Вот кого солдат защищал раньше![6]

Вот кого защищает теперь![7]

[1917]

Выступление на собрании деятелей искусств, 12 марта 1917*

Граждане, я пришел сюда от имени левых течений русского искусства. Быть левым в устройстве жизни, в политике может быть каждый. Поскольку поэт, художник является гражданином <пропуск в стенограмме>, каждый принял участие. Как самодержавие <пропуск в стенограмме> не только обнаружатся залежи реакционного духа <пропуск в стенограмме> придется бороться. От имени художников, поднявших знамя Революции, пришел я – искусство в опасности. Всегда в дни крупных волнений искусство замирает. Рука, поднятая над самодержавием, обрушилась на дворцы, и задача оградить дворцы от нападок была задачей тех людей, которые создали комиссию у Горького*. Справиться с этой задачей легко – она может быть выполнена расстановкой группы солдат. Вторая задача – более хитрая и более существенная. Как только поднимается волна общественного подъема, говорят, что художникам, искусству нет места, что каждый художник должен внести свой голос в политическую работу по устройству России. Это дело мы можем целиком доверить Временному правительству, гарантирующему свободу, которая была заявлена, – все эти задачи отнести <пропуск в стенограмме> и в ведение Совета рабочих и солдатских депутатов. Наше дело – искусство – должно отмежевать в будущем государстве право на свободное определение всех деятелей искусства. Сейчас учреждена Временная комиссия в числе двенадцати человек. Мне кажется, что даже по охране памятников искусства эта комиссия не может быть компетентна, так как она не выбрана на демократических началах. Я уважаю всех лиц, состоящих в этой комиссии, для меня Горький очень уважаем – он ратовал за свободу искусства, но я против недостатка организации. Если будет правительство <представительство?>, то туда войдет только известная группа «Мира искусства»*. Бенуа является приверженцем определенного искусства, для меня неполного <?>. Дворцы будут охраняться, где произведения Сомова <пропуск в стенограмме>. Есть русское самобытное искусство, которое является выражением стремления к демократизации; Бенуа не может заниматься искусством, которое осуществлено широкой демократией <пропуск в стенограмме>. Чтобы было широко, необходимо широкое представительство. (Аплодисменты.) Вам была дана та схема организации, которая нам казалась приемлемой по вопросам устройства искусства. Будет организационный комитет, который подготовит временное собрание, заведующее текущими нуждами искусства. Таким образом подготовится учредительное собрание*, и, когда товарищи вернутся с фронта, оно определит, как управлять русским искусством. Я противник министерств и т. д. – для меня необходимо, чтобы искусство было сосредоточено в одном определенном месте. Мой девиз и всех вообще – да здравствует политическая жизнь России и да здравствует свободное от политики искусство.

Коллективное

Пощечина общественному вкусу: [Из альманаха]*

Читающим наше Новое Первое Неожиданное.

Только мы – лицо нашего Времени. Рог времени трубит нами в словесном искусстве.

Прошлое тесно. Академия и Пушкин непонятнее гиероглифов.

Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода современности.

Кто не забудет своей первой любви*, не узнает последней.

Кто же, доверчивый, обратит последнюю Любовь к парфюмерному блуду Бальмонта? В ней ли отражение мужественной души сегодняшнего дня?

Кто же, трусливый, устрашится стащить бумажные латы с черного фрака воина Брюсова? Или на них зори неведомых красот?

Вымойте ваши руки, прикасавшиеся к грязной слизи книг, написанных этими бесчисленными Леонидами Андреевыми.

Всем этим Максимам Горьким, Куприным, Блокам, Сологубам, Ремизовым, Аверченкам, Черным, Кузьминым, Буниным и проч. и проч. нужна лишь дача на реке. Такую награду дает судьба портным.

С высоты небоскребов мы взираем на их ничтожество!..

Мы приказываем чтить права поэтов:

1. На увеличение словаря в его объеме произвольными и производными словами (Слово-новшество).

2. На непреодолимую ненависть к существовавшему до них языку.

3. С ужасом отстранять от гордого чела своего из банных веников сделанный вами Венок грошовой славы.

4. Стоять на глыбе слова «мы» среди моря свиста и негодования.

И если пока еще и в наших строках остались грязные клейма ваших «здравого смысла» и «хорошего вкуса», то все же на них уже трепещут впервые Зарницы Новой Грядущей Красоты Самоценного (самовитого) Слова.

Д. Бурлюк, Александр Крученых,

В. Маяковский, Виктор Хлебников.

Москва, 1912, декабрь.

Манифест из альманаха «Садок судей II»*

Находя все нижеизложенные принципы цельно выраженными в 1-м «Садке Судей»* и выдвинув ранее пресловутых и богатых, лишь в смысле* Метцель и Ко*, футуристов, мы тем не менее считаем этот путь нами пройденным и, оставляя разработку его тем, у кого нет более новых задач, пользуемся некоторой формой правописания, чтобы сосредоточить общее внимание на уже новых открывающихся перед нами заданиях.

Мы выдвинули впервые новые принципы творчества, кои нам ясны в следующем порядке:

1. Мы перестали рассматривать словопостроение и словопроизношение по грамматическим правилам, став видеть в буквах лишь направляющие речи. Мы расшатали синтаксис.

2. Мы стали придавать содержание словам по их начертательной и фонической характеристике.

3. Нами осознана роль приставок и суффиксов.

4. Во имя свободы личного случая мы отрицаем правописание.

5. Мы характеризуем существительные не только прилагательными (как делали главным образом до нас), но и другими частями речи, также отдельными буквами и числами:

a) считая частью неотделимой произведения его помарки и виньетки творческого ожидания,

b) в почерке полагая составляющую поэтического импульса,

c) в Москве поэтому нами выпущены книги (автографов) «само-письма»*.

6. Нами уничтожены знаки препинания, чем роль словесной массы выдвинута впервые и осознана.

7. Гласные мы понимаем как время и пространство (характер устремления), согласные – краска, звук, запах.

8. Нами сокрушены ритмы. Хлебников выдвинул поэтический размер живого разговорного слова. Мы перестали искать размеры в учебниках; всякое движение рождает новый свободный ритм поэту.

9. Передняя рифма (Давид Бурлюк), средняя, обратная рифмы (Маяковский)* разработаны нами.

10. Богатство словаря поэта – его оправдание.

11. Мы считаем слово творцом мифа, слово, умирая, рождает миф, и наоборот.

12. Мы во власти новых тем: ненужность, бессмысленность, тайна властной ничтожности воспеты нами.

13. Мы презираем славу; нам известны чувства, не жившие до нас.

Мы новые люди новой жизни. Давид Бурлюк, Елена Гуро, Николай Бурлюк, Владимир Маяковский, Екатерина Низен, Виктор Хлебников, Бенедикт Лившиц, А. Крученых.

[1913]

Пощечина общественному вкусу: [Листовка]*

В 1908 году вышел «Садок Судей». – В нем гений – великий поэт современности – Велимир Хлебников впервые выступил в печати. Петербургские метры считали Хлебникова «сумасшедшим». Они не напечатали, конечно, ни одной вещи того, кто нес собой Возрождение Русской Литературы. Позор и стыд на их головы!..

Время шло… В. Хлебников, А. Крученых, В. Маяковский, Б. Лившиц, В. Кандинский, Николай Бурлюк и Давид Бурлюк в 1913 году выпустили книгу «Пощечина Общественному Вкусу».

Хлебников теперь был не один. Вокруг него сгруппировалась плеяда писателей, кои, если и шли различными путями, были объединены одним лозунгом: «Долой слово-средство, да здравствует Самовитое, самоценное Слово!» Русские критики, эти торгаши, эти слюнявые недоноски, дующие в свои ежедневные волынки, толстокожие и не понимающие красоты, разразились морем негодования и ярости. Не удивительно! Им ли, воспитанным со школьной скамьи на образцах Описательной поэзии, понять Великие откровения Современности.

Все эти бесчисленные сюсюкающие Измайловы, Homunclus’ы, питающиеся объедками, падающими со столов реализма – разгула Андреевых, Блоков, Сологубов, Волошиных и им подобных, – утверждают (какое грязное обвинение), что мы «декаденты» – последние из них – и что мы не сказали ничего нового – ни в размере, ни в рифме, ни в отношении к слову.

Разве были оправданы в русской литературе наши приказания чтить Права поэтов:

на увеличение словаря в его объеме произвольными и производными словами!

на непреодолимую ненависть к существовавшему языку!

с ужасом отстранять от гордого чела своего из банных веников сделанный вами венок грошовой славы!

стоять на глыбе слова «мы» среди моря свиста и негодования!

[1913]

Идите к черту!*

Ваш год прошел со дня выпуска 1-х наших книг: «Пощечина», «Громокипящий кубок»*, «Садок Судей» и др.

Появление Новых поэзий подействовало на еще ползающих старичков русской литературочки, как беломраморный Пушкин, танцующий танго.

Коммерческие старики тупо угадали раньше одурачиваемой ими публики ценность нового и «по привычке» посмотрели на нас карманом.

К. Чуковский (тоже не дурак!) развозил по всем ярмарочным городам ходкий товар*: имена Крученых, Бурлюков, Хлебникова…

Ф. Сологуб схватил шапку И. Северянина, чтобы прикрыть свой облысевший талантик*.

Василий Брюсов привычно жевал страницами «Русской мысли» поэзию Маяковского и Лившица*.

Брось, Вася, это тебе не пробка!..

Не затем ли старички гладили нас по головке, чтобы из искр нашей вызывающей поэзии наскоро сшить себе электропояс для общения с музами?..

Эти субъекты дали повод табуну молодых людей, раньше без определенных занятий, наброситься на литературу и показать свое гримасничающее лицо: обсвистанный ветрами «Мезонин поэзии»*, «Петербургский глашатай»* и др.

А рядом выползала свора адамов с пробором* – Гумилев, С. Маковский, С. Городецкий, Пяст, попробовавшая прицепить вывеску акмеизма и аполлонизма на потускневшие песни о тульских самоварах и игрушечных львах*, а потом начала кружиться пестрым хороводом вокруг утвердившихся футуристов…

Сегодня мы выплевываем навязшее на наших зубах прошлое, заявляя:

1) Все футуристы объединены только нашей группой.*

2) Мы отбросили наши случайные клички эго и кубо и объединились в единую литературную компанию футуристов: Давид Бурлюк, Алексей Крученых, Бенедикт Лившиц, Владимир Маяковский, Игорь Северянин, Виктор Хлебников.

[1914]

Приписываемое Маяковскому

Подпись к плакату издательства «Парус» («Вот как…»)*

Вот как

по Руси растекалась водка![8]

[1917]

Том 2

Лозунги по производственной пропаганде

1*

Как восстановить народное хозяйство?

Неустанной упорной работой

в ударных группах образцового труда –

группа организована, немедленно вступи туда.

2*

Как вырваться из лап голода, холода и нищеты?

В ударную группу образцового труда

вступи немедленно ты.

Помни,

тут

борьбу за восстановление хозяйства ведут.

3*

Ты не состоишь

в ударной группе образцового труда?

Почему?

Хозяйство Советской Республики разорено.

Неужели ты не поможешь ему?

4*

Горняк!

Всей России нужны:

уголь,

  руда.

Вступил ли ты

в образцовую группу ударного труда?

5*

Горняк, ты для других примером был в революционной борьбе –

надо и в борьбе с разрухой быть примером тебе.

6*

Вы Республику отстояли на военном фронте –

на фронте труда Республику не провороньте.

7*

Кто герой?

Тот, кто в ударных группах образцового труда

ушел под землю,

кротом за рудой роется горой –

тот герой.

8*

Чтобы нанести разрухе решительный удар,

становитесь в ударные группы образцового труда.

[1921]

Слушайте новый зов!*

1915

Когда рабочих сдавил капитал,

к борьбе призывая робких,

всем профсоюз приказание дал:

«Гасите, товарищи, топки!»

1917

Взнеслась революцией стачек волна,

буржуев пулями потчуя.

Россия свободна,

Россия вольна,

Россия коммуна рабочая.

1921

Коммуна больна стофронтовой войной,

лишь труд нас излечит упорный.

Сегодня клич профсоюзов иной:

«Вздувайте, товарищи, горны!»

[1921]

Против переделов*

Эх, крестьянам не до дела

в ожиданье передела!

Обработай поле тут,

коль его на части рвут.

Передел – хозяйству бремя,

Запретим его на время.

Пока не кончен севооборот,

отваливай, братец, с переделами от ворот.

Непорядок, чтобы всякий переделы делал.

Спроси разрешение уземотдела.

А губземотдел укажет срок:

он насчет переделов строг.

Если сделать передел сочтут за лучшее,

можно и до срока переделать при случае.

Если, например, распределение неверное:

у одного земля как земля,

а у другого скверная.

Полный передел производится,

если перемены эти

требуют крестьянства две трети.

Возьмем бумагу,

напишем на ней –

и пожалте за ответом через 14 дней.

Если же у одного земли лишки,

а у другого хватает еле,

частичную переделку землишки

разрешат в волземотделе.

Подайте бумагу,

сообщите в ней –

и пожалте за ответом через 7 дней.

Кто ждет передела, не проявляя рвения,

ни работать не хочет,

ни использовать удобрения,

худо им:

вовсе по постановлению земли лишим.

Если законом полученная

земля у крестьянства есть,

никто не может насильно

по совхозу ее отвесть.

[1921]

Рабочий, смотри эти два декрета!*

Натурналог оставил лишки крестьянам, а как быть рабочим?

Вопросы эти решены в 1 и 2 декрете!

Декрет Совнаркома об урегулировании оплаты труда или о том, чтобы справедливее, больше и вовремя платили.

Раньше

хоть за троих отработай лично,

корма приработка для рабочих ограничена.

Да еще неаккуратно оплачивался труд.

Поди получи заработанное тут.

Ведомость подай,

да на ведомости сей

штуке пятьдесят собери подписей.

Соберешь –

оказывается – не та печать.

Не угодно ли снова собирать начать?

С полгода проходит – рупь премия.

Думает рабочий:

«Проканителил время я,

в январе заработаешь – не заплатят и в июне,

чего же работать?»

И на работу плюнет.

Безобразие это

уничтожается следующим декретом.

Декрет Совета Народных Комиссаров об урегулировании оплаты труда рабочих. В целях улучшения положения рабочих, урегулирования и устранения волокиты в деле оплаты труда Совет Народных Комиссаров постановляет:[9]

Ограничения заработка нету:

от добросовестности,

от производительности

плата увеличивается по этому декрету.

Производительность удвой,

и вдвое увеличится заработок твой.

Втрое скорее дело устроишь –

заработок твой увеличится втрое ж.

Чтоб рабочий сразу пользу работы видел,

чтоб работница сразу пользу видела –

сразу будут платить за все, что рабочий выделал.

При необходимости рабочий дельный

может работать по оплате сдельной.

Профессия одна,

а в заработке разница.

Один перед другим заработком дразнится.

Им

заработок уравним.

Кто не знает декрета о натурпремии? Он для улучшения быта рабочих введен.

Рабочий, работай не покладая рук ты,

часть сработанного пойдет тебе

для обмена на сельскохозяйственные продукты.

Премии – опыт.

Воспользуйся ими,

поддержанные премией – хозяйство подымем.

Декрет Совета Народных Комиссаров о натурпремировании рабочих

Совет Народных Комиссаров постановил ввести в виде опыта для рабочих некоторых из важнейших отраслей промышленности натурпремирование посредством выдачи рабочим части производимых ими продуктов для обмена на предметы сельскохозяйственного производства на следующих основаниях:[10]

Будешь деньги получать,

как получал их,

а в дополнение

и часть фабрикатов своих.

Премирование свое ж

в фонд сдаешь.

Фонд сдается кооперативам,

чтоб из них могли продукты идти вам.

За каждым закрепляются его доли,

распоряжаться ими в вашей воле.

Если, скажем, ты премирован мылом,

хочешь, домой бери, чтобы жена мыла.

На дом берите только нужное самим.

Зачем вам больше?

Ведь не спекулировать им?

А остальное меняется.

Меняй на материю, на муку, на яйца.

Если ты работаешь над сооружением броненосца,

разумеется, броненосец для обмена не выносится.

Где же продукты взять для обмена?

Для производства продуктов тех

специально выделяется свободный цех.

Сработал плуг в неурочное время я –

вот мне и премия!

Главное условие:

за премией гонись,

да в целом, смотри, производство не понизь!

Декрет – вот!

От тебя зависит, скоро ль он в жизнь войдет.

Смотри, чтоб кооператив организовался у вас.

Сам с волокитчиков не своди глаз!

В профсоюз иди,

за производством товаров для обмена следи!

[1921]

Афиша «Мистерии-буфф»*

Мы, поэты, художники, режиссеры и актеры, празднуем день годовщины Октябрьской революции революционным спектаклем.

Нами будет дана: «Мистерия-буфф», героическое, эпическое и сатирическое изображение нашей эпохи, сделанное В. Маяковским.

I карт. Белые и черные бегут от красного потопа.

II карт. Ковчег. Чистые подсовывают нечистым царя и республику. Сами увидите, что из этого получается.

III карт. Ад, в котором рабочие самого Вельзевула к чертям послали.

IV карт. Рай. Крупный разговор батрака с Мафусаилом.

V картина. Коммуна! Солнечный праздник вещей и рабочих.

Раскрашено Малевичем. Поставлено Мейерхольдом и Маяковским. Разыграно вольными актерами.

[1918]

Приписываемое Маяковскому

Эпилог «Мистерии-буфф» для спектакля в честь III Конгресса Коминтерна*

Das Spiel ist aus.

Genossen, hei!

Jetzt ist an euch die Reih’.

Ideen, die heute geblitzt hatten,

Verkörpert morgen in Taten.

Wir – zum Werktisch,

Ihr – zum Gewehr.

Dein Vaterland spreng, Revolutionär.

In Reih’ und Glied,

In Schritt und Tritt,

Vorwärts, Marsch!

[1921]

(Обратный перевод)

Игра окончена. Товарищи, эй! Теперь черед за вами. Идеи, сверкавшие сегодня, воплотите завтра в дела. Мы – к станку, вы – за оружие. Взрывай свое отечество, революционер. В сомкнутом строю, четким шагом, вперед, марш!

Концовка «Мистерии-буфф» для детского спектакля*

Кузнец

(вылезает из Страны вещей)

Ребята, сомкнитесь плечо с плечом.

Никогда пусть никто не ленится

исполнять заветы, данные Ильичем.

Ведь недаром теперь мы – ленинцы…

Мировой капитал пусть везде наколется

о штыки международного комсомольца.

   Наше старанье,

   хоть мы и юны,

   достроить зданье

   мировой Коммуны.

Устали отцы? Так будете сме́нены

нами, носящими имя Ленина*.

   А пока по земле наш победный клич

   разнесется звенящей нотой:

Ты не умер, ты жив, Ильич!

   Мы

докончим твою работу…

[1924]

Том 3

«Рыдает кадий…»

«Рыдает кадий…» Автограф В. Маяковского и рис. для «Стенной газеты РОСТА» (монтаж) 1919 г.

Рыдает кадий*:

«Печаль тоска де!»

И чешет плешь.

«Брось, писарь, перья!

С кого теперь я

Возьму бешкеш*[11]

[1919]

Том 4

Гужевая повинность заменяется трудгужналогом. Всего 6 дней в году. Совсем немного.*

Нужно было возить топливо, требовалась лошадей масса, теперь потребность в лошадях сократилась благодаря сокращению государственных предприятий и благодаря работе Донбасса.

Этим воспользовалась советская власть, облегчение крестьянству давая,

легким налогом заменяется тяжкая повинность гужевая и трудовая.

1. Тяжесть войны,

тяжесть разрухи

было б не вынести

без всеобщей трудовой повинности.

Трудно советской власти:

приходилось ей

к работе привлекать и крестьян и коней.

2. Крестьянин темен,

не разбирался в законе:

часто зря страдали и крестьяне и кони.

Сядет в исполком местный богач,

за сто верст по-пустому гоняет вскачь,

а сам

пожарным припишется, скажем,

так он о повинности и не думает даже.

А у кулака – самогонщики дяди и тети,

дадите взятку –

работать и не идете!

3. Только добросовестным и приходилось на повинность идти

(выходило всего процентов до тридцати).

Так как часть работала,

то приходилось

ей

в году работать и 130 дней.

4. А то прикажет примазавшийся комиссаром:

«Лично

для меня

работай даром!»

Что злоупотребления не от правительства –

крестьянство не понимало,

было и на власть нареканий немало.

5. Все эти несправедливости

решили новым декретом вывести

(при новой экономической политике нужно

рабочим и крестьянам жить дружно).

6. По новому декрету все обязаны работать,

исключений нет:

работают все мужчины от 18 до 50

и все женщины от 18 до 40 лет.

При новом декрете нет гуляк,

работают одинаково и бедняк и кулак

(для беременных, для калек – исключение, разумеется,

на них особая инструкция имеется).

7. Повинности немного –

всего

ей

в год отводится 6 дней.

Чтоб крестьянину надолго не отрываться от работ,

налог распределяется на весь год.

8. Для того чтобы тот, который налег,

мог и быстрее выполнить налог,

установлено точно,

что надо сделать в день урочный:

надо за день

вывезти за 10 верст 37½ пудов клади.

Если вывозите дрова –

1/8 куба вывозить вам.

Если кто без лошади,

он

1½ куба должен погрузить в вагон.

Если работа другая,

она

к этим работам будет приравнена.

9. Расчет налога нетрудно произвесть:

скажем, нас пятеро,

две лошади у нас есть,

налог, что надо сдать нам, равен,

значит, 30 трудодням (5 × 6);

из дней оных –

18 пеших

и 12 конных.

10. На эти дни задание будет задано:

нагрузить 27 кубов

(18 × 1½)

и перевезти 450 пудов на 10 верст.

Сделал – и ладно.

11. Только для важной работы привлекаетесь:

для железной дороги

или для Армии Красной.

Работа бесплатная.

Каждому ясно:

все работают по мере сил,

чтобы армия защищала,

чтоб поезд колесил.

12. Выполнишь сделанное по декрету,

и никаких к тебе претензий нету.

Разве что вызовут справиться с наводнением

или пожаром.

Да и то за плату работать, а не даром.

13. Еще от налога удобство есть:

можно и иначе налог внесть –

дашь

деньги на фураж.

14. Налог легко выполнить,

но за невыполнившим смотрят строго:

невыполнившим – до 2 недель острога.

Есть и другая мера:

взыскивается налог двойного размера.

Еще одно наказание

вот:

взыскивается по довоенным ценам

пятикратная стоимость работ.

Уклоняться расчета нет –

спешите честно выполнить декрет.

[1922]

Том 6

Радио-агитатор*

Преград

   человечеству нет.

И то,

  что – казалось – утопия,

в пустяк

   из нескольких лет

по миру шагает,

           топая.

Была ль

      небывалей мечта!

Сказать,

   так развесили б уши!

Как можно в Москве

           читать,

а из Архангельска

           слушать!

А нынче

   от вечных ночей

до стран,

      где солнце без тени,

в мильон

      ушей слухачей

влезают

   слова по антенне!

Сегодня нет

     ни времен, ни пространств,

не то что

   людской голос –

передадим

        за сотню стран

и как

  шевелится волос!

А, может быть,

       и такое

         мы

услышим по воздуху

         скоро:

рабочий

   Америки и Чухломы

споются

   одним хором.

Чтоб шли

       скорей

          века без оков,

чтоб близилась

         эта дата –

бубни

  миллионом

        своих языков,

радио-агитатор!

[1925]

Тексты для журнала «Красный перец»

Два простоя*

Во время наводнения в Ленинграде часовой стоял на посту по горло в воде.

1. Простой часового. 2. Часовой простой[12].

Три блокады*

1. Мы пробили генеральскую блокаду…

2. Мы пробили блокаду Антанты…

3. Теперь блокада лени – пивная блокада.

И эту блокаду пробить надо!..

В трамвае*

– Проходите!

– Проходите!

– Проходите!

– Гражданин, уплатите за проезд!

– Какой же проезд, когда я всю дорогу пешком прошел!

Заколдованный круг*

– Почему вы ходите в пивную?

– Да там музыка.

– Тогда почему вы не ходите в оперу?

– Да там пива нет!

«Сколько бы у нас в цехе с него за простой вычли!..»*

Сколько бы у нас в цехе с него за простой вычли![13]

Завтрак английского дипломата*

1-й дипломат. Не угодно ли вам перекусить?

2-й дипломат. Благодарю вас. Я только что слегка перекусил[14].

Коронация Кирилла*

Кирилл (зубному врачу): Будьте любезны, поставьте мне золотую коронку!

Марьинорощинское*

– Вот! Я посидел и сделал*.

– А я сделал и посидел. Вот!..[15]

Страница из записной книжки В. Маяковского 1924 г. № 27, с записью текстов для журнала «Красный перец» и рис. Ю. Ганфа из журнала «Красный перец» № 26 за 1924 год с подписью В. Маяковского

«А сколько вас сушеных на фунт?..»*

Чемберлен пытается организовать антисоветский блок из Польши, Эстонии, Латвии и др. Это обойдется Англии в несколько миллионов фунтов стерлингов.

(Из газет.)

Красноармеец. А сколько вас сушеных на фунт?[16]

Приписываемое Маяковскому

Паноптикум*

Полупочтеннейшая публика,

не пожалейте советского рублика!

Никакого волшебства – сплошная оптика!

Пожалуйте в наш паноптикум!

№ 1<-й>

Триста лет действовал нам на нервы.

Редкое чучело двуглавой стервы*.

№ 2<-й>

Что ни жучок, то герой.

Коллекция генеральчиков,

севших на кол Чека –

зловредные насекомые из семейства Колчака.

№ 3<-й>

Пододвиньтесь, взрослые, отодвиньтесь, дети.

Соблюдайте порядок и тишину.

Малиновый звон в натуральную величину[17].

Дальше 4-й №

Раздувшийся в ширь

грузинского восстания мыльный пузырь*.

Просят не дышать, а тем более не сморкаться,

потому вещь хрупкая, может разорваться.

№ 5

Старая рухлядь, выставленная наново:

грустное чучело осла Либерданова*.

№ 6

Выдра не выдра,

а так – засушенная контрреволюционная гидра.

№ 7

Только у нас! Женщина с бородой. Нами давно развенчана.

(Борода – Чернов. Брешко-Брешковская – женщина.)

Дальше милости просим:

№ 8

Успех обеспечен.

Та самая буржуазная печень,

в которой сидит советская власть.

Любуйтесь, граждане, всласть.

Дальше № 9

Деревянная лошадь,

на которой Кирилл собирается въехать на Красную площадь,

№ 10

Не напирайте пылко!

Единственная оставшаяся невыпитой бутылка

после царского ужина.

В подвалах Зимнего дворца обнаружена.

№ 11

Те самые два стула,

между которыми эмиграция свой зад уткнула.

№ 12

Просят особенно не смеяться.

Историческая щетка. Вроде венчика.

Сделана питерскими рабочими из усов Юденича.

№ 13

Экспонат простой.

Цигарка, от которой иногда бывает на заводе простой.

Дальше 14 №

Чучело буржуя, который в 17-м году помер.

№ 15

Отнеситесь благосклонно.

Редкая мумия последнего фараона[18].

№№№ 16, 18 и 19 – это

Александра Федоровича Керенского исторические предметы:

царская кроватка,

левая перчатка

и язык, который обвил, как змий, его

и довел немного подальше, чем до Киева.

А вот № 17*

вселяет жалость:

все, что от женского ударного батальона осталось[19].

Дальше № 20

Капитализма останки.

Московский паук в банке[20].

Затем 21 №

Руками не трожь!

Герой 19 года – вошь!

№ 22

Нечего в памяти рыться.

И так ясно: мадам Кускова – эмигрантский рыцарь.

Стоит здесь недаром:

похожа на Жанну д’Арк,

а, между прочим, жандарм.

№ 23

Просят не подходить пугливых.

Господин Милюков в проливах*[21].

№ 24

Старая мода.

Советский балык образца 18 года[22].

№ 25

Только для взрослых. Потому – неприлично.

Говорите тихо.

Дела церковные – разоблаченный Тихон.

№ 26

Для наглядного примера

политическое оружие эсера[23].

И, наконец, № 27

Старая игрушка –

образца 18 года теплушка.

Том 7

Америка*

Гавана

Америка началась Гаваной. Как только я вступил на землю, полил настоящий тропический дождь. У нас дождь представляет собой массу воздуха с редкими полосками воды; дождь гаванский – это сплошная вода и совершенно незначительные прослойки воздуха.

В Гаване очень трудно ориентироваться – по крайней мере, мне казалось, что все улицы там называются «трафико». Впоследствии, правда, выяснилось, что «трафико» – это просто «направление» по-испански, но как бы то нн было, я никогда не мог найти дороги.

Вера-Круц

Вера-Круц лежит за козерожьим тропиком. На пристани много индейцев, но на головах у них уже не перья птицы кетцаль, а сомбреро, а за спинами – увы! – не колчан со стрелами, а мои чемоданы с последними комплектами «Лефа».

Вера-Круц, пожалуй, самый интересный порт в стране. Первое, на что я обратил внимание, сойдя с парохода, был ярко-красный флаг с серпом и молотом. Оказалось, однако, что это не было отделение нашего полпредства, как я было подумал, а странная организация, известная по всей Мексике, – Проалевская организация неплательщиков за квартиру. Между прочим, я был осажден взволнованными репортерами, решившими, что я прислан Москвой в целях связи и содействия Проалю и его неплательщикам, так как Проаль (однофамилец!) встречал меня на пристани. В Вера-Круце путешественники уже начинают обычно покупать вещи для подарков. Таковыми являются здесь, главным образом, мешки для денег. Объясняется это тем, что мексиканцы не признают бумажных денег, а верят только честному золоту и серебру. Думаю, что поэтому в Мексике так сильно развит бандитизм. Уж очень велик соблазн даже у честных ограбить человека с большим мешком денег за спиной.

Мехико-сити

Столица Мексики – бывшее озеро, окруженное потухшими вулканами. Один из них носит поэтическое название «Спящая женщина», и патриотические мексиканцы уверяют, что он действительно очень похож на женский профиль и фигуру, – я этого не заметил, как ни старался. Историей своей, весьма любопытной, мексиканцы интересуются, но имена их древних властителей – Монтецумы и Гватемозина – не забыты только потому, что это марки двух крупнейших конкурирующих пивных заводов.

Мексика – страна обнищавшая и разоренная североамериканским империализмом. Едва ли не у трех четвертей населения хватает средств только на кукурузу и на «пульке» (мексиканская водка).

Благодаря таким условиям жизни мексиканец обычно уже совершенно изношенный человек к 40 годам. Это жалкое положение массы порождает чувство острой ненависти к угнетателям. «Грингоу» – презрительная кличка американцев, – самое оскорбительное слово во всей Мексике.

Интересны многие черты мексиканского быта. Покойников, например, хоронят на трамвае. Часто случается, что трамвай по дороге задавит еще кого-нибудь, и тогда задавленный отправляется на кладбище на следующем. Кстати – смертность в Мехико-сити чрезвычайно велика. Объясняется это особенностями автомобильного и автобусного движения в столице. По мексиканским законам, шофер не отвечает за раздавленных им, а так как в городе имеется ряд конкурирующих автомобильных компаний, а темпераментом испанцы, как известно, отличаются весьма живым, нередки случаи, когда автобус (не думайте, что это анекдот) гоняется за таксомотором противной фирмы, стараясь раздавить его, причем шоферы совершенно позабывают о своих седоках. Средняя долговечность жителя мексиканской столицы определяется, приблизительно, в десять лет. Правда, изредка попадаются индивидуумы, которым удается прожить лет 20, но, очевидно, за счет тех, которые живут только 5. Вечером в Мехико-сити рекомендуется сидеть дома, а если выходить на улицу, то только пешком. Ни в коем случае не катайтесь на автомобиле по саду Чапультепеку. После 7 часов, по особому приказу президента, честный мексиканец обязан стрелять в каждый автомобиль. Правда, полагается стрелять после троекратного предупреждения, но мексиканцы народ горячий и обычно стреляют, не предупреждая ни одного раза. Стрелять вообще в Мексике любят и стреляют по всякому удобному и неудобному поводу, как-то: в целях наживы; с целью убить; не иначе, как выстрелом пьяница открывает бутылку; стреляют просто так, в шутку. Вскоре после моего приезда слушалось любопытное дело: одна женщина обвинялась в том, что застрелила своего знакомого, – они просто порешили между собой, что тот, кто вытянет жребий, будет застрелен партнером. Женщина была даже обижена и удивлена, за что ее, собственно, судят. Едва ли вообще можно найти хоть одного мексиканца, у которого в заднем кармане брюк не лежал бы добрый увесистый кольт.

В мексиканском сенате существуют также совершенно особые и оригинальные методы парламентской борьбы. Перед голосованием одна партия всегда норовит украсть на несколько дней депутатов другой.

Искусство в Мексике

Бой быков – самое любимое и популярное развлечение всех мексиканцев без различия пола, возраста и состояния. Поэтов и Мексике много – стихи пишут все.

В Мехико-сити имеется даже специальная аллея поэтов, где посиживают многочисленные кустари от поэзии.

Соединенные Штаты

В Соединенные Штаты я ехал через Ларедо. Первое впечатление – аэропланы, непрерывно взлетающие и спускающиеся то по одну, то по другую сторону нашего поезда. Но это были и первые и последние аэропланы, которые я видел в Соединенных Штатах. Как это ни покажется странным, авиация развита сравнительно очень мало. Серьезные препятствия для ее развития непрерывно ставят могущественные железнодорожные компании, использующие каждую воздушную катастрофу для борьбы против авиации. Знаменитые пульмановские вагоны, разрекламированные на весь свет, по существу, чрезвычайно неудобны. Каждое утро и каждый вечер негр-кондуктор тратит по два часа на приведение вагона в дневной и спальный вид.

О Соединенных Штатах принято говорить, как о самой трезвой стране. Что касается трезвости, она в Америке очень условна. Если пошептаться с лакеем – вы получите все, что угодно, от виски до шампанского. Тайная торговля водкой распространена в Соединенных Штатах чрезвычайно широко. На каждые 500 человек, приблизительно, приходится один такой тайный торговец «бутлегер».

Высшая сила Америки, как известно, – доллар; религия – культ «бизнеса» (дело). Из этого не следует, что Америка – скупая страна. Одного мороженого в Соединенных Штатах съедается на миллион долларов в год. О роскоши американских миллиардеров и говорить не приходится, – она вошла в поговорку.

Но доллар определяет все. Несколько мелочей быта – хорошая иллюстрация этого. В Америке трудно пронести по улице вещь, завернутую в газетную бумагу. На вас посмотрят, как на «неджентльмена», и с вами постыдятся пройти по улице. Если бы все стали завертывать свои покупки в газетную бумагу, – что делали бы фабриканты оберточной бумаги?

15 сентября во всей Америке – день перемены шляп. Человек, который решится 15 числа или позднее выйти на улицу в соломенной, рискует и вообще не вернуться домой. На углу стоят здоровые детины с увесистыми палками, разбивающие канотье непосредственно на голове у тех, кто позабыл их снять. Объяснение простое: фабрикантам мягких шляп было бы слишком невыгодно, если бы люди продолжали ходить в соломенных. С другой стороны, фабрикантам канотье было бы тоже невыгодно, если бы их шляпы сохранялись американцами до будущего сезона. А потому уничтожение на нью-йоркских улицах выгодно и тем и другим.

Еще пример действия доллара. На белогвардейскую эмиграцию доллар действует особенно разлагающе. Члены бывшей царской фамилии, приезжающие в Америку, немедленно «берутся в работу» деловыми американскими антрепренерами. Так, бывший великий князь Борис за умеренную плату описывает в нью-йоркских газетах свои кутежи и пьянство былого времени, даже с фотомонтажем! – цари на фоне игорных притонов; а «императрица всероссийская», жена Кирилла Владимировича, которую американцы называют «Мадам С’рил», занималась еще более легкой халтуркой: за плату от 10 до 50 долларов каждый американец имел возможность посмотреть, а если дороже заплатить, то и поздороваться и поцеловать руку и даже сказать несколько слов с «Мадам С’рил».

Таков быт.

[1925]

Том 9

«Производительность и зарплата…»*

Производительность

             и зарплата

два близнеца-брата.

[1928]

Том 10

«Распрабабкиной техники скидывай хлам…»*

Распрабабкиной техники

          скидывай хлам.

Клич

  гуди по рабочим взводам.

От ударных бригад

       к ударным цехам,

от цехов

   к ударным заводам.

[1929–1930]

«300 миллионов в год уходит в дым, в потери…»*

300 миллионов в год

   уходит

   в дым,

   в потери

Половину топлива можно

   сэкономить

   часто.

Рабочий,

   изобретатель,

   техник,

   инженер,

внимание этому участку.

[1929–1930]

Том 12

Хроника*

Маяковский читал Ленинграде:

26 Капелла – «Хорошо»

26 Дом печати – «Хорошо»

27 Путиловский завод – «Хорошо»

29 Капелла – «Даешь изящную жизнь»

30 Дом печати – «Хорошо»

31 Воен. акад. – «Хорошо»

1 Дом просвещения – «Хорошо»

2 Дом просвещения – «Хорошо»

3 Капелла – «Даешь изящную жизнь» Москве

4 1-й университет – «Хорошо»

5 ВСНХ – 1 ч. «Хорошо»

7 Комсомолу в МК и Союз просв.

15 Политехнич. музей – «Хорошо» Харькове

21 Театр – «Хорошо»

22 Библиотека – «Хорошо»

До 20/XII Маяковский выехал читать «Хорошо» в Ростов/Д, Краснодар, Таганрог, Баку, Тифлис.

Маяковский работает поэму «Плохо».

[1927]

Выступления в стенографической и протокольной записи

Выступление на заседании художественной комиссии Всероссийского бюро по производственной пропаганде, 21 января 1921*

Мне кажется, что этот план страдает тем, что обращает главное внимание на пропаганду среди художников. Мне думается, что нам в первую очередь надо развивать пропаганду среди рабочих масс <…>

Мы должны сказать: нам необходима культивировка художественных сил, и наметить конкретные вехи художественной пропаганды…

Нам необходимо выяснить, каким образом концентрируем мы работу и концентрируем ли мы ее вообще. Самый важный, коренной вопрос – регулирование существующей работы. Необходимо выработать методы пропаганды, линию, по которой мы должны повести эту агитацию. Ни одной детали по прозпропаганде нет, отсутствуют объективные сведения о том, что такое производственная пропаганда. Необходимо, исходя из конкретных фактов, выяснить конкретные силы, занимающиеся прозпропагандой, и методы работы <…>

Мы должны составить анкету для выяснения работы мест очень обдуманно. При первом движении нашего материала на места мы должны учесть его результаты. Встает вопрос о том, как мы будем культивировать или инструктировать художников <…>

Я утверждаю, что, не учитывая опыта, мы ничего не достигнем. Я согласен с тем, что мы не имеем права прерывать работу, но трехлетний опыт* указывает, что первое, что необходимо для Бюро, – это практическое изучение методов работы. Необходимо составить анкету, наметить учреждения, которые мы должны использовать, учесть художественные силы и, привязав художников к производству*, организовать художественные мастерские. Мы должны для всех отделов иметь материал, подкрепленный фактами.

Доклад «Изобразительное искусство и производственная пропаганда» на всероссийском совещании по производственной пропаганде, 4 марта 1921*

…На наши собрания здесь, в Москве, мы не можем завлечь часто 10-20-30 членов собрания и устроить пленум, а устроитель лекций, как, например, Долидзе, собирает на любое скучное заседание полный зал, потому что он знает, в каком месте вывесить объявление, какого формата объявление, потому что он 20 раз спрашивает, брали ли билеты, интересовались ли вопросом. Если не интересовались, то спешно меняет тему доклада по своей конструкции и по заглавию, так, чтобы на нее шли, и, в отличие от других, у него битком набито народом и притом людьми интересующимися. Это я вам указываю, как в любой отвлеченной работе, диспуте, научном заседании при правильной постановке рекламирования мы будем всегда иметь максимальный результат. Первая причина несовершенства нашей агитации – лекционной, плакатной и т. д. – это психологическое препятствие, не позволяющее применять к нашему делу рекламу. Второе препятствие – мы брали только те из видов агитации и пропаганды, которые нам казалось возможным применять в массовом масштабе, то есть печать, не приняв в соображение, что у нас, кроме этого аппарата, имеется сейчас разруха, разъедающая этот издательский печатный аппарат. В результате можно с твердостью и убеждением сказать, что вся эта печатная агитация не привела ни к чему.

Мы можем на практике, выйдя на улицу, убедиться в справедливости моих слов. Сейчас по производственной агитации развешано два плаката. Первый – «Россия на помощь донецкому шахтеру!», где в полукруге идут из Донбасса поезда с углем, на другом рабочий нагружает вагоны продовольствия* и мчит их в Донбасс. Другой плакат – где стоит рабочий и призывает на помощь донецкому шахтеру. Эти плакаты были сданы Горным советом по согласию с ЦК горнорабочих в печать тогда, когда было обследование комиссией Донбасса, следовательно, несколько месяцев тому назад. Теперь этот плакат вышел. Тогда он имел революционное значение при некоторой возможности уделить наше продовольствие на Донбасс <Донбассу>. Сейчас он имеет контрреволюционное значение, потому что он действует на рабочих следующим образом: «С нас, у которых нет ни еды, ни предметов первой необходимости, вы требуете с нас на Донбасс». Поэтому плакат запоздавший приобретает обратное, контрреволюционное, значение, и, товарищи, большинство наших плакатов, большинство примитивной плакатной агитации запаздывало. Я знаю случаи, как в начале войны с Польшей плакат, благодаря массе затруднений и волокиты, до окончания войны с Польшей пролежал в Государственном издательстве или обрабатывался. Потом началась врангелевская кампания. На плакате была голова пана, обрубавшаяся часами, голова была переделана на врангелевскую голову, – и только после того, как Врангель бежал, этот плакат попал на улицу*. Это не случайность и не единичный случай. Плакат страшно важный, которому надо было выйти, когда Деникин подходил к Орлу, вышел в первомайские торжества. Поэтому я утверждаю, что вся такого рода агитация идет впустую.

Дальше второй вид агитации, это агитация плакатной росписью. Это та агитация, которая в широком масштабе применяется при массовых празднествах и в годовщину Октябрьской революции. Если в первые дни такие кампании <неясная запись> были возможны и допустимы, то с истекшей годовщины это теряет смысл и приобретает другое значение, потому что все траты материалов, которые связаны с <неясная запись> телеграфных столбов и трамваев вызывают самое неблагожелательное отношение в том смысле, что лучше эти материалы потратить на одежду, а не на украшение. То же и с росписью. Хорошо использовать фасады домов для агитационной пропаганды производственных и политических лозунгов, но мы не можем это сделать, потому что это значит – занимать большое количество строительных рабочих для такого рода агитации. Это занятие сейчас непроизводительное.

Дальше газеты и клише. Это опять-таки необычайно трудно. На газету и клише приходит требование из провинции. В РОСТА существует даже отдел Центроклише, который рассылал и заготовлял клише в провинцию. Здесь мы наталкиваемся на непоправимое препятствие – в большинстве городов нет даже типографий, и поэтому нам приходится посылать клише из центра. Выработанные в центре при условии разрухи, они стареют, а при рассылке стареют еще. Я видел, что наши газетные клише, разосланные к определенной политической кампании, помещались совершенно на другую кампанию с совершенно другими надписями, то есть теряли свое агитационное значение.

Что же делать, товарищи, с этим изобразительным искусством, чтобы дать его в помощь нашей производственной агитации? Для этого необходимо использовать те революционные методы, которые не употреблялись до нас и которые выдвинуты революцией. Этот метод в первую очередь – витрины и окна, то есть помещение определенных плакатов, определенных картин с последующим развитием, где вырисовывается, как из одного положения вытекает другое <в плакатах>, выставленных в окнах и витринах. Какие перспективы на этот вид агитации? Часто указывают о моей работе, что это является кустарничеством, что нам необходима крупного американского характера работа в этом отношении, а такое кустарничество при трате колоссальных денег только в слабой степени удовлетворяет эти агитационные нужды. Это неверно, товарищи, <неясная запись> с большим <неясная запись> является во имя какого-то отвлеченного принципа, что мы, дескать, должны делать это в широком масштабе и должны выпускать негодные, неприспособленные вещи, чем давать один плакат, висящий в определенном предприятии, на определенную, конкретную тему, могущий быть выпущенным на второй день утром. Это не является кустарничеством, это является работой, которая в наших условиях может вестись. Насколько эта работа серьезна и огромна, указывает следующее. Один массовый отдел РОСТА выпустил за истекший год 60 000 таких ручных плакатов, и по смете работ на будущий год количество таких плакатов доведется до 160 000 окон в одной Москве, с небольшой рассылкой по провинции. Если принять в соображение, что такие организованные отделения РОСТА берутся за это, то мы увидим, что эти плакаты распространились по всей России и далеко за пределами России. У нас имеются фотографические снимки, на которых на эти витрины и плакаты, приподняв свои покрывала, смотрят персианки. Каково же преимущество его, агитационное преимущество этого способа, этого метода? Первое я уже указал: <неясная запись>. Например, когда был VIII Съезд Советов, в 2 часа ночи нам передавалась телефонограмма <неясное слово> речи тов. Ленина, то на утро вместе с газетой в 80 пунктах Москвы уже висели большие плакаты четыре на пять аршин. Если маленькие плакатики Государственного издательства срываются и заклеиваются и портятся дождем, то эти большие витрины, помещенные в пустующих окнах магазинов, останавливают большие хвосты. Дальше, если плакат дает самый отвлеченный лозунг, чтобы не стареть, и все-таки стареет, то такие витрины могут развивать последовательно любой процесс, как политической агитации, так и производственной агитации. Далее эта работа этого плакатного дела определенно приурочивается к определенному случаю, например, эта работа делается на предприятии и на фабрике.

У меня был такой случай. В Петрограде висит на заводе плакат о том, что леность и разгильдяйство является страшным помощником разрухи и, наоборот, губит наше производство. И этот плакат ни на кого не производил никакого впечатления. Под этим плакатом стояли, читали газеты и т. д. Увидевшись с товарищем, который был директором этого завода, я спросил: «Имеется ли у вас конкретный факт помощи такой разрухе?» Он указал на одного товарища, на тов. Еву, которая постоянно читает газеты вместо того, чтобы работать. Отметив этот номер <неясная запись>. Если сделав рисунок этой тов. Евы и <неясная запись> составив фотографическое лицо <неясная запись> и поставив в зависимость один факт от другого и указав, что она, читая газету, тормозит свою работу, а этим тормозит соседскую работу, а от этого идет: одно общее звено из всего плана хозяйства России вырывается, и как именно из-за товарища Евы приходит разруха на фабрику, и как из-за нее все ломается и рушится, и как приходит капиталист и посмеивается над нею, – это произвело катастрофическое впечатление. Для всех нас памятно воровство. Все пишут плакаты на эту тему, что нельзя воровать, нельзя расхищать народное достояние, которые не имеют никакого впечатления, а вспомните одно конкретное стихотворение Демьяна Бедного*<пропуск в стенограмме>. И после этого на этой фабрике были многие десятки собраний. Каждый старался, чтобы на него не подумали. Так что агитационное значение такого конкретного факта агитации по какому бы мелкому поводу она ни проводилась, во много раз больше любой широковещательной агитации на тему – долой разруху. Поэтому я категорически настаиваю*, чтобы этот способ кажущейся кустарной агитации, то есть конкретизация агитации на фабрике, проводился. Этот способ, исходя из этой фабрики, такой один факт, или два плаката может решительным способом быть значительно выше в своем действии, чем этот самый плакат.

Это не значит, что я отказываюсь от этого вида работы. Нет <пропуск в стенограмме> подвести к этому виду работы пока у нас нет других возможностей плакатного характера, вот наша задача. Насколько это не есть кустарничество – иллюстрацией служит еще следующий факт: один госиздатель имеет около 40 художников, рисующих и делающих плакаты, а электротехническая промышленность в Москве имеет 8-10 предприятий, которые должны быть подвергнуты агитации. Эти художники выпускают плакаты, а если бы кинулись на эти заводы эти 8 человек, будучи инструкторами на фабрике, они произвели бы производственный эффект в значительно большей мере. Таким же образом эта работа должна быть организована, то есть следующим образом: до сих пор центр вырабатывает значительное число плакатов и художественных изображений, рассылаемых по заводам, фабрикам и предприятиям, по армии и т. д. Стало быть, центр был производителем, а места – потребителями. Это недопустимая форма работы, Для того, чтобы наша работа имела ударное значение, надо, чтобы она была конкретной, чтобы она исходила из отдельных предприятий. Орган, стоящий во главе этой работы, должен быть только направляющим и инструктирующим работу. Поэтому при нашей художественной коллегии мы должны в первую очередь правильным образом поставить инструктирующую группу, которая могла бы разъезжать по отдельным предприятиям и указывать, каким образом поставить на заводе эту производственную агитацию.

Укажу на следующий факт. Товарищ Гастев говорил мне*, что у них на заводе ведется журнал всех событий на заводе – пропаж, на <?> точности и т. д. Этот журнал инструктор-художник должен рассмотреть, приводить в порядок, обсуждать, какой из этих фактов имеет большее в предприятии значение, и на следующий день этот факт должен появиться на витрине, соответствующим образом изображенный. Эта работа будет весьма сокращена следующим исхищрением. Если, например, существует целая категория людей-лодырей, их работа всегда ведет к разрушению производства. И если бы мы составили какое-нибудь определенное стихотворение без имен или рисунок без голов и только каждый раз, отмечая того или другого лодыря наиболее характерного, мы наклеивали бы эту голову на этот штамп, то рабочий с замиранием сердца ждал бы его и смотрел бы на эту картину, где фантастические ноги и руки оставались бы неизменными, а изменялась бы голова. Если бы к этим фантастическим ногам и рукам завтра появилось лицо определенного вора или лодыря, то это было бы значительно серьезнее, чем красная и черная доска, в агитационном смысле. Такое же действие имело бы появление имен в стихотворении. Такого рода агитацию можно вести каждый день, надо только заменять эту голову.

Товарищи, все-таки такого вида работа, она в сильной степени кустарна, если размножать ее ручным путем. Но у нас есть способы размножения этой работы. Есть у нас определенное количество предприятий. У нас есть способ размножений по трафарету. Вырезается трафарет в три или четыре краски и рассылается по провинции, из него можно сделать до 100–200 оттисков. Эту работу можно произвести в два-три дня. И размер может быть в размер экрана. Такой плакат, когда он будет выставлен, привлечет больше внимания, чем маленькие плакатики в 20–30 фигур, наклеенные чуть ли не на карнизы зданий. Такой плакат останавливает на себе внимание. Это трафаретное изображение я определенно всем рекомендую и буду настаивать, чтобы было составлено определенное практическое руководство*, как это делается. А когда у себя с одной определенной краской вы получите трафарет, вы можете на месте размножить его на 60 экземпляров. Никакой необходимости в гигантском размножении плакатов нет. Шахтерская организация, например, имеет 20–30 поселков, и все рабочие стекаются в один клуб. И неважно, чтобы плакат висел на строении шахты, достаточно, чтобы он висел в клубе. И при такой потребности размноженные в 70–80 экземплярах путем трафарета имеют большое значение.

Затем я хочу пропагандировать еще один метод размножения, который мы сейчас только начинаем проводить в жизнь, размножение путем стекла, так называемая стеклография. Этот способ размножения дает такой же оттиск, как печатный, с той лишь разницей, что тут не наборный шрифт, а ручной. Можно давать в несколько цветов. Делается это путем какой-то обработки стекла. У нас в одном из сибирских отделений РОСТА газета выходила путем размножения на стекле. Если бы этот метод можно было сейчас применить (а в сибирском отделении существует целая школа стеклографического искусства) и завести у себя школу, то можно было бы дома распространять из получаемых образцов огромное количество плакатов.

Я заранее говорю, что все, что я докладывал, имеет значение только в условиях неопределенности и разрухи в области печатания. Если только эти условия исчезнут, и мы будем получать плакаты в 2–3 дня, тогда все то, что я говорю, потеряет само по себе в большей или меньшей степени значение. Но пока этого нет, мы <не?> должны надеяться на то, что центр вышлет нам на сломанном паровозе из сломанной типографии бесконечное количество экземпляров агитационной литературы, а надо на местах производить инструктирование центром и размножение, пользуясь этими плакатными приемами.

В завершение я укажу на самую форму и характер этих работ – именно на то, что по непонятным для меня причинам больше всего вызывает разногласий и споров. Оживленнейшим образом в вопросах плакатного искусства и живописи почему-то дебатируется вопрос о каком-то реализме и футуризме. Я человек, занимающийся искусством, никак понять не могу, что это значит, и не каждый человек, занимающийся художественной производственной агитацией в точности это <пропуск в стенограмме> реалистически поэтому не годится <?>. Товарищи, самое главное, чтобы во главе этого дела стояли люди, которые не только слышали о реализме, но и понимают основные законы воздействия живописи и плакатного воздействия. Существует целая живописная наука в смысле изучения действия искусства и живописи на того, кто воспринимает. Эти законы не случайны, а ясно и определенно известно, например, что зеленый цвет выигрывает наряду с красным и т. д. В нашей агитации важно, чтобы то, что вы преподносите, осталось в глазу, запечатлелось на возможно большее количество времени, а важно не то, чтобы Сидоров, Петров мог бы сказать: это такие штаны, какие бывают у рабочих на рудниках. Это не имеет ни малейшего значения. Вот почему в первую очередь в нашей агитации этого рода мы должны уяснить себе, чему именно плакат этот служит.

Если один какой-нибудь плакат служит практическим руководством к пользованию трактором, то обязательно надо до последнего колесика этот трактор изобразить, указать точно, где нужно надавливать, нажимать и т. д., чтобы трактор пошел в ход, как относиться к машине и т. п. Но если нужно остановить внимание на определенном факте, вроде того что выполняйте разверстку, то для этого необходимо иметь две фигуры: одну – голодного человека, и другую – руки, указывающей: «помогите голодному», чтобы образ остался <на> все время и имел большее значение, чем если вы изобразите это клетками или мешками и т. д.

Этого у нас никак не могут усвоить, потому что 10-20-40 человек, занимающихся этой агитацией, сидят вверху и спорят относительно того, понятно это или непонятно массам. Но никто не попробовал выяснить анкетным способом, что же действительно имеет для массы значение. Старые буржуазные рекламисты знали то отлично, потому что они знали, что раз поднимается распродажа тех или иных предметов потребления, следовательно, агитация, реклама дает результаты. Мы же и <через> Государственное издательство и через Центропечать пускаем все количество имеющихся изданий, но о том, дошло ли что из плаката и образцов <пропуск в стенограмме>. Кто-нибудь из них делает определенно вредную агитацию. Для того чтобы этого не было, мы не должны удовлетворяться той работой, которая высылается из центра, а получить тот или иной плакат, корректировать его. Эти коррективы присылать нам и корректировать не только содержание <но> и манеру.

К нам приехали крестьяне из Калужской губернии. Мы показали им плакаты <неясная запись>. Они их все отклонили, так как плакаты написаны неяркими красками. Когда их спросили, почему им плакат не нравится, они нам сказали: «Это нам не годится, наши бабы любят яркие цвета». Это совершенно верно, это украшение клуба. Что же вы будете украшать клуб серыми вещами? Мы должны брать яркие цельные краски для того, чтобы иметь пользу от плакатов. Мы с вами отправимся на выставку, и там я покажу вам недостатки и достоинства плакатов. Чтобы мой доклад не был голым, я покажу вам два примера. Вот один плакат, скажите, что на нем нарисовано? Товарищи, какое имеет значение такой плакат, который смотрится через улицу, если он нарисован таким образом: никакого агитационного значения, никак не задерживает внимания, абсолютно вреден такой плакат. Кроме всего прочего, оторванность от <неясная запись> работы может сделать этот плакат контрреволюционным. Здесь нарисованы рабочие, которые под принуждением, под винтовками и прикладами идут на завод работать*, и тут сбоку надпись, что в случае невыхода на работу – увольняют и арест. Следовательно, вся неприглядность политики прошлого видна из того, что за невыход увольняют. А у нас разве за трехдневную отлучку мы не посылаем в ЧК? Ведь то же делается у нас, но дело в том, что это является классовой политикой: раньше буржуазия принуждала работать на себя, а сейчас мы лодырей принуждаем работать, потому что они являются помощниками буржуазии. И вот у нас выпускаются плакаты абсолютно непригодные с нашей точки зрения.

Вот следующий плакат <показывает>: внизу показан социалистический рай. Здесь также ничего не видно, и только если вы посмотрите дома и в лупу, вы увидите, что нарисованы домики, и надо сказать, что изображение любого американского города больше вас тронет, чем эта <пропуск в стенограмме> расклеивается и рассылается и будет рассылаться. И есть другие плакаты, и они имеют агитационное значение, но они не расклеиваются и не рассылаются. Сейчас я вам покажу другой плакат положительного характера. Вот этот плакат, он страшно истерся, потому что уже весьма большое количество времени фигурирует <показывает плакат>. Я не буду говорить об этом плакате как о шедевре, но он дает последовательные этапы от первого до последнего. Нет – этот плакат Государственным издательством забракован «как погромный»*, очевидно, что Госиздательству не нравилось, что громят канцелярскую волокиту.

Вы знаете большую агитацию <за сбор?> предложений. Эта агитация должна быть поставлена не только в смысле воздействия на самодеятельность рабочих, но должна быть преподнесена в таком виде, чтобы было приятно смотреть. Когда мы должны были поставить ящики для предложений <металлистов>, нам прислали ящики из-под мяса, как баркасы, и думали, что у кого-нибудь повернется рука в громадный грязный ящик бросить чистую бумажку. Все это должно быть красиво <неясная запись>.

Необходимо указать на различные этапы, поэтому надо делать предложения и делать это так, чтобы в глазах навязло. Надо все время давать <неясная запись> фигуру рабочего. Вот плакат серии по поводу системы предложений*<показывает плакат>. Вот такой плакат, так как он дает 12 рисунков, он подводит массу к тому, как делается предложение, указывает ту <неясная запись>, как надо делать практически, например, уничтожить небрежное отношение к инструментам. Такой плакат несомненно важен, Этот плакат тоже забракован Государственным издательством, надеюсь, в последний раз, потому что я предлагаю конференции пересмотреть эти плакаты и прошу обратить внимание нашей коллегии по производственной пропаганде на то, чтобы ее постановления приводились в срочном порядке в исполнение и чтобы эта работа тоже корректировалась, и если она нами запрещена, то чтобы она ни через какую щель не пролезла. Покажу вам последний плакат героического характера для шахтеров. Он попал в дальние места на Лену, в Донбасс, и мы можем из Москвы его доставить через неделю после того, как вопрос ставится на очередь <показывает>. На этом я прекращу свое краткое сообщение и предлагаю вам продолжить его на выставке.

Выступление на III Всероссийском съезде работников искусств, 4 октября 1921*

Во всех докладах, – говорит т. Маяковский, – мы видим утешительное, но на самом деле мы видим разложение. Никакой идеологической линии нет. Подход к искусству с точки зрения кривых предприятий недопустим. Нужно тогда дать существовать крупному заводу хлопушек и закрыть маленькие фабрики радио. Попробуйте нас гнать и опереться на Немировича-Данченко. К докладу тов. Штеренберга отнеслись несправедливо; не по докладу нужно судить о его деятельности: в мастерских его выковывается настоящая революционная живопись. Упрекает Главполитпросвет в организационном хаосе, в вопиющем невнимании к нуждам художников, ссылаясь на т. Хлебникова, который голодает и не может приехать в Москву*.

Заканчивает свою речь т. Маяковский, что должна быть строгая революционная линия, которая у нас отсутствует.

Газетный отчет о выступлении

Доклад «10 лет 10-ти русских поэтов», 26 апреля 1927*

Во вступлении к своему докладу Маяковский отверг механическое деление русских литераторов молодого поколения на крупных и еще более крупных писателей и иронически извинился, что не пришел на доклад в черных брюках, в отсутствии которых недавно упрекнул Эренбурга критик буржуазной газеты. Он подчеркнул затем несколько основных обстоятельств, характерных для советской литературы. Писатель, поэт сегодня в России – борец за новый общественный строй, за новые формы жизни. Постоянно увеличивается число писателей, приходящих в литературу из рядов пролетариата, существует их организация, насчитывающая несколько тысяч человек и многие из них знаменуют будущее советской литературы. Другой факт, характеризующий советскую литературу, – это то, что массы читают стихи, как нигде в мире. Книги Демьяна Бедного вышли уже тиражом в два миллиона экземпляров, а самого Маяковского – в 1 200 000 экземпляров. У советского писателя сегодня нет причины жаловаться на свое общественное положение. Он сегодня стоит рядом с революцией, точно так, как стоял рядом с ней в тяжелые дни. Особой темой доклада Маяковского был подкрепленный многими цитатами анализ творчества поэтов литературной группы Леф (Левый фронт), членом которой является Маяковский. Поэты этой группы – Асеев, Третьяков, Пастернак, Крученых и другие – нашли в Маяковском представителя, который в своем докладе подчеркнул и общность их пути с революцией и их первенство в области форм художественного труда.

Комментарии

Принятые сокращения

БММ – Библиотека-Музей В. В. Маяковского.

«Владимир Маяковский» – Владимир Маяковский. Сборник 1. Академия наук СССР. Институт литературы. Изд. Академии наук СССР. М. – Л. 1940.

ГАОР МО – Государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства Московской области.

ГБЛ – Государственная библиотека СССР имени В. И. Ленина.

ГБСЩ – Государственная публичная библиотека имени М. Е. Салтыкова-Щедрина (Ленинград).

ГЛМ – Государственный литературный музей.

ИМЛИ – Институт мировой литературы имени А. М. Горького Академии наук СССР.

ИРЛИ – Институт русской литературы Академии наук СССР («Пушкинский дом», Ленинград).

Катанян – 45 – В. Катанян, Маяковский. Литературная хроника. «Советский писатель», М. 1945.

Катанян – 48 – В. Катанян, Маяковский. Литературная хроника. Второе, дополненное издание, «Советский писатель», [М.] 1948.

Катанян – 56 – В. Катанян, Маяковский. Литературная хроника. Издание третье, дополненное, Гослитиздат, М. 1956.

ЛН – 65 – «Литературное наследство», том 65, изд. Академии наук СССР, М. 1958.

«Маяковский» – Маяковский. Материалы и исследования. Академия наук СССР. Институт мировой литературы имени А. М. Горького. Гослитиздат, М. 1940.

«Пережитое» – Л. В. Маяковская, Пережитое. Из воспоминаний о Владимире Маяковском, Изд. «Заря Востока», Тбилиси, 1957.

ПСС – Полное собрание сочинений В. В. Маяковского.

ЦГАЛИ – Центральный Государственный архив литературы и искусства СССР.

ЦГАОР – Центральный Государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства.

ЦГИА – Центральный Государственный исторический архив (Москва).

ЦГИАЛ – Центральный Государственный исторический архив в Ленинграде.

В настоящем томе публикуются аннотированный указатель имен и названий и алфавитный указатель произведений (ко всему собранию сочинений). Поэтому, в отличие от других томов, здесь объяснения имен (в том числе и уменьшительных имен, часто встречающихся в письмах) и названий изданий, а также места публикаций произведений Маяковского надо искать не в примечаниях к отдельным произведениям, а в соответствующих указателях.

В тех случаях, когда явления или обстоятельства, нуждающиеся в разъяснениях, встречаются в двух или нескольких текстах одного раздела, эти понятия, как правило, комментируются только при первом упоминании, причем в примечаниях к следующим текстам данного раздела отсылки не даются.

Письма, заявления, записки, телеграммы, доверенности

В настоящий раздел включены документы из эпистолярного наследия Маяковского, имеющие историко-литературное или биографическое значение.

В примечаниях указывается первая полная публикация; если же тексты до настоящего издания печатались в отрывках или с сокращениями (в кн. В. Катанян, Маяковский. Литературная хроника, М. 1945, 1948 и 1956, и в других изданиях), то такие публикации специально не оговариваются и в примечаниях сообщается: «Полностью публикуется впервые».

Так как в подавляющем большинстве случаев письма сохранились в подлинниках, в текстологическом комментарии слово «автограф» не указывается; в тех случаях, когда письма, заявления и пр. публикуются по копиям, это оговаривается.

Почти все письма Маяковского к родным (матери А. А. Маяковской и сестрам Л. В. Маяковской и О. В. Маяковской) хранятся у Л. В. Маяковской. Все письма к Л. Ю. Брик и к О. М. Брику хранятся у Л. Ю. Брик. Поэтому места хранения этих писем в примечаниях не оговариваются, указывается только место хранения тех нескольких писем к родным, которые находятся в БММ.

Даты, поставленные Маяковским, находятся под текстом. Редакторские даты помещаются перед текстом, с правой стороны. Обоснования датировок приведены в примечаниях.

Письма по 1917 год включительно датированы по старому стилю, письма 1918–1930 годов – по новому стилю.

При составлении примечаний к письмам, опубликованным в томе 65 «Литературного наследства», частично использованы примечания к этой публикации. Все письма к Л. Ю. Брик были напечатаны в томе 65 «Литературного наследства», поэтому публикации этих писем в примечаниях не оговариваются.

Некоторые письма снабжены рисунками Маяковского. Из рисунков воспроизводятся те, которые заменяют подпись либо иным образом связаны с текстом.

1

Опубликовано (факсимиле): ПСС, дополнительный выпуск, 1938.

Текст письма написан по спирали от центра к окружности (см. фото).

«Пунти» – бунт. Очевидно, речь идет о революционных волнениях, начавшихся с демонстраций протеста против расстрелов в Петербурге 9 января 1905 года.

2

Опубликовано в журн. «Молодая гвардия», М. 1936, № 9 (см. Людмила Маяковская, «Детство и юность Владимира Маяковского»).

Датируется по содержанию.

У нас была пятидневная забастовка… – Забастовка учащихся началась 3 октября.

Директор. – Директором Кутаисской классической гимназии в то время был О. О. Чебиш. Он продолжал и дальше занимать эту должность.

3

Опубликовано в журн. «30 дней», М. 1931, № 4 (см. Л. Маяковская, «Детство Владимира Маяковского»).

Датируется по содержанию.

…«блестящая победа»… в городе Тифлисе. – 22 октября 1905 г. черносотенцы «учинили зверскую расправу над учениками Первой мужской гимназии, отказавшимися присоединиться к «патриотической» манифестации… По требованию черносотенных главарей войска открыли по собравшимся во дворе гимназии и по соседним домам ружейный огонь. По неполным официальным данным, в этот день было убито 38 и ранено 66 человек» (Очерки истории Коммунистической партии Грузии. Часть I. Тбилиси, 1957, стр. 134).

…победа… в Гурии… – «…гурийское крестьянство своими славными боями у Насакиральских высот вписало в октябре 1905 года блестящую страницу в историю революционного движения Грузии» (там же, стр. 153). Гурия – область в Западной Грузии.

…панихиду по Трубецком… – Профессор-либерал С. Н. Трубецкой, ректор Московского университета, внезапно умер от разрыва сердца 29 сентября в Петербурге (см. В. И. Ленин, По поводу смерти Трубецкого, Сочинения, т. 9, стр. 345).

…по тифлисским рабочим. – 29 августа 1905 г. казаки и полицейские учинили расправу над безоружными рабочими, участниками собрания в зале тифлисской городской управы; было убито 60 человек.

4

Опубликовано в журн. «Молодая гвардия», М. 1937, № 2 (см. Людмила Маяковская, «Детство и юность Владимира Маяковского»).

Медведевы – знакомые семьи Маяковских; летом 1907 г. жили на ст. Подсолнечная Николаевской (теперь Октябрьской) ж. д.

5

ЦГАЛИ.

Опубликовано: «Маяковский» (см. Н. И. Харджиев, «Маяковский и живопись»).

В приготовительный класс училища Маяковский был принят 30 августа 1908 года.

Ходатайство Маяковского было удовлетворено, но через три дня после подачи заявления он был арестован (см. след. письмо*).

6

БММ.

Опубликовано в журн. «Молодая гвардия», М. 1937, № 2 (см. Людмила Маяковская, «Детство и юность Владимира Маяковского»).

Арестовали меня… – Маяковский был арестован (второй арест) 18 января 1909 года.

Сижу опять в Сущевке… – Речь идет о Сущевском полицейском доме, в котором Маяковский находился в заключении и после первого ареста – в 1908 году.

7

ЦГИА.

Опубликовано: ЛН – 65 (см. В. Ф. Земсков, «Участие Маяковского в революционном движении»).

Результаты прошения неизвестны.

8

ЦГИА.

Опубликовано: ЛН – 65 (см. В. Ф. Земсков, «Участие Маяковского в революционном движении»).

Ходатайство было удовлетворено.

9

ЦГИА.

Опубликовано: ЛН – 65 (см. В. Ф. Земсков, «Участие Маяковского в революционном движении»).

На прошении имеется резолюция: «31.VIII. Сообщить Маяковскому, что до окончания дела он освобождению не подлежит; просьбу об общих прогулках отклонить».

10

ЦГИА.

Опубликовано: ЛН – 65 (см. В. Ф. Земсков, «Участие Маяковского в революционном движении»).

Прошение не было удовлетворено, так как охранное отделение требовало высылки Маяковского в Нарымский край.

11

ЦГИА.

Опубликовано: ЛН – 65 (см. В. Ф. Земсков, «Участие Маяковского в революционном движении»).

В своем ответе на прошение Охранное отделение заявило, что с его стороны препятствий не встречается. Однако на общие прогулки Маяковского продолжали не пускать.

12

ЦГИА.

Опубликовано: ЛН – 65 (см. В. Ф. Земсков, «Участие Маяковского в революционном движении»).

13

Фотокопия (ЦГАЛИ).

Опубликовано: «Маяковский» (см. Н. И. Харджиев, «Маяковский и живопись»).

Маяковский был допущен к экзамену, но не выдержал его и продолжал учиться в студии П. И. Келина.

14

ЦГИАЛ.

Опубликовано: «Владимир Маяковский».

Маяковский был допущен к конкурсу, но на экзамен не явился.

К заявлению сделана приписка: «Документы получил обратно 8 октября 1913 года. Владимир Маяковский».

15

ЦГИАЛ.

Опубликовано: «Владимир Маяковский».

16

Открытка. ЦГАЛИ.

Опубликовано: Катанян – 56.

Датируется по почтовому штемпелю.

Л. И. Жевержеев в 1911–1917 годах был председателем Общества художников «Союз молодежи».

«Союз молодежи» был организован в начале 1910 года и, как гласил его устав, имел целью «ознакомление своих членов с современными течениями в искусстве, развитие в них эстетических вкусов путем совместных занятий рисованием и живописью, а также обменом мнений по вопросам искусства и способствовать взаимному сближению лиц, интересующихся искусством».

Выпустил новую книгу «Я»… – Первый сборник своих стихов – «Я» – Маяковский выпустил 17 мая 1913 года в авторском литографированном издании, почему и нуждался в комиссионной его продаже.

Стихи для «Союза молодежи»… – Альманах «Союз молодежи», вып. 3, о котором идет речь в письме, вышел в марте 1913 года.

17

ГБЛ.

Опубликовано: Катанян – 56.

Трагедия «Владимир Маяковский» была сдана в драматическую цензуру 9 ноября 1913 года. Разрешена к представлению 15 ноября. Спектакли состоялись 2 и 4 декабря 1913 года.

18

Открытка.

Опубликовано: «Пережитое».

Дата определяется по почтовому штемпелю.

Моя трагедия – трагедия «Владимир Маяковский».

Училище – Училище живописи, ваяния и зодчества, где учился Маяковский.

19

Открытка.

Опубликовано: «Пережитое».

Дата определяется по почтовому штемпелю.

20

Публикуется впервые.

Дата определяется по содержанию, в соответствии с письмом к А. А. Маяковской от 23 ноября 1913 года.

Шлю записку для училища. – Записка не найдена.

Масса работы по театру. – По постановке трагедии «Владимир Маяковский».

21

Опубликовано: «Пережитое».

…разъезжаю по Крыму… – Речь идет о поездке Маяковского вместе с другими поэтами-футуристами по южным городам с чтением стихов и лекций.

22

Черновик телеграммы. (Хранится у В. А. Катаняна.)

Опубликовано: ЛН – 65.

Датируется по содержанию.

Седьмого вечер. – 7 января в Симферополе, в театре Таврического дворянства, состоялся вечер «Олимпиада футуризма», на котором выступали Маяковский, Давид Бурлюк, Игорь Северянин и Вадим Баян. С этого вечера начались выступления Маяковского и других поэтов-футуристов в южных городах.

Симферополь, Долгоруковская, семнадцать, Сидоров. – Адрес поэта В. И. Сидорова (псевдоним – Вадим Баян), у которого остановился Маяковский.

23

Публикуется впервые.

Датируется по содержанию.

О выступлении, намечавшемся в Екатеринославе (теперь Днепропетровск), говорится в корреспонденции из этого города, озаглавленной «Не разрешили «футуристов»: «Второй вечер футуристов с участием Бурлюка и Маяковского местной администрацией не разрешен» (газ. «Голос юга», Елисаветград, 1914, № 31, 7 февраля). Первым вечером футуристов был, очевидно, «поэзоконцерт» Игоря Северянина, состоявшийся в Екатеринославе 3 февраля.

24

Гос. исторический архив Московской обл.

Публикуется впервые.

12 ноября 1914 года канцелярия московского градоначальника отказала Маяковскому в выдаче свидетельства, имея в виду его революционную деятельность. Впоследствии Маяковский писал в автобиографии «Я сам»: «Чтобы сказать о войне – надо ее видеть. Пошел записываться добровольцем. Не позволили. Нет благонадежности» (т. I наст. изд., стр. 22).

25

Опубликовано: «Пережитое».

Датируется Л. В. Маяковской.

Маяковский находился в Петрограде в 1915 году с января по первую половину марта и затем с середины мая до середины июля.

26

Открытка.

Опубликовано: «Пережитое».

Датируется по почтовому штемпелю.

27

Опубликовано: «Пережитое».

Датируется по содержанию.

Я призван… – Маяковский был призван на военную службу 8 октября 1915 года.

Пришлю свою «военную» карточку. – Эту фотографию Маяковский прислал родным. Впоследствии он взял ее, – сообщает Л. В. Маяковская, – «на выставку, посвященную 20-летию его творческой работы, но она не появилась на выставке, и он нам ее не вернул… другой такой фотографии не сохранилось» («Пережитое», стр. 103).

28

Опубликовано: «Пережитое».

В письме дата: «20-го»; из содержания его видно, что оно написано вскоре после призыва в армию, состоявшегося 8 октября 1915 года; это позволяет точно датировать письмо.

Я послал вам мою новую книгу. – Маяковский прислал «Облако в штанах». Книга сохранилась у Л. В. Маяковской.

29

Закрытое письмо («секретка»).

Полностью публикуется впервые.

Датируется по почтовому штемпелю.

30

Закрытое письмо («секретка»).

Опубликовано: «Пережитое».

Датируется по почтовому штемпелю.

31

Открытка.

Полностью публикуется впервые.

Датируется по почтовому штемпелю.

32

Полностью публикуется впервые.

Датируется по содержанию («Я получил отпуск до середины октября»).

33

Хранится у адресата.

Опубликовано: ЛН – 65.

Датируется по почтовому штемпелю.

Эльза Триоле пишет, что она познакомилась с Маяковским в Москве вскоре после того, как была написана трагедия «Владимир Маяковский», т. е. в 1913 году (см. Maïakovski, Vers et proses de 1913 à 1930, traduits du russe et présentés par Elsa Triolet et précédés de ses souvenirs sur Maïakovski, Paris, 1957, p. 14).

…поставила над твоим И точку. – На букву И начиналась фамилия знакомого Э. Ю. Триоле.

34

Публикуется впервые.

Датируется по содержанию.

Приеду к вам. – Маяковский ездил в Москву в январе 1917 года.

35

Хранится у адресата.

Опубликовано: ЛН – 65.

Датируется по почтовому штемпелю.

Эпиграф – шутливая перефразировка отдельных строк вступления к «Руслану и Людмиле» А. С. Пушкина. Впервые с некоторыми разночтениями воспроизведен в кн.: Э. Триоле, На Таити, Л. 1925, стр. 80. – Э. Ю. Триоле жила в Голиковском пер., выходящем на Пятницкую улицу.

36

Вчера читал. – 24 сентября (7 октября) Маяковский читал в Большой аудитории Политехнического музея лекцию «Большевики искусства».

Живу на Пресне. – На Пресне жили мать и сестры Маяковского.

Афишу б. – Имеется, очевидно, в виду афиша к выступлению Маяковского 11 (24) октября в концертном зале Тенишевского училища (Петроград) с чтением поэмы «Человек».

Как «Война и мир»? – Поэма «Война и мир» вышла в издательстве «Парус» в первых числах декабря 1917 года.

37

Публикуется впервые.

Датируется на основании сообщения Маяковского о его освобождении от военной службы, которое произошло 30 октября (12 ноября) 1917 года.

38

Датировано Л. Ю. Брик.

«Где ты, желанная, где, отзовися» – несколько измененные строки из романса «Где ты, отзовись». Слова и музыка Л. Дризо (?).

«Кафе поэтов» – было организовано осенью 1917 года Д. Д. Бурлюком и В. В. Каменским в Настасьинском переулке. Просуществовало до начала апреля 1918 года.

«Собака» – «Бродячая собака», артистическое кафе в Петрограде, где Маяковский выступал в 1912–1915 годах.

«Елка футур<истов>» – была организована 30 декабря (12 января) в Большой аудитории Политехнического музея.

«Выбор трех триумфаторов поэзии». – Речь идет о вечере, состоявшемся 27 февраля 1918 года в Большой аудитории Политехнического музея под названием «Избрание короля поэтов».

Веду разговор о чтении в Политехническом «Человека». – Поэма «Человек» была прочитана в Большой аудитории Политехнического музея 2 (15) февраля 1918 года.

«Все заверте» – т. е. «все завертелось». Иронически использованная поговорка героини юмористического рассказа А. Аверченко «Неизлечимые».

«Он любил ужасно мух, у которых жирный зад». – Строки из неопубликованного стихотворения Д. Д. Бурлюка.

…южный фонд безмятежно и тихо растет. – Собираясь поехать отдохнуть на юг, Маяковский откладывал деньги, которые передавал на хранение Л. А. Гринкругу.

АСИС – Ассоциация социалистического искусства. Так должно было называться задуманное Маяковским литературно-художественное общество или издательство, фактически организованное значительно позднее – летом 1918 года и названное «ИМО» – «Искусство молодых». Под маркой «АСИС» вышли в 1918 году поэмы Маяковского «Человек» и «Облако в штанах».

Академия – Академия художеств в первые месяцы после Октябрьской революции испытывала натиск «левых» художников, стремившихся изменить несомненно устаревшие профиль и характер обучения в этом учебном заведении. В помещении академии происходили также заседания Союза деятелей искусств, в работе которого принимал участие О. М. Брик, а до отъезда из Петербурга и сам Маяковский.

…Оськино письмо. – О. М. Брик, ратовавший в первые дни революции, как и многие сотрудники газеты «Новая жизнь», за «свободу духовного самоопределения», опубликовал 5 (18) декабря 1917 года письмо в связи с избранием его в гласные Петроградской думы по списку РСДРП (большевиков). Оговаривая свое несогласие с «культурной программой большевиков», он в то же время заявлял, что считает «преступлением перед культурой и народом всякий саботаж, всякий отказ от активной культурной работы».

39

Датировано Л. Ю. Брик.

Читал в цирке. – Дата выступления неизвестна.

В конце января читаю… «Человека». – Маяковский читал поэму «Человек» 2 февраля.

Рвусь издать «Человека» и Облачко дополненное. – Поэма «Человек» и «дополненное» (т. е. с восстановлением мест, вычеркнутых цензурой) издание «Облака в штанах» вышли в феврале под маркой «АСИС», фактически в авторском издании. Место издания – Москва, хотя на книгах помечено: «Петроград».

40

Датировано адресатом.

Сейчас издаем «Газету футуристов». – Единственный номер московской «Газеты футуристов» вышел 15 марта; в нем помещено «большое стихотворение», о котором далее упоминает Маяковский, – «Наш марш»; четверостишие «Весна» опубликовано после смерти поэта.

Спасибо за книжечку. – Л. Ю. Брик послала в подарок записную книжку. Эта книжка с автографами двух стихотворений не сохранилась.

…я скомбинировался с Додей относительно пейзажа… – Речь идет о картине Д. Д. Бурлюка.

«Тебе, Лиля» – посвящение к отдельному изданию поэмы «Человек».

41

Датировано адресатом.

Картину кинемо кончаю. – Имеется в виду фильм «Не для денег родившийся» по роману Джека Лондона «Мартин Иден» (сценарий Маяковского). В фильме Маяковский играл роль поэта Ивана Нова. Фильм не разыскан (либретто см. т. 11 наст. изд., стр. 481).

Еду сейчас примерять… фрелиховские штаны. – Не имея собственного хорошего костюма, который требовался для его роли, Маяковский обратился к артисту О. Н. Фрелиху, снимавшемуся на той же киностудии.

…хочется очень написать что-нибудь прочувствованное про лошадь. – Было написано стихотворение «Хорошее отношение к лошадям», которое появилось в московском издании газеты «Новая жизнь», 1918, № 8, 9 июня.

…хотелось бы сняться с тобой в кино. – Летом 1918 года по сценарию Маяковского была поставлена картина «Закованная фильмой», где поэт снимался совместно с Л. Ю. Брик. Фильм не разыскан (либретто см. т. 11 наст. изд., стр. 483).

Она из «Питореска»… – Письмо было написано на фирменной бумаге московского артистического кафе «Питореск».

42

Публикуется впервые.

43

Машинописная копия (хранится у А. В. Февральского).

Опубликовано в журн. «Театр», М. 1960, № 4 (см. А. Февральский, «Маяковский и его пьесы»).

Датируется по содержанию.

Около 10 октября 1918 года Маяковский приехал в Москву для ведения переговоров о постановке «Мистерии-буфф» в Москве. Данное изложение содержания пьесы было представлено им в Театральный отдел (ТЕО) Наркомпроса.

12 октября на заседании в ТЕО, где присутствовало несколько режиссеров, Маяковский рассказал о пьесе и прочел отрывки из нее. Вопрос о постановке «Мистерии-буфф» на этом совещании не был решен. В 1918 году пьеса в Москве поставлена не была.

44

Публикуется впервые.

Датируется по содержанию.

…двумя новыми годами сразу – т. е. по старому и недавно введенному новому стилю.

45

ЦГАОР.

Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 353.

ЛИТО – Литературный отдел Наркомпроса. В те годы любое произведение художественной литературы, предлагавшееся к изданию в Госиздате, должно было получить предварительную рекомендацию ЛИТО. Поэма «150 000 000» была сдана в ЛИТО в начале апреля 1920 года.

46

ЦГАОР.

Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 354.

…я отказался от авторства, пуская ее и без фамилии… – Маяковский не поставил своего имени на титульном листе книги, желая тем самым подчеркнуть, что творцом поэмы является как бы сам стопятидесятимиллионный советский народ. «150 000 000 – мастера этой поэмы имя», – писал он в прологе произведения. Позднее в автобиографии он так аргументировал анонимность издания: «Печатаю без фамилии. Хочу, чтоб каждый дописывал и лучшил. Этого не делали, зато фамилию знали все» (т. 1 наст. изд., стр. 26). В последующих изданиях имя автора указывалось.

47

ЦГАОР.

Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 355.

Письма Маяковского рассматривались на заседании коллегии Наркомпроса 15 ноября 1920 года, после чего было принято решение об издании поэмы «150 000 000». Книга была сдана в печать 22 ноября 1920 года. Вышла в свет 16 апреля 1921 года.

48

Хранится у адресата.

Опубликовано: «Маяковский» (факсимиле).

Датируется периодом пребывания Маяковского в Петрограде: 3-12 декабря.

Письмо является ответом на высказанное адресатом предположение, что он послужил прототипом «героя» сатирического стихотворения Маяковского «Гимн критику».

Мое «Окно сатиры»… – Шуточные четверостишия в альбоме К. И. Чуковского, иллюстрированные Маяковским рисунками на манер «Окон Сатиры РОСТА» и названные «Окно сатиры «Чукроста» (см. стр. 144).

49

БММ.

Публикуется впервые.

Датируется по содержанию.

Ходатайство Маяковского было удовлетворено.

Заявление представляет собой стандартную машинописную форму, в которую Маяковский вписал имя и фамилию, названия произведений и адрес. Месяц не проставлен.

Про попов – «Пьеска про попов, кои не понимают, праздник что такое».

Как кто и что празднует – «Как кто проводит время, праздники празднуя. (На этот счет замечания разные)».

А что, если – «А что, если? Первомайские грезы в буржуазном кресле».

Чемпионат – «Чемпионат всемирной классовой борьбы».

50

Машинописная копия (БММ).

Полностью публикуется впервые.

Письмо ошибочно датировано поэтом 5.V.21 г. Судя по содержанию, написано до выхода «150 000 000». По-видимому, должно быть: 5 апреля.

ЛИТО… аттестовало эту книгу, как исключительно агитационную… – Заместитель заведующего Литературным отделом Наркомпроса В. Я. Брюсов писал Госиздату: «Коллегия ЛИТО, признав направленную в Государственное издательство рукопись т. Маяковского «150 миллионов» имеющей исключительное агитационное значение, просит означенную рукопись издать в самом срочном порядке…» (ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 352).

…книги типа Гамсуна… – 17 декабря 1920 года. Распорядительная комиссия Госиздата разрешила издание романа К. Гамсуна «Новь» («Новые силы»), который, однако, не вышел из печати.

«Дрожнины песни». – Очевидно, речь идет о сборнике крестьянского поэта С. Д. Дрожжина «Песни рабочим», который был издан в 1920 году комитетом памяти В. М. Величкиной (Бонч-Бруевич). Полемический характер приведенного примера не дает основания судить по нему об отношении Маяковского к Дрожжину. Из сохранившейся афиши известно, например, что в дни юбилея пятидесятилетия литературной деятельности поэта (24 апреля 1923 г.) Маяковский должен был выступить в Политехническом музее на вечере «Московские поэты – Спиридону Дрожжину».

Дерябина… – Дерябина С., На заре нового мира (Сказка настоящего). Госиздат, М. 1920, 100 000 экз. (Вышла в серии «Красная книжка» № 25).

…плакаты о «Борьбе с волокитой» и о «помощи Донбассу». – Речь идет о плакате «Долой волокиту! Да здравствует революционная инициатива», ранее выполненном как «Окно сатиры РОСТА» № 494, ноябрь 1920, и о плакате «Все на помощь Донбассу», ранее выполненном как «Окно сатиры РОСТА» № 601, ноябрь, 1920.

Прилагаю рецензию… – К письму были приложены: письмо Литературно-издательского отдела Главного политического управления НКПС (Главполитпуть) и Центрального комитета профсоюза работников железнодорожного и водного транспорта (Цектран) от 18 декабря 1920 года, в котором отмечалось: «Оба эти плаката ярко агитационны и вполне художественны <…> Литературно-издательский отдел просит Вас передать эти плакаты в его распоряжение в целях отпечатания…», и выписка из протокола 56 заседания Распорядительной комиссии Госиздата от 15 декабря 1920 года, рассматривавшей плакат «Долой волокиту! Да здравствует революционная инициатива»; из этой выписки и приведен цитируемый отзыв: «Отвергнуть как погромный».

…пьеса отклонена… – Распорядительная комиссия Госиздата отклонила «Мистерию-буфф» 2 апреля 1921 года «ввиду отсутствия бумаги». В выписке из протокола, выданной Маяковскому, имеется приписка: «Книга на отзыв не посылалась».

…прилагаемый здесь список… – В материалах БММ списка не имеется.

…«Мистерия» многократно «прорецензирована»… – См. вступительное слово Маяковского на диспуте «Надо ли ставить „Мистерию-буфф“?»

Вопрос о постановке ее… обсуждался на специальном собрании… – Имеется в виду диспут «Надо ли ставить „Мистерию-буфф“?» Принятая собранием резолюция была опубликована в журнале «Вестник театра», М. 1921, № 82. Сообщение о диспуте – в газете «Известия», М. 1921, № 21, 1 февраля, подробный отчет – в «Вестнике театра» М. 1921, № 83–84.

Главполитпросвет – Главный политико-просветительный комитет был учрежден как одно из управлений Наркомпроса 12 ноября 1920 года.

Рабкрин – Рабоче-крестьянская инспекция, орган государственного контроля, имевший в первые годы очень широкие функции. Существовала с февраля 1920 по февраль 1934 года.

51

ГАОР МО.

Опубликовано: газ. «Дальневосточный телеграф», Чита, 1921, № 56, 9 декабря.

После рассмотрения иска Маяковского на двух заседаниях дисциплинарного товарищеского суда при МГСПС поэту был выплачен причитавшийся ему гонорар.

…Центрхудкол… признала «Мистерию-буфф» одной из лучших и первых пьес коммунистического репертуара. – По-видимому, речь идет о следующем: 20 сентября 1920 года на заседании Коллегии Политпросветсектора Наркомпроса, обсуждавшей доклад В. Э. Мейерхольда об агитационно-революционных задачах театра и вопрос о репертуаре для празднования дня Октябрьской революции, А. В. Луначарский назвал «Мистерию-буфф» в числе немногочисленных «пьес коммунистического характера».

Тов. Мейерхольд взялся за постановку. – Пьеса была включена в репертуарный план руководимого В. Э. Мейерхольдом Театра РСФСР Первого еще до его открытия.

Пьеса до постановки была прочитана мною представителям ЦК РКП, МК РКП, ВЦСПС, Рабкрина, Главполитпросвета и других организаций… – Имеется в виду диспут «Надо ли ставить „Мистерию-буфф“?»

…отношение о срочном напечатании пьесы. – Отношение за подписью заместителя заведующего Театральным отделом Главполитпросвета В. Э. Мейерхольда отправлено 1 апреля 1921 года.

Пьесы Сабурова – Госиздатом не издавались.

В некоторых городах Республики… она вышла или должна выйти… – В 1921 году «Мистерия-буфф» была поставлена в Томске, Перми, Тамбове, Екатеринбурге (теперь Свердловск), станице Белоглинской, Краснодаре, Харькове, Омске.

…постановка «Мистерии» в Первом театре РСФСР встретила исключительно хорошее отношение и рабочей массы и газет… – См. газетные рецензии: Валь В., В пролетарском театре. Малярной кистью по домотканому холсту, газ. «Гудок», М. 1921, № 320, 8 июня; Абр. А., Первомайская победа революционного театра, газ. «Труд», М. 1921, № 58, 4 мая; Абр. А., Современный зритель и новый театр, там же, № 94, 24 июня; «Мистерия-буфф», газ. «Известия», М. 1921, № 94, 4 мая; Антон Углов, «Мистерия-буфф», газ. «Коммунистический труд», М. 1921, № 333, 7 мая и др.

…собираемые в театре анкеты… – В Театре РСФСР Первом путем ответов на анкету был проведен опрос зрителей об их впечатлениях от постановки «Мистерии-буфф». Большинство зрителей-рабочих дало ей положительную оценку (см. об этом: М. Загорский, Как реагирует зритель, журн. «Леф», М. 1924, № 2, стр. 141–151; его же, Театр и зритель эпохи революции, сб. «О театре», Тверь, 1922, стр. 102–112).

После спектакля… была единогласно принята резолюция… (резолюция в «Вестнике театра»). – Резолюция напечатана не была. Разыскать ее не удалось.

…редактор «Вестника театра» тов. Загорский… – М. Б. Загорский был заведующим редакцией «Вестника театра», редактором журнала являлся В. И. Блюм.

Получив 1 июня служебную записку Всеработпроса… – Описка или опечатка: по-видимому, должно быть 1 июля (пьеса вышла 15 июня).

Всеработпрос – Всероссийский профессиональный Союз работников просвещения.

…просил уплатить построчную плату. – Смета «Вестника театра» была Наркомпросом передана Госиздату и последний был обязан оплачивать материалы, печатавшиеся в журнале.

…напечатание никчемных томов Немировича? – Речь идет о серии книг Вас. И. Немировича-Данченко, изданных в 1919–1920 годах петроградским отделением Госиздата. В 1921 году писатель эмигрировал.

Цекпрос – Центральный комитет профсоюза работников просвещения.

ТНО – Тарифно-нормировочный отдел.

ОНТ – Отдел нормирования труда.

«Вестник ЦК Всерабиса». – Всерабис – Всероссийский профессиональный Союз работников искусств. Журнал назывался «Вестник работников искусств».

52

Фотокопия (ИМЛИ).

Опубликовано: «Литературная газета», М. 1935, № 68, 9 декабря (см. В. Тренин, «Неопубликованные стихи Маяковского»).

Стихотворный адрес, написанный и прочитанный Маяковским в 1921 году, в день проводов на Урал Б. Ф. Малкина, который в бытность свою заведующим Центропечатью содействовал публикации произведений Маяковского.

…ежели сбежать придется от сумасшедшего Госиздателя. – Маяковский имеет в виду ряд своих конфликтов с Государственным издательством, в особенности, в связи с изданием второй редакции «Мистерии-буфф».

53

ЦГАЛИ.

Опубликовано: сб. «Живой Маяковский», вып. 2, М. 1930.

Датируется по содержанию.

После оккупации Владивостока находившийся там Н. Н. Асеев переехал в столицу ДВР (Дальневосточной республики) – Читу, куда и адресовано письмо Маяковского. Вспоминая о связи с Маяковским в тот период, Асеев писал: «Группа «Творчество» росла и крепла. Мы уже перекликались с Москвой. Получили весточку от Брика и Маяковского. Это была как первая апокрифическая пальмовая ветвь с суши» (Н. Асеев, Дневник поэта, Л. 1929, стр. 56).

Поэт С. М. Третьяков в то время был одним из активнейших сотрудников дальневосточного журнала «Творчество» (Чита). Летом 1921 года приезжал в Москву, в первых числах сентября вернулся в Читу.

…восславление моей скромной фигуры, в частности. – Речь идет о статьях, посвященных Маяковскому в «Творчестве», одним из авторов которых был Н. Н. Асеев.

Вы просите песен, их нет у меня – строка из одноименного романса Саши Макарова.

…нужно во Всеросгазету сдать стихи о голоде. – Речь идет о стихотворении «Два не совсем обычных случая», напечатанном в однодневной газете «На помощь!», 1921, 29 августа (издана «Известиями ВЦИК» в пользу голодающих Поволжья).

Что касается Рощина, то спасибо, «я уже». – Речь идет о литературном критике И. С. Гроссмане-Рощине. Н. Н. Асеев в статье «Три года на Дальнем Востоке» писал: «Из случайных, нерегулярных событий культурной жизни следует отметить приезд во Владивосток в 1921 году т. Гроссмана-Рощина, прочитавшего ряд лекций в рабочей аудитории, а также исключительно интересный доклад «о форме и содержании» в помещении Литературно-художественного общества Дальнего Востока» (журн. «Печать и революция», М. 1922, № 6).

«Я уже» – выражение из литературного анекдота: на обеде поэт Ю. К. Балтрушайтис, знакомясь с писателем А. И. Куприным, назвал свою фамилию; не расслышавший фразы Куприн сказал: «Спасибо, я уже». Отвечая так Асееву, Маяковский, вероятно, соглашался с оценкой И. С. Гроссмана-Рощина, которая содержалась в несохранившемся письме Асеева.

Хочу приехать в Читу. – В Читу Маяковский не ездил.

Шлю стишонок «Наш быт». – Речь идет о стихотворении «Неразбериха», которое было напечатано под заглавием «Наш быт. № 1» в газ. «АгитРОСТА», М. 1921, № 9, 16 августа. Сведений о публикации этого стихотворения в ДВР нет.

54

Опубликовано: газ. «Дальневосточный телеграф», Чита, 1921, № 56, 9 октября.

Датируется по содержанию.

Оригинал письма не разыскан. Настоящий отрывок был опубликован критиком Н. Ф. Чужаком-Насимовичем, редактировавшим газету «Дальневосточный телеграф», в статье «О дегте, о воротах и о прочем (статья старого коммуниста)». Статья являлась полемическим ответом на фельетон Л. Сосновского «Довольно маяковщины» («Правда», М. 1921, № 199, 8 сентября), вызванный судебным процессом между Маяковским и Госиздатом. В своей статье Чужак привел отрывок из письма и заявление Маяковского в юридический отдел МГСПС. На обороте копии заявления, как сообщает Чужак, была приписка поэта: «Веселенькая историйка? Так живет и работает Маяковский».

Обвиняемый – Госиздат (Вейс, Мещеряков и Скворцов). – Обвиняемыми были Д. Л. Вейс и И. И. Скворцов-Степанов. Н. Л. Мещеряков был временно откомандирован ЦК РКП(б) в Красную Армию и на суде не присутствовал.

55

…сборник статей Чужака… и газету «Д<альне>в<осточный> телегр<аф>», в которой большая статья Чужака о Сосновском. – Сборник «К диалектике искусства» (Чита, 1921); статья «О дегте, о воротах и о прочем» – «Дальневосточный телеграф», Чита, 1921, № 56, 9 октября.

…гонорар мне за посланные материалы. – В журнале «Творчество», который редактировал Н. Ф. Чужак, были опубликованы отрывки из поэм Маяковского «Облако в штанах» (1920, №№ 1, 2, 3) и «Война и мир» (№ 5).

…уеду дней на 8-10 в Харьков. – Маяковский выехал в Харьков 11 декабря и возвратился 18 декабря.

56

Л. Ю. Брик сообщила Маяковскому в одном из писем о переговорах с владельцем одной рижской типографии, соглашавшемся издавать книги Маяковского, различные сборники и учебники. Она просила узнать в ряде советских учреждений о технических возможностях осуществления этого плана. Разрешение было получено, но осуществить этот замысел не удалось.

К письму прилагалась копия докладной записки, направленной Маяковским и О. М. Бриком А. В. Луначарскому (см. стр. 203).

Об учебниках надо говорить с Крупской… – Н. К. Крупская была в то время членом коллегии Наркомпроса и председателем Главполитпросвета; кроме того, руководила в эти годы научно-методической секцией Государственного ученого совета, в ведении которого была выработка школьных программ и издание учебников.

С Граником… – Г. М. Граник работал в отделе печати Наркоминдела. Л. Ю. Брик просила связаться через него с рижской газетой «Новый путь», лояльно относившейся к Советской России.

57

Датируется адресатом.

…харьковское письмо? – Письмо Маяковского из Харькова не дошло до адресата.

Читал три раза… – В Харькове состоялось три выступления: 12 декабря («Диспут о футуризме»), 14 декабря (чтение поэмы «150 000 000») и 15 декабря («Дювлам» – Двенадцатилетний юбилей Владимира Маяковского).

…вышлю и докладную записку… – Текст записки см. стр. 203.

Давид Петрович – Штеренберг, художник. В конце 1921 года заведовал художественным отделом Главного комитета профессионального образования (Главпрофобра) Наркомпроса. Через него Маяковский, вероятно, предполагал осуществить заказ на книгу о плакате.

Не слишком ли издатель упирает на учебники? – На книги, ввозимые из-за границы, была установлена высокая пошлина, значительно сниженная для учебников. В конце декабря 1921 года, в связи с восстановлением отечественной полиграфической промышленности, Госиздат прекратил заграничные заказы, разрешая лишь в отдельных случаях заказы на учебные и научные книги. Последнее, вероятно, и послужило причиной того, что задуманное начинание не осуществилось.

Евтушевский В. А. – автор ряда учебников и пособий по математике. В данном случае Маяковский упоминает Евтушевского как имя нарицательное (синоним учебника).

«МАФ» (Московская, в будущем – международная ассоциация футуристов) – предполагаемое название задуманного издательства, а также сборника.

Постараюсь… выслать книгу… – Рижский издатель просил выслать ему рукопись одной из предполагавшихся к изданию книг для составления сметы.

58

ЦГАЛИ.

Публикуется впервые.

…что сделать, чтоб стать членом Союза. – По всей вероятности, Московского профессионального союза писателей, членом которого Маяковский был с 1919 года.

59

Хранится у адресата.

Опубликовано: «Литературная газета», М. 1936, № 22, 14 апреля.

Написано и послано секретарю редакции «Известий» Осафу Семеновичу Литовскому, пригласившему Маяковского на семейное торжество, на котором поэт по болезни не смог присутствовать.

60

Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма.

Опубликовано: ЛН – 65.

Единственным манифестом этой группы было предисловие к сборнику «Пощечина общественному вкусу»… – Это не совсем точно: авторам предисловия принадлежит манифест в листовке того же названия и манифест «Идите к черту!» из уничтоженного цензурой сборника «Рыкающий Парнас» (П. 1916).

Полиритмия – термин, обозначающий сочетание нескольких ритмов.

…подлинно футуристической прозы нет; есть отдельные попытки у Хлебникова, у Каменского, у Кушнера «Митинг дворцов»… – Проза В. В. Хлебникова собрана в т. 4 его «Собрания произведений» (Л. 1930), при жизни автора печаталась в различных сборниках; проза В. В. Каменского – романы: «Землянка» (Спб. 1911), «Стенька Разин» (М. 1916) и автобиография. «Его – моя биография великого футуриста» (М. 1918); Б. А. Кушнер, «Митинг дворцов. Аллитерованная проза» (П. «ИМО», 1918).

…несторское подытоживание результатов… практики. – Нестор – древнерусский писатель XI – начала XII века. Ему приписывается авторство выдающегося памятника древнерусского летописания «Повести временных лет». Здесь – в смысле спокойного, неторопливого описания действительности и деяний прошлых лет.

61

Авторизованная машинопись (БММ).

Полностью публикуется впервые.

Художник Е. В. Равдель в 1922 году заведовал Производственным бюро Высших Государственных художественно-технических мастерских (Вхутемас), которому подчинялось издательство. В этом издательстве вышли все книги Маяковского в серии «МАФ» и два тома его собрания сочинений «13 лет работы».

Из-за чрезвычайно плохой постановки дела издательство не могло полностью выполнить взятые на себя обязательства. Намеченные сроки окончания издания собрания сочинений 20 августа, а затем 25 сентября были сорваны. Более того, в процессе производства пришлось изменить план издания, превратив его из четырехтомного в двухтомное. Все это привело к тому, что поэт расторг договор.

…был испрошен для Вхутемаса в Гизе заем… – Заем был дан Госиздатом 4 августа 1922 года.

…в пятницу с. г. я уезжаю в служебную заграничную командировку. – 9 октября Маяковский выехал в Берлин.

62

Публикуется впервые.

Датируется Л. В. Маяковской.

63

Публикуется впервые.

Датируется Л. В. Маяковской.

Сухаревка. – Сухаревский рынок был закрыт 15 декабря 1920 года и снова открылся после введения нэпа.

64

Публикуется впервые.

Датируется Л. В. Маяковской.

Хотя ангелов… – Именины А. А. Маяковской, с которыми ее поздравляет Маяковский, приходились на 23 апреля ст. ст.

65

Машинописная копия. (Хранится у В. А. Катаняна.)

Опубликовано: ЛН – 65.

Письмо написано после одного из первых редакционных собраний журнала «Леф», на котором выявились разногласия по ряду важных вопросов литературной теории и практики.

О своем понимании этих разногласий Н. Ф. Чужак писал несколько позднее в газете «Правда»: «Левый фронт искусства переживает глубокий внутренний кризис. Идет почти открытая борьба двух составных элементов Лефа: старого футуризма, додумавшегося головой, и под воздействием извне, до производственного искусства, но отдающего производству только технику левой руки и явно путающегося между производством и мещанской лирикой, и производственнического крыла Лефа, пытающегося сделать из теории пока еще корявые и робкие, но уже актуально-практические выводы и – это особенно важно – ставящего ставку не на индивидуальное и неизбежно яческое искусство спецов, а на идущее с низов и лишь нуждающееся в оформлении – творчество массы» (Н. Чужак, В драках за искусство (разные подходы к Лефу), «Правда», М. 1923, № 186, 21 августа). Позиция Чужака сказалась в том, что он был против опубликования в журнале и выпуска отдельными изданиями поэмы Маяковского «Про это» и рассказа О. М. Брика «Непопутчица».

Будь у Вас партийный журнал… – Видимо, речь идет о попытках организации под редакцией Н. Ф. Чужака нового толстого журнала, в числе сотрудников которого упоминался и Маяковский. «Задачей журнала, – как сообщалось в печати, – является «осознание современного искусства» (журн. «Зрелища», М. 1922, № 17, 19–25 декабря).

…атаки нашим журналом… – т. е. «Лефом».

66

Опубликовано: ЛН – 65.

Датируется по содержанию.

Обложку т. Мещеряков подписал… – Речь идет об обложке № 2 журнала «Леф». Журнал выходил под маркой Госиздата, поэтому и требовалась подпись председателя редколлегии издательства Н. Л. Мещерякова. На обложке № 2 журнала был помещен сделанный А. М. Родченко фотомонтаж объявлений о цыганском хоре, юбилеях Л. В. Собинова и А. И. Южина, портрета миллиардера Рокфеллера и т. д., перечеркнутый двумя косыми зелеными полосами.

Объявление-рекламу не успел провести… – Речь идет о проспекте журнала, где были перепечатаны обложка № 2 «Лефа», передовая, написанная Маяковским, и первомайские стихи поэтов «Лефа».

67

Хранится у Л. Ю. Брик.

Опубликовано: альманах «Красная стрела», Нью-Йорк, 1932 (факсимиле).

В датировке письма ошибка: надо не 15/X, а 15/IX, так как около 18 сентября Маяковский вернулся в Москву.

Если мне пришлете визу… – Американская виза Маяковским не была получена.

68

Черновой автограф (БММ).

Опубликовано: ПСС, т. 5, М. 1940, стр. 714–715.

Датируется по содержанию.

Мосполиграф – Московское государственное объединение предприятий полиграфической промышленности.

…15 отдельных иллюстраций-плакатов… – Возможно, речь идет о 15 рисунках с текстами «О завхозе, который чуть не погиб со всей конторой», сделанных во второй половине ноября 1923 года совместно с Н. Н. Асеевым. В пользу данного предположения говорит следующее: 1) реклама имеет ту общую лозунговую и общую изобразительную форму, о которой говорит в заявлении Маяковский; 2) рисунки сопровождаются двустишиями, упоминаемыми в § 2 заявления; 3) реклама посвящена деятельности Мосполиграфа.

69

БММ.

Полностью публикуется впервые.

Предложенные Маяковским книги изданы не были. Большинство из названных стихотворений вошло в сборник, выпущенный издательством «Красная новь» в 1924 году «О Курске, о комсомоле, о мае, о полете, о Чаплине, о Германии, о нефти, о 5 Интернационале и о проч.»; вторая книга была принята Госиздатом, но не была издана.

«Временный памятник рабочим Курска» – «Рабочим Курска, добывшим первую руду, временный памятник работы Владимира Маяковского».

«Перелет Москва – Кенигсберг» – «Москва – Кенигсберг».

«Чарли Чаплин» – «Киноповетрие».

«Стихи о Мандриле» – неразысканное до сих пор произведение Маяковского о нэпманке Мандриле. Литературовед К. Л. Зелинский, присутствовавший на вечере Маяковского 4 марта 1924 года в Москве, в Политехническом музее, где Маяковский прочитал это произведение, записал в своем дневнике: «В стихотворении давалась замечательно яркая и резкая сатира на мещанскую жадность, стяжательство, пошлость» (Катанян – 56, стр. 203).

Агитация вещей – реклама. – Мысль о создании книги, посвященной рекламе, возникла у Маяковского несколько раньше и была близка к осуществлению. В статье «Агитация и реклама» (июнь, 1923 г.) поэт сообщал, что «к Всероссийской с.-х. выставке в Москве выйдет под редакцией т. Брик специальная книга о рекламе, первая в РСФСР» (см. т. 12 наст. изд., стр. 58). Поскольку книга не была издана, Маяковский предложил ее выпустить Мосполиграфу, где она также не вышла.

70

БММ.

Публикуется впервые.

Датировано женой А. М. Родченко художницей В. Ф. Степановой.

Речь идет о совместной работе над плакатами.

71

Датируется адресатом.

…еду в Одессу и Киев читать… – Выступления Маяковского состоялись в Одессе 20, 21, 22 и 23 февраля, в Киеве – 25 и 26 февраля 1924 года.

Шарик – Дубинский, знакомый Маяковского.

Был пока что на «Лизистрате»… – Комедия древнегреческого драматурга Аристофана была поставлена. Вл. И. Немировичем-Данченко в Музыкальной студии МХАТ (премьера – 16 июня 1923 г.).

72

Открытка.

Датируется по почтовому штемпелю.

Вчера читал, сегодня, завтра, и еще не то в четверг, не то в пятницу. – Маяковский выступал 19, 20 и 22 мая в зале Филармонии.

…все руководители выехали в Москву. – В Москве 23 мая открылся XIII съезд партии.

…все лингвисты. – Литературовед Б. М. Эйхенбаум записал в своем дневнике: «21 мая: у Маяковского в Европейской гостинице № 26. Были Якубинский, Н. С. Тихонов, Пунин, Винокур и я. Говорили о Лефе» (Катанян – 56, стр. 443). Б. М. Эйхенбаум, Л. П. Якубинский и Ю. Н. Тынянов были (наряду с другими тремя исследователями) авторами статей о языке Ленина в готовившемся к печати № 1 (5) «Лефа» за 1924 год.

У моих афиш какие-то существа разговаривают так: «Да, но это не трогает струн души». Винница. – Маяковский использовал этот случай в докладе «О сегодняшней поэзии» (см. записи к докладу, стр. 182), чтобы показать, что «искусство для пролетариев не игрушка, а оружие» («Красная газета», веч. вып., Л. 1924, № 113, 21 мая). В данном случае Винница – синоним старой российской провинции.

Скоч – собака Скотик.

73

…а ехать ли мне в Мексику – не знаю, так как это, кажется, бесполезно. – Бесполезно в том смысле, что вряд ли бы в Мексике удалось получить визу на въезд в США.

Пробую опять снестись с Америкой… – 23 октября, накануне отъезда Маяковского, «Вечерняя Москва» сообщала, что он собирается в кругосветное путешествие. Однако, не получив английской и американской виз, Маяковский 27 декабря вернулся в Москву.

Я живу в Эльзиной гостинице. – Отель «Истрия», где жила Э. Ю. Триоле и всегда останавливался Маяковский.

Как с книгами и с договорами? – В октябре Маяковский заключил договоры с ленинградским отделением Госиздата на издание поэмы «Владимир Ильич Ленин» и сборника «Только новое» («Стихи 1924 г.»). Должны были выйти сданная в августе в Госиздат книга о рекламе и 3-е издание «Войны и мира».

«Перец» – сатирический журнал «Красный перец».

Не с поэтом, конечно! – т. е. не с поэтом-эмигрантом Вл. Ходасевичем.

…поезжу немного по мелким французским городкам. – По всей вероятности, поездка эта не осуществилась.

Ферзы – от немецкого «Verse» – стихи.

74

Телеграмма.

Жду американскую визу. – «Маяковский, окончив поэму «Ленин»… поехал в Париж, думая пробраться в Америку. Американская виза им не была получена. У поэта остался выбор между Канадой и Мексикой. Так как Маяковский не любил экзотичности, то он скоро вернулся в Москву. В Париже поэт чувствовал себя, как в глухом захолустье» (журн. «30 дней», М. 1925, № 1, стр. 100).

75

Что за ерунда с «Лефом»? Вышел ли хоть номер с первой частью? – № 7 «Лефа» вышел из печати лишь после возвращения Маяковского – в январе 1925 года. В нем была опубликована первая часть поэмы «Владимир Ильич Ленин». В результате возникших технических трудностей, а также творческих разногласий среди членов редколлегии на этом номере «Леф» прекратил свое существование.

Как дела с Ленгизом? – См. прим. к письму от 9 ноября 1924 года (№ 73, стр. 319*).

Куда удалось дать отрывки? – Отрывки из поэмы «Владимир Ильич Ленин» были опубликованы во многих газетах и журналах.

…теперь опять начинаю. – Маяковский работал над стихотворениями, в дальнейшем составившими цикл «Париж».

…с приездом наших хожу и отвожу советскую душу. – 4 декабря прибыл первый во Франции советский полпред Л. Б. Красин.

76

Публикуется впервые.

Датируется по содержанию.

О. В. Маяковская работала техническим секретарем редакции журнала «Леф».

77

Газ. «Известия ЦИК», М. 1925, № 9, 11 января.

Демьян Бедный и Л. С. Сосновский, выступавшие 9 января 1925 года на Первой Всесоюзной конференции пролетарских писателей, не распознав опечатки, допущенной при публикации отрывка из поэмы «Владимир Ильич Ленин» в газ. «Известия ЦИК», М. 1924, № 256, 7 ноября, обвинили Маяковского в искажении образа Ленина, в намерении представить Ленина генералом. Стремлением предотвратить подобные ошибки было вызвано настоящее письмо Маяковского в газ. «Известия ЦИК». Выступление Маяковского на Первой Всесоюзной конференции пролетарских писателей, в котором он ответил на нападки Демьяна Бедного и Л. С. Сосновского, см. т. 12 наст. изд., стр. 272–274.

78

Автограф и авторизованная копия (БММ).

Опубликовано в журн. «Литературный критик», М. 1936, № 4 (см. О. М. Брик, «Маяковский – редактор и организатор»).

16-17 января 1925 года по инициативе группы Юголеф (Украина) было созвано «Первое московское совещание работников левого фронта искусства», в котором принял участие и Маяковский. Целью совещания по мысли его организаторов было создать «единый фронт левого искусства» с «твердой» программой и «жесткой» организацией. Журнал «Леф» и его руководство подверглись разносной критике со стороны группы наиболее «ортодоксальных» деятелей «левого искусства». Не желая себя связывать с принимаемыми решениями, Маяковский ушел с совещания, вручив заявление его председателю Л. Недоле. На заявлении приписка Н. Н. Асеева: «Присоединяюсь целиком. 18.I», а на копии расписка Л. Недоли: «Подлинник заявления получил. 18.I».

«Никаких практических результатов совещание не имело. «Левый фронт» так и не сорганизовался. Скоро прекратил свое существование и журнал «Леф» (О. М. Брик, Маяковский – редактор и организатор, журн. «Литературный критик», М. 1936, № 4, стр. 140).

Стенограммы выступлений Маяковского на совещании см. т. 12 наст. изд., стр. 275.

79

Письмо представляет собой список поручений, переданных Маяковским Л. Ю. Брик перед отъездом за границу.

Смотреть за Оськой по договору… – Перед своим отъездом за границу Маяковский подписал договор с Госиздатом на четырехтомное собрание сочинений, следить за изданием которого поручил О. М. Брику.

Торопить сестру, Осю и всех с «Лефом». – О. В. Маяковская была техническим секретарем редакции «Леф». После отъезда Маяковского ни один номер журнала не вышел.

Торопить со сказкой из<дательство> «Прибой»… – 10 мая Маяковский подписал договор с издательством «Прибой» на две детские книжки – «Что такое хорошо и что такое плохо» и «Каждому Пете и каждому Васе рассказ о рабочем классе» (вместо последней была написана книжка «Гуляем»). Первую он, очевидно, сдал до отъезда, вторую должен был сдать 15 июня, но выслал из Парижа 19–20 июня 1925 года.

…зайти… относительно 2 из<дания> «Сказки о Пете»… – Второе издание «Сказки о Пете, толстом ребенке, и о Симе, который тонкий» в свет не вышло.

…дай из «Летающего пролетария» любой отрывок… – Отрывки из поэмы «Летающий пролетарий» были напечатаны в журналах «Красная новь» (М. 1924, № 7), «Новый мир» (М. 1925, № 7) и «Молодая гвардия» (М. 1925, № 8). Поэма была выпущена издательством «Вестник воздушного флота» и добровольным обществом «Авиахим»; в фонд последнего Маяковский, очевидно, и вносил 50 процентов гонорара.

80

Стараюсь… жить нашей газетой… – Маяковский имеет в виду газету «Парижский вестник» (на русском языке), поддерживавшую советское правительство. В этой газете были помещены стихотворения из цикла «Париж» (№ 25, 3 июня; № 44, 24 июня), «Ялта – Новороссийск» (№ 35, 14 июня), отрывок из поэмы «Владимир Ильич Ленин» (№ 47, 28 июня).

Выставка – Всемирная художественно-промышленная выставка. Маяковский принимал участие в организации советского павильона, открывшегося 4 июня. С декабря 1924 по февраль 1925 года поэт присутствовал почти на всех заседаниях Комитета по его устройству и выполнил ряд практических заданий. За экспонированные на выставке рекламные плакаты ему была присуждена серебряная медаль.

Завтра начну писать для «Лефа». – По всей вероятности, речь идет о стихотворении «Верлен и Сезан».

Летчик Шебанов замечательный. – Летчик Н. П. Шебанов летал на самолетах советско-германского акционерного общества «Дерулюфт». Его воспоминания о Маяковском см. в газете «Вечерняя Москва», 1936, № 49, 29 февраля.

81

…получили вернувшегося из Москвы Морана – гнусность он… – Французский писатель Поль Моран вскоре опубликовал антисоветский очерк «Я жгу Москву», вызвавший протест прогрессивной общественности.

Буа (Буа де Булонь) – Булонский лес, парк в Париже.

82

Датировано адресатом.

Спасибо большое за Гиз… – Перед отъездом в Америку Маяковского обокрали. Госиздат телеграфно сообщил свое согласие возместить сумму, которая была выдана Маяковскому Торгпредством СССР в Париже.

…шлю для «Прибоя»… листок с текстом. – Речь, по-видимому, идет о тексте детской книжки «Гуляем», которая должна была выйти в издательстве «Прибой» (вышла в 1926 г.).

83

Santander – Сантандер – главный город одноименной провинции на севере Испании.

84

…(2) дорожные письма? – Л. Ю. Брик получила только одно письмо с дороги (от 22 июня).

Много работаю. – Маяковский написал за время плавания стихотворения: «Христофор Коломб», «Испания», «6 монахинь», «Атлантический океан», «Мелкая философия на глубоких местах», «Блек энд уайт».

Слово «Колумб» при подписи зачеркнуто Маяковским.

85

Датировано адресатом.

Я в Мексике уже неделю… – Маяковский приехал в Мексику 8 июля.

Если же Соединенных Штатов не выйдет… – Разрешение на въезд в США Маяковский получил 24 июля. Через три дня он выехал из Мексики. Видимо, по этой причине поездка в глубь страны не состоялась.

…около 15–20 сентября буду в Москве. – Маяковский вернулся в Москву 22 ноября.

…с секретарем посольства… – В. Я. Волынским.

…шлю стихи и беспокою тебя страшными просьбами. – Перечисленные стихотворения были впервые опубликованы: «Испания» – в газ. «Новый мир», Нью-Йорк, 1925, № 871, 14 августа (в СССР впервые в сб. «Испания. Океан. Гавана. Мексика. Америка», М. 1926); «Открытие Америки» («Христофор Коломб») – в «Красной газете», веч. вып., Л. 1925, № 270, 6 ноября; «6 монахинь» – в журн. «Прожектор», М. 1925, № 16; «Атлантический океан» – в газ. «Известия», М. 1925, № 185, 15 августа.

…дай «Лефу». – Речь идет, по всей вероятности, о запроектированном восьмом номере «Лефа», который не вышел из печати.

…письмо маме моей. – См. следующее письмо (А. А., О. В. и Л. В. Маяковским).

86

Публикуется впервые.

Датируется по содержанию. Приложено к предыдущему письму (адресованному Л. Ю. Брик).

…со всеми именинами и рождениями… – Кроме дня рождения самого Маяковского (19 июля) и его именин (28 июля), на июль и август приходились дни рождения О. В. и Л. В. Маяковских и день именин О. В. Маяковской.

87

Хранится у Л. Ю. Брик.

Опубликовано: альманах «Красная стрела», Нью-Йорк, 1932.

Додя, ты неисправим. – Д. Д. Бурлюк опоздал к условленному часу встречи.

Жду… для поездки в Филадельфию. – 23 октября Маяковский выехал в Филадельфию, где прочитал лекцию. Бурлюк, представлявший нью-йоркскую газету «Русский голос», сопровождал его в этой поездке.

88

Телеграмма.

Публикуется впервые.

В телеграмме указаны число и месяц; год определяется следующим: 9 ноября Маяковский находился в Париже в 1924, 1925 и в 1928 годах, но в 1924 году он возвратился в Москву 27 декабря, т. е. через полтора месяца с лишним, в 1925 году – 22 ноября, т. е. без малого через две недели, а в 1928 году – 8 декабря.

…помочь квартирой. – Жилищный отдел намеревался уплотнить квартиру Маяковских.

89

Опубликовано: «Маяковский».

…было много собачек, про которых я и пишу теперь стих. – Стихотворение «Краснодар» («Собачья глушь»).

Е́два-е́два… – Маяковский передает ударение распространенного в то время анекдота.

Счастливый Ося… я читал про его выступление… статью о киноплакате… – Маяковский имеет в виду заметку в «Известиях», М. 1926, № 37, 14 февраля, о диспуте в Колонном зале Дома союзов на тему «Литературная Россия» и статью О. М. Брика «Последний крик» – журн. «Советский экран», М. 1926, № 7.

…еду Тифлис… – Маяковский выехал в Тифлис 24 февраля.

Устроители – молодые. – Устроителями лекций были студенты из «Комиссии по изысканию средств помощи студентам I МГУ».

…вычесывать клещи лень, тем более из 20 000 экземпляров. – В 1925 году вышла третьим изданием в «Библиотеке «Огонька» поэма «Облако в штанах», последнюю строку которой «С клещами звезд огромное ухо» имеет в виду Маяковский.

…одной возиться с квартирой… – В апреле 1926 года Маяковский и Брики переехали в новую квартиру в Гендриковом переулке, теперь переулок Маяковского. Перед въездом в квартире был произведен большой ремонт. В бумагах поэта (БММ) сохранились лично им составленные проекты планировки, смета, задания и т. п. документы. Завершением ремонтных работ занималась Л. Ю. Брик.

90

БММ.

Публикуется впервые.

5 декабря 1925 года Маяковский заключил ряд договоров с Госиздатом, в частности на пьесу в 3-х действиях – «Драма» (позднее названную в договоре с Театром имени Вс. Мейерхольда «Комедия с убийством») и «Роман». От пьесы остались только наброски плана и несколько сцен. Роман не был написан. О его замысле можно судить по журнальной заметке: «В. Маяковский пишет роман по договору с Гиз. Место действия романа – Ленинград и Москва, время с 1914 года по наши дни. В центре романа изображение литературной жизни и быта, борьба школ и т. д.» (журн. «Книгоноша», М. 1926, № 10).

Просьба Маяковского была удовлетворена.

91

БММ.

Публикуется впервые.

Просьба Маяковского была удовлетворена. 28 апреля том был сдан в Госиздат.

92

Гос. театральный музей им. А. А. Бахрушина.

Опубликовано в журн. «Театр», М. 1960, № 4 (см. А. Февральский, «Маяковский и его пьесы»).

Датируется по содержанию.

На праздновании пятилетия Театра им. Вс. Мейерхольда было решено показать отрывки из всех спектаклей, поставленных в театре. Настоящая записка является ответом Маяковского на вопрос о том, какую сцену из «Мистерии-буфф» он считает наиболее подходящей для показа.

На юбилейном спектакле, состоявшемся 25 апреля 1926 года, было показано четвертое действие «Мистерии-буфф» («Рай»). Маяковский, бывший членом Общественного юбилейного комитета, выступил на вечере с речью (см. т. 12 наст. изд., стр. 298).

93

ИМЛИ.

Опубликовано: ПСС, т. 10, М. 1941, стр. 423–424.

Необходимо собрание сочинений дополнить пятым томом… – Договор на пятый том собрания сочинений был подписан 6 сентября 1926 года. Том вышел в 1927 году – ранее других.

…выпустить универсалкой поэму «Ленин»… – Поэма «Владимир Ильич Ленин» была издана Госиздатом в серии «Универсальная библиотека» в 1927 году. Остальные два сборника Госиздатом не были изданы потому, что параллельно готовилось собрание сочинений поэта, куда были включены стихи этих сборников.

Опыт дешевого издания «Огонька»… – В мае 1925 года в серии «Библиотека «Огонька» вышло третье издание поэмы «Облако в штанах».

…опыт, описанный в статье «Красной нови»… – Статья «Подождем обвинять поэтов» была опубликована в журн. «Красная новь», М. 1926, № 4.

94

Газ. «Маяк коммуны», Севастополь, 1926, № 153, 8 июля.

То же письмо было напечатано в газ. «Красный черноморец», Севастополь, 1926, № 152, 8 июля.

Датируется по содержанию.

6 июля в Севастопольском городском клубе имени лейтенанта Шмидта должна была состояться лекция Маяковского. Но по вине местных устроителей, нарушивших предварительную договоренность о порядке расчетов, лекция срывалась. Чтобы компенсировать собравшуюся публику, поэт предложил прочесть лекцию бесплатно, на что не согласился заведующий клубом, так как в кассу клуба должна была поступить часть дохода от вечера. Тогда Маяковский попросил организатора своих выступлений П. И. Лавута и представителя крымских литераторов Б. Н. Шабера написать объяснительные записки по этому поводу (последние сохранились в архиве поэта – БММ). Редакция газеты в своей приписке подтвердила правильность претензий В. В. Маяковского.

95

Опубликовано: «Маяковский».

…на Чатырдаге и на Ай-Петри не случается ничего, кроме красивых восходов… – Чатыр-Даг – горный массив в Крыму между Ялтой и Алуштой. Ай-Петри – название горной вершины. Описания крымских красот стали своеобразным трафаретом, над чем и иронизирует Маяковский.

96

БММ.

Опубликовано в кн. А. А. Маяковская, Детство и юность Владимира Маяковского, М. – Л. 1953 (факсимиле).

В Одессе я заходил… – Маяковский был в Одессе в 20-х числах июня.

97

Опубликовано: «Маяковский».

…может, от Драпкина. – Называя фамилию известного коммерсанта, Маяковский тем самым иронически подчеркивает, что неопределенный характер телеграммы дает возможность сделать самые невероятные предположения о личности ее автора.

98

Телеграмма. (Хранится у адресата.)

Опубликовано: ЛН – 65.

Литературовед В. А. Катанян в то время был сотрудником тифлисского издательства «Заккнига», выпустившего ряд книжек Маяковского, в частности «Разговор с фининспектором о поэзии». К моменту получения телеграммы книга уже была отпечатана и отправлена в Москву.

99

Авторизованная машинопись (БММ).

Опубликовано: «Маяковский».

Это и последующее (от 3 сентября 1926 г.) заявления Маяковского были рассмотрены районной налоговой комиссией 30 октября. Комиссия, – говорилось в ее решении, – «соглашаясь, что заработок плательщика связан с большими производительными расходами, полагает исчислять таковые в 30 % от суммы 9935 руб., т. е. 2980 р., оставив к обложению 6955 р.».

«Гавана, Ат. океан». – «Испания. Океан. Гавана. Мексика. Америка», Государственное издательство, М. 1926.

«Гавана» – Маяковский имеет в виду стихотворение «Блек энд уайт», напечатанное в журнале «Красная новь», М. 1926, № 1.

«Индейцы». – Речь идет о стихотворении «Свидетельствую», напечатанном в журн. «Красная нива», М. 1926, № 17.

Американское путешествие… – Маяковский находился в поездке по Западной Европе и Америке с конца мая до конца ноября 1925 года.

Я имею, согласно… разрешен<ия> ВСНХ, специальное помещение… – ВСНХ – Высший совет народного хозяйства. Маяковский имел разрешение на сохранение за собой комнаты в доме ВСНХ (Лубянский проезд, д. 3, кв. 12), как рабочего кабинета, дополнительно к квартире в Гендриковом переулке, очень небольшой по размерам. Для сохранения двух жилых помещений в разных районах требовалось специальное разрешение.

Библиография полного собрания сочинений… – Библиографию по просьбе поэта составили В. А. Силлов (первый вариант) и П. В. Незнамов (окончательный текст).

…продано в Гиз полное собрание сочинений… – Договор был заключен 26 марта 1925 года.

«Как писать стихи». – Речь идет о первой части статьи «Как делать стихи?», опубликованной в журн. «Красная новь», М. 1926, № 6.

«В мастерской стиха» – «Новый мир», М. 1926, № 7–8; вторая часть статьи «Как делать стихи?».

100

БММ.

Дата определяется по помете на документе.

Опубликовано: «Маяковский».

См. прим. к предыдущему письму*.

101

Машинописная копия (БММ).

Опубликовано: В. В. Маяковский, Кино, изд. «Искусство», М. – Л. 1937.

В августе 1926 года Маяковский сдал ВУФКУ (Всеукраинскому фотокиноуправлению) сценарии «Дети» и «Слон и спичка».

…в своей совершенно правильной и лестной для ВУФКУ заметке… – Очевидно, речь идет об ответе Маяковского на анкету о кино в журн. «Новый зритель», М. 1926, № 35 от 31 августа (см. т. 12 наст. изд., стр. 125). Судя по письму Б. Я. Лифшица от 15 сентября, сохранившемуся в архиве поэта (БММ), Репертком Украины понял слова поэта («всякое выполнение «литераторами» сценариев вне связи с фабрикой и производством – халтура разных степеней. Поэтому с завтрашнего дня я рассчитываю начать вертеться на кинофабрике…») как свидетельство о том, что он сдал ВУФКУ халтурные сценарии. Репертком отказался их принимать, и вместе с письмом Лифшица Маяковскому были отосланы сценарии для дальнейшей их «отшлифовки». «Посылаю <…>, – писал Б. Я. Лифшиц, – по 1 экз. переданных нам сцен<ариев> и прошу их отшлифовать – лишив их признаков халтуры, исходящей от неполного знакомства с делом! Вам это тем более легко, что теперь вы ведь работаете в кино (искренне поздравляю Госкино и Роома)». Очевидно, речь шла о фильме А. М. Роома «Евреи на земле», к которому Маяковский сделал надписи (см. т. 11 наст. изд., стр. 425).

Сценарий к десятилетию Октября я возьмусь делать с удовольствием. – В письме от 23 сентября Лифшиц предлагал Маяковскому тему для сценария к десятилетию Октябрьской революции: «В противовес обычным пафосно-торжественным фильмам – дать ленту веселую – добродушного смеха.

Идея моего фильма такова: некоему российскому обывателю подкинут ребенок. Обыватель в ужасе – клянет его (ребенка), желает ему бесконечных болезней – от одной он должен умереть. Но все болезни не берут ребенка – живучий, подлец!

Так рос ребенок, и теперь уже обыватель не может, да и не хочет его смерти. Расшифрую свою аллегорию: обыватель и есть наш обыватель. Ребенок – советская власть. Болезни – Деникин, Врангель, голод, тиф и т. д.

Мне думается, что фильм может получиться интересным. Я говорил об этом с Н. Н. Асеевым – ему моя идея понравилась. Мы пришли к одному выводу – сценарий может написать только Маяковский или тот же Асеев, но при участии Маяковского! Ваше мнение?..» (БММ).

…предлагаем историйку двух обывательских братцев… – Сразу же по приезде в Харьков (11 октября), где тогда помещалось правление ВУФКУ, Маяковский заключил договор на киносценарий «Десять Октябрей», в дальнейшем названный «Октябрюхов и Декабрюхов». В работе над этим сценарием О. М. Брик не участвовал. Договор на сценарий был подписан 11 октября 1926 года. Фильм по сценарию был поставлен на Одесской кинофабрике ВУФКУ, вышел на экраны в 1928 году.

102

БММ.

Публикуется впервые.

Комиссия, рассматривавшая заявление Маяковского, постановила: «Понизить доход до 4968 р.».

103

Опубликовано: «Маяковский».

Езжу как бешеный. – За семь дней с 22 по 29 ноября Маяковский выступил девять раз.

Опасно жить, как говорит писательница Эльза Триоле. – В повести «Земляничка» Эльзы Триоле (написана на русском языке, изд. «Круг», Л. 1926) есть глава «Опасность жизни».

Не знаю пока, поеду ли в Киев… – В Киев Маяковский должен был ехать (и поехал) на следующий день в связи с работой над киносценариями для ВУФКУ.

Осик, смотри за Лефом… – Обращение к О. М. Брику связано с подготовкой к выпуску первого номера журнала «Новый Леф», ответственным редактором которого был В. В. Маяковский.

104

Публикуется впервые.

…переговоры с издательствами… – По всей вероятности, речь идет о намерении немецкого прогрессивного издательства «Malik Verlag» выпустить сборник Маяковского.

105

Авторизованная копия на чешском языке (БММ).

Публикуется впервые.

Петр Вацлав – владелец чешского издательства (Прага, 1921–1949), в котором вышла в 1925 году поэма Маяковского «150 000 000» в переводе Богумила Матезиуса. По словам В. Петра, перевод книги Маяковского был поручен Юлиусу Фучику, но при аресте последнего перевод наряду с остальным его архивом был уничтожен (эти сведения сообщены директором Пражской Национальной библиотеки д-ром Ярославом Кунцем).

В 1929 году в чешском прогрессивном журнале «Tvorba» (1929, № 4, стр. 230–232) был опубликован отрывок из этой книги: «Чикаго». Переводчики его скрылись под инициалами «A. F.» и «J. F.». Чехословацкий литературовед Ян Йиша, основываясь на свидетельстве Густы Фучиковой, убедительно доказывает, что ими были Абрам Фельдман и Юлиус Фучик. (В то время Фучик еще не знал русского языка.) (См. Jan Jíša, Česká poesie dvácátych let a básnici sovětského Ruska, Praha, 1956, str. 293.)

106

Письмо не окончено и не было отправлено. Сохранилось в бумагах поэта, находящихся у адресата.

…думал о машине… – Маяковский собирался купить в Париже автомобиль, но это удалось осуществить только в следующую поездку – полтора года спустя.

Сегодня у меня большой вечер в Париже. – Маяковский выступал в кафе «Вольтер» на вечере, организованном «Союзом советских студентов» во Франции.

…по разным авто-аэроделам. – Ю. Н. Флаксерман в 1927 году работал в ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт).

…десятого читаю в Берлине… – 10 мая Общество советско-германского сближения устроило встречу Маяковского с немецкими учеными, писателями, журналистами.

…пока не дают визы… – Польскую визу Маяковский в дальнейшем получил и пробыл в Варшаве с 12 по 21 мая.

Чехи встречали замечательно… – Поэт выступал 26 апреля в Праге в Вииоградском народном доме.

О пребывании Маяковского в Берлине, в Варшаве и до этого в Праге см. его очерк «Ездил я так».

107

ЦГАЛИ.

Публикуется впервые.

Первоначальный план поездки по городам Крыма и Кавказа был изменен по совету организатора выступлений Маяковского в 1926–1930 годах П. И. Лавута; поэт начал свои выступления с городов Украины (Харьков, Луганск, Сталино). Маяковский выехал из Москвы 24 июля.

108

Телеграмма (ЦГАЛИ).

Опубликовано в журн. «Знамя», М. 1940, № 4–5 (см. П. И. Лавут, «Маяковский едет по Союзу»).

Лекции в Харькове, Луганске и Сталино состоялись 25–31 июля.

В воспоминаниях о Маяковском П. И. Лавут пишет: «Опасения Маяковского оказались напрасными. Везде было полно. И в Харькове количество слушателей было даже больше, чем зимой» («Знамя», М. 1940, № 4–5).

109

ИМЛИ.

Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 533.

Датируется по резолюции сотрудника отдела О. М. Бескина: «Согласен. 22.VII.27».

Речь идет о поэме Маяковского «Хорошо!», первоначально имевшей другие заглавия («Октябрь», «25 октября 1917»).

110

Телеграмма (ЦГАЛИ).

Публикуется впервые.

Датируется в соответствии с днем получения телеграммы «25 июля».

Могу начать двадцать пятого июля… – Поездка, начавшаяся выступлением 25 июля в Харькове, продолжалась в августе в Крыму и закончилась в первой половине сентября на кавказских Минеральных Водах.

111

Машинописная копия (БММ).

Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 533.

Шлю окончание поэмы. – Речь идет о поэме «Хорошо!», первые части которой были сданы 4 и 22 июля.

112

Опубликовано: «Маяковский».

…наши бульдоги – щенки, родившиеся у собаки Бульки.

Читал 2 раза Луганске… – Маяковский выступал 27 и 28 июля в Луганске; 29 июля в Сталино; 4 августа в Симферополе; 5 августа в Севастополе; 8 августа в Алуште.

Живу в Ялте с Горожаниным… – Живя в Ялте, Маяковский написал вместе с В. М. Горожаниным киносценарий «Инженер д’Арси». Сценарий был сдан 25 августа 1927 года на ялтинскую фабрику ВУФКУ, однако фильм по нему поставлен не был.

…получила ли «Мол<одая> гвардия» мою вторую часть поэмы. – В журнале «Молодая гвардия» были напечатаны 9-12 главы поэмы «Хорошо!» (1927, № 10).

Ред. план – редакционно-плановый отдел Госиздата. Без утверждения этого отдела творческая заявка не могла быть оформлена договором. Редплан принял предложение поэта. 19 сентября договор на шестой том собрания сочинений был заключен.

…с отрывком, посланным для «Лефа»… – В журнал «Новый Леф» № 7 Маяковский послал 19 главу поэмы «Хорошо!».

113

Черновой автограф телеграммы (ЦГАЛИ).

Опубликовано в журн. «Звезда», Л. 1957, № 7 (см. Сим. Дрейден, «Двадцать пятое»).

Датируется по содержанию.

Режиссер Н. В. Смолич, ставивший в Ленинградском Малом оперном театре спектакль «Двадцать пятое» (в основу которого были положены главы 2–8 поэмы «Хорошо!»), приехав 22 августа в Симферополь, дал телеграмму П. И. Лавуту с просьбой сообщить маршрут Маяковского. Ответ Маяковского написан на телеграмме Смолича.

По свидетельству журнала «Рабочий и театр» (Л. 1927, № 36, 6 сентября) «Маяковскому очень понравился разработанный Смоличем проект представления, и он значительно проработал литчасть спектакля».

Премьера спектакля «Двадцать пятое» состоялась 6 ноября 1927 года.

114

Телеграмма.

Сообщите Госиздату название Октябрьской поэмы Хорошо. – В телеграмме впервые упоминается окончательное название поэмы – «Хорошо!».

Переставь последним предпоследнее стихотворение. – Маяковский вначале предполагал закончить поэму 18 главой. Ей предшествовала глава, ставшая затем 19.

115

Авторизованная машинопись (ИМЛИ).

Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 534.

На письме Маяковского сохранились пометки неустановленного лица: против п. п. 1 и 2 – «Обложка уже заказана (клише) [исполнить просьбу нельзя]». Затем взятые в квадратные скобки слова были зачеркнуты и приписано: «исполнено». Но последнее относилось только к титульному листу. На обложке было снято слово «Октябрь» и поставлено «Хорошо!», однако цифры «25» и «1917» остались.

Против п. 3 пометка: «19, а не 23». Почему Маяковский поставил цифру «23», непонятно. Даже во время чтения он разбивал поэму лишь на 22 главки.

Две последние просьбы Маяковского были исполнены издательством.

116

Машинописная копия (ИМЛИ).

Полностью публикуется впервые.

Просьба Маяковского была удовлетворена.

Работа над «Драмой» и «Романом»… – См. письмо Маяковского в литературно-художественный отдел Госиздата от 15 марта 1926 года и прим. к нему (стр. 82 и 325*).

117

ЦГАЛИ.

Публикуется впервые.

Выступления Маяковского в октябре 1927 года были почти целиком посвящены чтению только что законченной поэмы «Хорошо!». Кроме того, поездка в Ленинград была связана с предстоявшей постановкой в Малом оперном театре спектакля «Двадцать пятое» по тексту глав 2–8 этой поэмы Маяковского. 6 октября 1927 года БОРО (Бюро обслуживания рабочих организаций) обратилось к поэту с предложением организовать его вечер в зале Академической капеллы и ввести в программу несколько сцен из спектакля. 26 октября начались ленинградские выступления поэта, продолжавшиеся до 3 ноября.

118

Телеграмма (Отдел рукописей Ленинградского Театрального музея).

Опубликовано в журн. «Звезда», Л. 1957, № 7 (см. Сим. Дрейден, «Двадцать пятое»).

…привезу текст. – Вероятно, в телеграмме идет речь о тексте финального хора и апофеоза для спектакля «Двадцать пятое». «26 октября Маяковский действительно приехал в Ленинград и сразу же передал театру текст апофеоза. Этот текст – строки из финала «Октябрьской поэмы»: „Радость прет. Не для вас уделить ли нам?! Жизнь прекрасна и удивительна“» (Сим. Дрейден, Двадцать пятое, «Звезда», Л. 1957, № 7, стр. 187).

119

Рукопись неустановленного лица. Подпись – автограф Маяковского (БММ).

Публикуется впервые.

…фотографии Ленина с кинокадра фильма Э. Шуб… – К десятилетию Октябрьской революции вышел фильм «Великий путь», смонтированный режиссером Э. И. Шуб из материалов документальных киносъемок.

Просьба Маяковского была удовлетворена, и на обложке журнала был помещен портрет Ленина.

120

Рукописная копия (ЦГАЛИ).

Публикуется впервые.

Датируется по содержанию: № 7 «Нового Лефа» вышел из печати в октябре 1927 года. № 8–9 «Нового Лефа» вышел в начале ноября.

…поэмы Асеева и Маяковского, посвященные 10-летию Октябрьской революции. – Речь идет о поэмах Асеева «Семен Проскаков» и Маяковского «Хорошо!».

121

Хранится у адресата.

Публикуется впервые.

122

Хранится у С. И. Кирсанова.

Опубликовано: Катанян – 56.

Датируется С. И. Кирсановым.

Маяковский не мог выступить в клубе, так как 20 ноября выехал в турне по Украине, Северному Кавказу и Закавказью.

123

БММ.

Опубликовано: ПСС, т. 10, М. 1941, стр. 439.

…я повидал «Леф» в рукописи. – Речь идет о № 10 журнала «Новый Леф», куда Маяковский послал статью «Расширение словесной базы» и небольшую хроникальную заметку о выступлениях в Ленинграде, Москве, Харькове 26 октября – 22 ноября, которая в журнале напечатана не была (см. стр. 276 наст. тома).

124

Публикуется впервые.

С 28 ноября по 13 декабря Маяковский выступал в Ростове, Армавире, Баку и Тифлисе; в Кутаисе он не был. В Москву возвратился 17 декабря.

125

Черновой автограф в записной книжке 1927 года, № 51 (БММ).

Публикуется впервые.

Адресат в черновике не указан; здесь дается предположительно.

Датируется по содержанию.

Говоря о «непрерывных выступлениях с 26 октября», Маяковский имел в виду следующее: он начал доклады и чтения своих произведений 26 октября в Ленинграде, а затем, до приезда в Тифлис, выступал в Москве, Харькове, Ростове, Новочеркасске, Таганроге, Армавире и Баку, – за 43 дня он выступил 34 раза.

По-видимому, из-за переутомления он решил было прервать свои выступления. При этом он поручил организатору выступлений П. И. Лавуту урегулировать все материальные обязательства по отношению к ряду организаций. В записной книжке поэта вместе с черновиком публикуемого письма сохранился написанный его рукой проект справки, которую должен был дать ему Лавут:

«Удостоверяю, что мной урегулированы в Тифлисе в связи с перерывом выступлений Маяковского все материальные обязательства по отношению к организациям, сдавшим помещения под выступления, а также к обслуживающему техническому персоналу.

По отношению к В. Маяковскому в связи с устройством нет и не может быть никаких материальных претензий».

Можно полагать, что, намереваясь уехать из Тифлиса раньше намеченного срока, Маяковский хотел опубликовать это письмо в «Заре Востока» или в другой тифлисской газете.

Но все-таки доклады и чтения были продолжены, и 12 декабря Маяковский выступил перед пролетарскими писателями, а поэтому надобность в письме и справке отпала.

126

ЦГАЛИ.

Опубликовано: газ. «Вечерняя Москва», М. 1959, № 211, 7 сентября (см. «Документы о Маяковском»).

Адресат определяется по содержанию и по месту первоначального хранения заявления – в архиве писателя П. Д. Германа, работавшего в 1928 году в эстрадной секции МОДПиК.

Считаю невозможным… недопустимым. – По-видимому, слово «недопустимым» должно было заменить слово «невозможным», но последнее осталось невычеркнутым.

В. И. Качалов – читал произведения Маяковского с октября 1922 года. В октябре 1922 года Качалов писал из Праги Вл. И. Немировичу-Данченко: «Выучил и начал читать Маяковского «Приключение на даче с солнцем» (это в сборнике «Лирень»). На публике еще не пришлось читать, но в компании интимной, говорят, хорошо читаю. Даже строгие судьи одобряют» («Василий Иванович Качалов», изд. «Искусство», М. 1954, стр. 536). Лично встречался с поэтом в Ленинграде в июне 1927 года. Видимо, уже после выхода поэмы «Хорошо!» послал Маяковскому восторженное письмо, в котором сообщил, что готовится исполнять поэму с эстрады. «Буду учить – уже начал работать – и буду читать хотя бы отрывки, если ничего не имеете против» («Ежегодник МХАТ», 1948, ч. 2, изд. «Искусство», М. 1951, стр. 631). Высоко оценивая актерское мастерство Качалова, Маяковский не был полностью удовлетворен его исполнением: «Нет, хорошесть авторской читки не в актерстве. В. И. Качалов читает лучше меня, но он не может прочесть так, как я» (т. 12 наст. изд., стр. 163).

В репертуаре В. И. Качалова к 1928 году были следующие произведения Маяковского: «Гейнеобразное», «Хорошее отношение к барышне», «Необычайное приключение…», «Юбилейное», отрывки из поэм «Про это» и «Хорошо!».

Гаркави М. Н. – артист эстрады. Один из первых исполнителей произведений Маяковского. По просьбе поэта читал в 1919 году в «Кафе поэтов» первую часть поэмы «Облако в штанах», стихотворения «А вы могли бы?», «Военно-морская любовь», «Необычайное приключение…».

Ильинский И. В. – в то время артист Гос. театра имени Вс. Мейерхольда. В двадцатые годы читал «Гимн судье», «Необычайное приключение…», «Прозаседавшиеся».

Каминская Э. М. – артистка эстрады, одна из первых исполнительниц произведений Маяковского.

«Синяя блуза» – вид эстрадного театра, возникший в 1923 году в Москве и получивший широкое распространение на профессиональной и на самодеятельной сцене. Исполнители были одеты в специальные костюмы – синие блузы. Маяковский, сочувственно относившийся к «Синей блузе», неоднократно помещал свои произведения как материал для исполнения с эстрады в журнале «Синяя блуза» (М. 1926, №№ 25, 27–28, 32; 1927, № 5–6; 1928, № 3).

Из других исполнителей произведений Маяковского в двадцатых годах известны артистки О. В. Гзовская («Наш марш»), В. Л. Юренева («Облако в штанах»), С. Г. Вышеславцева («Война и мир», «150 000 000» и «Владимир Ильич Ленин»).

С 1919 года начали читать Маяковского в красноармейской аудитории Н. А. Голубенцев (ряд стихотворений, «Облако в штанах», впоследствии и другие поэмы) и В. Н. Яхонтов («Хорошее отношение к лошадям», «Необычайное приключение…», поэмы «Война и мир» и «150 000 000»). В 1925 году в свою композицию «Ленин» Яхонтов включил отрывки из поэмы Маяковского «Владимир Ильич Ленин». Одновременно с ними на любительских концертах начал исполнять произведения Маяковского Г. В. Артоболевский, который с 1927 года стал выступать как профессиональный чтец. Читал Маяковского в эти годы и Антон Шварц.

127

Телеграмма (ЦГАЛИ).

В телеграмме стоят день и месяц. Год определяется по содержанию.

Полностью публикуется впервые.

21 января Маяковский выехал в лекционную поездку в Казань, Свердловск, Пермь, Вятку.

128

ИМЛИ.

Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 539.

Жалоба на цену неоднократно подымалась в письмах и печати. – См., например, рисунок в газ. «Вечерняя Москва», 1927, 19 ноября и рецензию И. Беспалова на книгу Маяковского «Хорошо!» в газ. «Правда», М. 1927, 28 декабря. Второе издание поэмы «Хорошо!» вышло в сентябре 1928 года. Стоимость книги была вдвое снижена против стоимости первого издания.

129

ЦГАЛИ.

Публикуется впервые.

В лекционную поездку по городам Украины Маяковский выехал 25 февраля, несколько изменив маршрут (Днепропетровск, Запорожье, Бердичев, Житомир, Киев, Винница, Одесса, Киев).

130

Телеграмма.

Печатается по публикации в газ. «Чорноморська Коммуна», Одесса, 1940, № 76, 30 марта (см. Р. Шен, «Маяковский в Одессе. Приезд в 1928 году»).

Датируется по содержанию.

Я. А. Богачинский был администратором выступлений Маяковского в Одессе, назначенных на 2 марта, а затем перенесенных на 10 и 11 марта. Однако и в эти дни выступления из-за болезни поэта не смогли состояться. П. И. Лавут телеграфировал Богачинскому из Нежина: «Предписанию врачей Маяковскому запрещено выступать неделю. Потому перенесите выступление на двадцатое, которое категорически и определенно состоится. Выедем восемнадцатого из Москвы». Чтобы подтвердить свой приезд, поэт дал публикуемую телеграмму.

22 марта в зале Горсовета состоялся вечер Маяковского «Слушай новое».

131

Авторизованная машинопись (ИМЛИ).

Полностью публикуется впервые.

На заявлении сохранились пометы заведующего Госиздатом А. Б. Халатова, который указывал, что «жалоба т. Маяковскою справедлива – действительно просрочили издание на год с лишним», предлагал «ускорить выпуск. Наметить реальные календарные сроки выпуска и их выдержать» и т. д. Принятые меры способствовали в дальнейшем планомерному выпуску собрания сочинений.

…один разрозненный V том издан… – пятый том собрания сочинений, с которого началось издание, вышел в свет в июне 1927 года. Последующие второй и третий тома были подписаны к печати в мае 1928 года.

132

ИМЛИ.

Публикуется впервые.

Просьба была удовлетворена. См. стр. 82 и 325*.

133

Телеграмма (ЦГАЛИ).

Опубликовано в журн. «Театр», М. 1960, № 4 (см. А. Февральский, «Маяковский и его пьесы»).

Маяковский и Театр им. Вс. Мейерхольда подписали 23–24 марта 1926 года «согласительную записку» о том, что Маяковский через две недели представит театру пьесу «Комедия с убийством». Однако, занятый множеством работ, он, несмотря на неоднократные напоминания В. Э. Мейерхольда, не написал этой пьесы (от нее остались лишь черновые наброски, см. т. 11 наст. изд., стр. 412).

В 1928 году театр, имея в репертуаре три пьесы классиков, не располагал новыми высококачественными пьесами советских писателей, и В. Э. Мейерхольд 4 мая прислал из Свердловска, где тогда гастролировал театр, следующую телеграмму (ЦГАЛИ):

«Москва, Гостеатр Мейерхольда, Февральскому, передать Маяковскому.

Последний раз обращаюсь твоему благоразумию. Театр погибает. Нет пьес. От классиков принуждают отказаться. Репертуар снижать не хочу. Прошу серьезного ответа: можем ли мы рассчитывать получить твою пьесу в течение лета. Телеграфь срочно: Свердловск, Центральная гостиница.

Мейерхольд».

Эта телеграмма была прочитана Маяковскому, в то время болевшему, по телефону. Он сказал, что подумает. На его ответной телеграмме дата «12». Мейерхольд был в Свердловске в мае и в июне, но, по-видимому, Маяковский ответил ему через несколько дней, поэтому телеграмма датируется маем.

Семь месяцев спустя после этого ответа появилась и пьеса – это была комедия «Клоп».

134

Авторизованная машинопись (ЦГАЛИ).

Публикуется впервые.

На письме резолюция А. И. Свидерского: «Ходатайство поддерживаю в сумме 2000 рублей в иностранной валюте. Так как эта командировка не Наркомпроса, то валюта должна быть выдана не за счет лимита Наркомпроса».

Главискусство послало письмо, аналогичное содержанию резолюции, в Мосфинотдел. Туда же еще раньше было направлено и следующее письмо редакции газеты «Комсомольская правда» от 14 июня:

«Тов. Маяковский командируется ЦК ВЛКСМ и редакцией газеты «Комсомольская правда» в шестимесячную поездку по маршруту Москва, Владивосток, Токио, Буэнос-Айрес, Нью-Йорк, Париж, Рим, Константинополь, Батум.

ЦК ВЛКСМ и «Комсомольская правда» просят дать тов. Маяковскому разрешение на вывоз необходимой для поездки и жизни за границей суммы в иностранной валюте.

Вопрос о поездке согласован с Агитпропом ЦК ВКП(б).

Секретарь ЦК ВЛКСМ Мильчаков.

Ответственный редактор «Комсомольской правды» Костров».

Сохранившаяся на копии письма приписка А. И. Свидерского свидетельствует, что уже в июле этот вопрос был в принципе разрешен: «Наркомфину Н. П. Брюханову. Очень прошу удовлетворить просьбу т. Маяковского в сумме 1000 долларов, о каковой мы с вами договорились по телефону 2 месяца назад. 2.IX-28 г.».

Особое валютное совещание при Наркомфине, рассматривавшее заявление Маяковского 5 октября 1928 года, разрешило Маяковскому вывезти за границу «1000 (одну тысячу) долларов с правом покупки валюты в банке». Деньги были получены Маяковским 6 октября. Однако Маяковский, выехав из Москвы 8 октября, ограничился посещением Берлина и Парижа.

Оказать содействие в деле возобновления полученного заграничного паспорта по упомянутому маршруту. – Поездка за границу должна была состояться еще в апреле 1928 года, но из-за болезни Маяковского сорвалась. Заграничный паспорт был выдан Маяковскому 28 марта 1928 года.

135

ИМЛИ.

Публикуется впервые.

На заявлении имеется резолюция главного редактора отдела Г. Б. Нерадова, помеченная 29 июня, что дает возможность датировать письмо.

Предложение было принято из расчета оплаты 250 рублей за лист.

Номера 7-10 пропущены Маяковским.

14) Дон-хоз-расчет. – Окончательное название: «Не все то золото, что хозрасчет».

15) Драже. – Окончательное название: «Трус».

16) Работникам стиха и прозы. – Полное название: «Работникам стиха и прозы, на лето едущим в колхозы».

18) Безработица. – Окончательное название: «Безработный».

19) Слегка нахальные стихи. – Полное название: «Слегка нахальные стихи товарищам из Эмкахи».

20) Летом люди ездят на отдых. – Окончательное название: «Мы отдыхаем».

24 и 25) Кулак, Буржуй нуво. – Общее название: «Лицо классового врага».

31) Культурная революция. – Окончательное название: «Сердечная просьба».

32) Рассказ литейщика. – Полное название: «Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру».

34) Даешь свистки! – Окончательное название: «Даешь тухлые яйца».

36) Гимназисты. – Окончательное название: «Гимназист или строитель».

37) Богемец. – Неясно о каком стихотворении идет речь.

39) В Москву! – Окончательное название: «Три тысячи и три сестры».

40) Майский марш. – Окончательное название: «Солнечный флаг».

41) Весенняя песня. – Окончательное название: «Майская песенка».

136

Телеграмма (ЦГАЛИ).

Публикуется впервые.

Датируется по содержанию.

Должен быть Москве около пятнадцатого августа… – Маяковский возвратился в Москву 11 августа.

Необходимо течение сентября перед заграницей читать Москве, Ленинграде, Харькове. – Маяковский выехал за границу 8 октября. Перед этим он прочитал ряд лекций в Москве и Ленинграде.

137

Телеграмма. (Хранится у В. А. Катаняна.)

Опубликовано: ЛН – 65.

Телеграмма является ответом на письмо В. М. Горожанина от 29 июня из Харькова с приглашением погостить у него: «Предлагаю вам приехать ко мне на несколько дней… В отпуск еду 1 августа. Еще не знаю куда. Вы проедете раньше, дайте телеграмму…» (БММ).

138

Машинописная копия (БММ).

Опубликовано: Катанян – 45.

Датируется по дням сдачи рукописи (см. далее) и отъезда Маяковского в Крым (23 июля).

Письмо связано с изданием сборника «Школьный Маяковский», рукопись которого поэт сдал в Госиздат 13 июля 1928 года. Рукопись рассматривалась 18 сентября 1928 года на 223 заседании комиссии по просмотру учебников при научно-педагогической секции ГУС (Государственного ученого совета), где было принято решение: «Допустить при условии внесения исправлений, указанных в рецензии, и согласования этих исправлений с тов. Фрейманом» (ЦГАЛИ). 22 февраля 1929 года сборник был вторично сдан в издательство.

Резолюция Луначарского неизвестна. Однако можно предполагать, что она была положительной, так как в вышедшей в сентябре 1929 года книге есть все те произведения, на включении которых настаивал Маяковский.

139

Телеграмма.

Опубликовано в журн. «Крокодил», М. 1930, № 12.

Датируется по содержанию.

Стихотворение было опубликовано в журн. «Крокодил», М. 1928, № 29.

140

Машинописная копия (БММ).

Опубликовано: В. В. Маяковский, Кино, М. Госкиноиздат, 1940.

10 апреля 1923 года Маяковский получил телеграмму ВУФКУ, сообщавшую, что его сценарии «Товарищ Копытко» («Долой жир!») и «Жизнь одного нагана» Реперткомом отклонены. В последовавшем за ней разъяснении (5 мая 1928 г.) говорилось, что по постановлению Высшего кинорепертуарного комитета Украины от 6 апреля 1928 года сценарии не разрешены к постановке, причины, вызвавшие это запрещение, не были названы.

ВУФКУ не приняло предложения Маяковского погасить задолженность другими сценариями и не согласилось с требованием поэта учесть его расходы, связанные с поездками в Киев, где помещалось правление ВУФКУ.

Прошу вас распорядиться о присылке мне мотивированной выписки запрещения. – В бумагах поэта выписка не обнаружена. По всей вероятности, она не была выслана.

…по непосредственному заказу т. Шуба… – А. И. Шуб занимал до И. О. Воробьева должность председателя правления ВУФКУ.

…были приняты как либретто и тема с предложениями о дополнениях и изменениях, кои мной и были внесены… – Маяковский сдал московскому представительству ВУФКУ 30 сентября 1927 года сценарий «История одного нагана» и либретто сценария «Долой жир!». 8 марта 1928 года в Киеве он, как свидетельствует расписка (БММ), сдал ВУФКУ сценарии «Товарищ Копытко» («Долой жир!») и «Жизнь одного нагана» (по-видимому, последний был переработкой текста сценария «История одного нагана», сданного 30 сентября 1927 г.).

141

Хранится у Г. А. Санникова.

Опубликовано: ПСС, т. 9, М. 1941, стр. 483.

В журнале «Красная новь», М. 1928, № 8, была опубликована статья Д. Тальникова «Литературные заметки». В главах 5 и 6, названных «Дежурное блюдо Маяковского», автор обрушился на очерки «Мое открытие Америки» и американские стихи. На статью Тальникова Маяковский ответил стихотворением «Галопщик по писателям».

142

ЦГАЛИ.

Опубликовано в журн. «Знамя», М. 1940, № 6–7 (см. П. Лавут, «Маяковский едет по Союзу»).

Датируется по пометам на копии (ЦГАЛИ).

Вечер состоялся 26 сентября 1928 года в Большой аудитории Политехнического музея.

143

ЦГАЛИ.

Публикуется впервые.

С лекцией «Левей Лефа» Маяковский выступил 29 сентября в зале Академической капеллы (Ленинград).

144

ИМЛИ.

Полностью публикуется впервые.

На письме резолюция зав. отделом Г. Б. Сандомирского: «Не возражаю».

К письму рукой неустановленного лица сделана приписка: «Все корректуры собрания сочинений и др. прошу давать тов. Брик Осипу Максимовичу, Москва, Воронцовская ул., Гендриков пер., д. 15, кв. 5. Тел. 2-35-79».

…отправляюсь в отпуск… – В тот же день Маяковский выехал за границу.

…для заканчивания почти выполненной работы. – Маяковский, по-видимому, имел в виду комедию «Клоп».

145

…я в Париже… – Маяковский жил в Париже с 5 октября.

…еду… в Ниццу… – В Ницце Маяковский пробыл всего несколько дней и вернулся в Париж.

Пискатор пока что прогорел. – Немецкий режиссер Эрвин Пискатор организовал в сентябре 1927 года в Берлине свой экспериментальный политический театр, имевший в первое время громадный успех. Революционная направленность театра Пискатора, видимо, и побудила Маяковского предложить ему свою пьесу «Клоп». Однако в 1928 году из-за неблагоприятно сложившихся обстоятельств театр неожиданно потерпел финансовый крах.

Парижских ауспиций не видать (мелкие лекциишки)… – Ауспиции – предсказания, виды на будущее. Здесь в смысле: парижские планы не оправдались.

«Малик» – немецкое прогрессивное издательство, с которым Маяковский был связан со времени издания перевода «150 000 000» (1924). Договор на издание пьесы и других произведений был подписан 20 февраля 1929 года, во время следующей заграничной поездки.

…смотрел специально автосалон. – Маяковский собирался купить автомобиль.

Шалито. – Речь идет о члене правления «Межрабпомфильма» Е. М. Шалыто. Л. Ю. Брик просила прислать куски заграничной кинохроники для использования в фильме «Стеклянный глаз», который она снимала совместно с В. Л. Жемчужным.

146

Телеграмма.

Веду сценарные переговоры… – Сохранилось краткое изложение на французском языке содержания сценария Маяковского «Идеал и одеяло», которое, возможно, служило темой переговоров.

147

…раздракониваю пьесу и сценарий. – Пьеса «Клоп»; сценарий, по-видимому, «Идеал и одеяло».

…твое письмо о «Киноглазе». – Речь идет о фильме «Стеклянный глаз» (см. выше).

…телефонируй… Кострову, что стихи я пишу… – Маяковский имеет в виду «Стихотворение о проданной телятине» (газ. «Комсомольская правда», М. 1928, № 292, 16 декабря), «Стихи о красотах архитектуры» (журн. «Огонек», М. 1928, № 52, 23 декабря), «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» (журн. «Молодая гвардия», М. 1929, № 1).

…если тебе попался для корректуры том… – Л. Ю. Брик корректировала т. IV Собрания сочинений Маяковского.

…буду делать не позднее 8-10. – Маяковский вернулся в Москву 8 декабря.

Окончание реношных перипетий… – т. е. покупки автомобиля марки «Рено».

148

ЦГАЛИ.

Публикуется впервые.

В середине января Маяковский выехал на несколько дней в Харьков. Из-за болезни горла выступления в других городах не состоялись.

149

ИМЛИ.

Полностью публикуется впервые.

Предложение Маяковского встретило поддержку работников отдела: 18 января был разработан проект договора, а 1 февраля он был подписан, с несколько измененной суммой гонорара.

150

Рукописная копия (ЦГАЛИ).

Публикуется впервые.

Афиша готовилась для предстоящей поездки по Кавказу и Крыму. См. ее на стр. 170 наст. тома.

151

ЦГАЛИ.

Публикуется впервые.

Лекционная поездка Маяковского по Кавказу и Крыму продолжалась с 21 июля по 18 августа.

152

Авторизованная машинопись (ИМЛИ).

Публикуется впервые.

Письмо вызвано предложением Госиздата изменить некоторые пункты договора. Стороны пришли к соглашению в результате переговоров, состоявшихся 14 июня.

К письму прилагалась справка ФОСП (Федерации объединений советских писателей) от 23 мая 1929 года, подтверждающая доводы Маяковского. В ней, в частности, указывалось: «Оплату в 75 коп. за строку по отношению к поэтическим произведениям, выпущенным первым книжным изданием, принимая во внимание обычную плату наших издательств и квалификацию т. Маяковского как писателя, считаем нормальной».

153

Авторизованная машинопись (ИМЛИ).

Опубликовано: Катанян – 45.

Издание 2-х массовых книг для дешевой библиотеки… – Сборник «Избранные произведения» Маяковского в серии «Дешевой библиотеки Госиздата» вышел в 1930 году, уже после смерти поэта. Вторая книга издана не была.

Выступления последних недель и продажа книг на книжном базаре… – Маяковский выступал в «День книги» – 9 июня – в Октябрьских красноармейских лагерях и на устроенном Госиздатом книжном базаре на Тверском бульваре.

Продвинуть… широкое оповещение об издании моего Собрания сочинений… – В распоряжении А. Б. Халатова по Госиздату № 1916/ах от 15 июня сказано: «Просьбу тов. Маяковского об уведомлении в печати о его трудах считаю правильной и прошу торгсектор соответственно учесть» (БММ).

Содействие немедленному заключению договора на издание альманахов «Реф». – Вопрос об издании сборников «Реф» («Революционный фронт искусства») обсуждался на заседании редакционного совета издательства, где был решен положительно.

Группа Реф во главе с Маяковским образовалась в мае – начале июня из писателей, вышедших из Лефа (см. далее письмо в правление Госиздата от 14 июня 1929 г. и письмо в Главлит от 24 сентября 1929 г., стр. 213–214 и 132 наст. тома).

154

Машинописная копия (ИМЛИ).

Публикуется впервые.

С Д. И. Марьяновым Маяковский познакомился в 1919 году, когда тот был назначен ученым секретарем литературного отдела Наркомпроса. По всей видимости, доверенность не была передана, так как в начале следующего года Маяковский писал находящейся в Берлине Л. Ю. Брик, чтобы она не давала Марьянову «ни пьес, ни доверенностей» (см. письмо от 19 марта 1930 г., стр. 136 наст. тома).

Доверенность была заверена секретарем правления Московского общества драматических писателей и композиторов.

Тантьема – дополнительное вознаграждение лиц административного аппарата из чистой прибыли, в данном случае, полученной театром от постановки спектакля.

155

Машинописная копия (ИМЛИ).

Публикуется впервые.

156

Телеграмма (ЦГАЛИ).

Публикуется впервые.

Еду прямо… – Маяковский выехал в Сочи 17 июля 1929 года. Первое выступление в Сочи состоялось 21 июля.

157

ЦГАЛИ.

Опубликовано в журн. «Знамя», М. 1940, № 6–7 (см. П. Лавут, «Маяковский едет по Союзу»).

См. письма к А. Б. Халатову от 10 июня 1929 года и в Московское губернское управление по делам литературы и издательств от начала октября 1929 года (стр. 130 и 133 наст. тома).

Вечер «Открывается Реф» состоялся 8 октября 1929 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея.

…отрицание голого факта… – По-видимому, Маяковский имеет в виду лефовскую теорию «литературы факта», отвергавшую совершенно элемент художественного вымысла в литературе и пропагандировавшую замену романа газетным очерком.

158

ИМЛИ.

Опубликовано: Катанян – 48.

Просьба была удовлетворена.

…с выходом нового журнала… – Группа Реф предполагала издание своего журнала типа «Леф» и «Новый Леф». Это начинание не осуществилось.

159

ЦГАЛИ.

Публикуется впервые.

Датируется по содержанию.

Является дополнением к письму в Главное управление по делам литературы и издательств от 24 сентября 1929 года (стр. 132 наст. тома).

…будет положена программная статья тов. О. Брика… – Маяковский имеет в виду ответ О. М. Брика на анкету журнала «Книга и революция», М. 1929, № 12, где основные задачи Рефа сформулированы так: «Вновь организуемая литературная группа «Реф» – «Революционный фронт искусств» – во главе с Маяковским, Бриком, Асеевым, Родченко и др. ставит решительное требование всем литературным течениям безоговорочно отказаться от всяких попыток дезертировать с фронта классовой борьбы и настаивает на активнейшем участии литературы в текущих, боевых задачах социалистической агитации и пропаганды».

Эта статья была приложена к заявлению.

Вечер состоялся 8 октября 1929 года.

160

ИМЛИ.

Публикуется впервые.

Несмотря на то, что Госиздат пошел навстречу Маяковскому, сборник «Реф» в свет не вышел. 3 января 1930 года поэт подал заявление о своем вступлении в РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей) (об этом см. ниже, стр. 350–351). Оставшись без лидера, группа распалась и отпала необходимость в издании группового сборника.

161

Телеграмма.

Печатается по газ. «Ижорец», Колпино, 1930, № 1 (48), 5 января.

Является ответом на телеграмму правления клуба: «Москва, Дом печати, Маяковскому. Рабочие Ижорского завода просят Вас выступить в Колпине на вечере, посвященному Вашему творчеству. Сообщите условия и день приезда…»

Выступление состоялось 9 января.

162

ЦГАЛИ.

«Литературная газета», М. 1930, № 6 (43), 10 февраля.

Как вспоминает писатель Ю. Н. Либединский, мысль о вступлении в РАПП возникла у Маяковского в конце 1929 года: «Вот исторический факт, достоверность которого могут засвидетельствовать некоторые товарищи: когда Маяковский в 1929 году решал для себя вопрос о вступлении в РАПП, он хотел по этому поводу поговорить с А. Фадеевым и не сделал этого только потому, что Фадеева тогда не было в Москве» (Ю. Либединский, Современники. Воспоминания, «Советский писатель», М. 1958, стр. 173). Как свидетельствует В. А. Сутырин, бывший в то время секретарем ВОАПП (Всесоюзного объединения ассоциаций пролетарских писателей), Маяковский сообщил ему о своем желании вступить в РАПП в начале января 1930 года. Из-за того, что некоторых руководителей РАППа не было в то время в Москве, решение вопроса несколько затянулось.

Было ли это заявление написано 3 января, как значится в оригинале, или эта дата является опиской, как утверждает В. А. Катанян, датирующий его 3 февраля (В. Катанян – 56, стр. 395), сказать трудно. Возможно, что оно явилось итогом предварительных переговоров, но с таким же основанием можно утверждать, что оно послужило их началом. Важнее другое: желание Маяковского вступить в РАПП возникло значительно раньше февраля 1930 года. Подтверждается это тем, что руководству РАППа потребовалось значительное время для того, чтобы прийти к согласованному решению.

Маяковский был единогласно принят в РАПП первой областной конференцией МАПП (Московская ассоциация пролетарских писателей) 6 февраля 1930 года. В тот же день были приняты поэты-конструктивисты Эд. Багрицкий и Вл. Луговской. Говоря об этом В. А. Сутырин заявил: «В случае с Маяковским вопрос четок. У нас были и есть большие разногласия. Он честно заявляет о них, и мы понимаем, что в РАПП он будет занимать собственную позицию. Мы не сомневаемся в его субъективной искренности, объективно он был нам полезен и будет помогать двигать наше дело. Наша драка с ним по творческим вопросам есть и будет только дружеской» («Литературная газета», М. 1930, № 6 (43), 10 февраля).

163

«Комсомольская правда», М. 1930, № 11, 14 января.

Письмо написано в ответ на заметку «Супружеская поездка на государственный счет».

Письмо сопровождается следующей припиской:

«Полностью поддерживали и поддерживаем просьбу тт. из Реф о поездке тт. Брик и присоединяемся к письму в «Комсомольскую правду».

Секретарь Федерации объедин<ений> сов<етских> писателей

Сутырин.

Секретарь РАПП Лузгин».

…основатель теории социального заказа… – Теория была сформулирована в основном О. М. Бриком и Б. И. Арватовым. Смысл ее заключен в следующих словах Брика: «Поэт – мастер слова, речетворец, обслуживающий свой класс, свою социальную группу. О чем писать – подсказывает ему потребитель» («Леф», М. 1924, № 2, стр. 156).

…Л. Ю. Брик… первая переводчица теоретических работ Гросса, Виттфогеля… – В переводе Л. Ю. Брик с немецкого были опубликованы статья художника Георга Гросса «К моим работам» («Леф», М. 1923, № 2) и одноактная пьеса Карла Виттфогеля «Беглец» – трагедия в 7 телефонных разговорах («Леф», М. 1923, № 1).

164

Хранится у Л. Ю. Брик.

Опубликовано: «Владимир Маяковский» (см. А. В. Февральский, «Баня»).

Режиссер В. В. Люце поставил в Драматическом театре Государственного народного дома в Ленинграде пьесу «Баня». Премьера состоялась 30 января 1930 года. Маяковский не мог выехать в Ленинград, так как был занят подготовкой выставки «20 лет работы». По его просьбе туда выехала Л. Ю. Брик.

…о каких-то неладах с «Баней». – В ленинградских газетах появились отрицательные отзывы о пьесе и о спектакле.

165

ЦГАЛИ.

Опубликовано: газ. «Комсомольская правда», М. 1930, № 91, 20 апреля.

15 февраля на многолюдном собрании, состоявшемся на выставке «20 лет работы», была принята резолюция о передаче выставки в Публичную библиотеку СССР им. В. И. Ленина. Маяковский выразил при этом пожелание, чтобы для передаваемых материалов была в дальнейшем предоставлена отдельная комната. 17 февраля директор библиотеки В. И. Невский одобрил это предложение, и выставка была передана в Литературный музей, находившийся при библиотеке.

Ударная бригада. – На собрании 15 февраля кружок поэзии при газете «Комсомольская правда» предложил организовать молодежную «Ударную бригаду Маяковского» для изучения и пропаганды творчества поэта. Это предложение было осуществлено.

166

Булька Шнайда посмотрела с любопытством… – Л. Ю. Брик послала Маяковскому фотографию «Шнайда» – собаки хозяина гостиницы – и свои фото с львенком на руках, снятые в Берлинском зоологическом саду.

МОДПиК – Московское общество драматических писателей и композиторов. Существовало до 13 января 1930 года, когда было преобразовано во Всероссийское общество драматургов и композиторов (Всеросскомдрам).

Очень обрадовался Оболенскому… – Кинорежиссер Л. Л. Оболенский привез из Берлина письмо от Л. Ю. Брик.

…если будешь на моей постановке… – Речь идет о предполагавшейся постановке «Клопа» во Франкфурте-на-Майне (Германия).

Третьего дня была премьера «Бани». – Премьера «Бани» в Гос. театре имени Вс. Мейерхольда состоялась 16 марта. М. М. Штраух играл роль Победоносикова.

В начале апреля, очевидно, будут в Берлине Мейерхольды. – Гос. театр имени Вс. Мейерхольда начал своя заграничные гастроли в Берлине 1 апреля. Часть труппы, оставшаяся в СССР, гастролировала в Саратове и других городах Поволжья.

Из новых людей (чуть не забыл) были у меня раза два Семка и Клавка, хотели (Лева) познакомить с Асеевым – я не отбрыкивался, но и не рвался. – Маяковский называет Кирсановых и Асеева «новыми людьми», намекая на размолвку, происшедшую между ними из-за выставки «20 лет работы».

167

Авторизованная машинопись (БММ).

Опубликовано в журн. «Театр», М. 1960, № 4 (см. А. Февральский, «Маяковский и его пьесы»).

Слова «и 22 апреля с. г.» вычеркнуты чернилами (подпись Маяковского сделана карандашом; 22 апреля Маяковского уже не было в живых).

Дата определяется днем премьеры «Бани» (16 марта 1930 г.) и датой, указанной в заявлении (31 марта).

Театр шефствовал над Первым пионерским домом Красной Пресни.

ГосТИМ – Гос. театр имени Вс. Мейерхольда.

168

БММ.

Опубликовано: «Правда», М. 1930, № 104, 15 апреля; факсимиле – ЛН – 65.

14 апреля 1930 года Маяковский выстрелом из револьвера покончил жизнь самоубийством.

Как говорят – «инцидент исперчен»… и обид. – Несколько перефразированные строки из незавершенного наброска, написанного, вероятно, летом 1929 года (см. т. 10 наст. изд., стр. 286–287).

Вапповцы – от ВАПП (Всероссийская ассоциация пролетарских писателей).

…жаль – снял лозунг… – Речь идет об одном из лозунгов, написанных для спектакля «Баня» в Гос. театре имени Вс. Мейерхольда, снятом со стены зрительного зала по предложению руководства РАПП. Лозунг «Сразу не выпарить бюрократов рой…» (см. т. 11 наст. изд., стр. 350) был направлен против критика В. В. Ермилова, выступившего с несправедливыми нападками на Маяковского.

ПОЭТИЧЕСКИЕ ЗАГОТОВКИ, ЭКСПРОМТЫ, НЕОКОНЧЕННОЕ

В данный раздел включены сохранившиеся в автографах неоконченные стихотворные наброски Маяковского, различные шуточные экспромты, записи в альбомах и т. п., имеющие историко-литературное значение и обладающие определенной смысловой законченностью. Ими, однако, не исчерпываются все записи Маяковского.

Черновые записи набросков стихотворений приводятся полностью, так как определить окончательный текст не представляется возможным, а принять последний слой за окончательный вариант было бы неправильно. Слова, зачеркнутые Маяковским, заключены в квадратные скобки, редакционные дополнения стоят в угловых скобках.

«Балалайка…» (стр. 141). Черновой автограф (ЦГАЛИ).

Публикуется впервые.

Написано в 1913 году, одновременно со стихотворением «Исчерпывающая картина весны». Автографы обоих стихотворений находятся на обороте фотокарточки Маяковского 1913 года.

«В Москве собрались, льются речи…» (стр. 141). Черновой автограф двух строф в записной книжке 1917 г., № 1 (БММ).

Опубликовано в кн. В. Катанян, Рассказы о Маяковском, М. 1940.

Написано не раньше конца августа 1917 года. По предположению В. А. Катаняна эти строфы предназначались для несостоявшегося театрального обозрения – революционного ревю (Маяковский называл его «Реву в четырех действиях»), которое было задумано М. Горьким для постановки в Петроградском народном доме (см. Н. Венгров, Из воспоминаний о Маяковском, журн. «Новый мир», М. 1943, № 7–8, стр. 144).

Строки 1–2. Речь идет о государственном совещании, созванном в Москве 12–15 (25–28) августа 1917 года Временным правительством с целью мобилизации контрреволюционных сил для разгрома революции.

Строки 3–4. Имеется в виду выступавший на совещании министр-председатель Временного правительства А. Ф. Керенский, носивший полувоенную форму и подражавший излюбленной позе Наполеона.

«Вдвое больше б написал для Жевержеева…» (стр. 142). Беловой автограф в альбоме Л. И. Жевержеева (Ленинградский театральный музей).

Опубликовано: сб. «Маяковскому», Л. 1940, стр. 139.

Верже – сорт бумаги.

«Тифом дураки пословицей ловятся…» (стр. 142). Черновой автограф в записной книжке 1920 г., № 3 (БММ).

Опубликовано в журн. «Известия Академии наук СССР», М. 1955, т. XIV, вып. 2 (см. З. С. Паперный, «Записные книжки Маяковского»).

Написано, судя по месту в записной книжке, в середине марта 1920 года.

По-видимому, незавершенный текст для «Окна РОСТА», связанного с «Неделей санитарной очистки», проводившейся в первой половине марта. Было ли выпущено «Окно», не установлено.

«Все, кто грязь вычищал, кто любил чистоту на деле…» (стр. 142). Черновой автограф в записной книжке 1920 г., № 3 (БММ).

Опубликовано в журн. «Известия Академии наук СССР», М. 1955, т. XIV, вып. 2 (см. З. С. Паперный, «Записные книжки Маяковского»).

Написано, судя по месту в записной книжке, в марте 1920 года.

По-видимому, незавершенный текст для «Окна РОСТА» к «Банной неделе», проводившейся с 30 марта по 10 апреля 1920 года. Было ли выпущено такое «Окно», не установлено.

«[Зовут монархисты]…» (стр. 142). Черновой автограф в записной книжке 1920 г., № 3 (БММ).

Публикуется впервые.

Написано, судя по месту в записной книжке, в марте 1920 года.

По-видимому, текст для «Окна РОСТА» на тему «Девятый партийный съезд». Каждая строка в автографе отделена от следующей чертой, вероятно, отмечающей подпись к рисунку. Было ли выпущено такое «Окно», не установлено.

IX съезд РКП(б) работал с 29 марта по 5 апреля 1920 года.

Строки 8–9. По-видимому, речь идет о репрессиях германского буржуазного правительства, пытавшегося расправиться с революционным движением под предлогом подавления контрреволюционного путча (см. «Окно РОСТА» «Германские события», т. 3 наст. изд., стр. 81).

«Надев овцы наряд…» (стр. 143). Беловой автограф в записной книжке 1920 г., № 4 (БММ).

Публикуется впервые.

Написано, судя по месту в записной книжке, не позже второй половины апреля 1920 года. Возможно, текст для «Окна РОСТА».

«Коммуна у нас. В Варшаве тож…» (стр. 143). Черновой автограф в записной книжке 1920 г., № 5 (БММ).

Публикуется впервые.

Написано, судя по месту в записной книжке, в июле 1920 года. Возможно, предназначалось для «Окна РОСТА».

Летом 1920 года Красная Армия победоносно наступала против войск панской Польши и приближалась к Варшаве.

«Нам грязным что может казаться привольнее…» (стр. 144). Черновой автограф двух строф в записной книжке 1920 г., № 5 (БММ).

Опубликовано в кн. В. В. Тренин, В «мастерской стиха» Маяковского, М. 1937.

Написано, судя по месту в записной книжке, летом 1920 года. По-видимому, заготовки к неосуществленному стихотворению.

Окно сатиры «Чукроста» (стр. 144). Беловой автограф в альбоме (хранится у К. И. Чуковского).

Опубликовано (факсимиле): сб. «Владимир Маяковский», Гос. изд. изобразительных искусств, М. [1932].

Три рисунка с подписями сделаны 8 декабря 1920 года в «Чукоккале» – альбоме писателя Корнея Чуковского.

Строки 1–2. Речь идет о прочитанной К. И. Чуковским лекции «Две России», посвященной сопоставлению творчества Анны Ахматовой и Маяковского.

Строки 7–8 вызваны тем, что Чуковский, чрезвычайно дорожа «Чукоккалой», торопил Маяковского с автографом, чтобы не оставлять у него альбома. В то время в Петрограде, на рынке, находившемся на Сенной площади, продавались самые разнообразные вещи.

Обязательное постановление (стр. 144). Беловой автограф в альбоме (хранится у К. И. Чуковского).

Опубликовано в кн. Корней Чуковский, Репин, Горький. Маяковский. Брюсов, М. 1940.

Написано в ответ на письмо К. И. Чуковского, который, усмотрев в «Окне сатиры «Чукроста» (см. прим. к предыдущему тексту*) обидный для себя намек на стихотворение «Гимн критику», обратился за разъяснением к Маяковскому (см. также письмо Маяковского к К. И. Чуковскому, стр. 40*).

В строках 3–4 перефразированы строки 87–88 стихотворения «Необычайное приключение…».

«Плевать я хочу на эту книжку…» (стр. 145). Беловой автограф в альбоме (хранится у Н. И. Альтмана).

Опубликовано (факсимиле): «Владимир Маяковский».

Запись сделана в 1920 году в альбоме художника Н. И. Альтмана на странице противоположной той, на которой находился автограф И. И. Ионова – поэта пролеткультовского толка, в то время заведующего петроградским отделением Государственного издательства.

«Хорошенько запомните…» (стр. 145). Черновой автограф в записной книжке 1921 г., № 8 (БММ).

Публикуется впервые.

Написано, по-видимому, в апреле 1921 года в связи с декретом о натуральном налоге от 21 апреля (см. текст плаката в т. 2 наст. изд., стр. 104).

«Наобещал во…» (стр. 145). Черновой автограф в записной книжке 1921 г., № 9 (БММ).

Публикуется впервые.

Написано, судя по месту в записной книжке, в конце апреля – начале мая 1921 года. Текст, возможно, предназначался для второй редакции «Мистерии-буфф».

10 мая 1921 года в «Правде» были опубликованы результаты проводившихся с 15 по 25 апреля выборов в Московский совет: из 1715 мандатов 1266 получили коммунисты и 7 – меньшевики.

«Как начался [в партии] промеж большевиками разговорный зуд…» (стр. 145). Черновой автограф в записной книжке 1921 г., № 9 (БММ).

Публикуется впервые.

Написано, судя по месту в записной книжке, в конце апреля – начале мая 1921 года. По-видимому, текст для второй редакции «Мистерии-буфф».

X съезду РКП(б), состоявшемуся в марте 1921 года, предшествовала дискуссия о профсоюзах, в результате которой съезд принял ленинскую резолюцию «О единстве партии», запрещавшую фракции и группировки внутри партии.

В тексте пятого действия второй редакции «Мистерии-буфф» есть строки, связанные с дискуссией о профсоюзах (см. т. 2 наст. изд., стр. 331–332).

«В будущее мчись искусства конница…» (стр. 146). Черновой автограф в записной книжке 1921 г., № 9 (БММ).

Опубликовано в журн. «Театр», М. 1960, № 4 (см. А. Февральский, «Маяковский и его пьесы»).

Написано, судя по месту в записной книжке, не позднее лета 1921 года.

Возможно, текст связан с постановкой второй редакции «Мистерии-буфф».

«Учи ученых!..» (стр. 146). Беловой автограф (БММ).

Опубликовано: сб. «Турнир поэтов», изд. Ленинградского театра «Дома печати», М. 1928.

Запись в альбоме автографов поэта А. Е. Крученых.

«Квалифицированных работников было мало…» (стр. 146). Беловой автограф в записной книжке 1922 г., № 14 (БММ).

Опубликовано в кн. В. В. Тренин, В «мастерской стиха» Маяковского, М. 1937.

Написано, судя по месту в записной книжке, не позднее октября 1922 года.

Возможно, предназначалось для поэмы «Пятый Интернационал».

Поэт П. В. Незнамов в воспоминаниях «Маяковский в двадцатых годах» (БММ) пишет: «На вечере в Консерватории <3 октября 1922 года Маяковский читал поэму «Пятый Интернационал»>, отвечая на выступление Вадима Шершеневича и иронизируя над начитанностью оппонента в европейской литературе, он сказал:

– При социализме не будет существовать иллюстрированных журналов, а просто на столе будет лежать разрезанный Шершеневич и каждый может подходить и перелистывать его».

«Союз борется с натисками…» (стр. 146). Беловой автограф (БММ).

Публикуется впервые.

По-видимому, текст для профсоюзного плаката. Записан на обороте эскиза плаката «Члену союза нэпач нипочем» (см. т. 6 наст. изд., стр. 187). Был ли выпущен плакат с данным текстом, не установлено.

«Печка для лапов, чтоб лапы те…» (стр. 146). Беловой автограф (хранится у Н. Г. Ефрон).

Опубликовано: сб. «Живой Маяковский», вып. III, М. 1930.

Написано в связи с посещением спектакля Камерного театра «День и ночь» (оперетта Ш. Лекока, премьера состоялась 18 декабря 1926 г.). Н. Г. Ефрон в роли Консуэлы исполняла в коротенькой юбочке танцевальный номер, понравившийся Маяковскому. Узнав от Л. Ю. Брик, что Н. Г. Ефрон живет в очень холодной комнате, Маяковский послал ей керосиновую печку, приложив стихи.

«Вода отшумит…» (стр. 147). Автограф в записной книжке 1927 г., № 39 (БММ).

Опубликовано: ЛН – 65 (см. В. А. Арутчева, «Записные книжки Маяковского»).

Написано, судя по месту в записной книжке, в начале 1927 года.

«Те, которые жизнь доскакали…» (стр. 147). Черновой автограф в записной книжке 1927 г., № 39 (БММ).

Опубликовано: ПСС, т. 8, М. 1936.

Судя по содержанию и форме и по месту в записной книжке, можно предполагать, что эта строфа предназначалась для стихотворения «За что боролись?». Использована в переработанном виде в стихотворении «Массам непонятно».

«Я мало верю в признанье отцов…» (стр. 147). Беловой автограф в записной книжке 1927 г., № 39 (БММ).

Опубликовано в журн. «Крокодил», М. 1939, № 10 (см. В. Катанян, Маяковский улыбается, Маяковский смеется, Маяковский издевается»).

Написано, судя по записной книжке, в феврале 1927 года. Маяковский встречался по работе с И. И. Степановым-Скворцовым в бытность его заместителем председателя правления Государственного издательства, а затем ответственным редактором газеты «Известия».

«В туманы крыши спрятавши…» (стр. 147). Автограф в записной книжке 1927 г., № 41 (БММ).

Публикуется впервые.

Написано, судя по месту в записной книжке, в апреле 1927 года, во время поездки в Польшу, Чехословакию, Германию и Францию.

«Две щеки рыданьем вымыв…» (стр. 147). Черновой автограф в записной книжке 1928 г., № 62 (БММ).

Опубликовано: ЛН – 65 (см. В. А. Арутчева, «Записные книжки Маяковского»).

Написано, судя по месту в записной книжке, в августе – сентябре 1928 года.

Стихи в изящном стиле (стр. 148). Беловой автограф (хранится у Т. А. Яковлевой).

Опубликовано: «Русский литературный архив», Нью-Йорк, 1956, стр. 178 (см. Р. Якобсон, «Новые строки Маяковского»).

Печатается по публикации.

Сопроводительные стихи-записки, которые Маяковский перед отъездом из Парижа в начале декабря 1928 года оставил парижской оранжерее, прилагавшей их к цветам, посылаемым по заказу поэта Т. А. Яковлевой.

Дружеские размышления (стр. 149). Беловой автограф (ЦГАЛИ).

Опубликовано (неточно – по памяти) в кн. В. Катанян, Рассказы о Маяковском, М. 1940.

Написано в феврале 1929 года в связи со встречей делегации украинских писателей с представителями издательств; было помещено в стенной газете Госиздата.

«Страна Советская, гордись…» (стр. 149). Черновой автограф в записной книжке 1929 г., № 67 (БММ).

Опубликовано в журн. «Известия Академии наук СССР», М. 1955, т. XIV, вып. 2 (см. З. С. Паперный, «Записные книжки Маяковского»).

Написано, судя по месту в записной книжке, в первой половине 1929 года.

«Кружит, вьется ветер старый…» (стр. 149). Черновой автограф в записной книжке 1929 г., № 66 (БММ).

Опубликовано в журн. «Знамя», М. 1940, № 3 (см. Л. Брик, «Маяковский и чужие стихи»).

Написано, судя по месту в записной книжке, в первой половине 1929 года.

В отрывке спародированы строки из стихотворения Иосифа Уткина «Ветер»:

Я опутал шею шарфом,

Вышел… Он уже готов!

Он настраивает арфу

Телеграфных проводов…

…он играет на гитаре… – намек на стихотворение И. Уткина «Гитара».

«Еще банкиры до хруста земной обнимают глобус…» (стр. 150). Черновой автограф (БММ).

Опубликовано: ПСС, т. 10, М. 1935.

Написано не ранее второй половины 1929 года в связи с захватом китайскими милитаристами Китайской восточной железной дороги (КВЖД) 11 июля 1929 года (захват был организован империалистическими державами). Для борьбы с захватчиками в августе была выделена Особая Дальневосточная Армия под командованием члена Революционного Военного Совета СССР В. К. Блюхера. После поражения, нанесенного милитаристам советскими войсками, 22 декабря 1929 года в Хабаровске между представителями СССР и Китая был подписан протокол, восстанавливавший на дороге существовавшее до того положение.

Строка 6. Имеется в виду «Песня Дальневосточной Армии» Н. Н. Асеева (журн. «Даешь», М. 1929, № 14, декабрь) с припевом «Вперед, Особая Дальневосточная…» и текстом:

Несутся слухи,

врагов гоня, –

товарищ Блюхер

взнуздал коня.

Милому Норику (стр. 150). Беловой автограф (БММ).

Публикуется впервые.

Сопроводительные стихи при посылке цветов В. В. Полонской.

Наброски сюжетов сценариев[24]

«Драка Тюрьма Невеста…» (стр. 151). Автограф (хранится у Л. Ю. Брик).

Опубликовано в сб. Маяковский, «Кино», Госкиноиздат, М. 1940 (см. А. Февральский, «Маяковский и кино»).

Написано, по-видимому, во время последнего пребывания поэта в Париже (1929). Оба наброска находятся на одном листе бумаги.

Первый представляет собой краткую запись сюжета, лежащего в основе американского фильма «Кубинская любовная песня» (в европейском прокате – «Девушка из Гаваны»; режиссер В. С. Ван-Дейк).

Интерес, проявленный Маяковским к этому сюжету (см. Л. Ю. Брик, Маяковский и чужие стихи, журн. «Знамя», М. 1940, № 3), связан, по всей вероятности, с его замыслом написать сценарий фильма о любви (см. также либретто «Идеал и одеяло»). По-видимому, этим объясняется чрезвычайно редкий для Маяковского факт записи чужого произведения. Записав основные сюжетные ходы, Маяковский вступает в полемику с авторами, завершившими историю любви смертью героини («Для буржуазной идеологии…» и т. д.).

Второй набросок сюжета, вероятно, изложение замысла самого Маяковского. Если, записывая известный ему сюжет «Девушки из Гаваны», Маяковский указывал совершенно конкретные подробности («экзотическая любовь», «песня»), то здесь записан лишь основной внутренний ход любовного конфликта. Слова в скобках «(или к друг другу)» в третьей строке записи показывают опять-таки, что записывалось нечто, не определившееся с точностью. Нумерация, имеющаяся в этой записи (и отсутствующая в первой), указывает на то, что перед нами не просто запись, но план. Необычный, нарушенный порядок цифр и характер записи некоторых строк дают основания полагать, что в процессе записи план этот изменялся и уточнялся. Наконец, два оценочных замечания, имеющихся в данном наброске («Она товарищ» и «Она мещанка») и составляющие органическую часть замысла, свидетельствуют о своеобразном продолжении полемики с «буржуазной идеологией» (см. первую запись) и о стремлении Маяковского создать такой сюжет, в котором традиционная любовная тема разрешалась бы с позиций социалистической морали.

Тезисы и программы выступлений
(на афишах, листовках, в извещениях и объявлениях)

В настоящем разделе публикуются тезисы и программы выступлений, помещенные на афишах и в листовках, а также в извещениях и объявлениях периодической печати о выступлениях Маяковского, составленные им самим. Сведения, не носящие литературного характера: дата, место выступления и т. п., – в текстах опущены. Они приводятся ниже – в примечаниях.

В тех случаях, когда выступление в целом не имеет общего названия, заглавие дается по названию доклада, предшествовавшего чтению стихов.

На афишах Маяковский часто давал исполняемым им с эстрады произведениям не те названия, под которыми они опубликованы. Поэтому в конце примечаний к этому разделу помещен указатель афишных вариантов названий произведений.

Человек (стр. 155). Афиша.

Программа исполнения Маяковским поэмы «Человек» 2 февраля 1918 года в Москве в Большой аудитории Политехнического музея.

На афише значилось: «Всем… Всем… Всем… Каждый культурный человек 2 февраля должен быть в Политехническом музее на великом празднике футуризма. Вступительное слово скажет отец российского футуризма Давид Бурлюк. Председатель праздника Василий Каменский».

Стр. 155. Возврат Маяковского. – Глава в поэме «Человек» называется «Возвращение Маяковского».

Части поэмы «Пролог» и «Последнее», не обозначенные на афише, были, по-видимому, включены соответственно в главы «Рождество Маяковского» и «Маяковский векам».

Только друзьям! (стр. 155). Афиша.

Программа выступления Маяковского 1 мая 1918 года в Москве в кафе «Питтореск».

Стр. 155. …прощаюсь с Москвой. – Маяковский уехал из Москвы в Петроград в июне 1918 года.

«Мой май». – Под этим же названием в 1922 году в газ. «Известия ВЦИК» напечатано стихотворение.

…блестящие переводы… – На вечере исполнялись: стихотворение «Наш марш» и отрывок из поэмы «Облако в штанах» на французском языке в переводе Р. О. Якобсона, стихотворение «Наш марш» и отрывок из поэмы «Война и мир» на немецком языке в переводе В. И. Нейштадта.

…болгарский… – Вероятно, имеется в виду переложение стихотворения «Ничего не понимают» на старославянский язык, сделанное Р. О. Якобсоном (см. В. Нейштадт, Из воспоминаний о Маяковском, журн. «30 дней», М. 1940, № 9-10).

Кроме того, на вечере было исполнено стихотворение «Наш марш» на английском языке в переводе А. Буслаева.

«Кофта фата» – сборник стихов Маяковского, не вышедший в свет. Сохранился сверстанный корректурный оттиск изд. В. М. Ясного, П. 1918, 31 стр. (ЦГАЛИ).

150 000 000 (стр. 155). Афиша.

Программа исполнения Маяковским поэмы «150 000 000» 12 декабря 1920 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея.

Поэма «150 000 000» состоит из семи глав, афиша делит ее на пять глав.

Стр. 155. I. Митинг людей, зверей, паровозов, фонарей и пр. – имеется в виду вторая глава поэмы. По-видимому, при исполнении она объединялась с первой главой.

II. Город на одном винте, весь электро-динамо-механич<еский>. – Имеется в виду третья глава поэмы (см. строки 494–496).

Стр. 156. III. Вильсон и Иван. – Имеется в виду четвертая глава поэмы.

IV. Вторая Троя. – Имеется в виду пятая глава поэмы (см. строки 941–945 и 1279–1280). По-видимому, при исполнении она объединялась с шестой главой.

V. Может быть, Октябрьской революции сотая годовщина.

Может быть, просто изумительное настроение. – Имеется в виду седьмая глава поэмы.

Поэзия – обрабатывающая промышленность (стр. 156). Афиша.

Тезисы доклада Маяковского, прочитанного им на диспуте на эту тему 19 декабря 1920 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея. Оппонент – А. В. Луначарский.

Первый настоящий вечер сатиры (стр. 156). Афиша.

Программа вечера 8 января 1922 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея.

Стр. 156. Саша Черный, Александр Черный, Александр Иванович Белый. – По-видимому, намек на то, что поэт-юморист Саша Черный в 1920 году выехал за границу и примкнул к белой эмиграции.

Доклад о Лефе (стр. 156). Объявление: газ. «Пролетарская правда», Киев, 1924, № 9, 11 января; извещение: газ. «Коммунист», Харьков, 1924, №№ 9, 10 и 11–11, 12 и 13 января.

Программа выступлений Маяковского 12 января 1924 года в Киеве, в Пролетарском Доме искусств, и 14 января 1924 года в Харькове, в помещении Гос. академического оперного театра. Извещение в газ. «Коммунист», Харьков, 1924, № 9, 11 января, дано в несколько измененной редакции.

Отчет о докладе см. т. 12 наст. изд., стр. 466.

Стр. 156. …белом Париже, сером Берлине… – Маяковский был в Париже в ноябре 1922 года, в Германии – в октябре – декабре 1922 года и в июле – сентябре 1923 года.

Маяковский смеется, Маяковский улыбается, Маяковский издевается – под этим названием в 1923 году вышла книга Маяковского (изд. «Круг», М. – Л.).

Долой искусство, да здравствует жизнь! (стр. 157). Извещение и объявление: газ. «Пролетарская правда», Киев, 1924, № 12, 15 января.

Программа доклада Маяковского 16 января 1924 года в Киеве в помещении Государственного драматического театра имени В. И. Ленина.

Отчет о докладе см. т. 12 наст. изд., стр. 470.

Стр. 157. Как делается сатира, реклама и анекдот – см. статью «Предиполсловие».

Маяковский о Пуанкаре, Керзоне, Муссолини, Пилсудском, Вандервельде и др. – см. «Маяковская галерея».

Кто мы? Что Леф? Как критика? (стр. 157). Извещение: газ. «Пролетарская правда», Киев, 1924, № 46, 24 февраля.

Программа выступления Маяковского в Киеве, в помещении цирка, 25 февраля 1924 года.

Отчет за 1923-24 гг. (стр. 157). Афиша.

Тезисы доклада и программа выступления Маяковского 4 марта 1924 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея.

Стр. 157. Белебристика – искаженное слово «беллетристика». В таком виде это слово было написано на вывеске дореволюционного «Журнала для женщин» в Москве (см. об этом в газ. «Вечерние известия», М. 1924, № 10, 10 марта).

Белые сосиски «Лизистраты». – Комедия афинского драматурга Аристофана «Лизистрата» была поставлена Вл. И. Немировичем-Данченко в Музыкальной студии МХАТ (премьера – 16 июня 1923 г.). Говоря о «белых сосисках», Маяковский, очевидно, имеет в виду тонкие белые колонны декораций этого спектакля.

Маковец – объединение московских художников, существовавшее с 1922 по 1926 год, организованное художником В. А. Чекрыгиным. В объединение входили С. Герасимов, Н. Чернышев, Н. Крымов, М. Родионов и др.

Стр. 157. АХРР – «Ассоциация художников революционной России» (1922–1932). Организаторы ассоциации: художники П. А. Радимов, Е. А. Кацман, Н. Г. Котов, Б. Н. Яковлев, В. В. Журавлев, С. В. Малютин и др. Заявляя о своем стремлении следовать традициям «передвижников», многие из них, однако, отходили от этих традиций, склоняясь к натурализму, что и вызывало у Маяковского отрицательное отношение к их деятельности (см. также стихотворение «Верлен и Сезан», статью «Только не воспоминания…» и др.).

А все-таки Эренбург вертится. – Перефразировка названия книги И. Г. Эренбурга «А все-таки она вертится», вышедшей в 1922 году.

Лес дыбом. – Намек на переделку комедии А. Н. Островского «Лес» при постановке ее в Театре имени Вс. Мейерхольда (премьера – 19 января 1924 г.). Слово «дыбом» взято из заголовка пьесы «Земля дыбом», который С. М. Третьяков дал пьесе французского писателя М. Мартине «Ночь» при переделке ее для постановки в том же театре (премьера – 4 марта 1923 г.).

Мандрила – см. прим. к заявлению в издательство «Мосполиграф» от 29 декабря 1923 года (стр. 317*).

Расцвет Лефа (стр. 157). Извещение: газ. «Накануне», Берлин, 1924, № 93, 25 апреля. Объявление: там же и в №№ 94, 95, 96 и 97–26, 27, 29 и 30 апреля.

Программа выступления 29 апреля 1924 года в Берлине, в Большом зале бывшей Палаты господ. Вечер был организован берлинским отделением Всероссийского союза работников печати.

Стр. 157. Расцвет Лефа. – Объяснение этого названия дают первые строки записей Маяковского к докладу «Анализ бесконечно малых» (см. стр. 179).

Поэзия, живопись и театр в СССР (стр. 158). Извещение: газ. «Новый мир», Нью-Йорк, 1925, №№ 869 и 871 – 12 и 14 августа.

Программа выступления Маяковского 14 августа 1925 года в Нью-Йорке, в Сентрал опера хауз.

Что и зачем новая поэзия? (стр. 158). Извещение: газ. «Русский голос», Нью-Йорк, 1925, № 3586, 10 сентября.

Программа выступления Маяковского 10 сентября 1925 года в Нью-Йорке, в Сентрал опера хауз.

Итого (стр. 158). Извещение; газ. «Новый мир», Нью-Йорк, 1925, № 908, 26 сентября, № 912, 1 октября.

Программа выступления Маяковского 4 октября 1925 года в Нью-Йорке, в Йорквилл казино.

Отчет о докладе см. т. 12 наст. изд., стр. 478.

Там и у нас (стр. 159); Листовка.

Программа выступления Маяковского 12 ноября 1925 года в Париже, в помещении Океанографического института.

Выступление было устроено Объединением студентов СССР во Франции.

Мое открытие Америки (стр. 159). Афиша.

Тезисы доклада и программа выступления Маяковского 6 декабря 1925 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея.

Содержание тезисов раскрывается в стихотворениях и очерках Маяковского, написанных в связи с его заграничной поездкой в мае – ноябре 1925 года.

Стр. 159. Тише, ораторы! Ваше слово, товарищ 33! – измененные строки из стихотворения «Левый марш» («Тише, ораторы! Ваше слово, товарищ маузер»); 33 – калибр револьвера.

Змеиные яйца в Москве. – Имеется в виду появившаяся в американской печати заметка, в которой вымышленные события повести М. А. Булгакова «Роковые яйца» были представлены как подлинные.

Дирижер трех Америк (СШСА) (стр. 160). Афиша.

Тезисы доклада и программа выступления Маяковского 19 декабря 1925 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея.

О содержании доклада см. прим. к предыдущей афише*.

Стр. 160. Золотая горячка («Золотая лихорадка») – фильм, поставленный Чарли Чаплином в 1925 году.

Мое открытие Америки (стр. 160). Афиши.

С докладом «Мое открытие Америки» Маяковский выступал много раз во время своих поездок в 1926 году: 4 января – Ленинград, 25 января – Харьков, 28 января – Киев, 6 февраля – Ростов, 14 февраля – Краснодар, 19 февраля – Баку, 26 февраля – Тифлис и т. д. Афиши выступлений в основном совпадают.

Тезисы доклада и программа выступления Маяковского приведены по харьковской афише. На ней названия частей вечера даны на украинском языке.

О содержании доклада см. прим. к одноименной московской афише*.

Нью-Йорк и Париж (стр. 161). Афиша.

Тезисы доклада и программа выступления Маяковского 10 февраля 1926 года в Ростове, в Мраморном зале клуба ВСАСОТР (Всероссийский <профессиональный> союз административных, советских и торговых работников). С лекцией «Нью-Йорк и Париж» Маяковский выступал также в Киеве 1 февраля 1926 года.

О содержании доклада см. прим. к московской афише «Мое открытие Америки» (стр. 368*).

Стр. 161. Броненосец Потемкин – название кинофильма, поставленного в 1925 году С. М. Эйзенштейном.

Рычи, Китай! – пьеса С. М. Третьякова.

Испания, Атлантический океан, Гавана, Нью-Йорк (стр. 162). Беловой автограф (ЦГАЛИ).

Макет афиши, составленный Маяковским для выступления в Севастополе в июле 1926 года (выступления, назначенные на 6 и 13 июля, не состоялись; поэт выступил 17 июля). Афиша, выпущенная для выступления 13 июля, сохранилась, однако она не содержит тезисов выступления:

«13 июля, вторник, вечер поэта Владимира Маяковского в клубе им. лейтенанта Шмидта.

Маяковский – пролетарскому искусству, Испания, Атлантика, Америка.

I. Разговор о путешествии ведет Владимир Маяковский.

II. Стихи о разных странах читает Владимир Маяковский.

III. Диспут о творчестве Маяковского».

В автографе сначала написано: «первый раз в Ялте», и сверху слова «Ялта» написано «Севастополе».

В конце автографа – подпись Маяковского и помета другой рукой: Одесса 28/VI 26 г.

О содержании доклада см. прим. к московской афише «Мое открытие Америки» (стр. 368*).

Как писать стихи (стр. 162). Афиша.

Тезисы доклада и программа выступлений Маяковского 20 сентября 1926 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея, 4 и 5 октября – в Ленинграде, в зале Академической капеллы, 1 ноября в Харькове, в Драматическом театре, и 2 ноября в Полтаве, в Городском театре.

Содержание тезисов в общем раскрывается в статье Маяковского «Как делать стихи?».

Отчет о докладе «Как писать стихи?», прочитанном 1 ноября в Харькове, см. т. 12 наст. изд., стр. 486.

Мое «открытие Америки» (стр. 163). Листовка.

Программа выступления Маяковского 22 ноября 1926 года в Воронеже, в Большом советском театре.

Поп или мастер? (стр. 163). Черновой автограф (ЦГАЛИ); афиша; листовка.

В автографе темы идут в иной последовательности, чем в печатной афише.

Тезисы доклада и программа выступлений Маяковского 24 ноября 1926 года в Ростове, в театре им. Луначарского, 25 ноября в Таганроге, в Клубе кожевников, 27 ноября в Новочеркасске, в Политехническом институте, 29 ноября в Краснодаре, в Зимнем театре.

Отчет о первом из этих докладов см. т. 12 наст. изд., стр. 491.

Стр. 163. Поп или мастер. – См. строки 1–9 стихотворения «Моя речь на показательном процессе по случаю возможного скандала с лекциями профессора Шенгели».

Стихийные бедствия. – Маяковский имел в виду большое количество плохих стихов, появлявшихся в те годы. Он говорил: «Стихотворное наводнение выходит далеко за пределы литературных интересов. Это уже не стихи, а «стихийные бедствия» (П. Лавут, Маяковский едет по Союзу, «Знамя», М. 1940, № 4–5, стр. 209).

Нот в поэзии. – Нот – научная организация труда.

Как в 5 уроков выучиться писать стихи? – В статье «Как делать стихи?» Маяковский писал: «С легкой руки Шенгели у нас стали относиться к поэтической работе как к легкому пустяку. <…> Уже приложением к журналу «Развлечение» рассылалась книжица «Как в 5 уроков стать поэтом» (т. 12 наст. изд., стр. 92).

Львицы с гривами и марш с кавычками. – В «Демоне» М. Ю. Лермонтова (часть первая, III) упоминается «львица с косматой гривой». «Ошибки свойственны и известным поэтам, – говорил Маяковский, не называя имени Лермонтова, – поэт описывает львицу с гривой, не существующую в природе». Затем Маяковский приводил другое стихотворение и спрашивал: «Если у поэта в тексте марша фигурируют кавычки, то как же прикажете маршировать: по два нормальных шага и один укороченный шажочек или вприпрыжечку?» (По дневниковой записи П. И. Лавута.)

Поэты, зубные врачи и служители культа. – «Зубные врачи и даже служители культа так или иначе состоят в организациях, а поэты еще не являются такими деятелями, каковыми им, казалось, следовало бы быть. Они не объединены одной организацией и ответственности за свою работу почти не несут. Но зато все эти три категории людей объединяют длинные волосы». (По дневниковой записи П. И. Лавута.)

Я и мои вещи (стр. 164). Рукописная копия (ЦГАЛИ).

Вечер состоялся 26 ноября 1926 года в театре им. Луначарского в Ростове. Выпущена ли была афиша – неизвестно.

Даешь изящную жизнь! (стр. 164). Афиша.

Тезисы доклада и программа выступления Маяковского 14 января 1927 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея.

Отчет о докладе см. т. 12 наст. изд., стр. 493.

Содержание тезисов этого и двух других одноименных докладов (стр. 165 и 167) в известной степени раскрывается в стихотворениях: «Даешь изячную жизнь» и «Стабилизация быта».

Стр. 164. А ночью дан был бал в честь юной королевы – из стихотворения С. Я. Надсона «Грезы» («А ночью дан был бал» – первая половина 13-й строки стихотворения; «в честь юной королевы» – вторая половина 5-й строки).

Озерзамок Мирры Лохвицкой – слова из стихотворения Игоря Северянина «Поэзоконцерт». М. А. Лохвицкая – поэтесса.

Белая жилетка, Бальмонт, шипр и клизма – строка из стихотворения Саши Черного «Отъезд петербуржца» (начало перечня вещей, которые берутся в поездку).

Стр. 164. Шоколад Миньон жрала – строка из поэмы А. Блока «Двенадцать».

Последний крик Петровки – см. стихотворение «Стабилизация быта», где Маяковский приводит слова рекламы: «Готовые блузки. Последний крик Петровки».

Лицо левой литературы (стр. 164). Беловой автограф (ЦГАЛИ); афиши, листовка.

С докладом «Лицо левой литературы» Маяковский выступал во время лекционных поездок в 1927 году. Первое выступление состоялось 17 января в Нижнем-Новгороде, последнее – 3 октября в Ленинграде. Для поездки была отпечатана афиша общая для двух выступлений: «Лицо левой литературы» и «Идем путешествовать!» Эта афиша относится к выступлениям Маяковского 17–18 января в Нижнем-Новгороде, 20–21 января в Казани, 24–26 января в Пензе, 27 января в Самаре, 29–30 января в Саратове, 19–20 в Курске.

В автографе тезисы выступления и стихи даны в иной последовательности, чем в печатной афише.

Афиша выступления «Лицо левой литературы» в Витебске 26 марта 1927 года повторяет тезисы и программу данной афиши также в несколько иной последовательности.

Тезисы доклада повторяют некоторые тезисы докладов «Как писать стихи?» и «Поп или мастер?» (см. прим. к ним, стр. 370*).

Отчет о докладах «Лицо левой литературы» 26 января 1927 года в Самаре и 29 января 1927 года в Саратове см. т. 12 наст. изд., стр. 495 и 497.

Идем путешествовать! (стр. 165). Афиша; листовка.

С докладом «Идем путешествовать!» Маяковский выступал во время лекционной поездки начала 1927 года. Первое выступление – 18 января 1927 года в Нижнем-Новгороде, последнее – 19 февраля в Курске. Афиша была общая для двух докладов «Лицо левой литературы» (см. прим. к этой афише*) и «Идем путешествовать!».

Для выступления 24 января 1927 года в Пензе была выпущена листовка, в которой тезисы и программа повторяются в несколько иной последовательности. Добавлено стихотворение «Сифилис» (оно отсутствует на афише, вероятно, из-за того, что оно названо среди стихотворений к докладу «Лицо левой литературы»).

Содержание тезисов раскрывается в стихах и очерках Маяковского, написанных в связи с его заграничными поездками 1922–1925 годов.

Стр, 165. Поэт и Рапалло. – Имеется в виду договор между Советской Россией и Германией, заключенный в апреле 1922 года в гор. Рапалло (Северная Италия). См. также стихотворение «Моя речь на Генуэзской конференции».

Даешь изящную жизнь (стр. 165). Афиши.

Тезисы и программа выступлений Маяковского 22 февраля 1927 года в Харькове и 24 февраля в Киеве. Маяковский выступал совместно с Н. Н. Асеевым.

Программа выступления Асеева была сформулирована в афише следующим образом: «II. Асеев. Стихи и поэмы: Синие гусары. Оранжевый свет. Через головы критиков. Колокола. Обрез. 26 и др.».

Стр. 165. Первый жирок. – См. начало стихотворения «Стабилизация быта».

Озерзамок с кулуарами – сочетание слов из стихотворения И. Северянина «Поэзоконцерт».

Бал в честь юной королевы – перефразированная строка из стихотворения С. Я. Надсона «Грезы».

Желтые ботинки, Брюсов и бандаж – строка из стихотворения Саши Черного «Отъезд петербуржца» (продолжение перечня вещей – см. прим. к одноименной московской афише, стр. 371*).

Леф или блеф? (стр. 165). Афиша.

Тезисы вступительного слова Маяковского 23 марта 1927 года на диспуте на эту тему в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея. Оппонентом Маяковского выступал критик В. П. Полонский, председателем был искусствовед В. М. Фриче.

На афише значилось: «Выступают от Лефа: Н. Асеев, О. Брик, В. Жемчужный, М. Левидов, А. Лавинский, В. Маяковский, В. Перцов, А. Родченко, В. Степанова, В. Шкловский. Против: Л. Авербах, А. К. Воронский, О. Бескин, И. Гроссман-Рощин, В. Ермилов, И. Нусинов. Приглашен В. П. Полонский и все желающие из аудитории.

Вечер иллюстрируется новыми стихами Лефов».

Стенограмму выступлений Маяковского см. т. 12 наст. изд., стр. 325.

Стр. 165. Леф или блеф – название статьи В. П. Полонского, напечатанной в «Известиях ВЦИК» № 46 от 25 февраля и № 48 от 27 февраля. Диспут был организован в ответ на эту статью.

Всем – всё (стр. 166). Афиша.

Тезисы доклада и программа выступлений Маяковского летом 1927 года во время поездки по Украине, Крыму и Кавказу.

Афиша была выпущена без указания даты и места выступления. В каждом городе данные о месте и времени выступления впечатывались отдельно.

Стр. 166. Праф – правый фронт искусств, словообразование, построенное по аналогии со словом Леф.

О бешеном огурце. – В статье Н. Асеева «Поход твердолобых» (журн. «Новый Леф», М. 1927, № 5) есть выражение «бешеный огурец профессора Шенгели».

О Варшаве. – С 15 апреля по 22 мая 1927 года Маяковский был за границей, в частности, в Польше. Стихи и очерки, связанные с этой поездкой, см. т. 8 наст. изд., стр. 154–159 (стихи) и стр. 331–357 (очерки).

О сером кобыле́ – речь идет о стихотворении, строки из которого Маяковский неоднократно приводил на своих выступлениях (без указания заглавия и автора стихотворения) как образец литературной безграмотности:

В стране советской полуденной,

Среди степей и ковылей,

Семен Михайлович Буденный

Скакал на сером кобыле́. (См., напр., выступление в Доме комсомола Красной Пресни, т. 12 наст. изд., стр. 424.)

О слезах Крамаржа. – В очерке «Немного о чехе» Маяковский писал: «На сцене синеблузники. Вот, например, сцена «Слезы Крамаржа». Чешский «твердолобый» Крамарж плачет над дачей, отнятой большевиками у него в Крыму» (т. 8 наст. изд., стр. 341). См. об этом также в очерке «Чешский пионер» (там же, стр. 342).

Хорошо! (стр. 166). Два беловых автографа (ЦГАЛИ); афиши; листовки.

Программа выступления Маяковского 20 октября в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея, 26 октября в Ленинграде, в зале Гос. академической капеллы, 13 декабря в Тифлисе, в Центральном рабочем клубе, и в ноябре – декабре в Ростове, Новочеркасске и других городах.

В рукописи афиши вторая глава названа «Мать их за ноги…».

В отдельных афишах и листовках отсутствуют заглавия «Жир ежь страх плах» и «Хорошо!».

Стр. 166. Шелест знамен… – гл. 1, см. строку 56.

Бей!!! – гл. 2, см. строку 103.

Голова присяжного поверенного – гл. 3, см. строки 158–159.

Усастый нянь – гл. 4, см. строку 391.

Извольте понюхать – гл. 5, см. строку 543.

Я, товарищи, из военной бюры… – гл. 5, см. строки 562–564.

Которые тут временные? Слазь! – гл. 6, см. строки 912–913.

Здравствуйте, Александр Блок! – гл. 7, см. строки 1040–1041.

Стр. 167. Жир ежь страх плах!.. – гл. 7, см. строки 1134–1137.

Господин помещичек, собирайте вещи-ка! – гл. 7, см. строки 1160–1168.

Дядинька, что вы делаете тут? – гл. 8, см. строки 1285–1286.

Дым отечества – гл. 9, см. строки 1322 и 1323, где перефразированы слова из комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума».

С Лениным в башке, с наганом в руке – гл. 10, см. строки 1620–1621.

Трансваль, Трансваль, страна моя… – гл. 11, см. строки 1651–1653. Слова песни периода англо-бурской войны (1899–1902).

Есть революция, а нету масла – гл. 12, см. строки 1756–1758.

Куда идешь? – В уборную иду, на Ярославский – гл. 13, см. строки 1815–1818.

Две морковинки несу за зеленый хвостик – гл. 14, см. строки 1987–1990.

Мы только мошки, мы ждем кормежки – гл. 15, см. строки 2310–2311.

Сперли казну и удрали, сволочи! – гл. 16, см. строки 2521–2522.

Пою мое отечество, республику мою – гл. 17, см. строки 2676–2678.

Место лобное, для голов ужасно неудобное – гл. 18, см. строки 2751–2753.

Хорошо! – гл. 19.

Даешь изящную жизнь! (стр. 167). Афиша.

Афиша была выпущена без указания даты и места выступления. Указания о времени и месте выступления впечатывались отдельно. Сохранился экземпляр афиши с данными о выступлении 2 ноября 1927 года в Ленинграде, в зале Гос. академической капеллы.

Стр. 167. Черемухи и луны со всех сторон. – Речь идет о пошлых литературных произведениях, типа вышедших в 1927 году повести П. С. Романова «Без черемухи» и романа С. И. Малашкина «Луна с правой стороны, или Необыкновенная любовь».

Эпоха фрака – см. стихотворение «Стабилизация быта», строки 63–69. В № 2 журнала «Экран» за 1927 год была напечатана «Анкета о нашей моде и ее будущем». Отвечая на эту анкету, заведующий плановым отделом Москвошвея Гольцман, писал: «Мы идем… прямо в объятия смокингов и фраков».

Брюки дудочкой – см. стихотворение «Стабилизация быта», строка 77.

Упраздненные пуговицы – В статье «Война и язык» Маяковский писал: «Возьмите две пуговицы на спине вашего сюртука. Вы тщательнейше следите за ними. Именно без этих-то двух пуговиц вы не берете сюртука у портного… А в сущности, зачем они вам? Затем, чтобы было чему оторваться? Когда-то, когда ваши отдаленнейшие предки полжизни проводили на лошадях, они пристегивали к ним путающиеся фалды, но ведь теперь вас носят трамваи, – так зачем вам эти пуговицы?» (т. 1 наст. изд., стр. 325).

Хорошо! (стр. 167). Афиша.

Сообщение о чтении поэмы 15 ноября 1927 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея, и перечень вопросов к диспуту после чтения.

На диспут профессиональные критики не явились. В газетном отчете говорилось:

«Никогда еще не проявилось так отчетливо, как вчера, отношение к поэту обывателя, который за свой целковый считает себя вправе с высоты своего обывательского величия и в отдельных выкриках и – тем более – в анонимных записках самым вызывающим образом глумиться над поэтом. <…>

– Я сросся с Октябрьской революцией, – заявил Маяковский. – Советскую республику я считаю своею. И будь я сейчас даже немощным, безголосым импотентом, и тогда бы я попытался прошепелявить свою поэму в честь Октября. Революция выдвинула поэзию на эстраду, приблизила ее к массам. Поэта-меланхолика она заменила поэтом-разговорщиком. И я горжусь своими выступлениями с эстрады.

Когда-то в насквозь прокуренном кафе я обронил такие строчки:

Ешь ананасы, рябчиков жуй,

День твой последний приходит, буржуй.

Этих стихов нет ни в одной из моих книжек. Но недавно я узнал из воспоминаний, напечатанных в «Ленинградской правде», что с этими строками красногвардейцы шли на взятие Зимнего дворца. И этим отрывком я теперь горжусь больше, чем 60 тысячами напечатанных мною строк.

Но революция выдвинула поэта на эстраду вовсе не для того, чтобы можно было безнаказанно над ним глумиться. Поэтому, если на мой вечер приходит публика с явным предубеждением против меня, если она не желает меня слушать, предпочитает демонстративно читать газету, я вырываю у таких «слушателей» газету и кричу им:

– Или слушайте меня, или уходите из зала…

Шумные аплодисменты, покрывшие эти слова Маяковского, показали, что значительная часть вчерашней аудитории поддержала Маяковского за его выступление в защиту поэта и поэзии» (А. Кут, В защиту поэта и поэзии (на вчерашнем вечере В. Маяковского), газ. «Вечерняя Москва», М. 1927, № 261, 16 ноября).

Даешь изящную жизнь (стр. 168). Афиша.

Афиша была выпущена без указания даты и места выступления, которые должны были впечатываться отдельно. Сохранился экземпляр афиши с данными о выступлении 11 декабря 1927 года в Тбилиси в Концертном зале Театра им. Руставели.

Можно предполагать, что афиша была напечатана для осенней поездки 1927 года и что она использовалась Маяковским для выступлений 27 ноября в Новочеркасске и 29 ноября в Ростове.

Содержание тезисов раскрывается в примечаниях к аналогичным афишам.

Отчет о выступлении в Тбилиси см. т. 12 наст. изд., стр. 500.

Слушай новое! (стр. 168). Черновой автограф (ЦГАЛИ); афиша; листовка.

Тезисы доклада, с которым Маяковский выступал в феврале – октябре 1928 года во время лекционных поездок. Первое выступление состоялось 27 февраля 1928 года в Днепропетровске, в Театре им. Луначарского.

В черновом автографе первая тема первоначально формулировалась «Слово читаемое и слово слышимое», а седьмая – «Социальный заказ», «искусство жизнестроения», «формальный метод». Среди перечня стихотворений значились (были написаны, а потом вычеркнуты) «Неграмотный читатель» и «Гимназистики» – по-видимому, «Массам непонятно» и «Гимназист или строитель».

В одесской афише (выступление 22 марта в зале Горсовета) отсутствуют темы из «Хорошо!». В киевской афише среди стихотворений добавлено «Хол» и «гор», т. е. «Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру».

Тезисы разговора-доклада раскрываются в известной мере в статьях Маяковского «Расширение словесной базы», «Вас не понимают рабочие и крестьяне», «Записная книжка «Нового Лефа» (Сейчас апрель…), «Записная книжка «Нового Лефа» (Я всегда думал…) и в выступлении Маяковского на диспуте «Леф или блеф?».

Заграница (стр. 169). Извещение: газ. «Комсомольская правда», М. 1928, № 210, 9 сентября.

Тезисы доклада Маяковского 10 сентября 1928 года в Москве, в Красном зале МК ВКП(б). Вечер был организован редакцией газ. «Комсомольская правда».

Тезисы этого выступления Маяковского имеются в записной книжке поэта (см. стр. 186).

Стр. 169. …галопщик по писателям. – См. стихотворение под этим названием, в котором Маяковский полемизирует с критиком Д. Л. Тальниковым.

Бальмонт-мексиканец. – Речь, по-видимому, идет о произведениях поэта К. Д. Бальмонта, написанных им в результате поездки в Мексику, где он был в 1905 году.

Гумилев. – Многие произведения поэта Н. С. Гумилева написаны под впечатлением от его путешествий (Египет, Абиссиния, Сомали и др.). Эти произведения являются поэтическим восхвалением колониализма.

Под знойным небом Аргентины… – Перефразировка первой строки популярного в предреволюционные годы «Последнего танго» (слова Изы Кремер, музыка Долуар) – «В далекой знойной Аргентине».

…лиловые негры. – «Лиловый негр» – название песенки (изд. в 1911 г.), слова и музыка которой были написаны артистом А. Н. Вертинским и исполнялись им же.

Левей Лефа! (стр. 169). Автограф (ЦГАЛИ); афиша.

Тезисы доклада и программа выступлений Маяковского 26 сентября 1928 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея, и 29 сентября 1928 года в Ленинграде, в зале Гос. академической капеллы, 14 января 1929 года в Харькове, в театре Держдрамы. В ленинградской афише дан заголовок: «Левее Лефа».

В автографе темы и стихи идут в иной последовательности.

Содержание доклада характеризуется в объяснительной записке к афише (см. стр. 122).

Отчеты о докладах см. т. 12 наст. изд., стр. 503 и 505.

Леф и Реф. Новое и старое (стр. 170). Автограф (ЦГАЛИ); афиша.

План выступлений Маяковского летом 1929 года в Крыму и на Кавказе.

В автографе стихи идут в иной последовательности.

Открывается Реф (стр. 170). Рукописная копия с правкой и подписью Маяковского (ЦГАЛИ); афиша.

Тезисы доклада Маяковского 8 октября 1929 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея, на вечере под этим названием (Маяковский председательствовал на вечере).

Содержание тезисов раскрывается в объяснительной записке Маяковского (см. стр. 132).

Отчет о докладе см. т. 12 наст. изд., стр. 510.

Стр. 170. Что такое факт? – По-видимому, объяснение лозунга «Нового Лефа» – «ближе к факту».

Что такое бизнес? – Очевидно, полемика с литературной группой конструктивистов, выпустившей сборник «Бизнес» (Госиздат, М. 1929).

Субъективный объектив – тезис о тенденциозности искусства, сформулированный Л. А. Кассилем.

Что делать? (стр. 170). Автограф (ЦГАЛИ); афиши.

Тезисы доклада и программа выступлений Маяковского в октябре 1929 года в Ленинграде и Москве.

В автографе, сопровождающемся припиской: «Прошу разрешить настоящую афишу для чтения в городах РСФСР», тема «В чем дело?» первоначально формулировалась «Субъективный объектив». Порядок тем иной, чем в афише.

Тезисы доклада раскрываются в объяснительной записке Маяковского к вечеру «Открывается Реф» (см. стр. 132).

Выставка «20 лет работы Маяковского» (стр. 170). Афиша.

Информация о выставке «20 лет работы Маяковского» в Москве, в Клубе писателей на ул. Воровского, 52, открытой первоначально с 1 по 15 февраля 1930 года, а затем продленной до 22 февраля. Выставку устраивали Федерация объединений советских писателей и Реф.

Черновые записи к выступлениям

В настоящем разделе публикуются записи, которые Маяковский делал к своим докладам. В тех случаях, когда содержание записи может быть понято из сохранившейся стенограммы выступления, она не расшифровывается, а дается отсылка к соответствующей стенограмме, помещенной в т. 12 наст. изд.

Записи к выступлению на дисциплинарном товарищеском суде с Госиздатом (стр. 173). Автограф (ЦГАЛИ).

Публикуется впервые.

25 августа 1921 года дисциплинарный товарищеский суд при губернском отделе труда и МГСПС рассматривал дело о неуплате гонорара Маяковскому за «Мистерию-буфф», напечатанную в журнале «Вестник театра» № 91–92 в виде приложения. Дело было возбуждено отделом нормирования труда МГСПС по заявлению Маяковского в юридический отдел МГСПС (см. стр. 44). Суд постановил немедленно уплатить гонорар Маяковскому.

Сохранилась следующая протокольная запись выступления Маяковского (ГАОР МО): «По постановлению ЦК Рабиса я должен был быть премирован натурою, но МГСПС и ВЦСПС мне отказали. За постановку я должен получить, но не получил за репетиции, видоизменения и режиссерскую работу. ВЦСПС и МГСПС мне постановили за пьесу выдать трехмесячный академический паек. Первая постановка в Москве «Мистерии-буфф» состоялась 1 мая. Работа Госиздата тормозится из-за низкой оплаты труда и малого количества писателей. Произведение было отклонено за недостатком бумаги. Решительно и категорически обвиняю Госиздательство за то, что прямо в лицо плюют литераторам. Рабочие в течение трех месяцев в театре заполняли анкеты и говорили, что они давно хотели видеть и ждали эту пьесу в провинции. Все газеты писали о восторженном впечатлении от этой пьесы. Это театральное впечатление захватило все рабочие массы».

Как видно из черновой записи, выступление Маяковского на заседании суда было посвящено не только истории издания «Мистерии-буфф» и доказательству своего права на получение гонорара, но в нем давалась широкая характеристика деятельности Госиздата.

Стр. 173. Госиздат – Наркомпрод духовной пищи. – Несколько измененное выражение из статьи В. П. Полонского «Очередная задача Государственного издательства». В. П. Полонский писал, что Государственному издательству «…поручена исключительная по важности обязанность быть Наркомпродом духовной пищи (курсив автора. – Ред.)» (журн. «Печать и революция», М. 1921, № 1, май – июнь).

Богомолов – заведовал тарифно-нормировочным отделом Центрального комитета Всероссийского профессионального союза работников просвещения (Всеработпроса). Он давал сведения о ставках, по которым должна была быть оплачена «Мистерия-буфф».

…принята ЦК резолюция. – Имеется в виду резолюция Центрального комитета Всеработпроса.

Впрочем, и сам Госиздат печально соглашается с этим (№ 3) и «Творчество» (13). – О недостатках работы Госиздата, выпускавшего мало современной агитационной литературы, писали: В. П. Полонский в статье «Очередная задача Государственного издательства» и А. В. Луначарский в статье «Свобода книги и революция» (обе статьи опубликованы в журн. «Печать и революция», М. 1921, № 1, май – июнь). А. В. Луначарский в своей статье выразил согласие со статьей Н. Ф. Чужака «Опасность аракчеевщины», опубликованной в журн. «Творчество», Владивосток, 1920, № 5.

…как пишет Мещеряков, существует сложно организованная редакция… – Речь идет о статье Н. Л. Мещерякова «О работе Государственного издательства» (журн. «Печать и революция» М. 1921, № 1, май – июнь). Н. Л. Мещеряков писал: «Во главе Госиздата стоит редакционная коллегия. Теперешняя редакционная коллегия была назначена в конце июля 1920 г. В состав ее входят: Н. Л. Мещеряков (пред. коллегии и заведующий Госиздатом), И. И. Скворцов-Степанов (заместитель), М. Н. Покровский, Е. Ярославский (от ЦК партии), Д. Л. Вейс (заведует всей технической и административной частью), В. П. Полонский, представляющий интересы Революционного совета республики. К сожалению, все члены коллегии, кроме т. Вейса, работают в других учреждениях и не могут отдавать Госиздату все свое время». Далее Н. Л. Мещеряков писал о структуре Госиздата и работе отдельных редакций.

Стр. 174. И мне пришлось отдать в первые попавшиеся руки «Вестн. театра», Чита и т. д. – Маяковский в марте 1921 года послал рукопись «Мистерии-буфф» в журнал «Творчество» (Владивосток). 14 августа в газете «Дальневосточный телеграф» было напечатано сообщение о возвращении в Читу одного дальневосточного поэта, который «везет с собой последние ненапечатанные произведения Вл. Маяковского». Ни в журнале «Творчество», ни в газете «Дальневосточный телеграф» пьеса не печаталась.

Луначарский – А. В. Луначарский в связи с постановкой «Мистерии-буфф» в Театре РСФСР Первом прислал в театр отзыв о спектакле, в котором писал: «Когда она («Мистерия-буфф». – Ред.) была написана, я сразу назвал ее первым коммунистическим спектаклем и с энергией добивался постановки ее в Петрограде. Теперь, конечно, это не единственная вещь, но тем не менее она остается серьезным явлением в области нового, нарождающегося театра» (см. А. Февральский, «Мистерия-буфф», сб. «Маяковский», стр. 222).

Собрание в Зоне. – Имеется в виду диспут «Надо ли ставить „Мистерию-буфф“?», проходивший в помещении Театра РСФСР Первого, которое прежде называлось «Театр Зона».

Анкеты. – М. Загорский в статье «Как реагирует зритель» (журн. «Леф», М. 1924, № 2 (6) привел данные об ответах на анкеты, распространявшиеся на спектаклях «Мистерии-буфф»: из 56 отзывов рабочих 40 положительных, 13 отрицательных, 3 неопределенных; из 25 отзывов крестьян – 17 положительных, 6 отрицательных, 2 неопределенных; из 82 отзывов служащих и интеллигентов – 57 положительных и 25 отрицательных.

Статьи… – См. прим. к заявлению в МГСПС, стр. 309.

О литературе же Госиздата. Общая характеристика самого госиздатчика. – В статье «Очередная задача Государственного издательства» (журн. «Печать и революция», М. 1921, № 1, май – июнь) член коллегии Госиздата В. П. Полонский писал: «…типографии Москвы и Ленинграда… выбрасывают книги под маркой Госиздата, содержание которых способно вызвать лишь негодующее изумление».

…отдельные книги в первом же № их журнала… – В выпущенном Госиздатом первом номере журнала «Печать и революция» было напечатано несколько рецензий, в которых говорилось о выпуске Госиздатом ненужных и вредных книг. Так, Н. К. Крупская писала в рецензии на «Роман» Феликса Гра: «Конечно, Советская республика не погибнет от этого кадетского и контрреволюционного вздора, но бумаги жаль до чрезвычайности».

Стр. 177. Лемке. – Речь идет о книге М. Лемке, 250 дней в царской ставке, Госиздат, М. 1921. В рецензии на нее Вяч. Полонский писал, что «…появление ее в наши дни является чудовищной, недопустимой небрежностью Госиздата» (там же).

…рассказ о дезертире… – Госиздат выпустил под этим названием «Сказку о дезертире…» Маяковского, предназначавшуюся для красноармейцев на фронте, через полгода после окончания гражданской войны.

Записи к выступлению на первом вечере «Чистка современной поэзии» (стр. 175). Автограф в записной книжке 1921–1922 гг., № 11 (БММ).

Публикуется впервые.

Вечера «Чистка современной поэзии» состоялись 19 января и 17 февраля 1922 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея. Маяковский выступал на обоих вечерах. Публикуемые записи относятся к первому вечеру. Содержание этих записей во многом перекликается с записью выступления Маяковского, сделанной Д. А. Фурмановым (см. т. 12 наст. изд., стр. 458).

Стр. 175. Отдать их Свердловскому универ<ситету>. – Вероятно, «резолюция» Маяковского о какой-то группе поэтов. По воспоминаниям Н. Шугаевой, во время вечера в зале находилось много студентов Коммунистического университета им. Свердлова (см. газ. «Читатель и писатель», М. 1928, № 3, 1 февраля). «Отдать» – здесь, очевидно, в смысле – отдать на выучку.

Не брать монополию // манифест. – Слова, записанные сбоку от остального текста. Поэты «ничевоки», выступившие на этом вечере с «манифестом», заявляли, что Маяковский не имеет монопольного права «чистить» поэтов (см. воспоминания Н. Шугаевой и запись Д. Фурманова).

Записи к выступлению на диспуте «О живописи быта» (стр. 176). Автограф в записной книжке 1920–1922 гг., № 7 (БММ).

Публикуется впервые.

Диспут «О живописи быта» был организован 1 марта 1922 года в Москве, в художественном секторе Центрального комитета профессионального союза работников просвещения и искусств в связи с предстоявшей 47-й выставкой передвижников (Товарищества передвижных художественных выставок).

Доклад «Живопись быта» прочел художник П. А. Радимов. Содокладчиком выступил художник Н. А. Касаткин. Доклады вызвали оживленные прения. По сообщению газ. «Правда», «вопрос стоял в плоскости: нужен быт в искусстве или нет? В прениях приняли участие Маяковский, Брик, Городецкий и др.» («Правда», М. 1922, № 50, 3 марта).

По устному свидетельству П. А. Радимова, запись Маяковского представляет собой перечень основных положений обоих докладов с оценками поэта.

Записи к выступлению в Большом зале Консерватории (стр. 177). Автограф в записной книжке 1922 г., № 14 (БММ).

Публикуется впервые.

Выступление Маяковского в Москве, в Большом зале Консерватории, состоялось 3 октября 1922 года, перед второй поездкой за границу.

«Слякоть и осенняя унылость не помешали публике собраться в Большой зал Консерватории на вечер Маяковского.

– Я уезжаю в Европу, как хозяин, посмотреть и проверить западное искусство.

Так заявил Маяковский во вступительном слове.

– Искусство должно идти и служить массам.

– «5-й Интернационал» – это поэма предвидения. Образец формы творчества грядущих лет.

Чтение поэмы заняло львиную часть вечера… «Левым маршем» Маяковского вечер закончился» (газ. «Вечерние известия», М. 1922, № 41, 9 октября).

Стр. 177. Я передрался с МОНО. – МОНО – Отдел народного образования Московского Совета рабочих и красноармейских депутатов. В ведении этого отдела находились местные культурно-просветительные и художественные учреждения. В стихотворении «Товарищи! разрешите мне поделиться впечатлениями о Париже и о Моне», написанном несколько месяцев спустя, уже после возвращения из поездки за границу, Маяковский рассказывает о бюрократической волоките с разрешением афиш, извещавших о его вечерах. Вероятно, что и в связи с организацией данного выступления у Маяковского также произошла какая-то стычка с работниками этого учреждения.

Сейчас русское искусство в центре. – См. об этом также в очерках, написанных после поездки за границу в 1922 году (т. 4 наст. изд., стр. 205–266).

Неврастения – писание в бредовом стиле. – По устному свидетельству Н. Н. Асеева, присутствовавшего на этом вечере, Маяковский говорил о русской эмигрантской литературе, противопоставляя ей литературу левых художественных течений в РСФСР.

Записи к выступлению об организации Лефа (стр. 178). Автограф в записной книжке 1923 г., № 20 (БММ).

Публикуется впервые.

Точная дата и место выступления неизвестны. Можно предполагать, что это записи к выступлению в Агитотделе ЦК РКП(б) 16 января 1923 года, когда решался вопрос об организации издательства «Левый фронт искусств», или, что более вероятно, записи к выступлению на совещании редколлегии журнала «Леф» 22 января 1923 года.

Стр. 178. …красная, а потом позеленели. – Речь идет, вероятно, о журнале «Красная новь», выходившем под редакцией А. К. Воронского. Маяковский обвинял Воронского в том, что тот чрезмерно поддается влиянию попутчиков и не привлекает новые кадры советской литературы из среды революционной молодежи. Он говорил впоследствии: «…отношение Воронского к попутчикам не только ласкательное отношение, но и ругательное. Тов. Воронский, однако, не откажется признать, что ругательное отношение возникает только с того момента, когда попутнический писатель хочет уйти от идеализма» (т. 12 наст. изд., стр. 268).

Чужак – поносит. – О разногласиях Маяковского и Н. Ф. Чужака см. в письме Маяковского к Чужаку от 22 января 1923 года и примеч. к нему (стр. 60 и 315*).

Не в словах дело – а Ленин говорит в словах. – Маяковский, очевидно, имеет в виду статью В. И. Ленина «О характере наших газет». Эта запись перекликается со статьей Маяковского «С неба на землю» и со стихотворением «О «фиасках», «апогеях» и других неведомых вещах».

Темы общего подхода, мы в 18 году. – В статье «За что борется Леф?» Маяковский писал: «Мы уже 25-го октября стали в работу… Мы не эстетствовали, делая вещи для самолюбования. Добытые навыки применяли для агитационно-художественных работ, требуемых революцией (плакаты РОСТА, газетный фельетон и т. п.)» (см. т. 12 наст. изд., стр. 42).

Записи к докладу «Анализ бесконечно малых» (стр. 179). Автограф (ЦГАЛИ).

Опубликовано: сб. «Живой Маяковский», вып. 2, М. 1930.

Доклад «Анализ бесконечно малых» состоялся 13 февраля 1924 года в Москве в Большом зале Консерватории на вечере «Леф вызывает своих критиков». Газета «Вечерняя Москва» сообщала в отчете о вечере: «Началось с осады Большого зала Консерватории. Публика – больше все молодежь – с решительным видом, с зычными криками рвалась в будку администратора, на лестницы, и казалось, что вся эта масса молодежи повела правильную осаду на лефов, но оказалось, что публика пришла с самыми мирными и дружелюбными намерениями, пришла послушать, в случае нужды – горой постоять за своих поэтов.

– Лефов печатают, с лефами считаются. Но вот Гиммельфарб нас не признает, – заявляет Маяковский. – Гиммельфарб не персонально, а Гиммельфарб как собирательное. Это критика типа Шебуева, Когана и других.

Вызванные на дискуссию «старики», как и следовало ожидать, не явились. Не явились ни Брюсов, ни Коган, ни Эренбург. Зато явилась молодежь! Поэт биокосмист Ярославский, поэт Герцман и рабочий завода «Динамо» Гаврилов яростно нападали на Леф и на лефов… Ответы критиков были не менее горячие. В общем прения были чрезвычайно пламенными и шумными» (газ. «Вечерняя Москва», 1924, № 38, 14 февраля).

Стр. 179. Сегодня в 5 театрах вещи лефов. – В 1923–1924 годах в театрах шли пьесы В. Маяковского, С. Третьякова, В. Каменского, В. Хлебникова и др.

Крученых и Маяковский в Германии. Третьяков в Пекине. – Речь идет об изданиях стихов Маяковского и А. Крученых в Германии, о поездках Маяковского в Германию и о работе С. Третьякова в Пекинском университете как профессора истории русской литературы.

Нас не признал Гиммельфарб. – Речь идет о статье критика Б. Гиммельфарба «Литература и революция» в газ. «Известия», М. 1923, № 288, 16 декабря.

Сегодня на Верхарна обиделись небеса. – Строка из стихотворения Маяковского «Мрак».

«Ключи счастья» – роман А. Вербицкой; «Санин» – роман М. Арцыбашева. Граф Амори (И. П. Рапгоф) – писатель, автор романа «Возвращение Санина». Эти романы, проповедовавшие культ эротических наслаждений и «свободную любовь», получили скандальную известность. Здесь Маяковский приводит их как тематику, которой более пристало бы заниматься критику Н. Шебуеву.

Шебуев… Полянский тоже. – По записи А. В. Февральского: «Маяковский дал анализ писаний Н. Шебуева, П. Когана (Маяковский привел примеры «цыганского стиля» в его статьях) и П. Лебедева-Полянского».

Академия. – Вероятно, речь идет о Государственной академии художественных наук, президентом которой являлся П. С. Коган.

Правдухин. – Речь идет, по-видимому, о статье В. Правдухина «О культуре искусства» (журн. «Красная новь», М. 1924, № 1) с отрицательными высказываниями о Маяковском.

Розенцвейг из Киева. – Речь идет о заметке Б. Розенцвейга «О Маяковском» в газ. «Пролетарская правда», Киев, 1924, № 12, 15 января. Он писал: «От посетившего Берлин, от Маяковского посетившего Берлин, город Толлера и Бартеля, Кайзера, Газенклевера и целого ряда других художников, мы должны были услышать что-нибудь более весомое, чем пара слов о Гроссе, художнике, бесспорно, смелом, но в конечном счете не решающем. А перед нами, разочарованными и чуть оскорбленными, проходили мысли и впечатления, от которых оставалось в памяти не слишком много».

Записи к выступлению на диспуте о Лефе (стр. 180). Автограф в записной книжке 1924 г., № 25 (БММ).

Публикуется впервые.

Точная дата и место выступления неизвестны. Датируется концом весны – началом лета 1924 года по соседним записям в книжке.

Стр. 181. Вековая тишина. – По-видимому, слова из стихотворения Н. А. Некрасова «В столицах шум, гремят витии…».

Записи к докладу «О сегодняшней поэзии» (стр. 181). Автограф в записной книжке 1924 г., № 25 (БММ).

Полностью публикуется впервые.

Выступление Маяковского состоялось 20 мая 1924 года в Ленинграде, в зале Филармонии. Содержание записей помогает расшифровать «Красная газета», которая сообщала об этом вечере: «Вчера ленинградским литературным кружкам сильно досталось от выступавшего в зале Филармонии Владимира Маяковского, давшего в своем вступительном слове «О сегодняшней поэзии» сравнительный очерк развития Лефа. В Ленинграде, по мнению Маяковского, после расцвета революционной поэзии в Москве «веет Чухломой». После Тургенева и Некрасова Ленинград неуклонно идет к упадку. Наиболее реакционный поэт Сологуб и наиболее неинтересный и бесцветный Блок – продукты Ленинграда, давшего целый ряд реакционных фигур: Игоря Северянина, Олимпова и др., ныне упокоившихся в недрах эмиграции. Наоборот, Москва дала самые яркие революционные группы, например кубофутуристов, Каменского, Крученых и, главное, «гениального» – по мнению докладчика – Хлебникова. Реакционны и все разветвления ленинградской поэзии. Только в первые дни революции Ленинград создавал фундамент новой поэзии, когда была осознана невозможность искусства без единения с рабочими массами (ИЗО). Отсюда пошла чеканка революционной мысли, получившая свое полное завершение только в Москве – в Лефе. С переходом столицы в Москву ленинградское искусство окончательно пало. Теперь следует считаться только с двумя основными группировками современной литературной мысли. Или Леф, или беспочвенная эмигрантская дребедень в лица Бунина и Мережковского и им подобных. Искусство для пролетариата не игрушка, а оружие – поэтому да здравствует страстная, беспощадная борьба за новое пролетарское искусство. «Долой метафизику» и «буниновщину», – заключил докладчик, – и «да здравствуют передовые рабочие круги».

Во втором отделении Маяковский прочел ряд наиболее популярных своих стихотворений» («Красная газета», вечерний выпуск, Л. 1924, № 113, 21 мая).

Стр. 182. С переносом политического центра в Москву… – В марте 1918 года ввиду военной опасности, возникшей вследствие начавшегося нашествия германских империалистов на Прибалтику и Финляндию, Чрезвычайный IV съезд Советов постановил перенести столицу из Петрограда в Москву.

Струны души. – В письме к Л. Ю. Брик от 20 мая 1924 года Маяковский писал: «У моих афиш какие-то существа разговаривают так: «Да, но это не трогает струн души»» (см. стр. 66).

За 600 верст… – расстояние от Ленинграда до Москвы.

Записи к выступлению «О быте» (стр. 182). Автограф в записной книжке 1924 г., № 25 (БММ).

Публикуется впервые.

Точная дата и место выступления неизвестны. По положению в записной книжке и содержанию датируется 1924 годом (после апреля).

Стр. 183. Отвратительные снимки в «Прожекторе»… – Речь идет о фотографиях, помещенных в журнале «Прожектор», М. 1923, №№ 2, 3, 5, 12 под рубрикой «Рабочий быт». На этих снимках изображены рабочие, пьющие чай или наблюдающие, как готовят пирожки к празднику.

«Сладкие пирожки к празднику». – Точная цитата из подписи к одной из фотографий. Ни сами снимки, ни подписи к ним не дают представления о быте рабочих.

Из-за острова на стрежень. – Слова из песни того же названия Д. Н. Садовникова.

Не бьют и не тронулась <быта кобыла>. – Строка из поэмы «Про это» (см. т. 4 наст. изд., стр. 161).

Статья Крупской о Ленине. – Речь идет о статье Н. К. Крупской «О Владимире Ильиче», которая была опубликована в «Правде». В статье было уделено внимание «бытовым вопросам». «О Владимире Ильиче очень много пишут теперь. В этих воспоминаниях В. И. часто изображают каким-то аскетом, добродетельным филистером-семьянином. Как-то искажается его образ. Не такой он был. Он был человеком, которому ничто человеческое не чуждо. Любил он жизнь во всей ее многогранности, жадно впитывал ее в себя» («Правда», М. 1924, № 83, 11 апреля).

Записи к выступлению на диспуте «Упадочное настроение среди молодежи» (стр. 184). Автограф в записной книжке 1927 г., № 39 (БММ).

Публикуются впервые.

Диспут состоялся 13 февраля и 5 марта 1927 года в Москве, в Коммунистической академии. Доклад сделал А. В. Луначарский. Маяковский выступал на обоих заседаниях. Записи относятся к выступлению 5 марта. Стенограммы выступлений см. т. 12 наст. изд., стр. 312.

Текст представляет собой запись отдельных высказываний В. П. Полонского, выступавшего до Маяковского на этом диспуте, с оценками самого поэта.

Записи к выступлению на диспуте «Пути и политика «Совкино» (стр. 184). Автограф в записной книжке 1927 г., № 46 (БММ).

Опубликовано: ЛН – 65.

Диспут «Пути и политика Совкино», организованный ЦК ВЛКСМ, редакцией газ. «Комсомольская правда» и Обществом друзей советского кино, состоялся в Москве в Центральном доме работников искусств 8 и 15 октября 1927 года. Маяковский выступал на втором вечере дважды. Стенограммы выступлений см. т. 12 наст. изд., стр. 353.

Доклад делал член правления Совкино П. А. Бляхин. Кроме Маяковского, на диспуте выступили редактор «Комсомольской правды» Т. Костров, зам. председателя Главполитпросвета В. Н. Мещеряков, представители ЦК ВЛКСМ, ВАПП, члены правления Совкино, писатели и критики.

Записи сделаны Маяковским во время диспута. Они представляют собой запись отдельных высказываний ораторов, а также заметки для своего выступления.

Стр. 184. «Генеральная линия». – Первоначальное название фильма С. М. Эйзенштейна «Старое и новое», который готовился в 1926 году и был выпущен на экраны в 1929 году.

Записи к докладу «Стихи и задачи поэта» (стр. 185). Автограф (ЦГАЛИ).

Публикуется впервые.

С докладом «Стихи и задачи поэта» Маяковский выступил в Тифлисе, в Закавказском коммунистическом университете, 12 декабря 1927 года. Выступление должно было состояться на заседании всех секций Ассоциации пролетарских писателей Грузии в помещении Дворца искусств. Маяковский объединил это выступление с вечером в Закавказском коммунистическом университете.

Тезисы ответов оппонентам записаны на последней странице и на обложке книги поэта Г. Крейтана «Человек на крыше», изд. «Заккнига», Тифлис, 1928. Маяковский в своем докладе разбирал стихи из этой книги. В тексте книги сохранился ряд пометок Маяковского.

Стр. 185. Крейтан поверхностно. – По устному свидетельству В. А. Арутчевой, присутствовавшей на этом вечере, выступавшие упрекали Маяковского в поверхностном разборе стихов Крейтана.

Не Крейтану а Заккниге упрек. – По свидетельству В. А. Арутчевой, Маяковский начал свое выступление с насмешки над чересчур роскошным изданием книги. На первых чистых страницах книги «Человек на крыше», на которых, по мнению Маяковского, можно было бы целую поэму напечатать, рукой Маяковского написано: «Пролет<арское> верже».

Кикодзе. – Критик П. И. Кикодзе, выступавший на вечере.

Ситковский. – Выступавший на вечере поэт А. И. Ситковский говорил, что ему непонятна платформа Лефа, объединяющая людей различных политических и литературных взглядов. Аргументируя свою мысль, Ситковский приводил цитаты из стихов Н. Н. Асеева и С. А. Есенина и говорил, что не видит разницы во взглядах этих поэтов (по устному свидетельству А. И. Ситковского).

Броненосец Потемкин – фильм С. М. Эйзенштейна, выпущенный в 1925 году.

Шмидт лейтенант. – Речь идет, по-видимому, о поэме Б. Л. Пастернака «Лейтенант Шмидт».

Лисовский. – По свидетельству писателя В. А. Сутырина, присутствовавшего на этом вечере, ректор Закавказского коммунистического университета М. И. Лисовский, принимавший участие в диспуте, говорил о непонятности стихов Маяковского.

Стр. 186. Анти-Дюринг – работа Ф. Энгельса.

Но не мелочь целью в конце. – Цитата из поэмы «Владимир Ильич Ленин» (см. т. 6 наст. изд., стр. 261).

Записи к выступлению на вечере в Красном зале МК ВКП(б) (стр. 186). Автограф в записной книжке 1928 г., № 62 (БММ).

Опубликовано в кн.: В. Катанян, Рассказы о Маяковском, М. 1940; факсимиле: ПСС, т. 9, М. 1941, стр. 484–485.

Вечер Маяковского в Красном зале МК ВКП(б) был организован редакцией «Комсомольской правды» 10 сентября 1928 года. Извещение о вечере см. стр. 169. Открывая вечер, редактор «Комсомольской правды» Т. Костров сказал, что «перед отъездом за границу Маяковский хочет побеседовать со своими читателями о том, что и как ему писать о загранице, хочет получить задание – «командировку», – не ту командировку, по которой подлежащие ведомства выдают заграничный паспорт, а словесный мандат, «наказ» от своей аудитории…» («Комсомольская правда», М. 1928, № 212, 12 сентября). Маяковский выехал за границу 8 октября.

Стр. 186. Когда прорвемся сквозь все заставы. – Строка из стихотворения «Той стороне».

…уцепился за штанину Тальников. – Речь идет о рецензии критика Д. Л. Тальникова на стихи и очерки Маяковского об Америке (журн. «Красная новь», М. 1928, № 8). Маяковский, возмутившись развязным тоном статьи, послал письмо в редакцию «Красной нови» (см. стр. 121). Об этом же написано стихотворение «Галопщик по писателям».

3 года спустя рецензия. – Стихи и очерки, о которых говорил Тальников, были написаны в 1925 году.

Стр. 187. …нужна ли швабра… – По поводу строк Маяковского «Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо…» (стихотворение «Домой») Тальников писал: «Какой же это штык, с позволения сказать, и поэтическое «перо»? Просто швабра какая-то…»

…разговаривать о Венере Милосской… – Тальников писал, что Глеб Успенский хорошо, с пользой для читателя все осмотрел, поклонился всем святыням культуры и даже «хрустнул» всем своим существом перед Венерой Милосской.

…попивая чай из инберовских чашечек – Тальников, сравнивая Маяковского и Веру Инбер, писал, что она «пьет из своей собственной чашечки».

Под знойным небом Аргентины. – Перефразировка первой строки «Последнего танго» (слова Изы Кремер, музыка Долуар).

О где же вы, мой маленький креольчик. – Слова из песенки А. Вертинского.

Быстрокрылых ведут капитаны. // Или бунт на борту обнаружив, из-за пояса. – Цитаты из стихотворения Н. Гумилева «Капитаны».

Он меня оглядел… И портрет моего государя. – Цитата из стихотворения «Галла» Н. Гумилева. Цитируя по памяти, Маяковский перефразировал первую строку. Вместо: «Он меня оглядел через эполет» – у Гумилева: «Я склонился, он мне улыбнулся в ответ».

Мой лозунг – одну разглазей-ка… уесть покрупнее буржуя. – Строки из стихотворения Маяковского «Галопщик по писателям».

Записи к выступлению на пленуме Реф (стр. 187). Автограф (БММ).

Публикуется впервые.

Пленум Реф состоялся в Москве 15–17 января 1930 года. Он открылся докладами О. М. Брика «Культурная революция и Реф» и В. А. Катяняна (о литературе) и прениями по ним. Вечером 16 января был заслушан доклад Маяковского (о театре) и состоялись прения по докладу, закончившиеся кратким заключительным словом Маяковского. Стенограмму выступления Маяковского см. т. 12 наст. изд., стр. 401–406.

Стр. 188. «Наталья Тарпова» – пьеса С. А. Семенова (премьера состоялась в московском Камерном театре 8 декабря 1929 г.).

«Партбилет» – пьеса А. Завалишина, вызвавшая большие споры еще до постановки (премьера состоялась в московском Театре Революции 28 марта 1930 г.).

«КВЖД» – пьеса-обозрение С. Я. Алымова, первая постановка Центрального театра Красной Армии (декабрь 1929 г.).

«Невзирая на лица» – пьеса В. П. Пономарева, поставленная в декабре 1929 года в Первом рабочем театре московского Пролеткульта.

«Система Лютце» – по-видимому, речь идет о пьесе И. Л. Сельвинского «Теория юриста Лютце» (издана и поставлена не была).

Крученых – Безыменский. – Выступавший в прениях по докладу Маяковского Е. Д. Симонов говорил: «Я начну с возражения Маяковскому, который поставил знак равенства между Безыменским и Крученыхом» (стенограмма пленума, БММ).

Кирсанов эстрада. – Выступавший С. И. Кирсанов говорил: «Мне кажется, что основная установка Рефа – он должен бороться за эстраду, в которую входит ревю, гротеск, живая газета, потому что в этих самых формах театра мы можем до конца провести нашу рефовскую идею, это идея факта, а в большом театральном действии пьесы этого сделать невозможно» (БММ).

взбудоражит. – С. И. Кирсанов говорил: «Мне хочется быть активным, чтобы театр как-то будоражил и чтобы я оттуда уносил какие-то идеи» (БММ).

рецензенты активность. – С. И. Кирсанов говорил: «Иногда на одну и ту же пьесу дают разные рецензии, одни хвалят, а другие ругают, и не знаешь, кому и чему верить. Мое личное мнение, что если мы строим театр, то зритель должен быть активным, и чтобы он уносил из театра какие-то идеи» (БММ).

Санпросвета // Любовная интрига. – С. И. Кирсанов говорил: «Мы знаем, есть театр Санпросвета и театр Дома Красной Армии, которые ведут непосредственно агитационную работу на отдельных участках нашего строительства. Причем следует отметить, в смысле обслуживания этих театров дело обстоит очень скверно, и технически-художественных сил абсолютно нет, и «Санпросвет» вынужден ставить халтуру с любовными интрижками, потому что боится агитации, и, например, в такую пьесу «Как оберегать скот от падежа» они включают любовную интрижку» (БММ).

Оформление спектакля. – О недостатках оформления спектаклей на пленуме говорил А. М. Родченко.

Непосредственно в зрителя. – Один из выступавших (фамилия не установлена) говорил: «У нас нет ни одного театра, направленного непосредственно в публику» (БММ).

Клубный театр // Эстрада. – Этим вопросам были посвящены выступления Маяковского 16 января (утро) и Е. Д. Симонова 17 января (утро).

Ответы на анкеты

В настоящем разделе публикуются ответы Маяковского на анкеты литературного характера. Кроме того, включены ответы на анкету для лиц, получающих академический паек, так как к ней сделана характерная для Маяковского приписка, и ответы на анкету для лиц, подающих заявление о разрешении занятий над архивными материалами, помогающие в некоторой степени раскрыть тему неосуществленной автобиографической работы Маяковского о побеге из Новинской тюрьмы тринадцати политкаторжанок.

Пасхальные пожелания (стр. 191). «Синий журнал», П. 1915, № 12, 21 марта.

В «Синем журнале» под общим заголовком «Пасха футуристов» были помещены: фотография «Группа петроградских футуристов в мастерской художника Н. И. Кульбина» (Маяковский, В. Каменский, О. Розанова, Н. Кульбин и др.) и ответы на анкету «Пасхальные пожелания» (Маяковского, К. Малевича, Н. Кульбина и др.).

Стр. 191. Измайлов А. А. – критик. В своих статьях резко критиковал стихи Маяковского, предсказывал Маяковскому «полное забвение потомками».

Некрасов и мы (стр. 191). Журн. «Летопись дома литераторов», П. 1921, № 3, 1 декабря (с пропусками); кн.: К. Чуковский, Некрасов (статьи и материалы), Л. 1926 (с пропусками); газ. «Читатель и писатель», М. 1928, № 1, 7 января (часть анкеты). Полностью анкета опубликована: К. Чуковский, Репин, Горький, Маяковский, Брюсов, М. 1940.

В конце 1919 года К. И. Чуковский разослал анкету нескольким поэтам и писателям. Кроме Маяковского, ответы прислали М. Горький, А. Блок, А. Белый, М. Кузмин, А. Ахматова, Вячеслав Иванов и др. Ответы Маяковского, несомненно, носят шутливый характер и не выражают его истинного отношения к Некрасову (ср. строки о Некрасове в стихотворении «Юбилейное»). По свидетельству Л. Ю. Брик, Маяковский «не переставал удивляться своему сходству с Некрасовым» (см. Л. Брик, Маяковский и чужие стихи, журн. «Знамя», 1940, № 3).

Стр. 191. …«безмятежней аркадской идиллии» – строка из стихотворения Н. А. Некрасова «Размышления у парадного подъезда».

Стр. 192. …«на диво слаженный возок» – строка из поэмы Н. А. Некрасова «Русские женщины».

Анкета для лиц, получающих академический паек (стр. 192). Автограф (ЦГАОР).

Опубликована: сб. «Поэма Маяковского «Хорошо!», М. 1958 (см. В. Ф. Земсков, «Река по имени «Факт»).

Стр. 193. Родился <в> 1894 году. – Маяковский родился 7 (19) июля 1893 года. Причина неточности в дате объяснена Маяковским в автобиографии «Я сам» (см. т. 1 наст. изд., стр. 9).

Одиннадцать лет пишу… – Маяковский считал началом своей литературной деятельности стихи, написанные в Бутырской тюрьме в 1909 году.

Признан… Госиздата. – По-видимому, речь идет об отрицательном отношении к произведениям Маяковского со стороны заведующего ЛИТО (Литературный отдел Наркомпроса) писателя А. С. Серафимовича и о задержке издания поэмы «150 000 000» Госиздатом.

Что увлекает вас сегодня? (стр. 193). «Мой журнал Василия Каменского», М. 1922, № 1, февраль.

Стр. 193. …ищу рифму к Фотиевой. – Л. А. Фотиева – секретарь Совета Народных Комиссаров. В то время Маяковский работал над поэмой «Пятый Интернационал». В черновом отрывке этой поэмы есть рифма «пороть его // Фотиева» (см. т. 4 наст. изд., стр. 306).

Что же такое «Сопо» (стр. 193). Газ. «Вечерняя Москва», 1924, № 84, 10 апреля.

Анкета была проведена редакцией «Вечерней Москвы» в связи со статьей Э. Л. Миндлина «8000 поэтов в СССР» («Вечерняя Москва», 1924, № 82, 8 апреля). В статье был резко поставлен вопрос о положении в Союзе поэтов (Сопо), который превратился в прибежище окололитературных людей и отрицательно влиял на молодежь. Наряду с ответом Маяковского газета опубликовала резко отрицательные отзывы о деятельности Сопо Н. Асеева, Демьяна Бедного и др.

Анкета для лиц, подающих заявление о разрешении занятий над архивными материалами (стр. 194). Автограф (ЦГИА).

Опубликовано в журн. «Красная новь», М. 1939, № 8–9.

Заполнена Маяковским 27 марта 1925 года в Московском историко-революционном архиве. Кроме анкеты, поэт заполнил требовательный лист архива, где указаны разыскиваемые им материалы: «1) наружное наблюдение и агентурные сведения о Вл. Маяковском (парткличка «Константин»), 2) отобранная по выходе тетрадка (рукописная) моих стихов» (ЦГИА).

В 1921 году во втором сборнике Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев «Каторга и ссылка» впервые были опубликованы некоторые архивные материалы и воспоминания о побеге тринадцати политкаторжанок из Новинской тюрьмы в 1909 году.

Маяковский, который принимал участие в организации побега, знал об этой публикации и, вероятно, был заинтересован ею, так как на обложке экземпляра этого сборника рукой поэта записан адрес автора публикации А. А. Трояновского (экземпляр хранится у В. А. Катаняна). В 1925 году Маяковский занялся розысками документов вплотную. Один из организаторов побега политкаторжанок И. И. Морчадзе (С. С. Коридзе) вспоминает: «Володя меня встретил на улице… и сказал, что пишет сценарий и хочет описать побег. Это было, примерно, в 1925 году… Я еще тогда свою статью не написал. И вот он мне стал такие подробности об этом побеге рассказывать, что я удивился. Спрашиваю: «Откуда ты это знаешь?» – «Откуда! Я над твоим делом работаю». И тут он мне рассказал, что разрабатывает этот материал для кинокартины» (И. И. Морчадзе, Воспоминания, 1938, БММ). Других сведений о работе поэта над сценарием о побеге тринадцати политкаторжанок нет.

Писатель и книга (стр. 195). Автограф (ЦГАЛИ).

Опубликовано (неточно) в газ. «Известия ЦИК», М. 1934, № 231, 2 октября.

Анкета была разослана Н. С. Ашукиным ряду писателей.

Приложение
Коллективные письма и заявления
1

ЦГИА.

Датируется по помете на заявлении.

Опубликовано: ЛН – 65 (см. В. Ф. Земсков, «Участие Маяковского в революционном движении»).

Заявление написано из 3-го участка Мещанской части, куда Маяковский был заключен после третьего ареста в связи с побегом политических каторжанок из Новинской тюрьмы.

В прошении Маяковскому и его товарищам было отказано.

2

Машинописная копия (ЦГАОР).

Опубликовано с некоторыми изменениями: сб. «Маяковскому» Л. 1940 (см. О. Брик, «ИМО – Искусство молодых»).

Датируется по содержанию.

Маяковский должен был подписать заявление как член коллегии по редактированию сборников.

Творческое содружество «ИМО» («Искусство молодых») было организовано О. М. Бриком в начале 1918 года. Как издательство оформилось под руководством Маяковского. За год своей работы оно успело выпустить 7 книг (два издания пьесы «Мистерия-буфф», 2-е изд. поэмы «Война и мир», «Все сочиненное Владимиром Маяковским», книжку Б. Кушнера «Митинг дворцов» и два сборника: «Ржаное слово» и «Поэтика»). В связи с централизацией издательского дела в РСФСР и образования Государственного издательства в мае 1919 года «ИМО» прекратило свое существование.

То обстоятельство, что под заявлением, адресованным народному комиссару по просвещению должна была стоять его же подпись, – дает основание предполагать, что заявление играло роль соглашения.

Государственное издательство – под этим наименованием следует понимать: «Литературно-издательский отдел Наркомпроса», который существовал до образования Госиздата РСФСР.

3

Печатается по тексту сб. «Маяковскому», Л. 1940 (см. О. Брик, «ИМО – Искусство молодых»).

Датируется по нижеприведенному документу.

Просьба была удовлетворена, в результате чего 5 февраля 1919 года был составлен следующий документ, адресованный «В коллегию Наркомпроса» и подписанный В. Маяковским и В. Шкловским:

«Изменения и дополнения к договору об издании книг нового искусства, заключенному издательским отделом Комиссариата народного просвещения с издательством «ИМО».

§ 9. Все издания поступают на склады литературно-издательского отдела.

§ 13. Авторский гонорар (предусмотренный § 5 принятого ранее договора) оплачивается литературно-издательским отделом при выпуске книги.

§ 14. Издательство нового искусства получает авансом 12 000 р.

Эта сумма погашается 10 % удержаниями с каждого поданного Издательством «ИМО» счета» (ЦГАОР).

«Алконост» (1918–1922 гг.) – Петроградское издательство. В основном издавало авторов, примыкавших в прошлом к символизму.

4

Авторизованная машинопись (ЦГАОР).

Опубликовано (неточно) в сб. «Маяковскому», Л. 1940 (см. О. Брик, «ИМО – Искусство молодых»).

Настоящее письмо с приложением двух смет было передано А. В. Луначарскому, однако в связи с централизацией издательского дела последний не был уже правомочен решать вопрос и передал его на рассмотрение редакционной коллегии Госиздата, которая несмотря на поддержку наркома не удовлетворила просьбу «ИМО» (решение от 24 июля 1919 г.). Денежные расходы «ИМО» и задолженность перед авторами за принятые рукописи были Госиздатом покрыты. На приложенных сметах проставлена дата: 18 июля 1919 года и имеются подписи: Члены коллегии «ИМО»: В. Маяковский, О. Брик; за секретаря: Р. Якобсон.

«Иван». Былина. Эпос революции. – Таково было одно из первоначальных заглавий поэмы «150 000 000».

…такими рабочими центрами, как «Коммунист»… – партийное издательство (1918–1919 гг.). По постановлению ВЦИК от 21 мая 1919 года об образовании Госиздата РСФСР вошло в состав Госиздата.

…в количестве 3000 экз. – После этих слов в публикации О. Брика – продолжение фразы: «и в результате «Ржаное слово», изданное в количестве 3000 экз. из боязни нераспространения, заказано теперь в 30 000 экз.».

5

Копия (хранится у Л. Ю. Брик).

Опубликовано: Катанян – 45.

Датируется письмом к Л. Ю. Брик, к которому было приложено (см. стр. 53).

28 ноября 1921 года декретом Совнаркома РСФСР была введена оплата издательской продукции государственных учреждений. Одновременно Советское правительство признавало возможным допустить работу частных издательств. Следствием этого декрета и явилось настоящее письмо. Поскольку тяжелое состояние отечественной полиграфической промышленности затрудняло осуществление этого плана, Маяковский воспользовался предложением одного рижского издателя (см. об этом подробнее в письме к Л. Ю. Брик от 28 ноября 1921 г., стр. 53) и решил издавать книги в Латвии, на что получил разрешение от наркома по просвещению А. В. Луначарского, Госиздата и Наркомвнешторга. Начинание это не осуществилось.

К докладной записке был приложен список книг, предлагаемых к изданию (хранится у Л. Ю. Брик). На списке имеется резолюция Луначарского. И список и резолюция были полностью приведены Маяковским в письме к Л. Ю. Брик от 28 ноября 1921 года.

6

Печатается по тексту, опубликованному О. М. Бриком в статье «Маяковский – редактор и организатор» (журн. «Литературный критик», М. 1936, № 4).

Датируется по содержанию.

В результате этого письма группа Леф получила возможность издавать свой журнал.

У Л. Ю. Брик сохранился черновик письма, написанный рукой О. М. Брика, с правкой, принадлежащей С. М. Третьякову; в одном месте фамилия Маяковского вписана им самим. Публикуя документ, О. М. Брик опирался, по-видимому, на эту черновую запись. Он писал: «В конце 1922 года Маяковский подал в Агитотдел ЦК РКП(б) заявление с просьбой разрешить ему издавать журнал «Леф». К заявлению был приложен план журнала, в котором цель издания была сформулирована следующим образом (цитирую выдержки по сохранившемуся черновому наброску)».

В черновике излагался также план журнала:

«Отделы журнала:

1. Социология искусства.

2. Технология искусства ([стихи], словесное искусство, искусство действия, искусство формы и цвета, искусство звуков).

3. Практика искусства (образцы).

4. Иностранный отдел.

5. Полемика и критика.

6. Библиография.

7. Хроника.

4. Редакционный состав: Журнал редактируется редакционной коллегией из заведующих отделами.

Ответственный редактор – Брик.

Секретарь редакции – Третьяков.

Зав. соц. иск. – Н. Чужак.

Технология искусства – Б. Кушнер.

Практика искусства – В. Маяковский.

Иностранный отдел – Брик.

Полемика и критика – [Асеев], Арватов.

Библиография и хроника – С. Третьяков.

С течением времени журнал должен стать художественно-идеологическим органом. ОПОЯЗ (петроградских и московских групп), ИНХУК, ГИТИС, худ. совет московского пролеткульта, МАФ, Вхутемас.

5. Предполагаемые сотрудники.

Соц. искусство: Арватов, Чужак, Ашмарин, Устинов, [Брик], Кушнер, Гастев.

Техника искусства:

слово: Якобсон, Эйхенбаум, Якубинский, Винокур, Брик, Силлов.

движение: Мейерхольд, Фореггер, Масс.

форма и цвет: [Родченко, Степанова], Храковский, [Лавинский, Попова].

музыка: Кушнер.

Практика: Маяковский, Асеев, Третьяков, Пастернак, Крученых, Незнамов, Каменский, К. Большаков, Татлин, Родченко, Лавинский, Попова, Степанова. Конструктивисты.

Заведующий монтажом: Лавинский и Родченко.

Иностр.: Германия – Gross, Gasbarra, Carl Einstein, Schüller (Malik Verlag).

Франция: Tristan Tzara, Léger (из группы «Удар»), [Делоне].

Англия – Mr. Loeb («Broom»).

Америка – Д. Бурлюк.

Чехословакия – Р. Якобсон.

Читатели.

6. Журнал рассчитан на 1) коммунистов культ. работников, 2) рабочую интеллигенцию, 3) учащихся, 4) на революционные круги Европы».

7

Авторизованная машинопись (ЦГАОР).

Публикуется впервые.

Торгсектором Госиздата за то же время продано… – цифра не проставлена.

…план коего редакцией Госиздату представлен. – План издательства в делах Госиздата не обнаружен.

…распорядительная комиссия – определяла тиражи издания.

8

Опубликовано: журн. «Леф», М. 1923, № 4, август – декабрь[25].

Из издательских документов видно, что № 3 журнала «Леф» был сдан в печать 5 июля 1923 года, а тираж № 4 журнала был окончательно установлен 11 декабря 1923 года. С 3 июля по 18 сентября Маяковский находился в Германии. Следовательно, публикуемый документ мог появиться в свет в октябре или ноябре 1923 года.

Придавая большое значение «Соглашению», редакция журнала предпослала номеру написанную Маяковским передовую статью о нем. Впоследствии Маяковский неоднократно касался этого вопроса. Так, выступая на диспуте «Леф или блеф» 23 марта 1927 года, он говорил: «На первых же порах Леф заключил соглашение с ВАППом. На каких основаниях? А вот на каких. Мы даем право политического голоса ВАППу за нас не персонально, а потому, что ВАПП являлся, должен был являться, и во всяком случае в идеале должен быть таким, – голосом партии в области искусства. Мы сознательно отдавали свои голоса тем, кто несет знамя партии, знамя революции. В области же культуры мы говорим, что мы сохраняем самобытность своих художественных форм и будем спорить по формальным, техническим и технологическим формам <нормам?> искусства» (см. т. 12 наст. изд., стр. 327). По словам Маяковского, соглашение было направлено «против академизма + попутчики, «Круг» и, отчасти, журнал «Красная новь» (Беседа с Маяковским «Положение Лефа в СССР», газ. «Більшовик», Киев, 1924, № 11, 13 января; см. стр. 217).

9

Авторизованная машинопись (БММ).

Публикуется впервые.

К письму были приложены тарифы на различные виды художественных работ, предложенные авторами заявления.

10

Опубликовано: газ. «Вечерняя Москва», 1924, № 119, 26 мая.

Письмо возымело действие.

В журн. «Леф», М. 1924, № 2, были опубликованы портрет и редакционная статья «Памяти Л. С. Поповой».

Ассоциация инструкторов действенных ячеек – примыкавшее к Лефу объединение клубных работников, отвергавших постановку пьес силами самодеятельных коллективов и пропагандировавших такие виды агитзрелища, как живые газеты, инсценированные доклады, обозрения, литмонтажи и т. п.

Коммунистический коллектив организаторов мастерской Революции – группа коммунистов – студентов Вхутемаса (Высших художественно-технических мастерских), инициаторов создания «Мастерской Революции» для подготовки художников-производственников, поставивших себе целью широкое социальное и культурное воздействие на массового зрителя» (журн. «Леф», М. 1924, № 1 (5), стр. 155).

11

Печатается по ПСС, т. 12, М. 1937 (см. О. Брик, «Маяковский и литературное движение 1917–1930 гг.»).

Датируется по содержанию.

Мысль о возобновлении журнала «Леф» возникла у Маяковского и его товарищей в начале 1926 года. В статье «А что вы пишете?», написанной в мае 1926 года, Маяковский объявляет о продолжении журнала «Леф», который в виде «боевого двухнедельного трехлистника с августа месяца возобновится в Москве» (см. т. 12 наст. изд., стр. 124). Предполагалось, что журнал будет выходить, начиная с августа до конца года, несколькими «экстренными» или «пробными» номерами. Фактически журнал под названием «Новый Леф» начал выходить ежемесячно с января 1927 года. В середине 1928 года поэт вышел из состава Лефа и последние пять номеров журнала сделаны без его участия.

12

Машинопись (ИМЛИ).

Полностью публикуется впервые.

Датируется по содержанию.

Заявление Маяковский лично вручил Г. М. Кржижановскому (председателю комиссии по улучшению быта писателей) и имел с ним по этому поводу беседу.

Федерация объединений советских писателей была образована 27 декабря 1926 года. Группа Леф вошла в нее 9 февраля 1927 года.

ВАПП – Всероссийская ассоциация пролетарских писателей.

Союз писателей – Всероссийский союз писателей (ВСП).

Союз крестьянских писателей – Всероссийское общество крестьянских писателей (ВОКП).

…на предоставлении Лефу 7 мест в совете Федерации. – По уставу организации учредители имели по семи представителей в Совете. Решения по всем важнейшим вопросам должны были приниматься единогласно. При вхождении в Федерацию Лефу – организации, численно значительно меньшей, чем ВАПП, ВСП и ВОКП – было предоставлено четыре места в Совете. Маяковский вошел в Совет и в Исполнительное бюро Федерации.

13

Телеграмма (хранится у В. А. Катаняна).

Полностью публикуется впервые.

…газета-однодневка… – Однодневная газета «Против угрозы войны», изд. «Известий ЦИК СССР и ВЦИК» вышла 20 июня 1927 года.

14

Машинопись (БММ).

Публикуется впервые.

Аналогичные письма адресовались ряду лиц. Фамилия адресата вписывалась ответственным секретарем.

«Октябрьская газета Федерации объединений советских писателей РСФСР» – вышла 8 ноября 1927 года. Ни статьи, ни каких-либо других материалов Мейерхольда в ней помещено не было.

15

Авторизованная рукописная копия (БММ).

Публикуется впервые.

Реф просит дать ему возможность приступить к изданию своих периодических альманахов. – В своем распоряжении по Госиздату (№ 1916/ах от 15 июля 1929 г.) А. Б. Халатов поручил рассмотрение этого вопроса редколлегии издательства, которая 17 июня 1929 года известила о согласии Госиздата выпустить два альманаха «Реф» объемом по 10–12 листов. Однако вследствие раскола Рефа сборники не вышли. Подробнее об этом см. стр. 130 и 348*.

16

Авторизованная рукописная копия (БММ).

Публикуется впервые.

Объяснительная записка была направлена в Госиздат в ответ на извещение о согласии издательства выпустить два альманаха «Реф».

Из бесед с Маяковским

В настоящем разделе публикуются беседы сотрудников различных газет и журналов с Маяковским, напечатанные при жизни поэта. В публикации опускаются места, не имеющие прямого отношения к беседам.

Беседа с сотрудником газеты «День» (стр. 216). Газ. «День», Рига, 1922, № 7, 9 октября. Артур Тупин, «Маяковский за границей».

Беседа состоялась, вероятно, в мае 1922 года во время пребывания Маяковского в Риге.

Стр. 216. Академический центр… – одно из главных управлений Наркомпроса. П. С. Коган был председателем Главного художественного комитета, входившего в состав Академического центра.

Стр. 217. …теоретический обзор «Чистка российской литературы». – Речь идет о выступлениях на вечерах «Чистка современной поэзии» в Политехническом музее 19 января и 17 февраля 1922 года.

Беседа с сотрудником газеты «Більшовик» (стр. 217). «Положение Лефа в СССР», газ. «Більшовик», Киев, 1924, № 11, 13 января. Перевод с украинского.

Беседа состоялась в Киеве в январе 1924 года.

Стр. 217. Группа Леф объединилась с группой «Октябрь»… – Соглашение между Лефом и Московской ассоциацией пролетарских писателей было заключено в октябре – ноябре 1923 года (текст соглашения см. стр. 207).

Стр. 218. «Памятник курским рабочим» – «Рабочим Курска, добывшим первую руду, временный памятник работы Владимира Маяковского».

«Слышишь, Москва», «Противогазы» – пьесы С. М. Третьякова, были поставлены С. М. Эйзенштейном в Первом рабочем театре Московского пролеткульта 7 ноября 1923 года и в январе 1924 года.

Панфутуристы (Аспанфут) – так именовала себя небольшая группа украинских футуристов М. Семенко, Г. Шкурупий, О. Слесаренко и др.). Ассоциация издавала в Киеве журнал «Семафор у майбутне» («Семафор в будущее»). Один экземпляр – № 1 за 1922 год (май) – этого журнала сохранился среди книг Маяковского.

Пленарное заседание Ассоциации – состоялось 16 января 1924 года. Маяковский произнес на нем небольшую речь, в которой подчеркнул необходимость взаимной связи (см. газ. «Більшовик», Киев, 1924, № 14, 17 января).

Беседа с сотрудником одесской газеты «Известия» (стр. 219). Газ. «Известия», вечерний выпуск, Одесса, 1924, № 232, 21 февраля. А. Д., «Вл. Маяковский об искусстве вообще и Лефе в частности».

Беседа состоялась в Одессе, где поэт выступал 20, 21, 22 и 23 февраля 1924 года. Запись беседы в первой своей части содержит большие цитаты из статьи Маяковского «В кого вгрызается Леф?».

Стр. 219. «Сбросить Пушкина, Достоевского…» – неточная цитата из предисловия к альманаху «Пощечина общественному вкусу», М. 1912 (см. стр. 245).

Стр. 220. Николай Асеев выпускает в Госиздате книгу стихов и пишет для Лефа поэму. – Речь идет, вероятно, о поэме Н. Н. Асеева «Лирическое отступление», напечатанной в журнале «Леф», № 2 (6), 1924, и книге стихов «Совет ветров», М. – П. ГИЗ, 1923.

Н. Чужак пишет статьи, но с момента ухода его из Лефа… – . Чужак перестал печататься в журн. «Леф» с четвертого номера.

5-я книжка «Лефа», посвященная Ленину… – В журнале «Леф», 1924, № 1 (5), в разделе «Теория» были напечатаны статьи В. Шкловского, Б. Эйхенбаума, Л. Якубинского, Ю. Тынянова, Б. Казанского, Б. Томашевского, посвященные языку В. И. Ленина.

Рассказ И. Бабеля – «Мой первый гусь», журн. «Леф», № 1 (5).

Маяковский готовит к печати книгу стихов… – Речь идет, вероятно, о сборнике «О Курске, о комсомоле, о мае, о полете, о Чаплине, о Германии, о нефти, о 5 Интернационале и о проч.», М. 1924.

…кругосветное путешествие… – Маяковский поехал в кругосветное путешествие 25 мая 1925 года. Поездка не была осуществлена до конца. В автобиографии «Я сам» он писал: «Вокруг» не вышло. Во-первых, обокрали в Париже, во-вторых, после полугода езды пулей бросился в СССР».

Стр. 221. «Маяковский для голоса» – книга стихов Маяковского, оформленная художником Эл Лисицким (Берлин, 1924).

Из беседы с сотрудником «Ле журналь литерер» (стр. 221). «Ле журналь литерер», Париж, 1924, 29 ноября.

Перевод с французского.

Беседа состоялась во время пребывания в Париже в ноябре 1924 года. Интервьюировал Маяковского Владимир Познер.

Стр. 222. «Атлантида» – роман Пьера Бенуа.

«Доногоо-Тонка» – кинематографический рассказ Жюля Ромэна.

«Моника Лербье» – роман Виктора Маргерита.

Из беседы с сотрудником газеты «Мехикен ньюс» (?) (стр. 223).

Перевод с английского.

Беседа состоялась во время пребывания Маяковского в Мексике в июле 1925 года.

Текст беседы взят из альбома газетных вырезок, который Маяковский делал для выставки «20 лет работы» (ЦГАЛИ). В альбоме нет заглавия газеты, номера и даты. Заглавие здесь дается предположительно.

Из беседы с американским писателем Майклом Голдом (стр. 223). Газ. «Уорлд», Нью-Йорк, 1925, 9 августа.

Перевод с английского.

Беседа состоялась во время пребывания Маяковского в Нью-Йорке в августе 1925 года. В беседе нашли первое выражение мысли, которые Маяковский потом высказал в книге «Мое открытие Америки» и в цикле стихов об Америке.

Стр. 225. На улицы, футуристы, барабанщики и поэты… – цитата из стихотворения Маяковского «Приказ по армии искусства».

Из беседы с редактором газеты «Фрайгайт» (стр. 226). Газ. «Фрайгайт», Нью-Йорк, 1925, № 135, 14 августа.

Перевод с еврейского.

Беседа с редактором газеты «Фрайгайт» Шахно Эпштейном состоялась во время пребывания Маяковского в Нью-Йорке в августе 1925 года.

О встречах Ш. Эпштейна с Маяковским см. также: Шахно Эпштейн, Встречи с Владимиром Маяковским, журн. «Червоний шлях», Харьков, 1930, № 5–6.

Стр. 227. …то в «эл», то с «эл» – «эл» – элевейтор – надземная городская железная дорога.

Стр. 228. «Маяковский на Пятой авеню». – Вероятно, речь идет о стихотворении, получившем потом название «Бродвей».

Беседа с сотрудником «Новой вечерней газеты» (стр. 228). «Новая вечерняя газета», Л. 1925, № 213, 23 ноября.

Беседа состоялась 22 ноября 1925 года в день возвращения Маяковского из путешествия в Америку.

В несколько сокращенном варианте беседа была перепечатана в газ. «Заря Востока» (Тифлис, 1925, № 1046, 1 декабря).

Стр. 229. Отрекся ли я от футуризма. – Речь идет, очевидно, о выступлении Маяковского в Америке с докладом «Что я привезу в СССР», где поэт заявил: «Футуризм и советское строительство не могут идти рядом. Отныне я против футуризма: отныне я буду бороться с ним» (см. т. 12 наст. изд., стр. 479).

…я привез книгу стихов… – «Испания. Океан. Гавана. Мексика. Америка», Гиз, М. – Л. 1926.

…новая книга о Соединенных Штатах – «Мое открытие Америки» (Очерки), Гиз, М. – Л. 1926.

Беседа с сотрудником газеты «Заря Востока» (стр. 229). Газ. «Заря Востока», Тифлис, 1926, № 1113, 27 февраля.

Беседа состоялась во время лекционной поездки по городам Украины, Сев. Кавказа, Азербайджана и Грузни. Маяковский находился в Тифлисе с 25 февраля по 2 марта 1926 года. Теме «Литературная и культурная жизнь Америки» было также посвящено одно из выступлений Маяковского в Тифлисе в помещении Театра им. Руставели (26 февраля).

Стр. 230. …изложением одного из рассказов Булгакова… – Речь идет о повести Булгакова «Роковые яйца».

Из беседы с немецким писателем Ф. К. Вейскопфом (стр. 231). Журн. «Кмен», Прага, 1927, № 1.

Перевод с чешского.

Беседа с немецким писателем Францем-Карлом Вейскопфом, жившим в Праге, состоялась в 1926 году в Москве, на квартире Маяковского. Свое описание этой беседы Вейскопф поместил в чешском журнале «Кмен» («Корень») под заголовком «Глава… тоже о литературе (Визит к Вл. Маяковскому)».

Много лет спустя Вейскопф возвратился к воспоминаниям об этой беседе в очерке «Встречи с Маяковским», опубликованном на немецком языке (F. C. Weiskopf, Begegnungen mit Majakowski. «Neue Deutsche Literatur», Sonderheft zum XXXV Jahrestag der Grossen Sozialistichen Oktoberrevolution, Berlin, November, 1952 <Ф. К. Вейскопф, Встречи с Маяковским. Журн. «Новая немецкая литература», специальный номер к 35-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, Берлин, ноябрь 1952>).

Стр. 231. «Шестая часть мира» – документальный фильм Дзиги Вертова (выпуск Совкино, 1926 г.).

…о предстоящей новой постановке Мейерхольда (о «Ревизоре» Гоголя). – Премьера «Ревизора» в Гос. театре имени Вс. Мейерхольда состоялась 9 декабря 1926 года.

…воспоминания Станиславского. – Имеется в виду книга: К. С. Станиславский, Моя жизнь в искусстве, Государственная академия художественных наук, М. 1926.

Из беседы с сотрудником газеты «Прагер пресс» (стр. 232). Газ. «Прагер Пресс», Прага, 1927, 22 апреля.

Перевод с немецкого.

Беседа состоялась во время посещения Чехословакии в апреле 1927 года.

Стр. 232. Родился я в 1894 г. – См. стр. 400.

Две маленькие книжки для детей… – «Конь-огонь», Л. 1928; «Прочти и катай в Париж и Китай», М. 1929. Обе книжки были сданы в Госиздат 12 апреля 1927 года.

«Комедия с убийством» – незавершенная пьеса Маяковского, над которой поэт работал с 1926 по 1929 год. Сохранились черновики плана пьесы и набросков отдельных сцен (см. т. 11 наст. изд., стр. 412).

Эпическая поэма – «Хорошо!».

Семь сценариев… – Речь идет о сценариях Маяковского «Дети», «Слон и спичка», «Сердце кино», «Любовь Шкафолюбова», «Декабрюхов и Октябрюхов», «Как поживаете?», «История одного нагана».

«Письмо Горькому» – стихотворение «Письмо писателя Владимира Владимировича Маяковского писателю Алексею Максимовичу Горькому» было напечатано в журн. «Новый Леф», М. 1927, № 1.

…я принадлежу к группе Леф, которая существует уже15 лет… – Группа Леф организационно оформилась в конце 1922 года. Вероятно, Маяковский здесь имеет в виду первые футуристические содружества.

Стр. 233. Вы участвовали в дискуссии о Мейерхольде… – Речь идет о выступлении Маяковского на диспуте о постановке «Ревизора» в Гос. театре имени Вс. Мейерхольда 3 января 1927 года (см. т. 12 наст. изд., стр. 306).

«Хочу ребенка!» – пьеса С. М. Третьякова (поставлена не была).

Из беседы с сотрудником газеты «Эпоха» (стр. 234). Газ. «Эпоха», Варшава, 1927, 14 мая.

Перевод с польского.

Эта и следующая беседа состоялись во время пребывания Маяковского в Варшаве в мае 1927 года.

Стр. 234. …поэма, посвященная десятилетию революции – «Хорошо!». 2–8 главы поэмы были инсценированы для праздничного представления в Октябрьские дни 1927 года в Ленинградском гос. академическом Малом оперном театре.

…рассказ об игрушечном коне. – «Конь-огонь».

…описываю путешествие… – «Прочти и катай в Париж и Китай».

Стр. 235. Три уже реализованы… – Фильм по сценарию «Декабрюхов и Октябрюхов» был поставлен на одесской кинофабрике ВУФКУ (вышел на экран в мае 1928 г.). Фильм по сценарию «Закованная фильмой» был поставлен в июне 1918 года. В 1926 году Маяковский вернулся к этой теме и написал новый вариант этого сценария для ВУФКУ (см. сценарий «Сердце кино», т. 11 наст. изд., стр. 67). Фильм по этому сценарию не был поставлен.

…фильм…из жизни поэта… – В конце 1926 года Маяковский написал сценарий «Как поживаете?», главным героем которого является «обыкновенный человек – Маяковский». Фильм по этому сценарию поставлен не был.

Из беседы с редактором журнала «Польска вольность» (стр. 236). Журн. «Польска вольность», 1927, № 7, 22 мая.

Перевод с польского.

Интервьюировал Маяковского редактор еженедельника Тадеуш Венява-Длугошовский.

Стр. 236. ПЕН-клуб («Клуб пера») – европейская писательская организация.

Стр. 237. …переводы «Мистерии» и «Левого марша». – В очерках «Ездил я так» и «Поверх Варшавы» Маяковский упоминает о переводах пролога «Мистерии-буфф», сделанном поэтом В. Вандурским (1923 г.) и «Левого марша» – А. Слонимским (1921 г.).

Стр. 238. …назвал танк попросту «Танька». – Речь идет о стихотворении Д. Бедного «Танька-Ванька».

«Вернись теперь такой артист…» – Маяковский цитирует свое стихотворение «Письмо писателя Владимира Владимировича Маяковского писателю Алексею Максимовичу Горькому».

Беседа с сотрудником «Литературной газеты» (стр. 240). «Литературная газета», М. 1930, № 9, 3 марта.

Пьеса Маяковского «Баня» была впервые поставлена в Москве в Гос. театре имени Вс. Мейерхольда 16 марта 1930 года. Отдельным изданием «Баня» вышла в Госиздате в 1930 году.

Дополнения к томам 1-12

В настоящий раздел включены произведения, обнаруженные уже после выхода соответствующих томов, а также некоторые произведения, не включенные в издание по недосмотру[26].

ТОМ 1

Подпись к плакату издательства «Парус» (стр. 243). Плакат издательства «Парус», П. 1917. Рис. Маяковского.

Выступление на собрании деятелей искусств (стр. 243). Стенографический отчет (ЦГИАЛ).

Впервые опубликовано: ЛН – 65 (см. Е. А. Динерштейн, «Маяковский в феврале – октябре 1917 г.»).

Стенограмма Маяковским не выправлена. В тексте имеется много пропусков.

7 марта 1917 года в газете «Речь» (орган партии «Народной свободы» – кадеты) появилось сообщение, что «Временное правительство вполне согласилось с необходимостью принять меры к охране художественных ценностей и образовало Комиссариат по охране художественных ценностей в составе: Неклюдова, Ф. И. Шаляпина, М. Горького, А. Н. Бенуа, К. С. Петрова-Водкина, М. В. Добужинского, Н. К. Рериха и И. А. Фомина. В художественных кругах возник вопрос об образовании вместо Министерства императорского двора – Министерства изящных искусств». В этом сообщении многие деятели искусств усмотрели попытку Временного правительства поставить искусство под свой контроль. 10 марта на заседании организационного бюро делегатов по созыву собрания всех деятелей искусств был избран Временный комитет. В президиум Временного комитета от секции литературы были избраны: действительными членами – Н. Н. Пунин и Маяковский, кандидатами – М. А. Кузмин и А. А. Блок.

«Собрание деятелей искусств всех отраслей» состоялось 12 марта 1917 года в Петрограде, в помещении Михайловского театра. Присутствовало свыше 1400 человек. Председательствовал один из руководителей партии кадетов В. Д. Набоков. В президиуме находились Л. Н. Андреев, А. Н. Бенуа, А. К. Глазунов, М. Горький и др. Обсуждался вопрос о создании министерства изящных искусств при Временном правительстве.

Состав собрания был чрезвычайно разнороден. Прения сосредоточились вокруг волновавшего всех вопроса о возможности захвата той или иной группой власти в проектируемом государственном органе управления искусством. Была принята выдвинутая «левыми» (Маяковский, И. М. Зданевич, Н. Н. Пунин и др.) резолюция о необходимости созыва Учредительного собора деятелей искусств, который после окончания войны определит основы художественной жизни страны. Для руководства вновь созданным Союзом деятелей искусств было решено сохранить полномочия за Временным комитетом, избранным 10 марта.

Слова о доверии Временному правительству у Маяковского можно объяснить тем, что поэт не смог сразу разобраться во всей сложности происходящих событий, распознать подлинный характер Временного правительства. В. И. Ленин 4 апреля говорил, что «даже наши большевики обнаруживают доверчивость к правительству. Объяснить это можно только угаром революции» (В. И. Ленин, Сочинения, т. 36, стр. 398).

Под влиянием новых событий Маяковский понял истинную сущность буржуазной демократии. От неправильного лозунга «Да здравствует свободное от политики искусство», которым Маяковский закончил свою речь, он также в дальнейшем отказался.

Стр. 243. …создали комиссию у Горького. – Выступавший на собрании М. Горький говорил: «4 марта в моей квартире собралось 50 человек художников, которые выбрали из своей среды 12 человек, которых я сейчас назову: А. Н. Бенуа, Рерих, Добужинский, Аргутинский-Долгорукий, Билибин, Карташев, Лукомский, Нарбут, Неклюдов, Петров-Водкин, Шаляпин, Фомин, Щуко. Эти 50 художников собрались потому, что момент был тревожный – ходили слухи, что что-то ломают и пробовали ломать памятник Александру III. Эти художники служили охране предметов искусства и составили известное воззвание, которое теперь расклеивается по улицам. В дальнейшем эта комиссия 12-ти устроила легализацию путем заявления в Совет рабочих депутатов и солдат, которые делегировали от себя двух депутатов – Тихонова и Николаева. Комиссия состоит теперь из 20 человек». Вскоре комиссия приобрела государственный характер и стала называться «Особым совещанием по делам искусств при Временном правительстве».

По свидетельству художника А. А. Радакова, Маяковский был на совещании у Горького 4 марта и резко критиковал доклад А. Н. Бенуа (Воспоминания А. А. Радакова – БММ).

Стр. 244. Группа «Мира искусства» – объединение художников (А. Н. Бенуа, К. А. Сомов и др.).

Учредительное собрание. – Маяковский имеет в виду «Учредительный собор деятелей искусств», о котором шла речь на собрании.

Коллективное

Пощечина общественному вкусу (стр. 244). Альманах «Пощечина общественному вкусу», 1912; свиток «Грамоты и декларации русских футуристов», СПб. 1914.

Коллективный манифест из альманаха «Пощечина общественному вкусу» был первым декларативным выступлением группы кубофутуристов.

Написан в декабре 1912 года. См. об этом в автобиографии Маяковского: «После нескольких ночей лирики родили совместный манифест. Давид (Бурлюк. – Ред.) собирал, переписывал, вдвоем дали имя и выпустили «Пощечину общественному вкусу» (т. 1 наст. изд., стр. 21). А. Крученых вспоминал: «Писали долго, спорили из-за каждой фразы, слова, буквы. Помню, я предложил: «Выбросить Толстого, Достоевского, Пушкина…», Маяковский добавил: «С парохода современности».

Кто-то: «Сбросить с парохода».

Маяковский: «Сбросить – это как будто они там были, нет, надо бросить с парохода…» (В. Хлебников, Зверинец, М. 1930, стр. 13).

Стр. 245. Кто не забудет своей первой любви… – Имеются в виду строки из стихотворения Ф. И. Тютчева о Пушкине «Тебя ж, как первую любовь, России сердце не забудет» («29 января 1837»). В 1912 году отмечалось 75-летие со дня смерти Пушкина.

Манифест из альманаха «Садок судей II» (стр. 245). Альманах «Садок судей II», СПб. 1913; свиток «Грамоты и декларации русских футуристов», СПб. 1914.

Альманах вышел в феврале 1913 года в Петербурге.

Стр. 245. 1-й «Садок судей» – альманах, в котором были напечатаны произведения В. Хлебникова, В. Каменского, Д. Бурлюка, Елены Гуро и др., вышел в 1910 году.

Метцель и Ко – рекламная контора в Петербурге.

Богатых лишь в смысле Метцель и Ко футуристов… – Имеется в виду группа эго-футуристов (И. Игнатьев, К. Олимпов, П. Широков, И. Северянин), в изданиях которых печатались рекламные объявления разных торговых фирм.

Стр. 246. …книги (автографов) «само-письма». – Речь идет о книгах футуристов, выпущенных литографским способом, с текстом написанным автором или художником от руки. Так, в частности, выпущена была и первая книга Маяковского – сборник «Я» (весна 1913 г.).

Передняя рифма (Давид Бурлюк), средняя, обратная рифма (Маяковский). – Речь идет об экспериментах над рифмами в стихотворениях Д. Бурлюка и Маяковского (см., в частности, стихотворения «Утро» и «Из улицы в улицу» в т. 1 наст. изд., стр. 34 и 38) – опытах рифмования концов строк с началами следующих («передняя рифма»), рифмования слов с зеркально переставленными слогами (напр., «улица – лица у», «резче – через» – «обратная рифма») и др. Об этих опытах в первых стихах Маяковского В. Я. Брюсов писал в статье «Новые течения в русской поэзии. Футуристы»: «Еще менее удовлетворяют нас такие способы находить новую рифму… какие предлагает В. Маяковский… Однако за пределами этих крайностей остается кое-что, не лишенное своей ценности, как новый прием выразительности в поэзии» (журн. «Русская мысль», М. 1913, № 3, стр. 130).

Пощечина общественному вкусу (стр. 247). Листовка, М. 1913.

Листовка выпущена в феврале 1913 года. Вместо подписей воспроизведено групповое фото В. Маяковского, В. Хлебникова, Д. Бурлюка, Н. Бурлюка и издателей «Пощечины» – Г. Кузьмина и С. Долинского.

Дата выхода первого «Садка судей» указана неверно – не 1908, а 1910 год.

Идите к черту! (стр. 247). Альманах «Рыкающий Парнас», СПб. 1914.

Манифест написан в декабре 1913 года.

Стр. 247. «Громокипящий кубок» – сборник стихов И. Северянина (1913).

Стр. 248. К. Чуковский… развозил… ходкий товар… – Имеется в виду лекция К. И. Чуковского «Искусство грядущего дня (русские поэты-футуристы)», с которой он выступал осенью 1913 года в Петербурге, Москве и Киеве.

Ф. Сологуб схватил шапку И. Северянина, чтобы прикрыть свой облысевший талантик. – Речь идет о предисловии Ф. Сологуба к «Громокипящему кубку» И. Северянина.

Василий Брюсов привычно жевал страницами «Русской мысли» поэзию Маяковского и Лившица. – Речь идет о статье Валерия Брюсова «Новые течения русской поэзии. Футуристы» (журн. «Русская мысль», М. 1913, № 3). Имя Брюсова нарочито «спутано» с целью продемонстрировать неуважение. В следующей фразе: «Брось, Вася, это тебе не пробка!..» – намек на пробковую торговлю, которой владел отец Брюсова.

«Мезонин поэзии» – издательство группы футуристов (В. Шершеневич, Р. Ивнев, Б. Лавренев и др.).

«Петербургский глашатай» – издательство группы эго-футуристов (И. Игнатьев, В. Гнедов, П. Широков и др.).

Адамы с проборами – акмеисты. Акмеизм (или «адамизм») был прокламирован в программных статьях Н. Гумилева «Наследие символизма и акмеизм» и С. Городецкого «Некоторые течения в современной русской поэзии» (журн. «Аполлон», СПб. 1913, № 1).

…прицепить вывеску акмеизма и аполлонизма на потускневшие песни о тульских самоварах и игрушечных львах… – Строки направлены против С. Городецкого (см., в частности, его стихотворение «Нищая» в сборнике «Ива» (1913) «…Что же ты, Тула богатая, зря самовары куешь?») и против африканской экзотики в стихах Н. Гумилева.

Все футуристы объединены только нашей группой. – Манифест относится к тому короткому времени, когда кубо-футуристы (Маяковский, Бурлюк) и И. Северянин выступали вместе. Но уже в январе 1914 года отношения между Северяниным и Маяковским были прерваны. Упоминания Северянина в стихах и статьях Маяковского носили неизменно иронический и отрицательный характер.

Dubia

Подпись к плакату издательства «Парус» (стр. 248). Плакат издательства «Парус», П. 1917.

Авторство Маяковского предположительно определено Е. А. Динерштейном, «Маяковский в феврале – октябре 1917 г.», ЛН – 65.

По устному свидетельству автора плаката художника В. В. Лебедева текст, вероятно, принадлежит Маяковскому.

ТОМ 2

Лозунги по производственной пропаганде (стр. 249). Машинописная копия (ЦГАОР).

Публикуются впервые.

Написаны, по всей видимости, для Бюро производственной пропаганды ЦК Союза горнорабочих в феврале 1921 года. В пользу такого предположения говорит не только тематика лозунгов, но и факт активного участия Маяковского в агитационной работе этого профсоюза. Лозунги посвящены возникшим в ноябре 1920 года «Ударным группам образцового труда». Частично являются неизвестными вариантами «Окон сатиры», сделанных в январе 1921 года (лозунг № 1 – вариант окна № 927, № 3 – окна № 866, № 5 – окна № 905, № 7 – окна № 907, № 8 – окна № 906, лозунг № 4 целиком совпадает с окном № 931).

Слушайте новый зов! (стр. 250). Стенная газета «Набат» Саратовского губернского отделения РОСТА, 1921, 1 марта; газ. «Рабочий путь», Смоленск, 1921, № 65, 25 марта.

Отклик на предшествовавшую X съезду РКП(б) дискуссию о профсоюзах (см. стр. 358).

Против переделов (стр. 251). Плакат, М. 1921. Худ. М. М. Черемных.

Принадлежность текста плаката Маяковскому устанавливается по свидетельству М. М. Черемных.

Плакат был выпущен Госиздатом в апреле 1921 года в связи с постановлением ВЦИК от 21 марта 1921 года об обеспечении за крестьянским населением правильного и устойчивого пользования землей, подтверждающим ранее изданный декрет «О переделах земли».

На плакате наряду с поэтическим текстом воспроизводились упомянутый декрет и постановление.

Как можно судить по протоколу заседания распорядительной комиссии Госиздата от 25 марта 1921 года, рассматривавшей плакат, было решено: печатать его ударно тиражом в 25 000 экз. крупным шрифтом для расклейки и 250 000 экз. обычным для рассылки исключительно в деревню (ЦГАОР). Было ли выполнено это решение – неизвестно. Плакат, с которого воспроизводится текст, был выпущен типажом 40 000 экз.

Рабочий, смотри эти два декрета! (стр. 252). Плакат, М. 1921. Худ. М. М. Черемных.

Плакат был принят к изданию распорядительной комиссией Госиздата 23 апреля 1921 года и выпущен в июне 1921 года с целью пропаганды декретов Совнаркома РСФСР «Об урегулировании оплаты труда» и «О натурпремиях» от 7 апреля 1921 года.

В записной книжке Маяковского № 8 (БММ) сохранился рукописный вариант плаката, опубликованный в т. 3 наст. изд., как «Окна сатиры» ГПП № 142 и №? (см. т. 3 наст. изд., стр. 345 и 350).

Афиша «Мистерии-буфф» (стр. 255).

Фототипическое воспроизведение афиши см. т. 2 наст. изд.

Первое представление «Мистерии-буфф» было устроено Центральным бюро по организации празднеств годовщины Октябрьской революции и состоялось 7 ноября 1918 года в Большом зале Петроградской консерватории, где в то время помещался Коммунальный театр музыкальной драмы. Исполняли пьесу актеры (преимущественно молодежь), специально набранные для этого спектакля.

Об этой афише см. статью «Только не воспоминания» (т. 12 наст. изд., стр. 155).

Dubia

Эпилог «Мистерии-буфф» для спектакля в честь III Конгресса Коминтерна (стр. 255).

Впервые опубликовано: А. Февральский, Маяковский-драматург, Гос. издательство «Искусство», М. – Л. 1940.

Текст эпилога был написан Маяковским для спектакля «Мистерии-буфф» в честь III Конгресса Коминтерна. Представления шли на немецком языке (перевод Риты Райт) в Москве, в помещении Первого государственного цирка, в конце июня 1921 года.

Русский оригинал текста не разыскан. Немецкий перевод восстановлен со слов артиста и режиссера В. С. Канцеля, читавшего пролог (см. т. 2 наст. изд., стр. 356) и эпилог в образе «Красного арлекина». Правильность немецкого текста подтверждается переводчицей Р. Я. Райт (полный текст перевода также не разыскан).

Концовка «Мистерии-буфф» для детского спектакля (стр. 256). Неавторизованная машинописная копия (хранится у Е. В. Бердоносовой).

Концовка первой редакции, следовавшая за строкой 1514. Опубликована в журн. «Театр», М. 1960, № 4 (см. А. Февральский, «Маяковский и его пьесы»).

В 1923 году учащиеся Опытной школы эстетического воспитания детей разыграли под руководством детского писателя и режиссера С. Г. Розанова «Мистерию-буфф» (в первой редакции). Маяковский, просмотрев спектакль в 1924 году, остался им доволен. Вскоре после его посещения С. Г. Розанов сказал исполнительнице роли Кузнеца Лёле Нюниной (теперь художница Е. В. Бердоносова), что Маяковский написал для их спектакля новый финал пьесы, и, передав ей листок с машинописным текстом, поручил выучить этот текст. Затем текст был введен в представление.

Стр. 256. Нами, носящими имя Ленина… – В 1924 году, после смерти В. И. Ленина, комсомольской и пионерской организации было присвоено имя вождя.

ТОМ 3

«Рыдает кадий…» (стр. 257). Беловой автограф (ЦГАЛИ).

Судя по аналогичным автографам с рисунками Маяковского, сохранившимися в ЦГАЛИ, предназначался для «Стенной газеты РОСТА», о чем свидетельствуют редакционные пометки На обороте рисунка дата «К 22. XII. 19» с подписью М. Черемных.

Рисунок сделан в связи с помещенным в «Известиях» 20 декабря 1919 года докладом В. И. Ленина о текущем моменте (см. В. И. Ленин, Сочинения, т. 30, стр. 130–141), с которым он выступал на Втором всероссийском съезде коммунистических организаций народов Востока, проводившемся в Москве с 22 ноября по 3 декабря 1919 года (см. «Окно РОСТА» № 1 на ту же тему в т. 3 наст. изд., стр. 50).

Стр. 257. Кадий – духовный судья у мусульман.

Бешкеш – пешкеш (тюркск.) – подарок, взятка.

ТОМ 4

Гужевая повинность заменяется трудгужналогом (стр. 258). Плакат, М. 1922. Худ. М. М. Черемных.

Принадлежность текста плаката Маяковскому устанавливается по свидетельству М. М. Черемных.

Плакат был выпущен издательством «Красная новь» в серии Главполитпросвета № 4 для популяризации декрета Совнаркома РСФСР «О трудгужналоге».

Рекомендован к изданию редколлегией Госиздата 10 февраля 1922 года, издан в марте 1922 года.

Правительство придавало особое значение популяризации этого декрета, так как вследствие сложности обстановки в тот момент на местах встречались различные злоупотребления. В целях создания высококачественных плакатов, пропагандирующих новый налог, Народный комиссариат труда образовал в конце 1921 года специальную комиссию для рассмотрения плакатов о трудгужналоге. Плакат Маяковского – Черемных выгодно отличался от других подобных плакатов лаконичностью и ясностью текста, а главное – умелым фиксированием внимания на основных положениях декрета.

ТОМ 6

Радио-агитатор (стр. 262). Беловой автограф с поправками (БММ); газ. «Призыв», Владимир, 1925, № 127, 7 июня; журн. «Мартен», Екатеринослав, 1925, № 7, июль; журн. «Новости радио», М. 1925, № 30, 30 августа.

Печатается по тексту газеты «Призыв» с исправлением опечаток по беловому автографу: в строках 21–22 вместо «в миллион ушей слухачей» – «в мильон ушей слухачей», в строках 25–26 вместо «Сегодня нет ни времени, ни пространства» – «Сегодня нет ни времен, ни пространств», в строках 33–35 вместо «И, может быть, и такое мы» – «А, может быть, и такое мы».

Тексты для журнала «Красный перец»

Принадлежность Маяковскому небольших прозаических текстов, печатавшихся без подписи в журнале «Красный перец», установлена на основании его пометок в записной книжке 1924 г., № 27 (БММ), а также проведенным В. А. Катаняном еще в тридцатых годах опросом лиц, сотрудничавших одновременно с Маяковским в журнале: В. П. Катаева, М. Я. Пустынина, А. А. Радакова и др.

Авторство Маяковского по отношению к текстам «Коронация Кирилла» и «А сколько вас сушеных на фунт?» установлено В. А. Катаняном (см. В. Катанян, Рассказы о Маяковском, М. 1940, стр. 111, и В. Катанян, Маяковский улыбается, Маяковский смеется, Маяковский издевается, журн. «Крокодил», М. 1939, № 10, апрель). Принадлежность Маяковскому всех остальных текстов установлена В. А. Арутчевой (см. В. А. Арутчева, «Записные книжки Маяковского», ЛН – 65).

Тексты, принадлежность которых Маяковскому не может считаться абсолютно достоверной, отнесены в раздел «Dubia».

Два простоя (стр. 263). Записная книжка 1924 г., № 27 (БММ); журн. «Красный перец», М. 1924, № 24, октябрь. Рис. К. Елисеева.

Три блокады (стр. 263). Записная книжка 1924 г., № 27 (БММ); журн. «Красный перец», М. 1924, № 24, октябрь. Рис. П. Шухмина.

В трамвае (стр. 264). Записная книжка 1924 г., № 27 (БММ); журн. «Красный перец», М. 1924, № 24, октябрь.

Заколдованный круг (стр. 264). Записная книжка 1924 г., № 27 (БММ); журн. «Красный перец», М. 1924, № 24, октябрь.

«Сколько бы у нас в цехе…» (стр. 264). Записная книжка 1924 г., № 27; журн. «Красный перец», М. 1924, № 24, октябрь. Рис. Д. М<ельникова>.

Завтрак английского дипломата (стр. 264). Беловой автограф (хранится у Н. Кальмы); журн. «Красный перец», М. 1924, № 26, ноябрь. Рис. Ю. Г<анфа>.

Коронация Кирилла (стр. 264). Журн. «Красный перец», М. 1924, № 26, ноябрь. Рис. К. Елисеева.

Марьинорощинское (стр. 264). Записная книжка 1924 г., № 27 (БММ); журн. «Красный перец», М. 1924, № 26, ноябрь. Рис. Ю. Г<анфа>.

Марьинорощинское. – Марьина роща – в двадцатых годах окраинный район Москвы имевший дурную славу из-за населявшего его преступного элемента.

«А сколько вас сушеных на фунт?..» (стр. 265). Журн. «Красный перец», М. 1925, № 5, февраль. Рис. А. Радакова.

Dubia

Паноптикум (стр. 265). Журн. «Красный перец», М. 1924, № 25, ноябрь. Рис. Ю. Ганфа. Каждому номеру соответствует специальный рисунок. В подстрочных примечаниях поясняются рисунки, содержание которых неясно из текста.

Принадлежность Маяковскому установлена В. А. Катаняном («Рассказы о Маяковском», М. 1940).

Писатель В. П. Катаев, в 1924–1925 годах заведовавший литературным отделом журнала «Красный перец», впоследствии установил по памяти принадлежность многих текстов Маяковскому. Но в данном случае вспомнить точно не мог и написал: «Если не все здесь написано Маяковским, то безусловно процентов 80–90 принадлежит ему» (В. Катанян, Рассказы о Маяковском, М. 1940, стр. 120).

Стр. 265. …чучело двуглавой стервы. – Двуглавый орел – герб династии Романовых.

…грузинского восстания мыльный пузырь. – Провалившаяся попытка грузинских меньшевиков поднять вооруженное восстание в Грузии в августе 1924 года.

Стр. 266. Либердан – фамилия, составленная из фамилий меньшевистских лидеров – М. И. Либера и Ф. И. Дана – кличка, имевшая в то время широкое распространение.

Стр. 267. № 17. – Речь идет об организованном летом 1917 года Первом петроградском женском батальоне, бывшем в числе защитников Временного правительства.

…Милюков в проливах. – Министр иностранных дел Временного правительства П. Н. Милюков призывал к захвату проливов, принадлежащих Турции, продолжая тем самым империалистическую политику самодержавия.

ТОМ 7

Америка (стр. 270). Журн. «Экран», М. 1925, № 36.

Первый из опубликованных Маяковским очерков о его поездке в Мексику и Соединенные Штаты. Некоторые места совпадают с соответствующими местами книги очерков «Мое открытие Америки» (см. т. 7 наст. изд., стр. 265).

ТОМ 9

«Производительность и зарплата…» (стр. 274). Сочинения, т. 4.

Лозунг был предложен Маяковским 27 февраля 1928 года в Днепропетровске, в связи с кампанией по заключению коллективных договоров, обсуждавшейся на совещании в райкоме металлистов.

Б. Белокопытов, заведовавший культотделом райкома профсоюза металлистов Днепропетровска, рассказывает: «…Два участника совещания поставили передо мной вопрос: «Нужно немедленно дать лозунги». Мне трудно было это сделать сразу, и я пообещал прислать их через несколько дней. Тогда внезапно раздался бас Маяковского:

– Почему так долго? По какому вопросу лозунги? Конкретно!

Я в двух словах рассказал поэту цель кампании. И он сказал:

– Ага! Хорошо! – подумал и сказал снова. – Запишите!

Но через минуту передумал, прошелся по комнате и снова сказал:

– Так будет лучше… Теперь пишите!

Производительность труда

и зарплата –

два близнеца-брата».

(См. газ. «Зоря», Днепропетровск, 1940, № 82, 9 апреля).

Слово «труда» в тексте Сочинений отсутствует.

ТОМ 10

«Распрабабкиной техники скидывай хлам…» (стр. 275). Плакат, Гострудиздат, М. 1930. Худ. Н. Г. Котов.

В плакате варьируются строки 32–40 из стихотворения «Марш ударных бригад».

«300 миллионов в год…» (стр. 275). Плакат, Гострудиздат, М. 1930. Худ. Н. Г. Котов.

Плакат разработан Центральным музеем охраны труда и социального страхования в серии «Борьба с потерями в производстве». Плакат № 3.

ТОМ 12

Хроника (стр. 276). Автограф (БММ).

Опубликовано: ПСС, т. 10, 1941, стр. 440.

Хроника была написана во второй половине ноября 1927 года во время лекционной поездки и 22 ноября прислана О. М. Брику из Харькова с письмом (см. стр. 110) и статьей «Расширение словесной базы».

Статья была помещена в журн. «Новый Леф», 1927, № 10. Хроникальная заметка напечатана не была.

Выступления в стенографической и протокольной записи

Выступление на заседании художественной комиссии Всероссийского бюро по производственной пропаганде (стр. 277). Протокол заседания (ЦГАОР).

Частично опубликовано в журн. «Искусство», М. 1960, № 4 (см. Е. Динерштейн, «Плакаты В. Маяковского и М. Черемных»). Полностью публикуется впервые.

В январе 1921 года по решению ЦК РКП(б) было организовано при ВЦСПС Всероссийское бюро по производственной пропаганде (Всероссбюро прозпропаганды). Целью вновь созданной организации, как гласило положение, было привлечение «широких народных масс к сознательному, активному творческому участию в развитии народного хозяйства РСФСР на коммунистических основах, в целях поднятия производительности труда и содействия проведению в жизнь единого хозяйственного плана» (ЦГАОР).

Для ведения работы в составе Всероссбюро было организовано несколько отделов (литературно-издательский, находившийся при Главполитпросвете, организационный, художественно-изобразительный и научно-технический). Все они состояли в основном не из штатных сотрудников Всероссбюро, а из привлеченных к этой работе специалистов, образовавших целый ряд комиссий и подкомиссий. Маяковский являлся членом художественной комиссии художественно-изобразительного отдела как официальный представитель РОСТА.

Художественная комиссия в заседании 21 января 1921 года обсуждала план организации художественных сил для ведения производственной пропаганды, предложенный представителем Союза работников искусств художником А. Н. Златовратским и искусствоведом Д. Е. Аркиным.

В основу решения, принятого комиссией, легли высказанные поэтом положения. Более того, § 3 гласил: «…проект организации художественной пропаганды поручить выработать тов. Маяковскому» (ЦГАОР).

Так как заседание носило рабочий характер, то выступление поэта неоднократно прерывалось замечаниями присутствующих. Эти замечания опущены.

Стр. 277. …трехлетний опыт… – Маяковский имеет в виду свою работу над «Окнами сатиры РОСТА» (1919–1921 гг.).

…привязав художников к производству… – Выступая 9 февраля 1921 года на заседании президиума ЦК Всерабис, Златовратский от имени художественной комиссии Всероссбюро предложил командировать художников для ведения прозпропаганды на фабрики и заводы. Президиум решил: «Признать принципиально желательным командировки. Проект принять за основу» (протокол № 79, ЦГАОР). Среди художников, выехавших на производство, был и Маяковский.

Доклад «Изобразительное искусство и производственная пропаганда» (стр. 278). Стенограмма выступления (ЦГАОР).

Стенографическая запись выступления Маяковским не выправлена, качество записи неудовлетворительно. Начало выступления Маяковского в стенограмме отсутствует. Местами машинопись не поддается чтению, подобные случаи отмечаются редакторскими пометами «<неясная запись>».

Впервые отрывки из доклада были опубликованы в журн. «Искусство», М. 1960, № 4 (см. Е. Динерштейн, «Плакаты Маяковского и Черемных»). Полностью публикуется впервые.

23 февраля 1921 года Всероссбюро прозпропаганды поручило Маяковскому прочесть на предстоявшем Всероссийском совещании доклад на тему «Изобразительное искусство и производственная пропаганда». Совещание проходило в Москве с 1 по 6 марта 1921 года. Маяковский выступил 4 марта. Целый ряд высказанных им положений нашел отражение в решениях совещания.

Стр. 278. ….на другом рабочий нагружает вагоны продовольствия и мчит их в Донбасс. – Этот плакат был издан Организационно-инструкторским отделом Горного совета ВСНХ в 1921 году.

Стр. 279. …этот плакат попал на улицу. – Речь идет о плакате «Последний час». Свидетельством того, что этот плакат принадлежит Маяковскому, служит запись в протоколе распорядительной комиссии Госиздата от 21 сентября 1920 года: «Разрешить издать Главполитпросвету плакат В. Маяковского «Последний час» – 5000 экз.» (ЦГАОР). Причиной задержки издания плаката были начавшиеся в октябре мирные переговоры с Польшей, в результате которых были подписаны 12 октября 1920 года в Риге предварительные условия мира. В этой связи распорядительная комиссия приняла 15 октября 1920 года решение относительно всех печатавшихся плакатов: «Работы приостановить впредь до выяснения взаимоотношений с Польшей» (ЦГАОР), а начавшаяся борьба с Врангелем потребовала существенной переделки плаката, о чем говорил и сам Маяковский в статье «Революционный плакат».

Стр. 281. …стихотворение Демьяна Бедного. – По всей вероятности, Маяковский имел в виду стихотворение Демьяна Бедного «На черную доску» о кражах на военно-обмундировочной фабрике «Марс», напечатанное в «Правде» от 6 января 1921 года.

Стихотворение начиналось словами:

Как на Марсе на заводе

У работниц нынче страсть

Не к шитью, шитье не в моде,

А к тому, чтоб больше красть… – и заканчивалось четверостишием о черных досках – тема, к которой в этом же выступлении обращается Маяковский.

Поэтому я категорически настаиваю, чтобы этот способ кажущейся кустарной агитации, то есть конкретизация агитации нафабрике, проводился. – Приводимые Маяковским факты были настолько убедительны, что журнал ЦК РКП(б) «Вестник агитации и пропаганды» указывал на них как на пример ведения подобной работы: «Художественные плакаты на отвлеченные темы, хотя бы и прекрасно выполненные, мало достигают цели, поэтому плакаты следует писать не вообще о «труде» или «прогульщиках», а конкретно: о прогульщиках данного завода – Степане Иванове или Василии Петрове, связывая этого прогульщика с разрухой в остальных областях хозяйства.

На Всероссийском совещании по производственной пропаганде художник Маяковский рассказал о том, как, будучи на одной петроградской фабрике, он убедился, что производственные плакаты не оказывают на рабочих никакого действия и последние во время работы очень невнимательно относились к своим обязанностям. Тогда Маяковский обратился к директору с просьбой указать на наиболее типичный образец манкирования. Директор указал на одну работницу Еву, которая крайне невнимательно относилась к своим обязанностям, читала во время работы газеты и тем самым тормозила работу других.

Маяковский нарисовал плакат и сопроводил его соответствующим стихотворением. В плакате он изобразил работницу Еву с газетой в руках, у которой остановилась машина. Эта заминка отражалась на работе других станков, благодаря чему фабрика не выполняла производственных заданий; крестьянин, не получая фабричных изделий, не вез дров и хлеба в город, отчего останавливались другие фабрики и заводы, и рабочие обрекались на голод и холод. Эффект плаката был поразительный: не только работница Ева, но и другие рабочие прекратили чтение во время работы, а сама Ева не знала, куда деваться от насмешек» (Ф. Сенюшкин, Формы и методы производственной пропаганды, журн. «Вестник агитации и пропаганды», М. 1921, № 9-10, стр. 61).

Стр. 282. …Гастев говорил мне… – Поэт А. К. Гастев – организатор и руководитель Центрального института труда (ЦИТ) – выступал на конференции с докладом о научной организации труда.

Стр. 283. …определенное практическое руководство. – Такое руководство было составлено от имени художественного коллектива агитплаката Главполитпросвета (хранится в ЦГАОРе). Как свидетельствует М. М. Черемных, его составил художник И. А. Малютин.

Стр. 285. Здесь нарисованы рабочие, которые под принуждением, под винтовками и прикладами идут на завод работать. – Очевидно, имеется в виду трехкадровый плакат неизвестного художника, выпущенный Госиздатом в 1921 году: «Профсоюзы – строители коммунизма». На первом кадре плаката («В царской России») было изображено столкновение рабочих с полицией перед зданием конторы, где висит объявление: «В случае невыхода на работу – увольнение или арест». На третьем кадре («В обществе будущего») изображен город будущего, над которым летит самолет. Второй кадр описан Маяковским.

…этот плакат Государственным издательством забракован как «погромный». – Речь идет о плакате «Да здравствует революционная инициатива!» (ранее был выполнен как «Окно сатиры РОСТА» № 494).

Стр. 286. Вот плакат серии по поводу системы предложений. – Имеется в виду плакат «Делайте предложения». Плакат был представлен Маяковским от имени ЦК Союза горнорабочих во Всероссийское бюро по производственной пропаганде 25 февраля 1921 года. Бюро приняло решение: «Плакат «Делайте предложение» снять, как специфический по предложениям и передать на обсуждение в художественный отдел для издания в общем порядке» (ЦГАОР). Оттуда он поступил в Госиздат и 25 марта 1921 года рассматривался распорядительной комиссией, которая решила издать плакат тиражом 5000 экз. Однако издание было задержано, о чем можно заключить по протоколу заседания Всероссбюро прозпропаганды от 12 мая 1921 года, где отмечалось, что Госиздатом отклоняется «плакат «Делайте предложения», который вот уже несколько месяцев с нетерпением ожидают ЦК профсоюзов» (ЦГАОР). Вскоре после этого плакат был издан.

Выступление на Третьем Всероссийском съезде работников искусств (стр. 286). Протокол заседания (ЦГАОР).

Публикуется впервые.

По решению пленума съезда Маяковскому и некоторым другим деятелям искусств, не являвшимся представителями организаций, были предоставлены права делегатов с совещательным голосом. Поэт выступил 4 октября 1921 года в прениях по докладам председателя Главного художественного комитета Академического центра Наркомпроса проф. П. С. Когана и заведующих художественными отделами Главпрофобра (Главного комитета профессионально-технического образования) – художника Д. П. Штеренберга и Главполитпросвета – В. Ф. Плетнева.

Отчетов в печати об этом выступлении не было.

В начале осуществления новой экономической политики многие культурные учреждения переводились на самоокупаемость; основы их деятельности в новых условиях находились еще в процессе разработки и не удивительно, что на первых порах не раз допускались ошибки. Против таких ошибок и выступал Маяковский.

Стр. 287. …т. Хлебников, который голодает и не может приехать в Москву. – Поэт Велемир Хлебников в эти месяцы находился на Кавказе. Вскоре он приехал в Москву.

Газетный отчет о выступлении

Доклад «10 лет 10-ти русских поэтов» (стр. 287). Газ. «Руде право», Прага, 1927, № 100, 28 апреля. «Вечер Вл. Маяковского в Праге».

Перевод с чешского.

Доклад был организован Обществом культурного и экономического сближения с Новой Россией 26 апреля в зале Виноградского народного дома в Праге.

Газета «Руде право» в отчете сообщала:

«Самый теплый прием встретил Маяковский, для выступления которого общество сняло большой зал в Виноградах, несмотря на то, что высказывались опасения: найдется ли в Праге, где за последнее время все культурные начинания проходили при пустом зале, достаточно публики, чтобы заполнить помещение на тысячу человек. Опасения оказались напрасными. Задолго до начала вечера зал был наполнен, даже набит битком. После краткого приветствия Маяковскому, которое от имени Общества сближения с Новой Россией и от имени левого фронта чешских писателей произнес писатель И. Гора, под бурные аплодисменты взял слово русский гость. Аплодисменты повторялись без конца в течение его доклада и чтения им стихов и во время выступления чешского чтеца Иоз. Зоры, который с подлинным мастерством и темпераментом прочитал отрывки из «150 000 000»…»

<SCRIPT src="/common.js">

Указатель имен и названий

В указатель включены имена лиц и названия литературных и художественных объединений, выставок и театров, приводимые во всех разделах томов Собрания сочинений (тексты, варианты, разночтения и примечания), а также названия газет, журналов и непериодических сборников, встречающиеся в текстах Маяковского.

Названия произведений, принадлежащих другим авторам и упоминаемых или цитируемых Маяковским (с указанием либо без указания авторства), помещаются после имени автора в алфавитном порядке, причем в скобках указывается форма, в которой Маяковский приводит отрывок из данного произведения (цитата, перефразировка и проч.), если эта форма не оговорена в примечаниях; в сложных случаях дается начало цитаты.

Аннотации даются самые краткие. Псевдонимы раскрываются лишь в сложных случаях, если они не были расшифрованы в примечаниях.

В указателе сведения о некоторых лицах уточнены по новейшим данным; в таких случаях расхождения с примечаниями не оговариваются. Страницы текстов Маяковского (включая варианты и разночтения) даны обычным шрифтом, примечаний – курсивом.

Указатель составлен Н. Ф. Рябовой.

А. М. Эф. – см. Эфрос А. М.

«А сердце-то в партию тянет!» Музыка Тихоновой, слова Чуж-Чуженина – 8: 8; 11: 195, 659; 12: 493, 698.

Абр. А. (Абрамов Александр Иванович, р. 1900), журналист – 13:309.

«Мистерия-буфф», статья – 13: 45, 174, 309, 387.

«Первомайская победа революционного театра», статья – 13: 45, 174, 309, 387.

«Современный зритель и новый театр», статья – 13: 45, 174, 309, 387.

Абрам Васильевич – см. Евнин А. В.

Абрамов Н., литератор – 12: 83, 498, 563.

«Полный словарь русских рифм (русский рифмовник)» – 12: 83, 498, 563.

Абрикосов Алексей Иванович (1824–1904), владелец кондитерской фирмы – 3:469; 12:550.

«Аванти», газета, орган ЦК социалистической партии Италии – 5: 111.

Аванцо Б. А., владелец магазина художественных и писчебумажных товаров в Москве – 1: 47, 378, 430.

Августа-Виктория Гогенцоллерн (1858–1921), жена Вильгельма II – 1: 356.

Авель (библ.) – 2: 160.

Аверченко Аркадий Тимофеевич (1881–1925), писатель – 1: 91, 426; 7: 112, 496; 12:557; 13: 27, 156, 245, 302.

«Неизлечимые», рассказ – 13: 29, 302.

Агамали-Оглы Самед-Ага (1867–1930), председатель ЦИК Азербайджанской ССР (1922–1929) – 9: 431, 602.

Агапов Борис Николаевич (р. 1899), писатель – 12: 385–387, 391, 410, 554, 666, 667, 670, 675, 678.

Адалис (псевдоним Ефрон Аделины Ефимовны, р. 1900), поэтесса – 12: 461, 689.

Адам (библ.) – 2: 23, 86, 119, 181, 263; 4: 10; 5: 194; 7: 67; 8: 99, 222; 11: 51; 12: 64; 13: 248, 419.

Адамович Георгий Викторович (р. 1894), поэт – 13: 182.

Адлер Виктор (1852–1918), австрийский социал-демократ – 7: 376.

Адливанкин Самуил Яковлевич (р. 1897), художник – 5:459, 470, 471.

Адрианов Александр Александрович, московский градоначальник – 13: 14, 18, 21.

Адуев Николай Альфредович (1895–1950), поэт и драматург – 10: 168, 313, 359, 360.

«В. В. Маяковскому до востребования», стих. – 10:360.

Азеф Евно Фишелевич (1869–1918), эсер, агент царской охранки – 1: 189, 442; 5: 112, 444.

Айвазовский Иван Константинович (1817–1900), художник – 1: 319.

Айхенвальд Юлий Исаевич (1872–1928), критик и литературовед – 1: 349.

Аксенов Иван Александрович (1884–1935), поэт, переводчик, искусствовед – 12:604, 632, 691.

«Акцион» («Аксьон»), группа французских писателей – 4: 231.

Александр Македонский (356–323 до н. э.), царь Македонии (336–323), полководец – 1: 316, 449; 12:571.

Александр II (1818–1881), русский император (1855–1881) – 11: 371, 399, 685.

Александр III (1845–1894), русский император (1881–1894) – 2: 16, 492; 6:523; 11: 371, 399, 685; 13:417.

Александр Феодорович – см. Керенский А. Ф.

Александра Федоровна (1872–1918), жена Николая II – 1: 141, 437; 6: 225, 447; 8: 253, 398, 400, 403, 405, 443; 11: 362, 372, 384, 390, 399, 685.

Александра Феодоровна – см. Александра Федоровна.

Александров Григорий Васильевич (р. 1903), кинорежиссер – 12:578.

Александровский Василий Дмитриевич (1897–1934), поэт – 12:561.

Алексеев Михаил Васильевич (1857–1918), генерал царской армии – 2: 96.

Алексей Максимович – см. Горький Максим.

Алексин К. – 13: 199.

Алехин Александр Александрович (1892–1946), шахматист – 9: 75, 551.

Алеша – см. Джапаридзе П. А.

Алиханов (Алиханов-Аварский) Максуд (1846–1907), генерал царской армии – 1: 13, 422; 6: 70, 498.

Аллах, бог в мусульманской религии – 1: 227; 6: 40; 13: 185.

Алтаузен Джек Моисеевич (1906–1942), поэт – 9:581.

Алымов Сергей Яковлевич (1892–1948), поэт – 13:397.

«КВЖД», пьеса-обозрение – 13: 188, 397.

Альберт I (1875–1934), король Бельгии (1909–1934) – 1: 207, 443; 5: 135, 141, 403, 447; 6: 479.

«Альманах поэзоконцерт» – 12: 10.

Альтман Натан Исаевич (р. 1889), художник – 1: 26; 12: 219–223, 238, 597; 13:357.

Альфонс – см. Альфонс XIII.

Альфонс XIII (1886–1941), король Испании (1902–1931) – 7: 280, 521.

Альфред (Капелюш Федор Давидович, 1876–1945), литератор – 5: 157, 449.

Алябьев Сергей (Иванов Владимир Валерианович, р. 1900), поэт и писатель – 13: 212.

Алякринский Петр Александрович (1892–1961), художник – 3:471; 10:373.

Амадори, торговый представитель Италии в СССР в 1923 г. – 5: 56, 434.

Амичис Э. – см. д’Амичис Э.

Аммосов Александр Николаевич (1823–1866), поэт – 3:486.

Амундсен Руаль (1872–1928), норвежский путешественник-исследователь – 9: 190, 483, 566, 567.

Амфитеатров Александр Валентинович (1862–1938), писатель – 12:689.

Анайя, помощница Диего де Ривера – 7:520.

Анатолий Васильевич – см. Луначарский А. В.

Анан, фабрикант обуви в Париже – 7: 316, 523.

Андерсен Ханс Кристиан (1805–1875), датский писатель – 1: 237.

Андреев Леонид Николаевич (1871–1919), писатель – 1: 322, 327, 332, 432, 446, 449; 13: 245, 247, 416.

«Анатэма», пьеса – 1: 71, 432.

«Жизнь человека», пьеса. Некто в сером – 12: 448.

«Красный смех», рассказ – 1: 327, 332.

«Марсельеза», рассказ – 1: 322, 449.

Андреев Николай Андреевич (1873–1932), скульптор – 5: 164, 449; 9:560.

Андреева (Желябужская) Мария Федоровна (1872–1953), актриса и общественная деятельница – 1: 25, 427; 12: 155, 156, 258, 580, 607, 684.

Андрей – см. Триоле А.

Андрей Боголюбский (р. ок. 1111–1174), владимирский великий князь (1157–1174) – 4: 194.

Андрей Первозванный, христианский святой – 10: 106, 352.

Андреюшкин Пахомий Иванович (1865–1887), народоволец – 6:523.

Андромаха (миф.) – 11: 99, 112.

Андрэ – см. Триоле А.

Анненков Юрий Павлович (р. 1889), художник – 12: 363, 656.

Анненский Иннокентий Федорович (1856–1909), поэт – 1: 112, 435.

Аннушка – см. Губанова А. Ф.

Антихрист (библ.) – 2: 208, 294; 6: 375; 12: 84.

Антокольский Марк Матвеевич (1843–1902), скульптор – 12: 355, 652.

«Антология современных стихов» – 12: 362.

Антонов А. С. (ум. 1922), главарь кулацких банд в 1918–1921 гг. – 2: 432.

Антонов – см. Антонов-Овсеенко В. А.

Антонов-Овсеенко Владимир Александрович (1884–1937), революционер, политический деятель – 8: 255, 261, 262, 399, 401, 444, 445.

Антуанетта – см. Мария-Антуанетта.

Анцелиович (Анцелович) Наум Маркович (1888–1952), партийный и профсоюзный деятель – 12: 452, 453, 686, 687.

Ан. Чаров – см. Чаров М. И.

Анюта, тетя – см. Маяковская А. К.

Аполлинер Гийом (1880–1918), французский поэт и критик – 4: 76, 429.

Аполлон (миф.) – 4:434; 6: 216; 12: 368.

Аполлон Бельведерский, античная статуя IV в. до н. э. – 4: 127, 434.

«Аполлон», журнал, СПб., Пг. 1909–1917 – 1: 275, 365, 366; 13: 248.

АПП Грузии («Ассоциация пролетарских писателей Грузии») – 13: 111, 395.

Апухтин Алексей Николаевич (1841–1893), поэт – 1: 99, 314, 434; 11: 229, 541, 666.

Арагон Луи (р. 1897), французский писатель и общественный деятель, коммунист – 8: 334, 450; 13: 137.

Арватик – см. Арватов Б. И.

Арватов Борис Игнатьевич (1896–1940), литературовед и искусствовед – 1: 26; 6: 18, 491; 12: 41, 203, 279, 552, 554, 591, 617; 13: 53, 212, 216, 352, 405.

«Аргентинское танго» – 1: 214 (нотная строка), 215 (нотная строка).

Аргутинский-Долгоруков Владимир Николаевич (1874–1941), коллекционер – 13:417.

Аристотель (384–322 до н. э.), древнегреческий философ – 9: 87, 553.

«Аристотель оный…», шуточная песня – 9: 87, 553.

Аристофан (ок. 446–385 до н. э.), древнегреческий поэт, драматург – 13:318, 366.

«Лизистрата», комедия – 13: 65, 157, 318, 366.

Аркадьев, представитель ВОКСа в Польше в 1927 г. – 8: 331.

Аркин Давид Ефимович (1899–1957), искусствовед – 13:428.

Армстронг («Армстронг-Уитуорт»), английский трест военного судостроения, существовал до 1927 г. – 1: 305, 448.

Арсен – см. Джорджиашвили А. П.

Артоболевский Георгий Владимирович (1898–1943), чтец – 13:338.

Архипов Абрам Ефимович (1862–1930), художник – 1: 290, 447.

Арцыбашев Михаил Петрович (1878–1927), писатель – 1: 289, 330, 423, 447, 450; 13:391.

«Ревность», пьеса – 1: 329, 450.

«Санин», роман – 1: 16, 423; 13: 179, 391.

Асеев Николай Николаевич (р. 1889), поэт – 1: 5, 26, 428, 449; 5:431, 434, 457, 459, 469, 471, 472; 6: 53, 534–536; 7:527; 8: 206, 434; 9: 43, 547; 11: 137, 336, 673, 693; 12: 28, 42, 71, 72, 74, 79, 95, 142, 145, 146, 160, 183, 203, 280, 282, 317, 318, 323, 337, 342, 343, 366, 449, 456, 457, 461, 541, 548, 552, 555, 557, 586, 591, 609, 617, 619, 637, 639, 641, 652, 658, 678, 685, 696, 702; 13: 50, 51, 53, 56, 66, 68, 69, 109, 137, 150, 164, 185, 210, 212, 214–216, 218, 220, 222, 232, 235, 237, 287, 310, 311, 317, 321, 330, 336, 350, 353, 362, 373, 374, 389, 396, 400, 405, 410.

«Безумная песня», стих. – 12:541.

«Граница», стих. – 12:541.

«26» – см. «Двадцать шесть».

«Двадцать шесть», поэма – 13:373.

«Диспут с колокольнями», стих. – 13:373.

«Дневник поэта» – 13:310.

«Изморозь», сб. стих. – 8:436.

«Интервенция веков», стих. – 12:685.

«Колокола» – см. «Диспут с колокольнями».

«Лирическое отступление», поэма – 12: 282, 619; 13: 220, 232, 410.

«Маяковский», статья – 12:652.

«Обрез», стих. – 13:373.

«Оранжевый свет» – см. «Свет мой».

«Осада неба», стих. – 12:541.

«Песня Дальневосточной армии», стих. – 13: 150, 362.

«Поход твердолобых», статья – 13:374.

«Проклятие Москве», стих. – 12:541.

«Свет мой», стих. – 13:373.

«Семен Проскаков», поэма – 13:336.

«Синие гусары», стих. – 13:373.

«Совет ветров», книга стихов – 12: 71; 13: 220, 410.

«Стальной соловей», книга стихов – 13: 216.

«Три года на Дальнем Востоке», очерк – 13:311.

«Через головы критиков», стих. – 8:436; 13:373.

«Через мир – шаг», стих. – 12:685.

«Черный принц», поэма – 13: 232, 237.

Асеева Ксения Михайловна (р. 1900), жена Н. Н. Асеева – 13: 68, 69.

Асквит Герберт Генри (1852–1928), английский политический деятель – 6: 169, 172, 441, 507.

Аскольд, полулегендарный киевский князь IX в. – 6: 10, 423, 490.

«Аспанфут», литературная группа на Украине в 20-х гг. – 12: 467, 692; 13: 218, 409.

«Атлантик», газета на пароходе «Эспань» – 7: 266.

Атлас (миф.) – 11: 497, 507, 512.

Аура-Мазда, Ахурамазда, Ормузд (миф.) – 11: 446, 694.

Афанасьев Б., цирковой администратор – 5:425.

«Ах, зачем эта ночь так была хороша», народная песня – 4: 215; 12: 465.

Ахиллес (миф.) – 8: 222.

Ахматова Анна Андреевна (р. 1889), поэтесса – 1: 305; 4: 241; 6: 217, 513; 8: 348; 12: 43, 460, 461, 555, 689; 13:357, 399.

«Подорожник», сб. стих. – 4: 241.

«Сероглазый король», стих. – 12: 448 («за окном шелестят тополя»).

АХРР («Ассоциация художников революционной России», 1922–1932) – 6: 210, 512; 7: 131, 500; 8: 115, 428; 9: 273, 579; 12: 151, 158, 286, 579, 622; 13: 157, 367.

Ахундов Рухула Алы оглы (1897–1938), член ЦИК СССР в 1928 г. – 9: 213.

Ашмарин (Ахрамович) Витольд Францевич (ум. 1930), журналист и искусствовед – 13:405.

Ашукин Николай Сергеевич (р. 1890), литературовед – 13:401.

Бабаев Петр Акимович (1883–1920), революционер, партийный работник – 8: 215.

Бабель Исаак Эммануилович (1894–1941), писатель – 12: 291, 328, 329, 624, 642, 650; 13: 220, 222, 233, 410.

«Мой первый гусь», рассказ – 13: 220, 410.

«Одесские рассказы» – 12:624.

«Смерть Долгушова», рассказ – 12: 329, 642.

«Соль», рассказ – 12: 329, 642.

«Конармия», сб. рассказов – 12:624, 642.

Бабочкин Борис Андреевич (р. 1904), актер – 11:675.

Багрицкий Эдуард Георгиевич (1895–1934), поэт – 13:351.

Базальжетт Эмиль (1873–1929), французский литератор, переводчик – 8: 334.

Базаров В. (псевдоним Руднева Владимира Александровича, 1874–1931), экономист, философ – 6:525.

Байрон Джордж Ноэл Гордон (1788–1824) – 1: 17; 7: 154, 501, 502; 10: 169, 314, 361; 11: 298.

«Бакинский рабочий», газета, орган Центрального и Бакинского Комитетов КП Азербайджана – 1: 28.

Бакст Лев Самойлович (1866–1924), художник – 1: 284, 334, 446; 4: 250.

Бакунин Михаил Александрович (1814–1876), революционер, идеолог анархизма – 12:656.

Балакирев Милий Алексеевич (1836–1910), композитор – 4:444.

Балахович (Балахович-Булак), командир белогвардейских отрядов – 3: 203, 242, 523, 525, 526, 531, 571.

Балашов Сергей Михайлович (р. 1903), актер-чтец – 11:676.

Балиев Никита Федорович (1877–1936), актер, основатель и руководитель театра-кабаре «Летучая мышь» – 4: 211, 236, 441; 7: 266, 519.

Балтрушайтис Юргис Казимирович (1873–1944), поэт – 13:311.

Бальмонт Константин Дмитриевич (1867–1942), поэт – 1: 17, 305, 306, 316, 324, 342, 366, 448, 450, 451; 8: 331, 448; 9: 291, 466, 582, 583; 12: 24, 26, 40, 112, 252, 546, 552, 569, 605; 13: 164, 169, 181, 245, 371, 378.

«Испанский цветок», стих. – 1: 324, 450.

«Кипи же, страшная стихия», стих. – 1: 306, 448.

«Снежные цветы», стих. – 12: 112, 569.

Сонет, посвященный Маяковскому – 8: 331, 448.

«Тише, тише совлекайте с древних идолов одежды», стих. – 1: 342, 451.

«Хвалите», стих. – 12: 26, 546.

«Челн томленья», стих. – 12: 24, 546.

Бальшин Юлий Яковлевич (1871–1938), сосед Маяковского по квартире – 4: 147, 323, 436.

Бандин Михаил Васильевич, журналист – 9:552.

Бантыш Федор Александрович, иркутский губернатор – 8: 85.

Баранов-Россинэ Владимир Д., художник – 12: 231, 234, 598.

Барбаросса Фридрих I (ок. 1123–1190), император так называемой «Священной Римской империи германской нации» (1152–1190) – 4: 88, 431; 8: 222, 437.

Барбюс Анри (1873–1935), французский писатель, коммунист – 4: 230, 231; 8:449; 9:576; 10: 14, 343.

Бардин Иван Павлович (1883–1960), ученый-металлург – 10:354.

«Мечта и ее осуществление», статья – 10:354.

Барон Жак (р. 1905), французский поэт – 8: 334, 450.

Барон Жан – см. Барон Жак.

Барон Эрих (ум. 1933), немецкий журналист, антифашист – 12: 499.

Барт Виктор Сергеевич (1887–1954), художник – 4: 250.

Бартель Макс (р. 1893), немецкий поэт – 13:392.

Баршак Оскар Григорьевич (1894–1956), киноработник – 12:651.

«Барыня», русская народная плясовая песня – 4: 224.

Басилов Николай Александрович (1907–1961), режиссер и композитор – 12:632.

Бассалыго Дмитрий Николаевич (р. 1884), актер, режиссер, общественный деятель – 12:601, 606, 652.

Бауман Николай Эрнестович (1873–1905) – 1: 14, 422.

Бахметев Георгий Петрович, царский дипломат – 4: 220, 443.

Бахметьев – см. Бахметев Г. П.

Бахус (миф.) – 1: 202, 412, 443.

Баян Вадим (псевдоним Сидорова Владимира Ивановича, р. 1880), поэт – 1: 368, 454; 12: 194, 195, 588, 589; 13: 21, 299.

«Кумачовые гулянки», книга – 12:588.

«Лирический поток», книга – 12:588.

«Открытое письмо В. В. Маяковскому» – 12:588.

Бебель Август (1840–1913), немецкий социал-демократ – 7: 376; 8: 21, 41, 178, 179, 420, 422, 433; 11: 272, 669; 13: 169, 381.

«Женщина и социализм» – 8: 179, 433.

Бебутов Валерий Михайлович (р. 1885), режиссер – 12: 20, 545, 554, 601.

Беглярова Тамара Ясоновна (1895–1953), знакомая Маяковского – 13: 67.

«Беднота», крестьянская газета, орган ЦК ВКП(б), М. 1918–1931 – 6: 366, 372.

«Бедные овечки», оперетта французского композитора Базена Франсуа-Жозефа (1816–1878) – 3: 140.

Бедный Демьян (псевдоним Придворова Ефима Алексеевича, 1883–1945), поэт – 7: 18, 368, 389, 473; 12: 31, 70, 71, 88, 270, 273, 276, 294, 419, 469, 486, 549, 612, 614, 615, 650, 697; 13: 147, 238, 281, 287, 320, 400, 415, 429.

«Бесы игривые», сб. стих. – 12: 71.

«Искупление», сб. стих. – 12: 71.

«Как родная меня мать провожала…» – см. «Проводы».

«Королевская шансонетка», стих. – 12: 31, 549.

«Мужицкий клад», сб. стих. – 12: 71.

«На черную доску», стих. – 13: 281, 429.

«Обида», стих. – 12: 270, 614.

«Проводы», стих. – 13: 238.

Собрание сочинений – 12: 70, 71.

«Танька-Ванька», стих. – 12: 486, 697; 13: 238, 415.

«1905 г.», сб. стих. – 12: 70.

Безбородов Евгений Николаевич (1907–1941), писатель – 12: 482, 696.

Безыменский Александр Ильич (р. 1898), поэт – 6: 53; 7: 151, 438, 501; 10: 168, 169, 313, 359, 360; 11:682; 12: 70, 79, 96, 272, 277, 341, 348, 389, 392, 401, 402, 514, 567, 610, 645, 646, 668, 673, 675, 696, 704; 13: 183, 188, 398.

«Встреча с Есениным», стих. – 12: 96, 567.

«Выстрел», комедия в стихах – 10: 168, 359; 12: 401, 402, 411, 514, 673, 675, 704.

«Иное солнце», сб. стих. и поэм – 12: 70.

«Как пахнет жизнь», сб. – 12: 70.

«Комсомолия», поэма – 10:359; 12: 70.

«На чистоту (Вынужденный ответ Лефу)», статья – 12: 341, 645, 646.

«Ода скромности», стих. – 7:501; 12: 342, 646.

«Что я пишу», заметка – 12: 341, 645.

Бейрах (р. 1913), ученик на фабрике – 9: 118, 556.

Беккер Михаил Иосифович (1900–1943), литерат. критик – 12:697.

«Любовная лирика комсомола», статья – 12:697.

Беклемишев Владимир Александрович (1861–1920), скульптор, ректор Высшего художественного училища при Академии художеств – 13: 17, 18.

Бёклин Арнольд (1827–1901), швейцарский художник – 4: 165, 356, 437.

«Остров мертвых», картина – 4: 165, 166, 356, 357, 397, 408, 437.

Беленсон Александр Эммануилович, поэт – 1: 369, 370.

«Автопортрет», стих. – 1: 370.

Белокопытов Б., профсоюзный работник – 13:426.

Белопольский12: 217.

Белый Андрей (псевдоним Бугаева Бориса Николаевича, 1880–1934), поэт – 1: 17, 18, 424; 12: 40, 43, 463, 552, 632, 689, 690; 13: 181, 399.

«В горах», стих. – 1: 18, 424.

Бем Елизавета Меркульевна (1843–1914), художница – 1: 15, 423.

Бенеш Эдуард (1884–1948), чехословацкий буржуазный политический деятель – 8: 333, 449.

Бенуа Александр Николаевич (1870–1960), художник, искусствовед – 1: 291, 447; 6: 217, 513; 13: 244, 416, 417.

Бенуа Пьер (р. 1886), французский писатель – 4: 230, 444; 7: 113, 496; 13:411.

«Атлантида», роман – 13: 222, 411.

Бердников Александр Иванович (1883–1959), политический работник – 7: 226, 512.

«Политграмота» («Курс политграмоты»), в соавторстве с Ф. Ю. Светловым – 7: 226, 512.

Бердоносова Елена Владимировна (р. 1907), художница – 13:422.

Березин Николай Ильич (р. 1866) – 12: 71.

«Африка», книга – 12: 71.

Березовский Феоктист Алексеевич (1877–1952), писатель – 12:678.

Берлин Иона Григорьевич (Соболевский Евгений, 1905–1941), писатель – 13: 212.

Бернар Сара (1844–1923), французская актриса – 4: 213, 442.

Берро Анри (1885–1958?), французский журналист – 8: 334, 449.

«Что я видел в Москве», очерк – 8:449.

Берта Яковлевна – см. Горожанина Б. Я.

Бескин Осип Мартынович (р. 1892), критик и изд. работник – 12: 338, 345, 346, 641, 647, 649; 13: 103, 104, 112, 332, 373.

Бескин Эммануил Мартынович (1877–1940), театральный критик – 13: 49.

Беспалов Иван Михайлович (1900–1937), литературовед – 13:339.

Бетховен Людвиг ван (1770–1827) – 6: 42, 430; 11: 237, 239, 545, 558.

Бехер Иоганнес Роберт (1891–1958), немецкий поэт – 8: 335, 450; 12:699.

Библ Константин (1898–1951), чешский поэт – 8: 332, 448.

Бизе Жорж (1838–1875), французский композитор – 11:679.

«Кармен», опера – 9: 319; 11:679.

Кармен – 3: 140.

Тореадор – 11: 304, 679.

«Бизнес», сборник литературного центра конструктивистов – 12: 386; 13: 170.

Билибин Иван Яковлевич (1876–1942), художник – 13:417.

«Більшовик», газета, Киев, 1919–1925 с перерывами – 13: 217.

Бим-Бом (Радунский Иван Семенович, 1872–1956, и Вильтзак Николай Иосифович, р. 1880), цирковые актеры-клоуны – 5: 8, 425.

«Биржевые ведомости», газета, СПб. 1861–1917 – 1: 369; 4: 241 («Биржевка»).

Бисмарк фон Шенгаузен Отто (1815–1898), князь, немецкий государственный деятель – 1: 188; 2: 185, 192, 267, 275, 507; 4: 216, 442.

Битти Дэвид (р. 1871), граф, британский адмирал – 4: 241.

Бланча, мексиканский генерал – 7: 288, 289.

Бланш Жак-Эмиль (1861–1942), французский художник – 4: 212, 238.

Блейман Михаил Юрьевич (р. 1904), кинодраматург – 13: 212.

«Блок», польская писательская организация – 8: 335, 337, 349.

Блок Александр Александрович (1880–1921) – 1: 29; 4: 160, 220, 348, 394, 437, 443; 7: 277; 8: 265–267, 337, 399, 441, 445; 9: 14, 88, 463, 541, 553; 12: 21, 22, 85, 242, 313, 347, 484, 545, 564; 13: 166, 181, 245, 247, 372, 375, 392, 399, 416.

«В ресторане», стих. – 9: 88, 553.

«Двенадцать», поэма – 4: 220, 443; 7: 277; 8:445; 10: 165 («неугомонный враг»); 12: 21, 22, 85, 242, 347, 448 («в белом венчике из роз»), 484, 545, 564; 13: 164, 372.

«Дневник Ал. Блока (1917–1921)» – 12:545.

«Незнакомка», лирическая драма – 8:445.

«Незнакомка», стих. – 8:445; 9: 88, 553.

Незнакомка – 8: 266, 399, 402; 12: 448.

«Нечаянная радость», сб. стих. – 4: 160, 348, 394, 437.

«Новая Америка», стих. – 9: 14, 541.

Блонский Павел Петрович (1884–1941), педагог – 5: 269, 460.

Блох Михаил Федорович (р. 1885), скульптор – 12: 235, 599.

Блюм Владимир Иванович (1878–1941), театральный критик – 12: 512, 703; 13:309.

Блюм Леон (1872–1950), французский политический деятель – 3:488.

Блюхер Василий Константинович (1889–1938), советский военный деятель – 13: 150, 362.

Бляхин Павел Андреевич (1886–1961), писатель, общественный деятель – 12: 131, 353, 356, 573, 651, 653, 654; 13:395.

«Бов», сатирический журнал, М. 1921 – 2: 96, 100, 101.

Богачинский Яков Абрамович (р. 1906), организатор выступлений Маяковского в Одессе – 13: 113, 339.

Богданов А. (псевдоним Малиновского Александра Александровича, 1873–1928), общественный деятель, литератор – 6:525.

Богданов Александр Алексеевич (1874–1939), писатель – 12: 420, 657, 678.

Богданов Василий Иванович (1838–1886), поэт – 9:548.

«Дубинушка», стих. – 9: 53, 548.

Богданов-Бельский Николай Петрович (1868–1945), художник – 1: 289, 447.

Боголюбов Ефим Дмитриевич (1889–1952), шахматист – 12: 294, 626.

Боголюбов Николай Иванович (р. 1899), актер – 11:664.

Богомолов Сергей Ефремович (р. 1887), профсоюзный работник – 13: 47–49, 173, 386.

Богородский Федор Семенович (1895–1959), художник – 12: 286, 622.

Богуславская Ксения Леонидовна (р. 1892), художница – 2:500; 12:580.

Бодаревский Николай Корнилиевич (1850–1921), художник – 1: 289, 292, 342, 447; 4: 240.

Бодлер Шарль (1821–1867), французский поэт – 8: 16, 419.

«Боже, царя храни», гимн Российской империи. Музыка А. Ф. Львова, слова В. А. Жуковского – 2: 152 (перефраз.), 367; 4: 224; 6: 101, 501.

Болдуин Стэнли (1867–1947), английский политический деятель – 5: 67, 437; 7: 117, 436, 497; 8:426.

Боливар Симон (1783–1830), генерал, руководитель борьбы за независимость испанских колоний в Америке – 7: 282, 521.

Большаков Константин Аристархович (1895–1940), поэт – 1: 323, 369, 449; 12:541; 13:405.

«Бельгия», стих. – 1: 322, 449.

«Дифирамб войне», стих. – 1: 323.

Бонапарт – см. Наполеон I Бонапарт.

Бонар-Лоу Эндрю (1858–1923), английский политический деятель – 4: 54, 425.

Борис Анисимович – см. Кушнер Б. А.

Борис Владимирович Романов (р. 1887), великий князь – 7: 337, 461, 518, 525; 13: 160, 273.

Борисов-Мусатов Виктор Эльпидифорович (1870–1905), художник – 1: 290, 336.

Бородин Александр Порфирьевич (1833–1887), композитор – 4:444; 8:432; 12:571.

«Князь Игорь», опера, либретто автора – 4: 101, 286; 8: 165, 432; 12: 124, 571.

Боря – см. Глушковский Б. П.

Боттичелли Сандро (Алессандро Филиппепи, 1444–1510), итальянский художник – 4: 242, 445.

Бочиони – см. Боччони Умберто.

Бочкарева Мария Всеволодовна, организатор женских батальонов в 1917 г. – 8: 256, 444.

Боччони Умберто (1882–1916), итальянский художник – 1: 367, 454.

Боярский Яков Осипович, профсоюзный и советский работник – 12: 429.

Брак Жорж (р. 1882), французский художник – 4: 211, 237, 240, 242, 243, 248, 251, 252.

Бракке Вильгельм (1842–1880), немецкий социал-демократ – 1:422.

«Долой социал-демократов», брошюра – 1: 13, 14, 422.

Брамсон, сотрудник правления «Еврейского общества поощрения искусств» – 12: 233.

Браунинг, американский миллионер – 7: 316, 317, 456, 518; 13: 160, 161.

Брем Альфред-Эдмунд (1829–1884), немецкий зоолог – 1: 251, 445.

Бретон Андре (р. 1896), французский поэт – 8: 334.

Брешко-Брешковская Екатерина Константиновна (1844–1934), политический деятель, правая эсерка – 13: 266.

Бриан Аристид (1862–1932), французский политический деятель – 7: 256, 515; 8: 200, 435; 9:576, 578.

Брик Лиля Юрьевна (р. 1891) – 1: 5, 23, 107, 108, 204, 213, 389, 390, 394, 396, 407, 408, 410–412, 414, 416, 435, 440, 444; 2:490, 491, 494, 503; 4: 280, 302, 303, 311, 386, 430, 433, 435, 436; 5: 90, 405, 440, 448; 6:503, 513; 7:467, 473, 489, 503, 504, 513; 8: 289, 391, 446; 9: 492, 572, 596; 10:346, 359, 361, 370, 376; 11: 134, 536, 697; 12: 207, 611, 666; 13: 24, 25, 27–33, 52–55, 65–69, 71–79, 81, 82, 86–89, 98, 100, 101, 104, 105, 110, 111, 124–126, 134–138, 214, 293, 294, 302–304, 312, 317, 321, 323–325, 346, 348, 351–353, 360–363, 393, 399, 403, 404.

«Из воспоминаний о стихах Маяковского», статья – 2:490; 7:473, 504, 513; 9:596; 10:359, 361; 11:697.

«Маяковский и чужие стихи», статья – 12:611, 666; 13:361, 363, 399.

Брик Максим Павлович (1859–1928), отец О. М. Брика – 7:473.

Брик Осип Максимович (1888–1945), писатель, литературовед – 1: 23, 24, 26, 408, 440; 3:473; 4: 79, 276, 430, 446; 7:473, 503; 8: 289, 333, 391, 446, 449; 11: 134, 683, 693; 12: 41, 58, 123, 151, 153, 183, 207, 220–223, 229, 231, 265, 275, 276, 278, 279, 281, 288, 343, 381, 387, 402, 405, 449, 541, 545, 551–553, 560, 571, 579, 586, 594, 596, 601, 609–611, 615–617, 623, 639, 655, 665, 667, 672, 673, 675, 683, 685, 686, 690, 696, 702; 13: 24, 25, 27–30, 32, 33, 53, 56, 62, 64, 66–69, 71, 73, 74, 76, 77, 79, 81, 86–89, 98, 100, 103–106, 110, 124, 126, 132, 134, 135, 137, 138, 195, 202, 203, 208, 210, 212, 214–216, 220, 231, 232, 235, 293, 303, 310, 312, 316, 318, 321, 325, 330, 345, 350–352, 373, 388, 397, 402–405, 407, 427.

«Дренаж искусства», статья – 12:623.

«ИМО – Искусство молодых», статья – 13:402, 403.

«Культурная революция и Реф», доклад – 13:397.

«Маяковский и литературное движение 1917–1930 гг.», статья – 13:407.

«Маяковский – редактор и организатор», статья – 12:541, 552, 596, 616; 13:321, 404.

«Не попутчица», рассказ – 12:685; 13:316.

«Опиум», сценарий – 13: 135.

«От картины к ситцу», статья – 12:623, 655.

«Последний крик», статья – 13:325.

«Потомок Чингис-хана», сценарий – 13: 135.

«Почему понравился «Цемент» Гладкова», статья – 12:560.

«Сценарные мытарства» – 12:571.

«Художник-коммунист Жорж Гросс», заметка – 4:446; 12:690.

Бродаты Лев Григорьевич (1889–1954), художник – 12: 34, 550.

Бродатый – см. Бродаты Л. Г.

Бродовский Марк Максимович (1861–1919), литератор – 12: 83, 563.

«Руководство к стихосложению» – 12: 83, 563.

Бродский Исаак Израилевич (1883–1939), художник – 8: 243, 397, 400, 442; 12: 286, 287, 622.

«В. И. Ленин на фоне Волховстроя», картина – 12: 287, 622.

«В. И. Ленин на фоне Кремля», картина – 12: 287, 622.

«Торжественное открытие II Конгресса Коминтерна во дворце Урицкого», картина – 12: 286, 622.

Броневский Владислав (р. 1898), польский поэт – 8: 331, 336, 409, 448, 450, 451; 12:576.

«Дымы над городом», книга стихов – 8: 336, 349, 409, 450.

«Кабала», стих. – 8: 349.

«Над городом» – см. «Дымы над городом».

«На смерть революционера», стих. – 8: 349.

«Пионерам», стих. – 8: 349.

«Провокатор», стих. – 8: 336, 349.

«Броненосец Потемкин», кинофильм – 12: 355, 358; 13: 161, 162, 184, 185, 369, 396.

Брославский, участник вечера в Доме комсомола Красной Пресни, посвященного двадцатилетию деятельности Маяковского – 12:680.

Бруни Лев Александрович (1894–1948), художник – 12: 150, 579.

Брэм – см. Брем Альфред-Эдмунд.

Брюсов Валерий Яковлевич (1873–1924), поэт – 1: 123, 305, 306, 311, 317, 323, 327, 350, 366, 367, 436, 448–450, 453; 8: 8; 12: 109, 166, 408, 454, 526, 569, 583, 603, 610, 674, 687; 13: 165, 181, 217, 245, 248, 306, 373, 391, 418, 419.

«В Варшаве», стих. – 1: 317, 322, 449; 12: 526 (изм. цит.).

«In hac lacrimarum valle» («Здесь в долине слез»), стих. – 12: 408, 674.

«На бомбардировку Дарданелл», стих. – 12: 166, 583.

«Наши дни», стих. – 1: 327, 450.

«Новое течение в русской поэзии. Футуристы», статья – 13: 248, 418, 419.

«Польше», стих. – 1: 306, 448.

«Поэту», стих. – 1: 323, 450; 12: 112, 569.

«Служителю муз», стих. – 1: 303, 448.

«Творчество», стих. – 1: 323, 450.

«Тень несозданных созданий», стих. – см. «Творчество».

Брюсов Василий – см. Брюсов Валерий Яковлевич.

Брюсов Яков Кузьмич, отец В. Я. Брюсова – 13:419.

Брюханенко Наталия Александровна (р. 1905), знакомая Маяковского – 9:548; 10:361.

Брюханов Николай Павлович (1878–1942), партийный и государственный деятель – 11: 283, 613, 677; 13:341.

Бубнов Андрей Сергеевич (1883–1940), партийный и государственный деятель – 11: 614.

«Бубновый валет», общество художников (1910–1926) – 1: 21, 288, 291, 367, 424, 425, 447; 4: 235, 242, 262, 410, 445; 12: 40, 553.

Будда – мифический основатель буддийской религии (VI–V вв. до н. э.) – 1: 227; 4: 137, 308.

Буденный Семен Михайлович (р. 1883) – 6: 23, 100; 8:447; 9: 35; 10: 256; 12: 149, 424, 496, 497; 13:374.

«Бузотер», сатирический журнал, М. 1924–1928 – 8: 78.

Булак-Балахович – см. Балахович-Булак.

Булгаков Михаил Афанасьевич (1891–1940), писатель – 9: 48, 548; 11: 250, 549, 560, 668, 680; 12: 301, 304, 331, 625, 629, 631, 643; 13: 230, 368, 412.

«Белая гвардия» – см. «Дни Турбиных».

«Дни Турбиных», пьеса – 9: 48, 548; 11: 317, 587, 668, 680; 12: 301–303, 305, 331, 629, 631, 643.

«Змеиные яйца» – см. «Роковые яйца».

«Роковые яйца», повесть – 12: 292, 625; 13: 159–161, 230, 368, 412.

«Турбины» – см. «Дни Турбиных».

Бунин Иван Алексеевич (1870–1953), писатель – 4: 220, 443; 12:691; 13: 245, 393.

Бурбоны, династия французских королей (1589–1792, 1814–1815, 1815–1830) – 4: 243, 445.

Бурлюк Давид Давидович (р. 1882), художник и поэт – 1: 9, 19–21, 186, 279, 288, 292, 320, 367–369, 424, 425, 442, 446, 449, 451, 453, 454; 4: 228, 235, 444; 7: 361, 526; 11: 481; 12: 28, 40, 41, 296, 362, 463, 539–542, 547, 548, 552, 556, 589, 628, 656, 682, 690; 13: 21, 28–31, 56, 62, 80, 81, 245–248, 299, 302, 304, 324, 364, 405, 418–420.

«Делец», стих. – 12:541.

«Мои друзья», стих. – 12:541.

«Он любил ужасно мух…», стих. (неопубл.) – 13: 29, 302.

«Призыв», стих. – 12:541.

«Стальные грузные чудовища», строка из стих. – 1: 368, 454.

«Утверждение бодрости», стих. – 12:541.

Бурлюк Давид Федорович, отец Д. Д. Бурлюка – 1:425.

Бурлюк Николай Давидович (1890–1920), художник и поэт – 1: 367, 453; 12:547; 13: 246–248, 419.

Бурнакин, журналист – 3: 28.

Буслаев Алексей Александрович (р. 1897), филолог – 13:364.

Буткевич, ксендз – 5:436.

Бухов, днепропетровский рабочий – 9: 70.

Буш (цирк Буша) – 4: 258, 261, 446.

Бушон, французский музыкант – 8: 334.

Быков13: 210.

Бялик Хаим Нахман (1873–1936), еврейский поэт – 1: 207, 443.

Бялыницкий-Бируля Витольд Каэтанович (1872–1957), художник – 1: 336.

В. Н. – 12:582.

«Поэт и царь», статья – 12:582.

ВСП («Всероссийский союз писателей») – 12: 196, 590, 635, 641, 665, 666.

Вагнер Рихард (1813–1883), немецкий композитор – 1: 320; 7:493; 12:648.

«Лоэнгрин», опера – 7:493; 12:648.

Лоэигрин – 7: 103, 493; 12: 348, 648.

Ваграмов Федор Аркадьевич (р. 1899), писатель – 12: 419.

Вайнштейн Г. И., работник Наркоминдела – 5: 67, 436.

Вал. М. – см. Горожанин В. М.

Валевский Николай Евгеньевич, журналист – 12:625.

Валентино Рудольфо (1895–1926), американский киноактер – 11: 68, 79, 650.

Валентинов Н. (псевдоним Вольского Николая Владиславовича, р. 1879), философ-ревизионист – 6:525.

Валери Поль (1871–1945), французский поэт – 4: 232.

Валь Валериан Владимирович, журналист – 13: 45, 174, 309.

«В пролетарском театре. Малярной кистью по домотканому холсту», рецензия – 13: 45, 174, 309, 387.

«Вампука», опера-пародия, музыка и текст В. Г. Эренберга, текст написан на основании фельетона М. Волконского – 1: 303.

Ван-Гог Винцент (1853–1890), голландский художник – 4: 242; 6: 209, 512.

Ван-Дейк В. С., кинорежиссер – 13:362.

Вандербильд – см. Вандербильт.

Вандербильт (Вандербильты, семья американских миллиардеров) – 7: 311, 523; 12: 292, 625.

Вандервельде Эмиль (1866–1938), бельгийский политический деятель – 4: 38–40, 423; 5: 135–141, 402, 447; 12: 31, 549, 693; 13: 157, 366.

Вандерлип Франк Артур (р. 1864), крупный американский финансист – 7: 75, 422, 484.

Ван-Донжен (Ван-Донген) Кес (р. 1877), французский художник – 4: 240.

«Нептун», картина – 4: 240.

Вандурский Витольд Богдан (1891–1937), польский поэт и драматург – 8: 336, 349, 408, 409, 450, 451; 12:576; 13:415.

Ванцетти Бартоломео (1888–1927), американский рабочий, итальянец – 7: 326, 524; 9:540.

ВАПП («Всесоюзная ассоциация пролетарских писателей», 1925–1932) – 6:512, 529; 7: 277, 520; 8: 23, 420; 9:577; 12: 95, 267, 272, 326–329, 338, 339, 347, 367–369, 372, 384, 392, 495, 498, 503, 566, 590, 612, 624, 635, 641, 649, 651, 658; 13: 138, 168, 211, 235, 237, 354, 395, 406, 408.

Варавва (библ.) – 1: 190, 442.

Вардин (псевдоним Мгеладзе Иллариона Виссарионовича, 1890–1943), журналист, литературный критик – 6: 208, 512; 12: 267, 612.

«Варшавянка», польская революционная песня (русские слова Г. М. Кржижановского) – 6: 276 («Марш, марш вперед…»); 8: 54, 423; 11: 312, 680; 12: 423 («Марш, марш вперед…»).

Василенко Владимир Мартынович (1892–1960), журналист – 5:435.

Васильев, работник Наркомвнешторга – 13: 53.

Васнецов Аполлинарий Михайлович (1856–1933), художник – 1: 290, 308, 343, 447.

Васнецов Виктор Михайлович (1848–1926), художник – 1: 308.

Вася1: 373, 374 – см. Глушковский В. П.

Вася – см. Каменский В. В.

Ват Александр (р. 1900), польский писатель – 8: 337.

Ваулин Петр Кузьмич, художник – 12: 232, 233.

Вахтангов Сергей Евгеньевич (р. 1907), архитектор – 11:675.

Вегер (Поволжец) Владимир Ильич (1888–1945), партийный работник – 1: 16, 423.

Вейс Давид Лазаревич (1877–1940), издательский работник, зам. зав. Гиза – 13: 37–39, 42, 44–48, 51, 173, 312, 386.

Вейсбрем Павел Карлович (р. 1899), режиссер – 11:676.

Вейскопф Франц Карл (1900–1955), немецкий писатель – 12:630; 13: 231, 412, 413.

«Встречи с Маяковским», очерк – 12:630; 13:413.

«Глава… тоже о литературе (Визит к Вл. Маяковскому)» – 13:412.

Веласкес Диего де Сильва (1599–1660), испанский художник – 1: 279, 291, 335.

Веласкец – см. Веласкес.

«Великий путь», кинофильм – 12: 147, 578; 13: 108, 335.

Величкина (Бонч-Бруевич) Вера Михайловна (1868–1918), политический и общественный деятель, врач – 13:307.

Вельзевул (библ.) – 2: 168, 217–222, 246, 306–317, 360, 475–477, 507; 13: 255.

Вельтер Густав Генрихович, знакомый Маяковского – 13: 74.

Вельтман Александр Фомич (1800–1870), писатель – 3:527.

«Муромские леса», поэма – 3:527.

Венгров Натан (Моисей Павлович, р. 1894), поэт, литературовед – 13:355.

«Из воспоминаний о Маяковском» – 13:355.

Венера (миф.) – 2: 20; 8: 20; 11: 69, 99, 112, 219, 539; 12: 509, 702; 13: 179.

Венера Милосская, античная статуя (II в. до н. э.) – 6: 216, 342; 8: 111–115, 376, 450; 12: 423, 641; 13: 166, 167, 187, 380, 383, 397.

Венизелос Элефтерий (1864–1936), греческий политический деятель – 11: 223, 540, 666.

«Венок», название выставки картин – 4: 235.

Венява-Длугошовский Тадеуш, польский журналист – 13:414.

Вербицкая Анастасия Алексеевна (1861–1928), писательница – 1: 305, 332; 6:501; 13: 179, 391.

«Ключи счастья», роман – 6: 105, 501; 13: 179, 391.

Верди Джузеппе (1813–1901), итальянский композитор – 1: 259, 443, 445; 2:508; 7:500; 9:553; 11:695; 12:540.

«Аида», опера – 11:695; 12: 8, 540.

Радамес – 11: 446, 695.

«Риголетто», опера – 1: 259, 445.

«Травиата», опера – 1:443; 2: 236, 348, 508; 7:500; 9: 89, 464, 553; 12: 8, 540.

Альфред – 7: 131, 500.

Травиата – 1: 203; 7: 131, 500.

Вересаев Викентий Викентьевич (1867–1945), писатель – 13: 164, 165.

Верещагин Василий Васильевич (1842–1904), художник – 1: 283, 287, 309; 12: 19, 545.

«Апофеоз войны», картина – 1: 287.

Вержбицкий Николай Константинович (р. 1889), литератор – 12:566.

«Встречи с Есениным», воспоминания – 12:566.

Верлен Поль (1844–1896), французский поэт – 6: 204–206, 209, 445, 512; 13: 159, 162, 221, 322, 367, 383.

Верн Жюль (1828–1905), французский писатель – 1: 12.

Вертинский Александр Николаевич (1889–1957), автор и исполнитель эстрадных песенок – 8: 356, 453; 9:566; 11:669; 13:378, 397.

«Лиловый негр», песенка – 9: 185, 566; 11: 255, 550, 669; 13: 169, 378.

«Маленький креольчик», песенка – 13: 187, 397.

Вертов Дзига (псевдоним Кауфмана Дениса Аркадьевича, 1897–1954), кинорежиссер – 12: 282, 618; 13: 212, 413.

«Киноки. Переворот», статья – 12:618.

Верхарн Эмиль (1855–1916), бельгийский поэт и драматург – 1: 118, 283, 435; 12: 245, 246, 569, 601, 602; 13: 179, 391.

«Зори», драма – 12: 17, 18, 20, 244–246, 248, 256, 311, 544, 545, 601–605, 634, 693.

Эреньен – 12: 248, 603.

«Мор», стих. – 12: 109, 569.

Вершинин Н. (псевдоним) – см. Берлин И. Г.

Веселый Артем (псевдоним Кочкурова Николая Ивановича, 1899–1939), писатель – 12: 328, 642; 13: 233.

Вестингауз Джордж (1846–1914), американский изобретатель и предприниматель – 11: 309, 583.

«Вестник воздушного флота», журнал, М. (с 1918) – 13: 72.

«Вестник работников искусств», журнал, М. 1920–1926 – 13: 49.

«Вестник театра», журнал, М. 1919–1921 – 13: 45–47, 49, 174.

«Вестник ЦК Всерабиса» – см. «Вестник работников искусств».

«Вечер, поле, огоньки», песня – 6: 198.

«Вечернее время», газета, СПб. 1911–1917, Белград, Париж до 1924 г. – 3: 28.

«Вечерняя Москва», газета, с декабря 1923 г. – 9: 127; 10: 144; 11: 229; 12: 144, 293, 440.

Вечный жид (Агасфер) (легенд.) – 1: 416; 4: 18, 270.

«Вечорка» – см. «Вечерняя Москва».

Вешнев Владимир Георгиевич (1881–1932), критик, литературовед – 7: 110, 434, 493, 495; 12:560.

«Критический салат О. М. Брика (по поводу его отзыва о «Цементе» Ф. Гладкова)», статья – 12:560.

«Взял», альманах, Пг. 1915 – 1: 347, 350.

Виардо-Гарсиа Полина (1821–1910), французская певица – 6: 205, 512.

Вийон Франсуа (р. ок. 1431 – ум. после 1463), французский поэт – 1: 132, 437.

Виктор Михайлович13: 11.

Виктория – см. Августа-Виктория Гогенцоллерн.

Виктория (1819–1901), королева Великобритании (1837–1901) – 11: 473, 695.

Виктория Федоровна Романова (р. 1876), жена великого князя Кирилла Владимировича Романова – 7: 337, 461, 518, 525; 13: 160, 161, 273.

Виллен Рауль, убийца Жореса – 6:513.

Виллон Франсуа – см. Вийон Франсуа.

Вильдрак Шарль (р. 1882), французский писатель – 8: 334.

«Пакетбот Тенеси» («Пароход Тинэсити»), пьеса – 8: 334.

Вильгельм II Гогенцоллерн (1859–1941), император Германии и король Пруссии (1888–1918) – 1: 355–361; 3: 82, 84; 4: 49, 50, 425; 6: 274, 286, 462, 526, 530; 8: 250, 443.

Вильсон Вудро (1856–1924), президент США (1913–1921) – 2: 92, 117, 118, 129, 132–137, 141, 144–147, 149–152, 154–157, 159, 396, 398, 399, 401, 403, 458, 461, 463, 464, 467, 469, 471, 501, 505; 3: 10, 19, 20, 22, 32, 34, 38, 43, 146, 482, 484, 487; 4: 215, 442; 7: 334, 460, 524; 12: 428, 478; 13: 156, 365.

Вильсон Джозеф Хавелок (1858–1929), лидер английского профсоюзного движения – 8: 71, 72, 74, 89–91, 181–184, 373–376, 424, 425, 434.

«Мое бурное жизненное путешествие» – 8: 374.

Вильсон, чикагский мясопромышленник – 7: 333, 334, 354, 460, 524.

Виноградов Николай Дмитриевич (р. 1885), архитектор – 3:473.

Винокур Григорий Осипович (1896–1947), филолог, лингвист – 12: 281, 618; 13:318, 405.

«Газетный язык», статья – 12: 281, 618.

Винчи Леонардо да (1452–1519) – 1: 113, 320, 441; 4: 109, 433; 5: 92, 440; 7: 143, 501.

«Джоконда», картина – 1: 179, 441.

«О полете птиц», трактат – 5:440.

Витте Сергей Юльевич (1849–1915), государственный деятель – 11: 363, 391, 685.

Виттфогель Карл (р. 1896), немецкий писатель – 12: 449, 685; 13: 135, 352.

«Беглец», трагедия – 12:685; 13:352.

Вишневский Всеволод Витальевич (1900–1951), писатель, драматург – 12: 401, 673.

«Первая конная», пьеса – 12: 401, 673.

Владимир13: 11 – см. Гзовский В. В.

Владимир (Владимир Святославич, год рожд. неизв. – 1015), киевский великий князь (978-1015) – 6: 10, 11, 490; 9:553.

Владимир Ильич – см. Ленин В. И.

Владимиров Н. – 13: 199.

Власов Валентин Николаевич (р. 1899), режиссер – 11:665.

«Вниз по матушке по Волге», русская народная песня – 12: 86.

В-о А., журналист – 12:695.

«Маяковский в РАППе» – 12:695.

«Во саду аль в огороде девица гуляла» (перефраз.), русская народная песня – 9: 9.

«Во субботу день ненастный…», русская песня – 11:660.

«Во Францию два гренадера» («Два гренадера»), баллада, музыка Р. Шумана, текст Г. Гейне (русский вольный перевод М. Л. Михайлова) – 3: 18, 484.

ВОАПП («Всесоюзное объединение ассоциаций пролетарских писателей») – 13: 134, 351.

«Вова приспособился», водевиль Е. А. Мировича – 6: 271, 526.

Войков Петр Лазаревич (1888–1927), советский дипломат – 8: 130, 132, 133, 139, 318, 395, 405–407, 429, 430, 448.

«Война в русской лирике», сб. стих. – 1: 326.

Войтоловский Лев Наумович (1876–1942), литературовед – 7:493; 12: 346, 347, 648.

«История русской литературы XIX и XX вв.» – 7:493; 12: 346, 648.

ВОКП («Всероссийское общество крестьянских писателей») – 7:496; 12:590, 635, 641; 13: 212, 235, 237, 408.

Волин Борис Михайлович (1886–1957), советский работник, литератор – 12:700.

Волков Ефим Ефимович (1844–1920), художник – 1: 290, 447.

Волконский Николай Осипович (1890–1948), режиссер – 12:632.

Волконский Сергей Михайлович (1860–?), театровед – 12:603.

Волнухин Сергей Михайлович (1859–1921), скульптор – 12:656.

Володарский В. (Гольдштейн Моисей Маркович, 1891–1918), политический деятель – 8:443.

Володин Сергей Алексеевич (р. 1895), журналист – 12:682.

«Маяковский и цирк», статья – 12:682.

Волошин Максимилиан Александрович (1877–1932), поэт – 13: 247.

Волынский Виктор Яковлевич (1882–?), работник Наркоминдела – 13: 78, 323.

Волькенштейн Владимир Михайлович (р. 1883), драматург, театровед – 12: 250, 251, 603.

Вольпин Михаил Давидович (р. 1902), поэт и драматург – 3:471, 473; 12: 153, 207, 313, 384, 551, 580, 666.

«Королева ошиблась», комедия – 12: 384, 666.

Вольтановский Роман Романович (1858–1917), царский следователь – 1: 16, 423.

Вольф Маврикий Осипович (1825–1883), издатель – 12:588.

Вольфенштейн Альфред (1888–1944), немецкий поэт – 12: 499.

«Ворлд», американская газета – 7: 307.

Воробьев Иван Онисимович, председатель правления ВУФКУ – 11:655; 13: 120, 121, 344.

Воробьев Антип Петрович, театральный деятель – 12:650.

Воровский Вацлав Вацлавович (1871–1923), литератор, советский дипломат – 5: 53, 54, 376, 433.

Воронов Сергей Александрович (1866–1951), врач – 9: 277, 580; 12: 424, 679.

Воронский Александр Константинович (1884–1943), публицист, литературный критик – 12: 160, 168, 267–269, 271, 296, 316, 326, 335, 341, 344, 345, 371, 372, 581, 583, 612, 613, 628, 637, 641, 642, 644, 647, 649, 660, 700; 13:373, 390.

Ворошилов Климент Ефремович (р. 1881) – 8: 311, 447.

«Вот мчится тройка…», песня – 3: 398, 567.

Врангель Петр Николаевич (1878–1928), барон, генерал, возглавлявший белые армии на юге России – 2: 63, 64, 75, 259, 325, 396, 398, 400–402, 404, 451, 496, 497; 3: 98, 102–104, 106, 111, 112, 114, 117, 118, 120, 122–124, 126, 128, 133, 134, 136, 138–140, 147, 150, 156, 157, 167–169, 174, 176, 178, 180, 182, 184, 186, 190, 192–194, 196, 198, 202–204, 206, 208, 210, 212, 214, 216, 218, 222, 224, 226, 236, 238, 240, 244, 254, 256, 266, 268, 270, 310, 379, 396, 402, 440, 453, 465, 501–505, 507–510, 512, 515–517, 519–531, 537, 578; 4: 28, 270; 5: 302; 6: 8, 98, 173, 287, 489, 508; 8: 110, 280, 307, 308, 311, 376, 394, 447; 9: 34, 109, 169, 171, 480, 545, 555, 564; 12: 33, 206, 247, 347, 437; 13: 158, 279, 330, 381, 429.

Врубель Михаил Александрович (1856–1910), художник – 1: 86, 335.

«Демон», картина – 1: 335.

Всеволод Эмильевич – см. Мейерхольд В. Э.

ВСП («Всероссийский союз писателей») – 12: 196, 590, 635; 13: 211, 408.

«Вся Москва», справочная книга – 12: 41.

«Вы жертвою пали в борьбе роковой» («Похоронный марш»), траурная песня русских революционных рабочих, слова В. Г. Архангельского – 6: 303, 532; 9: 198, 568; 11: 601 («Прощай же, товарищ…»), 610 («Прощай же, товарищ…»); 12: 102, 568; 13: 8.

«Вы просите песен, их нет у меня», романс Саши Макарова – 13: 50, 310.

Высоцкий Давид Васильевич, московский купец – 13: 29.

«Выставка изобразительного искусства РСФСР в Берлине» – 4: 261–263, 446, 528.

«Выставка Училища живописи, ваяния и зодчества» – 1: 343.

Вышеславцева Софья Григорьевна (р. 1894), актриса-чтица – 12:582; 13:338.

Вятич Алексей Тимофеевич (р. 1871), писатель – 12:635.

Габсбурги, династия, правившая так называемой «Священной Римской империей германской нации» до 1806 г., Австро-Венгрией до 1918 г. – 1: 319.

Гавриил архангел (библ.) – 2: 224, 229, 246, 318, 324.

Гаврилов Иван Гаврилович (1897–1941), член ВЦИКа – 6:534.

«Добрая отдушина для нас», статья – 6:534.

Гаврилов, рабочий завода «Динамо» – 13:391.

Гагенбек Карл (1844–1913), владелец крупных зоологических садов в Германии – 11: 210, 660.

Газенклевер Вальтер (1890–1940), немецкий писатель – 13:392.

«Газета футуристов», вышел один номер в Москве 15 марта 1918 г. – 13: 31.

Гай (Меньшой) Адольф Григорьевич, журналист – 13: 52, 66.

Гайда Рудольф (р. 1892), руководитель чехословацкого мятежа (1918) – 9: 20, 542.

«Гайда, тройка!», цыганский романс, музыка М. К. Штейнберга – 1: 342; 4: 224; 11: 200, 660.

Галаджев Петр Степанович (р. 1900), актер и художник – 12:571.

Галилей Галилео (1564–1642), итальянский ученый – 1: 215, 254, 415.

Галифе (Галиффе) Гастон (1830–1909), французский генерал – 1: 188, 442; 3: 79; 8: 57, 423; 9: 68, 455, 550.

Галицкий Яков Маркович (р. 1890), литератор – 13: 79.

Галлер Иосиф (р. 1873), польский генерал – 3: 287, 541, 542.

Галлиени Жозеф (1849–1916), французский генерал – 4: 231, 444.

Галопен, французский комсомолец – 9:593.

«Правда о Морисе Лапорте», корреспонденция – 9:593.

Гальван Урсуло, мексиканский коммунист – 7: 48, 277, 287, 348, 413, 466, 478, 520.

Гамза (Гамзагурди) Яросслав Петрович (1897–1938), искусствовед – 12: 360, 361, 654, 655.

Гамсун Кнут (1859–1952), норвежский писатель – 12: 253; 13: 42, 307.

«Голод», роман – 12: 253.

«Новь» («Новые силы»), роман – 13: 43, 307.

Ган Алексей Михайлович (р. примерно 1895 – ум. в 30-х гг.), художник и художественный критик – 12: 275, 276, 278, 617.

Ганди Мохандас Кармчанд (1869–1948), индийский политический деятель – 6: 85, 499.

Гандурин Константин Дмитриевич (1884–1953), литератор – 10: 170, 361; 11:675.

Ганф Юлий Абрамович (р. 1898), художник – 6:505, 506; 13:425.

Гаона Рудольфо, мексиканский тореадор – 7: 280.

Гапон Георгий Аполлонович (1870–1906), священник, агент царской охранки – 6: 20, 21, 268, 491.

Гардин Владимир Ростиславович (р. 1877), кинорежиссер – 12: 355, 578, 582, 652.

Гардинг Стэн, английский шпион – 5:436.

Гардинг Уоррен (1865–1923), американский политический деятель, президент США (1921–1923) – 5: 147, 448.

Гаркави Михаил Наумович (р. 1897), актер – 13: 112, 338.

Гаррисон Маргарита, американская шпионка – 5: 67, 437.

Гартман Мориц (1821–1872), австрийский писатель – 12:648.

«Молчание», стих. – 7: 103 (цит.); 12: 348, 568, 648.

Гаршин Всеволод Михайлович (1855–1888), писатель – 1: 98, 388.

Гаспар (возможно, Gasbarra), немецкий писатель – 12: 464.

Гастев Алексей Капитонович (1882–1941), поэт, советский работник – 9: 76, 551; 12: 275, 276, 616, 617; 13: 178, 282, 405, 430.

Гауптман Гергарт (1862–1946), немецкий драматург – 1: 320; 3:562; 12: 71.

«Ткачи», пьеса – 12: 71.

Гвадалупе Виктория (Фернандес Мануэль Феликс, 1786–1843), президент Мексики (1824–1829) – 7: 288, 347.

Гватемозин – см. Гватемок.

Гватемок (1497–1525), последний царь ацтеков (1520–1521) – 7: 44, 45, 347, 412, 477, 478; 13: 271.

Гвоздев Алексей Александрович (1887–1939), историк театра и театральный критик – 12:633.

«Ревизия «Ревизора», статья – 12:633.

«Где ты, отзовись», романс, слова и музыка Л. Дризо (?) – 13: 28, 302.

Гегель Георг Вильгельм Фридрих (1770–1831), немецкий философ – 1: 15; 10: 283; 12: 386.

Гед Жюль (Базиль Матье-Жюль, 1845–1922), французский социалист – 7: 376.

Гей А. (псевдоним Городецкого Александра Митрофановича, 1886–1914), художник, автор стихотворения – 12:547.

Гейки Арчибальд (1835–1924), английский геолог – 12: 71.

«Геология» – 12: 71.

«Физическая география» – 12: 71.

Гейне Генрих (1797–1856) – 2: 40, 446; 3:484; 7: 154, 501, 502; 13:338.

«Гренадеры», стих. – 3:484.

Гельцер Екатерина Васильевна (р. 1876), балерина – 12: 169, 584.

Генералов Василий Денисович (1867–1887), народоволец – 6:523.

«Генеральная линия», потом «Старое и новое», кинофильм – 13: 184, 395.

Генрих IV (1050–1106) император так называемой «Священной Римской империи германской нации» (1056–1106) – 8:437.

Георг – см. Георг V.

Георг V (1865–1936), английский король (1910–1936) – 4: 223; 6: 22, 158, 479, 492, 505; 8: 76, 243, 425, 442.

Георгий Победоносец, христианский святой – 1: 222, 226, 444; 5: 202, 204.

Герасимов Михаил Прокофьевич (1889–1939), поэт – 6: 52, 496; 12: 308, 561, 633.

Герасимов Сергей Васильевич (р. 1885), художник – 13:366.

Гервег Георг (1817–1875), немецкий поэт – 12: 511, 703.

«Партия», стих. – 12:703.

Геркулес (миф.) – 1: 329.

Герман Павел Давидович (1894–1952), писатель – 13:337.

Герреро Хавьер, мексиканский художник – 7: 277, 287.

«Герои и жертвы революции», альбом – 12: 152.

Геронский Геннадий Исаевич (р. 1900), журналист – 12:627.

Герулайтис Иван Мартушевич (настоящая фамилия Сцепуро Константин Викторович), революционер – 1: 17, 375.

Герцен Александр Иванович (1812–1870) – 9: 183, 185, 186, 295, 296, 482, 565, 583; 13: 178.

Герцман Александр, поэт – 13:391.

Герцфельде Виланд (р. 1896), немецкий литератор, директор изд-ва «Малик» – 13: 124.

Гершаник Роман Васильевич (р. 1898), художник – 6:507.

Гершензон Михаил Осипович (1869–1925), литературовед – 4: 109, 433.

Геслер, владелец ресторанов в Берлине – 12: 90, 565.

Гете Иоганн Вольфганг (1749–1832) – 1: 183, 202, 410, 443; 9:554; 10:350.

«Фауст», трагедия – 1:443.

Маргарита – 1: 202, 443.

Мефистофель – 1: 183; 11: 483.

Фауст – 1: 183; 8: 122, 377; 13: 69.

Гетель Фердинанд (р. 1895), польский писатель – 8: 337, 350, 351, 451.

Гзовская Ольга Владимировна (р. 1884), актриса – 2:439, 490; 13: 155, 338.

Гзовский Владимир Владимирович, товарищ Маяковского – 13: 11.

Гильбо Анри (р. 1884), французский поэт и писатель – 8: 335, 450; 12: 499, 699, 700.

«Владимир Ильич Ленин. Жизнеописание» – 8:450.

Гименей (миф.) – 11: 223, 238, 666.

Гиммельфарб Борис Вениаминович (1883–1955), литературовед – 12: 268; 13: 179, 391.

«Литература и революция», статья – 13: 179, 391.

Гинзбург (Лагин Лазарь Иосифович, р. 1903), писатель – 12:696.

Гинзбург Лидия Яковлевна (р. 1902), филолог, литературовед – 12: 124, 571; 13: 212.

Гиппиус Зинаида Николаевна (1869–1945), поэтесса – 4: 212, 220, 238, 442, 443; 12: 40, 84, 552, 563.

«Сейчас», стих. – 12: 84, 563.

Гисенькин Зах., журналист – 7:487.

«Два Нью-Йорка», статья – 7:487.

Гиш Дороти (р. 1898), американская киноактриса – 11: 220, 666.

Гиш Лилиан (р. 1896), американская киноактриса – 11: 220, 666.

Гладков Федор Васильевич (1883–1958), писатель – 7: 207, 493, 509; 9: 146, 149, 560, 561; 12: 72, 560.

«Оазис будущего», очерк – 9:561.

«Пьяное солнце», повесть – 9: 149, 561.

«Цемент», роман – 7: 207, 450, 509; 12: 72, 204, 560, 591.

Глаз Регина Федоровна (р. 1885), знакомая Маяковского – 13: 81.

Глазунов Александр Константинович (1865–1936), композитор – 13:416.

Глебов Анатолий Глебович (р. 1899), драматург – 12:610, 662.

Глез Альбер (1881–1953), французский художник – 4: 211, 237.

Глинка Михаил Иванович (1804–1857) – 3:510; 9:580; 12:568.

«Жизнь за царя», опера (либретто Е. Ф. Розена), с 1930 г. – «Иван Сусанин» (либретто С. М. Городецкого) – 3: 123, 140, 510; 9: 276, 504, 580; 12: 103, 568.

Глинка Федор Николаевич (1786–1880), писатель – 3:567.

«Вот мчится тройка…», из стих. «Сон русского на чужбине» – 3: 398, 567.

Глинтерник Евгений, поэт – 12:635.

«Лес», стих. – 12: 315, 532, 635.

Глиэр Рейнгольд Морицевич (1874–1956), композитор – 11:679.

«Красный мак», балет – 11: 310, 679.

Глоба Николай Васильевич, директор Строгановского художественно-промышленного училища – 13: 10.

Глушковский Борис Полиевктович (1881–1916), знакомый семьи Маяковских – 1: 10, 373, 374.

Глушковский Василий Полиевктович (1886–1941), знакомый семьи Маяковских – 1: 373, 374.

Глязер Вольф Самсонович (1885–1956), зав. отделом ГУМа – 5: 460.

Гнедич Петр Петрович (1855–1927), писатель и историк искусства – 13: 12.

«История искусств» – 13: 12.

Гнедов Василиск (Василий Иванович, р. 1890), поэт – 13:419.

Гнесин Григорий Фабианович (1874–1942), композитор – 10:373.

Гогенцоллерн – см. Вильгельм II.

Гогенцоллерны, династия прусских королей (1701–1918) и германских императоров (1871–1918) – 1: 319; 2: 251, 510; 6:526.

Гогоберидзе Жанго (Иван Сергеевич, 1905–1937), грузинский поэт – 13: 238.

Гоголь Николай Васильевич (1809–1852) – 1: 295, 301, 312, 342; 5: 163, 430; 6: 13, 260, 490, 514; 7: 229, 511, 512; 8: 207, 418; 9: 147, 477, 560; 11:673; 12: 307–310, 509, 632, 633; 13: 231, 413.

«Вий», повесть – 5:430.

Вий – 1: 230; 5: 28, 430; 9: 388.

«Женитьба», пьеса – 6:514.

Агафья Тихоновна – 6: 226, 514.

«Записки сумасшедшего», повесть – 7:511.

Поприщин – 7:511.

«Игроки», сцены – 12: 448 (изм. цитата: «Как странно, Аделаида Ивановна»).

«Комната в доме Марьи Александровны», отрывок – 12:633.

Собачкин – 12:633.

«Майская ночь, или Утопленница», повесть – 7: 229, 231, 512.

«Мертвые души» – 8: 7, 8, 418.

Плюшкин – 6: 54; 9: 272, 274, 501, 503, 579, 589; 13: 169, 384.

«Ночь перед рождеством», повесть – 4: 153 («Ночь под рождество»), 386 («Ночь под рождество»).

«Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», повесть – 6:490.

«Ревизор», комедия – 10: 213 (перефраз. «Над кем смеетесь?»); 12: 306–310, 403, 509, 558, 632, 633, 673, 693; 13: 231, 233, 413, 414.

Анна Андреевна – 7: 259, 453.

Бобчинский – 12: 308, 323, 349.

Добчинский – 12: 308, 323, 349.

Земляника – 12:633.

Марья Антоновна – 7: 259, 453.

Осип – 12:558.

Хлестаков – 2: 133, 462; 12: 308–310, 633.

«Страшная месть», повесть – 1: 342 (перефраз. «Ох, душно мне, душно…»).

«Тарас Бульба», повесть.

Тарас Бульба – 4: 113; 7: 230.

«Театральный разъезд после представления новой комедии», пьеса – 12: 509.

Голд Майкл (р. 1894), американский писатель – 7:482, 517; 13: 223, 225, 226, 411.

Голенищев-Кутузов Михаил Илларионович (1745–1813) – 8: 250.

Голиаф (библ.) – 1: 127, 436; 7: 309, 522; 12: 8, 540.

Голицыны (князья) – 9: 373, 593.

Голичер Артур (1869–1948), немецкий писатель – 12: 207, 592.

«Три месяца в Советской России» – 12:592.

Голомб Эммануил Григорьевич (р. 1879), издательский работник – 12: 295, 627.

Голубенцев Николай Александрович (р. 1900), актер-чтец – 13:338.

Гольбейн Ганс, младший (1497–1543), немецкий художник – 1: 19, 424.

Гольц Рюдигер фон дер, граф (1865–1930), немецкий генерал – 2: 92, 501; 3: 14, 483.

Гольцман, работник швейной промышленности – 8: 9, 418; 13:376.

Гольцшмит (Хольцшмидт) Владимир (Вольдемар) Робертович, художник – 13: 30.

Гольштейн Каспер, американский издатель – 7: 329.

Гомер (между 12 и 8 вв. до н. э.) – 1: 184, 346; 2: 142; 8:437; 12: 166.

«Илиада» – 2: 164; 7:496; 8: 222, 437; 12: 99.

«Одиссея» – 2: 164.

Гомперс Самюэл (1850–1924), деятель американского профдвижения – 5: 142–147, 403, 404, 448; 7: 286, 521.

Гончаров Иван Александрович (1812–1891), писатель.

«Обломов», роман.

Обломов – 1: 330.

Гончарова Наталия Сергеевна (р. 1883), художница – 1: 288, 292, 320, 336, 367, 447, 454; 4: 249, 250; 12: 465, 553, 579, 691.

Го́ра Йозеф (1891–1945), чешский писатель – 8: 332, 448, 449; 13:432.

Горбачев Георгий Ефимович (1897–1942), литературовед – 12: 387, 388, 390–392, 394, 665, 667, 668.

«Литература на переломе», статья – 12: 388, 668.

Горбов Дмитрий Александрович (р. 1894), критик, литературовед – 9: 179, 565; 12: 191, 407, 587, 674.

«Письма о литературе», статья – 12: 191, 587.

Горелов, участник собрания Федерации объединений советских писателей – 12:657.

Горобец Андрей, педагог – 5: 268, 459.

Городецкий Сергей Митрофанович (р. 1884), поэт – 1: 306, 448; 12: 28, 41, 268, 476, 547, 553, 694; 13: 248, 388, 419, 420.

«Велемир Хлебников», некролог – 12: 28, 547.

«Некоторые течения в современной русской поэзии», статья – 13:419.

«Нищая», стих. – 13: 248, 420.

«Явление народа», стих. – 1: 306, 448.

Горожанин Валерий Михайлович (1889–1941), знакомый Маяковского – 8: 231, 438; 11:694; 13: 104, 118, 333, 343.

Горожанина Берта Яковлевна (р. 1898), жена Горожанина В. М. – 13: 118.

Горро (Гаррос Роланд, 1888–1918), французский летчик – 5: 92, 441.

Горский И., художник – 1:451.

Горшанов Василий Викентьевич, владелец пивного завода – 7: 227.

Горький Максим (псевдоним Пешкова Алексея Максимовича, 1868–1936) – 1: 23, 277, 284, 295, 426, 440, 441, 444, 450; 2: 159; 3:562; 4:444; 7: 206–208, 210, 211, 325, 448, 509, 510, 518, 524; 8: 337; 10: 14; 11: 284, 569, 677; 12: 94, 270, 339, 340, 342, 349, 377, 390, 645, 646, 648, 663, 668; 13: 160, 161, 163–165, 167–170, 222, 232, 239, 243–245, 355, 382, 399, 413, 415–417.

«Город желтого дьявола», памфлет – 7: 325, 524.

«Легенда о Марко», стих. Марко – 1: 295.

«На дне», пьеса – 1: 276, 284; 12: 97, 567.

Лука – 12: 97, 567.

«Песня о Соколе» – 1: 331, 450; 7: 210, 211, 450, 510; 12: 349.

Гофман Эрнст Теодор Амадей (1776–1822), немецкий писатель – 1: 200, 202, 411, 412, 443; 11: 483.

Гра Феликс (1844–1901), французский писатель – 13:387.

«Роман» («Террор») – 13:387.

Гракхи Тиберий (163–132 до н. э.), Гай (153–121 до н. э.), братья, политические деятели древнего Рима – 5: 152, 404, 448.

Грамен (псевдоним Иванова Николая Константиновича, р. 1888), журналист – 3:470, 473; 12: 34, 207, 294, 550, 551, 625, 626, 698.

Грандов Михаил Семенович (р. 1896), журналист – 12:625.

Гранин Георгий Михайлович (1891–1957), издательский работник – 13: 54, 312.

Грановский Алексей Михайлович (1890–1935), режиссер – 1: 26.

Грант Улисс Симпсон (1822–1885), генерал, президент США (1869–1877) – 7: 308, 522.

Грант, жена Гранта У. С. – 7: 308.

Грант, английский фабрикант – 6:505.

Граф Амори (псевдоним Рапгофа Ипполита Павловича), писатель – 13: 179, 391.

«Возвращение Санина», роман – 13:391.

Греч Николай Иванович (1787–1867), журналист, писатель – 12: 83, 85, 484, 563, 564.

«Учебная книга русской словесности, или Избранные места из русских писателей в прозе и стихах с присовокуплением правил риторики и пиитики и обозрение истории русской литературы» – 12: 83, 85, 484, 563, 564.

Гржебин Зиновий Исаевич (1869–1929), издатель – 13: 52.

Грибов Алексей Николаевич (р. 1902), актер – 11:676.

Грибоедов Александр Сергеевич (1795–1829) – 1: 317, 449; 8:445; 10: 168, 359; 12: 402; 13: 48, 375.

«Горе от ума», комедия – 1: 317, 449; 7: 358 («дымом отечества»); 8: 274, 279, 445; 10:359; 13: 48, 167, 375 («дым отечества»), 450.

Молчалин – 9: 133.

Григорий VII (1020 или 1025–1085), римский папа (1073–1085) – 8:437.

Григорьев Аполлон Александрович (1822–1864), поэт, критик – 12: 496, 636, 699.

«О, говори хоть ты со мной…», стих. – 12: 315, 496 («семиструнная гитара»), 636.

Григорьев Борис Дмитриевич (1886–1939), художник – 4: 240, 241.

Грин, наборщик, рабкор – 12:568.

«Карманьола», пьеса – 12: 98, 264, 468, 568.

Грин А. (псевдоним Гриневского Александра Степановича, 1880–1932), писатель – 12: 75, 561.

Гринберг Захар Григорьевич, издательский работник – 13: 174.

Гринблат (Гринберг И. С., владелец писчебумажного магазина на Петровке) – 13: 11.

«Грин-гоу ди рошес ов…», американская песня – 7: 289.

Гринкруг Лев Александрович (р. 1889), знакомый Маяковского – 11:696; 13: 27, 29, 30, 65, 68, 69, 71, 75, 137, 302, 353.

Гринкруг Михаил Александрович (1887–1959), знакомый Маяковского – 1: 389.

Гринкруг Онисим Александрович (р. 1895), знакомый Маяковского – 13: 27.

Громан Сергей Сергеевич (р. 1903), писатель – 12:669.

Гросс Георг (р. 1893), немецкий художник – 4: 257, 446; 12: 363, 463, 656, 690; 13: 135, 352, 392, 405.

«К моим работам», статья – 13: 135, 352.

Гроссман-Рощин Иуда Соломонович (1883–1934), литературовед – 12: 191, 390, 507, 587, 632, 658, 688, 702; 13: 50, 311, 373.

«Преступление и наказание. Ликвидация ликвидаторов», статья – 12: 191, 366, 587, 658.

Грузинов Иван Васильевич (1893–?), поэт – 12:566.

«Есенин разговаривает о литературе и искусстве» – 12:566.

Грязнов Федор Федорович (1855–1906), генерал царской армии – 1:422; 6:498.

Губанова Анна Фоминишна (1869–1957), домработница – 4: 168, 317, 362, 437; 13: 74.

Гувер Герберт Кларк (р. 1874), политический деятель, президент США (1929–1933) – 3: 400, 567; 11: 264, 669.

«Гугеноты», опера Мейербера Джакомо (1791–1864) – 3: 140.

«Гудок», газета, М., с 1920 г. – 13: 45, 174.

Гужон Юлий Петрович, директор правления «Московский металлический завод» – 6: 242.

Гумилев Николай Степанович (1886–1921), поэт – 12: 41, 391, 553, 669; 13: 169, 248, 378, 397, 419, 420.

«Галла», стих. – 13: 187, 397.

«Капитаны», стих. – 13: 187, 397.

«Наследие символизма и акмеизм», статья – 13:419.

Гумилевский Лев Иванович (р. 1890), писатель – 12:583.

«Собачий переулок», роман – 12: 169, 583.

Гуревич, издательский работник – 13: 72.

Гуро Елена Генриховна (1877–1913), поэтесса – 12:547; 13: 246, 418.

«Гусары» («Усачи-трубачи», военная песенка, слова и музыка В. А. Сабинина) – 10: 74, 349.

Гусев Виктор Михайлович (1909–1944), поэт и драматург – 12: 410, 675.

«В ту ночь», стих. – 12: 410, 675.

«Звезда моего деда», стих. – 12: 410, 675.

«Гусельки», сб. детских песен – 9: 71.

Гучков Александр Иванович (1862–1936), крупный промышленник, политический деятель – 1: 24, 426; 3: 48, 190, 490, 521; 6: 284, 530; 8: 238, 441.

Гэд – см. Гед Жюль.

Гюго Виктор (1802–1885) – 1: 240, 452; 13: 222.

«Собор Парижской богоматери», роман – 1:452.

Квазимодо – 1: 366, 452, 453.

Давид Петрович – см. Штеренберг Д. П.

Давидов Август Юльевич (1823–1885), механик и математик – 13: 11.

«Алгебра» («Начальная алгебра»), учебник – 13: 11.

«Геометрия» («Элементарная геометрия»), учебник – 13: 11.

Давиды (Давид строитель, р. ок. 1073–1125), царь Грузии (1089–1125) – 6: 69.

Давыдов Дмитрий Павлович (1811–1888), поэт – 8:426; 9:546.

«Думы беглеца на Байкале», стих. – 8: 100, 426; 9: 40, 41, 546.

«Да-да» («Абсолютные дадаисты»), французская группа дадаистов – 4: 212, 231, 235, 238, 442.

«Даешь», журнал, М., апрель – декабрь 1929 г. – 10: 197, 198, 319; 12: 390.

Дадиани Шалва Николаевич (1874–1959), грузинский писатель и театральный деятель – 6:497.

«Лишь тебе одной все…», стих. – 6: 70, 497.

Даймонд Джим, ковбой – 7: 313.

Д’Актиль А. (псевдоним Френкеля Анатолия Адольфовича, 1890–1942), поэт – 8:447.

«Марш Буденного», стих. – 8: 311, 447.

«Дальневосточный телеграф», газета, Владивосток, Чита, 1920–1922 – 13: 52.

Д’Амичис Эдмондо (1846–1908), итальянский писатель – 1:426; 11:696; 12:598.

«Учительница рабочих», повесть – 1:426; 11:696; 12: 125, 126, 598.

Дан (Гурвич) Федор Ильич (1871–1947), меньшевистский лидер – 13: 266, 425.

Д’Аннунцио Габриеле (1863–1938), итальянский писатель – 2: 94, 501.

Данте Алигьери (1265–1321) – 1: 83, 126, 223, 386, 413.

«Божественная Комедия» («Ад»), поэма – 1: 223, 413.

Дантес Жорж-Шарль, барон Геккерен (1812–1895), убийца А. С. Пушкина – 4: 145, 180, 319, 379, 436; 6: 55, 496; 12: 91, 565.

Дарвин Чарльз Роберт (1809–1882), английский ученый – 1: 78.

Дарий I Гистасп (550–486 до н. э.), древнеперсидский царь (522–486 до н. э.) – 1: 318.

Д’Арси Вильям Нокс (1849–1917), английский предприниматель – 11:694, 695.

Дарю Пьер-Антуан (1767–1829), французский государственный деятель – 10: 105, 352.

«Дворец и крепость», кинофильм – 8: 357, 453.

«Деветсил», чешская ассоциация работников искусств, существовавшая в 20-х гг. – 8: 332.

Девисон, английский шпион – 5: 380, 436.

Дегут Жан-Жозеф (1866–1938), французский генерал – 5: 104, 443.

Деев-Хомяковский Григорий Дмитриевич (1888–1946), писатель – 12: 140, 141, 313, 576, 635.

«Против упадочничества», статья – 12: 140, 141, 576.

«Дейли воркер» («Дейли уоркер»), американская прогрессивная газета с 1924 г. – 7: 320, 335, 340; 12: 480.

«Дейли ньюс», американская газета – 13: 229.

Дейнека Александр Александрович (р. 1899), художник – 11:675.

Дейч Бабетта, американский литератор – 5:471.

Делиб Лео (1836–1891), французский композитор – 12:578.

«Лакме», опера – 12: 194, 578.

Делоне Робер (1885–1941), французский художник – 4: 212, 226, 237, 245–247, 411, 413; 13:405.

Дементьев Николай Иванович (1907–1935), поэт – 12: 391, 393, 394, 669, 670.

Демосфен (384–322 до н. э.), афинский оратор – 1: 14, 422.

Демпси (Демпсей) Джек, чемпион бокса – 7: 227, 512.

Дени (псевдоним Денисова Виктора Николаевича, 1893–1946), художник – 9: 45, 449, 547.

Деника – см. Деникин А. И.

Деникин Антон Иванович (1872–1947), генерал царской и белой армий – 1: 26; 2: 92, 94, 97, 374, 454, 500, 501; 3: 7, 8, 10, 12, 14, 16, 18, 19, 24, 26, 27, 29, 32, 34, 36, 40, 42, 44, 48, 53, 60, 62, 70, 76, 86, 92, 94, 102, 122, 128, 218, 226, 244, 254, 256, 266, 379, 437, 438, 441, 449, 454, 469, 481–488, 490, 492, 493, 497; 5: 302; 6: 287; 8: 300, 392; 9: 35, 169, 462, 480, 545, 563, 564; 11:655; 12: 153, 205, 208, 437, 580, 592; 13: 142, 143, 279, 330.

Денисовский Николай Федорович (р. 1901), художник – 10:363, 369.

«День», газета, Рига, 1922 г. – 13: 216.

Дерен Андре (1880–1954), французский художник – 4: 212, 238.

Державин Гаврила Романович (1743–1816), поэт – 1: 111; 6: 54.

Дерман Вилис (р. 1875), латышский революционный деятель – 4: 34, 422.

Дерябина С., писательница – 13: 43, 45, 307.

«На заре новой жизни» («На заре нового мира») – 13: 43, 45, 307.

Детердинг Генри (1866–1939), английский нефтепромышленник – 8: 200, 227, 228, 230, 384, 385, 435, 438; 11: 479, 695; 13: 118.

Дефо Даниель (1660 или 1661–1731), английский писатель.

«Робинзон Крузо», роман.

Робинзон – 13: 88.

Джапаридзе Прокофий Апрасионович («Алеша», 1880–1918), один из двадцати шести бакинских комиссаров – 6: 82, 86, 499.

Джойнсон-Хикс Вильям (1865–1932), английский политический деятель – 9: 238, 573.

Джорджиашвили (Джойяшвили) Арсен Павлович (1881–1906), грузинский революционер – 1:422; 6: 70, 498.

«Дзвигня», польский журнал – 8: 336, 337, 350, 357.

Дзержинский Феликс Эдмундович (1877–1926) – 3: 130, 507; 6: 238, 450, 522; 7: 211, 449, 510; 8: 231, 318, 319, 337, 385, 386, 395, 438; 9: 223, 546, 549; 11: 25, 647; 12: 300, 629.

«Борьба за режим экономии и печать», доклад – 12: 300, 629.

Диана (миф.) – 11: 99, 112.

Диас Порфирио (1830–1915), генерал, президент Мексики (1877–1880 и 1884–1911) – 7: 45, 280, 347, 521.

Дидерихс Андрей Романович (1884–1942), художник, муж Ходасевич В. М. – 13: 67.

Диец – см. Диас Порфирио.

Дикс Отто (р. 1891), немецкий художник – 12: 463, 690.

Дир, полулегендарный киевский князь IX в. – 6: 10, 423, 490.

Дицген Иосиф (1828–1888), немецкий социал-демократ, философ – 13: 11.

«Сущность головной работы человека» («Сущность головной работы») – 13: 11.

Диэц, см. Диас Порфирио.

Дмитриев, морской агент царского правительства в Париже – 8: 120.

Дмитриев Владимир Владимирович (1900–1948), художник – 12: 18, 544, 602.

Дмитриев Иван Иванович (1760–1837), поэт.

«Муха», басня – 3: 30 («И мы пахали…»).

Дмовский Роман (1864–1939), польский политический деятель – 3: 76, 495.

Добролюбов Николай Александрович (1836–1861) – 4: 88, 282.

Добрушин, журналист – 12:692, 695.

«Маяковский среди рабочих», статья – 12:695.

«Маяковский у рабкоров», статья – 12:692.

Добрыня Никитич, герой древнерусских былин – 7: 182.

Добужинский Мстислав Валерианович (1875–1957), художник – 1: 284, 291, 446; 13:416, 417.

Додя – см. Бурлюк Д. Д.

Долидзе Федор Яссеевич (р. 1883), устроитель выступлений Маяковского – 13: 278.

Долинский С. Д., издатель «Пощечины общественному вкусу» – 13:419.

Дон-Жуан, литературный образ – 1: 59.

Доринская Александра Александровна (р. 1896), балерина – 13: 29.

Дорио Жак (р. 1898), французский политический деятель – 8: 318, 448.

Дорогойченко Алексей Яковлевич (1894–1947), поэт – 6: 52, 496; 12:609.

Доронин Иван Иванович (р. 1900), поэт – 7: 101, 430, 492; 9: 150, 561; 12: 74, 108, 109, 561, 569, 635.

«Железный пахарь» – см. «Тракторный пахарь».

«Тракторный пахарь», поэма – 7:492; 12: 108, 109, 569.

Дороти – см. Гиш Дороти.

Досекин Василий Васильевич, фабрикант и торговец красками – 1: 282.

Достоевский Федор Михайлович (1821–1881) – 1: 366, 368; 4: 230, 437; 5: 163; 10: 14; 12: 45, 219, 376, 556; 13: 11, 181, 219, 222, 226, 245, 410, 418.

«Преступление и наказание», роман – 4:437.

Раскольников – 4: 167, 360, 437.

Драпкин Исаак Осипович, коммерсант – 13: 88, 327.

Драудин Теодор Янович, советский работник – 12: 157.

Дрейден Симон Давидович (р. 1905), театральный критик – 11:652; 12:574, 650; 13:333, 335.

«Двадцать пятое. История одного спектакля», статья – 11:652; 12:574, 650; 13:333, 335.

Дробот Василий Филимонович (р. 1893), журналист – 12:627.

Дрожжин Спиридон Дмитриевич (1848–1930), поэт – 13: 43, 307.

«Песни рабочим», сб. стих. – 13: 43, 307.

Дрофман, днепропетровский рабочий – 9: 70.

Дружинин Павел Давидович (р. 1890), поэт – 12: 319, 638.

«Аленушка», стих. – 12: 319, 638.

«Российское», стих. – 12: 319, 638.

Дубасов Федор Васильевич (1845–1912), генерал царской армии – 6: 269, 524.

Дубинский, знакомый Маяковского – 13: 65, 318.

«Дубинушка», революционная песня на слова В. И. Богданова в переработке А. А. Ольхина, музык. обработка П. Г. Чеснокова – 3: 14, 483; 7: 254 (перефраз.); 9: 52, 53, 548; 10: 79 (перефраз.), 302 (перефраз.); 12:585.

Дуглас – см. Фербенкс Дуглас.

Дункан Айседора (1878–1927), танцовщица – 11:670; 12: 204, 591.

«Моя жизнь» – 12: 204, 591.

Дункель, знакомые семьи Маяковских – 13: 9.

Дуров Владимир Леонидович (1863–1934), цирковой артист, дрессировщик – 12: 157.

Дутов Александр Ильич (1864–1921), атаман оренбургского казачества, один из главарей контрреволюции – 3: 7, 16, 482; 12: 154, 580.

Духонин Николай Николаевич (1876–1917), генерал царской армии – 6: 284, 530.

д’Энгиен, герцог Энгиенский, Луи-Антуан-Анри Бурбон (1772–1804) – 12: 511.

«Дышала ночь восторгом сладострастья…» – см. «Уголок».

Дьячковский, журналист – 11:658.

«Гарри Пиль – покоритель сердец», заметка – 11:658.

Дюамель Жорж (р. 1884), французский писатель – 4: 231; 8: 333, 334, 449; 12: 75, 561; 13: 239.

Дюма Александр (Дюма-отец, 1803–1870), французский писатель – 7: 329.

Дюма Александр (Дюма-сын, 1824–1895), французский писатель – 1:443.

«Дама с камелиями», повесть – 1:443.

Дюре (Дюрей) Луи (р. 1888), французский композитор – 4: 229.

Дюринг Евгений (1833–1921), немецкий экономист и философ – 11:677.

Дюртен Люк (р. 1881), французский писатель – 8: 334, 449.

Дягилев Сергей Павлович (1872–1929), театральный деятель – 4: 229, 233, 444; 8: 334, 449; 12: 465, 691.

Дядя Ваня (Лебедев Иван Владимирович, 1873–1950), устроитель чемпионатов борьбы – 2: 397.

Дядя Михей (псевдоним Короткого Сергея Аполлоновича, 1854–?), литератор – 1: 316, 449; 12: 161.

Ева (библ.) – 1: 195; 2: 23; 5: 194; 7: 67; 8: 222; 12