📚   БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ и СОВЕТСКОЙ КЛАССИКИ   📚

здесь можно бесплатно скачать книги в удобном формате для чтения в оффлайне и на мобильных устройствах

Сергей Трофимович Кузьмин

Сроку давности не подлежит

Сергей Трофимович Кузьмин. Сроку давности не подлежит. Обложка книги

Москва, Политиздат, 1985

Это еще одна книга о зверином облике гитлеровского фашизма – ударного отряда мировой империалистической реакции, угрожавшего человечеству массовым истреблением. Ее автор, в прошлом ответственный сотрудник Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, участвовал в выяснении масштабов их злодеяний на территории СССР, Польши и других стран. На основе личных воспоминаний, документов, свидетельств очевидцев он воспроизводит страшную картину фашистского разбоя, показывает историческую роль Советского Союза в спасении миллионов людей от порабощения и гибели.

Адресуется массовому читателю.

 

Сергей Трофимович Кузьмин

Сроку давности не подлежит

Сроку давности не подлежит

Во имя священной памяти миллионов невинных жертв фашистского террора.

Во имя укрепления мира во всем мире.

Во имя безопасности народов в будущем –

мы предъявляем подсудимым полный и справедливый отчет.

Это – отчет всего человечества, отчет воли и совести свободолюбивых народов.

Пусть же свершится правосудие!

[из речи Главного обвинителя от СССР на Нюрнбегском процессе]

К читателю

Из предлагаемой книги читатель еще раз узнает об античеловеческой сущности фашизма, о его зверином лице. Книга посвящена событиям сорокалетней давности. Но весь огромный, эмоционально окрашенный фактический материал, которым она насыщена, выносит суровый приговор и современному фашизму, его защитникам, фашистским методам, используемым империалистами в сегодняшней борьбе против мира, демократии и социализма.

Автор книги – Сергей Трофимович Кузьмин – не дождался ее выхода в свет. Член партии с 1931 года, он принадлежал к тому славному поколению коммунистов, с молодостью и зрелыми годами которых совпали индустриализация и коллективизация, культурная революция, Победа в Великой Отечественной войне и послевоенное восстановление, упрочение мирового социализма и построение развитого социалистического общества в нашей стране. Во всех этих эпохальных событиях активно участвовал Сергей Трофимович. Он сражался с басмачами в Средней Азии, был пограничником, находился на ответственной партийной работе в Киргизии и в Москве. В первые дни войны он добровольно ушел на фронт, сражался под Москвой и Смоленском. Находился в самом центре боевых действий, не раз личным примером вдохновлял бойцов на единоборство с фашистскими захватчиками. После войны партия направляла его на разные участки социалистического строительства. Труд и боевые подвиги его отмечены многими правительственными наградами. Но и выйдя на пенсию, он продолжал верно служить партии, выступал с лекциями, в печати, по радио, занимался активной общественной деятельностью.

В этой книге собраны впечатления о небольшом отрезке жизни Сергея Трофимовича – о его работе в Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, предприятиям и учреждениям СССР. Он лично участвовал в расследовании фашистских преступлений в Сталинградской области, на Львовщине, на территории Польши и самой Германии. Сергей Трофимович был специальным представителем комиссии на Нюрнбергском процессе над главными фашистскими преступниками.

Может возникнуть вопрос: почему в год 40-летия Победы над фашизмом, когда мы чествуем героев, спасших от истребления сегодняшний мир, нужно обращаться к страшному прошлому, рассказывать о злодеяниях, творимых гитлеровцами. Ответ на этот вопрос можно дать только один: живущее сейчас поколение должно знать, как велик подвиг, совершенный Советской Армией, всем советским народом, одолевшим гитлеровскую машину зла и мракобесия.

Делать это нужно еще и потому, что в мире сохранились силы, заинтересованные в возрождении фашизма, в использовании для подавления народов тех же методов, которые применяли в своих преступных целях нацисты.

В антикоммунистической пропаганде наших идеологических противников отчетливо прослеживается тенденция к обелению гитлеризма. Замалчиваются масштабы фашистских злодеяний, затушевываются империалистические мотивы нацистских преступлений, тщательно скрывается связь руководителей третьего рейха с германским и международным капиталом.

Вот только одна небольшая картинка, правдиво обрисованная французским журналистом, работавшим во время второй мировой войны в органах разведки ВМС США, Виктором Александровым, русским по происхождению. Неоднократно бывая в ФРГ, он посетил предместье Мюнхена – Дахау. Здесь сооружен скромный мемориал, построенный на частные средства. Он увековечил память сотен тысяч людей, погибших в одном из самых страшных фашистских концентрационных лагерей. На вопрос к директору мемориала, как часто здесь бывают школьники и студенты ФРГ, последовал ответ: «Что вы! Преподаватели старательно оберегают своих учеников от любой формы комплекса виновности».

Тогда журналист попросил одного из немногочисленных гидов рассказать о каторжном труде заключенных на заводах Тиссеиа или «И. Г. Фарбен». Молодой человек удивился. Он не знал и даже не предполагал, что эти, как он говорил, уважаемые фирмы были сотни раз упомянуты на Нюрнбергском процессе в обвинительных материалах, разоблачавших причастность монополистического капитала Германии к преступлениям фашистов (См.: Александров В. Мафия СС. М., 1984, с. 39–40.).

К сожалению, подобные сцены типичны для западного мира. Буржуазная пропаганда делает все, чтобы народы как можно быстрее забыли о Бухенвальде и Заксенхаузене, Треблинке и Освенциме, Хатыни и Лидице, Ковентри и Орадуре. Все более широко распространяются версии, прямо взятые из архивов геббельсовского ведомства информации, о том, что якобы нацисты лишь защищали Европу от коммунизма, были вынуждены вести превентивную войну против советской «агрессии».

После разгрома фашизма реакционные круги США и других капиталистических стран пытались спасти многих гитлеровских палачей от возмездия, надеясь использовать их в борьбе против коммунизма. В американской зоне оккупации Германии виновными в преступлениях были признаны лишь 12 тысяч человек (0,1 процента населения). Из них лишь несколько сот оказались за решеткой. Тысячи нацистов благополучно переправились за океан. Штурм-банфюрер СС фон Браун стал одним из виднейших руководителей исследовательских работ в области ракетостроения в США. А на его совести смерть тысяч англичан, убитых самолетами-снарядами, посланными гитлеровцами на Лондон и другие города Англии. Фашистский генерал-полковник Вальтер Дорнбергер, награжденный Гитлером рыцарским крестом за организацию производства Фау-1 и Фау-2, получил должность главного конструктора американской фирмы «Белл». В США он создал новое оружие агрессии – крылатые ракеты, которые размещены ныне на территории Западной Европы. «Изобретатель» душегубки Вальтер Рауфф длительное время являлся главным советником управления по расследованию коммунистической деятельности при правительстве палача чилийского народа Пиночета.

Начальник гестапо Лиона Клаус Барбье, переданный демократическим правительством Боливии французским властям, все послевоенные годы занимал ответственные посты в органах ЦРУ. Более 20 лет припеваючи жил в Латинской Америке Эйхман, которому на Нюрнбергском процессе заочно предъявили обвинение в убийстве 4 миллионов лиц еврейского происхождения. Открыто, не скрываясь, разъезжал по многим странам любимчик Гитлера эсэсовский головорез Отто Скорцени, спокойно умерший от старости в собственной постели. Где-то в Латинской Америке процветает гестаповский врач-убийца из Освенцима Менгеле. Все еще скрывается от возмездия шеф гестапо Мюллер. Нацисты занимали или занимают ответственные посты в государственном аппарате и частных фирмах ФРГ: один из авторов «плана Барбаросса», Хойзингер, был видным натовским генералом, один из руководителей абвера, Гелен, возглавлял разведку ФРГ, бывший ответственный сотрудник геббельсовского радио, член НСДАП Кизингер в 60-е годы являлся федеральным канцлером ФРГ. Подобные примеры можно продолжить.

Боннская юстиция долго оберегала или до сих пор оберегает от возмездия даже разоблаченных международной общественностью военных преступников. Так было, например, с руководителем опытов по стерилизации заключенных в Освенциме и других лагерях смерти Шуманом. Чуть ли не 10 лет тянулось расследование его дела. Другой палач – шеф гестапо в Варшаве Ган – в конце концов был приговорен в ФРГ к 12 годам тюрьмы, но вскоре его выпустили на свободу «по состоянию здоровья».

Современный империализм и его самые реакционные представители, как, например, нынешняя администрация США, не оставили планов установления империалистического диктата над всем миром. С упорством маньяков, не желающих считаться с тем, что вторая мировая война ослабила позиции отнюдь не социализма, а, наоборот, капитализма, они готовят третью мировую войну, способную покончить уже не только с тем или иным общественным строем, по и с разумной жизнью на Земле. II опять человечество слышит бредовые призывы к «крестовому походу» против коммунизма, к уничтожению СССР и других социалистических стран, к порабощению целых народов. Форсированная гонка вооружений, астрономические ассигнования на милитаристские цели, создание все новых и новых видов оружия, разработка планов «звездных» и прочих войн, присутствие войск США и других империалистических стран в самых отдаленных уголках планеты, вывод военных объектов в космическое пространство – все эти факты также свидетельствуют о том, что подстрекательские призывы Рейгана и его окружения не отвлеченная риторика, а выражение реальных захватнических устремлений весьма влиятельных сил, обладающих такими средствами истребления, о которых Гитлер не мог даже мечтать.

Конечно, в наши дни откровенная проповедь человеконенавистничества, которая использовалась гитлеризмом для идеологического обоснования своих целей в войне, может лишь оттолкнуть народные массы от представителей монополистического капитала. Поэтому в ход пускаются более скрытые, утонченные формы идеологической обработки масс. Реакционная верхушка буржуазии не жалеет слов и бумаги для того, чтобы изобразить свою политику как «защиту» прав человека, борьбу с терроризмом, стремление укрепить оборону «свободного мира» от посягательств со стороны «кровожадных» коммунистов и т. д. Но реальные дела империалистов не оставляют и следа от такого камуфляжа.

Весь мир потрясли чисто фашистские методы истребления и устрашения людей, в широких масштабах применявшиеся американцами в Корее и еще больше во Вьетнаме. И вот уже в наши дни та же картина фашистского террора в захваченной американскими войсками Гренаде. Даже бывший министр юстиции США Р. Кларк в письме на имя генерального секретаря ООН от 23 апреля 1984 года вынужден был признать, что на оккупированной американцами Гренаде «с самого начала широкие масштабы приобрели пытки. Избиения и жестокие, унижающие достоинство, бесчеловечные наказания стали практикой с первого дня вторжения».

С еще большей наглостью ведет себя ближайший союзник США – сионистский Израиль. На захваченных арабских территориях созданы концлагеря по фашистскому образцу. В них мучают и убивают людей, вся «вина» которых состоит в том, что они осуждают фашистские действия израильских агрессоров. Сионисты не скрывают, что хотят ликвидировать целый народ – арабский народ Палестины. Они безжалостно уничтожают не только палестинцев, по и ливанцев, представителей других арабских народов. В сентябре 1982 года сионисты ворвались в расположенные на территории Ливана лагеря палестинских беженцев Сабра и Шатила и учинили там зверскую резню, убив более 5 тысяч мирных людей, в том числе стариков, женщин, детей. И такие чудовищные зверства на чужой территории израильтяне, поощряемые американцами, совершают изо дня в день. «Все человечество помнит Бабий Яр и Хатынь, где застывшие в мраморе жертвы фашизма призывают нынешнее поколение не допустить новой мировой войны, – заявляет преследуемый сионистами верховный судья Иерусалима шейх Тамими. – Спустя сорок лет после Бабьего Яра история повторилась в палестинских лагерях Сабра и Шатила. Конечно, рассуждает обыватель на Западе, можно и не думать об этом. Но те, кто хоть раз взглянул в глаза палестинцев, не смогут изгнать тревогу из своего сердца».

В чудовищные фашистские застенки превращены империалистами целые страны: ЮАР, Чили, Парагвай. Фашистские методы истребления людей широко используются ими в Сальвадоре, в необъявленных войнах против Афганистана и Никарагуа, во многих других странах. В самих США, рекламирующих себя в качестве «оплота» свободы и демократии, под покровительством нынешней администрации все больше наглеют фашиствующие организации, использующие звездно-полосатый флаг для линчевания негров, геноцида в отношении индейцев, жестоких расправ с поборниками подлинных прав и свобод человека.

Фашисты пытаются активизироваться сегодня в Италии, Японии, Турции, практически во всех капиталистических странах. Особую опасность их оживление представляет в ФРГ. Реваншизм, подогреваемый даже некоторыми официальными лицами этой страны, неизбежно ведет к усилению фашистских тенденций. В 1984 году в ФРГ только официально было зарегистрировано 150 неофашистских организаций. Легально действует национал-демократическая партия, считающая себя преемницей гитлеровской НСДАП.

В юриспруденции есть понятие «срок давности». Означает оно, что действие того или иного правового акта ограничено строго определенным сроком. В гуманных целях закон ограничивает и время, в течение которого преступник подлежит судебной ответственности за совершенное в прошлом. Ввиду беспрецедентной тяжести фашистских преступлений ответственность за них сроку давности не подлежит.

Нельзя забывать о том, что принес с собой фашизм. Книга С. Т. Кузьмина – новое свидетельство, обличающее гитлеризм. Ее сила в строгой документальности. Это обвинение тем, кто выпестовал фашизм и стоял за его спиной. Это – предупреждение современникам: нельзя забывать страшные уроки истории, нельзя допустить их повторения.

Профессор В. Иванов

Ответственность перед миром

Главная цель гитлеровской агрессии

30 января 1933 года – один из самых черных дней в истории Германии. Здесь установилась террористическая диктатура наиболее реакционных, шовинистических, агрессивных кругов финансового капитала. Власть захватили фашисты. Их правительство возглавил Гитлер, назначение которого на пост рейхсканцлера утвердил президент переставшей существовать республики Гинденбург. С этого дня началось стремительное превращение Германии в государство войны, принесшее неисчислимые беды немецкому народу и всему человечеству.

Победу фашизма в Германии, говорилось на XVII съезде ВКП(б), надо рассматривать «как признак того, что буржуазия уже не в силах властвовать старыми методами парламентаризма и буржуазной демократии, ввиду чего она вынуждена прибегнуть во внутренней политике к террористическим методам управления, – как признак того, что она не в силах больше найти выход из нынешнего положения на базе мирной внешней политики, ввиду чего опа вынуждена прибегнуть к политике войны» (XVII съезд ВКП(б). 26 января – 10 февраля 1934 г. Стенографический отчет. М., 1934, с. 11.). Даже такой реакционер, как генерал Людендорф, понял, что фашисты представляют собой страшную угрозу для будущего Германии. В направленном 1 февраля 1933 года письме Гинденбургу он писал: «Назначив Гитлера рейхсканцлером, Вы выдали наше немецкое отечество одному из наибольших демагогов всех времен. Я торжественно предсказываю Вам, что этот человек столкнет наше государство в пропасть, ввергнет нашу нацию в неописуемое несчастье. Грядущие поколения проклянут Вас за то, что Вы сделали».

В феврале 1933 года состоялось совещание Гитлера и председателя фашистского рейхстага Геринга с самыми крупными промышленниками Германии. Предложенная фашистскими главарями программа ликвидации остатков буржуазной демократии, разгрома рабочих организаций и подготовки войны была восторженно принята монополистами.

Заручившись одобрением подлинных хозяев империалистической Германии, гитлеровцы рьяно взялись за осуществление своих преступных замыслов, начав с разгрома коммунистической партии.

Чтобы легче было ликвидировать все остатки демократических свобод, фашисты решили прибегнуть к грандиозной провокации – поджечь рейхстаг, обвинив в этом коммунистов. Поджигатели превратили дом Геринга в свою главную базу. По подземному ходу, который связывал этот дом со зданием рейхстага, они проникли в помещение парламента и в ночь на 28 февраля подожгли его.

Всему миру гитлеровцы объявили, что поджог – дело рук коммунистов. В стране было введено чрезвычайное положение, начались массовые облавы и аресты.

3 марта 1933 года фашистами был схвачен вождь Коммунистической партии Германии Эрнст Тельман, 9 марта – представитель Коминтерна Георгий Димитров, находившийся в то время в Германии.

Германские фашисты развернули яростную антикоммунистическую кампанию. Они запретили коммунистическую, а затем и другие политические партии.

С 21 сентября по 23 декабря 1933 года в Лейпциге проходил организованный гитлеровцами провокационный судебный процесс по делу о поджоге рейхстага.

Результат этого процесса известен всему миру. Процесс с треском провалился. Благодаря Димитрову мир впервые узнал и увидел со всей ясностью, что фашистская Германия является не правозаконным государством, а страной насилия и произвола.

Г. М. Димитров и его товарищи еще два месяца после процесса находились в застенках гестапо. В это время СССР, предоставив им советское гражданство, вел упорную дипломатическую борьбу за жизнь этих людей, которым угрожала расправа со стороны гитлеровцев.

В результате этой борьбы герой Лейпцига и его товарищи были освобождены из тюрьмы и прибыли в Москву, их встреча вылилась в огромную антифашистскую манифестацию.

Приход нацистов к власти создал ситуацию, чреватую новой мировой войной. Поставив у власти Гитлера, германский монополистический капитал установил свою открытую террористическую диктатуру.

Для того чтобы оградить свою власть от всяких покушений и вселить страх в сердце германского народа, нацисты создали и расширили систему террора против предполагаемых и подозреваемых противников фашистского режима. Гитлеровцы сажали в тюрьмы честных людей без суда и следствия, держали их в концентрационных лагерях, подвергали пыткам, истязаниям, убивали.

Рабочие и демократические организации в стране были разгромлены. Из 300 тысяч человек, состоявших в Германской компартии, к началу 1933 года половину бросили в тюрьмы и концентрационные лагеря, а десятки тысяч – убили. Террор был распространен и на социал-демократов. Всего в стране после прихода к власти фашисты уничтожили 200 тысяч прогрессивно настроенных людей и около миллиона отправили в заключение.

Американский посол У. Додд (находился в Германии с 1933 по 1938 гг.) записал в своем дневнике в тот период: «Животные – единственные счастливые существа, которых я встречаю здесь… В то время, когда людей сотнями убивают без суда или без всяких доказательств виновности, когда население буквально трепещет от страха, животные пользуются неприкосновенными правами, о которых люди не могут и мечтать. Да, тут уж поневоле захочешь стать лошадью!»

Террор, концлагеря, тюрьмы, насилие и произвол, уничтожение прогрессивной части населения превратили многих немцев в безгласных рабов, а насаждавшийся звериный шовинизм, ненависть к другим народам, культ захватнической войны сделали их послушным орудием политики разбоя, грабежа и захватов.

В эти годы складывалась очень сложная, напряженная международная обстановка. Выдвинутая Гитлером программа «расширения жизненного пространства» толкала Европу к войне. Капиталистический мир стремился направить агрессию Гитлера против СССР. Внутри своих стран буржуазия вела оголтелую политику раскола единства рабочего класса и подавления демократических свобод. В капиталистических странах назревали острые социально-экономические и политические конфликты.

Задача борьбы против фашизма и войны требовала от рабочих и коммунистических партий быстрейшего объединения усилий, разработки и осуществления общей антифашистской тактики. Надо было показать миру лицо гитлеризма, организовать отпор фашизму, спасти от него человечество.

5 марта 1933 года Исполком Коминтерна выступил с воззванием «К рабочим всех стран!», в котором подчеркнул важность единства действий трудящихся в борьбе с фашизмом. «…Перед лицом наступающего на рабочий класс Германии фашизма, развязывающего все силы мировой реакции, – говорилось в воззвании, – Исполком Коммунистического Интернационала призывает все коммунистические партии сделать еще одну попытку установления единого фронта совместно с социал-демократическими рабочими массами при посредстве социал-демократических партий. Исполком Коминтерна делает эту попытку в твердом убеждении, что единый фронт рабочего класса против буржуазии отбил бы наступление капитала и фашизма и чрезвычайно ускорил бы неизбежный конец всякой капиталистической эксплуатации». Коминтерн обратился к коммунистическим и социал-демократическим партиям с предложением немедленно организовать отпор наступлению фашизма на политические, профсоюзные, кооперативные и другие организации рабочих.

В обстановке, когда фашизм превратился во всемирную опасность и величайшую угрозу для завоеваний рабочего класса и трудящихся, для мира, свободы и национальной независимости народов, начал свою работу VII конгресс Коммунистического Интернационала, открывшийся в августе 1935 года в Москве.

…В те годы я работал в Московском горкоме партии, и мне посчастливилось быть гостем от Московской парторганизации на VII конгрессе Коммунистического Интернационала, слушать доклад выдающегося деятеля международного коммунистического и рабочего движения Георгия Димитрова «Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса, против фашизма».

В докладе Георгия Димитрова на конгрессе нашла свое наиболее полное и четкое выражение новая политическая ориентация Коминтерна, сыгравшая важную роль в дальнейшей борьбе с фашизмом. Подчеркивалось, что коммунистическое движение должно сосредоточить главные усилия на проведении политики единого народного фронта. Эта политика сыграла огромную роль в борьбе против фашизма и войны. Товарищ Димитров указал, что в условиях разразившегося глубочайшего экономического кризиса, резкого обострения общего кризиса капитализма, революционизирования трудящихся масс фашизм перешел к широкому наступлению. Господствующая буржуазия все больше искала спасения в фашизме в целях осуществления грабительских мер против трудящихся, подготовки хищнической империалистической войны, нападения па Советский Союз.

В своем докладе Георгий Димитров указал, что германский фашизм – это не только буржуазный национализм. Это звериный шовинизм. Это правительственная система политического бандитизма, система провокаций и пыток в отношении рабочего класса и революционных элементов крестьянства, мелкой буржуазии и интеллигенции. Это средневековое варварство и зверство. Это необузданная агрессия в отношении других народов и стран.

2 августа 1935 года, за шесть лет до нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, Г. М. Димитров заявил: «Германский фашизм выступает как ударный кулак международной контрреволюции, как главный поджигатель империалистической войны, как зачинщик крестового похода против Советского Союза – великого отечества трудящихся всего мира» (Димитров Георгий. Избранные произведения. В 3-х т. М., 1983, т. 2. с. 65.).

После конгресса для его участников был устроен прием в зале Московской консерватории имени П. И. Чайковского.

Первый раз в жизни мне посчастливилось так близко видеть и слышать руководителей международного коммунистического движения Георгия Димитрова, Д. 3. Мануильского, Вильгельма Пика, П. П. Постышева, Ван Мина, Мориса Тореза и других.

Вспоминается теплота и непринужденность обстановки. По лицам присутствующих, по их душевным беседам чувствовалось, что этих очень скромных и мужественных людей связывают большая интернациональная дружба и единство цели.

Накануне второй мировой войны тревожный набат Коминтерна разнесся по всему миру. Он предостерегал о грозящей опасности, которую фашизм пес человечеству. VII конгресс Коминтерна указал на источник угрозы новой мировой войны, разоблачил фашизм, толкающий мир к катастрофе.

Уже тогда Советское правительство неоднократно и настойчиво предлагало правительствам Англии, Франции, США, Чехословакии принять практические шаги для коллективного отпора агрессору.

Народы мира извлекают поучительный урок из недавнего прошлого, которое доказывает, что трагедию войны можно было бы избежать, если бы все народы активно вмешались, как учил великий Ленин, в решение вопросов войны и мира. Упорное нежелание правящих кругов западных стран поддержать идею коллективной безопасности открыло дорогу нацистской агрессии и привело ко второй мировой войне.

Расправившись с прогрессивными силами в самой Германии, утвердив там фашизм, нацисты приступили к выполнению своих захватнических планов по отношению к другим народам и государствам. Первыми жертвами гитлеровской агрессии стали Австрия и Чехословакия.

На совещании, состоявшемся в Берлине в имперской канцелярии 5 ноября 1937 года (на нем присутствовали Геринг, главнокомандующий военно-воздушными силами; Нейрат, имперский министр иностранных дел; адмирал флота Редер, главнокомандующий военно-морским флотом; генерал фон Бломберг, военный министр; генерал-полковник фон Фрич, главнокомандующий сухопутными силами; полковник Госбах), Гитлер заявил: «Для улучшения нашего военного и политического положения наша цель в каждом случае затруднения, вызванного войной, прежде всего должна заключаться в одновременном захвате Чехословакии и Австрии с целью устранения всякой опасности с флангов в случае возможного наступления на Запад».

Высказанные Гитлером намерения стали осуществляться менее чем через четыре месяца после совещания. На рассвете 12 марта 1938 года германские войска вторглись в Австрию. Их действия явились преднамеренным агрессивным актом, способствовавшим дальнейшему выполнению плана подготовки и ведения захватнических войн против других стран.

Вслед за Австрией последовала оккупация Чехословакии, осуществленная при прямой поддержке Англии и Франции. На состоявшемся в Мюнхене сговоре 30 сентября 1938 года премьер-министр Англии Чемберлен, премьер-министр Франции Даладье, фашистский диктатор Германии Гитлер и фашистский диктатор Италии Муссолини подписали соглашение о расчленении Чехословакии – Судетская область была отдана Германии. 1 октября 1938 года немецко-фашистские войска заняли Судетскую область, а в марте 1939 года захватили остальную Чехословакию.

Стараясь толкнуть агрессора на Восток, против СССР, правительство Чемберлена готово было отдать во власть Гитлеру Восточную и Ют-Восточную Европу, включая Балканы, Польшу и даже Турцию, но тот решил действовать по-своему. 23 мая 1939 года на секретном совещании руководителей рейха Гитлер поставил задачу «навсегда покончить с Польшей и поляками».

1 сентября 1939 года 62 немецко-фашистские дивизии (1,6 миллиона человек, 2800 танков и около 2000 самолетов) вторглись в пределы Польши. Англия и Франция, связанные договорными отношениями с Польшей, вынуждены были объявить войну Германии. Но каких-либо реальных мер для борьбы с захватчиками не приняли, по-прежнему надеясь подтолкнуть Гитлера к нападению на СССР.

В условиях начавшейся второй мировой войны агрессия нацистской Германии, не встречавшая противодействия, быстро распространялась, охватывая одну страну за другой.

Несмотря на заключенный между Германией и Данией 31 мая 1939 года договор о ненападении, в котором провозглашалось, что договаривающиеся стороны полны «решимости поддержать мир между Данией и Германией при всех обстоятельствах», Германия вторглась в Данию 9 апреля 1940 года.

Германия не раз заверяла Норвегию: «Германское правительство полно решимости, ввиду дружеских отношений, существующих между Норвегией и Германией, ни при каких обстоятельствах не паносить ущерба целостности и неприкосновенности Норвегии и уважать территорию норвежского государства», однако 9 апреля 1940 года немецко-фашистские войска вторглись в эту страну.

Далее, 10 мая 1940 года после сильнейшего авиационного удара по городам Голландии, Бельгии и Франции немецко-фашистские войска перешли в наступление от Северного моря до линии Мажино.

Голландия пала за пять дней, а 28 мая капитулировала Бельгия. Французские войска отступали по всему фропту. Германские части 14 июня заняли Париж. Французское правительство, оказавшееся не способным вести борьбу, 22 июня 1940 года в Компьене подписало соглашение о перемирии.

6 апреля 1941 года германские войска без предупреждения вторглись в Грецию и Югославию.

Все агрессивные действия Германии, совершавшиеся в европейских государствах, в сущности, являлись подготовкой для нанесения главного удара – но Советскому Союзу.

22 июня 1941 года гитлеровская Германия вероломно напала на СССР. Огромные массы войск, многочисленная авиация, танковые соединения были брошены па Страну Советов. Немецкое командование вместе с союзниками ввело в действие 190 дивизий, около 4300 танков, 47,2 тысячи орудий и минометов, 4980 самолетов, свыше 190 боевых кораблей. Численность вражеских войск, атаковавших границу Советского Союза, составляла 5,5 миллиона человек.

Над нашей Родиной нависла смертельная опасность. Советский народ встретил ее мужественно и стойко. По призыву Коммунистической партии он вступил в жестокую битву с фашистским агрессором. Народ верил в силу социалистического строя, в силу своей родной армии, в партию Ленина и ее способность мобилизовать все моральные и материальные возможности государства для разгрома врага.

Вторая мировая война оставила неизгладимый след в истории человечества. В орбиту войны было втянуто 61 государство с населением 1 миллиард 700 миллионов человек. Война унесла свыше 50 миллионов человеческих жизней.

В тезисах ЦК КПСС к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции отмечалось, что в Великую Отечественную войну 1941–1945 гг. «свыше 20 миллионов советских людей погибли на полях сражений, погребены под развалинами городов и сел, расстреляны фашистскими бандитами, замучены в гитлеровских концлагерях… История не знала такого массового варварства и бесчеловечности, какие творили на нашей земле фашистские оккупанты».

О том, как готовилась военная агрессия и как разрабатывались далеко идущие планы уничтожения Страны Советов и порабощения народов Европы, автор этих строк узнал во всех подробностях на заседаниях Международного трибунала во время знаменитого Нюрнбергского процесса над главными гитлеровскими военными преступниками. Предъявляемые суду документы, обвинительные речи прокуроров, свидетельские показания вскрыли дьявольский механизм подготовки вооруженных вторжений гитлеровских полчищ на территории разных стран.

Документы рассказали, как фашистские главари с полным хладнокровием, методично в глубокой тайне планировали присоединение чужих территорий. План захвата Австрии они именовали план «Отто», захвата Чехословакии – план «Грюн», нападение па Польшу – план «Вейс», оккупацию Норвегии и Дании – план «Везерюбунг», завоевание Греции и Югославии – план «Марита», нападение на Советский Союз – план «Барбаросса».

Фашистам понадобилось прозвище германского императора XII века Фридриха («барбаросса» означает в переводе на русский язык «рыжая борода») как кодовое название самой разбойничьей агрессии нацистов против Советского Союза. Не только документы, предъявленные суду, раскрыли «кухню» подготовки этого преступного плана. Много важных деталей сообщили и его авторы – Кейтель и Йодль, сидевшие па скамье подсудимых в Нюрнберге. Их показания на суде, конечно, были даны не по доброй воле, а под тяжестью неопровержимых материалов, которыми располагал Международный трибунал, и в надежде на снисхождение.

По словам Кейтеля, совещания военного командования до вопросу о нападении иа СССР проводились все лето 1940 года. Это подтвердил Иодль, сказав па допросе, что планы нападения на СССР конкретно были разработаны в ноябре – декабре 1940 года и в тот период времени он дал соответствующие первые директивы армии, морскому флоту и авиации. 18 декабря 1940 года Гитлер подписал подготовленную генеральным штабом сухопутных войск директиву о плане войны против СССР под названием «Барбаросса». Эта директива, предназначенная только для высших руководителей германской армии, содержала тщательно разработанную программу внезапного нападения на СССР. В ней сказано: «Немецкие вооруженные силы должны быть готовы к тому, чтобы еще до окончания войны с Англией победить путем быстротечной военной операции Советскую Россию (вариант „Барбаросса“). Для этого армия должна будет использовать все состоящие в ее распоряжении соединения с тем лишь ограничением, что оккупированные области должны быть защищены от всяких неожиданностей». В директиве подчеркивалось, что «особое внимание следует обратить на то, чтобы не было разгадано намерение произвести нападение» (Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. Сборник материалов. В 7-ми т. М., 1958, т. 2, с. 559, (Далее – Нюрнбергский процесс.)).

В действительности, как теперь установлено исторической наукой, планирование войны против СССР интенсивно развернулось летом 1940 года, а осенью оно уже было завершено.

Одним из авторов и активных исполнителей плана «Барбаросса» был будущий фельдмаршал гитлеровской армии Паулюс, командовавший впоследствии немецкими войсками под Сталинградом. Поэтому, когда на заседании трибунала помощник Главного обвинителя от СССР в числе представленных документов по разделу «Агрессия против СССР» зачитал заявление бывшего фельдмаршала Паулюса Советскому правительству, то началась необычайно энергичная переписка подсудимых с их защитой. Они знали, что такой свидетель до тонкостей знал намерения гитлеровской верхушки в отношении СССР и других стран.

В заявлении Паулюса Советскому правительству от 9 января 1946 года, оглашенном на процессе, излагался материал, убедительно доказывающий виновность подсудимых в преднамеренном развязывании войны.

«С 3 сентября 1940 г. до 18 января 1942 г., – писал Паулюс, – я занимал должность оберквартирмейстера в генеральном штабе сухопутных сил. В мои задачи входило замещать начальника генерального штаба и выполнять его особые задания. Лишь осенью 1941 года я стал руководить отделами генерального штаба. Из них мне были подчинены отдел обучения и организационный отдел.

В указанный период времени начальником генерального штаба сухопутных сил был генерал-полковник Гальдер.

При моем поступлении на службу в ОКХ (ОКХ – главное командование сухопутных войск.) 3 сентября 1940 г. я, среди прочих планировок, застал там еще не законченный предварительный оперативный план нападения па Советский Союз, известный под условным обозначением „Барбаросса“».

По замыслу ОКВ (ОКВ – главное командование вермахта.) задачей наступления было: сначала – захват Москвы, Ленинграда и Украины, в дальнейшем – Северного Кавказа с его нефтяными источниками. Конечной целью предусматривалось достижение германскими войсками приблизительно линии Астрахань – Архангельск. Предполагалось, что это будет означать окончательное поражение СССР и создаст условия для расчленения страны и превращения ее в колонию.

Поставленная цель, отмечал Паулюс, уже сама по себе характеризует этот план как подготовку чистейшей агрессии; это явствует также из того, что оборонительные мероприятия им не предусматривались вовсе. Тем самым развенчивались лживые утверждения о якобы превентивной войне Германии против СССР, которые аналогично оголтелой геббельсовской пропаганде распространяют некоторые современные фальсификаторы истории.

Заблаговременно началась также подготовка будущих партнеров по агрессии, прежде всего Румынии (с сентября 1940 г.), Финляндии (с февраля 1941 г.), а затем и хортистской Венгрии.

Начатая в августе 1940 года разработка предварительного варианта плана «Барбаросса» закончилась проведением двух военных игр под руководством Паулюса в главной квартире ОКХ в Цоссене. На них присутствовал генерал-полковник Гальдер, начальник оперативного отдела генерального штаба полковник Хойзингер (впоследствии крупный натовский генерал) и штабные старшие офицеры из ОКХ.

Директивой ОКБ от 18 декабря 1940 года начало наступления на СССР было намечено приблизительно на середину мая 1941 года. Дальнейшую разработку плана принял на себя начальник оперативного отдела полковник Хойзингер, непосредственно подчинявшийся начальнику генерального штаба Гальдеру.

3 февраля 1941 года в Берхтесгадене по докладу главнокомандующего сухопутными войсками Браухича Гитлер в присутствии Кейтеля и Йодля утвердил первую директиву по стратегическому развертыванию сил против СССР. Еще до этого Йодль заявил: «Через три недели после нашего наступления этот карточный домик развалится». Теперь он сидел вместе с другими военными преступниками на скамье подсудимых, готовясь к расплате за все содеянное им в интересах утверждения фашистского диктата над всем миром.

Нападение гитлеровцев на Югославию обусловило изменение директивы о начале осуществления плана «Барбаросса», так как для наступления на СССР из Румынии пе хватало войск, которые были брошены на Югославию. После завершения кампании в имперской канцелярии 6 июня 1941 года состоялось последнее, решающее совещание. Главнокомандующие сухопутных войск, флота и авиации доложили Гитлеру, Кейтелю и Йодлю о конкретных задачах, намеченных при осуществлении немецкого вторжения в Советскую Россию.

«Со дня 22 июня 1941 г., – продолжал Паулюс, – нами был взят курс на уничтожение и опустошение Советской страны.

В Сталинграде на Волге этот курс достиг своего апогея…

Сталинград превратился в зону истребления для находящегося там русского гражданского населения…

Как оставшийся в живых под Сталинградом, я считаю себя обязанным дать удовлетворение русскому народу».

Ознакомившись с содержанием заявления Паулюса, участники процесса тем не менее с нетерпением ожидали появления в зале в качестве свидетеля одного из самых крупных генералов гитлеровского вермахта. Событие, безусловно, незаурядное. Всем интересно, каков Паулюс, что он будет говорить, почему согласился выступить против недавних своих единомышленников. И вот лорд Лоренс просит ввести в зал свидетеля Паулюса. С напряжением смотрим на дверь. Дверь отворяется, входит высокий, спортивного склада человек в темном штатском костюме, неторопливыми, но четкими шагами подходит к свидетельскому пульту, стоя дает клятву говорить правду, затем садится.

Адвокаты подсудимых, пытаясь дискредитировать Паулюса, забросали его провокационными вопросами: «Были ли вы преподавателем военной академии в Москве?», «Занимали ли вы какую-нибудь должность в Москве?», «Был ли во время вашего плена у вас случай каким-нибудь образом предоставить в распоряжение советских властей ваши военные знания и опыт?» и т. д.

Паулюс ответил, что преподавателем в академии в Москве не был, никаких должностей не занимал.

В заключение допроса, производимого Главным обвинителем от СССР Р. А. Руденко, Паулюс сказал, что нацисты хотели осуществить «завоевание с целью колонизации русских территорий, эксплуатация и ресурсы которых должны были дать возможность завершить войну на Западе с той целью, чтобы окончательно установить господство Германии в Европе».

Мы понимали, что Паулюс, как профессиональный военный, осветил прежде всего военные аспекты подготовки агрессии. Но у гитлеровцев были не только завоевательные цели. Они руководствовались в первую очередь стремлением уничтожить коммунизм, покончить не только с революционными, но и с прогрессивными демократическими традициями в захваченных странах, обескровить, ликвидировать или поработить целые народы, превратить очищенные от местного населения районы в жизненное пространство для расселения германцев.

В беседе с Раушнингом, бывшим нацистским президентом данцигского сената, Гитлер говорил о целях фашистской агрессии: «Мы будем менять фронты, и не только военные. Но мы прежде всего должны придерживаться концепции, что наш смертельный враг – большевизм».

На совещании руководящей верхушки Германии 30 марта 1941 года Гитлер так определил цели завоевательской политики па Востоке: «Наши задачи в России – разбить вооруженные силы, уничтожить государство… Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьем врага, через 30 лет снова возникнет коммунистическая опасность». В мае 1941 года гитлеровское правительство утвердило директиву «Об особой подсудности в районе „Барбаросса“ и об особых мероприятиях войск», в которой говорилось о необходимости быть безжалостным к гражданскому населению, расстреливать без суда и следствия всех оказывающих сопротивление. Политические работники, попавшие в плен, подлежали немедленному уничтожению. «В тыл не эвакуируются», – говорилось об этом в другой гитлеровской директиве, разработанной тогда же.

Мне помнится, как на одном из заседаний Международного трибунала после длительных и обоснованных речей обвинителей в качестве вещественного доказательства суду была предъявлена карта. Огромное белое полотнище показывало расположение концентрационных лагерей па территории оккупированной Европы. Польшу, Францию, Чехословакию, Австрию, не говоря уже о Белоруссии, Украине, Прибалтике и самой Германии, усеяли квадратиками, треугольниками, большими и малыми кружками, обозначавшими концентрационные лагеря, лагеря для военнопленных и их филиалы. Паучьими гнездами оплели они территории этих стран. Фашисты использовали их для проведения политики геноцида целых народов. Они думали уничтожить евреев и цыган, большинство славян, значительную часть остальных народов СССР и других стран.

Имперский министр по делам восточных оккупированных территорий Розенберг, также сидевший на скамье подсудимых в Нюрнберге, уже видел «германское пространство» до Урала. Но, чтобы «разместиться» поудобнее и покрепче на завоеванных землях, надо «стереть в порошок» их коренных обитателей.

Это, коротко, о намеченных мероприятиях нацистов по плану «Ост». Суть их – в политике геноцида, осуществляемой империалистами в разных районах земли. Источник этой политики – расовая ненависть, стремление к захватам, установлению господства так называемых «высших» рас и истреблению «низших» рас.

Подлинный генеральный план «Ост» суду в Нюрнберге предъявлен не был. На судебных заседаниях рассматривался другой документ, раскрывавший цели и задачи этого плана, а также конкретные мероприятия по их достижению. Он назывался «Замечания и предложения по генеральному плану „Ост“». Составил его Э. Ветцель – начальник отдела колонизации 1-го главного политического управления министерства по делам оккупированных областей.

В этом документе излагались планы частичного онемечивания и уничтожения народов Восточной Европы, что рассматривалось гитлеровцами как важное условие на пути к установлению мирового господства фашистской Германии.

Планом «Ост» предусматривалось после окончания войны выселить около 31 миллиона человек с территории Польши и западной части Советского Союза (80–85 процентов польского населения, 65 процентов населения Западной Украины, 75 процентов населения Белоруссии, значительную часть населения Латвии, Литвы и Эстонии) (См.: Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. Сборник материалов. В 3-х т. М., 1966, т. 3, с. 132. (Далее – Нюрнбергский процесс.)).

Однако Ветцель приходит к выводу, что такое число слишком занижено. В связи с этим министерство Розенберга повысило его до 46–51 миллиона человек. Десятки миллионов людей, согнанных со своих земель, намечалось поселить в Западной Сибири, на Северном Кавказе, в Южной Америке.

По вопросу об обращении с русским населением восточное министерство разъясняло, что «речь идет не только о разгроме государства с центром в Москве… Дело заключается скорее всего в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их». Для этого предусматривалось «разделение территории, населяемой русскими, на различные политические районы с собственными органами управления, чтобы обеспечить в каждом из них обособленное национальное развитие» (См.: Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. Сборник материалов. В 3-х т. М., 1966, т. 3, с. 143.). Далее определялось, что на территории России необходимо уничтожить интеллигенцию, как носителя культуры народа, его научных и технических знаний, низвести культуру народа до самого низкого уровня, резко снизить численность населения, искусственно сокращать рождаемость и не вести борьбы со смертностью детей, осуществить не менее бесчеловечные мероприятия в области здравоохранения, налоговой политики, в вопросах заработной платы и социальных мер. Цель этой политики характеризовалась так: «…важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он был не в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе» (Нюрнбергский процесс. В 3-х т., т. 3, с. 146.).

В плане «Ост» предусматривалось, что в перспективе необходимо «или полное уничтожение русского народа, или онемечивание той его части, которая имеет явные признаки нордической расы». Гитлер говорил: «Мы обязаны истреблять население – это входит в нашу миссию охраны германского населения… Я имею право уничтожать людей низшей расы, которые размножаются, как черви».

По генеральному плану «Ост» предусматривалось онемечить около половины чехов, а остальных постепенно удалить с территории бывшей Чехословакии. «Следует подумать о том, – говорилось в документах, – чтобы переселить этих чехов в Сибирь, где они растворятся среди сибиряков и тем самым будут способствовать дальнейшему отдалению сибиряков от русского народа…» (Нюрнбергский процесс. В 3-х т., т. 3, с. 146.).

Еще более ужасная участь ожидала в фашистской Европе Польшу. После захвата ее гитлеровскими войсками большая часть польской территории была включена в состав фашистской Германии. Было создано генерал-губернаторство во главе с гитлеровским сатрапом и палачом Гансом Франком, облеченным неограниченной властью. Эта «власть» ему была вручена 12 октября, а за девять дней до этого, 3 октября 1939 года, Франк заявил, что отныне «Польша должна рассматриваться как колония, поляки будут рабами великой Германской мировой империи» (Нюрнбергский процесс. В 7-ми т. М., 1961, т. 7, с. 456.).

Причем если в период войны поляки должны были служить гитлеровцам дешевыми рабами, то после войны в случае победы фашистской Германии польский народ ожидала полная ликвидация.

На совещании руководителей германского сельского хозяйства 12 января 1944 года Франк цинично говорил: «…если бы мы выиграли войну, тогда, по моему мнению, поляков и украинцев и все то, что околачивается вокруг, можно превратить в фарш».

Здесь я сошлюсь на документ редчайшего цинизма и вероломства – дневник Ганса Франка, обнаруженный в мае 1945 года в его доме в Баварии. Дневник составляет 36 томов и содержит протоколы заседаний Управления генерал-губернаторства, собраний организации национал-социалистской партии этого Управления, а также личные записи самого генерал-губернатора с 1939 по 1945 год. На допросе у следователя в Нюрнберге Франк заявил, что «это документ исторического значения», а на вопрос: «Являются ли истинными все утверждения, содержащиеся в дневнике?» – ответил: «Это полностью соответствует тому, что мне известно».

19 января 1940 года Франк на заседании руководителей отделов так называемого «правительства» генерал-губернаторства с неприкрытой откровенностью сказал: «15 сентября 1939 г. мне было дано приказание принять на себя управление завоеванными восточными областями. При этом я получил особое задание рассматривать это приобретение как военную зону, как военную добычу, безоговорочно выкачать оттуда все, превратить ее в хозяйственном, социальном, культурном и политическом отношении в груду развалин».

А вот еще одна запись – от 12 сентября 1940 года:

«…Поляки должны видеть границу, дальше которой не может идти их развитие. На мои исчерпывающие вопросы фюрер повторно ответил, что установленные нами ограничения должны оставаться в силе… Ни один поляк не должен иметь возможность получить в государственных учебных заведениях высшее образование…

Эта область призвана быть резервуаром рабочей силы в широком смысле этого слова. Мы имеем здесь только гигантский рабочий лагерь; все, что означает власть и самостоятельность, должно быть в немецких руках».

Еще более бесчеловечны записи Франка в дневнике по вопросу о судьбе еврейского населения оккупированных стран. Читаем запись за тот же день:

«…Мы должны уничтожать евреев, где бы мы ни находили их, и во всех случаях, когда это возможно, для того, чтобы сохранить империю как таковую».

Франк не был оригиналом в своих бредовых идеях истребления людей. В директиве рейхсфюрера CС Гиммлера прямо ставилась задача: «Способствовать тому, чтобы Восток заселяли люди только немецкой, германской крови…» И они «способствовали», упорно, методично, без капли не то чтобы жалости, а хотя бы элементарного расчета (ведь кому-то надо производить необходимое для мечтающих заселить восточные земли арийцев).

Так упивались бессмысленным истреблением гунны, орды Чингисхана. Но они были кочевники. Они не пытались осваивать захваченные территории. Фашисты же стремились не просто к опустошению, но и к колонизации пространства па Востоке. Тем не менее вот какой приказ отдал 16 сентября 1941 года Кейтель о беспощадном подавлении освободительного движения в оккупированных странах и расстрелах заложников: «Следует иметь в виду, что человеческая жизнь в соответствующих странах в большинстве случаев не имеет никакой цены и что устрашающего действия можно добиться лишь с помощью исключительно жестоких мер… Способы казней должны еще увеличивать степень устрашающего действия».

Для такого действия на оккупированные территории посылаются 12 полицейских батальонов. В числе 12 был и 3-й батальон 15-го полицейского полка. «Журнал боевых действий» этого батальона был захвачен в январе 1943 года на Воронежском фронте частями Советской Армии. Мне довелось познакомиться с ним, и вот как там изображалась «цивилизаторская» миссия фашистских палачей. В деревне Борисовке с 22 по 26 сентября 1942 года расстреляно 97 женщин и 23 ребенка. В деревне Борки расстреляно 372 женщины и 130 детей. 9 октября 1942 года сожжены деревни Антоново, Зелены Буды, Лазовецы-Зо-бота, Лазовецы-Нины, Лазовецы-Гора и Короставка, расстреляно 22 женщины и 41 ребенок. 13 ноября 1942 года в Пожжевине были расстреляны 9 женщин и 6 детей.

Убийцы систематически отчитывались и перед начальством. В отчете о состоянии и деятельности 11-й роты 15-го полицейского полка с 5 по 11 октября 1942 года значится: 6 октября 1942 года расстреляны 30 женщин и 49 детей; 7 октября 1942 года расстреляны 6 женщин и 8 детей; 9 октября 1942 года расстреляны 16 женщин и 14 детей и т. д.

Всего же за два с половиной месяца – с 6 сентября по 24 ноября 1942 года этим полком было уничтожено 44 837 мирных граждан. И это только на одном, небольшом участке советской территории, захваченной фашистами.

Помню, когда с наступавшими советскими войсками мне как офицеру-политработнику доводилось участвовать в освобождении городов и сел, отбитых у врага, то прежде всего бросались в глаза масштабы разрушений, учиненных гитлеровцами, полное обезлюдение этих некогда густонаселенных районов нашей земли. То, что создавалось веками русским, украинским, белорусским и другими народами СССР, было не просто взорвано, сожжено, загажено, но с какой-то методичной озверелостью вырвано буквально с корнем, затоптано до основания, расчищено с тщательностью. Уничтожались даже фундаменты, леса, вывозили в Германию слой плодородной почвы. Кажется, была бы у фашистов соответствующая техника, они бы и реки наши засыпали. Особо сильному опустошению было подвергнуто сердце России – центральное Нечерноземье. Десятки тысяч населенных пунктов, некогда украшавших эти прекрасные места и восхищавших не одно поколение русских писателей, были навсегда стерты с географической карты. Известно, что гитлеровцы намеревались сровнять с землей Ленинград и пропахать очищенную от развалин территорию плугом. Такая же участь ожидала другие города и села, на месте которых предполагалось создать чистенькие фольварки колонизаторов – представителей «высшей» арийской расы. Только Советская Армия помешала фашистам осуществить до конца свои планы, направленные против всего того, что дорого человеку. И я горжусь тем, что в самые трудные годы войны был ее солдатом.

Обвинение от имени народов

Находясь на передовой, мы знали, что фашистам не уйти от расплаты. Это было тяжелое время, когда захватчики и их сообщники, осуществляя свои преступные планы, совершали на советской территории чудовищные преступления: пытки, истязания, убийства, насильственный увод в рабство сотен тысяч советских граждан, всеобщее ограбление городского и сельского населения и вывоз в Германию колхозного и государственного имущества, личного имущества советских граждан. Захватчики-оккупанты разрушали города и села, памятники искусства и культуры, расхищали художественные и исторические ценности советского народа.

И вот именно тогда, уже в 1942 году, то есть почти за три года до окончапия войны, в самый разгар наступления гитлеровцев Центральный Комитет нашей партии, предвидя и организуя победу советского народа в войне с фашистскими ордами и имея в виду привлечение к ответственности главарей фашизма за совершаемые ими злодеяния, ставит вопрос о создании Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию фашистских злодеяний на территории СССР.

2 ноября 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была образована Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР.

В Указе говорилось, что за чудовищные преступления и за материальный ущерб, причиненный нашей Родине, преступное гитлеровское правительство и командование германской армии несут всю полноту уголовной ответственности.

Рабочий аппарат Чрезвычайной государственной комиссии был образован в составе:

а) Секретариат;

б) Отдел по учету злодеяний, совершенных фашистскими оккупантами против граждан Советского Союза;

в) Отдел по учету ущерба, причиненного промышленности, транспорту, связи и коммунальному хозяйству;

г) Отдел по учету ущерба, причиненного колхозам и совхозам;

д) Отдел по учету ущерба, причиненного кооперативным, профсоюзным и другим общественным организациям;

е) Отдел по учету ущерба, причиненного культурным, научным, лечебным учреждениям, зданиям, оборудованию и утвари религиозных культов;

ж) Отдел по учету ущерба, причиненного советским гражданам;

з) Инспекторский отдел; и) Сводный отдел;

к) Архив комиссии.

Штат аппарата был утвержден в количестве 116 человек.

Акты комиссии составлялись в соответствии с подробно разработанными инструкциями о порядке установления и расследования злодеяний фашистских захватчиков и по установлению размеров ущерба.

Надо было выявить виновников злодеяний: организаторов, исполнителей с целью предания этих преступников суду и их сурового наказания. К актам должны были прилагаться все относящиеся к делу документы, протоколы опросов, заявления граждан, заключения медицинских экспертиз, фотоснимки, письма советских людей, угнанных в Германию, нацистские документы. Составление актов следовало осуществлять непосредственно на местах совершения преступления в месячный срок после изгнания оккупантов.

Во главе Чрезвычайной государственной комиссии был поставлен видный деятель нашей партии и государства, кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) Н. М. Шверник. Под его руководством проделана огромная работа по сбору документальных данных, их проверке и подготовке всех материалов о злодеяниях гитлеровских преступников и материальном ущербе, причиненном СССР в результате оккупации советских территорий армиями гитлеровской Германии.

Николай Михайлович Шверник выезжал в освобожденные от врага города и села для расследования преступлений фашистов. Об одной из таких поездок, в частности в г. Ржев, рассказал мне его помощник В. П. Кузнецов, принимавший активное участие в работе комиссии. Мы с Василием Петровичем в большой дружбе многие годы.

Увиденное в г. Ржеве потрясло членов комиссии. Город был в развалинах и пожарищах. Обезображенные трупы детей, женщин, стариков навалом лежали в ямах. От мин замедленного действия еще взрывались дома. В одном из домов предполагалось разместить комиссию на ночлег, но Николай Михайлович настоял выехать в район Гжатска, а через час после отъезда комиссии этот дом взорвался. Он, как и другие, был заминирован фашистами.

В состав Чрезвычайной государственной комиссии входили: академики Н. Н. Бурденко, Б. Е. Веденеев, Т. Д. Лысенко, Е. В. Тарле, И. П. Трайнин, член Политбюро ЦК ВКП(б), секретарь ЦК А. А. Жданов, летчица Герой Советского Союза В. С. Гризодубова, писатель А. Н. Толстой, митрополит Николай.

Чрезвычайной государственной комиссии было предоставлено право поручать различным органам производить расследования: опрашивать потерпевших, собирать свидетельские показания и иные документальные данные о насилиях, зверствах, разрушениях и других преступных действиях оккупантов и их сообщников.

На местах были созданы республиканские, краевые, областные, городские, районные комиссии содействия работе Чрезвычайной государственной комиссии.

Двигаясь вместе с наступающими войсками Советской Армии, в тяжелых условиях прифронтовой полосы, в только что освобожденных от фашистов местностях работники Чрезвычайной государственной и местных комиссий проделали большую и сложную работу по сбору, обработке материалов о злодеяниях гитлеровцев и по учету ущерба, причиненного ими нашей Родине. Достаточно сказать, что было составлено около 4 миллионов актов о материальном ущербе, 54 тысячи актов и свыше 250 тысяч протоколов опросов свидетелей кровавых злодеяний фашистов. Все эти сведения легли в основу обвинительных документов прокуратуры СССР, предъявленных суду над главными немецкими военными преступниками в Нюрнберге.

На материалы комиссии опиралось обвинение на процессах в Харькове и Краснодаре в 1943 году, а также в Киеве, Минске, Риге, Ленинграде, Смоленске, Брянске и других городах в 1945–1946 годах.

Нельзя не отметить ценности документов Чрезвычайной государственной комиссии как агитационного материала, усиливавшего ненависть к врагам нашей Родины, повышавшего трудовой энтузиазм советских людей в тылу, способствовавшего наступательному порыву советских войск. Работники Чрезвычайной государственной комиссии руководствовались в своей работе Декларацией об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства.

Эта декларация, подписанная главами правительств СССР, США и Великобритании И. Сталиным, Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем, была принята во время конференции министров иностранных дел СССР, Великобритании и США, происходившей в Москве в октябре 1943 года.

В декларации, в частности, говорилось: «Пусть те, кто еще не обагрил своих рук невинной кровью, учтут это, чтобы не оказаться в числе виновных, ибо три союзных державы наверняка найдут их даже на краю света и передадут их в руки их обвинителей, с тем чтобы смогло совершиться правосудие» (Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Сборник документов. М., 1984, т. 1, с. 337.).

Почти одновременно с созданием Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию фашистских злодеяний Советское правительство в заявлении от 14 октября 1942 года «Об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы» требовало создать Международный военный трибунал для суда над преступными руководителями нацистского режима. Советское правительство заявило тогда, что оно «обязано рассматривать суровое наказание этих уже изобличенных главарей преступной гитлеровской шайки как неотложный долг перед бесчисленными вдовами и сиротами, родными и близкими тех невинных людей, которые зверски замучены и убиты по указаниям названных преступников. Советское правительство считает необходимым безотлагательное предание суду специального Международного трибунала и наказание по всей строгости уголовного закона любого из главарей фашистской Германии, оказавшихся уже в процессе войны в руках властей государств, борющихся против гитлеровской Германии» (Нюрнбергский процесс. В 7-ми т. М., 1957, т. 1, с. 18).

Особая важность материалов Чрезвычайной государственной комиссии отмечена в стенограмме Нюрнбергского процесса: «Задача советского обвинения в области подготовки доказательств обвинения в значительной мере облегчалась наличием обширных материалов, собранных в ходе самой войны Чрезвычайной государственной комиссией… К моменту процесса над главными немецкими военными преступниками располагала огромным количеством документальных доказательств, показаний свидетелей и потерпевших. К работе Чрезвычайной государственной комиссии были привлечены широчайшие массы советской общественности. Семь миллионов советских граждан предъявили свои личные счета гитлеровским бандитам. Тридцать две тысячи врачей, инженеров, педагогов, общественных деятелей приняли активное участие в установлении зверств и разрушений, совершенных немецко-фашистскими захватчиками. Уничтожение миллионов ни в чем не повинных советских людей, в том числе детей, женщин и стариков, бесчеловечное обращение с военнопленными, умиравшими от истощения и погибавшими от рук фашистских злодеев, разрушение городов, сел, культурных учреждений, памятников старины и искусства, угон в немецкое рабство миллионов наших людей – все это было убедительно отражено в сообщениях Чрезвычайной государственной комиссии».

Когда мы начали работать в комиссии, нам была ясна цель. Но мы еще не могли представить себе в деталях, чем завершится эта работа и что спустя два с небольшим года в Нюрнберге она получит столь высокую оценку.

Замечательный наш писатель Всеволод Иванов, присутствовавший на Нюрнбергском процессе, в репортаже «Во имя будущего» 5 декабря 1945 года в газете «Известия» писал: «Обвинение поддерживается и опирается, главным образом, на документы. Эти документы подобраны тщательнейше и заботливейше. Видно, что это был долгий и неутомимый труд, и нужно быть признательным тем, кто обнаружил эти документы, рассортировал их и представил их на суд всего человечества, ибо это поистине суд, которого никогда не было еще в истории и в котором заинтересовано все человечество».

Советское обвинение представило Международному военному трибуналу многие сообщения и акты Чрезвычайной государственной комиссии. Среди них были материалы о зверствах гитлеровцев в разных городах и населенных пунктах, о материальном ущербе, причиненном ими государственным предприятиям и учреждениям, колхозам, общественным организациям и гражданам СССР, о разрушениях и злодеяниях, совершенных немецко-фашистскими варварами в культурных и исторических центрах: в Пушкинском заповеднике, в Петродворце, Пушкине, Павловске, Новгороде, Киеве и т. д., об издевательствах и расстреле детей Домачевского детского дома Брестской области, об истреблении советских людей путем заражения сыпным тифом, о злодеяниях, совершенных в лагерях уничтожения в Майданеке и Освенциме, о расстреле, сожжении и умерщвлении мирных граждан в окрестностях городов Севастополь и Керчь и на курорте Теберда Ставропольского края и многие другие.

Здесь уместно сказать о том, что мне и Е. И. Смирнову, как представителям Чрезвычайной государственной комиссии на Нюрнбергском процессе, неоценимую помощь оказали работники аппарата Главкома советских оккупационных войск и Главноначальствующего в советской зоне оккупации в Берлине.

Обширный материал Чрезвычайной государственной комиссии, представленный Международному военному трибуналу, должен был быть в очень ограниченные сроки размножен, частично переведен па немецкий язык. Необходимо было отпечатать большое количество фотодокументов о злодеяниях и разрушениях, совершенных гитлеровцами, и создать фотоальбомы.

Член Военного Совета советских оккупационных войск в Германии генерал-лейтенант Ф. Е. Боков сделал все необходимое, чтобы организовать эту ответственную работу в лейпцигской типографии и представить необходимую документацию в трибунал в срок. Было временно задержано печатание всех находившихся в типографии других документов.

Следует особо отметить, что сотрудники прокуратуры СССР в ходе проведения Нюрнбергского процесса проделали большую работу по изучению и обработке обвинительного материала, оказавшегося в распоряжении американского обвинения. Отступая под сокрушительными ударами Советской Армии, гитлеровцы эвакуировали часть своих архивов на запад Германии, где они были захвачены американскими войсками. Большинство главных немецких военных преступников также бежали на Запад, где их и арестовали.

Под руководством помощника Главного обвинителя от СССР Г. Н. Александрова была создана следственная группа для допроса обвиняемых, а также ряда генералов, плененных американцами и содержавшихся в Нюрнбергской тюрьме.

Я присутствовал как представитель Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию фашистских злодеяний, когда возглавлявший следственную часть советской делегации в Нюрнберге Г. Н. Александров в одной из комнат Дворца юстиции допрашивал генерала артиллерии Варлимонта, фельдмаршала Мильха, генерал-полковника фон Фалькенхорста, воевавшего на подступах к Ленинграду, и, наконец, генерал-полковника Гудериана, рвавшегося со своей танковой армией к столице нашей Родины Москве.

Советским обвинением было использовано обширное количество трофейных документальных материалов, относящихся к агрессии против СССР, в том числе оперативный план «Барбаросса», дневники генерал-губернатора Польши Франка и сотни других документов.

Генеральный прокурор СССР Константин Петрович Горшенин в течение лета и осени 1945 года проводил в своем кабинете совещания по подготовке Нюрнбергского процесса. Как правило, в них принимали участие председатель Верховного Суда СССР И. Т. Голяков, главный прокурор Советской Армии Афанасьев, следователь по особо важным делам, начальник следственного отдела прокуратуры СССР Л. Р. Шейнин и автор этой книги как представитель Чрезвычайной государственной комиссии. К. П. Горшенип координировал работу советской делегации на Нюрнбергском процессе.

Главным обвинителем от СССР был назначен прокурор Украинской ССР Роман Андреевич Руденко. Я знаком с ним с 1944 года, когда мы производили расследования немецко-фашистских злодеяний на Львовщиие. Он очень помог нам своими дельными советами и большим юридическим опытом. С 1953 года, без малого 30 лет, этот выдающийся юрист и государственный деятель являлся Генеральным прокурором СССР.

Заместителем Главного обвинителя от СССР утвердили полковника юстиции Юрия Владимировича Покровского. В годы войны он был военным прокурором армии, затем помощником военного прокурора фронта. Помощниками Р. А. Руденко на процессе являлись работники прокуратуры СССР: государственный советник юстиции 3-го класса Николай Дмитриевич Зоря, представлявший Международному военному трибуналу доказательства по разделу «Агрессия против СССР»; государственный советник юстиции 2-го класса Лев Романович Шейнин (раздел «Разграбление и расхищение государственной, частной и общественной собственности»), государственный советник юстиции 2-го класса Марк Юльевич Рагинский (разделы «Разрушение и разграбление культурных и научных ценностей» и «Разрушение сел и городов»), старший советник юстиции Лев Николаевич Смирнов (разделы «Преступления против мирного населения СССР, Чехословакии, Польши и Югославии» и «Преступления против человечности»). По разделу «Преступления против мира» (агрессия в отношении Чехословакии, Польши и Югославии) документы представлял Юрий Владимирович Покровский. Он же готовил материал по разделу «Преступное попрание законов и обычаев войны об обращении с военнопленными». Все наши товарищи с честью и большим достоинством представляли документы обвинения против главных немецко-фашистских военных преступников от имени Союза Советских Социалистических Республик.

Деятельность советских обвинителей заключалась как в представлении доказательств Международному военному трибуналу, так и в допросе подсудимых и свидетелей на процессе.

Советским судьей в Международном военном трибунале был генерал-майор юстиции И. Т. Никитченко, бывший в то время заместителем председателя Верховного Суда СССР, его заместителем – подполковник юстиции А. Ф. Волчков. В качестве консультанта советской делегации работал один из выдающихся советских ученых-юристов профессор Арон Наумович Трайнин. А. Н. Трайнин вместе с И. Т. Никитченко участвовал в Лондоне в Международной конференции по разработке Устава Международного военного трибунала. Перед окончанием процесса Международный военный трибунал объявил профессору А. Н. Трайнину благодарность за большую помощь.

На одном из заседаний суда в Нюрнберге Лев Николаевич Смирнов (будущий председатель Верховного Суда СССР) обратился к нацистским преступникам, бывшим главарям гитлеровской Германии, которые сидели на скамье подсудимых, с такими словами: «К совести мира взывали те, кого травили в душегубках и газовых камерах, кого разрывали на куски, те, чьи тела сжигали в печах крематориев и пепел развевали но ветру. Мы не можем теперь назвать даже многие из мест захоронений миллионов злодейски умерщвленных невинных людей. Но на сырых стенах газовых камер, на местах расстрелов, в фортах смерти, на каменных плитах тюрем и казематов мы до сих пор можем различить полные глубокой душевной боли, взывающие к возмездию краткие записи обреченных на смерть людей. И пусть помнят живые эти запечатленные на камне голоса жертв немецко-фашистского террора, взывавшие перед смертью к совести мира о справедливости и о возмездии».

После его выступления началась демонстрация фильма «Кинодокументы о зверствах немецко-фашистских захватчиков».

Лица главных фашистских преступников снизу освещены, и они все видны в затемненном зале суда.

На экране воспроизводится документ, подписанный советскими фронтовыми кинооператорами. Кинооператоры А. Воронцов, Р. Гиков, В. Доброницкий, В. Ешурин,

A. Зенякин, Р. Кармен, К. Кутуб-Заде, А. Левитан, В. Микоша, Е. Мухин, И. Панов, М. Посельский, М. Сегаль,

B. Соловьев, А. Сологубов, М. Трояновский, В. Штатланд торжественно свидетельствуют, что в период с 1941 по 1945 год, выполняя свой служебный долг, они работали в частях действующей Советской Армии, снимая на пленку различные эпизоды Отечественной войны. Операторы заявляют, что кинокадры, включенные в настоящий фильм, являются правдивым и точным воспроизведением того, что они обнаруживали, вступая в различные районы после изгнания из них немецко-фашистских войск.

Первые кадры фильма сняты в Ростове-на-Дону 29 ноября 1941 года. Гитлеровцы, отступая, расстреливали мирных жителей. Трупы на Советской и Нольной улицах. Лежит замученная и расстрелянная семья профессора Рождественского. Мальчик Витя Головлев. Его лицо изуродовано выстрелами, произведенными в упор. На улице Энгельса фашисты расстреляли 50 жителей, выгнанных из домов. Лужи крови, вповалку лежат друг на друге расстрелянные женщины и старики. Их убили только за то, что они были советскими гражданами. На экране ростовский вокзал в таком виде, как покинули его гитлеровцы. На привокзальной площади штабеля трупов, замученных и расстрелянных раненых пленных красноармейцев. На трупах следы ужасных пыток. Изуродованы лица, отрезаны носы и уши.

Мы видим Керчь. Противотанковый ров. Здесь фашисты совершали массовое истребление советских людей. Целыми партиями по нескольку сот человек привозили сюда мирных жителей города, расстреливали из пулеметов и автоматов. Семь тысяч граждан Керчи погибли в этом месте. В противотанковом рву были найдены трупы 245 детей. Пуховым платком закутала мать дочурку при расставании с жизнью. Над телами опознанных рыдают уцелевшие матери, отцы, другие родные.

Эти кадры сменяют следующие, еще более страшные. На экране освобожденный Харьков. На улицах и площадях трупы расстрелянных мирных жителей. Всюду следы ужасных злодеяний, совершенных гитлеровцами. Они сожгли госпиталь, переполненный тяжелоранеными красноармейцами. Здесь были обнаружены сотни трупов. Комиссия экспертов установила, что многих калек, безногих заживо сожгли.

На экране Таганрог – ров на пустыре близ города. Мы видим трупы людей на коленях со связанными за спиной руками. Людей привозили из города и расстреливали.

Киев в ноябре 1943 года. Улицы покрыты трупами. Вот на экране возникает поистине ужасное зрелище: предместье Киева – Дарница. Трудно охватить одним взглядом бесконечные штабеля трупов, раскинувшиеся на огромной площади пустыря. Вот и Бабий Яр – место массовых казней.

Операторы запечатлели леденящую душу картину в лагере близ Таллина, в дачном местечке Клога. Оккупанты перед отступлением расстреляли всех заключенных. Нельзя без содрогания смотреть на груды человеческих тел, которыми были забиты лагерные бараки.

Страшное зрелище представляют появляющиеся на экране люди, освобожденные Советской Армией в Освенциме. Они измождены до предела. Это ходячие скелеты. Многие не в состоянии передвигаться и лежат на нарах. Много детей.

Во время просмотра фильма подсудимые нервничали, их лица были бледны и сведены судорогой страха перед грядущим возмездием. После окончания демонстрации фильма Геринг закрыл лицо руками. Кейтель вытирает платком лоб, глаза. Франк долго не может прийти в себя. Моральное ничтожество подсудимых еще острее передает ту зловещую сущность событий, с которой не мирятся ни разум, ни сердце.

По воспоминаниям А. И. Полторака, возглавлявшего советский секретариат на Нюрнбергском процессе, этот фильм был показан группе русских эмигрантов, работавших в качестве переводчиков в составе персонала западных делегаций. Среди них были представители таких аристократических фамилий старой России, как Трубецкие, Толстые и т. д. Но все они, мужчины и женщины, молодые и старые, плакали во время демонстрации фильма (См.: Полторак А. И. Нюрнбергский эпилог. М., 1983, с. 25.).

Через два-три дня после демонстрации на Нюрнбергском процессе фильма о зверствах гитлеровцев на оккупированной территории СССР в качестве документа обвинения был предъявлен фильм об уничтожении 9 июня 1942 года чехословацкого селения Лидице, снятый самими нацистами. Вот факельщики перебегают от дома к дому, слышен гул взрывов. Вот фашистские солдаты прокладывают к развалинам железнодорожные пути, чтобы вывезти прочь даже остатки зданий. Деревню сровняли с землей, деревья срубили, дороги распахали, а жителей или расстреляли (мужчин), или отправили в лагеря смерти (женщин и детей). Само название села по приказу СС было стерто со всех имевших хождение в третьем рейхе карт, вычеркнуто из всех справочников.

Без волнения нельзя вспомнить свидетеля советского обвинения на заседании Международного военного трибунала в Нюрнберге Якова Григорьевича Григорьева, дававшего показания помощнику Главного обвинителя от СССР Л. Н. Смирнову.

Смирнов: Скажите, пожалуйста, свидетель, в какой деревне вы проживали до войны?

Свидетель: В деревне Кузнецово, Порховского района, Псковской области.

Смирнов: В какой деревне вас застала война?

Свидетель: В деревне Кузнецово.

Смирнов: Существует ли сейчас эта деревня?

Свидетель: Не существует.

Смирнов: Я прошу вас рассказать суду, при каких обстоятельствах произошло уничтожение деревни.

Свидетель: В памятный день, 28 октября 1943 года, немецкие солдаты неожиданно напали на нашу деревню и стали творить расправу с мирными жителями, расстреливать, загоняя в дома. В этот день я работал на току со своими двумя сыновьями, Алексеем и Николаем. Неожиданно к нам на ток зашел немецкий солдат и велел следовать за ним. Нас повели через деревню в крайний дом. Я сидел около самого окна и смотрел в окно. Вижу: немецкие солдаты гонят еще большую толпу народа. Я заметил свою жену и маленького сына девяти лет. Их сначала подогнали к дому, а потом повели обратно, куда – мне было тогда неизвестно.

Немного погодя входят три немецких автоматчика и четвертый держит наган в руках. Нам приказали выйти в другую комнату. Поставили к стенке всю толпу – 19 человек, в том числе меня и моих двух сыновей, и начали из автоматов стрелять по нам. Я стоял около самой стенки, немного опустившись. После первого выстрела упал на пол и лежал не шевелясь. Когда расстреляли всех, немцы ушли из дома. Я пришел в сознание, гляжу – невдалеке от меня лежит мой сын Николай, он лежал ничком и был мертв, а второго сына я сперва не заметил и не знал, убит он или жив. Потом я стал подниматься, освободив ноги от навалившегося на них трупа. В этот момент меня окликнул мой сын, который остался в живых.

Смирнов: Окликнул второй ваш сын?

Свидетель: Второй, а первый лежал убитый певдалекс от меня. Сынишка крикнул: «Папа, вы живой?»

Смирнов: Он был ранен?

Свидетель: Он был ранен в ногу. Я его успокоил: «Не бойся, сыночек: я тебя не оставлю, как-нибудь уйдем. Я тебя вынесу отсюда». Немного погодя загорелся дом, в котором мы лежали. Тогда я, открыв окно, выбросился из него вместе со своим раненым мальчиком, и мы стали ползти от дома, прячась, чтобы не заметили немецкие солдаты. Но на пути нашего отхода от дома стояла высокая изгородь, мы не сумели раздвинуть изгородь и стали ломать ее. В этот момент нас заметили немецкие солдаты и начали по нам стрелять. Я тогда шепнул своему сынишке, чтобы он притаился, а я побегу. Мне его было не снести, и он благодаря зарослям притаился, а я побежал дальше, отвлекая внимание солдат. Немного пролежав, вскочил в постройку, стоявшую около горящего дома. Посидел там немножко и решил идти дальше. Я убежал в ближайший лес, находящийся неподалеку от нашей деревни, и там переночевал. Наутро встретил Алексея Н. из соседней деревни, который мне сообщил, что мой сын Леша жив. Потом, на второй день после этого, я встретил мальчика Витю, шедшего из той же деревни Кузнецово. Это был беженец из-под Ленинграда и проживал во время оккупации в нашей деревне… Он тоже чудом спасся, выскочив из огня. Он мне сказал, как происходило дело во второй избе, где были моя жена и мой малый сынишка. Там немецкие солдаты, загнав людей в избу, отворили в коридор дверь и через порог стали поливать из автомата. Со слов Вити, там горели живые люди, в том числе, по его словам, сгорел заживо мой мальчик Петя девяти лет. Когда Витя выбегал из избы, то видел, что мой Петя еще был жив и сидел под лавкой, зажавши ручонками уши.

Смирнов: Сколько лет было самому старшему жителю деревни, уничтоженному немцами?

Григорьев: Сто семь лет – старуха Артемьева Устинья.

Смирнов: Сколько лет было самому младшему, уничтоженному в деревне?

Григорьев: Четыре месяца.

Смирнов: Сколько всего было уничтожено жителей деревни?

Григорьев: 47 человек.

Смирнов: Скажите, свидетель, только ли население вашей деревни постигла такая участь?

Григорьев: Нет, не только. Немецкие солдаты расстреляли в Курышеве 43 человека, во Вшивове – 47, в той деревне, в которой я проживаю сейчас, в деревне Павлове, сожгли 23 человека и в других деревнях уничтожали мирных жителей, старых и малых.

Смирнов: Скажите, кто остался в живых из вашей семьи?

Григорьев: Из моей семьи остались в живых только я и мой мальчик. Застрелены в моей семье: жена на шестом месяце беременности, сын Николай 16 лет, сын Петя 9 лет и невестка, жена брата с двумя ребятами – Сашей и Тоней.

Картины кровавых фашистских преступлений производили сильное, неизгладимое впечатлепие на всех приглашенных на процесс, присутствовавших на его заседаниях. Никогда не забуду выражения лиц советских юристов. Люди, привыкшие иметь дело с самыми чудовищными проявлениями падения человека, сидели буквально стиснув зубы, сжав кулаки, побледневшие и осунувшиеся. Голоса их, конечно, не дрожали во время выступлений или допроса обвиняемых. Но чувствовалось, сколько сил, внутреннего напряжения требует эта выдержка, эта холодная беспристрастность, которую нужно было проявлять не день-два, а на протяжении нескольких месяцев публичного процесса. Журналистам, другим гостям было легче. Они имели возможность на время отключиться, уйти из зала, обменяться с соседом репликой, взглядом, разрядиться вечером среди единомышленников, которыми в то время были все присутствовавшие в зале представители стран антигитлеровской коалиции. Иное дело – юристы. Они обязаны были следить за любыми, самыми незначительными деталями, а вечером не «разряжаться», а, наоборот, собираться с силами, готовясь к очередному сражению за торжество справедливости.

О том невероятном психологическом напряжении, которое выпало на долю людей, вынужденных принимать участие во всех заседаниях Международного трибунала, рассказывал Юрий Корольков, писатель и журналист, делавший короткие заметки в записной книжке после каждого дня процесса. Вот некоторые из них: «С заседаний трибунала возвращаемся разбитые, с головной болью. Кровь, кровь, кровь… Смерть миллионов… Садизм… Грабежи… Чтобы не вызывать беспокойства и паники среди обреченных, газовые камеры в лагере истребления в Треблинке оборудовали как душевые. При входе раздавали мочалки и требовали за это деньги… Такого не может вынести человеческий разум. Говорят, американского солдата из охраны отправили в психиатрическую лечебницу… Действительно, можно сойти с ума!» (Корольков Ю. Далекое, не забытое… М., 1975, с. 178.. 40).

Возмездие

Суд над главными фашистскими военными преступниками начался 20 ноября 1945 года в зале Дворца юстиции в Нюрнберге.

Председатель Международного военного трибунала лорд Лоренс при открытии первого заседания сказал: «Процесс, который должен теперь начаться, является единственным в своем роде в истории мировой юриспруденции, и он имеет величайшее общественное значение для миллионов людей на всем земном шаре. По этой причине на всяком, кто принимает какое-либо участие в этом процессе, лежит огромная ответственность и он должен честно и добросовестно выполнять свои обязанности без какого-либо попустительства, сообразно со священными принципами закона и правосудия».

Объединенные нации решили судить главных военных немецких преступников в городе, где готовились их чудовищные злодеяния. Старинный баварский город Нюрнберг был одним из центров гитлеризма. Здесь находилось здание, где проходили съезды нацистов. Здесь фашисты проводили свои парады с факельными шествиями, здесь был колоссальный стадион, с трибуны которого Гитлер призывал своих молодчиков «огнем и мечом» покорить Европу, расширить «жизненное пространство» Германии.

Как это было, как выползала из своей норы в мир людей фашистская гадина, мы увидели в фильме «Партейтаг 1934 года», снятом фашистами в их логове – Нюрнберге. Показан он был на одном из заседаний трибунала.

На экране Нюрнберг, здание партейтагов, оглушающий звон фанфар, грохот барабанов, переполненный зал, неистовые крики присутствующих, стена выброшенных перед собой и вверх рук фашистских молодчиков и перекошенные рты орут «хайль!». Это открывается фашистский съезд.

На экране бесноватый Гитлер, он выкрикивает какие-то слова, бессвязные фразы; безумный взгляд, безумные жесты. Беснующийся зал, оголтелые физиономии. На экране Геринг, Гесс и другие главари германского фашизма – все лощеные, самоуверенные, самодовольные, при полных регалиях.

Открытие съезда сменяют кадры парадов – смотров «рабочих команд». Нескончаемые шеренги молодчиков с лопатами «на плечо». Позже эти лопаты заменятся автоматами и плацем для них будет не стадион Нюрнберга, а вся Европа.

Дальше – кадры факельных шествий. Чернота ночи опаляется огнем факелов. Нескончаемые шеренги факельщиков. Через несколько лет они будут поджигать хаты, избы, дома на оккупированных территориях вместе с живыми людьми.

Послевоенный Нюрнберг выглядел уже иначе. На улицах не убраны следы разрушений от бомбежек – стоят дома-скелеты, лежат груды камней. Здание партейтагов разрушено, поле стадиона, изрытое снарядами, поросло пожухлым бурьяном. Но в городе случайно или по чьей-то сознательной воле был сохранен Дворец юстиции, здание тюрьмы и гостиница.

Дворец юстиции, где судили главных нацистских военных преступников, – это массивное четырехэтажное здание из кирпича и серого гранита. Здание занимает почти квартал. Фасадная часть 1-го этажа имеет мощную колоннаду у главного входа, где стоял караул. Над главным входом Дворца реяли флаги четырех держав антигитлеровской коалиции – участниц суда: СССР, США, Англии и Франции.

Заседания трибунала проходили в зале суда на третьем этаже, куда вход разрешался по специальным пропускам.

Наверху зала – галерея, через стеклянные окна которой кинооператоры и фотокорреспонденты производили съемки заседаний. Все, о чем говорилось на заседаниях суда, одновременно переводилось на русский, английский, французский и немецкий языки и передавалось трансляционной сетью через наушники индивидуально к каждому креслу. В зале был балкон, куда давались пропуска на заседания суда многочисленным приглашенным, приезжавшим в Нюрнберг.

Судейский стол стоял на небольшом возвышении. Сзади него укреплены флаги стран – участниц суда.

В состав суда входили:

от Советского Союза – член Международного военного трибунала И. Т. Никитченко и его заместитель А. Ф. Волчков,

от Соединенных Штатов Америки – член Международного военного трибунала Ф. Биддл и его заместитель Д. Паркер,

от Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии – лорд-судья Д. Лоренс и его заместитель Н. Биркетт,

от Французской Республики – член Международного военного трибунала Донедье де Вабр и его заместитель Р. Фалько.

Председательствовал Д. Лоренс.

Обвинителями по делу выступали:

от Советского Союза – главный обвинитель Р. А. Руденко;

от Соединенных Штатов Америки – главный обвинитель Р. Джексон;

от Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии – главный обвинитель X. Шоукросс;

от Французской Республики – главный обвинитель ф. де Ментон, с января 1946 года – Шампенье де Риб.

Большое число мест отведено прессе – журналистам и писателям. От Советского Союза на суде были В. Вишневский, И. Эренбург, С. Кирсанов, Л. Леонов, К. Федин, Я. Галан, В. Саянов, Б. Полевой, П. Трояновский, Ю. Яновский, Ю. Корольков, С. Крушинский и другие. Копечно, писателей и журналистов на суде было значительно больше. Но я называю тех, кого зрительно запомнил, с кем больше общался.

От кинодокументалистов Советского Союза в зале находились Р. Кармен, В. Штатланд, Б. Макасеев, от фотокорреспондентов – В. Темин от «Правды», Е. Халдей от «Красной звезды». Были и художники: Кукрыниксы, Б. Ефимов, Н. Жуков.

И, наконец, скамья подсудимых.

Помню, когда я вошел в зал суда и впервые увидел на этой скамье их – руководителей нацистской партии и государства, меня как-то потряс сам факт присутствия в зале тех, чьи злодеяния я расследовал лично и знал по документам Чрезвычайной государственной комиссии.

Первым на скамье подсудимых сидел Геринг – первое лицо после Гитлера, мечтавший покорить мир не только огнем и мечом, но и чумой и бактериями. Вид у него уверенный, надеется, конечно, что представители западных стран помогут ему избежать петли. Ю. Корольков рассказывал, что как-то во время перерыва С. Крушинский заметил, что Геринг пришел каким-то измятым.

– Ничего, отвесится, – удачно сострил Б. Ефимов.

Рядом с Герингом Гесс – заместитель фюрера, фактический соавтор его бредовой книги «Майн кампф», зябко кутавший в плед ноги и прилежно имитировавший «провал памяти». Но это бесполезное «занятие» он скоро бросил. Неоспоримая доказательность документов трибунала «вернула» ему память.

Дальше Кейтель и Йодль – мундиры без погон и регалий былого величия – это создатели и руководители фашистского вермахта; Дениц и Редер – вооружившие и направившие к чужим берегам военно-морской флот; Шахт и Функ – руководившие экономикой; Риббентроп – подписывавший договор о ненападении, «про себя» повторяя: «Договоры соблюдаем до тех пор, пока находим их целесообразными»; Нейрат и Папен – не отстающие от него в лживой дипломатии; Ширах – «фюрер» нацистских недорослей; бывший остзейский барон Розенберг – теоретик и идеолог расизма и грабежа; Штрейхер, Фриче, Фрик – ярые проводники фашистской идеологии; Франк – палач польского народа; Заукель и Шпеер – работорговцы и имперские поставщики бесплатной рабочей силы; Каль-тенбруннер – заместитель Гиммлера, имперский шпион и человекоубийца с методами от выстрела в затылок и костра до индустриализированных фашистских лагерей смерти (от него брезгливо отворачивались даже сопроцессники).

В третьем рейхе каждый из них делал «свое» кровавое дело. На суде они тоже не сидели без дела: лгали, изворачивались, валили, где могли, друг на друга, делали вид, что попали сюда по недоразумению, и писали, писали записки, справки и снова записки и справки и нервно, подчас швыряя, передавали своим адвокатам. Да, жить им хотелось. Надеялись «выкрутиться».

Столы защиты – рядом со скамьей подсудимых. Защитники, развевая полы своих черных и фиолетовых адвокатских мантий, метались между скамьей подсудимых и трибуной.

А на судейском столе росли и росли горы неопровержимых документов, перед судом проходили десятки живых свидетелей и тысячи мертвых, запечатленных на пленку кинообъективом советских фронтовых кинооператоров.

Это был суд народов над фашизмом. Но, чтобы судить фашизм, надо было его победить. Во имя победы, во имя спасения человечества от фашизма советский народ и его доблестная армия в течение 1418 дней вели тяжелейшие, кровопролитные бои с фашизмом.

Ни одна страна, боровшаяся против гитлеровской Германии, не понесла таких тяжелых жертв и никто не внес такого громадного вклада в дело разгрома германского фашизма, как Советский Союз.

Под нарастающим натиском Советской Армии разгром фашистских полчищ стал очевидным задолго до дня победы. Уже в феврале 1945 года вопрос о наказании гитлеровских преступников обсуждался па Ялтинской конференции руководителей трех союзных держав – СССР, США и Англии. На Потсдамской конференции, проходившей с 17 июля по 2 августа 1945 года, главы правительств СССР, США и Великобритании подтвердили свое намерение предать главных военных преступников скорому и справедливому суду.

В соответствии с этими документами 8 августа 1945 года в Лондоне союзными державами было заключено Соглашение о судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран оси, учрежден Международный военный трибунал и принят его Устав.

Трибунал имел право судить и наказывать лиц, которые, действуя индивидуально или в качестве членов организации, совершили любое из следующих преступлений:

преступление против мира – планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны, или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений, или участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из вышеизложенных действий;

военные преступления – нарушение законов или обычаев войны. К этим нарушениям относятся убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, не оправданное военной необходимостью, и другие преступления;

преступления против человечности – убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.

Суду Международного военного трибунала были преданы 24 военных преступника, входивших в правящую клику гитлеровской Германии, среди них: Геринг, Гесс, Риббентроп, Лей, Кейтель, Кальтенбруннер, Розенберг, Франк, Фрик, Штрейхер, Функ, Шахт, Дениц, Редер, фон Ширах, Заукель, Йодль, фон Папен, Зейсс-Инкварт, Густав Крупп, Шпеер, Нейрат, Фриче и Борман.

Все они обвинялись в преступлениях против мира, военных преступлениях, преступлениях против человечности и в создании общего плана или заговора для совершения данных преступлений.

Дело Мартина Бормана рассматривалось заочно.

Дело Густава Круппа, признанного медицинской комиссией тяжелобольным, в связи с чем он не мог быть доставлен в суд, было производством приостановлено с оставлением материала в общем деле.

Дело Роберта Лея, покончившего жизнь самоубийством в тюрьме, было прекращено в связи со смертью обвиняемого. Когда весть о смерти этого хронического алкоголика дошла до остальных заключенных, Геринг заметил: «И славу богу! Этот бы нас только осрамил».

Итак, па скамье подсудимых в Нюрнберге их оказалось 21.

Герман Геринг – обвиняемый № 1, сын германского губернатора Юго-Западной Африки (Намибии) – в период с 1922 по 1945 год был активным членом нацистской партии, верховным руководителем войск СА, генералом войск СС, президентом рейхстага, министром внутренних дел Пруссии, начальником прусской государственной и тайной полиции, председателем государственного совета, уполномоченным по четырехлетнему плану, имперским министром авиации, главнокомандующим военно-воздушными силами, председателем совета министров по обороне государства, членом тайного совета, главой промышленного концерна «Герман Геринг» и назначенным преемником Гитлера.

Геринг использовал все эти посты, свое личное влияние и тесную связь с Гитлером для укрепления фашистского режима. Он способствовал военной и экономической подготовке к войне; участвовал в планировании и подготовке агрессивных войн; санкционировал, направлял и принимал участие в военных преступлениях и в преступлениях против человечества.

Этот морфинист, подвергнутый принудительному лечению во время Нюрнбергского процесса, не останавливался ни перед чем. Для того чтобы разгромить все демократические организации в Германии, он организовал инсценировку поджога рейхстага, приписав его коммунистам.

Геринг создал гестапо и концлагеря в Германии, стал одним из главных вдохновителей самого мрачного, самого жестокого, самого бесчеловечного террора. Геринг весь в крови с головы до пят. Герингу принадлежат слова: «Каждая пуля, вылетевшая из дула пистолета полицейского, есть моя пуля; если кто-то называет это убийством, значит, это я убил». Геринг был одним из основных зачинщиков второй мировой войны. Именно ему принадлежит лозунг: «Пушки вместо масла». В дни войны Геринг зажал в своем кулаке все хозяйство захваченной гитлеровцами Европы. Он издавал инструкции и приказы о введении рабского труда. Только на его собственных предприятиях работало до 800 тысяч человек, согнанных из стран Европы.

Указом Гитлера от 29 июня 1941 года все руководство ограблением оккупированных территорий СССР было возложено на Геринга. Герингу предоставлялось право принимать «все меры, которые требуются для максимального использования найденных запасов и экономической мощи в интересах германской военной экономики».

Главный обвинитель от СССР Р. А. Руденко спросил Геринга при допросе:

– На совещании 6 августа 1942 года всех рейхкомиссаров оккупированных областей и представителей военного командования вы говорили следующее: «Господа, фюрер предоставил мне генеральные полномочия в таком размере, в каком он еще не предоставлял до сего времени… Он дал мне дополнительные полномочия, которые касаются любой хозяйственной области нашей структуры, безразлично, внутри государства, партии или вооруженных сил».

Я спрашиваю, действительно вам были предоставлены такие исключительные полномочия в этих вопросах?

Геринг:…Мне были предоставлены чрезвычайные полномочия. Впервые в области экономики были предоставлены неограниченные полномочия давать директивы и указания всем высшим имперским инстанциям, всем партийным инстанциям, вооруженным силам. Эти полномочия после начала войны были распространены также на экономическую структуру оккупированных областей; они были не расширены, но распространены.

Руденко: Я обращаю ваше внимание на страницу 118 этой же стенограммы. Вы нашли это место?

Геринг: Да.

Руденко: Там говорится: «Раньше мне все же казалось – дело сравнительно проще. Тогда это называли разбоем. Это соответствовало формуле отнимать то, что завоевано. Теперь формы стали гуманнее. Несмотря на это, я намереваюсь грабить и именно эффективно». Вы нашли эту цитату?

Геринг: Да, я нашел. Я точно так говорил на этом совещании, я еще раз это подчеркиваю.

Характеризуя особенности Нюрнбергского процесса, главный обвинитель от СССР Р. А. Руденко указывал, что это первый случай, когда перед судом предстали преступники, завладевшие целым государством и сделавшие само государство орудием своих чудовищных преступлений.

Присутствующих на процессе поражали масштабы фашистских преступлений. На скамье подсудимых сидели в общем-то заурядные, ничтожные людишки, изворачивавшиеся, лгавшие, валившие вину друг на друга, стремившиеся только к одному: любой ценой уйти от расплаты. А тысячи документов, свидетельских показаний говорили, что перед нами самые чудовищные за всю историю человечества убийцы, с холодной расчетливостью лишившие жизни миллионы людей.

Большое эмоциональное воздействие на всех нас оказывала демонстрация кинодокументов, раскрывавших всю мерзость содеянного обвиняемыми. Одна из первых таких демонстраций состоялась 29 ноября. Этот день был назван журналистами шекспировским. В начале заседания рассматривались обстоятельства фашистской агрессии против Австрии. Обвинителем была воспроизведена выдержка из записи разговора Геринга с Риббентропом. Она заканчивалась словами Геринга: «А погода здесь просто чудесная. Небо голубое… Птички поют… Как же, однако, все это прекрасно…» Эти слова, так не соответствующие всей напряженной обстановке процесса, утонули во взрыве хохота. Смеялись даже подсудимые, Геринг буквально валился от хохота. И вот в этот момент было объявлено, что после короткого перерыва начнется демонстрация документального фильма «Нацистские концентрационные лагеря». В зале появились техники. Они устанавливают лампочки, которые снизу будут освещать лица подсудимых во время демонстрации фильма. Охрана объявляет, что выходить из зала можно лишь в случае, если станет дурно.

На экране читаем знакомые названия: Дахау, Маутхаузен… Горы трупов, останков людей. Офицеров союзнических армий, освобождавших лагеря, расспрашивают о том, что они застали. Показываются печи крематориев, виселицы, орудия пыток. Трупов так много, что в одном из лагерей их сбрасывают в ров с помощью бульдозера. Гора шевелящихся трупов заполняет весь экран. Кажется, еще один миг – и они повалятся на скамью подсудимых. Некоторые из обвиняемых трусливо опускают головы пониже, как бы стараясь спрятаться от приближающегося возмездия. Зажигается свет. Собравшиеся в зале в упор смотрят на гитлеровских преступников. Те в полном молчании поодиночке уходят из зала.

Американские психологи Джильберт и Нелли, наблюдавшие за заключенными, побывали в камерах и зафиксировали впечатление о фильме всех подсудимых. Большинство из них на словах выражали возмущение, стараясь при этом показать, что ничего о подобном не знали и поэтому ответственности за содеянное Гитлером и Гиммлером не несут. Фрик быстро переменил тему и поинтересовался, будет ли в этот день прогулка. Штрейхер пожаловался на охранников, что они своим шумом не дают заснуть. Зейсс-Инкварт заявил, что он выдержит и это. Дениц уверял, что не имеет ко всему показанному никакого отношения. Шахт возмущался: «Что за наглость судить меня вместе с этими преступниками!» Кейтель, не отрываясь от еды, валил все на CС. Геринг жаловался, что демонстрация фильма испортила хорошо начавшийся день (См.: Малцужиньский К. Преступники не хотят признать своей вины. М., 1979, с. 233–235.).

Нюрнбергский процесс был воспринят во всем мире как суд народов над виновниками тягчайших военных преступлений и преступлений против человечества.

Справедливо сказал в своей вступительной речи на процессе Главный обвинитель от Соединенных Штатов Америки Р. X. Джексон: «Преступления, которые мы стремимся осудить и наказать, столь преднамеренны, злостны и имеют столь разрушительные последствия, что цивилизация не может потерпеть, чтобы их игнорировали, так как она погибнет, если они повторятся… Это судебное разбирательство приобретает значение потому, что эти заключенные представляют в своем лице зловещие силы, которые будут таиться в мире еще долго после того, как тела этих людей превратятся в прах».

Под тяжестью неопровержимых улик многие из подсудимых признают страшную вину фашистов перед человечеством. При этом, конечно, они стараются свалить ее на Гитлера, а себя изобразить всего лишь исполнителями черной воли.

Так, подсудимый Франк в последнем слове на заседании Международного военного трибунала 31 августа 1946 года заявил суду: «Я хотел бы, чтобы наш народ пошел по другому пути, не по тому, по которому мы вели его с Гитлером. Я прошу наш народ не отчаиваться, не идти более ни шагу по этому пути, ибо гитлеровский путь был проклят… Это путь политического безумства, путь уничтожения и смерти. Путь Гитлера был просто авантюрой, без совести и чести, как я сегодня знаю, когда кончился процесс».

Сказана правда, но сказана для того, чтобы избавиться от петли. И трибунал не поверил в искренность этих слов,

И вот 1 октября 1946 года началось 403-е и последнее заседание Международного военного трибунала. Зал полон до отказа. Скамья подсудимых пуста. Входят члены суда. Подсудимых вводили в зал по одному. Стоя, выслушивали они приговор о наказании.

Американская охрана первым вводит в зал суда Геринга. Это уже не тот Геринг, который сидел на скамье подсудимых в первые дни заседаний суда. Серый мундирный френч «болтался» на нем. Жир с его тела сполз и растаял так же, как сползла завеса с его секретных преступных директив и растаяла надежда, что мир простит ему величайшее из всех зол – преступление против человечности.

Председатель трибунала Лоренс объявляет:

– Подсудимый Герман Вильгельм Геринг, Международный военный трибунал приговорил вас к смертной казни через повешение.

К смертной казни через повешение были приговорены двенадцать фашистских главарей, ввергнувших человечество в тягчайшие испытания второй мировой войны: Риббентроп, Кейтель, Кальтенбруннер, Розенберг, Франк, Фрик, Штрейхер, Заукель, Йодль, Зейсс-Инкварт, Борман.

Суду Международного трибунала кроме главных немецко-фашистских преступников были преданы: имперский кабинет, руководящий состав национал-социалистской партии, охранные отряды этой партии (СС), служба безопасности (СД), государственная тайная полиция (гестапо), штурмовые отряды национал-социалистской партии (СА), генеральный штаб и верховное командование германских вооруженных сил. Эти организации принимали активное участие в захвате гитлеровской кликой власти в Германии, в подготовке и развязывании агрессивных войн, в совершении чудовищных военных преступлений и преступлений против человечности.

Трибунал признал эти организации, за исключением имперского кабинета, СА, генерального штаба и верховного командования, преступными.

Член Международного военного трибунала от СССР И. Т. Никитченко в особом мнении выразил несогласие е отказом трибунала признать преступными организациями правительственный кабинет, генеральный штаб и верховное командование германских вооруженных сил (ОКВ), а также с оправданием Шахта, Папена и Фриче, виновных в организации и осуществлении преступных замыслов фашистов. В отношении Гесса советский судья отметил, что он был третьим по значению политическим руководителем в гитлеровской Германии и играл решающую роль в преступлениях фашистского режима, поэтому правильной для него мерой наказания является смертная казнь, а не пожизненное заключение, как это определил трибунал.

9 и 10 октября 1946 года в Берлине состоялось заседание Контрольного совета по Германии.

Контрольный совет рассмотрел все просьбы о помиловании, представленные обвиняемыми или их защитниками, и отклонил их, а также подтвердил, что приведение в исполнение смертных приговоров лицам, присужденным к смертной казни Международным военным трибуналом, состоится 16 октября 1946 года. При казни будут присутствовать члены четырехсторонней комиссии, назначенные для этой цели, а также по два представителя прессы от каждой из оккупационных держав и один официальный фотограф. Приговоры к смертной казни, вынесенные Международным военным трибуналом 1 октября 1946 года, были приведены в исполнение в здании, находящемся во дворе Нюрнбергской тюрьмы.

В числе советских представителей при этом акте присутствовал мой старый друг фотокорреспондент В. А. Темин. Маршал Советского Союза Г. К. Жуков в книге «Воспоминания и размышления» справедливо назвал его вездесущим.

Об этом его свойстве правдиво рассказывает Ю. Корольков в своих мемуарах.

Когда группа представителей советской прессы готовилась вылетать из Москвы в Берлин, а оттуда – в Нюрнберг, выяснилось уже на аэродроме, что у Темина нет визы наркомата иностранных дел. Виктор Антонович остался в Москве вместе со своей аппаратурой. Каково же было Удивление Ю. Королькова и его товарищей, когда, приземлившись через несколько часов в Берлине, они увидели среди встречающих их на аэродроме В. Темина. Как он оказался там, для них осталось загадкой. И мне он тоже не раскрыл своих секретов. Видимо, сумел уговорить военных летчиков и долетел до Берлина каким-то самолетом, обладавшим более высокой скоростью.

Виктору Антоновичу Темину посчастливилось снимать события, прославившие на весь мир советский народ, нашу Родину. Это – первая экспедиция на Северный полюс, эпопея спасения челюскинцев, исторические полеты Валерия Чкалова, Алексея Белякова и Георгия Байдукова. Ему довелось сфотографировать все боевые знамена Победы: у озера Хасан, у реки Халхин-Гол, на взорванных дотах «линии Маннергейма». Он же заснял исторический момент водружения советского знамени Победы над зданием рейхстага в Берлине. В. А. Темин запечатлел акты подписания капитуляции Германии в логове фашизма и Японии на борту линкора «Миссури».

На Нюрнбергском процессе он был специальным корреспондентом «Правды». Темин рассказал мне о последних часах главных военных фашистских преступников, приговоренных к смертной казни.

15 октября 1946 года в 8 часов вечера по берлинскому времени они, восемь корреспондентов – по два от СССР, США, Англии и Франции – явились в здание суда.

Шеф Нюрнбергской тюрьмы американский полковник Эндрюс взял у них обязательство – не покидать отведенных помещений, а также ни с кем не общаться до окончания казни. Закончив эту церемонию, он стал знакомить представителей прессы с той частью тюрьмы, где находились преступники.

Перед нами, рассказывал Темин, камеры одиннадцати осужденных Международным военным трибуналом на смерть. У каждой стоит американский солдат и через глазок в двери внимательно наблюдает за поведением заключенного.

Нас предупреждают: говорить тихо!

Подходим к камерам и поочередно заглядываем в глазок.

Геринг лежит на койке, закрывшись одеялом, в углу камеры стоят его сапоги. Риббентроп разговаривает с пастором. Кейтель разбирает постель. Йодль пишет, вокруг на столе много бумаги. Фрик, укрывшись одеялом, читает. Кальтенбруннер тоже занят чтением. Штрейхер спит. Заукель нервно ходит по камере. Зейсс-Инкварт чистит зубы. Франк, сидя у стола, курит сигару. Розенберг спит. Чувствовалось, что преступники еще не свыклись с мыслью о неминуемом возмездии и надеются на тех, кто уже не раз помогал фашистам.

Раздается удар гонга. 21 час 30 минут – время, официально установленное в тюрьме для отхода ко сну.

Осмотр тюрьмы закончен. Мы проходим через двор к небольшому каменному зданию. Здесь должна состояться казнь.

Входим в здание. Прямо против двери – три виселицы, окрашенные в темно-зеленый цвет. Двенадцать ступеней ведут на эшафот. Под каждой виселицей люк с двумя створками, которые открываются нажатием рычага. Казненный падает в отверстие на глубину 2 метра 65 сантиметров.

Виселиц три, но только две приготовлены для казни. Одна «резервная».

Полковник Эндрюс оставляет нас и идет в камеры, чтобы объявить каждому осужденному о решении Контрольного совета об отказе в помиловании и предстоящей казни.

В 24 часа он вбегает в комнату журналистов и растерянно говорит: «Геринг умер!» Несколько успокоившись, Эндрюс рассказывает: Геринг молча встретил сообщение об отклонении ходатайства о помиловании. Но когда узнал, что казнь состоится ночью, яростно сжал кулаки. Затем пошел к койке и сел, опустив голову. Американский солдат, дежуривший у двери камеры, услышал странный хрип. Он вызвал дежурного офицера и врача. Когда они вошли в камеру, Геринг уже был мертв. Врач обнаружил у него во рту мелкие кусочки стекла и констатировал смерть от цианистого калия.

В 0 часов 55 минут восемь журналистов приводят к месту казни, где они занимают места против эшафота на расстоянии трех-четырех метров.

В 1 час 11 минут первым вводят под руки Риббентропа. Он бледен, пошатывается, стоит с полузакрытыми глазами, как бы в состоянии полной прострации. Пастор прочитал краткую молитву, и тут же последовала казнь.

В 1 час 17 минут вводят Кейтеля. Он подписывал акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии. Но тогда еще не знал, что путь позора закончит па эшафоте, американский сержант осуществит его казнь.

В 1 час 37 минут вводят Кальтенбруннера. Он бросает умоляющий взгляд на пастора. Тот читает молитву. Кальтенбруннер блуждающим взглядом смотрит вокруг. Но бесстрастный палач накидывает ему на голову черный колпак и петлю.

В дверях Розенберг. Едва слышно он произносит свое имя. Под виселицей переводчик предлагает ему сказать последнее слово. Розенберг отрицательно качает головой, он едва шевелит губами: «Нет». Преступник, отправивший на смерть миллионы людей, при виде виселицы лишился дара речи. Палач накидывает колпак, петлю. Врачи констатируют смерть.

В 1 час 56 минут вводят Франка. Теперь, когда над ним занесен меч правосудия, он ведет себя как шут: улыбается, кланяется. Наклоняется к священнику и тихо говорит кощунственные в устах злодея слова: «Я прошу бога взять меня под свою святую защиту…»

Появляется Фрик, он Смотрит диким, полным ужаса взглядом на виселицу. Запнувшись за первую ступеньку эшафота, останавливается. Его под руки подводят к петле.

Следующий – Штрейхер. Он развращал немцев, отравляя их умы ненавистью к неарийцам, требовал преследовать людей «низшей расы», истреблять их. Тупой, невежественный человек с садистскими наклонностями, развратник, не раз уличавшийся своими же коллегами по партии, он сделал карьеру при Гитлере на проповеди оголтелого антисемитизма. Впрочем, стараясь уцелеть, он к концу процесса объявил себя ревностным сторонником идеи мирового господства реакционных кругов еврейства и предложил сионистам взять его к себе на службу, обещая сражаться за них. Охрана связывает Штрейхеру руки за спиной. Он, быстро подпрыгивая, подбегает к эшафоту, истерически кричит: «Хайль Гитлер!»

Вводят Заукеля. Он с расстегнутым воротником, в фуфайке. Более 5 миллионов человек было угнано по его указанию в рабство в гитлеровскую Германию. Сейчас он заявляет: «Приговор неправильный!» Палач набрасывает колпак и петлю.

Вслед за Йодлем, последний из осужденных – Зейсс-Инкварт идет к эшафоту. В час расплаты он бормочет что-то о полученном уроке…

В 2 часа 46 минут было покончено с главарями германского фашизма. Два американских солдата вносят на носилках покрытый черным одеялом труп Геринга. Его открывают, чтобы показать корреспондентам.

Тела казненных были отвезены в Мюнхен, сожжены там в крематории, и прах их развеян.

Так закончилась кровавая нацистская авантюра для ее организаторов и вдохновителей.

Кровавый след

Расследование фашистских злодеяний во Львове и Львовской области

Когда начиналась моя работа в Чрезвычайной государственной комиссии, я, конечно, знал, что несет фашизм человечеству, отдельным народам, каждой семье. Звериная философия Гитлера и его окружения, так пришедшаяся по душе магнатам германского капитала, была хорошо известна советским людям. И, защищая свою Родину, они спасали от истребления и порабощения население десятков стран, территория которых рассматривалась фашистами как зона жизненного пространства кровавого рейха.

Знал я и то, что с особой ненавистью гитлеровские убийцы относятся к славянским народам, которые не раз в истории срывали захватнические планы германских правителей, на протяжении многих веков мечтавших покорить и онемечить земли Центральной, Восточной и Юго-Восточ-пой Европы. Но увиденное при расследовании фашистских злодеяний превзошло все мои прежние представления о жестокости гитлеровцев.

Гитлеровское командование снабжало солдат специальной памяткой, в которой внушалось:

«У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик, – убивай, этим ты спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее твоей семьи и прославишься навеки.

Ни одна мировая сила не устоит перед германским напором. Мы поставим на колени весь мир. Германец – абсолютный хозяин мира. Ты будешь решать судьбы Англии, России, Америки. Ты германец, как подобает германцу, уничтожай все живое, сопротивляющееся на твоем пути, думай всегда о возвышенном, о фюрере. Ты победишь. Тебя не возьмет ни пуля, ни штык. Завтра перед тобой на коленях будет стоять весь мир» (Документы обвиняют. Сборник документов о чудовищных зверствах германских властей па временно захваченных ими советских территориях. М., 1943, вып. 1, с. 205.).

Отправляя в завоевательный поход коричневые орды, Гитлер торжественно провозгласил, что освобождает своих солдат от химеры, которая называется совестью. Это означало: будь хуже зверя, убивай без оглядки, грабь, жги, насилуй, глумись над страданием беззащитных женщин, стариков, детей. И они действительно вели себя так, что и сейчас я не могу с достаточной уверенностью положительно ответить на вопрос: а люди ли были все те, кто пытал, истязал, расстреливал, кто превратил жизнь беззащитных людей, согнанных в концентрационные лагеря, в кошмарный ад?

В наши дни, когда каждый советский человек знает, что означает страшное слово «Освенцим», трудно сказать читателю что-то новое о фашистских зверствах. К тому же современные империалисты США, Англии, других капиталистических стран в борьбе против революционного национально-освободительного и рабочего движения во многом превзошли злодеяния, совершенные гитлеровцами. И весь мир проклинает сегодня безжалостных убийц сотен тысяч жителей Хиросимы, кровавых палачей вьетнамских женщин и детей, жестоких поработителей Гренады, душителей свободы народов Сальвадора, Юга Африки, других регионов мира.

Миру известны уже не только гитлеровские, но и пиночетовские концентрационные лагеря, лагеря смерти на территориях, оккупированных израильской военщиной, и тому подобные «достижения» западной цивилизации. В нашей печати сообщалось о планах администрации Рейгана, намеревающейся создать в случае обострения международной или внутренней обстановки сеть концентрационных лагерей на территории своей страны. Опутать весь мир колючей проволокой – вот заветная цель американского империализма. А где такая проволока – там неизбежна гибель миллионов людей: от истязаний, от голода и болезней, от унижения, от сознательного уничтожения.

Не случайно некоторые наиболее откровенные империалистические пропагандисты уже сейчас открыто призывают к тотальному истреблению целых народов, в частности и народов СССР. Новоявленные последователи Мальтуса из научных центров США подсчитали, что Земля, оказывается, может обеспечить нормальную жизнь только 200 миллионам людей, то есть лояльно настроенным к нынешней администрации белым американцам и некоторым из их послушных союзников. Все остальные подлежат уничтожению – так угодно воротилам капиталистического бизнеса.

Нам, советским людям, всегда были не только чужды, но и отвратительны человеконенавистнические бредни всевозможных расистов, поработителей, гегемонистов о необходимости уничтожения миллионов людей. В годы Великой Отечественной войны мы сражались не только за будущее своей страны, но и за счастье, свободу, процветание всех народов. Поэтому с таким непередаваемым чувством боли и гнева, переходящим в ненависть ко всему, что связано с фашизмом, участвовал я в долгих, требовавших большого напряжения и физических, и духовных сил расследованиях гитлеровских зверств на освобожденной советской земле.

Эти расследования велись по мере освобождения от врага территории областей, республик. В каждом городе, в каждом селе оставались следы фашистского разбоя и геноцида. По мере приближения наших войск к западной границе их становилось все больше. Сказывались длительность фашистской оккупации, растущее сопротивление населения оккупационному режиму, чувство озлобленности захватчиков из-за сокрушительных поражений, сознание ими безвозвратности утраты советской территории, близости возмездия за совершенные преступления.

Лично я впервые увидел следы самых массовых фашистских зверств на прекрасной, солнечной земле Львовщины.

Стояло лето 1944 года. С экспертом-криминалистом Н. И. Герасимовым мы выехали из города Тернополя, в то время небольшого украинского городка, во Львов для расследования преступлений фашизма во Львове и Львовской области. Из Терпополя пам предстояло на машине проехать до Львова километров около 130 по довольно изъезженному и разбитому войной шоссе. Здесь, мне думается, уместно рассказать о случае, происшедшем с нами в пути, так как этот эпизод характеризует всю сложную обстановку того времени на украинской земле. Хотя гитлеровские оккупанты уже были окончательно и навсегда изгнаны почти со всей территории Украины, в тылах победоносно наступающей Советской Армии фашисты оставили националистическую пятую колонну, состоящую из вооруженных банд так называемой «Украинской повстанческой армии». Формировались они из разного человеческого отребья – бандитов, рецидивистов, националистов. Вот эти выродки, скрываясь в лесах, в бессильной злобе пытались жестоким террором помешать возрождению мирной жизни в Западной Украине. Совершали разбойничьи набеги на деревни, небольшие селения, участки главных магистралей, поджигали дома, убивали людей, особенно представителей партийно-советского актива. При содействии местного населения воинские части, чекисты и милиция одну за другой ликвидировали эти банды. Но поскольку работники Чрезвычайной государственной комиссии начинали расследование фашистских злодеяний, двигаясь буквально вслед за наступающей Советской Армией, они должны были считаться с возможностью встретиться с бандитскими шайками.

Поэтому и в тот раз, покидая Тернополь, мы на всякий случай приготовили оружие, чтобы или отбить бандитское нападение, или заставить врага дорого заплатить за наши жизни.

Выехали мы с Николаем Ивановичем в машине, предоставленной нам секретарем Львовского обкома партии Иваном Самойловичем Грушецким. Раннее утро, идет дождь, теплый, летний, такой, какие в России называют «грибными». Едем, настроение хорошее – вокруг уже освобожденная из-под гитлеровского ярма земля Украины, хотя еще с глубокими отметинами войны. Николай Иванович где-то по дороге подхватил котенка, и тот уютно дремал у него на коленях.

В то время по дорогам и в селениях бродило много бездомных кошек и собак. Да и люди еще не все имели кров над головой: ютились в землянках, временных сарайчиках. То тут, то там на месте домов торчали обгоревшие печные трубы. Но жизнь уже налаживалась, начиналась закладка новых и восстановление разрушенных жилищ. Искалеченная войной земля принимала мирный облик, поля радовали зеленью посевов, люди занимались повседневным созидательным трудом.

Приближаемся к районному городку Копычинцы. Вдруг в последней перед ним деревушке нашу машину обстреляли. В ней оказалось 36 пулевых пробоин. Стреляли бандеровцы из придорожного кювета. Нам повезло. Хлынувший в этот момент проливной дождь, видимо, помешал бандитам более точно целиться. Пулей пробило переднее стекло и «изрешетило» боковой брезентовый тент машины. Но шины целы, мы – тоже. Отделались, как говорится, легким испугом. Да, впрочем, и испугаться-то не успели: настолько неожиданным было нападение.

Во Львов приехали до полудня. Город выглядел мирно, хотя и по дороге к нему и на его улицах нас обгоняли грузовики, па бортах которых были отчетливо видны боевые призывы: «Добьем Гитлера!», «Вперед, на Запад!», «Смерть оккупантам!», написанные мелом, наскоро, отнюдь не каллиграфическим почерком. Это напоминало, что война еще идет.

На флагштоке Львовской городской ратуши развевалось красное знамя. Сорвали паучью свастику и с фронтона портала Львовского университета имени Ивапа Франко. В этом здании с вывеской «Особый суд провинции Галиции» гитлеровские палачи и совершали свое кровавое судилище.

Вот памятник Адаму Мицкевичу. Фашистские пули не пощадили и его. Городской театр, афиши, приглашающие на спектакли, а за ним – львовский шумный, разноликий, разноголосый, огромный базар. Чем только там не торговали в то время: от смокинга до зубной щетки. Кстати, ее я там и купил, помню, за какую-то баснословную цену. Но вот и наше прибежище – львовская гостиница «Жорж», где нам предстояло жить и работать. Это довольно солидное здание в несколько этажей, вполне сохранившееся и по тем временам выглядевшее комфортабельно. На первом этаже в гостинице был огромный холл, который и днем и ночью кипел и шумел, как пчелиный улей. Люди ехали и на фронт, и с фронта, много было специалистов, хозяйственников, прибывших восстанавливать мирную жизнь, писателей, корреспондентов разных газет, артистов. Здесь мы и повстречались с другими товарищами, назначенными Чрезвычайной государственной комиссией для расследования немецко-фашистских злодеяний во Львове и Львовской области. Это были главный судебно-медицинский эксперт Советской Армии доктор медицинских наук М. И. Авдеев, помощник главного судебно-медицинского эксперта Советской Армии В. И. Пухнаревич, судебно-медицинский эксперт Д. А. Голаев.

Большую помощь в организации нашей работы оказали И. С. Грушецкий, а также председатель Львовского облисполкома Н. В. Козырев. Была создана следственная комиссия с участием прокурора Львовской области И. П. Корнетова и начальника следственного отдела прокуратуры П. 3. Крыжановского.

Работать нам приходилось в очень сложных условиях, так как гитлеровцы, отступая под ударами Советской Армии, «заметали» следы своих преступлений. Как мы установили, большинство лагерей во Львове и области были уничтожены еще до прихода наших войск, оставались лишь руины и места захоронений жертв фашистского террора. Но были живы люди – бывшие узники, их родственники и очевидцы. Их свидетельства и послужили основой для нашей работы. Они указывали места расположения бывших лагерей, рассказывали об ужасах, творившихся там. Расследование велось тщательно. Во вскрываемых местах массовых захоронений жертв экспертами-криминалистами проводилась эксгумация трупов, все обнаруженное в могилах тщательным образом исследовалось, фиксировалось и актировалось.

Мне никогда не приходилось жаловаться на слабые нервы. Да и товарищи считали, что в любой ситуации я вполне владею собой. Но здесь была поистине адская работа. Нервы были настолько напряжены, что многие из нас не могли уже ни есть, ни спать. В результате я, физически здоровый, тридцатисемилетний мужчина, не раз, как говорится, смотревший смерти в лицо на фронте, потерял за несколько недель работы во Львове 16 килограммов веса, чего не было со мной даже в самые напряженные дни боев.

На основании материалов расследования было установлено, что во Львове, Раве-Русской, Золочеве, Сокале, Яворове, Жолкве, Городке, Бродах, в Подкаменском, Ново-Ярычевском, Ивано-Франковском районах Львовской области гитлеровцы истребили около 700 тысяч советских людей – мужчин, женщин, детей, а также граждан Чехословакии, Польши, Югославии, Голландии, Великобритании, Франции, Италии, привезенных во Львов из концентрационных лагерей Германии.

Гитлеровские палачи, выполняя директиву фашистских властей об уничтожении культуры славянских народов, с особой жестокостью преследовали интеллигенцию. Неслыханным издевательствам и притеснениям гестаповцы подвергали видных деятелей науки и искусства Львова.

Преследование представителей интеллигенции проводилось по заранее продуманному и разработанному плану. Еще до захвата Львова гестаповцы имели списки виднейших из них. Все они подлежали уничтожению. Тотчас же после занятия фашистами города начались массовые аресты профессоров, врачей, юристов, писателей и композиторов. В руках палачей оказались член Союза советских писателей, автор многочисленных литературных произведений профессор Тадеуш Бой-Желеньский, профессор мединститута Роман Ренцкий, ректор университета профессор судебной медицины Владимир Серадский, доктор юридических наук Роман Лоыгшамю де Берье вместе с тремя сыновьями, профессор Тадеуш Островский, профессор Ян Грек, профессор-хирург Генрик Гилярович, профессор-стоматолог Антон Тешинский, профессор Францишек Гроэр, профессор патологической анатомии Витольд Новицкий, доктора физико-математических наук Владимир Стожек и Антон Ломницкий, почетный член многих академий наук Казимир Бартель, доктор химических наук Станислав Пилат, доктора технических наук Каспар Вайгель, Роман Виткевич, Владимир Круковский, Казимир Ветуляни, профессор Станислав Прогульский, этнограф Адам Фишер, известный юрист профессор Мауриций Арерханд, львовская писательница Галина Гурская, критик Остап Ортвин и другие деятели литературы и искусства, ученые, профессора и преподаватели учебных заведений. Не считаясь с человеческим достоинством своих жертв, гестаповцы прибегали к самым изощренным истязаниям арестованных. В ночь на 4 июля 1941 года их вывели на Вулецкую гору и на ее склонах расстреляли. Рейхсфюрер СС Гиммлер с целью сокрытия преступлений отдал приказ выкопать трупы расстрелянных. Осенью 1943 года их останки были сожжены, а пепел закопан глубоко в землю.

Победа Советской Армии под Сталинградом, освобождение Северного Кавказа, разгром гитлеровцев на Верхнем Дону, прорыв блокады Ленинграда и другие успешные операции Советской Армии в ходе Отечественной войны заставили гитлеровское правительство повсеместно заметать кровавый след своих чудовищных злодеяний.

По прямому указанию Гиммлера уже летом 1943 года нацисты приступили во Львове и Львовской области к уничтожению захоронений трупов умерщвленных мирных жителей, советских военнопленных и подданных других стран, которые выкапывались и сжигались. Это делалось везде.

Мы обнаружили, например, приказ оберштурмфюрера города Ровно от 3 августа 1943 года (IV А-1 № 35/43 сс) областному руководителю жандармерии в Камень-Каширске: «Немедленно сообщить о местонахождении и количестве могил (общих) особо репрессированных». Найдены были донесения об исполнении этого приказа с перечнем около 200 пунктов. Как правило, это были глухие места, малодоступные для постороннего глаза. Но и там гитлеровцы старались замаскировать захоронения. Это усиливало трудности расследования. Приходилось тратить много сил на поиск прямых улик, изобличающих гитлеровских убийц.

Только помощь местного населения, постепенно освобождавшегося от страха перед фашистами и их пособниками, давала нам возможность в конце концов находить то, что так старательно прятали от суда народов опытные и изощренные преступники.

Особенно заботились гитлеровцы о том, чтобы в живых не осталось свидетелей их кровавых расправ.

Так, телеграмма Гиммлера от 14 апреля 1945 года гласила:

«Комендантам лагерей Дахау и Флоссенбюрг.

Лагерь должен быть немедленно эвакуирован. Ни один заключенный не должен попасть живым в руки врага.

Генрих Гиммлер».

Животный страх гитлеровских палачей перед возмездием передает приказ начальника полиции и СД (служба безопасности) округа Радом, подписанный 21 июля 1944 года. В нем говорится:

«Насколько этого требует положение на фронте, необходимо своевременно принять надлежащие меры к полной эвакуации тюрем. При неожиданном изменении положения, которое сделает невозможной отправку заключенных, они должны быть уничтожены, при этом трупы расстрелянных по возможности нужно устранять (сжигать, взрывать здания и т. п.). Таким же образом следует поступать в указанных случаях с евреями, которые еще работают в военной промышленности или в других местах. При любых обстоятельствах следует избегать, чтобы заключенные в тюрьмах или евреи освобождались западными союзниками или Красной Армией или попадали к ним живыми».

Повсеместно уничтожались документы, изобличавшие гитлеровцев в преступлениях, сжигались и взрывались здания концентрационных лагерей, прятались или уничтожались орудия пыток и истребления людей. Для маскировки мест массовых расстрелов и захоронений во Львове была создана особая зондеркоманда, состоявшая из 126 заключенных, названная «бригадой смерти». Руководили ею чиновники полиции и СД. Эта бригада под страхом расстрела раскапывала могилы, извлекала из ям трупы, укладывала их на специальные площадки в штабеля до 1600 трупов в каждом. Штабеля обливались бензином и поджигались. Кости собирались и перемалывались в «костедробилке», просеивались через специальные решета для сбора золотых предметов: зубов, коронок, часов, украшений и затем закапывались на большую глубину в землю.

Свидетели Величкер и Хамайдес рассказали, что за пять месяцев работы в этой бригаде из пепла сожженных ими трупов было высеяно и отправлено в Германию 110 килограммов золота.

Свидетель Д. Ш. Манусевич привел факт, когда бригада сжигала трупы возле Яновского лагеря, а затем в Лисеницком лесу вскрыла еще 45 ям с телами расстрелянных и также сожгла их. Было это в 1943 году. Величкер сообщил, что всего за время с июня по ноябрь 1943 года «бригада смерти» сожгла свыше 310 тысяч трупов, из них 170 тысяч в Лисеницком лесу. «20 ноября 1943 года, – заключает он, – вся наша бригада сбежала. Только немногие остались в живых, остальные при побеге были убиты».

Но ничто не могло спасти преступников от расплаты. В результате всестороннего изучения выявленных нами фактов Чрезвычайная государственная комиссия признала ответственным за массовое зверское уничтожение во Львове и Львовской области мирных советских граждан, военнопленных и подданных иностранных государств гитлеровское правительство, особенно рейхсфюрера СС Гиммлера, неоднократно приезжавшего во Львов для инспектирования гитлеровских убийц и палачей. Непосредственными организаторами массовых убийств ни в чем не повпнных людей в львовских концлагерях являются: глава генерал-губернаторства доктор Франк, генерал-губернатор «дистрикта Галиции» бригаденфюрер СС и генерал-майор полиции доктор Ляш, губернатор «дистрикта Галиции» доктор Вехтер, начальник полиции генерал-майор СС Кацман, начальник «Шталага ХII.А» барон фон Бок, организатор Яновского лагеря гауптштурмфюрер Гебауэр, коменданты Яновского лагеря гауптштурмфюрер СС Варцок Франц и оберштурмфюрер СС Вильгауз Густав. Все они получили по заслугам и были казнены.

О совершенных ими страшных преступлениях против человечности и пойдет речь дальше.

Кошмары лагерей смерти

На окраинах Львова и во Львовской области гитлеровцы организовали целую сеть лагерей смерти: Яновский, «Цитадель», Рава-Русская, № 325 и гетто для лиц еврейского происхождения. О методах насилия и истязания людей в этих лагерях нам рассказали многочисленные свидетели, бывшие заключенные лагерей, окрестные жители, обнаруженные и иногда с большим трудом восстановленные документы.

Яновский лагерь отличался применением особо изощренных зверских методов истребления людей. Его комендант оберштурмфюрер CС Вильгауз ради развлечения стрелял в заключенных из автомата с балкона своей канцелярии. Потом передавал автомат жене, и она также стреляла. Иногда, чтобы доставить удовольствие дочери, Вильгауз заставлял подбрасывать в воздух 2-4-летних детей и давал очередь по ним. Дочь аплодировала и кричала: «Папа, еще! Папа, еще!» И тот убивал снова.

В 1943 году в день рождения Гитлера (ему исполнилось 54 года) тот же Вильгауз отсчитал из числа заключенных 54 человека и лично расстрелял их. Однажды сотрудник гестапо Вепке поспорил с руководителями лагеря, что он одним ударом секиры разрубит мальчика. В доказательство он поймал в лагере 10-летнего мальчика, поставил его на колени, заставил сложить руки ладонями вместе и пригнуть к ним голову, примерился и ударом секиры разрубил мальчика вдоль туловища.

Бывший заключенный лагеря Аш сообщил комиссии: «Я лично видел, как гауптштурмфюрер СC Гебауэр душил женщин и детей, а мужчин зимой замораживал в бочках с водой. Бочки наполнялись водой, жертвам связывали руки и ноги и опускали в воду. Обреченные находились в бочке до полного замерзания».

Гауптштурмфюрер СС Варцок подвешивал заключенных за ноги к столбам и так оставлял их до наступления смерти.

Начальник следственной части Яновского лагеря Гайне протыкал тела заключенных куском железа, плоскогубцами вырывал у женщин ногти, затем подвешивал их за волосы, раскачивал и стрелял по «движущейся мишени». Нередко во время получения заключенными пищи он подходил к очереди, стоящей у кухни, и спрашивал стоящего впереди, почему он занимает это место. Выслушав ответ, доставал револьвер и убивал его. Затем подходил к последнему в очереди и спрашивал: «Почему ты стоишь последним?» И этого несчастного постигала та же участь.

При лагере для заключенных была больница. Первого и пятнадцатого числа каждого месяца фашисты Брамбауэр и Бирман проводили там проверку больных. Тех, кто находился в больнице более двух недель, тут же расстреливали.

Пытки, истязания и расстрелы в Яновском лагере совершались фашистами под музыку. Обычно во двор, в центр лагеря, выводили оркестрантов. Это были заключенные музыканты, многие из которых еще недавно приносили радость людям своим талантливым исполнением классической и народной музыки. Здесь же, стоя сомкнутым кругом, под вопли и крики истязаемых жертв играли они по нескольку часов кряду одну и ту же мелодию – «Танго смерти» – так называли ее заключенные. Кто ее написал? Кто-то из заключенных композиторов. Родившись в лагере, она там и осталась вместе с расстрелянными оркестрантами, руководителем оркестра профессором Штриксом и известным львовским дирижером Мунтом. Произошла эта трагедия накануне освобождения Львова частями Советской Армии, когда фашисты стали ликвидировать Яновский лагерь.

История «Танго смерти» – это одна из страшных страниц зверств гитлеровцев. Узнать ее мне довелось в ходе расследования злодеяний фашистов на Львовщине. Наша работа в освобожденных областях, районах и городах была связана с постоянным поиском мест преступлений гитлеровцев, выявлением очевидцев, свидетелей, в первую очередь оставшихся в живых узников фашистских лагерей смерти. Эти обстоятельства летом 1944 года заставили меня выехать в город Золочев Львовской области.

Работа наша всегда проводилась в тесном контакте с местным партийным, комсомольским и советским активом. По моей просьбе было созвано совещание актива, на котором я рассказал о цели своего приезда. Уже к его концу кто-то из присутствующих сказал, что в Золочеве живет бывший узник Яновского лагеря, работавший там фотографом.

Надо понять мое состояние в тот момент. Мысль сработала мгновенно: ведь у него наверняка есть фотодокументы. Надо его срочно найти, не упуская ни минуты…

Раздались голоса: поздний час, уже за полночь, на улицах неспокойно, даже опасно, бандеровцы еще нет-нет да и вылезают из своих берлог. Но что это значило, когда в поисках недостающей детали в системе доказательств мы готовы были на любой риск. С экспертом-криминалистом Николаем Ивановичем Герасимовым решаем сейчас же идти по данному нам адресу.

Выскакиваем из помещения, где проходил актив, именно выскакиваем, так велико было наше желание встретиться с этим человеком. После духоты прокуренного помещения нас обдает свежесть и прохлада летней украинской ночи. Вокруг тишина спящего городка, а над головой бесконечное звездное небо, глядя на которое не перестаешь удивляться необъятности вселенной и ее величественной красоте. Под ногами мягкая зелень обочин тротуара, искрятся синим фосфорисцирующим светом кажущиеся в ночной тьме какими-то загадочными существами светлячки. Полное впечатление, что это вселенная брызнула на землю звездным дождем.

Золочев в те времена был небольшим районным городком, с маленькими улочками, с домами, утопающими в зелени садов. Но чужой город всегда загадка. Только к двум часам ночи мы разыскали дом фотографа и, сознавая все неудобство своего вторжения к незнакомым людям в такой поздний час, все же постучали. Дверь нам открыл небольшого роста, очень худой человек. Он держал высоко над головой горящую красноватым пламенем свечу, освещавшую пряди волос с проседью, изможденное лицо с небольшими морщинками, на котором выделялся острый нос с горбинкой и большие темные глаза, оттененные глубокими глазными впадинами. В глазах застыл испуг. Но он быстро исчез, когда мы представились.

– Вы фотограф Левинтер?

– Да, я.

– Вы были узником Яновского лагеря?

– Да, был.

Излагаем цель визита, приносим свои извинения, что пришли в столь поздний час. Левинтер оказался очень приветливым хозяином и щедрым рассказчиком. Ему и его жене удалось через заранее сделанный подкоп бежать из лагеря, унеся с собой значительную часть отснятых пленок и некоторые фотографии.

Подробный рассказ о событиях, запечатленных на каждом кадре пленки или фотографии, потребовал бы довольно обширного повествования. Здесь же я хочу написать об истории одной такой фотографии, свидетельствовавшей о беспредельном цинизме нацистов. Это фотография оркестра Яновского лагеря.

Итак, после многочасового разговора с Левинтером у нас в руках оказалось большое количество фотодокументов из жизни Яновского лагеря, в том числе и этот единственный в своем роде фотодокумент, подтверждавший, что рассказы оставшихся в живых узников Яновского лагеря о расстрелах под музыку – не плод больного воображения, расстроенного гитлеровским изуверством. На фотографии был запечатлен сомкнутый круг музыкантов, в центре его – дирижер, а в стороне стоят офицеры и солдаты СС во главе с начальством лагеря. На Нюрнбергском процессе мир услышал многочисленные свидетельства о расстрелах узников под музыку во многих фашистских лагерях смерти, но это было потом. А сейчас на Львовщине мы столкнулись с таким фактом впервые. Поэтому и старались восстановить жестокую истину во всех ее подробностях.

Во время массовых арестов представителей интеллигенции очередь дошла до профессора Штрикса. И когда в одну из ночей настойчиво постучали в его квартиру, профессор спокойно спросил стучавшихся, кто им нужен. Услышав ответ, он сам отворил дверь, понимая, что настал и его черед.

В прихожую вломились два эсэсовца.

– Одевайтесь, да поживее. Нам угодно, чтобы вы следовали за нами.

Жена бросилась к саквояжу, заранее приготовленному к этому визиту. Они ждали ареста со дня на день. Весь город в те дни жил в мучительном страхе.

– Вот и все, – сказал профессор, посмотрев на старого и преданного друга – беккеровский рояль, одиноко и беззащитно стоявший посреди комнаты.

Начальник Яновского лагеря, преуспевающий обер-штурмфюрер СС Густав Вильгауз встретил профессора с улыбкой.

– Вот и хорошо, господин Штрикс, чувствуйте себя здесь как дома. А теперь о деле. Представляю – мой помощник Рихард Рокито, ваш коллега по профессии, человек, надо сказать, с большой выдумкой. Он предложил осчастливить обитателей нашего хозяйства музыкой хорошего оркестра. Рокито в этом отношении классный специалист, он играл в ночных кабаре Польши и знает благостное влияние музыки на уставший организм человека. У нас здесь много уставших, и вы должны нам помочь облегчить их участь…

– Будете играть наши мелодии, вам надо только их аранжировать, а затем вы останетесь в оркестре, мы обеспечим вас питанием и жильем, и вы сможете заниматься своим любимым делом.

На этом начальник лагеря Вильгауз счел разговор законченным. Профессор поднялся, оглянувшись на автоматчика с овчаркой в дверях кабинета. И ему стало ясно, что теперь действительно конец. Отсюда живыми не уходят.

Музыку Вильгауз и Рокито заказали другому заключенному, имя которого тогда нам установить не удалось. Оставшиеся в живых узники лагеря говорили, что это было траурное произведение, насыщенное глубоким трагизмом, буквально крик отчаявшейся человеческой души.

Всю мучительную безысходность существования узников Яновского лагеря выразил композитор в мелодии, названной заключенными «Танго смерти».

– Кровь стыла в жилах и сердце цепенело, когда оркестр исполнял «Танго смерти», – говорили свидетели.

Мы пытались разыскать ноты или хотя бы людей, способных восстановить по памяти эту трагическую мелодию. Ведь лагерный оркестр исполнял ее ежедневно почти два года подряд, и за это время под звуки танго было уничтожено нацистами более двухсот тысяч человек. Но когда мы попросили бывших узников воспроизвести, пусть даже приблизительно, тему траурного сочинения, у них не хватило душевных сил заставить себя предаться страшным воспоминаниям.

Мы хорошо понимали этих людей и чувствовали, как трагически переплелись в их сознании звуки танго, треск пулеметных очередей, предсмертные крики обреченных и горы трупов, завершавшие эту страшную картину. От попыток предъявить в качестве обвинительного документа ноты пришлось отказаться. «Танго смерти», родившись в лагере, в нем и похоронено вместе с оркестрантами, которых уничтожили гитлеровцы, когда советские войска стремительным броском, продолжая освобождение украинской земли, летом 1944 года вышли на ближние подступы ко Львову.

Летом 1965 года у нас в стране проходил процесс над группой предателей, которые, как это было установлено в ходе судебного разбирательства, участвовали в пяти массовых расстрелах узников Яновского лагеря. Эти подсудимые подтвердили выводы Чрезвычайной государственной комиссии о том, что расстрелы заключенных в Яновском лагере проводились фашистами под музыку лагерного оркестра, исполнявшего «Танго смерти».

Свидетельница Анна Пойцер, работавшая судомойкой в солдатской кухне лагерной охраны, рассказала о последних минутах жизни музыкантов-смертников. Рано поседевшая женщина со следами тяжелых душевных мук и страданий на изможденном лице, говорила тихим срывающимся голосом, когда комок подступал к горлу, о том, что довелось ей видеть из окна солдатской кухни. Своей цепкой памятью она как бы сфотографировала каждый эпизод драмы, разыгравшейся на лагерном плацу, когда гитлеровцы начали ликвидировать музыкантов.

В этот страшный серый, ненастный день 40 человек из оркестра выстроили в круг, их окружила плотным кольцом вооруженная охрана лагеря. Раздалась команда «Музик!» – и дирижер оркестра Мунт, как обычно, взмахнул рукой. Над лагерем понеслись терзающие душу звуки. И тут же прогремел выстрел. Это первым пал от пули палачей дирижер львовской оперы Мунт. Но звуки «танго» продолжали звучать над бараками, напоминая оставшимся в живых узникам об их скором конце.

Исступленно кричал комендант лагеря: «Музик!» Все громче играли музыканты, понимая, что на сей раз они исполняют реквием самим себе. Слишком много они знают о фашистских зверствах. Поэтому ни одного из них не оставят в живых фашисты, заметающие следы своих преступлений. По приказу коменданта каждый оркестрант выходил в центр круга, бережно клал свой инструмент на землю, раздевался догола, после этого раздавался выстрел, человек падал мертвым. И его предсмертный стон сливался с мелодией «танго». Вот уже замолкла первая скрипка. Вся группа смычковых сократилась наполовину. Один за другим уходят из жизни флейтисты, валторнисты, гобоисты. С каждым выстрелом все меньше оставалось в оркестре музыкантов, все тише становились звуки музыки, все слышнее были крики умиравших.

Последним из этого обреченного круга, в центре которого уже лежала гора инструментов, одежда и трупы музыкантов, был профессор Львовской консерватории, известный композитор и музыкант Штрикс. Минуло почти два года с той драматической ночи, когда в квартире профессора появились эсэсовцы и с лицемерным почтением называли его господином, зная заранее, что как для всех заключенных, так и для него в лагере уготована участь бесправного раба.

Эсэсовцы весело смеялись, видя, как таяло живое кольцо музыкантов вокруг профессора, и еще громче гоготали, когда он остался один перед ними, продолжая в одиночестве исполнять «Танго смерти».

– Господин профессор, ваша очередь, – ухмыляясь, произнес комендант. – Командование благодарит вас за музицирование, оно доставило нам истинное удовольствие.

Но гордый старик не опустил скрипку на землю. Он изящным жестом виртуоза поднял смычок и, припав щекой к инструменту, мощно заиграл, а потом и запел па немецком языке польскую песню «Вам завтра будет хуже, чем нам сегодня». Глумливые улыбки сошли с лиц охранников. По приказу коменданта один из них выстрелил в профессора. Пуля оборвала его на полуслове.

Эта история почему-то напомнила мне «Прощальную симфонию» Гайдна. Она исполняется при свете свечей, установленных перед каждым пюпитром. Закончив свою партию, музыкант гасит свечу и покидает сцену. Наконец, остается один исполнитель, который после заключительных аккордов сбивает смычком пламя свечи и уходит под рукоплескания зала. В Яновском лагере не было ни свечей, ни рукоплесканий. Но жизни заключенных гасли под пулями фашистов с такой же неотвратимостью, как огни над пюпитрами при исполнении симфонии Гайдна. Сама процедура расстрела музыкантов была, несомненно, выбрана каким-то эсэсовским знатоком музыки в подражание исполнению «Прощальной симфонии». Тем самым гитлеровцы надругались и над памятью великого композитора, который воспевал в своих произведениях добро и звал людей бороться за торжество света над тьмой, олицетворением которой стали фашисты и их пособники.

«Долина смерти» – еще одно из потрясающих свидетельств изуверского характера преступлений гитлеровцев в Яновском лагере. Это страшное название получил овраг, находившийся метрах в пятистах от лагеря, в котором погребено более 200 тысяч расстрелянных гитлеровцами советских граждан. Судебно-медицинской комиссии потребовалось более 40 дней, чтобы провести тщательное расследование причин их гибели.

Ко вскрытию погребений в овраге комиссия приступила 9 сентября и к 20 октября 1944 года на основании эксгумации трупов, тщательного осмотра сохранившихся вещественных доказательств сделала заключение, что немецко-фашистские власти производили здесь массовые убийства мирного гражданского населения. Уничтожению подвергались лица преимущественно 20–40 лет (73,5 процента исследованных трупов), главным образом мужчины (83 процента), но этой же участи не избежали и женщины, дети, подростки и лица пожилого возраста.

Убивали чаще всего выстрелом в затылок. Но палачи не затрудняли себя выбором места – стреляли куда попало: в лоб, шею, ухо, грудь. У части расстрелянных пули попали в теменную область черепа. Это говорит о том, что еще живых людей укладывали на дно ямы и добивали, стреляя в их головы сверху.

В Яновском лагере мы обнаружили «костедробилку» – машину, на которой перемалывались кости убитых и сожженных гитлеровцами людей. Это примитивное устройство на ручной тяге поистине было сатанинским орудием. Оно как бы воплощало в себе варварскую суть фашизма, своего рода образчик технического прогресса людоедов-дикарей!

Мы разговаривали с бывшим заключенным Корном. Гитлеровцы заставили его перемолоть в костедробилке кости сожженной на костре жены. Можно ли еще придумать большее надругательство над человеком!

К сожалению, апокалиптические картины Яновского лагеря не были уникальным явлением. Нечто подобное мы видели во всех гитлеровских лагерях на Львовщине. В июле 1941 года немецкое военное командование в центре Львова на горе Вроновских, используя территорию старой крепости, именуемой «Цитадель», создало концентрационный лагерь «Шталаг 328», где содержались советские и французские военнопленные.

Эти крепостные строения с глубокими кирпичными подвалами, клетьми, закоулками были воздвигнуты еще во время австро-венгерского владычества на Львовщине. Высокие стены крепости, ее мрачные, с виду неприступные бастионы должны были вселять в сознание заключенных чувство безысходности, невозможности вырваться на волю. К тому же вся крепость, ее отдельные строения и участки были огорожены несколькими рядами колючей проволоки. К моменту начала работы комиссии проволочные ограждения сохранились лишь местами, большей частью они уже были уничтожены, но тонны колючей проволоки попадались повсюду, напоминая о том времени, когда она опутывала не только всю территорию крепости, но и души томившихся в ней тысяч людей.

На мощных решетчатых крепостных воротах уже не было черных распластанных крыльев орла, крючками когтей огромных лап цепко держащего металлический круг со свастикой. Не было и надписи «Концентратионс лагер дер штандарте 328». Но на стенах бастионов и в подвалах подземелья сохранились надписи, оставленные и заключенными, и их мучителями. На стене одного из бастионов бросался в глаза аккуратный текст на русском, польском и немецком языках. Надпись на исковерканном русском гласила:

«Запрещается есть трупы военнопленных, отделять [от] таковых частей, неповиновение – смерть.

Комендант Шталага 328 оберст Охерналь».

Поражала не безграмотность такого предупреждения. И даже не то, с каким высокомерием фашистский «Übermensch» (сверхчеловек) смотрел на представителей славянских народов, то есть «низшую» расу, призванную быть «цивилизованной» арийскими рыцарями. (Кстати, очевидцы рассказывали, что о случаях каннибализма, а тем более трупоядения в лагере они ничего не слыхали. Наоборот, все опрошенные подчеркивали, что узники до последнего вздоха – если только у них не помутилось сознание от фашистских издевательств – сохраняли человеческий облик, заботились друг о друге.) Поражало иное: какие невыносимые условия жизни (а точнее, смерти) создали гитлеровские «цивилизаторы» для людей, оказавшихся в их власти. Ведь это были военнопленные. А Германия в свое время подписывала международные конвенции, гарантировавшие им сносные условия существования. И вот вместо этого сознательное, да еще открыто демонстрируемое такими предостережениями истребление беззащитных людей, истребление голодом, болезнями, пытками, массовыми казнями.

Еще красноречивее о страшном, нечеловеческом существовании военнопленных говорили обнаруженные нами надписи в подвалах «Цитадели», выцарапанные на кирпичных стенах военнопленными, обреченными на голодную смерть.

«Доблестная русская армия, вас ждут с нетерпением не только народы, но и военнопленные, которые обречены на голодную смерть. Как тяжело умирать».

«Норма военнопленного: 3 литра воды,

250 граммов хлеба грамм 50 буряка и добавка палкой по спине».

«Здесь умирали с голоду русские пленные тысячами. 22 января 1944 года».

На территории «Цитадели» запомнились мне старые каштаны и липы. В мирные времена они своими великолепными кронами украшали гору Вроновских. А сейчас у многих деревьев нижние части стволов были ободраны, лишены коры. Она стала пищей узников, и то не каждого, так как доставалась с риском для жизни. Даже сейчас на горе не росла лебеда, ее выщипали и съели голодные военнопленные.

Свидетель Никифор Григорьевич Голюк сообщил комиссии:

«Как медфельдшер, работавший в этом лагере, я знаю, что за 4 месяца – с августа по ноябрь 1941 года – в лагере умерло только от дизентерии около 3 тысяч военнопленных. Никаких мер борьбы с болезнями немецкое командование не принимало. Наоборот, фашисты умышленно привезли в этот лагерь из лагеря № 385 в Раве-Русской больных сыпным тифом и разместили их в казармах группами по 10 человек среди здоровых военнопленных. После этого неизбежно в лагере вспыхнула эпидемия сыпного тифа, от которой с ноября 1941 года по март 1942 года умерло около 5 тысяч военнопленных».

Всего же в крепости «Цитадель» погибло от голода, истязаний и расстрелов свыше 140 тысяч военнопленных. Так гитлеровцы выполняли директиву своего фюрера: очистить славянские земли от славян и освободить жизненное пространство для носителей «высшей», арийской цивилизации.

Еще более ужасной участи нацисты подвергли евреев. Фашисты, руководствуясь империалистическим правилом «разделяй и властвуй», объявили антисемитизм важнейшей основой своей идеологии и политики. Но фашистский антисемитизм не был надклассовым. Главными его жертвами на оккупированных территориях стали трудящиеся, малоимущие евреи.

Приехав во Львов, где до войны евреи составляли значительную часть населения, мы, естественно, направили свое внимание и на выявление фашистских преступлении, совершавшихся на почве антисемитизма. С фактами массового уничтожения еврейской бедноты, интеллигенции, ремесленников мы сталкивались постоянно при расследовании гитлеровских зверств в каждом из лагерей смерти.

Комиссия установила, что уже в сентябре 1941 года во Львове фашисты организовали гетто, названное «Юденлаг» – «еврейский лагерь».

Размещалось оно на окраине города, территория была обнесена забором и колючей проволокой в несколько рядов, выходить из гетто никому не разрешалось. На работу и с работы узников водили только под конвоем. В гетто насильственно согнали 136 тысяч евреев разного возраста и пола. Условия жизни были ужасающими – скученность, отсутствие элементарных бытовых условий. Люди спали на голом полу и многие под открытым небом. Грабеж, насилие, садистская безжалостность, невзирая ни на возраст, ни на пол, – все это было нормой обращения с людьми гетто. Нацисты не щадили ни мужчин, ни женщин, ни детей.

За время существования гетто с 7 сентября 1941 года по 6 июня 1943 года нацисты истребили свыше 130 тысяч человек, часть из них расстреляли в самом гетто, часть – в Яновском лагере, остальных отправили для уничтожения в лагерь смерти в Бельзец (Польша).

Мадам Ида Вассо-Том, французская гражданка, жившая во Львове, однажды была в «Юденлаге» в дни оккупации фашистами Львова. О том, что она там видела, рассказала в своих письменных показаниях:

«…С приходом немецких властей мы были постоянно уверены, что будут убийства. И действительно, не прошло и 2–3 дней, как мы услыхали стрельбу из автомата, которая уверила нас в расстреле евреев – этих несчастных людей. Я имела возможность посетить гетто. Гигиенические условия там были ужасны. Люди жили по 15–20 человек в одной комнате, без воды и электричества. Дороговизна была ужасная, как всегда, сила денег играла свою роль. Несчастные были обречены на голод. Один раз в неделю их посещало гестапо, которое одних увозило в Бельзец (Польша), других к песчаному рву, чтобы расстрелять. Приговоренных увозили в одних сорочках, так как немецкие бандиты имели наглость отбирать их одежду и награбленное отправлять вагонами в Германию. Маленькие дети были мучениками. Их отдавали в распоряжение гитлеровской молодежи, которая из этих детей делала живую мишень, учась стрелять. Никакой жалости к другим, все для себя – таков девиз немцев. Надо, чтобы весь мир знал об их методах. Мы, которые были беспомощными свидетелями этих возмутительных сцен, мы должны рассказать об этих ужасах, чтобы все знали о них, а главное, не забыть их, так как возмездие не вернет жизнь миллионам людей. Забвение было бы изменой человечеству» (Нюрнбергский процесс. В 7-ми т. М., 1959, т. 4, с, 73.).

Сейчас, когда сионистские захватчики чинят на оккупированных арабских землях такие же зверства над женщинами, стариками, детьми, невольно напрашивается вывод, что сионизм и антисемитизм – две стороны одной и той же медали. И действительно, и сионизм и антисемитизм – это крайний шовинизм, переходящий в откровенный расизм, это антигуманизм, превращающийся в открытую античеловечность, это оправдание привилегии на господство в обществе, захваченной эксплуататорскими классами, это антисоциализм и воинствующий антикоммунизм. Поэтому так легко находили фашистские звери взаимопонимание у руководителей сионистского движения, опиравшихся на поддержку мирового капитала. Поэтому с таким безразличием относилась буржуазная верхушка во всех капиталистических странах к страданиям миллионов простых евреев, ставших добычей фашистских палачей. Поэтому, наконец, творят свои черные дела на арабской земле израильские агрессоры, поощряемые и вдохновляемые тем же мировым капиталом, который в свое время не только благодушно, но и одобрительно взирал на захватнические устремления Гитлера, рассчитывая направить их только в угодное империалистам всех стран антисоветское русло.

Машина истребления в Раве-Русской

То, что зоологический антисемитизм и такая же звериная ненависть к славянству были лишь прикрытием далеко идущих экспансионистских планов гитлеровской Германии, стремившейся к гегемонии в Европе, а затем и к мировому господству, мы еще раз прочувствовали, столкнувшись с фактами безжалостного истребления в застенках Львова и Львовской области военнопленных и гражданских лиц – представителей народов Западной Европы и США. Особенно много погибло граждан США, Англии, Франции и других стран в лагере смерти, созданном фашистами в прекрасном украинском городе Раве-Русской.

Из обнаруженных в «Цитадели» документов мы знали, что в ней были и французские военнопленные. Но как и где найти тех, кто остался в живых?

Вот тогда-то – сейчас я уже не помню, кто именно подал нам мысль обратиться в пансионат мадам Вассо-Том, – не откладывая «дело в долгий ящик», мы с Н. И. Герасимовым отправились на розыски пансионата. Сделать это было нетрудно, так как его хорошо знали во Львове. Еще задолго до войны пансионат был убежищем для престарелых и нетрудоспособных французов. Ида Вассо-Том директорствовала в нем бессменно с момента основания. Очень энергичная, живая, она приветливо встретила нас.

Представившись, мы рассказали о цели визита.

– Да, – сказала она, – в пансионате есть бывшие узники фашистских лагерей. Вы пришли удачно: только что кончился обед и многие еще здесь.

Поднявшись по лестнице, мы оказались в столовой. Это была довольно просторная комната, все убранство которой состояло из нескольких картин, висящих на стенах в массивных рамах и как-то не увязывавшихся со спартанским видом длинного дощатого, ничем не покрытого стола, вдоль которого стояли такие же дощатые скамьи. На столе – простые миски, ложки, остатки еды. Вокруг шумный, громкий говор присутствующих. Даже после нашего появления не сразу водворилась тишина. Мы познакомились с бывшими узниками лагерей, в частности с Эмилем Леже, взятым гитлеровцами в плен в июне 1940 года в Шампани (Франция); с Лооф Клеманом, плененным 4 июня 1940 года в Сент-Клере (департамент Сена); с Марселем Риветтом, попавшим в плен 24 июня 1940 года в Вогезах; Ле Фуль Жоржем, также плененным нацистами во Франции, и другими.

Я рассказал им о цели нашего посещения, кто мы, зачем и почему Советское правительство создало Чрезвычайную государственную комиссию по расследованию немецко-фашистских злодеяний. Познакомил с некоторыми итогами нашей работы во Львове и обратился с просьбой рассказать о том, что они знают о фашистских зверствах, и дать письменные показания о том, что довелось им пережить самим и чему они были свидетелями.

Бывшие узники поведали нам о страшных условиях, в которых находились не только советские, но и французские военнопленные в крепости «Цитадель» и других лагерях Львовской области. Подлые надругательства, циничные оскорбления, жестокие побои, непосильный труд и голодное существование – вот что ежедневно ожидало военнопленных.

«С первых же минут моего плена, – сообщил Эмиль Леже, – мне пришлось испытать на себе жестокие методы, применяемые нацистами.

Под страхом смерти нас заставляли работать без отдыха, без достаточного количества пищи; мы были истощены, изнурены, покрыты вшами, без обуви, наше обмундирование было в лохмотьях, когда мы жаловались на подобный режим, нам отвечали: „Это еще слишком хорошо для французских свиней и собак“. Когда мы просили разрешения написать родственникам, то гитлеровцы отвечали нам: „Зачем? Ваши родные, без сомнения, убиты, а с вашими женами спят немецкие солдаты“».

Эмиль Леже продолжал:

«В январе 1943 года я был отправлен в „дисциплинарный лагерь 325“ в Галицию. Здесь был еще более жестокий режим. Много французов было убито в этом „Шталаге“. Это был террор. Один просвет, одна мысль – смерть».

Фашисты использовали территорию Львовской области, видимо, считали ее глубоким и спокойным тылом. Сюда свозили военнопленных из многих стран. В лагерях, созданных для них, находились в заключении и многие местные жители – женщины, дети, старики. Самым большим из них был лагерь в Раве-Русской, находившийся на окраине города.

Бывший узник лагеря Рава-Русская Лооф Клеман сообщил:

«Рава-Русский лагерь военнопленных, куда я прибыл 3 сентября 1942 года, англичане называли „медленной смертью“. В этом лагере был один водопроводный кран на 12 тысяч человек. Пользоваться им разрешалось только в течение 4–5 часов в день… Фашисты нас терроризировали. За малейшую провинность грозила смерть. Нам не разрешалось пить воду. Мы голодали. Утром во время переклички с трудом стояли на ногах; нам давали на день 200 граммов хлеба, по утрам получали горячую воду с сосновыми иглами, днем пол-литра супа. Часто суп был только водой. Мы спали на полу. Повсюду были блохи и вши. Русские военнопленные тысячами умирали в лагере от голода и тифа».

Другой французский военнопленный Ле Фуль Жорж рассказал:

«…Ночью мы прибыли в Раву-Русскую. Нас тащили, так как большинство военнопленных совершенно ослабели. Немецкий унтер-офицер крикнул нам: „Вот вы и приехали в страну солнца“. Но какой ужас этот лагерь!

В лагере Рава-Русская умерло более 3 тысяч русских военнопленных от тифа. Мы зарываем их тут. Случается, что среди них попадаются еще не умершие, но их все равно бросают в ямы и засыпают негашеной известью, от которой они задыхаются. Еженедельно в лагерь прибывала 1 тысяча французов, схваченных за попытку побега из Германии. Это были те, кто не хотел работать для победы фашистов».

Французский военнопленный Марсель Риветт сообщил следующее: «24 июня 1940 года я попал к немцам в плен в Вогезах. В Трире я впервые встретился с русскими военнопленными. К ним относились очень плохо. Русские жили отдельно в своих камерах, и им давали в пищу картофельную шелуху.

Нас перевели в лагерь Рава-Русская. Там мы обратили внимание на плохой вид русских военнопленных. Было 10 января, и термометр показывал 10–15 градусов ниже нуля, а многие из них были только в сорочках, кальсонах, босые, без шапок и все страшно похудевшие, почти скелеты. 1 июня 1943 года произошла кровавая бойня, во время которой было убито 10 тысяч человек». Гитлеровцы прибегали к таким массовым расстрелам прежде всего для устрашения содержавшихся в лагерях и местных жителей, чье нараставшее недовольство приобретало все более угрожающий для захватчиков характер.

«На следующий день, – продолжает свой страшный рассказ Марсель Риветт, – когда мы шли утром на работу, мы видели много трупов женщин, детей, мужчин, лежавших в лужах крови. Это было невообразимо! Убийства продолжались около месяца».

Это была одна из тех «акций», которые гитлеровские оккупанты проводили систематически, уничтожая непокорных, ослабевших, больных и просто давно находившихся в лагере узников и потому много знавших о фашистских преступлениях.

Марсель Риветт завершил свои показания словами: «Советская Армия вступила во Львов. И с тех пор мы свободны, ожидаем скорого возвращения во Францию. Я надеюсь, что гитлеровцы сполна заплатят за пролитую ими кровь и будут наказаны за все ими содеянное».

Эмиль Леже и Марсель Риветт, прежде чем попасть в концлагеря во Львовской области, прошли их в Германии: Эмиль Леже – в Нойбранденбурге и Марсель Риветт – в Лимбурге.

Как показал Марсель Риветт, на Львовщине в «Шталаге ХII.А» обращение с военнопленными было еще более суровым. «В 6 часов утра нас выгоняли из барака ударами дубины. В полдень давали суп, который русские должны были есть стоя. Если кто-либо из них присаживался, тут же щелкала винтовка или стрелял пулемет. Французский товарищ подымал упавшего и нес его в госпиталь, где врачу оставалось только констатировать смерть. Ежедневно умирало 15–20 русских. Причиной смерти были голод, болезни или убийство. Французский доктор, который делал вскрытие, находил в кишках умерших траву, земляных червей, которых ели умиравшие от голода военнопленные…

Начальник „Шталага XII.A“ барон фон Бок нашел, что сборы в бараках происходят слишком медленно (нас было 1200 человек в двух бараках). Последовал приказ быть готовыми в 4 минуты, опоздавших разрешалось колоть штыками».

Эмиль Леже рассказывает: «В 1941 году я присутствовал при первом прибытии русских военнопленных в „Шталаг“ Нойбранденбург. Это было ужасно. Русские были настоящими скелетами, в которых еще теплились остатки жизни. У многих из них были штыковые раны на ягодицах и спине. Некоторых немцы убивали, некоторые сами падали мертвыми от истощения при малейшем передвижении. Мертвых раздевали, складывали на телегу и везли в общую могилу, находившуюся в окрестностях „Шталага“. Телега возвращалась в „Шталаг“, нагруженная хлебом и овощами для кухни. На телеге были кровавые пятна. Это было отвратительно! В эти минуты мы поняли, на какую утонченную жестокость способны гитлеровцы. Каждое утро немецкие офицеры и унтер-офицеры посещали лагерь русских военнопленных. Они говорили: „Мы идем упражняться в тир в стрельбе по живой мишени“».

Приблизительно 200 русских умирали ежедневно. Их убивали, или они умирали от болезней и голода. Среди многих убийств я лично видел ужасный способ убийства русских военнопленных немецкими солдатами. Ударами палки или ударами сапога они разбивали им головы, говоря: «Русские собаки не стоят ружейной пули».

Еще более изуверские методы убийства советских военнопленных фашисты применяли на территории нашей страны, особенно в то время, когда их дела на Восточном фронте ухудшились.

По рассказам жителей и оставшихся в живых заключенных концлагеря Рава-Русская нам удалось разыскать место захоронения замученных фашистами жертв. Оно оказалось в местечке Волковицы, в двух километрах на запад от Равы-Русской.

Конечно, не подскажи нам очевидцы этого места – найти его было бы сложно. Никаких признаков могильных холмов, надписей, крестов. Ровная поляна в лесу, покрытая разноцветьем трав, ухо ловит стрекот кузнечиков и еще каких-то лесных обитателей. Мягко падает солнечный луч сквозь листву, вокруг благодать. Но когда началось обследование этой поляны, в юго-западной части ее, у кустов акации, было обнаружено 36 могил размером 7х4 метра каждая, расположенных симметричными рядами.

В могилах находились трупы мужчин в красноармейской одежде. Они лежали неправильными – поперечными и продольными – рядами в шесть слоев один на другом, приблизительно по 50–60 трупов в слое. Судебно-медицинская экспертная комиссия в результате осмотра места захоронения и изучения данных исследования извлеченных из могил останков людей пришла к выводу, что в них зарыто 10–12 тысяч советских военнопленных. Это подтверждали и документы, обнаруженные в одежде отдельных трупов. По ним мы узнали имена и фамилии некоторых из тех, кто был похоронен в этой страшной братской могиле:

1. Слепнев Михаил Константинович, 1911 года рождения, из Саратовской области, Балаковского района, Маянковского сельсовета, деревня Маянково.

2. Спиркин Иван Семенович, 1906 года рождения, из Куйбышевской области, Инзенского района, Большевистского сельсовета.

3. Еремеев Федор Моисеевич, из Калининской области, Удомельского района, станция Удомля, 1-й Школьный переулок.

4. Московцев Василий Дементьевич, 1911 года рождения, из Ярославской области, Петровского района, Михайловского сельсовета, деревня Оклетиново.

5. Смирнов Никифор Егорович, 1899 года рождения, из Смоленской области, Сычевского района, Татаринского сельсовета, деревня Марьино.

6. Телегин Алексей Сергеевич, 1907 года рождения, из Ивановской области, г. Юрьев-Польский, Ильинский сельсовет, деревня Ильинское.

7. Чибров Николай Александрович, 1908 года рождения, из Саратовской области, Вольского района, сельсовета Терса.

8. Погродников Федот Христофорович, 1898 года рождения, из Смоленской области, Старосельского сельсовета, деревня Долгое.

Пусть этот далеко не полный перечень фамилий будет скромным памятником тем тысячам безымянных, которые лежат рядом с ними.

Учитывая следы вшей на одежде и показания свидетелей об антисанитарных условиях содержания военнопленных в лагере, эксперты-криминалисты сделали заключение, что смерть советских граждан наступила от инфекционных заболеваний (тифа) и от резкого истощения организма на почве голода.

Это тот самый лагерь, из которого в ноябре 1941 года были привезены в львовскую «Цитадель» больные сыпным тифом и размещены среди здоровых советских военнопленных, после чего и там вспыхнула эпидемия сыпного тифа, от которого погибли тысячи наших людей.

Было найдено и кладбище французских военнопленных, погибших в лагере Рава-Русская. Располагалось оно в нескольких километрах от лагеря, и по сохранившимся надписям на крестах над могильными холмами мы установили, что в них захоронены французы, замученные фашистами: Бонэ Рожер, рождения 1911 года, Годи Пьер, рождения 1915 года, Леплей Жозеф, 30 лет, Блонди Рожер, 29 лет, Посэ Поль, 34 лет, Гюйон Андрэ, 30 лет, Рейно Шарль, 29 лет, Витто Эйжен, 34 лет, Дастю Пьер, Самье Арман, Сирг Камиль, Боннуа Альфонс, Котье Рожер и многие другие.

Не знаю, почему фашисты сохранили это кладбище, отступая с советской земли. Но создано оно было явно с целью демонстрации единства с коллаборационистским правительством вишистской Франции, возглавляемым такими пособниками гитлеровцев, как Петен и Лаваль. Из Франции с помощью этих предателей французского народа фашисты получали все: военную технику, промышленное оборудование, сырье, продовольствие, рабочую силу. А взамен ставили кресты из грубо обработанного дерева французским гражданам, захотевшим остаться французами и не ставшим на колени перед врагом.

Тайна Лисеницкого леса

В третьем томе «Истории Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» говорится:

«Много погибло итальянских солдат и офицеров в боях под Сталинградом. Но и те, которым как-то удалось спастись, не все вернулись домой. Они нашли свою смерть от рук гитлеровских палачей. Это произошло во Львове летом 1943 г., когда режим Муссолини потерпел полный крах. Итальянским солдатам, многие из которых прибыли сюда из-под Сталинграда после ранения, приказано было немедленно присягнуть Гитлеру; тех, кто отказался это сделать, расстреляли и для того, чтобы замести следы преступления, трупы их сожгли».

Да, свидетелями этой трагедии итальянской команды «Ретрово-Итальяно» были в 1943 году стены старого Львова. Мы понимали, что живых свидетелей этой трагедии найти трудно. Нацисты этот изуверский акт производили в строгой тайне. Кроме того, надо учесть еще и обстановку тех дней во Львове и Львовской области, когда они еще только недавно были освобождены от оккупантов. Советская Армия гнала гитлеровцев за пределы Западной Украины. Наступление наших войск шло по всему советско-германскому фронту.

Но рядовой житель Львова питался и слухами об актах зверского террора, совершаемых притаившимися по темным углам и притонам и не уничтоженными пока бандитствующими элементами из так называемой «Украинской повстанческой армии».

Люди еще боялись громко говорить о виденном, пережитом или слышанном. Да и лживая гитлеровская пропаганда, годами внушавшая мысль об «ужасах» большевизма, также породила опасения у некоторой части населения. Вспоминаю наше первое посещение пансионата мадам Вассо-Том. Тот же Эмиль Леже, впоследствии оказавшийся откровенным, разговорчивым парнем (он активно помогал нам раскрывать тайны львовских лагерей), Лооф Клеман, Марсель Риветт и другие не сразу дали свои показания об ужасах, пережитых ими в концлагерях. Только после довольно длительного общения с нами, уверовав в наши добрые намерения, поняв всю важность проводимой комиссией работы, они стали активно изобличать фашистских преступников. Помню, при первой нашей попытке откровенно поговорить Эмиль Леже мне сказал: «У молодчиков из 5-й колонны везде „глаза“ и „уши“, и, если они узнают, что я рассказал вам правду о нацистах, меня может ждать их пуля или нож из-за угла».

Но советские органы Львова решительно пресекали действия вражеского подполья, и Эмиль, оказавший нам большую помощь, невредимым уехал на родину.

И все же при всех обстоятельствах надо было искать свидетелей трагедии команды «Ретрово-Итальяно». И в этом нам снова очень помогли французские парни, особенно Эмиль. Надо сказать, что и Лооф Клеман и Марсель Риветт, да и другие охотно отзывались на наши просьбы, но Эмиль Леже как-то быстрее реагировал на происходящее, был инициативнее и к тому же обладал большим чувством юмора и оптимизма. На мой вопрос, знают ли они что-нибудь о команде «Ретрово-Итальяно», французы, как я и предполагал, ответили: «Что-то слышали, но подробно ничего не знаем». Но затем Эмиль, наморщив лоб, подумал несколько минут и вдруг с присущим ему темпераментом, жестикулируя подал мысль встретиться с одним местным жителем. Тот тоже был узником Яновского лагеря и, видимо, много знал. Эмиль взялся меня проводить.

Встреча произошла, но и этот человек подробно ничего не мог сказать. Однако он дал адрес женщины, польки по национальности, которая, как он сказал, в лагерях не была, но многим помогала и даже укрывала преследуемых лиц.

Продолжаю поиск дальше, уже один. Нахожу нужную улицу, дом, квартиру. Застаю дома и хозяйку, уже немолодую, но очень миловидную женщину. После знакомства и изложения цели визита я уже приготовился услышать снова: «Ничего не знаю». Но она сказала: «Постараюсь устроить вам встречу с Ниной, но не сегодня. Знаю, что она работала в этой команде переводчицей. Это моя знакомая, тоже полька».

Прихожу в назначенный день, меня принимают уже как доброго гостя. Стол накрыт белоснежной скатертью, на ней изящный чайный сервиз. Все это было так неожиданно и показалось мне таким красивым, что я с галантностью, от которой отвык за годы войны, искренне поблагодарил хозяйку. Впервые за время, что я был в действующей армии, а после – на работе в Чрезвычайной комиссии, уже привыкнув к походной солдатской жизни, вдруг очутился, притом нежданно-негаданно, в такой тихой уютной домашней обстановке. Но самое главное – Нина (мне сразу это стало ясно) сидела здесь же. Знакомимся. Передо мною молодая, по тем временам элегантно одетая женщина с пышными русыми волосами, Нина Здиславовна Петрушковна. За чаепитием разговаривали много, темы разные, а в общем-то больше расспрашивали о Москве. Но вот настал и мой черед задавать вопросы. Спрашиваю у Нины Здиславовны об итальянской команде. И сразу лицо этой милой женщины как-то изменилось, стало строже, около губ легли складки горечи. Синие глаза потемнели до черноты. Тяжело вздохнув, она стала рассказывать, что и как было. Нина сообщила много подробностей о своей работе, быте этой команды, о судьбе итальянских военнослужащих. Многого я не помню сейчас, разговор был длинный. Но то, что сообщила Нина Здиславовна Петрушковна уже позже и официально нашей комиссии, привожу дословно:

«После падения режима Муссолини фашисты потребовали от итальянских солдат, находившихся в городе Львове, присяги на верность гитлеровской Германии. Многие из них отказались дать присягу. Всех, кто отказался от присяги, фашисты арестовывали. Так было арестовано 2000 человек итальянцев, и всех их немцы расстреляли.

Среди расстрелянных было 5 генералов и 45 офицеров, которых я знала. В числе расстрелянных находились следующие генералы и офицеры итальянской армии: генерал-майоры Манджанини Энрико, Форнаролли Альфред, Джанноти Джузеппе; полковники: Манджонини Луиджи, Ашенцо, Стефанини Карло; офицеры: Каруссо Джино, Фузаролли Луиджи, Серафини Томмасо, Форнаролли Энрико, Манто Нино, Монджианнини Эдуард, Ломбарди Альфред, Корсини Ливно, Джиакомини Джиованни, Стефанини Луиджи, Персини Клено, Кастеляни Ришардо, Персианини Тулио, Дельниери Марино, Моросей Альфредо, Кастори Джиорджио, Бастианини Альфредо, Сторелли Эдуардо, Биньями Джиованни, Валентини Джино, Саво Луиджи, Сабо Ришардо, Винценти Эмануэло, Веранини Лоренцо, Тоскани Альфонсо, Родоканакши Массимо, Либери Марсело, Кристианини Роберто, Цитрини Джиозеппе, Паулин Емилио, Бискезе Донато, Джиантини Луиджи, Джиатони Тулио, Джиакото Тулио, Тороссе Эвальд, Крестианини Серджио, Кедрианини Лоренцо, Валентино Альфредо, Каусуро Ришардо, Руссини Бенито, Тиорсини Тулио, Кристаллини Марино, Фарино Антонио, Кальниери Марино, Массони Луиджи, Кальцари Марино».

К этому времени комиссия уже заканчивала работу, и все места массовых захоронений жертв фашистского режима во Львове и Львовской области были обследованы. Однако трупов в итальянской форме или других вещественных доказательств о принадлежности погибших к итальянским войскам не было обнаружено. И тогда мы снова обратились к свидетельствам Величкера и Манусевича. Ведь Величкер сообщил, что с июня по ноябрь 1943 года (то есть по времени события совпадают) в Лисеницком лесу «бригада смерти» сожгла 170 тысяч трупов. А Манусевич показал, что когда их ночью после сжигания трупов возле Яновского лагеря автомашинами повезли в Лисеницкий лес, где заставили вскрыть 45 ям с телами расстрелянных людей, то по форме одежды, знакам различия, пуговицам, медалям и орденам они среди трупов опознали не только красноармейцев, но и французских, бельгийских и итальянских военнопленных.

Следовательно, надо ехать в Лисеницкий лес и там искать разгадку тайны.

В Лисеницком лесу мы отыскали ямы с зарытым в них прахом сожженных фашистами жертв. Расположены они были на довольно значительной площадке, усиленно замаскированной молодыми посадками под окружающий ландшафт. Но бросалось в глаза, что среди многолетних мощных деревьев вдруг попадался молодняк, посаженный строго симметричными рядами. Отдельные деревца стояли с пожелтевшей, пожухлой листвой, на ветвях других она уже засохла или вообще осыпалась, хотя было лето и вокруг все пышно зеленело. Настораживали и пни, их много было на поляне, и торчали они тоже как-то неестественно. Когда же мы попытались их выкорчевать, то от незначительного усилия они вываливались из земли. При осмотре выяснилось, что их корни аккуратно подрублены. Это была явная маскировка, призванная скрыть следы страшного злодеяния фашистов. И выбрали они место с расчетом, именно ту часть леса, что глубоко спускалась в естественную котловину, скрытую высокими холмами и деревьями. Здесь в глубине котловины под усиленной охраной творили фашистские палачи свои страшные преступления в глубокой тайне от людей.

Не знаю, хранят ли родственники мужественных итальянских солдат, погибших в Лисеницком лесу, память о своих близких, останки которых и сейчас лежат в том красивом месте Прикарпатья, на тихой, заросшей лесом поляне. Но я так подробно рассказал об этом трагическом эпизоде войны не только для того, чтобы воздать должное памяти итальянцев, нашедших в себе мужество не подчиняться гитлеровскому насилию и диктату. Мне кажется, что их трагическая участь – смерть на чужой земле от пуль сообщников по империалистическому грабежу, которые не сочли даже нужным по-людски похоронить своих бывших союзников, – предупреждение всем, кто выступает в роли сообщника или пособника агрессора, независимо от того, начал он агрессию или только готовится к ней. Инициатор военной конфронтации как всякий бандит и разбойник, уповающий на насилие, не может быть нравственным. Воодушевляя своих сообщников-союзников на угодные ему грязные дела, он сам же в конце концов, когда приходит время спасать свою шкуру, безжалостно уничтожает ставших ненужными или строптивыми. Стремление американского империализма превратить своих союзников в Европе и Азии в заложников, обреченных на неминуемую гибель в случае начала войны, убедительно вскрывает эгоистическую природу империализма, стремящегося к единоличному беспредельному господству над миром и идущего во имя этой цели на все.

Тотальный террор

Не раз уже подчеркивалось, что каждое расследование преступлений немецко-фашистских захватчиков проводилось с исключительной тщательностью. Мы понимали, что от точности наших выводов будет зависеть и авторитет нашей страны на предстоящем суде над фашистскими преступниками, и аргументированность позиции СССР на переговорах о послевоенном устройстве Европы, и окончательное искоренение фашизма из жизни всех народов.

Естественно, принять личное участие во всех расследованиях было невозможно. Однако, чтобы читатель мог представить себе масштабы фашистских преступлений, сошлюсь в дальнейшем на рассказы моих коллег Д. И. Кудрявцева, Н. Н. Дымова, В. Ф. Табелева, В. С. Зурабова, В. Д. Шевцова, Б. Т. Готцева и В. А. Кононова, проводивших расследования нацистских преступлений в Киеве, Ставрополе, Севастополе, Одессе, Минске, Каменец-Подольском, в Донецкой, Ровенской областях Украины и в Прибалтийских республиках Советского Союза: Латвии, Эстонии, Литве. Как и везде, эти расследования проводились совместно со специальными комиссиями, создаваемыми на местах из работников партийного и советского аппарата, видных ученых и общественных деятелей, при самом активном участии широкой общественности.

В Киеве представителем Чрезвычайной государственной комиссии В. Д. Шевцовым совместно со специальной республиканской комиссией было установлено, что фашистские палачи с первых же дней оккупации города проводили массовое истребление населения. Людей хватали прямо на улицах, расстреливали большими группами и в одиночку.

29 сентября 1941 года, согнав тысячи мирных граждан на угол улиц Мельника и Доктеревской, гитлеровцы повели их к Бабьему Яру, а там, отобрав все ценности, расстреляли. Проживавшие вблизи граждане Н. Ф. Петренко и Н. Т. Горбачева рассказали, как гитлеровцы бросали в овраг грудных детей и закапывали их живыми вместе с убитыми и ранеными родителями, как слой земли шевелился от движения еще живых людей (См.: Нюрнбергский процесс. В 7-ми т., т. 4, с. 47–48.).

14 октября 1941 года отряд эсэсовцев, ворвавшись в психиатрическую больницу, загнал 300 больных в одно из помещений, продержал их там без пищи и воды несколько дней, а затем расстрелял в овраге Кирилловской рощи. Остальных больных расстреляли 7 января, 27 марта и 17 октября 1942 года.

Свидетели другой кровавой расправы профессор Е. А. Копыстынский, врачи А. Г. Дзевалтовская, Т. К. Пенская и другие рассказывали, что в один из дней в их больницу прибыли автомашины-«душегубки». Несмотря на протесты, гитлеровцы начали вталкивать в них больных, по 60–70 человек в каждую, и тут же умерщвляли. Трупы выбрасывали на землю прямо у здания больницы. Это продолжалось несколько дней, в течение которых погибло 800 больных.

Особенно зверствовали фашистские бандиты в Дарницком и Сырецком лагерях, где мирных жителей и военнопленных заставляли выполнять изнурительные работы, подвергали неслыханным издевательствам и убивали.

По неполным данным, в Киеве было замучено, расстреляно и отравлено в «душегубках» более 200 тысяч советских граждан, в том числе: в Бабьем Яру – свыше 100 тысяч мужчин, женщин и детей; в Дарнице – свыше 68 тысяч советских военнопленных, у Сырецкого лагеря и на его территории – свыше 25 тысяч мирных граждан и военнопленных.

В 1943 году, чувствуя непрочность своих позиций, оккупанты начали уничтожать следы преступлений. Они раскапывали могилы своих жертв и сжигали их останки.

Свидетели Л. К. Островский, С. Б. Берлянд, В. Ю. Давыдов и другие рассказали: «В качестве военнопленных мы находились в Сырецком концлагере. 18 августа нас, в количестве 100 человек, направили в Бабий Яр. Там нас заковали в кандалы и заставили вырывать и сжигать трупы советских граждан. Мы работали по 12–15 часов в сутки. Для ускорения работы немцы применили экскаватор. За время с 18 августа по день нашего побега 29 сентября было сожжено примерно 70 тысяч трупов».

После освобождения Киева частями Советской Армии были произведены раскопки в местах массовых захоронений жертв фашистского режима в Сырецком лагере, Бабьем Яру, Дарнице и других. В этих раскопках приняли участие немецкие военнопленные, которые сделали Чрезвычайной государственной комиссии следующее письменное заявление:

«Нам, 850 немецким военнопленным в лагере военнопленных Киева, советскими властями была предоставлена возможность убедиться в зверствах, совершенных над русским населением во время оккупации Киева немцами. 160 избранных нами доверенных лиц произвели раскопки пяти из многочисленных ям. Только в двух местах нами было обнаружено 150 убитых русских граждан. В других местах мы натолкнулись на бесчисленные остатки сожженных тел, одежды и костей. Мы утверждаем: здесь, в Киеве, были произведены массовые убийства невероятных размеров русского гражданского населения, жертвы которых доходят до нескольких десятков тысяч мужчин, женщин и детей. Кто это сделал – известно. Это немецкие оккупационные войска, преимущественно соединений СС, СД и полевой жандармерии».

Следуют подписи, среди них: майора-интенданта 208-го полка Лау, штабного врача 246-го полка доктора Гелленбрандта, врача-ассистента 3-го батальона 76-го полка доктора Беккера, военного священника евангелистской церкви 208-го полка Круммахера и других.

В Минске специальная комиссия с участием члена Чрезвычайной государственной комиссии академика Н. Н. Бурденко и ее представителя В. Ф. Табелева установила, что факт существования в Минске во время оккупационного режима кровавого террора и насилия подтверждают в своих показаниях не только советские люди, прошедшие ад фашистских тюрем и лагерей, но и пленные гитлеровцы.

Плененный Советской Армией председатель военного трибунала 267-й немецкой дивизии капитан Райхоф Юлиус показал:

«17 июня 1941 года Гитлером был издан приказ, в котором говорилось, что немецкие солдаты имеют право грабить советское население и истреблять его. За действия, чинимые немецкими солдатами над советскими гражданами, солдат не разрешалось по приказу Гитлера предавать суду военного трибунала. Солдата мог наказать только командир его части, если он сочтет это необходимым. По тому же приказу Гитлера офицер немецкой армии имел более широкие права. Он мог истреблять русское население по своему усмотрению. Командиру было предоставлено полное право применять к мирному населению карательные меры борьбы, как-то: полностью сжигать деревни и города, отбирать у населения продовольствие и скот, по своему усмотрению угонять советских граждан на работы в Германию. Приказ Гитлера был доведен до сведения рядового состава немецкой армии за день до нападения Германии на Советский Союз».

Выполняя этот приказ Гитлера, фашистские мерзавцы в Минске и его окрестностях создали для истребления советских людей целую систему концентрационных лагерей.

«За время моего пребывания в лагере по Широкой улице с 21 августа 1943 года по 30 июня 1944 года, – сообщил комиссии Л. А. Мойсиевич, – немецкие палачи уничтожили около 10 тысяч советских людей. Они убивали стариков, женщин, подростков, не щадили беременных женщин и женщин-матерей с новорожденными. Я был очевидцем того, как немцы уничтожали людей в „душегубках“. В каждую „душегубку“ они насильно вталкивали от 70 до 80 человек и увозили в неизвестном направлении. Я видел, как в „душегубку“ были посажены содержавшиеся в лагере жители города Минска профессора Клумов и Анисимов» (Нюрнбергский процесс. В 7-ми т., т. 4, с. 84. 90).

Другой бывший заключенный этого же лагеря, Г. И. Беляев, свидетельствовал о том же:

«Мне известно, что много людей было уничтожено в специальной автомашине-„душегубке“. Я неоднократно присутствовал во время промывки такой машины и видел, что кузов ее обит оцинкованным железом, двери закрываются плотно, от выхлопной трубы мотора в кузов проведена труба, через которую поступают отработанные газы, на полу положена деревянная решетка. 3–4 раза в день в „душегубке“ увозили заключенных из лагеря. С 17 по 26 февраля 1943 года гитлеровцы вывезли в „душегубке“ 3000 советских граждан, доставленных из города Полоцка».

Наряду с «душегубками» гитлеровцы применяли для массового истребления людей обычные бани, в которые силой загоняли обреченных на смерть и отравляли их окисью углерода. В сентябре 1941 года таким образом они уничтожили 200 больных, находившихся в загородной больнице «Новинки». Служащие этой больницы Е. К. Колоницкая и В. И. Науменко рассказали: «Фашисты загоняли больных в баню, запирали их там, а затем через специальные отверстия в двери по шлангам, соединенным с автомашинами, пускали газы. Через несколько минут они вытаскивали оттуда умерших и загоняли новую партию больных».

В лагере-гетто, находившемся в западной части города Минска, содержалось до 100 тысяч евреев. Гитлеровцы глумились над ними, пытали и убивали без всякого повода. Заключенных травили, кололи штыками и кинжалами, расстреливали, бросали живыми в огонь.

В 10 километрах от Минска, у деревни Малый Тростянец, гитлеровцы организовали концентрационный лагерь, в который согнали обреченных на смерть мирных граждан. Б урочище Благовщина, расположенном в 1,5 километра от лагеря, они расстреливали заключенных и трупы закапывали в траншеях.

Житель деревни Малый Тростянец П. Н. Головач видел, что «в лесу Благовщина палачи убивали мужчин, женщин, стариков и детей; видел, как трупы убитых они складывали в заранее приготовленные траншеи, утрамбовывали их гусеничным трактором, затем снова клали слой убитых и опять утрамбовывали». Следствием установлено, что в урочище Благовщина фашисты убили свыше 200 тысяч человек.

Спасшаяся от смерти С. И. Савинская показала следственной комиссии: «Проживая на оккупированной территории в городе Минске, я 29 февраля 1944 года вместе с мужем Савинским Яковом Владиславовичем была арестована немецко-фашистскими захватчиками и посажена в минскую тюрьму за связь с партизанами. После длительных и мучительных пыток, когда мы не признались в своих связях с партизанами, нас с мужем в середине мая перевели в концлагерь, расположенный по Широкой улице, где мы содержались до 30 июня 1944 года. В этот день вместе с другими женщинами в количестве 50 человек меня погрузили в автомашину. Отъехав примерно 10 километров от города Минска, возле деревни Малый Тростянец автомашина остановилась у одного из сараев. Здесь мы все поняли, что нас привезли на расстрел. По команде заключенные женщины по четыре выходили из машины. Вскоре очередь дошла и до меня. Я совместно с Голубович Анной, Семашко Юлей и еще одной женщиной, фамилии которой не знаю, влезли на верх уложенных трупов. Послышались выстрелы, я была легко ранена в голову и упала. Будучи раненной, я продолжала лежать среди трупов до позднего вечера. Потом я стала выбираться из сарая, увидела раненых двух мужчин и мы все трое решили бежать. Заметив это, немецкий конвой открыл стрельбу, мужчины были убиты, а мне удалось скрыться в болоте. Там я пробыла 15 дней, не зная, что Минск уже освобожден Красной Армией».

Следствием установлено, что в Минске и его окрестностях гитлеровцы истребили свыше 400 тысяч человек, а на всей территории Белоруссии более 2,2 миллиона.

На Украине было уничтожено 4,5 миллиона советских граждан.

В Одессе специальная комиссия с участием члена Чрезвычайной государственной комиссии академика И. П. Трайнина и ее представителя Д. И. Кудрявцева выяснила, что в октябре 1941 года фашистские оккупанты сожгли в помещениях бывших пороховых складов свыше 25 тысяч мирных советских граждан и их детей.

Свидетельница М. И. Бобкова, жительница Одессы, сообщила об этом чудовищном преступлении: «Фашисты начали тысячами сгонять арестованных мирных жителей. Когда они заполнили людьми 9 пустых складских помещений, тогда стали подкатывать к складам бочки с горючим и через шланги поливали склады, а затем подожгли. Поднялся страшный крик. Женщины и дети, объятые пламенем, кричали: „Спасите нас, не убивайте, не сжигайте!“ Но никто не спасся».

В совхозе «Богдановка» Доманевского района Одесской области оккупанты организовали концлагерь и в ноябре 1941 года согнали туда свыше 55 тысяч советских граждан. Продержав их там под открытым небом и в свинарниках без пищи и воды до 21 декабря 1941 года, начали расстреливать, ставя на колени на краю обрыва у опушки леса. С края обрыва убитые, а часто только раненые падали па дно оврага, где был сложен гигантский костер из соломы, камыша и дров. Маленьких детей палачи сбрасывали живыми в пламя этого костра. В этом лагере расстреляно 52 тысячи мирных жителей.

Всего в Одессе и Одесской области оккупанты расстреляли, замучили и сожгли около 200 тысяч человек. В Каменец-Подольской (ныне Хмельницкой) области специальная комиссия с участием представителей Чрезвычайной государственной комиссии Б. Т. Готцева и В. А. Кононова расследовала обстоятельства истребления гитлеровцами советских военнопленных в «Гросс-лазарете» г. Славуты.

В этом псевдомедицинском учреждении гитлеровцы искусственно создавали невероятную скученность, сосредоточивая одновременно там по 15–18 тысяч раненых и больных офицеров и бойцов Советской Армии. Военнопленные принуждены были стоять, тесно прижавшись друг к другу. Изнемогая от усталости и истощения, многие падали и умирали. Бывший военнопленный И. Я. Хуажев рассказал, как «фашисты выстрелами из автоматов уплотняли помещения и люди невольно тесно прижимались друг к другу; тогда гитлеровцы вталкивали еще больных и раненых и двери закрывали».

В лазарете преднамеренно распространялись инфекционные заболевания, помещения не отапливались и не убирались.

Бывший военнопленный советский врач А. А. Крыштоп сообщил, что в одном блоке находились больные сыпным тифом и туберкулезом, их количество доходило до 1800 человек и все они лежали вперемешку. Об этом же рассказывал и А. В. Севрюгин: «Люди вокруг меня умирали сотнями. Мертвых увозили, места занимались новыми больными, а утром повторялась та же картина. Колоссальная смертность доходила до 300 человек в день».

За два года оккупации города Славуты фашисты истребили в «Гросс-лазарете» до 150 тысяч офицеров и бойцов Советской Армии.

В Донецкой области в двух километрах от города Артемовска в тоннеле карьеров алебастрового завода, заканчивающегося широкой овальной пещерой, комиссия обнаружила более 3 тысяч трупов женщин, детей и стариков, расстрелянных и замурованных фашистами в этой пещере.

В километре от города Донецка фашистские палачи замучили и расстреляли десятки тысяч мирных жителей, а затем, сбросив их в ствол Калиновской шахты 4–4 бис, подорвали шахтный копер и завалили выходы.

В Ровно и Ровенской области областная комиссия с участием представителя Чрезвычайной государственной комиссии Б. Т. Готцева, расследуя злодеяния фашистов, установила, что в городе и его окрестностях расстреляно и умерщвлено 102 тысячи советских военнопленных и мирных граждан.

Гражданка В. Байдан сообщила: «В течение 5 месяцев мне пришлось быть в заключении и испытать все ужасы тюремного режима гитлеровцев. Фашистские разбойники ежедневно избивали десятки мужчин, женщин и подростков. Два раза в месяц они вывозили на расстрел большие партии заключенных. Часто во двор тюрьмы заезжали герметически закрытые машины. Когда в такие машины бросали людей, раздавались душераздирающие крики и вопли». Это были печально известные «душегубки» – один из образцов «технического прогресса» при фашизме.

Свидетель Я. Карпук говорил: «Я не раз видел, как гитлеровцы уничтожали советских граждан – украинцев, русских, поляков, евреев. Происходило это обычно так; немецкие палачи привозили к месту расправы обреченных, заставляли их копать яму, приказывали раздеваться донага и ложиться в яму лицом вниз. По лежащим гитлеровцы стреляли из автоматов в затылок. Потом на трупы расстрелянных таким же образом клали второй слой людей и умерщвляли их, затем третий, до тех пор, пока яма не наполнялась».

Немецко-фашистские захватчики беспощадно уничтожали попавших в их руки офицеров и бойцов Советской Армии. Они содержались в трех ровенских лагерях, где для военнопленных были созданы невыносимые условия.

На оккупированной территории РСФСР было казнено и замучено 1,8 миллиона советских граждан.

В Ставропольском крае в декабре 1942 года гитлеровцы учинили кровавую расправу над работниками детских санаториев курорта Теберда. 12 декабря 1942 года началась охота гитлеровцев за своими жертвами. К 15 часам дня фашисты согнали в один из неотапливаемых летних корпусов 285 советских граждан, в том числе много детей. Двое суток несчастным, изнывавшим от холода, не давали ни пить, ни есть. 14 декабря измученных людей погнали в сторону города Микоян-Шахара (ныне Карачаевск). В 1,5 километра от поселка курорта Теберда у подножия Лысой Горы фашисты приказали взрослым и детям положить на дорогу ручные вещи, снять обувь, верхнее платье. Затем выстраивали вблизи свежевырытой могилы по 18–20 человек, ставили на колени и расстреливали в затылок. Три с половиной часа длилась эта кровавая бойня.

В Севастополе в результате тщательного расследования городская комиссия также установила факты планомерного истребления фашистами мирных граждан Севастополя и военнопленных.

Житель поселка Инкерман Федор Карпович Грибенюк показал:

«В поселке Инкерман был устроен лагерь для советских военнопленных. Около лагеря я пас скот и ежедневно видел, как после утренней проверки пленных делили на группы в 30–40 человек, вывозили из лагеря и расстреливали по одному. Перед расстрелом пленных заставляли рыть себе могилы, затем каждого ставили на колени и стреляли в затылок из винтовок. Расстрелы производились ежедневно».

Зверским было обращение с советскими военнопленными и в лагере, созданном на территории бывшего полуэкипажа Черноморского флота. Здесь вследствие пыток, повальных болезней и голода люди гибли в огромных количествах. В течение всей зимы каждое утро фашисты выносили из лагеря по 20–30 ослабевших военнопленных и заживо закапывали в воронках от авиабомб или ямах.

Раненым, доставленным с поля боя, не оказывалось никакой медицинской помощи. Бойцов и командиров швыряли на цементный пол, где они лежали, истекая кровью, по 7–8 суток. В период обороны Севастополя в Инкермане в штольнях завода шампанских вин находился военный госпиталь и медсанбат № 47. После отступления Советской Армии там осталось большое количество раненых бойцов и командиров, не успевших эвакуироваться. Среди них находились и жители города, прятавшиеся от бомбежек.

Фашисты, захватив завод, подожгли штольни. Свидетели этой трагедии, находясь вблизи, слышали душераздирающие крики, плач, вопли о помощи. Всего в штольнях погибло 3 тысячи гражданских лиц (мужчин, женщин, детей), а также раненых бойцов и офицеров Советской Армии и Флота.

30 июня 1942 года гитлеровцы захватили Троицкий тоннель у завода № 45. В тоннеле было 300 раненых красноармейцев 2-го Перекопского полка Приморской армии и свыше 400 мирных граждан. Фашисты забросали их гранатами и пироксилиновыми шашками. Все находившиеся в тоннеле сгорели или задохнулись.

4 декабря 1943 года на станцию Севастополь из Керчи прибыло три эшелона с ранеными военнопленными. Загрузив ими баржу водоизмещением 2,5 тысячи тонн, стоявшую в Южной бухте, фашисты подожгли ее. Вызванные якобы для тушения пожара катера струей сбивали спасавшихся людей обратно в трюм, а пытавшихся спастись вплавь фашисты расстреливали. На другой день в баржу погрузили 2 тысячи раненых и потопили в море.

Пленный обер-ефрейтор Фридрих Хайле показал:

«Находясь в Севастопольском порту, я видел, как в порт на автомашинах большими партиями привезли мирных граждан, среди которых были женщины и дети. Всех русских погрузили на баржу. Многие сопротивлялись, но их избивали и силой заставляли входить на суда. Всего было погружено около 3 тысяч человек. Баржи отчалили. Долго над бухтой стояли плач и вопли.

Прошло несколько часов, и баржи пришвартовались к причалам пустые. От команд этих барж я узнал, что всех выбросили за борт и утопили».

Ефрейтор 11-й роты 615-го немецкого полка Иозеф Вальткер дал такие же показания: «Под предлогом эвакуации гражданского населения немецкие военные власти в Крыму вывозят на баржах тысячи мирных жителей в открытое море и топят их. В ночь на 7 декабря 1943 года в Евпаторийском порту специальная команда СС погрузила на баржу большую группу советских граждан, насильно эвакуированных с Кубани. Через несколько часов все эти люди были потоплены. 8 декабря близ Севастополя потоплено 5 тысяч заключенных, содержавшихся в городских тюрьмах и гестапо».

В Литовской Советской Социалистической Республике с участием представителя Чрезвычайной государственной комиссии В. С. Зурабова специальная комиссия установила, что фашисты в широких масштабах осуществляли массовые убийства людей, насилия и издевательства над мирным населением и военнопленными.

В местечке Панеряй, в восьми километрах от Вильнюса, был организован специальный лагерь смерти.

«Начиная с июля 1941 года, – сообщил свидетель С. С. Сенюц, проживавший на станции Панеряй, – в этот лагерь ежедневно пригонялись и расстреливались группы людей в несколько сот человек… Расстрелы совершались почти ежедневно с утра и до вечера и продолжались до самого освобождения города Вильнюса Красной Армией».

Форт № 9 жители Каунаса назвали «фортом смерти». Расположенный в шести километрах от Каунаса, он представляет собой старое железобетонное крепостное сооружение. Внутри него большое количество казематов, которые использовались фашистами в качестве камер для заключенных.

Гитлеровцы в первые же дни своего прихода в Каунас согнали в форт № 9 около тысячи советских военнопленных и заставили их рыть рвы у западной стены. В течение июля – августа 1941 года было отрыто 14 рвов, каждый шириной около 3 метров, длиной свыше 200 метров и глубиной больше 2 метров. Колоннами в несколько тысяч человек гитлеровцы пригоняли сюда женщин, детей, стариков и расстреливали. Свидетель С. Н. Михайловский писал: «Я сам видел, как немцы осенью 1941 года гнали колонной советских граждан в форт № 9. Один раз я наблюдал колонну людей длиной от форта до города Каунас. Кроме того, немцы возили людей в закрытых машинах. Согнанных на казнь и мучения советских граждан они раздевали догола в саду форта, затем партиями по 300 человек сгоняли в вырытые рвы и там расстреливали из автоматов и винтовок. Обреченных людей было так много, что они по нескольку часов стояли голыми на холоде в ожидании смерти».

Кроме советских людей гитлеровцы уничтожали граждан из Франции, Австрии, Чехословакии. Бывший надзиратель форта № 9 Ю. Ю. Науджюнас показал: «Первая группа иностранцев в количестве 4 тысяч человек поступила в форт в декабре 1941 года. Я разговаривал с одной женщиной, которая сказала, что их везли в Россию якобы на работу. 10 декабря 1941 года началось уничтожение иностранцев. Им было предложено выходить из форта группами по 100 человек как бы для проведения прививок. Вышедшие на „прививку“ больше не возвращались: все 4 тысячи иностранцев расстреляны. 15 декабря 1941 года прибыла еще одна группа численностью около 3 тысяч человек, которая также была уничтожена».

К октябрю 1943 года все рвы западнее форта № 9 были заполнены трупами расстрелянных. В каждом из таких рвов находилось от 3 до 4 тысяч человек.

В общей сложности гитлеровцы уничтожили в форте № 9 около 80 тысяч человек. Чтобы скрыть следы своих преступлений, они с октября 1943 года начали сжигать трупы убитых на специальных кострах. Бывший заключенный форта М. И. Гельтрунк, которого немцы заставили вместе с другими в течение шести недель раскапывать и сжигать трупы, сообщил комиссии:

«В день мы откапывали и сжигали по 600 трупов. Это была норма, установленная немцами.

Ежедневно горело по два больших костра, в каждом из которых помещалось по 300 трупов. После их сжигания кости раздроблялись металлическими предметами и зарывались в землю. За 6 недель нами было извлечено и сожжено 12 тысяч трупов».

На этих же кострах фашисты сжигали и живых людей. Так, 16 декабря 1943 года в форте № 9 была заживо сожжена семья доцента Шапиро, состоявшая из пяти человек. Свидетель Н. Ф. Корольков рассказал: «Я видел, как днем подъезжали к костру крытые машины, из которых выбрасывали живых людей в огонь. Нередко раздавались крики и выстрелы».

После того как все трупы были сожжены, гитлеровцы засыпали рвы, вспахали и засеяли поле.

На территории Литовской ССP гитлеровцы истребили в огромном количестве не только местное население, но и согнанных сюда жителей Орловской, Смоленской, Витебской и Ленинградской областей. Через лагерь для эвакуированного населения близ города Алитус с лета 1943 года по июнь 1944 года прошло более 200 тысяч человек. Заключенные использовались на тяжелых физических работах, их морили голодом: в день давали 150–200 граммов хлеба с опилками и пол-литра супа-баланды из испорченной чечевицы или гороха. Наиболее здоровых и молодых насильно отправляли на работу в Германию.

Тяжелые антисанитарные условия, невероятная скученность, голод и болезни, а также массовые расстрелы привели к тому, что за 14 месяцев в этом лагере погибло до 60 тысяч мирных советских людей.

От зверств фашистских извергов стонала вся литовская земля.

В урочище Лысая Гора они расстреляли 10 тысяч человек, в местечке Эйшишкес – 800 человек, в городе Перенай замучили и убили свыше 3 тысяч граждан, в предместье города Каунаса Вильямполь сожгли около 8 тысяч советских граждан. В деревне Перчюпе Тракайского уезда гитлеровцы, загнав всех мужчин в один дом, а женщин и детей – в три других, подожгли их. Пытавшихся вырваться и бежать ловили и снова бросали в горевшие дома. Так погибло в огне 119 человек. В районе города Мариямполь уничтожено 7700 человек, в местечке Сейрияй Алитусского уезда расстреляно 1900 человек, в Тильвишкяй – свыше тысячи жителей, в Шяуляйском уезде уничтожено 3830 человек, в городах Тракай, Паневежис, Укмерге, Кедайняй и Биржай фашисты истребили 37 640 человек мирного населения.

Для семей военнослужащих Советской Армии на территории Литовской ССР фашисты создали специальные концентрационные лагеря. В этих лагерях был вывешен приказ: «За высказывание недовольства германскими властями и нарушение лагерного режима советских граждан без суда расстреливать, подвергать тюремному заключению, отправлять на вечную каторгу в Германию».

Начальница лагерей Зеелинг цинично заявляла заключенным: «Вы мои рабы, я буду вас наказывать, как хочу».

И жестоко пытала, избивала и расстреливала заключенных.

Зеелинг на допросе показала, что сотрудник гестапо шеф лагерей Яцке и оберштурмфюрер Мюллер дали на инструктивном совещании указание: «За женщинами, находящимися в лагерях, строго следить, так как они являются женами советских командиров. Если кто будет отказываться от работы, немедленно отправлять их в лагеря для расстрела без следствия. Из лагерей никого не выпускать. Установить строгую дисциплину. Жестоко пресекать всякую малейшую попытку к неповиновению или враждебные действия».

Комиссия признала, что истребление советских военнопленных в лагерях носило преднамеренный, систематический и массовый характер. Использовались для этого голодный режим, изнурительный, непосильный труд, истязания, расстрелы.

Житель Каунаса учитель Дмитрий Интересов рассказал: «Проживая близ форта № 6, я имел возможность несколько раз разговаривать с русскими военнопленными. Они рассказали, что живут в сырых и мрачных подземельях крепости, но так как и этих помещений далеко не достаточно, то многие валяются прямо в крепостной канаве под открытым небом. Пища состоит из сырой свеклы, картофельной шелухи и других овощных отбросов, а о хлебе, соли и других продуктах и думать не приходится». В лагере форта № 6 был лазарет, который в действительности служил как бы пересыльным пунктом из лагеря в могилу. Из месячных немецких сводок заболеваемости военнопленных в форте № 6 видно, что только с сентября 1941 года по июль 1942 года, то есть за 11 месяцев, в лазарете умерло 13 936 советских военнопленных.

Свидетельница Розалия Мидешевская подтверждает: «Военнопленные ужасно голодали. Я видела, как они рвали траву и ели ее».

По показаниям свидетелей, в другом лагере для военнопленных, что располагался на западной окраине Каунасского аэродрома, истощенных, неспособных двигаться людей выносили за территорию лагеря, живыми складывали в заранее вырытые ямы и засыпали землей. Раскопки этих ям показали, что там зарыто около 10 тысяч советских военнопленных. Многие из них были заживо закопаны в могилы и погибли от удушья.

О лагере № 133 близ города Алитуса его жители рассказали, что при выгрузке военнопленных из вагонов фашисты расстреливали па месте всех неспособных дальше двигаться. Военнопленные были размещены в конюшнях, где они зачастую замерзали, так как у них было отобрано все обмундирование. Гитлеровцы открывали по пленным стрельбу из пулеметов и автоматов. В лагере № 133 погибло от расстрелов, голода, холода и сыпного тифа не менее 35 тысяч человек.

Осенью 1941 года оккупанты организовали еще один лагерь для советских военнопленных на территории бывшего военного городка в городе Науион Вильня. В нем размещалось не менее 20 тысяч человек. Свидетель А. А. Туманов видел истязания, которым гитлеровцы подвергали заключенных в этом лагере: «Пленных пытали до потери сознания, подвешивая их на цепях за ноги, затем снимали, обливали водой и снова повторяли то же самое».

По далеко не полным данным, фашисты истребили в концентрационных лагерях на территории Литвы 229 тысяч военнопленных, а всего они здесь расстреляли, сожгли и замучили около 700 тысяч человек.

В Латвийской Советской Социалистической Республике злодеяния гитлеровских фашистов расследовал представитель Чрезвычайной государственной комиссии Н. Н. Дымов. Республиканская комиссия отметила, что на оккупированной латышской земле фашисты беспощадно истребляли мирное население. Вокруг города Риги была организована сеть концентрационных лагерей: в Саласпилсе, Межапарке, Страздумуйже, Бишу-Муйже, Мильгрависе. Тысячи граждан были арестованы и посажены в центральную тюрьму «Цитадель». Фашистские палачи убили в Риге и ее окрестностях 300 тысяч мужчин, женщин и детей.

Истязаниям и пыткам гитлеровцы подвергали советских людей во всех городах Латвийской ССР.

В 1942 году в 18 километрах от Риги немцы организовали Саласпилсский лагерь. В бараках, рассчитанных на 100–150 человек, находилось по 500–600 мужчин, женщин и детей. Бараки не отапливались. Из-за отсутствия мест часть заключенных и зимой оставалась под открытым небом. Их мучили непосильной работой. Рабочий день длился 12–14 часов. Больных направляли к врачу, и если врач находил, что по состоянию здоровья они работать не могут, их расстреливали.

В начале 1943 года гитлеровцы пригнали в Саласпилсский лагерь граждан из Ленинградской, Калининской, Витебской, Орловской областей. Скученность в лагере достигала ужасающих размеров, люди умирали каждый день сотнями.

Якобы для борьбы с эпидемическими заболеваниями проводили так называемый «карантин». Свидетели К. А. Лаугалайтис, А. Н. Яскевич и другие сообщили, что фашисты, в целях соблюдения этого «карантина», заставляли всех заключенных в лагере раздеться, потом голых по грязи и снегу погнали в баню, находившуюся в 600–800 метрах от бараков. Во дворе бани у женщин ножницами стригли волосы, причем издевательски оставляли клочья волос, а местами до кожи выстригали их. Стригли как овец. В бане заставляли мыться холодной водой. После мытья всех пригоняли обратно, где была оставлена одежда. Однако одежды уже не было. Раздетых людей держали в бараках с выбитыми стеклами в течение четырех суток, после чего выдавали разное тряпье. В результате такого истязания в Саласпилсском лагере погибли тысячи советских людей.

Бывшая заключенная Э. Виба помнила, как «комендант лагеря Краузе независимо от времени года заставлял заключенных ложиться на землю и моментально вставать и прыгать на корточках. Раздавалась команда: „ложись“, „вставай“, „прыгай“, а в это время собака коменданта лагеря нападала на заключенного и рвала его. Краузе и другие фашисты наблюдали эту сцену и потешались над жертвой. Часто после такого истязания заключенный уже не мог подняться с земли, тогда полицейские били его резиновыми палками».

Всего в Саласпилсском лагере гитлеровцы замучили более 100 тысяч человек.

Жителей города Риги и его окрестностей фашисты истребляли в Бикерниекском, Дрейлинском и Румбульском лесах.

В Бикерниекском лесу, расположенном па окраине города Риги, гитлеровцы расстреляли 46 000 мирных граждан. Свидетельница М. Стабульнек, проживавшая недалеко от этого леса, рассказала: «В пятницу и субботу перед пасхой 1942 года автобусы с людьми круглые сутки курсировали из города в лес. Я насчитала, что в пятницу с утра до полудня мимо моего дома прошел 41 автобус. В первый день пасхи многие жители, и я в том числе, пошли в лес к месту расстрела. Мы там увидели одну отрытую большую яму, в которой лежали расстрелянные – женщины и дети, голые и в нижнем белье. На трупах женщин и детей были следы пыток и издевательств – у многих на лицах кровавые подтеки, на головах ссадины, у некоторых отрублены руки, пальцы, выбиты глаза, распороты животы».

В Дрейлинском лесу, в семи километрах от Риги, гитлеровцы расстреляли свыше 13 тысяч человек. Свидетель В. 3. Ганус показал: «Начиная с августа 1944 года гитлеровцы организовали раскопки могил и жгли трупы в течение недели. Лес был оцеплен часовыми, вооруженными пулеметами. В 20-х числах августа из Риги стали приходить черные закрытые автомашины с гражданами, среди которых были женщины, дети – так называемые „беженцы“, их расстреливали, а трупы сразу же сжигали. Я, спрятавшись в кустах, видел эту страшную картину. Люди ужасно кричали. Я слышал крики: „Убийцы, палачи!“ Дети кричали: „Мамочка, не оставляй“. Пули убийц прерывали крики».

Массовые расстрелы мирных жителей производились также в Румбульском лесу. В нем погибло 50 тысяч жителей Риги.

В Даугавпилсе гитлеровцы ежедневно расстреливали сотни советских людей.

Могильщик П. А. Вильцан показал: «Массовые расстрелы мирных граждан в Даугавпилсе начались в конце июля 1941 года. Мне, как могильщику, пришлось работать на Средней Погулянке. Мы приготовили могилу длиной 100, шириной 3 и глубиной 2,5 метра на 800-1000 человек. К рассвету к этой могиле немцы пригнали обреченных, в том числе женщин с детьми различных возрастов. Началось раздевание и ограбление обреченных граждан. Раздавались стоны, крики, плач детей. Матери вели своих детей к могиле за руки. Расстреливали группами по 10–12 человек в затылок. Я видел окровавленную массу людей с размозженными головами. Потом полицейские принялись за дележку одежды, обуви и прочих вещей расстрелянных. Мне, как могильщику, выдали несколько пар ботинок, брюки, френч и головной дамский платок».

В городе Резекне и в уезде гитлеровцы истребили 15 200 мирных граждан, в том числе свыше 2 тысяч детей.

В октябре 1941 года в Риге было организовано гетто, куда гитлеровцы загнали 35 тысяч евреев. Скученность в нем была ужасающая, что вызывало эпидемические заболевания и огромную смертность.

В ноябре 1941 года гитлеровцы отобрали в гетто 4500 работоспособных мужчин и 300 женщин, а остальных 30 ноября и 8 декабря 1941 года расстреляли.

Свидетельница Л. Долгицер описывает картину расстрела жертв гетто: «Люди с маленькими детьми, старики и старухи высыпали на улицу, где их выстроили в ряды. Отправка совершалась в автобусах, но большей частью людей гнали пешком. По улицам тянулись бесконечные колонны евреев. Отправка продолжалась с субботы с 5 часов дня, всю ночь и закончилась в воскресенье к вечеру. На улице была гололедица, люди падали, и их тут же на месте расстреливали. Улицы гетто окрасились кровью. Беспощадно расстреливались дети, матери. Люди совершали свой последний, смертный путь. Маленьких детей немецкие звери вырывали из рук матерей, хватали за ноги и разбивали о столбы и заборы». Евреи были расстреляны в Румбульском лесу, расположенном в 12 километрах от Риги.

Ужасную картину этого расстрела рисует случайно спасшаяся от смерти Ф. 3. Фриде: «Я попала к яме первого декабря 1941 года. Перед рассветом нас заставили раздеться до нижнего белья. Пытавшихся сопротивляться беспощадно избивали резиновыми палками. Не доходя до ямы, я умышленно упала; охрана приняла меня за убитую, а обреченные на расстрел, проходя мимо, забросали обувью. В течение всего дня до вечера мне пришлось слышать душераздирающие крики и вопли расстреливаемых. Пролежав до ночи, я незаметно для охраны подползла к одежде, оделась и, пользуясь темнотой, убежала в лес».

В Даугавпилсе в июне-июле 1941 года гитлеровцы арестовали около 3 тысяч евреев и расстреляли их возле тюрьмы в железнодорожном садике. В городском гетто палачи организовали пять массовых расстрелов евреев. Последний был произведен 1 и 2 мая 1942 года. Из 30 тысяч евреев осталось только 400 человек, которых перевели в крепость.

Для советских военнопленных фашисты организовали в Риге лагеря: «Шталаг-340» и «Шталаг-350» с отделением на территории бывшего пивоваренного завода. Советские военнопленные содержались в них в нечеловеческих условиях. Бывший военнопленный П. Ф. Яковенко, заключенный «Шталага-350», вспоминал: «Нам давали 180 граммов хлеба, наполовину из опилок и соломы и один литр супа без соли, сваренного из нечищеного гнилого картофеля. Спали прямо на земле; нас заедали вши. От голода, холода, избиений, сыпного тифа и расстрелов военнопленные гибли тысячами».

Железнодорожный мастер станции Шкиротава А. Ю. Коктс рассказал, что «гитлеровцы заставляли пленных голыми руками перетаскивать рельсы при 35-градусном морозе. Больных и падавших от истощения укладывали на снег в ряд по 20 человек, а после замерзших тут же закапывали». В «Шталаге-350» и его отделениях гитлеровцы замучили и расстреляли более 130 тысяч советских военнопленных. А всего в Латвийской ССР фашисты истребили 330 тысяч советских военнопленных и свыше 300 тысяч мирных жителей.

В Эстонской Советской Социалистической Республике специальная комиссия с участием представителя Чрезвычайной государственной комиссии Б. Т. Готцева выявила густую сеть концентрационных лагерей, тюрем и гестаповских застенков. В 44 километрах юго-западнее Таллина, в дачном местечке Клога-Аэдлин, в сентябре 1943 года немецкие оккупанты создали концентрационный лагерь организации «Тодт». Заключенные в лагере подвергались каторжному режиму. Для предотвращения побегов женщинам сбривали волосы на голове, а мужчинам пробривали полосу, идущую от лба к затылку. Заключенных принуждали работать по 15 часов в сутки.

Ежедневно в лагере производились публичные порки заключенных на специально оборудованном для этого станке. Кроме того, за малейшую провинность оставляли без пищи на двое суток, привязывая в сильные морозы на два-три часа к столбу.

В 1944 году фашисты, ликвидируя лагерь, отобрали из заключенных 300 человек и заставили их носить дрова на лесную поляну. Другие 700 человек раскладывали их для костров. Всех заключенных силой оружия заставляли ложиться вниз лицом на поленья, расстреливали их из автоматов и пистолетов, а затем поджигали костры.

В июле 1942 года двумя железнодорожными эшелонами на станцию Расику гитлеровцы доставили 3 тысячи человек, затем автобусами перевезли их к холмам Калеви-Лийва и там расстреляли. В дальнейшем на протяжении 1943 и 1944 годов к этим холмам фашисты привозили все новые группы граждан и расстреливали. Следствием установлено, что здесь было уничтожено 5 тысяч человек.

В городе Нарва немецко-фашистские захватчики создали семь лагерей для мирных граждан и военнопленных. Под лагеря они приспособили эстонскую начальную школу, корпуса льнопрядильной фабрики, русский клуб, «Красные амбары». В одном только лагере для советских военнопленных, размещенном в «Красных амбарах», постоянно находилось 15–20 тысяч человек. За три года в Нарве гитлеровцы расстреляли около 30 тысяч мирных граждан и советских военнопленных. 8 тысяч советских людей они уничтожили в лагерях уезда Вирума. Всего в Эстонии было уничтожено 125 тысяч человек.

Все эти расследования проходили или начинались еще в годы войны. Публиковавшиеся материалы были широко известны советским людям. Они усиливали ненависть к врагу, готовность пожертвовать здоровьем и жизнью во имя быстрейшего освобождения соотечественников, томящихся в фашистском аду.

В этой связи мне вспоминается 1943 год. Это было что-нибудь в феврале – марте. Наша часть стояла тогда в лесах Смоленской области, близ села Посконь.

Смоленскую землю жестоко истерзала война. Людского горя мы видели вокруг много. Однако, когда я прочел в одном из февральских номеров газеты «Правда» о зверствах фашистов в Ростовской области, не верилось, что все это совершает человек против человека. Нет, человек этого не может сделать. Для этого надо быть зверем, причем зверем жестоким и кровожадным.

Я помню, какое впечатление произвело это сообщение на бойцов нашей части. Люди рвались в бой, только в бой, за освобождение Родины, за спасение советских людей.

Помню, как командир части Гапоненко, мои однополчане Ушаков, Назаров, Чувахин, Саша Кириченко и другие стали с горечью делиться своими опасениями за судьбу родных и близких. У Гапоненко семья осталась в Киеве, у Чувахина – в Сталинграде, у Ушакова – под Тулой, у Саши – в Ставрополе. Известий от семей не поступало, но все же в каждом из них жила надежда, что, может быть, их родных и близких обошла стороной страшная участь.

И вот уже позже, когда стал работать в Чрезвычайной государственной комиссии и мои коллеги, расследовавшие преступления нацистов в Киеве, Ставрополе, Сталинграде и других городах и республиках, привозили документы, показания свидетелей и массу фотографий, обличающих фашистов в их изуверстве, я в полном объеме представил, как бы зримо ощутил масштабность этих преступлений, их массовость, продуманность, преднамеренность и устрашающий характер, рассчитанный на запугивание и закабаление советских людей. Но враг и на этот раз просчитался. Ужасы фашистского ада вызвали у советских людей не страх, не покорность, а несокрушимое стремление разгромить и уничтожить фашизм. Помню, какое сильное впечатление произвело на нас, присутствовавших на заседаниях Международного военного трибунала в Нюрнберге, оглашение на процессе документов о Житомирском лагере истребления, где находились советские военнопленные. Под рождество 1942 года группу военнопленных-инвалидов (все они были лишены одной или двух рук) вывезли за пределы лагеря и начали расстреливать. Неожиданно оставшиеся в живых набросились на охрану, убили двоих эсэсовцев, захватили оружие и разбежались. Некоторые из них присоединились к партизанам и вплоть до освобождения Житомирщины сражались с фашистами. Таких актов героического сопротивления заключенных история гитлеровских лагерей смерти зафиксировала много. Они были практически в каждом лагере. Фашисты, конечно, замалчивали их. Но мы в процессе расследования узнавали о мужестве обреченных людей либо по косвенным упоминаниям в документах, либо по словам немногих оставшихся в живых свидетелей. Советские люди и в фашистской неволе жили мыслью только об одном: о грядущем разгроме фашизма, о приближающемся часе расплаты с палачами за все, что они совершили против человечества. И одержанная нашим народом великая победа стала лучшим памятником тем 20 миллионам, которые отдали свою жизнь за свободу и независимость Советской Родины.

Лагерь уничтожения в Майданеке

И вот наша армия-освободительница, громя и преследуя врага, вышла за пределы своей страны и начала вместе с Войском Польским освобождение братской, исстрадавшейся Польши. Для гитлеровцев эта страна особая. Во-первых, с нападения на нее началась вторая мировая война. Во-вторых, через Польшу лежал самый прямой и самый короткий путь на Берлин. А фашисты чувствовали, что Советская Армия не остановится в своем победоносном наступлении, пока не покончит с гитлеризмом в его собственном логове. Наконец, поляки – один из самых ненавистных германским фашистам народов. В процессе своей экспансии на Восток германские феодалы, а затем и капиталисты аннексировали самые плодородные, самые богатые, самые лучшие земли своего исторического соседа и в сентябре 1939 года проглотили Польшу целиком, лишив ее даже видимости государственности. В отличие от предшествующих веков, когда германские захватчики занимались онемечиванием поляков, Гитлер поставил задачу уничтожить не только Польское государство, но и польский народ. Речь шла о физическом истреблении его лучшей, наиболее активной части.

Для расследования фашистских злодеяний на польской земле Польский комитет национального освобождения – первое народное правительство Польши – создал специальную комиссию, которая тесно сотрудничала с советской Чрезвычайной государственной комиссией.

Одним из первых совместных расследований, осуществленных польской и советской сторонами в освобожденных районах Польши, было выяснение сущности злодеяний, совершенных гитлеровцами в ныне известном всему миру лагере уничтожения людей близ Майданека (недалеко от Люблина).

Польско-советская комиссия установила, что гитлеровцы создали на территории Польши разветвленную сеть концентрационных лагерей: в Люблине, Демблине, Холме, Собибуре, Бяла-Подляске, Треблинке и в других местах.

В эти лагеря они свозили для уничтожения сотни тысяч людей из Франции, Бельгии, Голландии, Италии, Чехословакии, Югославии, Греции, Дании, Норвегии, СССР, Польши и других стран.

Концентрационный лагерь Майданек, расположенный в двух километрах от Люблина, нацисты назвали «Фернихтугнслагер» – «лагерь уничтожения».

Строительство лагеря гитлеровское правительство начало в 1940 году. Первоначально это был лагерь военнопленных, а с февраля 1943 года существовал уже как концентрационный лагерь, куда свозили и мирное население.

Лагерь включал в себя, не считая построек для складов, мастерских, охраны и т. д., 144 барака. Каждый барак вмещал до 300 человек. Располагались они на полях, разделенных между собой целой системой проволочных ограждений под током высокого напряжения, с караульными вышками, с пулеметами и 200 служебными собаками (овчарками). Одновременно в лагере находилось до 45 тысяч узников.

Лагерь был преднамеренно и продуманно оборудован для массового уничтожения людей. Фашисты соорудили на его территории несколько камер, приспособленных для умерщвления людей газами: синильной кислотой («Циклон») или окисью углерода. Одновременно в камерах умерщвлялись около 2 тысяч человек. Для сжигания трупов гитлеровцы в начале 1942 года построили две печи, а к осени 1943 года – еще новый крематорий с пятью печами. Для того чтобы в печь вмещалось больше трупов, палачи расчленяли их – отрубали конечности. Газовые камеры и крематории работали круглосуточно.

По рассказам моего коллеги Д. И. Кудрявцева, расследовавшего злодеяния фашистов, к моменту приезда туда комиссии лагерь представлял страшное зрелище.

Открытые жерла печей крематориев смотрели на мир своими черными глазницами. Рядом валялись черные, просмоленные разные приспособления для вталкивания в эти жерла трупов и недогоревшие человеческие кости. А дальше на огромной территории лагеря, заросшей пожелтевшим бурьяном и горькой полынью, – невысокие холмики из человеческих костей и черепов, уложенных в костры для сжигания. Тут же кучи компоста из навоза, пепла от сожженных трупов и мелких человеческих костей, – это удобрение для полей и лагерных огородов. Комиссия обнаружила 1350 кубометров этого компоста на территории лагеря.

– На все это, – продолжал Дмитрий Иванович, – без горечи и гнева нельзя было смотреть. Равнодушным никто не оставался. Когда мы проводили расследование, лагерь посещали многие жители Люблина, деревень Десента и Кремнец и других близлежащих сел. Они смотрели на это чудовищное кладбище – обличитель фашистских зверств – со слезами. Мужчины и те плакали.

Режим лагеря оправдывал его название – лагерь смерти. Заключенные влачили голодное существование. Один раз в день кофе из жженой брюквы, два раза суп из травы и от 180 до 270 граммов хлеба, наполовину с древесными опилками или каштановой мукой – обычный рацион заключенного. За малейшую «провинность» лишали и этой скудной пищи на несколько дней, что, по существу, означало голодную смерть.

По словам бывшего заключенного лагеря чеха Томашека, «люди все время голодали, наблюдалось массовое истощение заключенных и смертность от истощения. Заключенные ели падаль, кошек, собак. Большинство заключенных представляло собой или ходячие скелеты, обтянутые кожей, или были неестественно толстыми от отеков и опухания на почве голода».

Особенно тяжелые условия в лагере создавались для военнопленных и интеллигенции.

Бывший заключенный лагеря – капрал польской армии Резник показал: «Я видел, что русских военнопленных почти не кормили, они дошли до крайней степени истощения, опухли и не в состоянии были даже говорить. Они умирали массами».

Тадеуш Будзынь, бывший узник лагеря, сообщил, что «большую группу профессоров, врачей, инженеров и других специалистов в 1200 человек, привезенных из Греции, немцы поставили на непосильную работу по переноске тяжелых камней… Системой голода, изнурительного труда, избиений и убийств вся эта группа греческих ученых была в течение пяти недель истреблена».

Кровавая история этого лагеря начинается с массового расстрела советских военнопленных в ноябре – декабре

1941 года. Из 2 тысяч находившихся там осталось в лагере только 80 человек. Массовое уничтожение советских людей производилось и в дальнейшем. Работавший в лагере по найму Недзялек Ян рассказал:

«Около 5 тысяч русских военнопленных немцы зимой

1942 года уничтожили таким образом: грузовыми автомобилями вывозили из бараков к ямам на бывшей каменоломне и в этих ямах их расстреливали».

Польские военнопленные, захваченные фашистами еще в 1939 году и содержавшиеся в различных лагерях Германии, были в 1940 году собраны в Люблинском лагере на Липовой улице. Оттуда они партиями привозились в Майданек и подвергались той же участи, что и советские военнослужащие, – систематическим истязаниям, убийствам, массовым расстрелам.

Житель деревни Кремпец Драбик Тадеуш был очевидцем того, как однажды эсэсовцы на 88 машинах привезли в Кремпецкий лес людей различных национальностей – детей, женщин, мужчин, отобрали у них вещи и ценности и над заранее выкопанными ямами расстреляли. Весной 1942 года в лагерь привезли 6 тысяч человек, их расстреляли в течение двух дней.

В ноябре 1943 года в лагере расстреляли 18 400 человек. Этот расстрел палачи назвали «Зондербехандлюнг» (специальное мероприятие). Они доложили в Берлин: «Разница между количеством содержащихся в лагере заключенных утром и вечером возникла в результате специального уничтожения 18 тысяч человек».

Гитлеровцы не щадили и детей. Так, во второй половине мая 1943 года эсэсовцы привезли в Кремпецкий лес две платформы и грузовой автомобиль трупов только одних польских детей. Они были совсем голые. В лесу их сложили в штабеля и сожгли.

Свидетель Атрохов заявил комиссии, что видел, как «ребенка отняли у матери от груди и на ее глазах убили о стену барака». Другой свидетель, Эдвард Баран, сообщил: «Я видел лично, как у матерей брали маленьких детей и на их глазах убивали».

Чтобы заглушить крики жертв, задыхавшихся в газовых камерах, расстреливаемых и истязуемых, гитлеровцы на территории лагеря поставили мощные динамики, из которых с грохотом рвалась бравурная музыка.

Перечень надругательств, истязаний и расстрелов в этом лагере, вскрытых комиссией, можно продолжать и дальше. Но думается, что и приведенного достаточно, чтобы увидеть масштабы страшных по изуверству злодеяний фашистов.

То, что происходило в Майданеке, не было секретом ни для местного населения, ни для находившихся в Люблине военнослужащих германской армии. Однако последние помалкивали, то ли опасаясь перечить всесильным эсэсовцам, то ли соглашаясь с их действиями. И лишь после того, как некоторые из них были взяты в плен Советской Армией и Войском Польским, они заговорили, надеясь запоздалым осуждением гитлеризма доказать свою «непричастность» к фашистским злодеяниям. Даже бывший военный комендант города Люблина генерал-лейтенант германской армии Гильмар Мозер вынужден был признать, что зимой 1943–1944 годов в Майданеке было уничтожено большое количество заключенных, в том числе женщин и детей. По его словам, число убитых достигло сотен тысяч человек. Несчастные частично были расстреляны, частично умерщвлены газами.

«Мне неоднократно рассказывали, – сказал Мозер, – что обреченных людей в „лагере уничтожения“ заставляли выполнять чрезвычайно тяжелые работы, превосходящие их силы, и подгоняли их при этом побоями. С возмущением я узнал, что заключенных в лагере перед тем, как уничтожить, пытали и мучили.

Весной этого года было вновь выкопано бесчисленное количество трупов и сожжено в специально сооруженных печах, видимо, чтобы замести следы преступлений, совершенных по приказу Гитлера.

Массивные печи были построены из кирпича и железа и представляли собой крематорий с большой пропускной способностью. Запах трупов проникал часто в город, по крайней мере в восточную часть его, поэтому даже менее информированным лицам было ясно, что творится на этом страшном месте…

Подтверждением того, что деятельность „лагеря уничтожения“ направлялась гитлеровским правительством, может служить факт посещения лагеря самим Гиммлером, который приезжал в Люблин летом 1943 года».

Гитлеровцы присваивали с целью обогащения ценности и имущество умерщвленных жертв лагеря, и этот грабеж возвели в систему.

Военнопленный эсэсовец ротенфюрер Фогель на пленарном заседании комиссии заявил:

«Я был заместителем начальника вещевого склада лагеря на Майданеке. Одежда и обувь истребляемых заключенных здесь сортировалась, и все, что было лучшего, отправлялось в Германию. Я лично только в этом, 1944 году отправил в Германию свыше 18 вагонов одежды и обуви… в адрес „Плетцензее – Берлин, Штрафант Штальт“».

Комиссия обнаружила на складах, лагеря более 820 тысяч пар детской, женской и мужской обуви, а в Люблине, на улице Шопена-,–большое количество;; белья и всевозможных предметов личного обихода, множество детских игрушек и даже сосок. Склад; был забит чемоданами с наклейками разных стран. Здесь вещи убитых в лагере людей сортировались и подготовлялись к отправке в Германию.

Военнопленный оберштурмфюрер СС Тернес – бывший финансовый ревизор лагеря – показал: «Мне лично известно, что деньги и ценности, которые отбирались у заключенных, отправлялись в Берлин… Все это, по существу, награбленное добро составляло статью дохода немецкого государства. Много денег и ценностей, которые были отобраны у заключенных, совсем не приходовались, так как они разворовывались теми немцами, которые все это отбирали».

За четырехлетнее существование лагеря гитлеровские палачи, по прямому приказу своего преступного правительства, истребили путем массовых расстрелов, умерщвления в газовых камерах 360 тысяч человек – советских военнопленных, военнослужащих бывшей польской армии, мирных граждан различных национальностей: поляков, французов, итальянцев, бельгийцев, голландцев, чехов, сербов, греков, хорватов и большую массу евреев. А всего через лагерь прошло около 1,5 миллиона заключенных. Мало кто из них дожил до наших дней. Но их страдания – в памяти у народов.

Майданек был первый гигантский лагерь уничтожения, о котором узнали советские люди. Тогда казалось, что вряд ли еще какое-либо более изощренное преступление может совершить гитлеровский рейх. Слово «Майданек» для народов Европы стало синонимом кошмара, который возникает в горячечном бреду. Но наступление нашей армии дальше на Запад, освобождение от оккупантов новых территорий позволило узнать миру о еще более страшных преступлениях, совершенных нацистами на многострадальной земле Европы.

Трагедия Освенцима

Еще до освобождения Советской Армией польской Верхней Силезии в Чрезвычайную государственную комиссию поступали многочисленные сведения о существовании в районе Освенцима огромного лагеря, созданного гитлеровским правительством для уничтожения жителей порабощенных стран Европы.

И после того как 27 января 1945 года войска 59-й армии под командованием генерал-лейтенанта И. Т. Коровникова и 60-й армии под командованием генерал-полковника П. А. Курочкина очистили этот город от фашистов, Чрезвычайная государственная комиссия приняла решение расследовать злодеяния фашистов в Освенцимском лагере смерти. Для организации этой работы в феврале 1945 года в Освенцим выехал Д. И. Кудрявцев и несколькими днями позже я.

Освенцим… Воспоминания об этом комбинате смерти в памяти моей навсегда останутся страшным кошмаром. Иначе я не могу определить свое отношение к этому «чудовищу», пожиравшему человеческие жизни по заранее обдуманной, разработанной и внедренной технологии, если это мирное понятие, данное обществу прогрессом человеческого разума, применимо к деяниям фашистов на освенцимской земле.

В прошлом Освенцим – это небольшой провинциальный польский городок, находящийся в 50 километрах от Кракова. До войны в нем проживало около 12 тысяч жителей. Окраины его охватывают две реки – Висла и Сола.

До Кракова я ехал поездом со всеми приятными и неприятными дорожными впечатлениями. Приятными – потому, что дорога шла по освобожденной от фашистских захватчиков территории России, Украины и Польши. Но за окнами вагона проносились истерзанная войной земля, развалины строений, пепелища людского жилья. Жизнь возрождалась, но сколько еще встречалось на нашем пути голодных, оборванных, искалеченных людей. А война еще продолжалась. И каждый день гибли десятки тысяч человек.

От Кракова до лагеря Освенцим добирался по шоссе. И что бросалось в глаза, когда проезжал по этим местам? Болотистая сырая почва, грязь. Обилие болот, сырость, малярийная местность, плохие климатические условия сыграли немаловажную роль в выборе гитлеровскими палачами этой территории для основания лагеря.

В течение февраля и марта 1945 года благодаря большой помощи со стороны работников прокуратуры 1-го Украинского фронта, начальника Политуправления фронта генерал-майора Ф. В. Яшечкина, специалистов судебно-медицинской и технической комиссий мы смогли провести тщательное расследование преступлений гитлеровцев и представить в Чрезвычайную государственную комиссию полную документацию, раскрывавшую тайны Освенцима.

По роду работы в Чрезвычайной государственной комиссии Д. И. Кудрявцеву и мне приходилось бывать во многих лагерях смерти на территории СССР и Польши, но ничего подобного мы еще не встречали ни по масштабу, ни но степени изуверства. Почти на 500 гектарах расползлось по земле это чудовище – завод по умерщвлению людей.

Думаю, что читателю будет полезно напомнить некоторые подробности возникновения этого лагеря, вошедшего теперь в историю как лагерь Аушвиц – Биркенау (по онемеченным названиям Освенцима и соседней с ним деревеньки Бжезинки).

Освенцимский лагерь был построен в мае 1940 года по приказу рейхсфюрера СС Гиммлера. Вначале он был рассчитан на 10 тысяч узников, но в марте 1941 года Гиммлер, производя личное инспектирование лагеря, приказал расширить его, с тем чтобы он вмещал не менее 30 тысяч человек.

Но и этого было мало фашистам, поставившим перед собой задачу уничтожения целых народов. По мере расширения захваченной территории и ужесточения оккупационного режима комбинат смерти в Освенциме постоянно разрастался. Строительство второго лагеря началось в трех километрах от Освенцима, в болотистых окрестностях деревни Бжезинки. Рассчитывался лагерь первоначально на содержание 100 тысяч заключенных, потом – 200 тысяч узников. В ходе строительства он включал все новые и новые территории и образовал в конце концов целую систему лагерей: Аушвиц, Биркенау, Моновице, Голешау, Явишовиц, Нейдахс, Блехамер и другие. Самые крупные из них – Аушвиц и Биркенау – были расположены на территории в 467,5 гектара и имели свыше 620 жилых бараков, и служебных помещений… В лагерях Освенцима содержалось постоянно от 180 до 250 тысяч заключенных… Там были граждане разных стран: американцы, англичане, австрийцы, бельгийцы, югославы, норвежцы, французы, испанцы, голландцы, румыны, русские, поляки, немцы, венгры, евреи и другие. Все лагеря были обведены глубокими рвами и оцеплены густой сетью колючей проволоки, через которую пропускался ток высокого напряжения. Эта проволока, как паучья сеть, расползалась на многие километры, захватывая ежедневно все новые и новые жертвы.

В 1941 году в лагере Аушвиц был выстроен для сжигания трупов замученных узников первый крематорий с тремя печами и так называемой «баней особого назначения», а по существу, газовой камерой для удушения людей. Летом 1942 года рейхсфюрер СС Гиммлер произвел инспекторский осмотр Освенцимского лагеря и распорядился, расширив его до гигантских размеров, технически усовершенствовать. За строительство новых мощных крематориев взялась немецкая фирма «Тойф и сыновья», которая построила 4 мощных крематория с 12 печами, с 46 ретортами. В каждую реторту можно было поместить от 3 до 5 трупов, процесс сжигания которых продолжался 20–30 минут.

Техническая экспертная комиссия установила, что пропускная способность крематориев по сжиганию трупов в один месяц составляла 279 тысяч. При крематориях были построены газовые камеры для умерщвления жертв. Двери камер герметически закрывались, и людей, находившихся в них, травили специальным газом – «Циклоном». Смерть наступала через 3–5 минут. Каждый день здесь умирали мученической смертью тысячи людей…

По мере нарастания ударов, наносимых советскими войсками по гитлеровской военной машине, гитлеровцы все больше начинали понимать, что их человеконенавистническая деятельность подходит к концу. И они старались любой ценой уничтожить следы своих преступлений.

Уже в сентябре 1944 года началась эвакуация Освенцимского лагеря. Вначале заключенных вывозили железнодорожным транспортом в другие концлагеря. Потом тех, кого не успели эвакуировать по железной дороге, гнали пешком на запад. Несколько десятков тысяч измученных, едва державшихся на ногах людей в январе 1945 года покинули лагерь. Это был настоящий марш смерти. Слабых, утративших способность идти с достаточной скоростью эсэсовцы безжалостно пристреливали.

В лагере остались только больные и те, кто из-за слабости уже не мог передвигаться, а также часть больничного персонала из заключенных. Все они подлежали уничтожению. В это время гитлеровцы уже жгли все. Горели огромные костры документов администрации лагеря, поджигались склады, уничтожалось лагерное оборудование и бараки.

20 января 1945 года были взорваны железобетонные крематории № 2 и 3. Эсэсовцы из автоматов убивали больных, лежащих на больничных койках. В ночь на 27 января мощный взрыв уничтожил последний крематорий.

Это был финал преступной гитлеровской деятельности в Освенциме, последний акт страшной освенцимской трагедии.

Концлагерь Аушвиц-Биркенау перестал существовать.

К моменту начала работы нашей комиссии здесь остались только следы одного из самых страшных преступлений в истории человечества. Мы увидели несколько бараков заключенных, развалины крематориев и газовых камер, ряды колючей проволоки, сторожевые вышки. Но мы уже знали, что пришли на крупнейшее в мире кладбище, всю поверхность которого покрыл пепел зверски уничтоженных и сожженных людей. Я смотрел на горы кирпича и камня – остатки разрушенных крематориев. Все они были просмолены до черноты дымом от сгоревших людских тел. Сколько же прекрасных, неповторимых жизней закончилось здесь. Сколько ужаса, людского горя, нечеловеческих мук и страданий вобрали в себя эти камни, хилые березы, болотистая земля.

Это жуткое, безмолвное кладбище и сейчас передо мною. Но скажу честно, гораздо больше, чем скорбь и жалость, мое сердце тогда переполняло жгучее чувство ненависти к фашистам. И в сознании невольно возникал лозунг тех последних военных месяцев: «Добьем фашистского зверя в его собственной берлоге!» Сохранить все виденное здесь в памяти народов, облечь свидетельства живых и мертвых узников в строгую форму неоспоримых юридических документов, способных стать важнейшей частью обвинительного материала на недалеком уже суде над фашизмом, – в этом я видел смысл своей деятельности по расследованию преступлений гитлеровцев в Освенциме.

Работать нашей комиссии было очень нелегко. Каждый день приносил все новые и новые подробности гитлеровского изуверства. А сколько душевных сил нужно было иметь, чтобы внешне спокойно и обстоятельно беседовать с оставшимися в живых узниками – главными свидетелями обвинения на предстоящем судебном процессе над фашистскими преступниками. И до этого мне не раз приходилось беседовать с жертвами гитлеровских концлагерей. Но привыкнуть к виду людей, вернувшихся к жизни буквально с того света, я так и не смог.

Способность к состраданию – это, пожалуй, самая человеческая из всех человеческих черт. На страдания обрекают людей другие: люди, звери, обстоятельства. А сострадание может родиться только в собственном сердце. Во имя его человек переступает через собственное страдание, показывает чудеса героизма и самопожертвования.

Читатель этой книги, разумеется, поймет, что подобные мысли возникли у меня гораздо позже, а тогда, в холодные мартовские дни, во время бесед со спасенными людьми, сердце мое переполняло безграничное сострадание к ним, ступившим уже одной ногой за край жизни. Многие из дававших свидетельские показания не дождались победы, еще меньше дожили до Нюрнбергского процесса. Но мы всегда благодарны им потому, что человечество узнало всю страшную правду об ужасах фашистского террора прежде всего из их свидетельств, которые они давали, несмотря на очень тяжелое, почти катастрофическое физическое и моральное состояние.

В феврале 1945 года в лагере Биркенау мы застали живыми не более 10 тысяч заключенных. Изможденные, шатающиеся люди-скелеты, искалеченные пытками, с глазами, в которых не исчез еще ужас пережитого. Среди заключенных – дети. Они напоминали стайку подбитых птиц. Это впечатление усиливалось их одеждой. Рукава не по росту надетых полосатых грязных, затасканных лагерных курток свисали с маленьких плеч и создавали впечатление подстреленных крыльев. В глазах – испуг. Ни улыбок, ни озорного любопытного взгляда. Маленькие старички.

Перед эвакуацией лагеря гитлеровцы сожгли 20 из 35 бараков-складов. В неуничтоженных бараках после освобождения было найдено около 350 тысяч комплектов мужской одежды, свыше 800 тысяч комплектов женской одежды, 5 с половиной тысяч пар женской обуви, 38 тысяч пар мужской обуви, много детской одежды, около 14 тысяч ковров, неисчислимое количество зубных щеток, кисточек для бритья, очков, различных инструментов и другого имущества, отнятого гитлеровцами у своих жертв.

Мы обнаружили целые склады чемоданов с наклейками всех стран Европы, горы искусственных челюстей, зубных протезов; подушек; огромное количество вещей домашнего обихода, детских игрушек и тонны женских волос. Сколько же награбленного имущества было отправлено в Германию за время существования лагеря? И сколько его было уничтожено на сожженных складах?

Сотни и тысячи транспортов отправили из Освенцима в Германию палачи с комплектами одежды, белья, с ювелирными изделиями и золотом, с предметами первой необходимости, с детскими колясками и даже с протезами инвалидов. Это было организованное в государственном масштабе мародерство – преступление, всегда осуждавшееся человечеством как одно из самых низких и подлых.

Как был обнаружен склад женских волос, расскажу подробнее. Случилось это 8 марта 1945 года, то есть в Международный женский день. Решили мы с Дмитрием Ивановичем Кудрявцевым к концу этого дня пойти немного «подышать воздухом», так как работали, не замечая суток, да и погода выдалась в этот день на редкость теплая, мягкая, такая, которая манит на улицу после трудного рабочего дня. Идем вдоль лагеря, обстановка вокруг тягостная, и каждый думает свою думу. Но все же сегодня 8 марта, или, как попросту у нас принято говорить, женский день. В этот день особенно остро охватывает тебя чувство глубокого уважения, почтения, какого-то благоговения и великой любви к женщине – бескорыстной дарительнице жизни человеческой.

Вот впереди блеснула водная гладь речки, отразился в ней разноцветьем закат. А что там темнеет на берегу? Подходим ближе. Огромный сарай, двери настежь и вывалившиеся наружу какие-то пакеты. Перелазим через них в сарай. Он забит тюками доверху. Глаза, привыкнув к темноте сарая, начинают различать предметы. Но что это? Из разорванного пакета вывалилась груда волос, еще и еще, а вот лежит великолепная женская коса. Русая, тугая, почти метровой длины. Сердце тревожно застучало. Что же дальше? Неужели?! Зреет страшная догадка.

Еще несколько разорванных пакетов, груда волос и поверх нее тоненькая детская косичка с бантиком на конце. Что это – быль или небыль? Сон или явь?.. Да, это быль и это явь. Мы попали на склад женских волос, снятых гитлеровцами с голов своих жертв перед их умерщвлением. Волосы были упакованы в особые пакеты с обозначением веса и подготовлены к отправке в Германию. Их оказалось 7 тысяч килограммов. Экспертная комиссия установила, что срезаны они были у 140 тысяч женщин.

Перед каждым из нас невольно встал вопрос – для чего фашистам такое количество человеческих волос? Почему они так тщательно упакованы? И только позже, когда была обнаружена секретная директива Управления СС по использованию женских волос, стало ясно – их гитлеровское правительство предназначало для промышленного производства. Текст этой директивы привожу с небольшими сокращениями (опущены второстепенные детали, не имеющие отношения к главному содержанию документа):

«Секретно

г. Ораниенбург, 6 августа 1942 г.

Главное административно-хозяйственное управление СС

Касается: использования срезанных волос. Комендантам концлагерей Арб., Ау., Бу., Да., Фло., Гр., Ро., Маут./Гу., На., Ни., Ной., Рав., Сакс., Штутг., Мор., СС – спецлагерь Хинценрт (Здесь даны сокращенные названия лагерей (Ау. – Аушвиц, Освенцим). – А в т.).

Начальник Главного административно-хозяйственного управления СС на основании представленного ему доклада приказал, чтобы все срезанные человеческие волосы, добытые в концлагерях, были соответствующим образом использованы.

Человеческие волосы перерабатываются в промышленный войлок и пряжу. Из расчесанных и срезанных женских волос вырабатываются для команд подводных лодок ступни чулок из волосяной пряжи и для служащих имперских железных дорог чулки из волосяного войлока.

Поэтому приказываю, чтобы волосы заключенных женщин после произведенной дезинфекции были сохранены. Стриженые волосы мужчин-заключенных должны использоваться начиная с 20 мм длины.

Предусматривается использование волос, добытых во всех лагерях, путем учреждения особой производственной установки в одном из концлагерей. Более точное указание по сдаче собранных волос будет дано особо. О количестве ежемесячно собранных волос (женские волосы отдельно от мужских) должны сообщаться сюда сведения 5-го числа каждого месяца, начиная с 5 сентября 1942 года.

Глюкс, бригаденфюрер СC и генерал-майор войск СС».

В процессе следствия мы установили, что ежедневно в Освенцим прибывало от 3 до 5 железнодорожных эшелонов, содержащих по 1500–3000 человек в каждом. Обреченных привозили из всех стран Европы: Польши, Венгрии, Франции, Чехословакии, СССР, Голландии, Югославии, Италии, Греции, Румынии, Бельгии и других. Из каждого эшелона фашисты отбирали по 200–500 физически здоровых и наиболее трудоспособных людей для работы в лагерях, а остальных сразу же направляли прямо в газовые камеры и крематории лагерей Аушвиц и Биркенау.

Возрастающее с каждым месяцем число узников Освенцима натолкнуло гитлеровцев на мысль использовать эту бесплатную рабочую силу на предприятиях оборонной промышленности. В непосредственной близости от лагеря фирма Крупп построила свое предприятие «Унион», а немного дальше, в Моновицах, появился завод синтетического бензина «Буна» фирмы ИГ Фарбениндустри. В 1943–1944 годах было создано 39 филиалов освенцимского лагеря, в которых находились заключенные, использовавшиеся на различных предприятиях, на работе в местных шахтах, в сельском хозяйстве.

Расследованием установлено, что в Освенциме постоянно содержалось около 200 тысяч узников для эксплуатации на самых изнурительных работах. Эти люди доводились до крайнего истощения, после чего как негодные истреблялись. Каждую неделю немецкие врачи производили среди заключенных отбор («селекцию»), в результате которого всех больных и потерявших трудоспособность умерщвляли в газовых камерах. Вместо них состав заключенных вновь пополнялся отобранными из приходящих эшелонов. Это была организованная, продуманная система, страшный конвейер смерти: одни умерщвлялись, другие ставились на их место, издевательствами и беспощадной эксплуатацией доводились до истощения и болезней и в свою очередь направлялись в газовые камеры.

Судебно-медицинская комиссия, освидетельствовав 2819 спасенных Советской Армией узников Освенцима, установила, что 2189 человек, или 91 процент, крайне истощены, 223 человека больны туберкулезом легких. Экспертизой также установлено, что фашисты подвергали заключенных жестоким истязаниям, в результате которых у обследованных людей обнаружены переломы ребер, конечностей, позвонков, костей лица, различные ранения, обморожении кистей и стоп. Очень многие из освобожденных страдали тяжелыми нервно-психическими расстройствами. Судебно-медицинской комиссией произведено вскрытие 536 трупов заключенных, найденных в разных местах на территории лагеря. Установлено, что в 474 случаях (88,3%) смерть последовала от истощения.

Гитлеровцы истребили в Освенцимском лагере сотни тысяч детей. Как правило, прибывших в эшелонах детей гитлеровские изверги сразу же направляли в газовые камеры и там уничтожали.

Только небольшую часть здоровых подростков оставляли для лагерных работ. Детей в возрасте от 8 до 16 лет наравне со взрослыми изнуряли на тяжелых физических работах. Непосильный труд, истязания и побои доводили детей до полного истощения, и тогда фашисты их убивали.

Привожу несколько свидетельских показаний узников Освенцима. Один из беседовавших со мною – Гордон Яков, уроженец Вильнюса, рассказал: «В лагерь Освенцима меня привезли 22 января 1943 года. Всего в нашем эшелоне было 3650 человек, из них в лагерь вошли 265 мужчин и около 80 женщин, всех остальных сейчас же отправили в в крематорий – газировали и сожгли, в том числе мою жену Матильду, по специальности врача, сына четырех с половиной лет, отца 73 лет и мать 64 лет».

Другая свидетельница, также беседовавшая со мной, – Дессанти Эмили (по национальности итальянка) показала: «12 сентября 1944 года гитлеровцы вывезли нас из Италии и привезли в лагерь Освенцим. Всего в лагерь нас, итальянцев, привезли 500 человек, из них осталось в живых только 30 человек, остальные зверски замучены и уничтожены в лагере».

Среди узников Освенцима мы встретили виднейших ученых из Франции, Чехословакии, Венгрии и других стран.

Профессор Пражского университета доктор медицины Бертольд Эпштейн рассказал нам: «Отобранных заключенных направляли в газовые камеры для умерщвления. В течение нескольких месяцев мы видели длинные вереницы идущих на смерть в крематорий людей, особенно большие группы уничтожались в мае – июне – июле 1944 года. В это время в крематориях сжигали днем и ночью, что было видно по выступающему из труб крематориев пламени. В это время мы кроме огня из труб крематориев видели два больших костра, которые ночью горели огромным пламенем. Всю ночь в лагере были слышны вопли и крики, а также лай караульных собак эсэсовцев. Несчастные жертвы, которых вследствие переполнения крематориев по очереди вели к кострам на смерть, при виде костров догадывались, какая участь их ожидала… Примерно каждые две недели врачом лагеря, доктором Менгеле, производился отбор, после чего отобранные жертвы направлялись в крематории на уничтожение. Так, в один из дней уничтожили 500 детей. При отправке этих детей разыгрались потрясающие сцены, так как все знали, куда их ведут. Эсэсовцы и их помощники при этом отличались особенной жестокостью. Когда мы прибыли в Освенцим, нас с женой разлучили, я ее больше не видел. Нет сомнения, что мою жену убили обычным для лагеря способом. В марте 1944 года эсэсовцы уничтожили также мою свояченицу с двумя детьми и мою племянницу 38 лет. В июле 1944 года погибла также моя сестра».

Или вот что нам рассказал профессор анатомии, патологии и экспериментальной медицины Клермон-Ферранского университета (Франция) Анри Лимузен: «В интересах человечества, чтобы весь мир знал о невероятных способах, которые применяли немецкие нацисты в концентрационном лагере, я считаю своим долгом доложить вам мое личное мнение, а также все виденное мною и все, что я узнал с тех пор, как был арестован и заключен в немецкие лагеря.

После моего ареста 6 марта 1944 года в Клермон-Ферране я был заключен в немецкую военную тюрьму, где просидел три месяца. Режим, применяемый к заключенным, был отвратительным. Пища, безусловно, недостаточная, камера без воздуха и без всяких гигиенических условий. Отсутствовала элементарная медицинская помощь заключенным. За больными ухода не было, по людям ползали паразиты: вши, блохи, клопы. Допросы гестапо проводились всегда с сатанински утонченной жестокостью. Собственными глазами я видел тех моих сотоварищей, которым удавалось возвратиться с допроса живыми. Они были покрыты ранами, полученными во время допроса. Многие из них вообще не возвращались и умирали на допросе. Чтобы заставить свои жертвы говорить, полицейские били их до потери сознания. Я видел молодую женщину, которая была не только избита, но на груди у нее остались следы ожогов от папирос, которые гитлеровцы прикладывали к телу во время допроса.

При отправке в Германию по железной дороге эшелона в 2400 человек нас погрузили по 100 человек в каждый вагон. Двери вагонов заперли, для проветривания оставили открытым одно окно. Это было в июле. Поезд стоял целый день на солнцепеке, и многие из нас заболели. Несмотря на наши крики и зов о помощи, стражники отказывались открыть дверь. В результате, когда мы прибыли после 4-дневной езды в Баварию (лагерь Дахау), в эшелоне оказалось 960 мертвых; в частности, в одном вагоне было 96 мертвых и только четверо остались живыми, из них один был болен. О больном предупредили стражника. Тот пошел и принес ящик, отмеченный красным крестом. Товарищи думали, что он идет его лечить. Случилось обратное: стражник вынул револьвер и пристрелил больного.

Пробыл я в лагере Дахау с июля до ноября. Карантинные блоки были переполнены заключенными. Я работал в лагерном госпитале как рабочий в мертвецкой. Моя работа заключалась в том, чтобы переносить мертвых, чистить помещение и инструменты. Я мог, таким образом, наблюдать причину смерти заключенных.

В ноябре 1944 года меня отправили в Освенцим. Здесь я пробыл приблизительно месяц в карантинном лагере, где должен был чистить уборные, полы и носить обеды для заключенных, которые находились в тюрьме (бункере). Пища приготовлялась грязно и по количеству была мизерной. К концу декабря я, будучи страшно истощенным, заболел сильнейшим желудочно-кишечным расстройством, поносом и диареей, после чего был принят в госпиталь, где и находился вплоть до освобождения Красной Армией.

Теперь даю показания, основанные на том, что я лично видел и что слышал от моих товарищей, заслуживающих полного доверия.

1. Нацисты очень часто производили над заключенными гнусные опыты, которые влекли за собой смерть или в лучшем случае увечья и инвалидность.

Сотням заключенных, людям, которых я знал, сделали прививки заразных болезней. Другие служили для опытов, насколько человеческий организм может выдержать холод. Я освидетельствовал здесь двух заключенных, которые были подвергнуты опытам стерилизации, а затем и кастрации.

2. Систематическое умерщвление больных, которые пе могли быстро поправиться и стать на работу, производилось в газовой камере или ядовитыми уколами. Уколы делались внутривенно бензолом или прямо в сердце феноловой кислотой.

3. Массовые умерщвления целых эшелонов или огромной части из них происходили в газовых камерах.

4. Смертная казнь присуждалась заключенным за попытку к бегству, за нарушение дисциплины. Обвинение часто ни на чем не основывалось. Казнь производилась путем повешения или расстрела.

5. Принудительная работа велась на фабриках, заводах, постройках, где надсмотрщики („капо“) назначались из числа заключенных по признаку наибольшей жестокости или же старых криминальных преступников, большей частью – немцев.

Я имел случай видеть массу заключенных смертельно или опасно раненных, изувеченных побоями без всякого основания, только вследствие садистских наклонностей надсмотрщиков.

6. Телесные наказания, официальные и публичные, заключались в том, что заключенному давали 25 ударов палкой или плеткой. Зачастую палачи удваивали число ударов, приговаривая при этом: „25 ударов за Восточный фронт и 25 – за Западный фронт“. Я лично видел заключенных со следами на теле от этих ударов.

7. Нарушение постановлений Гаагской конференции относительно военнопленных. Многие из них, будь то русские или французы, были отправлены в концлагеря за попытку к бегству или якобы за проступок во время работы. Существовали исправительные лагеря для военнопленных, где с ними обращались с неслыханной жестокостью».

Находившийся в течение долгого времени в Освенциме доктор Бруно Фишер (Чехословакия) рассказал нам о еще более жутких картинах гитлеровских зверств.

«1. За 1942–1944 годы в газовых камерах уничтожено около 4 миллионов поляков, русских и главным образом евреев. Я отчасти сам свидетель этого факта, так как с 17 декабря 1943 года до 30 июня 1944 года находился в Биркенау, в лагере, который расположен в непосредственной близости к крематорию. Таким образом, я мог лично убедиться в том, что первый эшелон чехословаков, насчитывавший примерно 3400 человек, среди которых были моя жена и сын, 9 марта 1944 года полностью был уничтожен газом.

Также уничтожены были газом в апреле и мае 1944 года из 650 тысяч венгерских граждан, прибывших по железной дороге к нашему лагерю, примерно 400 тысяч человек. Ввиду того что в этот период ежедневно прибывало 15 тысяч человек и крематории „не справлялись со своей работой“, трупы сжигали в открытых ямах, причем детей и старых людей живыми бросали в костры. Об этом свидетельствовали страшные крики несчастных, а также показания свидетелей из числа „зондеркоманд“ (рабочие группы особого назначения). Их впоследствии также уничтожали.

2. Над людьми, находившимися в лагере, производились всевозможные опыты. Так, например, химический трест ИГ Фарбениндустри закупил у гестапо 500 молодых женщин, которых для проведения опытов поместили и „блок 10“ лагеря Освенцим. В этом блоке профессор Клауберг и его ассистент доктор Гебель впрыскивали этим женщинам в матку и под кожу разные медикаменты. У женщин появлялась лихорадка, они страдали разными заболеваниями. Кроме того, производилась массовая стерилизация женщин. Также производилась массовая стерилизация мужчин – отчасти рентгеновскими лучами или хирургическим удалением яичек.

3. Истощенных и плохо одетых заключенных посылали на тяжелую рабскую работу. Их поднимали в 4 часа утра, заставляли работать на каменоломнях по 13 часов в день, в болотах, не выдавая за это время обеда. Лишь вечером, когда они возвращались в лагерь, им давали плохой суп и немного хлеба. Многие поэтому умирали от голода, холода или от заболеваний воспалением легких или скончались от алиментарной дистрофии.

4. Гестаповцев и эсэсовцев на курсах обучали различным методам жестокого обращения: в них систематически развивали садизм. Многие гестаповцы и эсэсовцы, с которыми я имел дело или которых я видел, были пьяницами и садистами, а с точки зрения психиатра – уголовными психопатами и асоциальными типами, которые и могли играть какую-то роль только лишь в гитлеровской Германии».

Среди узников Освенцима была видная деятельница движения Сопротивления во Франции Мари-Клод Вайян-Кутюрье. Она выступала в качестве свидетельницы обвинения на Нюрнбергском процессе. Вместе с 230 француженками (среди которых была и Даниэль Казанова, героиня Сопротивления, погибшая в Освенциме) ее доставили в лагерь в январе 1943 года.

«Прибывающие эшелоны, – свидетельствовала М.-К. Вайян-Кутюрье, – встречал оркестр из молодых красивых заключенных, одетых в белые блузки и синие юбки. Оркестрантки играли арии из оперетты „Веселая вдова“ и баркароллу из „Сказок Гофмана“. Прибывшим говорили, что это трудовой лагерь… Некоторым выдавали почтовые открытки и готовый текст, которые они должны были переписать собственноручно: „Мы хорошо устроились, у нас есть работа, с нами хорошо обращаются и хорошо кормят. Ждем вашего приезда“. Каждый должен был послать такую открытку своим родным. После этого большинство прибывших отправляли в газовые камеры. Оттуда заключенные в противогазах вытаскивали мертвые тела, поступавшие в распоряжение специальной команды, которая срывала у мертвых золотые коронки и искусственные челюсти».

Широко распространены были в Освенциме «медицинские» опыты фашистских врачей при хирургических операциях. Они практиковались в освоении оперативной техники. Молодой немецкий врач Кениг отбирал заключенных с воспалительными процессами конечностей, которые ампутировал им. Немецкие врачи Тилло и Фишер собирали большие массы заключенных и без всяких показаний производили грыжесечение. Главный врач больницы Эндерс при малейшей жалобе на боли в животе делал чревосечение, практикуясь на операциях по поводу язвы желудка. Проводились также опыты по насильственному ро-доразрешению и по испытанию контрастных веществ для рентгенографии матки. В блоке № 28 велись «исследования» по искусственным поражениям кожи заключенных керосином, различными солями, пастами, пудрами. Здесь же применяли акрихин с целью изучения искусственно вызванной желтухи.

Все эти факты подтверждены показаниями многих бывших узников лагеря, в том числе Кляйн Юдитой, Аусен Кларой, Гарбман Минной, Зондерс Нонной, Скурник Яковом, Валигурой М., Суресом (Салоники) и многими другими, над которыми гитлеровцы-врачи производили те или иные эксперименты.

Во время расследования злодеяний в Освенциме нам на имя Чрезвычайной государственной комиссии вручили «Обращение к международной общественности», подписанное 27 бывшими заключенными Освенцимского лагеря – профессорами, докторами, адвокатами и другими представителями интеллигенции разных стран Европы.

Обращение начиналось словами: «Мы, нижеподписавшиеся, освобожденные великой Красной Армией от кровавого нацистского господства, обвиняем перед международной общественностью гитлеровское правительство под руководством Адольфа Гитлера в проведении величайших в истории человечества массовых убийств, зверств и увода в немецкое рабство…»

Заканчивалось Обращение следующими словами: «Мы обращаемся к международной общественности с просьбой выяснить судьбу миллионов исчезнувших людей всех национальностей и принять все меры для спасения миллионов заключенных всех народов, еще томящихся в гитлеровской Германии. Чудом спаслись мы во время отступления нацистов из лагеря Освенцима. Хотя гитлеровцы отступали в панике, они увели с собой около 58 тысяч заключенных из лагеря Освенцима и филиалов. Люди эти, истощенные от голода, должны были идти пешком, но вряд ли большинство из них могло пройти больше, чем несколько километров. Мы полагаем, что при дальнейшем продвижении фронта в глубь Германии та же судьба ожидает всех людей, еще находящихся во власти кровавых нацистов. Мы обращаемся к международной общественности воюющих и нейтральных государств и к их правительствам и во имя гуманности просим сделать все возможное, чтобы зверства и преступления нацистов в будущем не повторялись, чтобы кровь миллионов невинных жертв не была пролита напрасно.

Мы просим и вместе с нами просят около 10 тысяч спасенных заключенных всех национальностей, чтобы преступления и невероятные зверства гитлеровцев не остались безнаказанными».

Этот документ большого политического и социального накала еще и еще раз обличает звериную суть фашизма.

На заседании Международного военного трибунала в Нюрнберге был допрошен начальник лагеря Освенцима Рудольф Фердинанд Гесс. Этот палач имел темное прошлое. В 1923 году за участие в убийстве был осужден и отсидел много лет в тюрьме. После прихода Гитлера к власти с 1933 по 1938 год был начальником блока заключенных в лагере Дахау, а затем адъютантом начальника лагеря Заксенхаузен. В 1940 году Гесса назначили начальником лагеря в Освенциме, а закончил он свою служебную карьеру, возглавив 1-й отдел главного административно-хозяйственного управления СС, который ведал концентрационными лагерями.

От методичности и страшного цинизма, с которыми Гесс давал показания на суде, кровь стынет в жилах, но я вынужден их привести.

Он сообщил на суде, что с 1 мая 1940 года, когда его назначили начальником лагеря в Освенциме, по 1 декабря 1943 года «было истреблено путем отравления в газовых камерах 2 миллиона 500 тысяч жертв и по крайней мере еще 500 тысяч человек погибли от голода и болезней. Таким образом, общая цифра погибших достигает 3 миллионов, то есть 80 процентов всех лиц, посланных в Освенцим в качестве заключенных. Остальные заключенные попали в число отобранных для использования на принудительных работах на промышленных предприятиях. Среди казненных и сожженных лиц имелись русские военнопленные, которые были изъяты гестапо из лагерей для военнопленных. Эти военнопленные были доставлены в Освенцим в армейских эшелонах офицерами и солдатами регулярной германской армии.

Массовое истребление путем отравления газом началось летом 1941 года и продолжалось до осени 1944 года. Я лично осуществлял наблюдение за казнями в Освенциме до 1 декабря 1943 года.

Благодаря своей инспекторской должности, занимаемой мною в лагерях в течение долгого времени, мне известно, что массовые казни продолжались так же, как и раньше. Все массовые казни путем удушения в газовых камерах проводились по непосредственному распоряжению Главного имперского управления безопасности».

Затем этот людоед рассказал, какие усовершенствования по истреблению людей он ввел по сравнению с другими лагерями. При уничтожении заключенных в лагере Треблинка применяли газ моноксид. Гесс считал, что этот метод не очень эффективен. «Поэтому, когда я устроил в Освенциме помещение для уничтожения, – продолжал Гесс, – я применил „Циклон“ – кристаллизованную синильную кислоту. И люди умирали в течение 3–5 минут. О наступившей смерти мы узнавали потому, что находившиеся в камере люди переставали кричать.

Другое усовершенствование, которое мы провели по сравнению с лагерем Треблинка, было то, что мы построили газовую камеру так, что она могла вместить 2 тысячи человек одновременно, а в Треблинке 10 газовых камер вмещали по 200 человек каждая.

Жертвы мы выбирали таким образом: в Освенциме два дежурных врача осматривали заключенных, прибывавших эшелонами. Пригодных к работе направляли в лагерь, остальных же немедленно посылали па истребление. Маленьких детей истребляли всех, так как они не могли работать…

Еще одно усовершенствование, которое мы ввели по сравнению с Треблинкой, – продолжал Гесс. – В Треблинке жертвы всегда знали, что они умрут; у нас жертвы думали, что их подвергнут санитарной обработке. Конечно, часто они догадывались о наших действительных намерениях, и иногда начинались бунты. Очень часто женщины пытались спрятать своих детей под одеждой, но, конечно, когда мы обнаруживали их, мы отправляли их в камеры уничтожения. Нам было приказано проводить все это истребление тайно, но ужасающий тошнотворный смрад от постоянного сжигания трупов заполнял всю территорию, и все население, проживающее в окрестностях, знало, что в Освенциме проводилось истребление людей».

Верховный народный трибунал Польской республики, рассмотрев дело по обвинению начальника лагеря Освенцима Гесса в совершенных им преступлениях, 2 апреля 1947 года приговорил его к смертной казни через повешение. Приговор приведен в исполнение.

В декабре 1947 года в Кракове было рассмотрено дело группы палачей Освенцима. Двадцать один палач был приговорен к смертной казни.

Ныне территория бывшего концлагеря Аушвиц-Биркеыау постановлением Сейма Польской Народной Республики от 2 июля 1947 года объявлена музеем, охраняемым государством.

Освенцим и в наши дни потрясает любого, кто обладает единственным свойством, которое есть только у людей, – совестью. За 40 лет мимо руин самого страшного лагеря смерти прошли десятки миллионов людей. Мне рассказывали, как сравнительно молодой человек, ознакомившись с экспозицией мемориала, отказался ответить на вопрос о его национальности. Как выяснилось потом, он приехал из ФРГ. И ему было мучительно стыдно за то, что совершили в Освенциме его соотечественники в недалеком прошлом.

На Западе сейчас появилось немало опровергателей правды о фашистских зверствах. Находятся и такие, которые ставят под сомнение факт существования при Гитлере лагеря смерти в Освенциме. Некоторые из них даже приезжают в этот город, ставший печально известным всему миру. Бегло осмотрев экспонаты ужаса, выставленные для всеобщего обозрения, они заявляют, что все это – бутафория, коммунистическая пропаганда. Таким не дано права называть себя людьми. Они из породы тех, кто под нацистским флагом бросал в костры живых детей, перед отправкой в газовые камеры глумился над страданиями женщин, стариков, искалеченных. К этой же породе зверей принадлежат и превратившие полумиллионный город Хиросиму в полигон для испытания атомной бомбы, и вооружающие Израиль новейшим оружием для истребления арабов, и с величайшим цинизмом изображающие кровавую аннексию Гренады актом защиты прав человека.

К совести народов взывают руины Освенцима. И те, кто толкает мир к новой мировой войне, кощунствуют над памятью свыше 4 миллионов людей, погибших в лагерях смерти от рук фашистских палачей. Жертвы предупреждают всех живущих на земле: «Войны навсегда должны быть вычеркнуты из истории человечества».

Преступления нацистских медиков в Гданьске

22 мая 1945 года Совет Народных Комиссаров СССР разрешил Чрезвычайной государственной комиссии командировать Д. И. Кудрявцева, С. В. Семенова, П. И. Тарасова-Родионова, А. И. Зиминкова и меня для проведения расследования злодеяний гитлеровцев в Гданьске (бывший Данциг).

Еще раньше в Чрезвычайную комиссию поступили данные о том, что там гитлеровцы организовали какое-то производство на основе использования человеческих трупов. Но, откровенно говоря, все мы пятеро не предполагали увидеть того, что было в действительности. И хотя «за плечами» у нас были расследования фашистских зверств в Освенциме, Львове, Майданеке и в ряде других концентрационных лагерей, преступления, совершенные в Гданьске, потрясли нас своей чудовищностью.

До какой же грани человеконенавистничества надо дойти, какими моральными нормами руководствоваться, какой идеологии подчинить разум и талант ученого, чтобы под вывеской научного учреждения кощунствовать и творить то, что делали фашисты в Гданьске на базе старейшей уважаемой Медицинской академии, в которой гуманизм должен был быть основой основ работы.

Что же произошло в Гданьске?

В 1943 году нацисты построили на территории анатомического института Медицинской академии каменное здание, небольшое по площади, но с разного рода специальными приспособлениями – «Фармакологический институт Медицинской академии», по существу организованный в полупромышленном масштабе для производства мыла из человеческих тел и дубления человеческой кожи, сдираемой с умерщвленных людей.

Руководил этим делом уроженец города Киля директор анатомического института профессор Рудольф Шпаннер, заместителем его был доцент Вольман, офицер СС, ассистентом – Фосбек, старшим препаратором – фон Баргеи. Трупы подносили Рейхарт и Боркман. В должности препаратора работал Мазур, поляк, принявший немецкое подданство в 1944 году.

Когда мы приехали в эту фашистскую «академию», ни профессора Шпаннера, ни его подручных на месте, естественно, не оказалось: сбежали. Встретиться нам довелось только с препаратором Мазуром. Это был человек средних лет, белобрысый, тощий, с зализанными волосами на голове, длинными костлявыми руками, угодливый до приторности и производящий в общем какое-то гадливое впечатление.

Мы увидели специальные камеры-хранилища для трупов, чаны и ванны для вымачивания и дубления человеческой кожи, автоклавы для выварки жира из человеческих тел, транспортные устройства, специальные подводки электроэнергии, воды и разное лабораторное оборудование с колбами, ретортами, бутыли с реактивами, мешки с содой и т. д.

Не верили собственным глазам, не укладывалось в голове, что все это придумано, создано и направлено человеком против человека. Казалось, мы попали в убежище дьявола и сам сатана хозяйничает тут. Но к действительности возвращали нас горы человеческих голов и черепов, гильотинированные трупы в ваннах, вымачивающаяся и дубящаяся человеческая кожа в чанах. Куски уже «выработанной» человеческой кожи лежали в углах помещения.

Мазур объяснил нам, с какой части тела и на что шла человеческая кожа – па перчатки, на абажуры для ламп, сувениры, разные поделки. Однако он добавил: «Сам я этим не занимался. Этим занимался старший препаратор фон Барген и профессор Шпаннер».

Он, Мазур, «всего лишь» изготовлял мыло из человеческого жира по рецепту, который профессор Шпаннер дал ему в феврале 1944 года.

Берем рецепт в руки. Напечатан он на бланке анатомического института. Внимательно читаем. Вот его содержание:

«Анатомический институт

Данциг, 15 февраля 1944 г.

Медицинской академии.

Делбрюкаллея, 76.

Директор: профессор доктор Шпаннер

Производство мыла из остатков жиров

10-12 фунтов жира

10 литров воды

1000 граммов раствора натрона (Natroletten) для твердого мыла или

1000 граммов калиумоксида для жидкого мыла и 1 пригоршня соды.

Варить в котле три часа. Прибавить полную пригоршню поваренной соли, немного поварить и оставить застыть. Застывшую поверхность снять, разрезать и снова переварить от полутора до двух часов с одним-двумя литрами воды.

Вылить в плоские миски и оставить застыть.

Разрезать на куски для употребления.

Раствор, который остается после первого остуживания, может употребляться в разбавленном виде для чистки.

Чтобы устранить неприятный запах, можно добавлять в мыло перед застыванием вещество для запаха, например бензальдегид».

Привожу дословно свидетельство Мазура, более конкретно раскрывающего технологию мыловарения из человеческих тел: «Мыло варил я из трупов мужчин и женщин. Одна производственная варка занимала от 3 до 7 дней. Из Двух известных мне варок, в которых я принимал непосредственное участие, вышло готовой продукции мыла более 25 килограммов, причем для этих варок было 70–80 килограммов человеческого жира, примерно с 40 трупов. Готовое мыло поступало к профессору Шпаниеру, который его хранил у себя лично. Работами по производству мыла из человеческих трупов, как мне известно, интересовалось гитлеровское правительство. В анатомический институт приезжали министр просвещения Руст, министр здравоохранения Копти, гаулейтер Данцига Альберт Фостер, а также много профессоров из других медицинских институтов».

Мы спросили у Мазура, пользовался ли он сам этим мылом. Ни минуты не колеблясь, он довольно бойко ответил:

«Сам я лично для своих потребностей, для туалета и стирки употреблял это мыло из человеческого жира. Лично для себя я взял мыла четыре килограмма».

Увидев нашу реакцию на этот ответ, Мазур, как бы оправдываясь, поясняет:

«Так как эта работа по производству мыла производилась по приказанию профессора Шпаннера, то я считал это нормальным явлением.

Лично для себя брали мыло Райхерт, Боркмап, фон Барген и наш шеф профессор Шпаннер, а также все остальные сотрудники.

Некоторым студентам, помогавшим в работе, также давали это мыло».

Вот он, гитлеровский сверхчеловек в своих реальных делах. Брали, мылись, стирали!!! Так просто, так хладнокровно, не утруждая свою совесть мыслью, а из чего сделано это мыло. Сколько в каждом кусочке его сокрыто страдания и человеческого горя. Не с такой ли точно легкостью переступают сегодня через все святое новоявленные супермены из числа участников провозглашенного американской администрацией крестового похода против СССР и всех свободолюбивых стран?

Однако даже фашисты понимали, что совершают чудовищное преступление. Мазур показал в этой связи:

«Профессор Шпаннер говорил, что производство мыла из человеческого жира надо держать в секрете».

Далее Мазур о деятельности своего шефа рассказал так:

«Профессор Шпаннер старался достать как можно больше трупов и вел переписку с тюрьмами и лагерями, с которыми договаривался о том, что трупы в этих местах бронируются Даицигским анатомическим институтом.

Точно так же, как человеческий жир, профессор Шпаннер приказал собирать человеческую кожу, которая после обезжиривания подвергалась обработке определенными химическими веществами».

Мазур показал большой запас трупов в анатомическом институте (около 400). Значительная их часть была обезглавлена. Они были доставлены после гильотинирования заключенных в тюрьме Кенигсберга, а в 1944 году такую же гильотину установили в тюрьме Данцига. Это облегчило «исследовательскую» работу Шпаннера.

«Когда я приезжал в тюрьму за трупами, – давал показания Мазур, – то трупы были свежими, только что после казни, и брали мы их в комнате, соседней с той, где находилась гильотина. Трупы были еще теплые».

Мне думается, что каждому нормально мыслящему человеку комментарии к этим показаниям о деяниях псевдоученых-фашистов не нужны. Факты достаточно полно и ясно раскрывают звериную суть фашистского человеконенавистничества.

Месяцев восемь спустя, уже в декабре 1945 года, в Нюрнберге мне вновь пришлось встретиться с «дьявольским делом» данцигских «медиков».

На одном из заседаний как вещественное доказательство были предъявлены трибуналу куски выделанной человеческой кожи, для лучшего обозрения растянутые на специальных досках, и мумифицированная голова человека.

Увидев это, зал вначале замер, люди оцепенели от ужаса, потом присутствующие не смогли сдержать своего негодования – по залу прокатился ропот. Сейчас трудно передать все те чувства, охватившие тогда нас, но воспоминания эти и теперь вызывают ненависть к палачам и ко всему тому, что содействовало их чудовищным бесчинствам.

Куски кожи были с татуировкой. Рисунки разные. Оказалось, что среди нацистов уже появились коллекционеры человеческой кожи именно с татуировкой. Поэтому случалось так, что при осмотре вновь прибывающих в лагерь узников обнаруженная на теле кого-либо из них татуировка могла стать знаком смерти. Немедленное гильотинирование – вот что ожидало прошедшего такую селекцию, а обнаружившего его эсэсовца – очередное пополнение своей чудовищной коллекции.

«Экспонаты», представленные трибуналу, были найдены в лагере Дахау. Это свидетельствовало о расширении фашистской географии опытов.

Оказалось, что мумифицированная голова взята из кабинета коменданта Дахау, где она служила «украшением» (?!). Историю ее я услышал от корреспондентов, бывших на процессе в Нюрнберге. Ведь эти люди поистине вездесущие и всезнающие. Они мне рассказали о заключенном юноше, который посмел заступиться перед лагерными палачами за любимую девушку. В наказание его гильотинировали. Юноша был очень красив, и начальник лагеря пожелал, чтобы из отрубленной головы сделали «украшение» для его кабинета. Видимо, в кругу себе подобных он считался большим «знатоком прекрасного». Впрочем, черты лица юноши действительно поражали благородством, какой-то гордой красотой. Чувствовалось, что молодой человек принял смерть от фашистов, не потеряв своего достоинства, единственного, что кровавые палачи так и не смогли у него отнять.

Я понимаю, что читать эти строки тяжело каждому нормальному человеку. Но не для того они написаны, чтобы заставить людей просыпаться ночью от страшных кошмаров. Цель моя иная: показать, к чему в конечном счете сводится антикоммунизм. Гитлеровцы, как и современные империалистические «спасители» человечества, заявляли, что тоже хотят только одного: защитить Германию, Европу, весь мир от коммунизма. Гитлеризм был замешен на антикоммунизме, выпестован антикоммунистами, направлен ими не только против коммунистов, но и против всех тех, кого они считали своими противниками. Стратегические лозунги империалистической буржуазии – «Лучший коммунист – это мертвый коммунист» и «Лучше быть мертвым, чем красным» – развязали руки фашистской кровавой террористической диктатуре. Пока Гитлер делал любимое буржуазией дело превращения плохих коммунистов в хороших, то есть мертвых, ему аплодировали. Но такова уж логика человеконенавистничества. Неотмщенная кровь распаляет убийцу. Он становится на путь убийства ради убийства и постепенно скатывается до уровня, когда теряет последние остатки человеческого облика. Можно представить себе, что стало бы с большинством населения планеты, если бы Советская Армия не положила конец этому кровавому безумству. Превращение в массовое сырье для мыловарения или производства кожаных изделий – такую жалкую участь готовили фашистские выродки для венца природы – человека разумного. И то, что они прошли вес ступени звериного вырождения, лишнее предупреждение антикоммунистам наших дней, мечтающим о ликвидации коммунизма, но в действительности готовящим уничтожение всего человечества.

Школы убийц

Вскоре после Победы, в мае 1945 года, по заданию Чрезвычайной государственной комиссии я принимал участие в расследовании зверств нацистов в Заксенхаузене. Это был один из первых концлагерей, созданных фашистами на немецкой земле после их прихода к власти.

Особо гнетущее впечатление произвел на меня факт, который мы узнали в ходе следствия: осенью 1941 года здесь было расстреляно более 18 тысяч советских военнопленных. А всего гитлеровцы уничтожили в Заксенхаузене свыше 100 тысяч заключенных – представителей 18 национальностей, в том числе немецких коммунистов и других противников нацизма в Германии.

Это была школа гитлеровских палачей. Многие из них стали комендантами концлагерей, расположенных на территории оккупированной Европы. В Заксенхаузене изобретались и усовершенствовались новейшие методы истязания людей.

Так, наряду с применяемыми в других лагерях пытками здесь существовала следующая: вдоль полукруга апельплаца (площади для переклички) была создана дорожка для испытания эрзац-подошв на прочность. Ежедневно сотни заключенных, подгоняемых охраной, пробегали по ней 40 километров. На дорожке чередовалось девять настилов – галька, щебень, мелкий гравий, шлак и другие. Для того чтобы усилить мучения, узникам выдавали обувь на два номера меньше, а на спину привязывали мешки с песком весом 20 килограммов.

В конце войны штаб Гиммлера принял решение вывезти оставшихся еще в лагере заключенных в открытое море на баржах и там утопить. 45 тысяч человек были направлены походной колонной в город Любек на Балтийском море. Там предполагалось погрузить их на суда, чтобы осуществить этот злодейский замысел.

На судебном процессе, состоявшемся в 1947 году в Берлине, обвиняемые, служившие в Заксенхаузене, признали, что только продвижение советских войск к Берлину сорвало намеченный гитлеровцами план поголовного уничтожения заключенных.

Никогда не забуду, что для проведения массовых расстрелов советских военнопленных в Заксенхаузене использовалось особое помещение, замаскированное под кабинет врача, в котором стояли приспособления для измерения роста. Заключенный вставал, чтобы измерить рост, а его убивали выстрелом в затылок через отверстие, находившееся позади.

В этом лагере мне довелось найти следы человека, с которым я познакомился еще задолго до войны и о трагической гибели которого в немецких застенках уже знал.

…Летом 1930 года я отдыхал в доме отдыха «Форос» на берегу Черного моря в Крыму. Там меня познакомили с Яковом Джугашвили, сыном И. В. Сталина, и Андреем Свердловым, сыном Я. М. Свердлова. Яша был немногословен, чрезвычайно скромный, любил играть на бильярде и играл хорошо, редкий шар не влетал в лузу. Он метко стрелял, почти каждый подбитый чирок был его добычей. Одевался Яша очень просто – рубашка, брюки, истоптанные темного цвета чувяки. Большую часть дня проводили мы на пляже – купались и загорали на берегу моря.

Прошли годы, и во время войны я узнал, что в первые ее месяцы Яша Джугашвили попал в плен к гитлеровцам. Я понимал, на какие муки обрекли его фашисты. И вот в моих руках документы, рассказывающие о героической гибели этого славного человека.

Помню, что в нашем следственном материале по этому лагерю имелись также дела Ларго Кабальеро, социалиста, руководителя испанского республиканского правительства, и советского генерала Семена Акимовича Ткаченко, казненного в феврале 1945 года.

Благодаря нашему корреспонденту в США Ионе Андронову, которому это стоило больших усилий, мы получили после долгих переговоров и консультаций с госдепартаментом США дело № Т-176, захваченное американцами вместе с другими материалами лагеря, вывезенными фашистами при эвакуации. Из него следовало, что Джугашвили держался до конца как коммунист, советский патриот. Погиб он смертью героя, когда ему было 35 лет. Это случилось 14 апреля 1943 года.

Старший лейтенант Яков Джугашвили попал в фашистский плен 16 июля 1941 года во время жестокого боя на белорусской земле, под Витебском, куда внезапно прорвались гитлеровцы.

Ушел он на фронт спустя двое суток после начала войны вместе со всеми выпускниками академии имени Ф. Э. Дзержинского, которую окончил.

Фашисты держали его в разных лагерях, принуждая к сотрудничеству с ними, но ничто не могло сломить его волю. Наконец, Якова перевели в Заксенхаузен и поместили в специальный барак на территории особого блока «А», полностью изолированного от остальной части лагеря.

14 апреля 1943 года, как гласит рапорт СС, Яков Джугашвили будто бы взбунтовался, отказался вечером зайти в барак и двинулся прямо через «полосу смерти» перед проволочным заграждением, а на окрик охранников ответил: «Стреляйте!» Затем он якобы сам бросился на проволоку с электрическим током, после чего эсэсовец-охранник Конрад Харфиш в присутствии начальника караула эсэсовца Карла Юиглинга застрелил Якова Джугашвили.

В заключении о смерти батальонный медик дивизии «Мертвая голова» сообщал: «14 апреля 1943 года, когда я осмотрел данного пленного, я констатировал смерть от выстрела в голову. Входное пулевое отверстие расположено примерно в 4 сантиметрах ниже уха сразу же под скуловой дугой. Смерть должна была наступить немедленно после этого выстрела. Очевидная причина смерти: разрушение нижней части мозга».

Исполнители казни получили приказ молчать об этом убийстве под угрозой расстрела. Как видно, палачи в ту пору, после Сталинградской битвы, уже стремились на всякий случай скрыть хотя бы некоторые свои злодеяния.

Прошли годы. Усилиями европейских стран, чьи граждане томились и гибли в Заксенхаузене, здесь построен международный мемориальный музей. Он стоит на прахе и пепле многих тысяч узников.

Экспонаты этого музея говорят, что зверская жестокость гитлеровцев была бессильна против солидарности узников, не могла уничтожить их человеческое достоинство. Фашисты легко добивались физического уничтожения безоружных людей, но моральная ликвидация человеческой личности оказалась для них в большинстве случаев непосильной задачей. Фашистский террор, вся система физического и морально-психологического подавления человека не смогла сломить идейную и нравственную стойкость узников, их веру в светлые идеалы человечества и неизбежную победу над фашизмом.

Довелось мне побывать и в другом «образцовом» фашистском лагере на территории Германии – в Бухенвальде (близ Веймара). Он был создан тогда, когда гитлеровцы уже имели опыт массового уничтожения людей в Дахау, Заксенхаузене и других лагерях. За время существования лагеря Бухенвальда в нем было истреблено 56 тысяч заключенных. 18 августа 1944 года фашисты злодейски убили находившегося здесь в заключении вождя коммунистов Германии, пламенного интернационалиста Эрнста Тельмана. Заметая следы своего нового преступления, гитлеровцы сожгли его тело, а в официальном сообщении о смерти любимца германских рабочих лживо попытались изобразить его жертвой англо-американской бомбардировки. Посетив Бухенвальд, я искал следы Эрнста Тельмана, а также свидетельства об антифашистских группах сопротивления, которые возникали в лагере, несмотря на террор. Правительством ГДР в 1958 году на этом месте создан мемориальный комплекс. Звук бухенвальдского набата, призывавшего заключенных к сопротивлению, стал символом несгибаемой воли людей к свободе и миру. Он и сейчас поднимает народы на борьбу против фашизма и милитаризма, против угрозы новой мировой войны.

Во время многомесячного Нюрнбергского процесса я вместе с группой советских юристов и журналистов выезжал в предместье Мюнхена – Дахау. Здесь еще в 1933 году был создан первый концентрационный лагерь фашистов. И именно здесь проходили курс палаческих наук те, кто потом создавал Бухенвальд и Заксенхаузен, Освенцим и Майдаиек, Треблипку и Маутхаузен. Узниками лагеря побывало 250 тысяч человек, около 70 тысяч из них были убиты или замучены. Национальные и интернациональные организации заключенных спасали больных, устраивали акты саботажа, поддерживали контакты с немецкими и иностранными группами, действовавшими в других городах и лагерях Баварии.

Еще один крупнейший лагерь на территории присоединенной к фашистской Германии Австрии – Маутхаузен. Он был создан Кальтенбруннером еще в 1938 году, чтобы не увозить порабощенных австрийцев в лагеря, уже действовавшие в самой Германии. В дальнейшем Маутхаузен, как и другие гитлеровские фабрики смерти, стал интернациональным. Узниками его были около 335 тысяч человек – австрийцев, немцев, чехов, французов, русских, представителей других национальностей. Свыше 110 тысяч человек, в том числе более 32 тысяч советских граждан, были казнены или замучены. Среди них советский генерал Герой Советского Союза Д. М. Карбышев. Их подвиг увековечен мемориальным музеем, созданным на месте концлагеря.

Фашистские палачи отрабатывали в этих лагерях самые совершенные и эффективные методы убийств многих тысяч людей. Начальник имперского управления безопасности Кальтенбруннер, посетив Маутхаузен, со смехом вошел в газовую камеру, осмотрел ее. Затем по его требованию привезли заключенных и в присутствии Кальтенбруннера продемонстрировали три вида казни: отравление газом, повешение и расстрел в затылок. Среди обреченных были и женщины – им обрезали волосы, чтобы не мешали при расстреле. Кальтенбруннер внимательно наблюдал за казнями, видимо изучая, какой из демонстрируемых способов является более эффективным. В другой раз Маутхаузен посетил гаулейтер Вены фюрер гитлеровской молодежи Ширах. Он наблюдал казнь жертв, которые издевательски именовались «парашютистами». Их избивали, топтали ногами, а затем сбрасывали с обрыва высотой до 40 метров. Во время одного из своих последних посещений лагеря Кальтенбруннер дал приказ коменданту Цирайсу ежедневно умерщвлять в лагере по меньшей мере тысячу человек. В апреле 1945 года в Дахау поступила директива от Кальтенбруннера об умерщвлении ядом всех заключенных, кроме арийцев из западных стран. Тогда же намечалось ликвидировать два лагеря для евреев под Мюнхеном с помощью немецкой бомбардировочной авиации, которую предполагалось выдать за союзническую.

Но самые изощренные методы уничтожения людей, применявшиеся в фашистских лагерях, не могли сломить стойкость миллионов заключенных, сохранявших до конца человеческий облик и надежду на избавление от ужасов фашистского рабства.

Здесь, в гитлеровских концлагерях, не только в полной мере раскрылась античеловеческая сущность фашизма, но и проявились лучшие черты людей, совершавших в этих страшных условиях акты высочайшего мужества и героизма.

Великий гуманист М. Горький в своих произведениях воспел человека. Его словами «Человек! – Это звучит гордо» мне и хотелось бы закончить рассказ об ужасах фашистских застенков и о мужестве тех людей, которые сохранили все лучшее, присущее человеку, в аду самого массового и жестокого в истории гитлеровского террора.

Преступления против будущего

В ходе расследования преступлений германского фашизма в самой Германии, в Польше и на оккупированной территории Советского Союза Чрезвычайной государственной комиссией СССР были установлены факты массового и зверского истребления детей.

Каждому здравомыслящему человеку ясно: дети – это дети, они не воюют, они не вооружены, они беззащитны и никакой опасности для германского рейха не представляют. Однако фашизм их зверски уничтожал. Уничтожал еще с большим садизмом и жестокостью, чем взрослых. Зверски расправляясь с мирным населением оккупированных территорий, фашисты грубо нарушали международные конвенции и установленные цивилизованным миром правила ведения войны. Истребление детей было еще более страшным преступлением гитлеровцев. Но они охотно совершали его, преследуя свои далеко идущие цели, связанные с установлением господства над всем миром.

Дети – это будущее народа, будущее нации, продолжение жизни на планете.

Хорошо известны слова Гитлера: «Я просто приму меры к систематической приостановке естественного прироста этого населения» (имеются в виду нежелательные для фашизма народы. – С. К.) (Нюрнбергский процесс. В 7-ми т., т. 4, с. 32.). «Мы, – говорил Гитлер Раушнингу, – должны развить технику обезлюживания… Я имею в виду устранение целых расовых единиц. И это – то, что я намерен осуществить».

В этих высказываниях фашистского фюрера и открывается истинная цель убийства детей на оккупированных территориях. Это геноцид в его самом изощренном проявлении, преступление против основ физического существования народов.

Когда за спиной более 70 лет жизни, когда уже кажется, что никакая жестокость в сегодняшнем мире не поразит тебя – человека, участвовавшего в расследовании преступлений злейшего врага человечества – фашизма, действительность вдруг снова возвращает нас к дням, которые, думалось, больше не вернутся.

Читаешь о массовом отравлении палестинских девочек в Ливане, и перед глазами стоит Лена Дубова из львовского гетто – девочка-подросток с поседевшими косичками, в синем в белый горошек платьице и с непроходящей грустью во взгляде.

Я встретился с ней в 1944 году в Золочеве, когда как представитель Чрезвычайной государственной комиссии участвовал в расследовании злодеяний немецко-фашистских захватчиков на Львовщине. История ее такова. Лена с мамой оказались во львовском гетто, из которого фашисты в массовом порядке вывозили людей в лес. Там их подводили к большой яме и расстреливали на глазах у остальных, ждущих такого же конца. Лена и ее мама попали в тот день в последнюю группу жертв. Выстрелы обожгли и оглушили девочку, и больше она ничего не помнила. Очнулась Лена под трупом матери: тьма, холод от тел, из которых уже ушла жизнь. Вокруг липкая кровавая масса. Ужас и страх придали ей сил: девочка стала выкарабкиваться, ей удалось вылезти из могилы. Болело простреленное плечо, платье заскорузло от крови. Была уже ночь, впереди мелькали какие-то огоньки, и Лена поползла к ним с надеждой, что там найдутся добрые люди. Так и оказалось. Лену спрятали, выходили, вернули к жизни. После освобождения Львова Советской Армией ее разыскал дядя из Золочева. Так она оказалась в этом городе и теперь стояла передо мной. Было это 40 лет назад. С тех пор родились новые поколения. Но снова и снова узнаешь, что там, где империалисты развязывают войны, опять на детские плечи наваливается страшная тяжесть пережитых ужасов. Во Вьетнаме дети становились мишенью для американских стратегических бомбардировщиков Б-52. До сих пор страдают они от последствий отравления их матерей и отцов сделанной в США химической «оранжевой смесью». Они становятся сиротами и калеками в Сальвадоре, где диктаторский режим пытается американским оружием сохранить свои прогнившие устои. Над детьми нависает угроза физического уничтожения и увечий всюду, где эксплуататорский класс прибегает к диктатуре фашистского образца, к военным авантюрам, к завоеванию нового «жизненного пространства».

Пожелтевшие документы, зафиксировавшие преступления империалистического человеконенавистничества в его крайнем – фашистском – выражении, снова возвращают меня в прошлое.

Мне не забыть выступления польской писательницы С. Шмаглевской на Нюрнбергском процессе в феврале 1946 года. Шмаглевская – узница Освенцима. В нем она пробыла с октября 1942 года до января 1945 года. Выступала она в качестве свидетельницы, допрашивал ее в судебном заседании Лев Николаевич Смирнов. Встав у свидетельского пульта и дав клятву говорить правду и только правду, Северина Шмаглевская с гневом и надрывом в голосе рассказала суду о систематическом уничтожении в концлагере детей, в том числе и только что рожденных младенцев. Она поведала суду, как детей в лагере заставляли непосильно работать, превращая их из физически здоровых в мертвецов, как производили над ними различные медицинские опыты. Но такова была участь только части прибывающих детей. В основном же прямо из подошедших к лагерю эшелонов по «дороге смерти» их вели в газовые камеры, а когда там не справлялись с людским потоком, детей бросали живыми в раскаленные жерла крематорских печей. Отчаянный детский крик стоял над лагерем постоянно.

Сколько их удушили газом, заживо сожгли, умертвили издевательствами, голодом, непосильной работой и болезнями, она не знает, так как чаще привозимых в лагерь детей не регистрировали и не считали, но были дни, когда лагерные убийцы сдавали на склады по тысяче детских колясок.

В Освенциме были польские, французские, итальянские, русские, еврейские дети и дети других национальностей, так как известно, что в лагере находились женщины со всей Европы.

И она, женщина, мать, обращая свой гневный взгляд на сидевших на скамье подсудимых главных нацистских военных преступников, с болью и ненавистью бросила им в лицо: «Я бы хотела от имени женщин всей Европы… спросить сегодня немцев: где находятся эти дети?» (Нюрнбергский процесс. В 7-ми т., т. 4, с. 157.)

Зал затих. Наступили минуты оцепенения от возгласа этого скорбящего материнского сердца. Опущены были глаза и головы убийц.

На этом же заседании советский представитель Л. Н. Смирнов попросил суд принять в качестве доказательства краткие извлечения из доклада правительства Польши, в котором говорилось: «Тысячи польских детей (от 7 до 14 лет) были безжалостно уведены от родителей и семейств и вывезены в Германию» (Нюрнбергский процесс. В 7-ми т., т. 4, с. 20.).

Как показывает история лионского палача Барбье, многие из убийц этих детей ходят на свободе в США и в других странах, и с них следует полной мерой спросить за смерть невинных.

Расследованием злодеяний фашизма в Освенциме было установлено, что там нашли мученическую смерть сотни тысяч детей народов и национальностей, отнесенных нацистами их бредовой расовой теорией к неполноценным, – это славяне, евреи, цыгане и другие. Еще задолго до начала Нюрнбергского процесса Чрезвычайная государственная комиссия СССР обнаружила на территории лагеря Биркенау семь вагонов детских вещей, подготовленных нацистами к отправке в Германию. В найденной среди документов справке за подписью обершарфюрера СС Рейхенбаха было указано, что только за 47 дней – с 1 декабря 1944 года по 15 января 1945 года – в лагере было обработано для отправки в Германию 99 922 комплекта детского платья и белья. Итак, почти 100 тысяч умерщвленных детей за полтора месяца!

Бывший заключенный лагеря, врач из города Вильнюса Яков Гордон показал: «…в начале 1943 года в лагере Биркенау были отобраны 164 мальчика и отвезены в больницу, где при помощи уколов в сердце карболовой кислоты все они были умерщвлены». Аналогичная страшная картина запечатлелась в памяти Вельдтраут Бакаш из Дюссельдорфа: «В 1943 году, в то время, когда мы огораживали крематорий № 5, я лично видела, как эсэсовцы бросали в горящие костры живых детей».

В Освенциме среди освобожденных узников комиссия обнаружила 180 детей в возрасте от 8 до 15 лет. В лагерь они поступили во втором полугодии 1944 года, то есть находились в нем только от трех до шести месяцев. Дети выглядели страшно: в оборванных лагерных полосатых халатах не по росту, грязные, изнуренные. Все 180 детей прошли медицинское обследование, выявилось, что 72 из них больны легочно-железистым туберкулезом, 49 – алиментарной дистрофией, 31 ребенок обморожен и т. д.

Вот что нам говорили сами дети, спасенные Советской Армией. Самий Мудианов, 1930 года рождения, из города Род (Италия): «…нас, детей, по 15–20 человек, заставляли работать – на лямках возить груженные с разным грузом повозки, но больше отвозили трупы умерших к специальному блоку, где они складывались и оттуда увозились в крематорий. Работали мы с 4 часов утра до вечера. В конце октября 1944 года производивший проверку немец дал нам „кару“ за то, что не было чисто в блоке. Нас, 150 человек, построили па улице около блока и отвели в купальню, где раздели донага, облили холодной водой, голых повели по улице в свой блок, после чего многие из детей заболели».

Девятилетний Андраш Леринциакош из города Клез (Венгрия) рассказал: «…когда нас пригнали в лагерь в 22-й блок, там нас били, особенно приставленные к нам женщины-немки. Били палками. За время пребывания в лагере у меня доктор Менгеле брал много раз кровь… В ноябре 1944 года всех детей переводили в лагерь „А“, в „Цыганский“ лагерь; при проверке одного из нас не оказалось. Тогда начальница женского лагеря Брандем и ее помощник Мендель выгнали нас всех на улицу в час ночи, и мы простояли на морозе до 12 часов дня…»

Я беседовал с Розенбаумом, мальчиком 10 лет, с Майгель – ему 13 лет, – оба они из Венгрии, с девочкой Цимблих из Польши – ей 12 лет. Они простояли без обуви на морозе 12 часов. У всех обморожение стоп II и III степени.

Детей, родившихся в лагере, эсэсовцы отбирали у матерей и умерщвляли. При выявлении беременности у прибывших женщин вызывали преждевременные роды. В случае сопротивления направляли в газовую камеру.

Бывшая заключенная София Фляке из города Кракова показала: «У многих женщин, прибывших в августе 1944 года в лагерь, имелись дети в возрасте от 5 до 12 лет. Все они по прибытии в лагерь вместе с матерями были отправлены в крематорий. Я прибыла с семимесячной беременностью. При осмотре врач СС Кениг обнаружил у меня беременность и направил в барак В-3 (Биркенау). Там было 65 таких женщин. Через три дня мне сделали укол в область бедра с целью вызвать преждевременные роды. Такие уколы проделывали 4 дня. На 5-й день я родила ребенка, которого у меня забрали. В бараке за мое пребывание таких случаев я видела 14. Новорожденные или преждевременно рожденные увозились неизвестно куда» (Нюрнбергский процесс. В 7-ми т., т. 4, с. 365.).

Если в лагерях смерти фашисты организовали «индустрию» массовых убийств, то и в других местах убийцы безжалостно уничтожали детей, добиваясь осуществления той же цели – искоренения целых народов. Свидетельствую, что, где бы ни расследовала наша комиссия гитлеровские преступления, везде мы с болью в сердце констатировали факты сознательного истреблепия новоявленными иродами самого дорогого, что есть у людей, – детей, ради светлого будущего которых живет, страдает и борется все человечество.

Из документов Чрезвычайной государственной комиссии явствует, что на оккупированной территории Советского Союза бесчинства и разбой фашистов в уничтожении детей приняли характер вседозволенного, изощренного цинизма, жестокости и животной остервенелости.

В Московской области, в деревне Белый Раст, Краснополянского района, группа пьяных немецких солдат поставила на крыльцо дома 12-летнего Володю Ткачева и открыла по нему стрельбу из автоматов, всего изрешетив пулями.

В селе Воскресенское, Дубнинского района, гитлеровцы использовали в качестве мишени трехлетнего мальчика и по нему производили пристрелку пулеметов.

В Латвии гитлеровские головорезы расстреляли, удушили, сожгли и заживо закопали в землю 35 476 детей. Только в Центральной тюрьме Риги они убили более 2 тысяч детей, отобранных у родителей, а в Саласпилсском лагере – более 3 тысяч детей (См.: Нюрнбергский процесс. В 7-ми т., т. 4, с. 93, 96.).

Бывшая узница концлагеря Саласпилс Э. К. Салиюмс рассказала: «В Саласпилсе детей истязали остервенело. Делали им впрыскивание какой-то жидкости, и после этого дети истекали поносом. Давали им отравленную кашу и кофе, и от этого в день умирало по 150 человек».

Другая бывшая узница Саласпилса, М. Г. Бринман, наблюдала, как заболевшим корью детям что-то впрыскивали, после чего начиналось воспаление глаз, и через несколько дней глаза вытекали.

У детей в лагере систематически выкачивали кровь. 33 бывших узника лагеря в своих показаниях подтвердили, что у детей регулярно брали кровь.

Оккупанты занимались зверскими массовыми истреблениями и в Литве. В лагере близ аэродрома в Каунасе в начале 1944 года гитлеровцы насильно отобрали у узников детей в возрасте от 6 до 12 лет и увезли их. Житель Каунаса Владислав Блюм свидетельствовал: «На моих глазах происходили душераздирающие сцены: у матерей немцы отбирали детей и отправляли неизвестно куда, а многие дети погибли при расстреле вместе с матерями».

О страданиях, горе и муках матерей говорят надписи, обнаруженные на стенах зданий лагеря: «Отомстите за нас! Пускай весь мир знает и поймет, как зверски уничтожали наших детей. Наши дни уже сочтены, прощайте!»; «Пусть весь мир знает и не забудет отомстить за наших невинных детей. Женщины всего мира! Вспомните и поймите все зверства, которые произошли в XX веке с нашими невинными детьми. Моего ребенка уже нет…» (Нюрнбергский процесс. В 7-ми т., т. 4, с. 114. 146.). На Ставропольщине в декабре 1942 года фашисты организовали исключительное по своей жестокости умерщвление детей, больных костным туберкулезом и находившихся на излечении в санаториях курорта Теберда.

Очевидцы этого злодеяния – сотрудники детских санаториев «Пролетарий» и имени Крупской – медицинская сестра С. Е. Иванова и санитарка М. И. Полупанова сообщили: 22 декабря 1942 года подъехала немецкая автомашина. Семь немецких солдат вытащили из санаториев 54 тяжелобольных ребенка в возрасте от трех лет, уложили штабелями в несколько ярусов в машине, захлопнули дверь, впустили газ (окись углерода) и выехали из санатория. Все дети погибли, они были умерщвлены фашистами и сброшены в Тебердинское ущелье, близ Гуначгира.

Такая же страшная участь постигла 214 детей детдома, эвакуированного из Симферополя в г. Ейск. Как удостоверяют свидетели – директор детдома М. В. Тимошенко, зав. учебной частью М. Ф. Маслак и другие, 9 и 10 октября 1942 года к корпусам детдома подъехали крытые грузовые машины с металлическим кузовом и герметически закрывающимися дверьми. Прибывшие гитлеровские солдаты силой загоняли детей в машины. Предчувствуя недоброе, дети разбегались по улицам города с плачем и криком о помощи, их нагоняли фашисты, волокли и заталкивали в машины. Все это происходило на глазах жителей. Убийцы объявили, что везут детей в Краснодар на лечение. На самом же деле их удушили газами, а некоторых закопали живыми. Когда была вскрыта эта могила, комиссия увидела страшную картину. Все дети лежали беспорядочно, многие, прощаясь, обняли друг друга.

В Нижне-Чирской станице Сталинградской области в сентябре 1942 года гитлеровцы расстреляли 47 воспитанников детского дома в возрасте 4-12 лет. Трупы детей были свалены в яму за рекой Чир вместе с игрушками.

В городе Кисловодске в школе № 16 в августе 1942 года гитлеровцы замучили и расстреляли за рекой Подкумок, в овраге, 47 детей от грудного до 15-летнего возраста. При осмотре трупов младенцев медицинская экспертиза установила, что все они были заживо сброшены в овраг, на отдельных трупах сохранились следы пыток и истязаний. Под Кисловодском, возле горы Кольцо, в районе колхоза имени Кирова в яме обнаружено 9 детских трупов от 2 до 12 лет. Было установлено, что в нее дети были брошены живыми.

В станице Ладожской фашистские палачи потопили в реке Кубань тысячи невинных мирных граждан-евреев. Грудные дети привязывались к телам матерей и сбрасывались в реку. Жители станицы стали очевидцами жуткой трагедии, когда сотни бездыханных тел детей плыли по реке.

Глумление фашистской солдатни над детством не имело границ. В поселке Апшеронском (Краснодарский край) гитлеровцы заставили мальчика под дулами автоматов закопать в землю расстрелянных на его глазах мать, отца и шестилетнюю сестренку. После этого был расстрелян и сам мальчик.

В Сталинградской области жители хутора Аверин М. Г. Егорова, М. П. Горина, А. Г. Жогин и другие рассказали комиссии, как за пропавшую у немецкого офицера пачку с 10 сигаретами были зверски замучены и убиты 10 мальчиков в возрасте 9-12 лет. Гитлеровские палачи трое суток издевались над детьми, били их палками, скрученным железным проводом, возили в машине по хутору, останавливались перед дворами, где жили родители, и в их присутствии снова продолжали истязать. 7 ноября 1942 года фашисты повезли детей к силосной яме и там расстреляли.

М. П. Горина, мать одного из погибших мальчиков, не могла спокойно говорить с нами. От нее мы узнали: «Утром 7 ноября 1942 года на улицу хутора въехала автомашина с арестованными детьми, еле живыми от избиения. Недалеко от моего дома она остановилась, из нее вытащили моего сына Васю и Костю Головлева и стали бить их плетьми из телефонного провода, били до тех пор, пока они не потеряли сознания… Перед расстрелом немцы всех мальчиков раздели, оставили в одних рубашках».

Матери погибших детей обратились к бойцам Советской Армии со словами:

«Товарищи бойцы! Мы ждали вас в тот тяжелый день. Надеялись, что вы придете и спасете наших детей от смерти. Вы опоздали на несколько дней. И теперь у нас к вам одна наша материнская просьба: когда идете в бой, помните о детях, товарищи! О тех детях, над головами которых занесен топор фашиста-палача».

Просматривая сейчас свой архив и материалы Чрезвычайной государственной комиссии, я вижу за названием каждого города и почти каждого населенного пункта, оккупированных фашистами, горы трупов замученных, истерзанных, искалеченных детей. Здесь рассказано только о некоторых трагических судьбах детей в концлагере Освенцим – Биркенау, в оккупированных районах Сталинградской области, Краснодарского, Ставропольского краев, Латвийской и Литовской республик. Но этим не исчерпываются злодеяния палачей. Такие же зверства они чинили в Смоленской, Орловской, Курской и других временно оккупированных областях РСФСР, на Украине и в Белоруссии.

В музее Брестской крепости есть страшный, впечатляющий своим лаконизмом экспонат. Всего две фотографии, расположенные рядом. На одной из них смеющиеся лица воспитанников и воспитанниц одного из детских садов Бреста. Этот снимок сделан за несколько дней до начала войны. На другом снимке фашистский «фотолюбитель» запечатлел то, что осталось от тех же детей через несколько дней после начала войны: груду маленьких, безжизненных тел, поваленных навзничь прицельной автоматной или пулеметной очередью. На мертвых лицах нет следов ни ужаса, ни волнений. Видимо, какой-то «дядя» в немецкой форме собрал их в группу, способную уместиться в кадре. Может быть, он при этом улыбался, хлопал детей по щуплым плечикам и, может быть, даже угостил кого-то конфеткой. А потом либо он, либо его «ассистент» в такой же свежей, не выгоревшей от летнего солнца немецкой форме прицелился и в упор расстрелял доверчиво ждавших, что будет дальше.

Этот снимок не был предъявлен в качестве документа обвинения на Нюрнбергском процессе. Не было его и в материалах Чрезвычайной государственной комиссии. К сожалению, подобных свидетельств гитлеровских злодеяний к нам поступило слишком много и ряд преступлений, совершенных фашистами, мы, конечно, так и не смогли зафиксировать в официальных юридических актах. О трагической участи детишек из Бреста я пишу потому, что страшное преступление совершено в самом начале войны, когда гитлеровцы упивались своими победами, когда не было еще озлобления от собственных потерь и неудач, когда, наконец, нельзя было представить эту зверскую акцию как средство устрашения «непокорного», то есть не подчинившегося захватчикам местного населения. Просто уничтожение беззащитных детей без каких-либо попыток найти оправдание преступлению, чудовищность которого способна покоробить даже самого закоренелого убийцу-уголовника.

Сталкиваясь с подобными (к сожалению, многочисленными) фактами, я невольно задавал себе вопрос: а чего добивались гитлеровцы, расстреливая, сжигая заживо, разрезая на части, отправляя в газовые камеры и «душегубки» тех, кого они и без того лишили самой светлой поры жизни – детства? Конечно, это была составная часть политики геноцида. Но не только. На убийстве детей они формировали беспредельную жестокость, чувство вседозволенности и безнаказанности у тех, кому отводили роль будущих хозяев, господ, управляющих, надсмотрщиков, призванных стать сознательной опорой колонизаторского режима на оккупированных территориях. И наконец, не последнюю роль играла элементарная расчетливость, свойственная собственнику. Детей, лишенных родителей, нужно было кормить, им требовались медикаменты, топливо, одежда. А во всем этом нуждались и дети Германии. Следовательно, рассуждали фашисты, убивая русского, польского, украинского, белорусского, литовского и т. д. ребенка, они облегчают участь собственного сына, дочери. Вот он очищенный от всякого идеологического камуфляжа принцип буржуазного индивидуализма: «Своя рубашка ближе к телу». Во имя собственного благополучия, во имя величия Германии, во имя утверждения во всем мире «избранной» арийской расы и совершали фашисты те чудовищные преступления, которые и сейчас леденят душу всех честных людей, мечтающих о том, чтобы в мире остался только один привилегированный класс – дети.

Советских людей всегда поражала вопиющая жестокость, которую фашисты проявляли по отношению к детям. Находясь в Моабитской тюрьме, куда он был переведен из концлагеря, Муса Джалиль написал потрясающее по силе стихотворение «Варварство», в котором рассказал о трагической участи детей, попавших в руки фашистских палачей. Позволю себе привести часть этого стихотворения:

Они с детьми погнали матерей

И яму рыть заставили, а сами

Они стояли, кучка дикарей,

И хриплыми смеялись голосами.

У края бездны выстроили в ряд

Бессильных женщин, худеньких ребят…

Нет, этого я не забуду дня,

Я не забуду никогда, вовеки!

Я видел: плакали, как дети, реки,

И в ярости рыдала мать-земля…

Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,

Он падал, издавая вздох тяжелый.

Детей внезапно охватил испуг, –

Прижались к матерям, цепляясь за подолы.

И выстрела раздался резкий звук…

– Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!

Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь?

– И хочет вырваться из рук ребенок,

И страшен плач, и голос тонок,

И в сердце он вонзается, как нож.

– Не бойся, мальчик мой.

Сейчас вздохнешь ты вольно.

Закрой глаза, но голову не прячь,

Чтобы тебя живым не закопал палач.

Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.

– И он закрыл глаза. И заалела кровь,

По шее лентой красной извиваясь.

Две жизни наземь падают, сливаясь,

Две жизни и одна любовь!

Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.

Заплакала земля в тоске глухой.

О, сколько слез, горячих и горючих!

Земля моя, скажи мне, что с тобой?

Ты часто горе видела людское,

Ты миллионы лет цвела для нас,

Но испытала ль ты хотя бы раз

Такой позор и варварство такое?

Страна моя, враги тебе грозят,

Но выше подними великой правды знамя,

Омой его земли кровавыми слезами,

И пусть его лучи пронзят,

Пусть уничтожат беспощадно

Тех варваров, тех дикарей,

Что кровь детей глотают жадно,

Кровь наших матерей…

Кровь и страдания детей, попавших в фашистскую неволю, звали советских воинов в бой. И во имя их спасения совершали свои подвиги на фронтах Великой Отечественной войны солдаты и офицеры армии-освободительницы.

Фашистский разбой

Грабеж и разрушение

Гитлеровская Германия стремилась не просто к покорению мира, а к превращению захваченных стран в колонии. Она хотела за их счет обеспечить процветание третьего рейха. Германский империализм пытался создать свою колониальную империю в Европе. Ликвидация независимости и государственности европейских народов, подавление национального самосознания и культуры, закабаление людей, лишение их гражданских прав, установление режима устрашения и террора – все эти элементы колониальной политики империализма проявились в деятельности фашистских захватчиков на оккупированной территории СССР и других стран.

В то время термин «колониализм» не употреблялся для характеристики нацистского оккупационного режима. Союзники СССР по антигитлеровской коалиции владели девятью десятыми колоний мира. И, обеляя свой колониализм, всячески отмежевывались от фашистской политики грабежа и подчинения народов, пытаясь представить ее в качестве какого-то особого, чисто случайного явления, вызванного к жизни честолюбивыми стремлениями или необузданной жестокостью бесноватого фюрера и его сообщников. Нюрнбергский процесс, признав гитлеровский оккупационный режим несовместимым с нормами жизнедеятельности цивилизованных народов, тем не менее не заклеймил фашистскую оккупационную политику как разновидность колониализма, пе признал его преступным.

В наши дни особенно отчетливо выявилась неразрывная связь гитлеровского фашизма и империалистического колониализма. Многочисленные факты свидетельствуют, что гитлеровцы в своей оккупационной политике использовали те же методы, которые применяются всеми колонизаторами. Поэтому нет принципиального различия между нацистским ограблением Европы и хищнической эксплуатацией развивающихся стран империалистами, между действиями гитлеровских оккупантов на советской территории и политикой грабежа и насилия, осуществляемой империалистами там, где они устанавливают свои колониальные порядки. Ограбление и беспощадная эксплуатация чужих народов, разрушение и замедленное развитие производительных сил и культуры зависимых стран, установление в них коллаборационистских порядков, удушение любой оппозиции, уничтожение лучших представителей народа и устрашение остального населения – таким был колониальный режим, насаждаемый фашистами на оккупированных территориях. Таким же он является в Гренаде, раздавленной американской солдатней, и в других странах, где безнаказанно хозяйничают американцы и их пособники.

В демагогических целях нацисты объявляли себя борцами против англо-американской плутократии и даже обличали британские и французские колониальные порядки. Этим они хотели привлечь на свою сторону угнетенные империалистами народы и закамуфлировать свои истинные намерения захватить чужие колонии и присоединить их к третьему рейху. При этом гитлеровцы мечтали превратить в свою колонию всю Европу, особенно Восточную. В ноябре 1941 года Гитлер цинично заявил, что для Германии «восточное пространство является тем же самым, чем является Индия для Англии».

Изучая один очень важный документ, определяющий характер экономической деятельности фашистов на оккупированных территориях, я воочию убедился в том, что гитлеровский колониализм мало чем отличается от любого другого колониализма. Из этого документа следовало, что нацисты преследуют цель не только разгромить и расчленить СССР, ликвидировать социалистический строй и его экономические и идеологические основы, но и использовать нашу страну в качестве колониального придатка гитлеровской метрополии. Именно такую задачу ставил Гитлер на совещании в своей ставке 16 июля 1941 года, говоря о Стране Советов как о якобы побежденном уже государстве: «В основном дело сводится к тому, чтобы освоить огромный пирог, с тем чтобы мы, во-первых, овладели им, во-вторых, управляли и, в-третьих, эксплуатировали…» (Преступные цели – преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941–1944 гг.). М., 1968, с. 53.).

Перед самым отъездом на Нюрнбергский процесс меня вызвал в Кремль председатель Чрезвычайной государственной комиссии Николай Михайлович Шверник.

Кремль – это святое место для всех советских людей, а для москвича тем более. Вступаешь на его мостовые с каким-то трепетным чувством преклонения перед святостью и красотой седой старины. Я всякий раз, входя на территорию Кремля, не могу не снять шапку и не поклониться величию его зодчих и строителей.

Красно-кирпичная зубчатая кремлевская стена, а за ней белокаменные строения, то как бы мягко стелющиеся по земле, то гордо рвущиеся ввысь, и золоченые купола, напоминающие ослепительно яркое полуденное солнце. На это великолепие можно смотреть часами, но я вызван сюда не на экскурсию, а по важным государственным делам, поэтому надо спешить.

Вхожу в рабочий кабинет товарища Шверника. Николай Михайлович, встав, приветствует меня и приглашает сесть.

Сколько бы раз я ни встречался с Николаем Михайловичем Шверником, меня всегда поражали его глаза. Они были необыкновенно голубого цвета, бездонны, как небо, большие, открытые, смотрящие на тебя с удивительным доброжелательством и прозорливостью. Член партии с 1905 года, на протяжении 45 лет являвшийся членом ее ЦК, он был очень добрый, мудрый человек, пользовался большим уважением и любовью тех, кто работал с ним, всех советских людей. Партия доверяла ему ответственные посты. 18 лет он возглавлял советские профсоюзы. В 1944–1946 годах был председателем Президиума Верховного Совета РСФСР, а затем Председателем Президиума Верховного Совета СССР, заменив на этом посту М. И. Калинина. Почти 15 лет, до конца своей жизни, он руководил Комитетом партийного контроля при ЦК КПСС.

Объяснив причину вызова, Николай Михайлович передал мне в руки документ и сказал, что это «Зеленая папка» Геринга, документ особой государственной важности, который нужно представить в Нюрнберге Международному военному трибуналу.

– Вы за него отвечаете головой, – предупредил в заключение Николай Михайлович.

И вот в моих руках «Зеленая папка».

Я пока знаю о ее содержании лишь в общих чертах. Она была захвачена советскими десантниками, выбившими внезапным ударом с моря врага из Феодосии. Это произошло в декабре 1941 года. Уже в 1942 году о грабительских целях фашистов, изложенных в этом документе, сообщалось в специальной ноте народного комиссариата иностранных дел СССР. Но полностью текст папки тогда не был воспроизведен в печати.

Смотрю на ее обложку – зеленая. Почему зеленая? И память мгновенно переносит к давно прочитанным строкам о русских декабристах. У тайного общества декабристов «Союза благоденствия» (1818–1821) была «Зеленая книга», в которой излагались цели и задачи борьбы этого общества с самодержавием. Зеленый цвет – цвет надежды. И они, эти высокогуманные и образованные люди XIX века, страстно надеялись осуществить цели своей борьбы за человеколюбие, всеобщее образование, справедливое правосудие, улучшение хлебопашества и промышленности России.

А что же содержала «Зеленая папка» Геринга? Коротко, обобщенно это документ, поощряющий человеконенавистничество, разбой, грабежи, полное порабощение и разорение моей Родины. Эти сокровенные мечты и надежды нацистов Геринг изложил в папке зеленого цвета. Но надежды его, к счастью людей мира, не сбылись.

Понятно, с каким чувством ответственности вез я ее в Нюрнберг.

Летел туда самолетом через Берлин. Московский аэродром нас «выпустил», Берлин «принял», все хорошо, а дальше синоптики сообщили о нелетной погоде. Сутки ждали. Погода не улучшалась. Надо лететь во что бы то ни стало. Трибунал в Нюрнберге уже начал работу. После долгих выяснений дали разрешение на вылет. Полет проходил в очень сложных метеорологических условиях: по трассе кораблю был дан очень узкий «коридор», за бортом сплошное «молоко», никакой видимости, летим «вслепую». Я наблюдаю за командиром корабля Циновым. Он в поту, капли выступили на лбу, переносице. Летчик напряжен до предела. Но и его и мое желание слились воедино – только вперед, только вперед.

Летное мастерство Цинового сделало свое дело. Мы, правда, несколько отклонившись от заданного курса, приземлились на аэродроме в Фюрсте. Циновой мгновенно сориентировался, самолет молниеносно снова взмыл в небо, и через несколько минут мы были на нюрнбергском аэродроме.

Там нас встретили товарищи, уже участвующие в работе трибунала, и без лишних слов и приветствий усадили в машину: время слишком дорого, заседания трибунала продолжались с нарастающей остротой, и документов, доставленных мною из Москвы, ждали с нетерпением.

Машина быстро набирала скорость, и водитель-солдат искоса поглядывал на меня, однако не выдавал своего любопытства к прилетевшему штатскому человеку, которого сопровождали старшие советские офицеры. Сам того не замечая, я время от времени просовывал правую руку под лацкан темно-синего пиджака, ощупывал на внутреннем кармане застегнутую пуговицу. Наш шофер, очевидно, подумал, что мне после дальнего перелета стало плохо и поэтому я то и дело прижимаю руку к сердцу. Откуда же ему было знать, этому простому русскому парню, что у меня в кармане хранится документ чрезвычайной государственной важности. Для него мне не дали ни специальной папки с секретными замками, ни дипломатической сумки – вализы, ручку которой в свое время приковывали к цепочке на запястье. Мне Николай Михайлович Шверник просто передал документ из рук в руки и сказал, что его нужно любой ценой доставить в Нюрнберг.

Мое тревожное состояние можно понять – ведь я вез в Нюрнберг единственный экземпляр «Зеленой папки», находившейся в распоряжении Советского правительства. До передачи ее трибуналу в Нюрнберге я не решился спрятать папку в специально отведенный сейф, спал с ней в гостинице, ходил на обед в столовую, давал по листкам переводчикам, собирал копии после размножения, пока наконец она не была представлена Международному трибуналу.

В речи главного обвинителя от СССР Р. А. Руденко было отмечено, что «Зеленая папка» Геринга представляла собой заранее разработанную фашистскими заговорщиками широкую программу организованного ограбления Советского Союза.

В ней детализировались цели плана под кодовым названием «Ольденбург», являвшегося экономическим разделом плана «Барбаросса». Официальное название доверенного мне документа – «Директивы по руководству экономикой во вновь оккупированных восточных областях». Предназначались они военным властям, а затем были объявлены обязательными и для органов гражданского управления оккупированными территориями.

Это была первая в истории войн методичная программа варварского грабежа целой страны. Я до сих пор вспоминаю титульный лист «Зеленой папки», там обозначена дата– «июнь 1941 года», то есть она была создана еще до нападения фашистской Германии на Советский Союз. Она у меня и сейчас на письменном столе, в русском переводе, сделанном во время процесса, после того как я доставил ее специальным самолетом из Москвы в Нюрнберг.

С тех пор прошло немало времени. У меня выросла дочь Светлана, и внуку Андрюшке уже 21 год. Частенько во время моей работы над материалами книги он с юношеской любознательностью интересовался ими и недоумевал, как может человек совершать такие злодеяния. А прочтя отдельные положения из «Зеленой папки», прямо спросил меня:

– Неужели это делали люди, неужели такое могло быть?

Я не удивился вопросам внука. Ведь он уже представитель второго поколения людей, не знавших ужасов войны, поколения советских ребят, воспитанных на принципах гуманизма, интернационализма и высокого уважения к человеческой личности.

– Да, – говорю внуку, – этот страшный документ империалистам из своей истории не выбросить. С самых первых строк в нем глава за главой, раздел за разделом излагается программа разбоя, грабежа нашей Родины.

Уже в предисловии к нему говорится:

«„Зеленая папка“, часть I, предназначена для ориентации военного командования и военно-хозяйственных инстанций…

Директивы и распоряжения, изложенные в „Зеленой папке“, соответствуют военным приказам, изданным ОКБ и отдельными родами вооруженных сил».

Читая эти строки, еще не представляешь всего грабительского характера фашистской программы. И только изучив все 29 страниц большого формата, на которых убористым, мелким шрифтом изложены программные и тактические установки Геринга по ограблению Советского государства и доведению его экономики до полного истощения, постигаешь всю суть фашистского изуверства, жестокую продуманность и целенаправленность грабежа нашей страны и ее граждан.

«Зеленая папка» содержит разделы:

1. Главные экономические задачи.

2. Организация экономики.

3. Проведение в жизнь отдельных экономических задач.

4. Хозяйственные перевозки.

5. Задачи военной охраны хозяйства.

6. Снабжение войск из ресурсов страны.

7. Использование рабочей силы, привлечение местного населения.

8. Военные трофеи, платные услуги, военная добыча, призовые суды.

9. Экономические задачи в области военной промышленности.

10. Сырье и использование товарных ресурсов.

11. Финансы и кредитное хозяйство.

12. Внешняя торговля и взаимные платежи.

13. Регулирование цен.

Как видите, предусмотрены все экономические аспекты и все способы грабежа страны.

«Главные экономические задачи» – 1-й раздел «Зеленой папки» – начинается записью:

«I. Согласно приказу фюрера необходимо принять все меры к немедленному и полному использованию оккупированных областей в интересах Германии».

Каковы же были эти интересы «великой Германии»?

Оказывается, вот какие:

«II… Получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти. Такова главная экономическая цель кампании».

Просто и ясно – грабить.

Хочу здесь отметить, что это требовалось не столько для усиленного питания гражданского населения в тылу и отопления домашних очагов бюргеров, сколько в целях снабжения армии, которая готовилась фюрером для завоевания мирового господства.

Читая строки второго раздела директив Геринга, неискушенный человек может подумать, будто Германия летом 1941 года, когда этот документ был утвержден, голодала и единственным выходом Гитлер считал войну. Ничего подобного. Эшелоны с советским хлебом в соответствии с заключенным ранее договором следовали в Германию даже в ночь нападения фашистов на СССР. Целые составы закупленного у нас зерна были разбиты немецкой авиацией на приграничных железнодорожных станциях, уже подготовленные к отправке в трагический для нас день 22 июня 1941 года. Жгли купленный у нас хлеб, чтобы потом грабить его.

Раздел за разделом «Зеленая папка» обнажает преступный замысел экономического уничтожения СССР:

«III. Первой задачей является наиболее быстрое осуществление полного продовольственного снабжения германских войск за счет оккупированных областей».

Для обеспечения управления экономикой на театре военных действий, а также в административных областях, которые намечалось создать позже, Геринг организовал Восточный штаб экономического руководства, подчиненный непосредственно ему.

В пункте «Организация экономики» определялись контуры специально созданного аппарата, удовлетворения нужд армии и военного хозяйства за счет оккупированных территорий и представлявшего собой как бы отдельный род войск с собственным «экономическим штабом», «хозяйственным командованием», со своей «разведкой», с «инспекциями», «воинскими частями», «подразделениями по сбору средств производства», «подразделениями по сбору сырья», офицерами по использованию рабочей силы, сельскому хозяйству, «промышленной экономике» и т. д.

Этот не имеющий себе равного в мировой истории план организованного ограбления страны, являющейся жертвой агрессии, предусматривал вывоз в Германию из СССР всего сырья, всех товарных фондов и поголовное ограбление гражданского населения.

Методы такого ограбления отличались дьявольской изощренностью. У крестьян отбирали не только скот и зерно, но все продукты питания и одежду, и если не уничтожали сразу деревню, оставляя дома для армейских нужд, то жителей – стариков, старух и детей – из них выгоняли, а то и расстреливали.

В области продовольственного снабжения на первое место ставилась задача «добычи зерна и масличных культур».

Эту директиву оккупанты выполняли, не гнушаясь самыми низкопробными приемами. Например, в Псковской области они ввели продовольственный налог даже на бороды. Конечно, это было варварским издевательством над беззащитным населением, но это издевательство и грабеж были возведены в ранг закона, и печатные приказы, под любым предлогом принуждавшие население отдавать продовольствие фашистским грабителям, предупреждали, что за игнорирование этого требования возможна только одна кара – расстрел.

Пункт «Сырье и использование товарных ресурсов» гласил: «…Платина, магнезии, каучук должны быть немедленно собраны и как можно скорее вывезены в Германию.

…Все нужные нам сырьевые товары, полуфабрикаты и готовую продукцию следует изымать из торговли».

Читаем «Зеленую папку» дальше. Раздел «Снабжение войск из ресурсов страны». Здесь дается следующая директива: «Выявленные в районе боевых действий и в тыловом районе продукты питания, предметы бытового и личного потребления, а также одежда поступают в первую очередь… для удовлетворения текущих потребностей войск.

…Чтобы облегчить в дальнейшем вывоз продовольственных запасов в Германию, по возможности не следует забирать продукты питания, необходимые для удовлетворения текущих потребностей войск, со складов, из которых удобно вывозить в Германию, т. е. из расположенных на главных магистралях и водных путях, в портах, особенно на Балтийском море, в прибалтийских странах и вблизи германских границ».

Геринг полагал, что отправленные на восток во имя «великой Германии» непобедимые рыцари не будут обеспечены рейхом ни обмундированием, ни продовольствием, ни сапогами, ни котелком с кашей, а все это им придется мародерским способом добывать самим в промежутках между боями, превращаясь в узаконенных государственной директивой грабителей.

При этом в папке четко указывалось: «Совершенно неуместно мнение о том, что оккупированные области должны быть возможно скорее приведены в порядок, а экономика их восстановлена» (Нюрнбергский процесс. В 3-х т., т. 1, с. 155.). А в другом директивном нацистском документе, принятом в мае 1941 года, отмечалось, что в России, «несомненно, погибнут от голода десятки миллионов человек, если мы вывезем из страны необходимое нам». И еще одна цель ставилась в экономической программе гитлеризма, предназначенной для захваченных советских территорий. О ней говорилось так: «Большевистские хозяйственные формы противоречат национал-социалистским принципам, гласящим, что высшее достижение народного хозяйства создается только при широкой личной ответственности хозяйничающих людей и на почве частной собственности…» (Загорулько М. М., Юденков А. Ф. Крах плана «Ольденбург». О срыве экономических планов фашистской Германии на оккупированной территории СССР. М., 1974, с. 48.).

Выполняя директивы гитлеровского правительства, оккупационные власти разрушали и грабили захваченные ими советские города и села, промышленные предприятия, колхозы, совхозы, уничтожали, расхищали и вывозили в Германию оборудование, запасы сырья, материалов и готовой продукции, художественные и исторические ценности, производили всеобщее ограбление городского и сельского населения.

Народный комиссариат иностранных дел СССР уже 6 января 1942 года направил всем послам и посланникам стран, с которыми Советский Союз имел дипломатические отношения, ноту «О повсеместных грабежах, разорении населения и чудовищных зверствах германских властей на захваченных ими советских территориях».

В ней говорилось, что каждый шаг фашистской армии на захваченной советской территории Украины, Белоруссии, Молдавии, Литвы, Латвии, Эстонии, Карелии, районов и областей Российской Федерации несет разрушение и уничтожение бесчисленных материальных и культурных ценностей, потерю мирным населением нажитого упорным трудом имущества, установление режима каторжного труда, голода и кровавых расправ, перед ужасами которых бледнеют самые страшные преступления, какие знала когда-либо человеческая история.

Выступая в Берлине, Геринг с присущей любому грабителю алчностью говорил: «Мы заняли плодороднейшие земли Украины. Там, на Украине, есть все: яйца, масло, пшеница, сало, и в количестве, которое трудно себе представить. Мы должны понять, что все это отныне и навеки – наше, немецкое» (Беляев В., Рудницкий М. Под чужими знаменами. М., 1954, с. 47.). Ему вторил Кох, говоривший, что «Украина должна поставлять то, чего не хватает Германии… Питание гражданского населения (украинского, конечно. – Авт.) перед лицом этих задач безразлично». И перед оккупационными властями ставилась задача свести внутреннее потребление на оккупированных территориях до минимума. Выполнить такую задачу предписывалось: 1) путем истребления лишних едоков; 2) путем крайнего сокращения продовольственных норм для украинцев в городах; 3) путем ликвидации проедания (продовольствия) сельским населением (См.: Загорулько М. М., Юденков А. Ф. Крах плана «Ольденбург», с. 61.)…

Вспоминаются мне страшные картины разорения и обезлюдения Смоленщины, когда мы освобождали эту землю от фашистских оккупантов.

Передо мной лежат мои фронтовые письма, бережно сохраненные семьей. Читаю, и боль сорокалетней давности Дает себя знать вновь и вновь, наполняя сердце горечью и гордостью за наш народ и его доблестную армию, спасшую человечество от фашистского ига.

Читаю в письме от 24 августа 1942 года, что город Малоярославец и все соседние деревни фашистские головорезы буквально пожгли, остались лишь дощечки, указатели, что когда-то здесь была такая-то деревня. А зачастую от большой деревни оставалось два-три дома. И лишь печи, вернее, кирпичные столбы печных труб напоминают, что здесь была деревня или село.

Письмо от 19 марта 1943 года. С боями прошли 60 километров. Все деревни фашисты сжигают. Много сел и деревень было здесь, но сейчас их нет. Жуткие пепелища и кое-где догорающие дома. Смотришь на карту – деревня, насчитывалось 60 домов, нет ни одного. Село – 350 дворов, остался сарай и один скворешник, прибитый когда-то, может быть, мальчонкой или человеком, любящим природу, к шесту над крышей сарая. Людей нет, население угнано гитлеровцами. Уцелевшие каким-то чудом в лесах жители встречают нас со слезами радости. Очень бледные, рассказывают о кошмарных издевательствах, творимых оккупантами.

Письмо от 21 марта 1943 года. Приближаемся к Спас-Деменску. Враг отчаянно сопротивляется. Борьба идет за каждую высотку, наши бойцы дерутся как львы. Отступая, оккупанты сжигают абсолютно все. Вчера в одной деревне разговаривал с местной жительницей старушкой Пелагеей Никитичной, говорит, что в деревне было 84 двора, а теперь не осталось даже следа от них. Уцелело всего 11 человек. На прощание у своего пепелища Пелагея Никитична сказала нам: «Желаю, чтоб бог дал вам, сынки, победу, а антихристу, врагу, чтоб глаза ослепил».

У нас в стране широко известна трагедия белорусского села Хатынь. Сейчас сюда идет от западной границы широкая автомагистраль и тысячи иностранных туристов сами могут воочию убедиться, как страшна и печальна была судьба его мирных жителей, заживо сожженных оккупантами вместе с их жильем. На месте этого села создан мемориальный комплекс, который своей необычностью потрясает воображение нашего современника.

На огромном, заросшем дикой травой поле бывшего села Хатынь высятся одни кирпичные печные трубы. Такие трубы оставались, сколько я помню, во всех селениях, где побывали фашисты. Домов нет, в небо вздымаются черные печные стволы, опаленные пожарищем войны. Это Хатынь, точнее, то, что осталось от села. Скульпторы бережно и любовно обозначили каждый двор мемориальной доской, где указано, чья была здесь хата и кто в ней жил и погиб, в проеме труб подвешены медные колокола, и от легкого движения ветерка днем и ночью своим звоном напоминают они живым о трагедии мертвых и зверином лике фашизма.

Эти злодейские преступления захватчиков совершались повсюду и осуществлялись по приказу сверху. У меня в руках побывал приказ по 512-му немецкому полку, подписанный полковником Шитнигом. Документы наши воины захватили под городом Верховье, через который проходила известная Орловско-Курская дуга. «Зона, подлежащая, смотря по обстоятельствам, эвакуации, – говорится в приказе, – должна представлять собой после отхода войск пустыню. В пунктах, в которых должно быть проведено полное разрушение, следует сжигать все дома… каменные постройки взрывать, в особенности надо разрушать имеющиеся подвалы. Мероприятие по созданию опустошенной зоны должно быть подготовлено и проведено беспощадно и полностью».

Вот цель «великой миссии» германской армии – разграбить, что можно, увезти, а остальное превратить в «зону пустыни».

Безудержному грабежу подвергалось и городское население. Повсеместно в захваченных городах гитлеровские офицеры и солдаты врывались в квартиры рабочих, интеллигентов, пенсионеров, хватали все – от ценных вещей до простой кухонной утвари. Разбой сопровождался кровавыми репрессиями. Так, в Орле, в центре города, гитлеровцы установили виселицу и повесили на ней старика, протестовавшего против грабежа, а рядом с ним – несколько горожан, отказавшихся помогать гитлеровцам в грабеже у населения одежды и белья.

В городе Истре под Москвой оккупанты забрали у населения буквально все имущество. Раздевали и разували местных жителей прямо на улицах.

Вот еще секретный документ. Это инструкция начальника военно-экономического отдела штаба группы армий «Юг» Нагеля от 2 сентября 1943 года № 1/313, которая предписывала проводить полное разрушение промышленных предприятий, шахт, электростанций, заводских сооружений Донбасса, а также вывозить все ценное имущество и оборудование в Германию. Этой инструкцией, изданной в то время, когда советские войска прорвали немецкий Фронт на реке Миус и приступили к освобождению Донбасса, предписывалось: «Весь Донецкий бассейн… должен быть эвакуирован в хозяйственном отношении и полностью разрушен.

Все, что не может быть эвакуировано, подлежит разру, шению, в особенности: водонапорные и электрические станции, шахты, заводские сооружения, средства производи ства всех видов, урожай, который не может быть вывезен, деревни и дома».

Каковы же результаты колониальной политики грабежа и разбоя, проводившейся оккупантами?

Вот некоторые итоги их хозяйничанья на советской территории.

Угольная промышленность. В Донецком и Подмосковном угольных бассейнах разрушено 1135 шахт, на которых было занято 337 тысяч рабочих и добывалось свыше 100 миллионов тонн угля в год.

Нефтяная. На промыслах Грозного и в Краснодарском крае разрушено и уничтожено свыше 3 тысяч нефтяных скважин с добычей до 5 миллионов тонн нефти в год.

Электростанции. За время боев и оккупации ликвидированы мощные энергосистемы Днепра, Донбасса, Ленинграда, Харькова, Краснодарского края, Киева, Воронежа, Крыма, Белорусской ССР и Кольского полуострова, при этом многое ценное оборудование электрических станций вывезено в Германию. Взорваны и сожжены 61 крупная электростанция с общей мощностью около 5 миллионов киловатт.

Черная и цветная металлургия. Полностью или частично разрушено 37 заводов черной металлургии. На этих заводах ежегодно производилось 11 миллионов тонн чугуна, 10 миллионов тонн стали, 8 миллионов тонн проката. Немецко-фашистские захватчики разрушили и вывели из строя 12 крупнейших предприятий цветной металлургии, в том числе: Днепровские – алюминиевый, магниевый и электродный заводы; Тихвинские – глиноземный завод и бокситовые рудники.

Машиностроение. Взорвано 749 заводов тяжелого и среднего машиностроения, на которых было занято 919 тысяч рабочих, инженеров, техников и служащих.

Немецко-фашистские захватчики на оккупированной территории Советского Союза уничтожали колхозы, совхозы и машинно-тракторные станции.

Гитлеровский министр земледелия Дарре с циничной откровенностью заявил: «На всем восточном пространстве только немцы имеют право быть владельцами крупных поместий. Страна, населенная чужой расой, должна стать страной рабов, сельскохозяйственных слуг и промышленных работников».

На основании «Земельного закона», изданного в конце февраля 1942 года имперским министром оккупированных восточных областей Альфредом Розенбергом, фашистские захватчики вместо колхозов стали создавать так называемые «общинные хозяйства», являвшиеся наиболее удобной формой для ограбления крестьян. В «общинных хозяйствах» они вводили фактически крепостной труд. За отказ или невыход на работу объявляли каждого преступником германского государства и подвергали побоям, тюремному заключению или расстрелу.

Советские крестьяне оказывали сопротивление осуществлению этой фашистской «земельной реформы». В ответ оккупанты сжигали целые деревни, в самых широких размерах учиняли расправы над населением. Так, в Псковской области солдаты загнали жителей деревень Замошье, Красуха, Чухонские Заходцы, Ланева Гора, Голованово в дома, закрыли двери и сожгли дома вместе с людьми. Тех, кто пытался выскочить из горящих домов, они расстреливали из автоматов. Так погибли 350 человек, среди них женщины, дети и старики. Подобным же образом в Псковской области было уничтожено свыше 500 сел и деревень.

О трагедии села Красуха советские кинодокументалисты создали потрясающую правдой кинолетопись, и телевизионный экран донес ее до миллионов зрителей. В результате долгих поисков они разыскали единственную оставшуюся в живых жительницу села Красуха – Марию Лукиничну Павлову. Она горела заживо, но чудом осталась в живых. И вот эта уже немолодая женщина со скорбными чертами лица, изуродованного фашистскими истязаниями, тихим голосом рассказала о том, как все жители села от мала до велика были загнаны в дома и заживо сожжены. Тех, кто пытался выскочить, расстреливали из автоматов. Телефильм буквально потряс меня, и я вспомнил трагедии других женщин, о которых мне довелось узнать.

Вот одна из них. В деревне Еремкино Высоковского района Калининской области колхозница Перлова хотела скрыть от фашистов свою корову. Разозленные гитлеровцы выкололи Перловой глаза, отрезали нос, отрубили руки.

Разрушения и ограбления колхозов, совхозов и сельских жителей оккупанты производили повсеместно на оккупированной территории СССР.

Во исполнение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 года Чрезвычайная государственная комиссия произвела учет ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР, и установила, что на территории Советского Союза, подвергшейся оккупации, враг нанес такой огромный урон народному хозяйству и населению, какой не нанесла ни одна из войн со времен татаро-монгольского ига.

Немецко-фашистские захватчики полностью или частично разрушили и сожгли 1710 городов и более 70 тысяч сел и деревень, свыше 6 миллионов зданий и лишили крова около 25 миллионов человек. Уничтожению подверглись 31 850 промышленных предприятий, 65 тысяч километров железнодорожной колеи, 4100 железнодорожных станций, 36 тысяч почтово-телеграфных учреждений, телефонных станций и других предприятий связи. Фашисты разграбили и сожгли 40 тысяч больниц, 84 тысячи школ, техникумов, высших учебных заведений, научно-исследовательских институтов, 43 тысячи библиотек. Разорили 98 тысяч колхозов, 1876 совхозов и 2890 машинно-тракторных станций; зарезали, отобрали для нужд армии или угнали в Германию 7 миллионов лошадей, 17 миллионов голов крупного рогатого скота, 20 миллионов голов свиней, 27 миллионов овец и коз, 110 миллионов голов домашней птицы.

Чрезвычайная государственная комиссия определила ущерб, причиненный народному хозяйству, сельским и городским жителям, в сумме 679 миллиардов рублей в государственных ценах 1941 года. Приведенные цифры учитывают только потери от прямого уничтожения имущества граждан, колхозов, общественных организаций, государственных предприятий и учреждений. В эту сумму не включены такие потери, как снижение народного дохода от прекращения или сокращения работы государственных предприятий, колхозов и граждан, стоимость конфискованного германскими оккупационными войсками имущества и продовольствия, военные расходы СССР, а также урон от замедления темпов хозяйственного развития страны в результате действий врага на протяжении 1941–1945 годов.

И конечно, не могут быть выражены в денежном исчислении неоценимые потери нашего народа, которые связаны с гибелью 20 миллионов советских людей, истребленных немецко-фашистскими захватчиками.

Люди, не участвовавшие в сражениях второй мировой войны, могут задать вопрос: а не являются ли все эти разрушения закономерным результатом военных действий? Конечно, когда стреляют орудия, они разрушают порой не только военные объекты. Но военные хорошо знают, что боеприпасы не расходуются бесконтрольно. И любая армия скорее ощущает недостаток их, чем страдает от их избытка. Поэтому обычные средства ведения войны использовались и используются прежде всего для достижения каких-то военных целей. Иначе невозможно победить врага, у которого тоже есть современное оружие. Причем точность попаданий, достигаемая специалистами своего дела, такова, что направляемые умелой рукой пуля, бомба, снаряд летят не в белый свет, а именно в ту цель, которая определена соответствующим начальником. И если, например, артиллерист вместо танка уничтожает корову, то ему так же не поздоровится от своего командира, как не поздоровится любому, кто плохо справляется с делом, требующим достаточно высокого профессионализма, собранности и дисциплины.

Скептик скажет, что, отступая, Советская Армия тоже уничтожала все, способное стать добычей врага. Да, наша партия уже в первые дни войны призвала народ ничего не оставлять захватчикам. Но разрушения, осуществлявшиеся советскими людьми, носили избирательный характер. Это было то, что враг мог использовать в военных целях. Помню города и села, оставляемые нами в начальный период войны. Никому бы и в голову не пришло взорвать школу, детский сад, больницу, библиотеку, сжечь жилые дома, вырубить парки, сады, уничтожить канализацию, водопровод, колодцы. И совсем по-другому выглядели те же города и села после освобождения их от оккупантов. Сплошные развалины, кладбища, небольшие группы чудом уцелевших изможденных, одетых в лохмотья людей, не скрывающих слез радости при встрече со своими избавителями от фашистского рабства.

Невиданные в истории масштабы разрушений, их бессмысленно-мстительный, всеохватывающий характер свидетельствовали о продуманности и целенаправленности действий захватчиков, уничтожавших не просто достояние врага, а чуждую им культуру, новую цивилизацию, материальные основы жизни народа, подвергаемого колонизации и геноциду. Даже уже понимая, что война проиграна, фашисты старались причинить как можно больший урон стране победившего социализма.

Никакими военными целями не объяснялось, например, то, что всего лишь за несколько месяцев учинили оккупанты на захваченной ими территории Сталинградской области. Когда первый секретарь обкома ВКП(б) А. С. Чуянов спросил плененного Паулюса: «Зачем так ожесточенно, прямо-таки зверски разрушали Сталинград?» – тот ответил: «Война есть война, и я выполнял приказ, данный мне высшим командованием» (Чуянов А. На стремнине века. М., 1976, с. 260, 168). Но в чем существо этого приказа, Паулюс тогда не рассказал. В заявлении Советскому правительству, оглашенном на Нюрнбергском процессе, он признал, что со дня 22 июня 1941 года германская армия осуществляла курс на уничтожение и опустошение Советской страны; что в соответствии с этим курсом «Сталинград превратился в зону истребления для находящегося там русского гражданского населения», что сам он нес тяжелую ответственность за вполне добросовестное выполнение приказов военных руководителей, «действовавших сознательно преступно».

То, что Паулюсу стало ясно к концу войны, для нас, советских людей, было очевидно с первого же дня нападения фашистской Германии на СССР. Классовая ненависть к социализму, ко всему, что дало трудящемуся человеку государство рабочих и крестьян, лежала в основе звериного остервенения, с которым фашисты жгли, грабили, убивали на временно оккупированных советских территориях.

Мне довелось в качестве представителя Чрезвычайной государственной комиссии расследовать злодеяния фашистов в Сталинградской области. Для проведения этого дела в Сталинград прибыл член комиссии академик И. П. Трайнин. Энергично работала также областная комиссия содействия под председательством А. С. Чуянова.

Нам удалось обнаружить свежие следы чудовищных преступлений фашистов. В наспех закопанных ямах находились сотни трупов зверски замученных советских граждан. На них виднелись следы пыток и истязаний. Многие жертвы фашистских расправ были брошены в ямы со связанными и выкрученными руками, выколотыми глазами, отрезанными ушами.

В обвинительном заключении Международного военного трибунала в Нюрнберге записано: «После того, как немцы были изгнаны из Сталинграда, были найдены больше тысячи изувеченных трупов местных жителей, на которых были следы пыток. У 139 женщин руки были мучительно скручены назад и связаны проволокой. У некоторых из них были отрезаны груди, уши, пальцы рук и ног. На их телах были следы ожогов. На трупах мужчин была выжжена железом или вырезана ножом пятиконечная звезда. У некоторых из них были распороты животы» (Нюрнбергский процесс. В 7-ми т., т. 1, с. 123–124.).

Фашисты сеяли смерть повсюду. Мирное население находилось под постоянной угрозой уничтожения. На углу улиц Невской и Медведицкой висело объявление: «Проход русским запрещен, за нарушение расстрел», на Аральской улице – «Кто здесь пройдет, тому смерть». Такие угрозы, обнаруженные и в других местах, предназначались для того, чтобы иметь повод для произвольных и безнаказанных расстрелов мирных граждан.

Как показало расследование, кровавые расправы гитлеровцев сопровождались грабежом. Генерал-майор Лёнинг, комендант Сталинграда, через подчиненных ему офицеров и сам лично занимался ограблением мирного населения. Так, например, по приказу Лёнинга лейтенант граф Люкнер 2 октября 1942 года явился в подвал, в котором укрывалось около 300 семей жителей города, и, угрожая оружием, потребовал выдачи ему всех ценных вещей.

Бывшие сотрудники комендатуры показали: «Следуя примеру Лёнинга, жандармские коменданты комендатуры „Сталинград-Царица-Юг“ лейтенант Вильгельми и комендатуры „Сталинград-центр“ капитан Винтерот организовали на подведомственных им территориях массовый грабеж. Используя вспомогательную полицию и жандармерию, они учиняли массовые обыски квартир и подвалов, отнимали у населения продовольствие, одежду, обувь и всякие драгоценности, которые в посылках ежедневно отправляли в Германию».

Примеру сотрудников комендатуры следовали офицеры и солдаты 6-й немецкой армии, безудержно грабившие население и отправлявшие награбленное в Германию.

Фашистские изверги варварски уничтожали героический Сталинград. Вот данные Сталинградской областной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков по городу Сталинграду:

Оккупанты разрушили в Сталинграде крупнейшие заводы союзного и республиканского подчинения: Сталинградский тракторный, сталелитейный «Красный Октябрь», машиностроительный «Баррикада», фармацевтический имени Сакко и Ванцетти, лесозавод имени Куйбышева, автогенный, Сталгрэс, завод Наркомрезинпрома и другие. Из 169

177 предприятий местной промышленности гитлеровцы превратили в руины 169, из 99 кирпичных заводов –92, из 120 предприятий кустарной промышленности-116. Из 5322 жилых домов коммунального фонда сохранилось 244, а из 38 200 домов индивидуальных владельцев –6800.

Фашисты взорвали и разрушили в городе 55 больниц и амбулаторий, 100 детских учреждений, 107 школ, высшие учебные заведения и техникумы, 7 театров, 11 кинотеатров, 7 клубов. 2 цирка, 64 библиотеки с книжным фондом 695 тысяч томов. Было уничтожено 2 городские электростанции, радиоузел, 2 телефонные станции, 4 телеграфа, 134,5 километра водопроводной сети, 23 городских моста, вокзал, весь трамвайный путь, 63 речные пристани, 39 гаражей, все хлебозаводы, бани и прачечные, 123 магазина, 15 ресторанов, 2 гостиницы, все городские древонасаждения на площади в 12 854 гектара (См.: Документы обвиняют. Сборник документов о чудовищных преступлениях немецко-фашистских захватчиков на советской территории. М., 1945, вып. 2, с. 69,).

Такая же участь постигла десятки других советских городов. Даже Хиросима после американского атомного взрыва выглядела менее пострадавшим городом, чем те, которые мне приходилось наблюдать после изгнания фашистских захватчиков. Не сумев превратить Советскую страну в свою колонию, они мстили народу-победителю, мстили земле, которая горела под их ногами, истребляя все, что не могли захватить с собой.

Может быть, лишь американские империалисты превзошли гитлеровцев, осуществляя политику «выжженной земли» во Вьетнаме. Как пишет западногерманский журнал «Штерн», там «было пущено в ход 14 миллионов тонн взрывчатых веществ (по 500 килограммов на каждого жителя). В этой стране, где американцы превратили в пустыни гигантские территории, а миллионы людей убили или искалечили, и сейчас еще как следствие химической войны продолжают появляться на свет увечные дети».

Превращая советскую землю в безлюдную пустыню, гитлеровцы следовали примеру всех колонизаторов. Они рассчитывали на то, что города и села не поднимутся из руин. И в грядущем послевоенном устройстве Советскому Союзу будет уготована роль второразрядного, полузависимого государства, которое в конце концов удастся превратить в бесправную колонию если не Германии, то хотя бы какой-либо другой империалистической державы. Об этом мечтали и реакционные круги наших союзников по антигитлеровской коалиции. Хорошо известна фраза, брошенная в начале войны сенатором Трумэном, будущим президентом США: «Пусть они (Германия и СССР. – Авт.) убивают друг друга как можно больше». После войны американские специалисты, посещавшие СССР, при виде страшных разрушений, причиненных войной, уже открыто говорили, что Россия стала второразрядной державой и своими собственными силами ей с восстановлением народного хозяйства не справиться.

Но героический труд советских людей, руководимых Коммунистической партией, опрокинул все расчеты и гитлеровских, и американских, и прочих колонизаторов. Наша страна в невиданно короткие сроки залечила раны, нанесенные войной, и ныне уверенно идет к еще более высоким вершинам социального и научно-технического прогресса.

Угон советских людей на каторгу в Германию

Поколения советских людей, вступившие в войну 1941–1945 годов, о рабовладельческом и крепостном режиме знали только из учебников истории и произведений классической литературы. Крепостное право в России было отменено в 1861 году. Это XIX век.

И вот в 40-х годах XX века фашизм огнем и мечом стал насаждать рабско-крепостнический режим на оккупированной территории Советского Союза. Это не укладывалось ни в какие общественные нормы, выработанные человеком XX века, века рождения коммунистической цивилизации, противоречило устремлениям человечества, не говоря уже о советских людях, которым Конституция Советского Союза обеспечила право на свободный труд без эксплуатации человека человеком.

В 1943 году мне довелось прочесть письмо 16-летней Нади, ученицы 9 класса Ворошиловградской средней школы, которое потрясло меня и осталось в памяти по сей день. Ведь эта девочка, как и все дети Советского Союза, твердо была уверена в светлом своем «завтра», училась, изучала историю, знала, что право на свободный труд ей обеспечено государством. И вдруг в один из дней, в год своего 16-летия, когда советские юноши и девушки получают паспорта гражданина СССР, фашисты угнали Надю на чужбину и сделали рабыней. Можно представить и понять всю глубину трагедии этой юной души, и не одной Нади, а сотен тысяч таких, как она, угнанных фашистами в рабство.

Вот это письмо Нади С:

«Немцы насильно отправили почти всю нашу молодежь на каторжные работы в Германию. На вокзале ко время отъезда стояли стон и плач. Плакали отъезжающие и провожающие. Меня и еще 16 девушек направили в г. Швац. Здесь происходила самая настоящая торговля русскими людьми. Немцы и немки поворачивали нас во все стороны, мерили и ощупывали. Меня купил булочник. Он заставлял меня работать с 6 часов утра до поздней ночи. Хотя я жила у булочника, но хлеб кушала редко. Каждый день я мыла пол, стирала утром и вечером, нянчила детей… Фрау была не очень злая – толкнет, ущипнет или по голове ударит, но не очень больно. Только было обидно, как вспомнишь, что училась в восьмом классе, изучала французский язык, историю, а тут сама стала рабыней, как в период римского владычества. От непосильного труда, голода и побоев я заболела».

Или вот рассказ 16-летней Вали Демушкиной, возвратившейся из неволи на родину ослепшей. Она не заметила, как закипело и начало литься на электрическую плиту молоко. Ее хозяйка ворвалась в кухню, вырвала из рук девушки кастрюлю с остатком кипящего молока и выплеснула ей в лицо. Потерявшая от боли сознание Валя ослепла. Произошло это в Германии в первый день нового, 1943 года.

Вот два письма матери от увезенной гитлеровцами в неволю Нонны Г. Они посланы 8 октября и 10 ноября 1942 года:

«Я хожу босая, потому что у меня нет обуви. Хожу как нищая. Хлеб получаем 2 раза в день по 100 граммов. Работаем 12 часов в день… За короткое время нашей жизни здесь мы все выбились из сил, недосыпаем, недоедаем».

В другом письме она пишет, что каждую ночь, в два часа, русских работниц выводят во двор, чтобы пересчитывать. Стоят они там и в дождь, и в мороз, почти босые. И это не все. «О, есть еще хуже, – восклицает она, – еще тяжелее, но я не в силах описать. Мамочка, если можно, вышлите мне посылку – луку и чесноку: у меня цинга». Но фашистская цензура не пропускала таких писем, и дальнейшая судьба девушки неизвестна. Скорее всего она так и не увидела родную землю.

О страшной жизни на фашистской каторге писала из г. Хемница советская девушка Надя Л.:

«Дорогая мама! Мы живем в бараке – 60 душ, спим на соломе. В этом бараке очень холодно. На работу ходим на трикотажную фабрику. Работаем с 6 часов утра до 9 часов вечера, есть нам дают утром тарелку кипятку и 50 граммов хлеба, на обед суп без хлеба, на ужин суп без хлеба… Очень я тоскую, что живу в неволе. Не вижу света, не вижу ничего, кроме своего барака страшного. Нас водят на работу и с работы, как невольников».

Из г. Штутгарта Леонид Д. послал весточку на родину в г. Щигры Курской области:

«Здравствуйте, дорогие родные папа, мама, Рая, Ваня и братик Юрик…Когда мы приехали в Германию, нас сортировали в распределительном лагере, и я с тех пор разлучился с сестрой Зоей и до сих пор не видел ее. Милая мама, ходили грязные, не купались по два месяца, кормили вшей. Завод от лагеря 5 км, а от питания я еле двигаю ноги, так что эта жизнь в Германии останется на всю мою жизнь в памяти. Если выживу и вернусь домой, то все расскажу, так что у вас, мои родные, станут волосы дыбом. Я уже решил покончить с собой, но воздержался, думаю, придет наше лучшее время…»

О фактах, когда советские люди предпочитали смерть рабству, гитлеровцы писали и сами. У обер-ефрейтора 405-го полка 121-й пехотной дивизии Рудольфа Ламмермайера, убитого под Ленинградом, было обнаружено письмо его матери из местечка Люгде:

«Вчера днем к нам прибежала Анна Лиза Ростерт. Она была сильно озлоблена. У них в свинарнике повесилась русская девка. Наши работницы польки говорили, что фрау Ростерт все била, ругала русскую. Она прибыла сюда в апреле и все время ходила в слезах. Мы успокаивали фрау Ростерт, можно ведь за недорогую цену приобрести новую русскую работницу».

Советских граждан покупали как рабов, как скот. Плата за них требовалась минимальная. Поэтому хозяева дорожили ими меньше, чем жизнью, скажем, коровы или собаки.

Судя по письмам, найденным у погибших немецких солдат, у их жен и матерей была одна забота – заставить невольников больше работать, меньше кормить. Когда наши войска пришли в Германию, многие рабовладельцы пытались приписать себе гуманное обращение с советскими людьми. Но в тех письмах, которые хранили убитые немецкие солдаты, каких-либо выражений сочувствия к дармовой рабочей силе мне не попадалось. Типичными были письма вроде того, которое отправила унтер-офицеру Виккерту его жена Мария Виккерт из Франквейлера. «…Я тебе не сообщала о получении посланных тобой 100 марок, – писала она. – Я тут же отдала их твоей матери, чтобы она могла купить пленных. Теперь это не так дорого».

За 10–15 марок каждый мог приобрести себе работника-раба на невольничьем рынке, которые были организованы нацистами по всей Германии. На этих рынках покупатели живого товара щупали мышцы людей-рабов, придирчиво осматривали их, начиная с зубов и кончая пятками. Старались выгадать, не заплатить лишнего. И это происходило в одной из наиболее развитых европейских стран, народ которой справедливо гордится своим ощутимым вкладом в мировую цивилизацию.

В самые тяжелые дни войны, сталкиваясь с ужасающими преступлениями гитлеровцев, советские люди не теряли веры в то, что немецкий народ рано или поздно отвернется от Гитлера и его шайки. Все лучшее, что создал этот великий народ, давший миру Маркса и Энгельса, Гёте и Шиллера, Бетховена и Вагнера, было нашим мощным оружием в борьбе против фашизма. Нацисты пытались превратить в рабов не только людей покоренных стран. Они бросали за тюремные решетки и в концлагеря тех честных немцев, истинных патриотов своей родины, кто не разделял их убеждений и проводимой политики. Фашисты обрекли их на уничтожение. Определенную часть своих соотечественников гитлеровцы запугали, иных задобрили экономическими подачками за счет оккупированных стран, из которых выкачивалось сырье, продовольствие и т. д. Сыграв на бюргерских и обывательских настроениях немцев, Гитлер и его сторонники разжигали среди германского населения крайне шовинистические взгляды под лозунгом «Deutschland über alles» («Германия превыше всего»). Получив дармовую рабочую силу, немецкие бюргеры и обыватели мнили себя рабовладельцами. Но, по сути дела, они сами являлись духовными рабами Гитлера, его фашистских сообщников и империалистических хозяев: верили нацистским бредням о богом избранной арийской расе, послушно посылали своих сынов на фронт, делали вид, что ничего не знают о зверствах фашизма, ослепленные, кричали «Зиг хайль!» Гитлеру, который перед смертью заявил, что германский народ недостоин его, фюрера, и потому должен исчезнуть с лица земли вместе с ним.

Страшно быть рабом. Но, как писал В. И. Ленин, нет ничего омерзительнее, чем будучи рабом, не сознавать своего рабского положения. Фашизм вверг в такое омерзительное состояние миллионы немцев, поставив значительную часть нации на грань животного вырождения.

Германская промышленность нуждалась в рабочей силе. Но как обращались с невольниками, видно из рассказа Филиппа Боцмана, вернувшегося домой с фашистской каторги после того, как потерял там здоровье: «Деревня Мироновка должна была поставить для отправки в Германию 20 юношей и девушек. Хватали молодежь на улицах, брали ночью в постелях. Дважды мне удавалось скрыться, вырваться, на третий раз меня поймали, заперли в вагоне. Вместе с другими я попал в Берлин. В холодную казарму, обнесенную высоким забором, загнали несколько сот человек. Спали на каменном полу. Я попал на трикотажную фабрику, где изготовляли военное обмундирование. Работали здесь французы, военнопленные поляки, испанцы. Подозрительней всего и придирчивей всего относились немецкие мастера и надзиратели к русским. Чуть что – рукоприкладство, ругань. Работали не разгибая спины, молча. Обед тут же, в цеху – миска холодного супа из картофельной шелухи. Хлеба к этому обеду уже не оставалось. Все 300 граммов суррогатного хлеба поедались еще утром. Вечером пригоняли обратно в казармы. И так каждый день. Усталость, голод, тоска. Некоторые пытались бежать, но это было трудно – выдаст первый же немец, который признает в тебе русского». Не только голод и изнурительный труд ждали советских граждан на принудительных работах в Германии. Особенно невыносимо было демонстративное нежелание гитлеровцев видеть в своих пленниках людей, постоянное унижение их человеческого достоинства, стремление зверствами и террором заставить примириться со своим рабским существованием.

Колхозница Варвара Бахтина из села Николаевка Курской области рассказала: «В Курске нас впихнули по 50–60 человек в вагон. Выходить не разрешали. Немецкий часовой то и дело отпускал нам подзатыльники. В Льгове нас высадили, здесь мы проходили осмотр специальной комиссии. В присутствии солдат женщин заставляли раздеваться догола, осматривали тело. Чем ближе к Германии, тем все больше пустел наш эшелон. Из Курска вывезли 3000 человек, но почти на каждой станции выбрасывали больных и умирающих с голоду людей».

Вырвавшийся из Германии В. Белошкурский, житель села Средне-Теплое, Ворошиловградской области, сообщил: «В пути немецкие солдаты нас избивали. Я видел сам, когда наши подростки выбегали на станциях попить воды, но солдаты их избивали. Избиению подвергались также мобилизованные девушки, их загоняли в вагоны и запирали на замки. Гражданское население Германии оскорбляло нас, сыпало в глаза песок и бросало камни, а дети дразнили нас словами „русские свиньи“… Когда мы прибыли на место, нас выстроили, пришли немецкие барыни, начали выбирать себе девушек в рабыни».

В приказах о принудительной отправке в Германию говорилось: «Прибывшие в Германию получат работу по специальности, хорошее питание и общежитие. Здесь же вас ждет голод и смерть, но если вы не поедете добровольно, то будете отправлены в Германию принудительно». Так под угрозой расстрела оккупантам удалось отправить в неволю сотни тысяч советских людей. В немецкое рабство угоняли всех, в том числе семьи с малолетними детьми… «Несмотря на дожди, снег и леденящий ветер, – сообщила учительница из Сталинграда А. В. Печорина, – советских людей отправляли на открытых железнодорожных платформах. В конце октября 1942 года меня с дочерью 14 лет и сестру с ребенком немцы выгнали из подвала дома и посадили в машину. Довезли нас до Воропонова (в 12 километрах от Сталинграда), под открытым небом здесь были тысячи советских людей».

Другой житель Сталинграда, А. Е. Зикевский, рассказывал: «В Воропонове я видел 8 тысяч советских граждан, отправляемых в Чир на автомашинах. При посадке в машины немцы без всяких причин избивали советских людей резиновыми дубинками. В Чире я тоже видел большое число сталинградцев, угоняемых в Германию. На станции толпилось так много людей, что их не смогли поместить в подошедший эшелон, составленный из 60 вагонов».

По пути в фашистскую неволю многие пытались бежать, но их настигали и безжалостно расстреливали. Немцы отправляли людей в неотапливаемых вагонах для скота, по дороге и в пересылочных лагерях морили голодом, а больных лишали какой-либо медицинской помощи. В результате тысячи советских граждан погибли, так и не доехав до Германии. Высылка людей из родных мест была частью гитлеровской политики «выжженной земли». Лучшие земли, освобожденные от местного населения, предназначались для германской колонизации.

Страшную картину мучений угоняемых на фашистскую каторгу рисует сталинградка П. Р. Мережкина. «В конце октября 1942 года меня, моего сына 28 лет, его жену 25 лет, – свидетельствует она, – немецкие солдаты силою оружия выгнали из дома в лагерь города Калача, откуда они увозили советских людей в Германию.

До станции Кривая Музга, что в 70 километрах от Сталинграда, нас гнали пешком. Дорогой у нас отобрали хлеб, два куска мыла, пару мужских галош. При этом немецкие солдаты нас били прикладами. Трое суток в городе Калаче тысячи советских людей сидели под открытым небом, на снегу. Здесь было много детей и больных, стояли крик, детский плач и стоны. Немецкие солдаты были ко всему равнодушны, смотрели на эти муки советских людей, как звери, смеялись. За эти три дня ни пищи, ни воды не давали. Через три дня всю массу людей тысячами погнали пешком на станцию Чир. Шли 35 километров под охраной автоматчиков. Многие дорогой падали, дети умирали. Я доехала до станции Морозовская и сама видела, как немцы выбросили с платформы умерших в дороге жителей Сталинграда».

Следует отметить, что все ужасы фашистского рабства в Германии стали не результатом действий каких-то отдельных лиц, облеченных властью или отличающихся жестокостью, а закономерным следствием всей оккупационной политики фашистов, рассчитанной на устрашение людей, грабеж и разрушение производительных сил. Заявления немецких фашистов о том, что якобы русские, украинцы, белорусы, представители других национальностей СССР, а также поляки, евреи, многие другие народы Европы – вообще не люди или люди, находящиеся на крайне примитивном уровне развития и потому понимающие лишь один язык – палки, были не только человеконенавистническими, но и воинствующе шовинистическими. Об этом свидетельствуют многие примеры. Нашим военнослужащим довелось беседовать с немцами, захваченными в плен или оставшимися на занятой советскими войсками территории Германии. Поражало вопиющее незнание ими истории и культуры народов СССР. Они не только не слышали о Горьком, Маяковском, Пушкине, Толстом, Менделееве, но и не представляли даже, кто основал, например, Петербург. Многие считали, что этот город основан немцами. Вообще шовинистическое убеждение в том, что все, свидетельствующее о «цивилизованности» русских и других славян, – результат заимствований у германцев, было характерным для настроений преобладающей массы военнопленных и гражданских лиц немецкого происхождения. Даже о своих союзниках: итальянцах, румынах, венграх, финнах – они отзывались с презрением. В то же время весьма поверхностно они были знакомы с культурой собственного народа. О Гейне вообще было бесполезно спрашивать: поколение, сформировавшееся при Гитлере, впервые узнавало о нем от советских военнослужащих. Уже в наши дни один интеллигент из ГДР признался, что хотя при Гитлере хорошо учился в средней школе, но только в ходе бесед с советским офицером-переводчиком, жившим у них на квартире, он почувствовал всю прелесть поэзии гениального Гёте. Обскурантизм всегда использовался диктаторами, чтобы держать в подчинении народные массы. И если говорить о корнях фашизма в Германии, то не последнее место занимало возведенное в принцип прагматическое отношение к культуре, превращении ее фашистами в средство формирования расизма и шовинизма.

Этот, так сказать, идеологический аспект проблемы рабского труда в Германии умело использовали ее фашистские правители, ввозившие в страну иностранных рабов не только в экономических целях (для работы в промышленности, сельском хозяйстве и т. д.), но и в целях воспитания у немцев чувства расового превосходства, презрительного отношения к неарийским народам. Так формировались все новые и новые пополнения армии убийц, ряды которой быстро редели под натиском советских войск.

Рабско-крепостнический режим нацистами был возведен в систему, регламентированную приказами и распоряжениями гитлеровского правительства. Уже в 1941 году на секретном совещании в Берлине рейхсмаршал Геринг дал своим чиновникам указания об использовании советских людей на принудительных работах в Германии: «Русские рабочие доказали свою способность при построении грандиозной русской индустрии. Теперь их следует использовать для Германии… Это является делом соответствующих властей и тайной полиции».

Секретный циркуляр № 42006/41 хозяйственного штаба германского командования на Востоке от 4 декабря 1941 года (II раздел приложения) предусматривал, что порабощенных советских граждан следует использовать главным образом для дорожного строительства, строительства железных дорог и уборочных работ, разминирования и устройства аэродромов, в горном деле, промышленности, сельском хозяйстве и т. д. Немецкие квалифицированные рабочие «не должны копать землю и разбивать камни, для этого существует русский», так поучал своих молодчиков Геринг. И далее: «При применении мер поддержания порядка решающим соображением являются быстрота и строгость. Должны применяться лишь следующие разновидности наказания без промежуточных ступеней: лишение питания и смертная казнь решением военно-полевого суда».

Для проведения в жизнь чудовищной рабовладельческой программы нацистами был создан огромный аппарат. Главным уполномоченным по использованию рабочей силы Гитлер назначил гаулейтера Фрица Заукеля. Его мне довелось увидеть на скамье подсудимых на Нюрнбергском процессе. Этот плешивый, маленький человек стал «управителем людских резервов».

20 апреля 1942 года Заукель разослал в строго секретном порядке правительственным и военным органам свою «Программу главного уполномоченного по использованию рабочей силы». В этом документе говорилось: «Крайне необходимо полностью использовать в оккупированных советских областях имеющиеся людские резервы. Если не удается добровольно привлечь нужную рабочую силу, то необходимо немедленно приступить к мобилизации пли принудительному подписанию индивидуальных обязательств».

Сначала в рабство обращали молодежь в возрасте старше 15 лет. Но усиливающийся натиск Советской Армии и огромные потери гитлеровцев на полях России, «тотальные мобилизации», проводившиеся нацистами, требовали все новых и новых резервов, новых и новых рабочих рук. И гитлеровцы стали гнать на каторгу из России даже инвалидов и детей. Возраст этих людских потоков колебался от 12 до 60 лет.

«Вербовщики» работорговца Заукеля изощрялись в разных мерах давления на советских граждан, чтобы завлечь их в немецко-фашистское рабство. Тех, кто не являлся по вызову оккупационных властей, лишали всех средств к существованию. Изголодавшихся людей заманивали на вокзалы под предлогом раздачи хлеба, а затем оцепляли солдатами и под угрозой расстрела грузили в эшелоны. Но и эти меры не помогали. Тогда немецкие власти стали делать разверстку по городам и сельским районам, причем каждый город или район под страхом репрессий должен был обязательно поставить определенное число жителей для отправки в Германию.

Из признаний гитлеровских главарей можно представить гигантские масштабы небывалого в истории цивилизованных народов пленения и превращения в рабов миллионов мирных жителей. Так, по утверждению гитлеровского сатрапа «рейхскомиссара Украины» Эриха Коха, напечатанному в январе 1943 года в газете «Дейче Украине цейтунг», «в Германию отправлено 710 тысяч украинцев». По заявлению управления по использованию рабочей силы, возглавляемого Заукелем, опубликованному в газете «Минскер цейтунг» 14 января 1943 года, «за 1942 год в Германию отправлено около 2 миллионов душ из оккупированных областей на Востоке». На строительство оборонительных сооружений в Прибалтийских республиках гитлеровцы согнали 300 тысяч советских граждан. И так было всюду па оккупированной территории.

Гитлеровцы, проводя на оккупированных территориях СССР политику поголовного порабощения советских граждан, ввели там всеобщий принудительный труд.

В секретном циркуляре № 42006/41 в разделе «Б» записано: «Использование русских гражданских рабочих ни в чем не должно отличаться от использования военнопленных».

Угоняя советских людей в фашистское рабство или заставляя их работать на себя в Германии, гитлеровцы устраивали облавы, организовывали карательные экспедиции, оцепляли целые районы и города, ловили людей на дорогах и загоняли на сборные пункты для отправки на каторжные работы.

Угону советских людей в фашистскую неволю почти повсеместно сопутствовали кровавые расправы.

В Белоруссии немецкая карательная экспедиция сожгла в первой половине марта 1943 года десятки деревень и расстреляла сотни жителей за неявку людей для отправки на немецкую каторгу. В Гжатске гитлеровцы казнили 75 мирных жителей города, не явившихся на сборный пункт, куда они были вызваны повестками коменданта. В Полтаве была повешена группа железнодорожников, отказавшихся ехать на принудительные работы.

Таким же репрессиям подвергали тех, кто отказывался работать па фашистов в оккупированных районах. В захваченном частями Советской Армии приказе главнокомандующего сухопутными войсками 2974/41 от 6 декабря 1941 года предписывалось направлять всех взрослых мужчин из оккупированных населенных пунктов в лагеря для военнопленных.

А еще раньше в приказе от 10 октября 1941 года, разосланном всем германским частям, генерал-фельдмаршал Рейхенау распорядился: «Снабжение питанием местных жителей и военнопленных является ненужной гуманностью».

Население промышленных районов оккупированных областей фашистские захватчики сгоняли в «трудовые колонии» и заставляли работать на тяжелых и вредных работах. Квалифицированные рабочие, техники и инженеры использовались как чернорабочие. Люди работали по 14–16 часов. В захваченном частями Советской Армии приказе командования 3-й немецкой группы танковых войск предписывалось привлекать все гражданское население к различным тяжелым работам, при этом говорилось, что принудительный труд не должен оплачиваться. В приказе цинично заявлялось: «Бесплатной работой население искупит вину за уже совершенные акты саботажа, а также акты саботажа, которые могут быть совершены в будущем».

Эти выродки глумились над советскими людьми, в отдельных случаях издевательски низко оплачивая принудительный труд гражданского населения. В Киеве и Кривом Роге оккупанты, например, платили рабочим в день меньше половины германской марки. Существование на этот заработок было равносильно голодной смерти. А тех, кто протестовал, подвергали одному наказанию – расстрелу.

Таким образом, «трудовая» политика фашистов по отношению к населению оккупированных районов представляла собой разновидность геноцида. Она привела к болезням и гибели сотен тысяч советских людей. Целые города и районы обезлюдели. После победоносного завершения войны миллионы советских людей вернулись в родные края. Но немало их осталось на чужбине, большая часть в безымянных могилах, а меньшая – в положении перемещенных лиц. И потребовалась большая работа Советского государства, прежде чем удалось найти насильственно вывезенных с Родины людей и помочь им депортироваться, то есть вернуться к своим родным и близким.

За насильственное лишение советских людей самого дорогого, что может иметь человек – Родины, фашистские преступники также предстали перед судом народов.

Уничтожение гитлеровцами памятников культуры народов Советского Союза

Среди многочисленных преступлений, совершенных гитлеровцами на территории Советского Союза, преступления против культуры занимают особое место. В этом с исключительной полнотой проявились вся мерзость и варварство германского фашизма. «Мы, – говорил Гитлер, – варвары, и мы хотим быть варварами. Это почетное звание». «Когда я слышу слово „культура“, – вторил ему Геринг, – я хватаюсь за пистолет».

И они оскверняли и громили исторические и культурные памятники, разрушали культурные учреждения, уничтожали культурные ценности, создававшиеся на протяжении многих веков, жгли книги, сокрушали огнем и мечом национальную культуру народов Советского Союза.

Тщательным расследованием, проведенным специальной комиссией и членами Чрезвычайной государственной комиссии академиком А. Н. Толстым, митрополитом Николаем, было установлено, что разрушение памятников искусства в Петродворце, Пушкине и Павловске произведено по прямому указанию германского правительства и верховного военного командования.

В приказе командующего 6-й германской армии о поведении войск на Востоке от 10 октября 1941 года генерал-фельдмаршала фон Рейхенау содержался прямой призыв к актам вандализма со стороны фашистской армии, которой внушалось, что «никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения» (Преступные цели – преступные средства, с. 66–67.).

И вот уникальные творения зодчих, талантом которых были созданы величественные памятники искусства и архитектуры городов Петродворец (бывший Петергоф), Пушкин (бывшее Царское Село), Павловск, они с лютой ненавистью разрушали. Советские люди бережно хранили города-музеи. В них находились бесценные сокровища русского и мирового искусства, уникальные образцы мебели, фарфора, живописи, гобеленов и скульптуры русских и иностранных мастеров.

Фашистские захватчики подвергли дворцы в этих городах разграблению и разрушению. Гитлеровцы вывезли в Германию гарнитуры старинной художественной русской и французской мебели, книги дворцовых библиотек, предметы изобразительного искусства, художественный фарфор и другие драгоценные экспонаты.

Петродворец (Петергоф) был основан в 1705 году Петром I.

Французский архитектор Леблон построил здесь замечательные дворцы, в том числе Марли и павильон Эрмитаж, разбил Верхний и Нижний парки; итальянец Растрелли создал Большой дворец; благодаря таланту Джакомо Кваренги сооружен Английский дворец; знаменитый русский зодчий Воронихин, вышедший из крепостных, дополнил Нижний парк изящными павильонами. Во всем мире были известны фонтаны Петродворца. Большой каскад вместе с Большим дворцом, фонтаном «Самсон» и каналом, выходящим в море, представлял собой исторический памятник, посвященный победе русского оружия над шведами под Полтавой. Бронзовая фигура «Самсон, разрывающий пасть льва» символически изображала историческую победу России над Швецией, которая открыла для России широкий выход в Балтийское море.

23 сентября 1941 года гитлеровские фашисты, захватив Петродворец, приступили к грабежу ценностей и в течение нескольких месяцев отправляли имущество в Германию.

Нацисты разграбили и вывезли около 34 тысяч музейных экспонатов и среди них 4950 предметов уникальной мебели – английской, итальянской, французской и русской работы; много редких фарфоровых сервизов русских и иностранных заводов XVIII и XIX веков. Гитлеровские варвары содрали шелк, гобелены, украшавшие степы дворцовых залов. Был сожжен Большой дворец, в нем полностью разрушены Танцевальный зал, Аудиенц-зал, парадная лестница и церковь, украшенные деревянной золоченой резьбой, выполненной но рисункам Растрелли; Тронный, Чесменский и Столовый залы, созданные Фельтеном; дубовая лестница и дубовый кабинет, отделанные тончайшей резьбой, другие уникальные помещения.

При отступлении из Петродворца с помощью мин замедленного действия фашисты взорвали дворец Марли с его тончайшей лепной отделкой и резьбой. Они обезобразили петровский Монплезир; разрушили знаменитую фонтанную систему петродворцовых парков. Гитлеровцы подорвали питающую фонтаны линию на всем протяжении от плотины у Розового павильона до Верхнего парка. Главная аллея Нижнего парка, идущая параллельно берегу Финского залива, была полностью вырублена.

Захваченный нашими войсками в плен в феврале 1944 года немецкий офицер 61-й пехотной дивизии показал: «Мне известно, что в 1941 году в Германии была создана специальная комиссия „Кунсткомиссион“. В функции этой комиссии входило изымать дворцовое имущество в оккупированных районах России и все изъятое перевозить в Германию. Эта комиссия в 1941 и 1942 годах все ценное имущество пушкинских дворцов грузила в эшелоны и вывозила в Германию… Мне известно, что в Екатерининском дворце в городе Пушкин имелась комната, стены которой были выложены янтарем. Янтарь был содран и вывезен в Германию».

Судьба Екатерининского дворца в Пушкине была также трагична. Значительную часть дворца гитлеровцы сожгли. В огне погибла знаменитая трехсотметровая анфилада парадных залов. Сгорели Антикамеры («Залы ожидания»), отделанные Растрелли. Они были покрыты золоченой резьбой, огромные потолки затянуты великолепными холстами работы художников середины XVIII века. Не имея возможности снять эти огромные полотна, фашисты изрезали замечательные произведения искусства на куски.

Страшную картину разрушения представляет собой Большой зал – гениальное творение Растрелли. Уничтожены уникальные плафоны работы Торелли, Джордано, Брюллова и других крупнейших итальянских и русских мастеров; содран и похищен старинный расписной китайский шелк XVIII века со стен китайской гостиной и спальни Александра I и желтый шелк с тканым рисунком лебедей и фазанов русской ручной работы XVIII века, которым были обтянуты стены Малой столовой.

Разграбленной оказалась изумительная по своей внутренней отделке дворцовая церковь – одно из лучших произведений Растрелли, на антресоли которой приходили лицеисты Пушкин и его друзья. Иконостас церкви разбит, иконы вывезены, часть плафонов срезана, часть уничтожена, полы выломаны, лепные золоченые украшения содраны. Фашисты надругались и над святыней советских людей – Пушкинским лицеем.

Гитлеровцы разгромили в г. Пушкине и знаменитый Александровский дворец, творение Кваренги. В пушкинских парках они вырубили тысячи вековых деревьев, многие из которых еще помнили юного Пушкина.

В г. Павловске из дворца батальоном особого назначения Риббентропа и командами штаба Розенберга была вывезена в Германию ценнейшая дворцовая мебель. Во дворце сняли паркет из дорогого дерева огромной художественной ценности. Со стен сорвали барельефы, гобелены, степные и потолочные плафоны. Варварски изуродовали фрески Гонзаго, представляющие громадную художественную ценность. Фашистские захватчики подожгли Павловский дворец. Большая часть здания выгорела. Деревянная художественная отделка дворца сгорела дотла на всех этажах.

В Михайловском и в других местах Пушкинского заповедника оккупанты разрушили и уничтожили культурно-исторические памятники, связанные с жизнью и творчеством великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Советское правительство 17 марта 1922 года объявило усадьбу поэта в Михайловском, его могилу в Святогорском монастыре и близлежащие селения государственным заповедником.

В июле 1941 года сюда ворвались фашисты. За три года оккупации они разрушили и уничтожили эти памятные места. Как установлено, расхищение музейных ценностей было начато уже в августе 1941 года. В конце февраля 1944 года усадьба А. С. Пушкина в Михайловском была превращена в военный объект – один из опорных пунктов немецкой обороны. Территорию парка изрыли траншеями, ходами сообщений. «Домик няни» был уничтожен, а рядом с ним и частично на его месте построен большой пятинакатный блиндаж. Другой такой же блиндаж был сооружен фашистами около здания музея.

Перед отступлением из Михайловского гитлеровцы завершили разорение и осквернение пушкинской усадьбы. Дом-музей они сожгли. Мебель, предметы домашнего обихода и библиотеку поэта вывезли в Германию. Мраморную плиту памятника Пушкину разбили и бросили возле пепелища. Были уничтожены и два других дома Пушкинского заповедника – у въезда в Михайловскую усадьбу.

Кощунственное отношение гитлеровцев к национальным святыням русского народа отчетливее всего проявилось в осквернении могилы Пушкина. Стремясь сохранить Пушкинский заповедник от разрушения, части Советской Армии оставили этот район без боев и отошли к Новоржеву. Несмотря на это, 2 июля 1941 года гитлеровцы подвергли бомбардировке Святогорский монастырь, где находится могила Пушкина.

В марте 1943 года гитлеровцы приступили к систематическому разрушению Святогорского монастыря. Они дважды подрывали главную церковь монастыря – Успенский собор, построенный в XVI веке по повелению Ивана Грозного.

Фашистские варвары подготовляли взрыв могилы Пушкина, Святогорского монастыря и самого холма, на котором находится могила поэта. На территории монастыря и в близлежащей местности советские саперы обнаружили и извлекли до 3 тысяч мин. Под дорогу, проходящую вдоль северной стены монастыря, был заложен фугас, взрывом которого разрушена монастырская стена на протяжении 20 метров. Второй фугас огромной силы находился под дорогой с восточной стороны, у подножия могилы Пушкинa; фашисты прорыли специальный тоннель протяженностью 20 метров, тщательно замаскировали его и заложили в нем специальные мины и 10 авиабомб по 120 килограммов каждая. Взорвать фугас гитлеровцам помешало стремительное наступление частей Советской Армии, выбивших фашистов из этих мест.

Огромным разрушениям подвергся старинный русский город Новгород. Здесь из 2346 жилых домов сохранилось только 40, а остальные были превращены в груду развалин. До Великой Отечественной войны Новгород являлся крупным научным и культурным центром. Фашистские вандалы уничтожили в Новгороде величайшие памятники древнего русского искусства. В Георгиевском соборе Юрьева монастыря, построенном в начале XII века, фашисты разрушили своды и стены башни собора с фресками XII века.

Софийский собор, построенный в XI веке, являлся одним из древнейших памятников русского зодчества, выдающимся памятником мирового искусства. Фрески XII века, иконы XII–XVII веков, древние иконостасы и другое внутреннее убранство представляли собой бесценные сокровища древнерусского искусства. Здание собора фашисты разрушили. Они полностью разграбили его внутреннее убранство, увезли все иконы с иконостасов, древние паникадила, в том числе паникадило, принадлежавшее Борису Годунову.

Церковь Благовещения XII века с фресками была обращена фашистами в дот и казарменное помещение, в окнах алтаря устроены амбразуры.

Церковь Успенья на Болотовом поле, памятник новгородской архитектуры XIV–XV веков, гитлеровцы превратили в груду камней и кирпича; роспись этого храма, относящаяся к XIV веку, являлась одним из лучших произведений монументальной живописи и пользовалась широкой известностью. Она погибла.

Церковь Спаса Преображения на Ильиной улице, один из лучших образцов новгородской архитектуры XIV века, особенно известна своей росписью, выполненной великим мастером Феофаном Греком. В барабане главы церкви и к верхней части восточной стены оккупанты сделали широкие амбразуры для пулеметов, западную часть здания разрушили, уничтожили средний западный свод, пробили верхние угловые своды, значительная часть уникальных фресок погибла.

Фашисты варварски разрушили знаменитый памятник древнерусского и мирового искусства XII века – церковь Спаса-на-Нередице, расписанную внутри всемирно известными фресками. Они представляли собой уникальный памятник живописи XII века. Здание церкви гитлеровцами превращено в развалины.

Более чем двухгодичное хозяйничанье оккупантов в Новгороде привело к разрушению целого ряда и других замечательных образцов древнерусского зодчества. Из 88 историко-художественных сооружений Новгорода осталось без значительных повреждений только два. По приказу командующего 18-й германской армии генерал-полковника Линдемана был подготовлен для отправки в Германию памятник 1000-летия России. Воздвигнутый в 1862 году по проекту известного русского скульптора академика М. О. Микешина, монумент запечатлел в художественных образах основные этапы развития нашей Родины до 60-х годов XIX столетия. Фашистские варвары разобрали памятник на части, разбили скульптурные изображения. Но отправить его на переплавку им не удалось. Советские воины освободили Новгород.

Величественные памятники искусства и архитектуры этих городов-музеев, известные всему цивилизованному миру, сейчас возрождены творчеством и кропотливым трудом советских людей. Но и по сей день еще далеко не полностью возмещен тот урон, который причинили оккупанты разграбленным музеям. Продолжается восстановление все новых и новых залов Екатерининского дворца в Пушкине, Большого дворца в Петродворце, соборов, в Новгороде. До сих пор не найдено драгоценное убранство знаменитого янтарного кабинета. Сделаны лишь первые шаги по возрождению былого великолепия Александровского дворца в Петродворце и Гатчинского дворца. А со времени окончания войны прошло уже 40 лет.

В Ясной Поляне, где жил и творил Лев Толстой, фашисты осквернили могилу писателя и уничтожили неповторимые реликвии, связанные с его жизнью и творчеством; редчайшие рукописи, книги, картины сожгли. Германский офицер Шварц в ответ па просьбу сотрудников музея отапливать дом не личной мебелью и книгами великого писателя, а имеющимися дровами ответил: «Дрова нам не нужны, мы сожжем все, что связано с именем вашего Толстого».

В городе Клину Дом-музей П. И. Чайковского был разгромлен нацистскими офицерами и солдатами. В самом доме-музее оккупанты устроили гараж для мотоциклов и отапливали этот сарай рукописями, книгами, мебелью и другими личными вещами композитора.

В городе Истре нацисты устроили в старинном русском монастыре, знаменитом Новом Иерусалиме, основанном в 1654 году и реставрированном в XVIII веке великими архитекторами – Растрелли и Казаковым, склад боеприпасов.

Ново-Иерусалимский монастырь является выдающимся историческим памятником русского народа и известен как одно из крупнейших и красивейших сооружений. Это не помешало при отступлении фашистским погромщикам взорвать его. Всего на территории временно захваченной ими части Московской области оккупанты разрушили и разграбили 4 музея, 112 библиотек и 54 театра и кинотеатра. Они сожгли знаменитый музей Бородино, надругались над историческими реликвиями сражения.

В Калуге гитлеровцы уничтожили экспонаты дома-музея, в котором жил и творил знаменитый русский ученый К. Э. Циолковский. По портретам Циолковского фашистские дикари стреляли из револьверов. Они искромсали ценнейшие модели дирижаблей, чертежи. В одной из комнат музея был устроен курятник, мебель сожжена.

В Белоруссии гитлеровцы с таким же остервенением громили культурные учреждения и исторические памятники.

Чрезвычайная государственная комиссия установила, что в течение трех лет немецко-фашистские захватчики планомерно разрушали в Минске научно-исследовательские институты, высшие учебные заведения, библиотеки, музеи, театры и клубы.

Фашисты вывезли из библиотеки имени В. И. Ленина в Берлин и Кенигсберг 1,5 миллиона ценнейших книг, из библиотеки Академии наук 300 тысяч томов.

Они разгромили Белорусский государственный университет вместе с зоологическим, геолого-минералогическим и историко-археологическим музеями, медицинский институт со всеми его клиниками, Академию наук с девятью институтами, зоологическим и геологическим музеями, ботаническим садом; уничтожили Минский политехнический институт, разрушили Государственную филармонию и консерваторию.

Фашисты уничтожили Государственную картинную галерею, а картины и скульптуры русских и белорусских мастеров, в том числе Репина, Айвазовского, Перова, Боголюбова, вывезли в Германию; разгромили Государственный белорусский театр оперы и балета: вывезли в Германию театральные декорации, мебель, люстры, зеркала, картины, ковры, ткани.

Советским обвинением Международному военному трибуналу было представлено письмо генерального комиссара Белоруссии Кубе на имя Розенберга, в котором говорилось: «В Минске находилась большая… коллекция художественных изделий и полотен, которая сейчас почти без остатка вывезена из города: по приказу имперского руководителя СС рейхсминистра Генриха Гиммлера большинство картин частично еще в то время, когда я возглавлял ведомство, было упаковано людьми СС и отослано в Германию. Речь идет о миллионных ценностях, изъятых в генеральном округе Белоруссии…» (Нюрнбергский процесс. В 7-ми т. М., 1958, т. 3, с. 584.).

На Украине гитлеровцы с первых дней оккупации приступили к планомерному уничтожению школ, высших учебных заведений, музеев, библиотек, клубов, театров, больниц и детских садов.

В Киеве было 150 средних и начальных школ. Во время оккупации гитлеровские варвары разрушили 140 школ, они закрыли все детские сады, имущество их разграбили, расхитили из киевских библиотек свыше 4 миллионов книг.

Гитлеровцы сожгли и взорвали один из старейших центров украинской культуры – Киевский государственный университет имени Т. Г. Шевченко. В огне погибли материалы исторического архива древних актов, библиотека с фондом свыше 1300 тысяч книг, зоологический музей, имевший более 2 миллионов уникальных экспонатов. Нацисты разрушили также и все другие высшие учебны о заведения Киева. Они считали, что советские люди не должны иметь не только высшего, но даже среднего или семилетнего образования.

Фашистские варвары сожгли в Киеве драматическийтеатр Красной Армии, Театр юного зрителя, театральный институт, консерваторию; взорвали здание цирка; уничтожили еврейский театр; разграбили все склады и костюмерную театра оперы и балета имени Т. Г. Шевченко.

Музей западноевропейского и восточного искусства гитлеровцы разгромили полностью, оставив лишь несколько полотен, которые не успели снять с высоких стен лестничной клетки. Грабежу подвергли также музеи русскою и украинского искусства, музей Т. Г. Шевченко, исторический музей, Софийский собор, из которого вывезли 14 фресок XII века, Михайловский Златоверхий монастырь (из него была украдена драгоценная утварь и предметы культа) и т. д.

По приказу гитлеровского командования воинские части ограбили и разрушили древнейший памятник культуры – Киево-Печерскую лавру. Из взорванного Успенского собора Киево-Печерской лавры они вывезли находившиеся там ценности и реликвии. Из Исторического музея – скифские бронзовые фигурки зверей, уникальные материалы отдела «Киевская Русь», в том числе такие ценные вещи, как запрестольный крест X столетия Десятинной церкви, изразцы с гербом Рюриковичей п другие. Немецко-фашистские захватчики хотели лишить русский и украинский народы материальных и письменных памятников, свидетельствующих об их славном прошлом.

Член Чрезвычайной государственной комиссии Николай, митрополит Киевский и Галицкий, расследовавший злодеяния гитлеровцев в Киеве, свидетельствовал:

«Точно страшный ураган пронесся по Лавре, все опрокинул вверх дном, рассыпал и разбросал могучие лаврские здания. Два с лишним года Киев был закован в немецкие кандалы. Гитлеровские палачи принесли с собой в Киев смерть, руины, голод и казнь. Все это со временем отойдет от близкого прошлого в отдаленное, но никогда не забудут этого злодеяния не только украинский и русский народы, но и все честное человечество во всем мире».

Международному военному трибуналу было представлено письмо на имя имперского министра Розенберга от \4 сентября 1944 года «О вывезенных из Украины произведениях искусства». В нем говорилось, что из Киева и Харькова было отправлено в Восточную Пруссию 85 ящиков и 57 папок с произведениями искусств.

«Среди картин, – резюмировал автор письма, – имеется большое количество старинных икон, произведений знаменитых мастеров немецкой, голландской и итальянской школ XVI, XVII и XVIII веков и работы лучших русских художников XVIII и XIX веков. В общем все это имущество состоит из ценнейших произведений искусства, вывезенных из общественных украинских хранилищ, которые даже при поверхностной оценке составляют ценность в несколько миллионов. Кроме того, это является единственной коллекцией такого рода международного значения на немецкой территории».

В Латвийской, Литовской и Эстонской Советских Социалистических Республиках гитлеровцы пытались уничтожить все, что связано с национальными традициями прибалтийских народов. Государственным языком здесь был объявлен немецкий язык. Фашисты разгромили в Риге восемь зданий государственной библиотеки, а здание по Английской улице – выдающийся памятник архитектуры XIII–XIV веков – превратился в казарму. Они сожгли Рижскую городскую библиотеку, основанную в 1512 году, в которой хранились редчайшие книги и рукописи. В огне погибло около 800 тысяч единиц библиотечного хранения.

Из Рижского городского музея гитлеровцы увезли в Германию картины известных латвийских, русских и иностранных художников. Фашисты разграбили Академию художеств, Государственную консерваторию, музыкальное училище; взорвали здание бывшего Ремесленного общества с крупнейшим концертным залом, разрушили в Риге 65 школ. Экспонаты музеев Государственно-исторического, Рижского Домского и Военно-исторического гитлеровцы вывезли в Германию.

Литву объявили частью немецкой провинции «Остланд». В Вильнюсе была закрыта Академия искусств; в Каунасе – Институт прикладного искусства, филармония и консерватория.

17 марта 1943 года гестаповцы оцепили здание Вильнюсского университета, разбили в нем статуи, изорвали картины, разграбили экспонаты, ценные учебные пособия, научную литературу.

Такая же участь постигла и другие литовские институты. Фашисты разрушили в Вильнюсе и Каунасе 14 гимназий и 46 начальных школ, а также учебные заведения в Шяуляе, Мариямполе, Паневежисе, Укмерге; взорвали и уничтожили Сельскохозяйственную академию, Высшую сельскохозяйственную школу и 7 низших сельскохозяйственных школ.

Оккупанты вывезли из Вильнюсского государственного художественного музея ценные коллекции мебели, старинный фарфор, ковры, картины, гравюры, из библиотеки Академии искусств они похитили коллекции золотых и серебряных изделий. Полному разгрому подверглись многие другие широко известные культурные учреждения. 10 тысяч экземпляров старинных изданий XV–XVII веков были направлены в Берлин, во Франкфурт-на-Майне – картины Репина, Левитана, Марка Шагала, скульптуры Антокольского и другие произведения искусства. При отступлении гитлеровцы сожгли в Литве старейшую библиотеку евангелическо-реформатского синода, основанную в 1611 году и состоявшую из 20 тысяч томов уникальных книг XVI–XVIII веков.

Гитлеровские оккупанты уничтожали культуру и исторические памятники эстонского народа.

В первую очередь фашисты приступили к чистке библиотек. На площадях эстонских городов запылали костры, превращая в пепел сокровища эстонского национального творчества и лучшие произведения литературы народов Европы. В Эстонии почти не осталось произведений известных национальных художников и скульпторов. Гитлеровцы вывезли в Германию более 10 тысяч произведений искусств. Они сожгли национальный музей Эстонии.

Перед отступлением фашисты подожгли театры в городах Тарту, Нарва, Вильянди, Пярну. Они разграбили и частично разрушили Тартуский университет, имеющий более чем 300-летнее славное прошлое и являвшийся старейшим высшим учебным заведением на территории нашей страны.

Много писателей и поэтов, художников и артистов фашисты заключили в концлагеря. Некоторые из них были зверски замучены или расстреляны.

Культуру и разум фашизм рассматривал как препятствие к осуществлению своих чудовищных гегемонистских планов порабощения народов и уничтожал их со свойственной ему звериной жестокостью.

В общей сложности гитлеровские захватчики разрушили и разграбили на оккупированной территории из 992 музеев, имевшихся в Советском Союзе, 427, сотни театров, институтов, многие из которых пользовались всесоюзной и мировой известностью.

Начав осуществление своих безумных планов установления мирового господства, гитлеровцы развернули опустошительный поход против мировой культуры. Освободительная борьба Советского Союза явилась борьбой за спасение мировой цивилизации. Советская Армия защищала от фашизма всю мировую культуру, культуру советского и других, в том числе и немецкого, народов.

Крах идеологии человеконенавистничества

За время работы в Чрезвычайной государственной комиссии мне пришлось изучить огромный материал, показывающий, как фашизм уничтожал все лучшее, что есть в человеке. Масштабы злодеяний гитлеровцев превосходят самые чудовищные преступления, когда-либо совершавшиеся на земле. Воссоздавая объективную картину этих злодеяний, мы, работники ЧГК, часто задавали и себе, и своим коллегам вопрос: откуда у фашистов такая зоологическая ненависть к людям, в чем истоки той жестокости, которая превратила солдата вермахта в машину истребления и разрушения?

Если бы я не знал немцев, то мог бы подумать, что это какой-то особый народ, лишенный чувства сострадания и человечности. Но мне довелось общаться с населением очищенных от фашистских войск городов и сел Германии. Скажу честно, всякий раз я ловил себя на мысли: а не такой ли мой собеседник, как те, кто грабил, истязал, убивал советских людей, сыновей и дочерей других народов Европы? Но, как правило, передо мной были обыкновенные люди, способные и краснеть, и волноваться, и радоваться, и страдать. Причем чаще всего они вполне искренне и даже со страстью обличали фашизм, проклинали Гитлера, признавали страшную вину своих соотечественников перед человечеством.

Кто же тогда совершал все эти чудовищные, леденящие душу злодеяния? Нередко я слышал стандартный ответ: эсэсовцы, нацисты. Иногда говорили, что подчинялись приказу или не ведали о последствиях содеянного. Но в том-то и дело, что ведали, шли на преступления, уверенные в безнаказанности, смотрели на эсэсовцев как на героев, вполне добровольно вступали в нацистскую партию. Не все, конечно. Но отнюдь и не ничтожное меньшинство. Достаточно сказать, например, что 70 процентов германских учителей в годы второй мировой войны были членами НСДАП.

Конечно, среди немцев было немало антифашистов, а также просто недовольных гитлеровским режимом. Мы, советские люди, преклоняемся перед памятью героев германского антифашистского сопротивления. Вместе с нами сражались против фашизма германские коммунисты, другие демократы. Но все же значительная часть населения этой страны поддержала Гитлера.

Что же толкало немцев на путь убийства, грабежа и глумления над беззащитными жертвами? Может быть, воинствующий антикоммунизм? Конечно, в первую очередь он. Но ведь с одинаковым остервенением захватчики уничтожали и коммунистов, и беспартийных, и атеистов, и верующих.

Может быть, расизм, шовинизм? Несомненно, он тоже. Однако первыми стали погибать от пуль и удавок фашистских убийц сами немцы. Да и первые лагеря уничтожения, создававшиеся на территории Германии, предназначались поначалу отнюдь не для французов или поляков.

Чувство собственника, буржуазный и мелкобуржуазный эгоизм? Да, верно, античеловечность – свойство капитализма вообще, одно из самых отвратительных порождений частной собственности, психологии обывателя, руководствующегося принципами «человек человеку волк» и «своя рубашка ближе к телу». Геббельс как-то цинично заявил, что слово «социализм» в программе и названии нацистской партии – всего лишь для камуфляжа. Гитлеризм был идеологией и политикой буржуазии, стремящейся к мировому господству. И у своего народа она культивировала именно собственнические инстинкты, облегчавшие господство над ним.

Из личного опыта знаю, что далеко не все оккупанты верили в свою мессианистскую роль утвердителей «нового порядка». Но они, как и фанатики гитлеризма, активно участвовали в колониальном разбое. Поступали они так, в частности, и потому, что им обещали плодородные земли покоренных народов, дармовую рабочую силу, чужое добро, положение хозяина, господина, представителя касты избранных.

Капитализм, буржуазный образ жизни, частнособственническая психология были той социальной почвой, которая вскормила фашизм, превратила его в массовое явление.

Что же все-таки ослепило миллионы немцев, превратило благовоспитанных, нередко вполне культурных, интеллектуально развитых, порой даже сентиментальных людей в безжалостных убийц? Причем произошло это стремительно, всего за каких-то семь-восемь лет господства фашистов. Конечно, здесь сыграли свою роль и средства устрашения, террора, широко применявшиеся гитлеровцами по отношению к собственному же народу. И насаждавшийся «новый порядок», рассчитанный на превращение традиционного немецкого «орднунга» в гигантскую всегерманскую казарму, также способствовал тому, что многие жители «третьей империи» стали фактически соучастниками фашистских преступлений. Сказалось влияние и антикоммунизма, и антисемитизма, и расизма, и шовинизма. Но решающей для формирования психологии человеконенавистничества стала беспрецедентная по своим масштабам и методичности идеологическая обработка масс. Поэтому-то и отличались особой изощренностью по части убийств, издевательств и безжалостного уничтожения именно те, кто подвергался наиболее интенсивному идеологическому воздействию со стороны мощной пропагандистской машины гитлеровского рейха, прежде всего молодежь, актив НСДАП, представители государственного аппарата и специальных родов войск, непосредственно руководимых гитлеровской верхушкой.

Уже на территории Германии мне пришлось лишний раз убедиться, насколько глубоко нацистские идеи проникли в сознание многих молодых людей. Читая мемуары Э. Хонеккера, я обратил внимание на то, что этого убежденного коммуниста, освобожденного из фашистской тюрьмы лишь в результате разгрома гитлеризма, поразила эффективность фашистской идеологической обработки германских юношей и девушек. «Они выросли и формировались при фашизме, – пишет Э. Хонеккер, – были обмануты им и использованы для неправого дела, и они все еще находились под влиянием нацистской идеологии» (Хоннекер Эрих. Из моей жизни. М., 1982, с. 106.).

Нацистская же идеология, если отбросить национализм и социальную демагогию, широко использовавшиеся гитлеровцами, – это идеология человеконенавистничества, варварства и средневекового мракобесия.

В дни Нюрнбергского процесса на митинге, состоявшемся в Сан-Франциско, Константин Симонов, прошедший через всю войну, очень точно сказал о фашизме:

«Фашизм – это человеконенавистничество,

Фашизм – это презрение к другим народам,

Фашизм – это культ грубой силы,

Фашизм – это уничтожение человеческой личности,

Фашизм – это идеология, при помощи которой один человек хочет поставить ногу на шею другого человека и сделать этого другого человека рабом».

Культ силы, сильной личности, германского «сверхчеловека», призванного править миром, явился главным средством тотальной идеологической обработки, которой была подвергнута значительная часть населения, особенно молодежь. Немецкому солдату внушали, что великодушие и жалость – признак слабости, а наличие не только стальных мускулов, но и стальных нервов, железного сердца – свидетельство подлинного рыцарства. Высшим выражением моральных качеств человека объявлялась война. Основой жизнедеятельности общества провозглашалось право сильного диктовать свою волю слабому. Абсолютизировалась формула Ницше: «Наука – это форма обмана». Отсюда следовало превращение лжи, клятвопреступничества, аморальности, изуверства в важнейшие методы политики и идеологической обработки масс, в том числе и трудящихся. «Большинство их, – писал В. Ульбрихт, – разучилось понимать взаимосвязь политических явлений. Дух милитаризма и расизма глубоко проник также и в ряды рабочего класса» (Ульбрихт В. К истории новейшего времени. М., 1957, с. 53.). И вот этот ослепленный опримитивизированным ницшеанством, составлявшим основу фашистской идеологии, ландскнехт изощрялся в истязаниях и убийствах, стараясь доказать и себе, и всем окружающим, что он действительно «полубог», свободный от всех слабостей, присущих обычному человеку.

Другая сторона человеконенавистнической «теории сверхчеловека» состояла в том, что «слабейший» самой природой обречен на подчинение или уничтожение. И если он не понимает этого, сопротивляется, то нужно сломить его, превратить в бессловесного раба, способного лишь с ужасом взирать на увешанного современным оружием «полубога».

Такое убеждение гитлеровского солдата основывалось на извращенной оценке опыта второй мировой войны, когда в ее начальном периоде десятки миллионов жителей Европы оказались под пятой гитлеровских оккупантов. Представление, что только немцы способны создавать самое скорострельное и дальнобойное оружие, что только они обладают храбростью и другими «рыцарскими» качествами, что только у них, наконец, есть фюрер, превосходящий всех деспотов и завоевателей мира, было широко распространено среди германских военнослужащих. В результате побед Советской Армии такое одностороннее представление стало меняться. Но, даже находясь в осажденном Берлине, фашисты еще продолжали на что-то надеяться: то на новое секретное сверхоружие, то на раскол среди союзников.

Сражаться с людьми, уверенными в своем могуществе и неуязвимости, было нелегко. Их можно было сломить превосходящей силой, причем не только военной, но и морально-психологической. Такую силу дала нашему народу Коммунистическая партия, ставшая душой всенародного сопротивления врагу. Как признавался фашистский генерал Гудериан, «главное преимущество Советов в минувшей войне – это сила их идей».

Фашистской идеологии человеконенавистничества партия противопоставила реальный гуманизм марксизма-ленинизма, свободолюбие советских людей, их интернационалистскую солидарность со всеми, кто боролся против фашизма. Вступив в единоборство с гитлеризмом, советские воины спасали все народы Европы, все человечество. И в то же время, совершая беспримерный в истории подвиг, они ничего не требовали за свой героизм: ни славы, ни почестей, ни какой-то особой признательности освобожденных народов.

Советские люди были хорошо идеологически и психологически подготовлены к испытаниям, выпавшим на их долю в ходе войны. В послевоенные годы историки не раз обращались к анализу причин наших временных неудач на фронте. Назывались многие факторы, облегчившие успехи гитлеровских войск в начальный период войны. Но, насколько мне помнится, никогда не ставилась под сомнение эффективность идеологической работы партии, сумевшей воспитать целое поколение, так героически проявившее себя в борьбе против фашизма.

Главное, что удалось сделать партии, – это пробудить у советских людей чувство личной ответственности за судьбу социализма, за его настоящее и будущее. Мой боевой опыт свидетельствует, что солдаты, даже оставшись без командира, продолжали мужественно и умело сражаться, заставляя врага дорого оплачивать каждую свою военную удачу. И сейчас хорошо помню своих товарищей по фронту: командиров, политработников, красноармейцев. Жили мы тесной семьей, помогая друг другу в трудную минуту. Офицеры смотрели на рядовых как на младших братьев, заботиться о которых – естественный долг старших. Рядовые видели в офицерах не только старших по званию, а, таких же как они, защитников Родины, но только более опытных, более профессионально подготовленных и поэтому наделенных большими правами и большей властью.

Из рассказов пленных мы узнавали, что между офицерами и рядовыми в германской армии – стена, что у противника поощряется и насаждается атмосфера взаимной слежки, недоверия, подозрительности, что раненый немецкий солдат не может быть уверенным в том, что его не пристрелят свои же. Конечно, в трудных фронтовых условиях и у наших людей иногда сдавали нервы. Но даже проступки, совершаемые советскими воинами, не могли перечеркнуть главного – того, что огромное большинство военнослужащих живет только одним стремлением – как можно быстрее разгромить врага.

Иным было отношение советских воинов к неприятелю. Все мы, конечно, люто ненавидели фашизм, и не было жертвы, на которую мы не пошли бы, чтобы как можно быстрее добиться Победы. Но когда враг сдавался, солдаты не истязали, не унижали его. Наоборот, оказывали им необходимую медицинскую помощь, снабжали продовольствием, обеспечивали крышу над головой. То, что впоследствии увидел я в немецких лагерях для военнопленных, не имело ничего общего с теми условиями, в которых находились захваченные в плен немецкие военнослужащие.

Так же гуманно относилась Советская Армия к мирному населению Германии. Оказавшись на немецкой земле, я не раз слышал рассказы немецких граждан о том, что советские военнослужащие помогали населению продовольствием, оказывали содействие в восстановительных работах, в налаживании коммунального хозяйства, торговли, общественного транспорта и т. д. Советская Армия не мстила старикам, женщинам и детям. Она пришла в Германию с иной целью: до конца искоренить фашизм и сделать невозможным его возрождение.

Пока не закончилась война, еще не поверженный противник оставался врагом. Но советский солдат не мог использовать оружие, врученное ему народом, для личной мести. Страшные картины фашистского разбоя не ожесточили душу советского воина, и в годы войны сохранившего прекрасное чувство человечности.

Если говорить о главном итоге войны, то можно сказать, что в ней выстоял и победил советский человек, воспитанный Коммунистической партией и вооруженный самым могучим оружием современности – марксизмом-ленинизмом.

Наши герои – не полубоги, а такие же люди, как и все, честно сражавшиеся против врага. Беседуя с ними, я всякий раз поражался их скромности, порой даже застенчивости, с которой они рассказывали о своих боевых делах. Каждый старался подчеркнуть, что не совершал чего-то необыкновенного, а просто выполнял свой долг, как выполнил бы его всякий другой, воспитанный Коммунистической партией и советским народом.

Конечно, героизм на фронте не стал обыденностью, но он превратился в массовое явление, в то подлинное народное движение, которое остановило, а затем и опрокинуло бронированные полчища врага.

Так же обстояло дело и на оккупированной фашистами территории. Там сразу же после вторжения поднималось пламя партизанской борьбы. Причем, как признавали сами фашисты, «гораздо большей опасностью, чем активное сопротивление партизан, здесь является пассивное сопротивление – трудовой саботаж, в преодолении которого мы имеем еще меньшие шансы на успех» (Преступные цели – преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941–1944 гг.), с. 303.).

Благодаря всенародному сопротивлению были сорваны планы оккупантов, рассчитанные на превращение захваченных советских территорий в источник сырья и продовольствия для Германии.

Не удалось осуществить гитлеровцам и другую свою цель: запугать советских людей, создать в оккупированных районах надежный оккупационный режим. Как говорил один из руководителей партизанского движения П. К. Пономаренко, в Белоруссии, например, немецко-фашистские захватчики «потерпели не только военное, но и величайшее морально-политическое поражение. Идеология звериного национализма потерпела полный крах, немецкие захватчики не только не нашли квислингов, они не смогли ввести в местные оккупационные органы лиц, хоть сколько-нибудь известных населению, и заставить их себе служить. Кроме того, все привезенные ими из берлинского зверинца белорусско-немецкие националисты были почти полностью истреблены белорусским народом» (Цит. по: Загорулько М, М., Юденков А, Ф. Крах плана «Ольденбург», с. 211.).

Следует сказать, что политика гитлеровского оккупационного режима потерпела крах на всей временно занятой врагом нашей территории.

Одержав идеологическую и морально-психологическую победу над врагом, советские люди сохранили в себе все подлинно человеческие черты, в том числе сострадание и сочувствие к себе подобным. Поэтому так и поражали их факты фашистского человеконенавистничества, с которыми они сталкивались, освобождая свою и другие страны от фашистских оккупантов.

В повести писателя-фронтовика Константина Колесова «Самоходка номер 120» главный герой, не раз смотревший смерти в лицо, как самое страшное из всего того, что он видел па войне, описывает аккуратно сложенные штабеля иссохших человеческих тел на территории только освобожденного от фашистов концлагеря. «Смотреть на это больше секунды-другой было невозможно, – вспоминает герой, от имени которого ведется рассказ в повести. – У меня забухало в груди, рот и глотку перехватило огненной сухостью». Ни он, ни его товарищи после этого не могли ни есть, ни пить. А нам, участникам расследований фашистских злодеяний, пришлось сотни раз сталкиваться с еще более кошмарными картинами гитлеровского человеконенавистничества. Тысячи, десятки тысяч истерзанных человеческих трупов, безжизненные тела женщин, стариков, детей – все эти кровавые следы фашистского разбоя мы встречали повсеместно. И нельзя было отворачиваться, закрывать глаза. Наоборот, долг требовал пристально всматриваться во все это, документально запечатлевать увиденное, снова и снова возвращаться к нему, чтобы ни одна улика, обличающая фашизм, не осталась без внимания на предстоящем суде над заправилами гитлеровского рейха. При виде всего содеянного фашистами можно было ожесточиться, потерять веру в людей, отождествить фашизм со всем германским народом или, наоборот, стать равнодушным, заковать свое сердце в защитную броню безразличия, самоуспокоенности. Но мои товарищи по ЧГК до конца жизни сохранили замечательные качества последовательных гуманистов – членов ленинской партии, являющейся умом, честью, совестью нашей эпохи. Ненависть к фашизму и тому, что породило его, горячее сочувствие освобожденным от гитлеровского ада людям, память о тех, кто стал его жертвами, благодарность всем, помогавшим расследовать фашистские преступления, вера в неизбежность торжества во всем мире подлинной человечности – таков был наш настрой в самые напряженные дни расследовательской работы. Мы были уверены в том, что у народов хватит сил, чтобы навсегда уничтожить фашизм и вырвать сами корни, породившие его. И великая победа над гитлеризмом стала закономерным итогом самоотверженной борьбы советских людей за свободу и независимость своей Родины, за освобождение всех народов Европы.

Вместо заключения

Минуло уже четыре десятилетия с того времени, когда происходили события, о которых я рассказал как очевидец и участник расследования преступлений гитлеризма против человечности. За это время вышло множество книг о злодеяниях фашистов и героической борьбе народов против гитлеровского «нового порядка». Но в памяти поколений должно храниться все пережитое человечеством от коричневой чумы. Важна каждая деталь, каждый факт.

Космонавты из космоса видели нашу Землю голубой. Они утверждают, что она великолепна. Пусть наша Земля будет голубой, розовой, зеленой, любой, только не коричневой от фашизма, только не черной от истребления людей, только не серой от пепла военных пожарищ!

Долг людей – не дать снова разгореться фашистскому костру. А для этого им должна быть знакома боль тех, кого опалило пламя войны, развязанной гитлеровцами. Это боль, выстраданная узниками в фашистских лагерях смерти и застенках. Это и моя боль – очевидца и участника расследования фашистских злодеяний, которая останется со мной до конца жизни.

Нельзя без гнева и скорби вспоминать о зверствах и других чудовищных преступлениях гитлеровцев, совершенных в Советском Союзе, Польше, Югославии, Чехословакии и других странах Европы. Миллионы мужчин, женщин, стариков и детей были сожжены в крематориях Освенцима, удушены в газовых камерах Майданека, замучены на плацах Маутхаузена. Набат Бухенвальда и по сей день звучит в сердцах людей, будит в них ненависть к нацизму и расизму, требует строгого наказания виновных в преступлениях против человечества.

Решения Нюрнбергского процесса, вынесшего смертный приговор милитаризму и фашизму, сохраняют свою силу и сегодня. Они навечно останутся в памяти народов и будут служить делу мира на земле. Именно поэтому Генеральная Ассамблея ООН 26 ноября 1968 года приняла Конвенцию о неприменении срока давности к военным преступникам и преступлениям против человечности.

Разумеется, не все зло, содеянное фашистами на оккупированной территории, нашло отражение в этой книге. Все факты о преступлениях гитлеровцев против человечества может вместить только многотомный труд. Это тысячи спаленных дотла городов и сел, миллионы расстрелянных, истребленных людей, массовые истязания, пытки и насилия, рабско-крепостнический труд, поголовный грабеж населения. Я рассказал лишь о том, с чем сталкивался сам в ходе работы в Чрезвычайной государственной комиссии.

Настоящая книга – не монографическое исследование. В ней не ставилась задача воссоздать всю картину фашистских злодеяний, исследовать механизм гитлеровской политики истребления и уничтожения. Книгу следует рассматривать как свидетельство очевидца. Наряду с мемуарным в ней использован и документальный материал. Но это лишь те документы, которые прошли через мои руки или руки моих ближайших товарищей по работе в комиссии в процессе расследования фашистских злодеяний. Некоторые приведенные в них данные в дальнейшем уточнены. Чаще всего количественные показатели фашистских злодеяний при последующих расследованиях оказывались неизмеримо большими. Так, например, было с оглашенной па Нюрнбергском процессе цифрой погибших советских людей. В действительности она оказалась почти в 3,5 раза больше и составила 20 миллионов. Но в данной книге сохранены, как правило, те подсчеты, которые были сделаны именно в описываемое время. Они и были включены в обвинительные документы Нюрнбергского процесса.

Да и в конечном счете дело не в цифрах. Убийство одного человека уже является преступлением против человечности. А когда счет убитых ведется десятками миллионов, налицо уже не просто преступление, а сознательная политика истребления, осуществляемая в интересах господства над всем миром монополистического капитализма.

Прочтя о страданиях, которые принес людям фашизм, каждый здравомыслящий человек поймет, что это стало возможным потому, что шайку убийц привели к власти, вооружили и направили на разбой капиталисты.

Это они лишили детей детства, матерей – материнства, людей – жизни.

С помощью фашизма империалистическая буржуазия хотела упрятать все человечество за колючую проволоку, превратить мир в громадный концентрационный лагерь.

Ялтинская декларация и Потсдамское соглашение 1945 года провозгласили, что фашизм будет искоренен до конца, однако он был сохранен империалистами в Испании, 48 лет бесчинствовал в Португалии, 7 лет терроризировал Грецию, господствует в Парагвае, насаждался; и насаждается во многих странах. Более 10 лет тому назад фашисты захватили власть в Чили. Пытки, застенки, преследование патриотов, запрет всех демократических свобод в этой стране, разве это не напоминает времена гитлеровского фашизма?

Фашизм – это война. Во имя завоевания других стран, военного сокрушения СССР и была установлена более полувека назад гитлеровская диктатура.

Прошло уже 40 лет с того памятного дня, как замолкли пушки второй мировой войны. Человечество вступило в пятое десятилетие мирного существования. Но живо еще поколение людей, вынесшее тяготы войны, сломившее германский фашизм, живы очевидцы злодеяний гитлеровских палачей.

В условиях обострившейся по вине американского империализма международной обстановки усиливается опасность роста фашистских тенденций.

Пока существует империализм, он совершал и будет совершать свои все более чудовищные преступления против человечества. Это очевидно. Но все более очевидным становится и другое: с изменением соотношения сил на планете империалистам все труднее прятать следы своих злодеяний, а тем более невозможно уйти от возмездия.

Грозное тому напоминание – суд над главными гитлеровскими военными преступниками в Нюрнберге. Новые тому свидетельства – всемирный резонанс от собранных комиссиями материалов по расследованию злодеяний американской военщины во Вьетнаме, военной хунты в Чили, полпотовской банды в Кампучии, кровавых убийц собственного народа в Сальвадоре. Международная общественность собирает факты, которые в свое время непременно займут место в обвинительном заключении и по делу виновников сионистского разбоя на арабских землях. И хотя преступники надеются уйти от ответа, их наказание неотвратимо, как неотвратимым был и приговор в Нюрнберге.

Я думаю, что не нужно быть специалистом в области международных отношений, чтобы видеть, насколько повторяет многие гитлеровские стереотипы нынешняя администрация США. Выполняя волю монополий, поставивших ее у власти, она раскрутила маховик гонки вооружений до такой степени, что это вызывает резкие протесты даже со стороны трезвомыслящих буржуазных политиков, представителей деловых кругов в самих США. Я не говорю уже о Европе, где все громче звучат голоса беспокойства, огромной тревоги за судьбы нашего континента, за судьбы сотен миллионов людей, которым угрожает гибель в огне ядерной войны. Империализм США, как показывают многочисленные факты, разрабатывает такие методы ведения войны, такие стратегические концепции, такие виды военной техники, перед которыми бледнеет все, что использовалось гитлеровцами. В стороне от ядерной катастрофы, которую готовит американский империализм, не останется никто – ни молодой, ни старый, ни верующий, ни атеист.

Но сейчас не канун второй мировой войны, когда существовала лишь одна страна социализма – СССР. Мировая социалистическая система, освободившиеся страны, ведущие антиимпериалистическую политику, коммунистические и рабочие партии, все люди, кому дорога наша планета, способны обуздать агрессора, предотвратить грозящую миру ядерную катастрофу. В их авангарде идет советский народ, который сорок лет назад отстоял и защитил мир от уничтожения, сыграв решающую роль в разгроме гитлеровского фашизма.

В борьбе против роста фашистской опасности, против угрозы третьей мировой войны каждый человек должен занять свое место в рядах защитников будущего человечества.

Этому учит весь опыт новейшей истории, в том числе и опыт совместной борьбы народов против злейшего врага человечества – гитлеровского фашизма.

Иллюстрации

Массовое убийство гитлеровцами советских военнопленных (снимок обнаружен в помещении гестапо г. Львова передовыми частями Советской Армии).

Мирные советские граждане, повешенные оккупантами на Базарной площади в центре г. Львова (снимок обнаружен в помещении гестапо г. Львова передовыми частями Советской Армии).

Оркестр заключенных Яновского лагеря во главе с дирижером Львовской оперы композитором Мунтом и профессором Штриксом. По приказу фашистов музыканты исполняли специально сочиненное «танго смерти», под которое проводились пытки, истязания и казни заключенных. Весь состав оркестра был расстрелян. На снимке справа в светлом мундире комендант лагеря гауптштурмфюрер Франц Варцок (снимок обнаружен в помещении гестапо г. Львова передовыми частями Советской Армии).

Канцелярия коменданта Яновского лагеря оберштурмфюрера Вильгауза, с балкона которой он стрелял ради развлечения из автомата по заключенным.

Костедробилка для перемалывания костей сожженных трупов.

Одно из объявлений гитлеровских захватчиков, которые вывешивались на временно оккупированной территории СССР.

Карта-приложение к отчету группы «А» об уничтожении еврейского населения на территории Белоруссии, Латвии, Литвы, Эстонии и Ленинградской области за период с 16 октября 1941 г. по 31 января 1942 г.

Фашистский палач расстреливает советского гражданина. Фотография найдена в бумажнике, владелец которого был взят в плен в районе Фастова в ноябре 1943 г.

Отчет командира 10-й роты 3-го батальона 15-го полицейского полка обер-лейтенанта Мюллера от 28 сентября 1942 г, об уничтожении деревни Борки в Белоруссии. Объявление командира германской полиции государственной безопасности Латвии Штрауха о сожжении деревни Аудрины и расстреле жителей.

Труп неизвестной женщины, обнаруженный советскими воинами. Трехлетняя девочка могла лишь назвать свое имя «Таня» и сказать: «Это моя мама».

Костры с жертвами, подготовленными фашистами к сжиганию (лагерь Клога, Эстония).

Печи концлагеря Майданек, где сжигались трупы замученных заключенных.

Склад обуви в лагере смерти Майданек. В нем Чрезвычайная государственная комиссия обнаружила более 82 тысяч пар мужской, женской и детской обуви.

Узники концлагеря Освенцим

Зверски замученные заключенные Освенцима.

Куски выдубленной человеческой кожи, которая шла на абажуры и перчатки.

Склад одежды истребленных в Освенциме детей.

Женские волосы, подготовленные к отправке в Германию.

Мыло, изготовленное из трупов людей, «производство» которого было налажено на базе Медицинской академии в Гданьске.

Руины Сталинграда.

Дети Освенцима, спасенные Советской Армией.

Освобожденный Киев. 1943 г.

Ново-Иерусалимский монастырь. Внутренний вид храма до разрушения…

…и после.

А. Н. Толстой и Д. И. Кудрявцев на Харьковском процессе.

Главный обвинитель от СССР Р. А. Руденко выступает на Нюрнбергском процессе над главными немецкими военными преступниками. 1945 г.

Заместитель главного обвинителя от СССР полковник Ю. В. Покровский (справа), автор книги С. Т. Кузьмин (в центре) и помощник главного обвинителя от СССР М. Ю. Рагинский за обсуждением документов.

Выходные данные

Сергей Трофимович Кузьмин

СРОКУ ДАВНОСТИ НЕ ПОДЛЕЖИТ

Заведующий редакцией А. И. Котеленец

Редактор Д. И. Жеребкина

Младший редактор С. В. Вершинская

Художник А. О. Семенов

Художественный редактор О. Н. Зайцева

Технический редактор И. А. Золотарева

ИБ № 4765

Сдано в набор 14.01.85. Подписано в печать 24.05.85.

А 00103. Формат 84х108/2. Бумага книжно-журнальная импортная.

Гарнитура «Обыкновенная новая». Печать высокая.

Усл. печ. л. 11,76. Усл. кр. отт. 13, 23. Уч. изд. л. 12,74.

Тираж 300 000 (1-150 000) экз. Заказ 340.

Цена в целлофанированной обложке 60 к., в лакированной 55 к.

Политиздат.

125811, ГСП, Москва, А-47, Миусская пл., 7.

Ордена Ленина типография «Красный пролетарий».

103473, Москва, И-473, Краснопролетарская, 16,