📚   БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ и СОВЕТСКОЙ КЛАССИКИ   📚

здесь можно бесплатно скачать книги в удобном формате для чтения в оффлайне и на мобильных устройствах

Василий Каменский, Владимир Маяковский и др.

Весеннее контрагентство муз

Василий Каменский, Владимир Маяковский и др.. Весеннее контрагентство муз. Обложка книги

Москва, Издательство «Студии» Д. Бурлюка и С. Вермель, 1915

Сборник под. ред. Д. Бурлюка и С. Вермель.

Стихи: Н. Асеев, А. Беленсон, К. Большаков, Д. Бурлюк, Н. Бурлюк, Д. Варравин, С. Вермель, В. Каменский, В. Канев, В. Маяковский, Б. Пастернак; Проза: Н. Бурлюк, Д. Бурлюк; Музыка: Н. Рославец; Рисунки: В. Бурлюк, Д. Бурлюк, А. Лентулов; Цветная репродукция: А. Лентулов.

Тесты представлены в современной орфографии.

Оглавление

Василий Каменский

Солнцелей с аэроплана

Владимир Маяковский

Я и Наполеон

Мама и убитый немцами вечер

«Война объявлена!»

Николай Бурлюк

Ночная пиявка

Пансион уродов

Жалоба девы

«Я знаю мертвыми напрасно пугают…»

«И если я в веках бездневных…»

Сам. Вермель

Десять пятистиший о любви

Борис Пастернак

«В посаде, куда ни одна нога…»

«Весна, ты сырость рудника в висках…»

«Я клавишей стаю кормил с руки…»

Велимир Хлебников

<Снезини>

Константин Большаков

Город в лете

Городу

Город ночью

Ночное

Романтический вечер

Вечер

Запах пространств

Николай Рославец

Сочинение для скрипки и фортепиано

Николай Асеев

Боевая сумрова

Дм. Варравин

«Ах дайте, ах дайте-же месяцу…»

Александр Беленсон

Цирк

В. Канев

«Твои гранитные устои…»

«Полки выступают, готовые к бою…»

Давид Бурлюк

«Здравствуйте, M-lle Поэзия!»

Вновь

«Зима взрастила хлад морозный…»

Поющая ноздря

Превосходства

«Утренние дымы деревень твоих…»

«Звуки на а широки и просторны…»

«Взрасти взрасти свои сады…»

Дактилоскопия ветров

Сухопутье

«Бредут тропой, ползут лесною…»

«Поля черны, поля темны…»

«Ведь только шесть часов…»

Железнодорожный свисток

Единая эстетическая Россия

 

Весеннее контрагентство муз

Василий Каменский

Солнцелей с аэроплана

1. Полет

Бирюзовами

  зовами

Взлетая

  и тая

В долины лучистые

Покоя земли

Раскрыляются крылья

Быстрины взметая

Стаи цветистые

Птиц – короли.

Воздухом

  духом

Душа изветрилась

И как-то не хочется

Знать о земном

Крыльями воля

Людей окрылилась

Дни океанятся

Звездным звеном.

Калькутта – Бомбей

Петроград и Венеция

Крыловые пути

Небовых голубей

Вена – Париж

Андижан и Туреция

Перекинулись стамп-устами

Из крыльев мостами

Стаи цветистые

Птиц – короли.

Бирюзовыми

  зовами

В долины лучистые

Взлетая

  и тая

В долины лучистые

Покоя земли.

2. Полёт

Сквозь соснострой

С горы вольный

Разветрись

И разнеси

Утровую венчаль

Яростным лепетом

Радостным трепетом

Раскачай-раскачай

Небовую молчаль.

Эль-лё-лё

Эль-лё-лё.

В горных селениях

В звонких велениях

Я – один на пути.

С неба лестницы

Вестницы

Девушки-песницы.

Розово-розово.

Райские птицы

Долинно

Глубинно

Из струй колесницы.

Виноград. Апельсины. Яблоки. Ананасссс…

3. Полёт

Солнцецветением

Яснятся песницы

Где то на окнах

Волокнах-яснах

К зввздам фиолятся

Алые лестницы

Где то в разливных

Качелях-веснах

Лунномерцанием

Волнятся волны

Поляна любви на устах

Где то плёско плескаются

Лунные чолны

В прибрежных кустах

И я – высоко.

Раскатился как мячик

И от счастья не знаю

Куда песнебойца везут

Где то маячит

Алмазный маячик

И светляки по небу ползут

Я люблю бесшабашиться

В песнескитаниях

Утрокрылятся

Песни-нечайки

Встречают и провожают

Жизнь мою.

За пароходом сном тают

Утрами-маями

Стаями чайки.

Им – последним друзьям

Я кричу и пою:

Где то пути неразстальные

У не здесь берегов

Где то шолковшум облаков

И ветры хрустальные

Встречайте

Венчайте.

4. Полет

Лети цветинностью лучистой

Измаян майный воль небес

Цвети растинностью пречистой

Развейся крылью в лес

      – ау–

Оа-оа –

      Ой-э – ой-э–

В свирель напевность

Пастуха

Девичье сердце

Для стиха

      – ау–

Оа-оа –

Птичья ревность

Над поляной

В траве колонки голые

Зовут зарю

      – ау–

Люблю её – её дарю себе

Грустинность

Песнепьянство

      дай – на

Цинь-ци-Bий – цинь-ци-вий

Тюрть-юц – чмррр

      – ау–

Вспоминай

      – оай-й –

Владимир Маяковский

Светлой О.В.Р. – эти стихи.

Я и Наполеон

Я живу на Большой Пресне,

      36, 24.

  Место спокойненькое.

    Тихонькое.

      Ну?

Кажется – какое мне дело, что где-то в буре мире

    – взяли и выдумали войну?

    Ночь пришла.

      Хорошая.

    Вкрадчивая.

И чего это барышни некоторые

Дрожат, пугливо поворачивая

Глаза громадные, как прожекторы?..

Уличные толпы к небесной влаге

Припали горящими устами,

А город, вытрепав ручонки-флаги,

Молится и молится красными крестами…

. . . . . .церковка бульварному изголовью

Припала, – набитый слезами куль

А у бульвара цветники истекают кровью,

Как сердце, изодранное пальцами пуль…

Тревога жиреет и жиреет…

Жрет зачерствевший разум…

Уже у Ноева оранжереи

Покрылись смертельно-бледным газом!..

Скажите Москве: пускай удержится!

      Не надо!

    Пусть не трясется!

Через секунду встречу я неб . . . . . .

    возьму и убью солнце!

      Видите!

Флаги по небу полощет!

      Вот он!

    Жирен и рыж.

Красным копытом грохнув о площадь,

Въезжает по трупам крыш!

«Тебе, орущему: „Разрушу, разрушу!“,

Вырезавшему ночь из окровавленных карнизов,

Я, сохранивший бесстрашную душу,

    – Бросаю вызов!»

Идите, изъеденные бессонницей,

Сложите в костер лица!

Все равно! Это нам последнее солнце –

  Солнце Аустерлица!

Идите, сумасшедшие, из России, Польши.

      Сегодня

Я – Наполеон!

Я полководец и больше –

      Сравните

Я и он.

Он раз чуме приблизился троном,

Смелостью смерть поправ.

Я каждый день иду к зачумленным

По тысячам русских Яфф!

Он раз, не дрогнув, стал под пули

И славится столетий сто,

А я прошел в одном лишь июле

Тысячу Аркольских мостов!

Мой крик в граните времени выбит,

И будет греметь и гремит,

Оттого, что в сердце, выжженном, как Египет,

Есть тысяча тысяч пирамид!

За мной, изъеденные бессонницей!

Выше! В костер лица!

Здравствуй, мое предсмертное солнце,

  Солнце Аустерлица!

      Люди!

     Будет!

      На солнце!

      Прямо!

Солнце съежится аж!

Громче из сжатого горла храма,

Хрипи похоронный марш.

      Люди,

Когда канонизируете имена

Погибших меня известней,

Помните, еще одного убила война

– Поэта с Большой Пресни!

Москва 1915 г.

Мама и убитый немцами вечер

По черным улицам белые матери

судорожно простерлись, как по гробу глазет!

Вплакались в орущих о побитом неприятеле:

«Ах, закройте, закройте глаза газет!»

      Письмо.

Мама, громче!

Дым, дым, дым еще!

Что вы мямлите, мама, мне?

Видите, весь воздух вымощен

громыхающим под ядрами камнем!

Ма-а-а-ма!

Сейчас притащили израненный вечер.

Крепился долго, кургузый, шершавый,

И вдруг, надломивши тучные плечи,

Расплакался, бедный, на шее Варшавы.

Звезды в платочках из синего ситца

Визжали: «убит, дорогой, дорогой мой!»

И глаз новолуния страшно косится

На мертвый кулак с зажатой обоймой.

Сбежались смотреть литовские села,

Как, поцелуем в обрубок вкована,

Слезя золотые глаза костелов,

Пальцы улиц ломала Ковна.

А вечер кричит, безногий, безрукий:

«Неправда, я еще могу-с –

Хе! –

Выбряцав шпоры в горящей мазурке,

Выкрутить русый ус!»

Звонок.

Что вы, мама?

Белая, белая, как на гробе глазет.

«Оставьте! О нем это, об убитом, телеграмма.

Ах, закройте, закройте глаза газет!»

Октябрь 1915 г.

«Война объявлена!»

«Вечернюю! Вечернюю! Вечернюю!

Италия! Германия! Австрия!»

И на площадь, мрачно очерченную чернью,

Багровой крови пролилась струя!

Морду в кровь разбила кофейня,

Зверьим криком багрима…

Отравим кровью игры Рейна!

Громами ядер на мрамор Рима!

С неба, изодранного о штыков жала,

Слёзы звезд просеивались, как мука в сите,

И подошвами сжатая жалость визжала:

«Ах, пустите, пустите, пустите!»

Бронзовые генералы на граненом цоколе

Молили: «Раскуйте, и мы поедем…»

Прощающейся конницы поцелуи цокали,

И пехоте хотелось к убийце-победе.

Громоздящемуся городу уродился во сне

Хохочущий голос пушечного баса,

А с запада падает красный снег

Сочными клочьями человечьего мяса.

Вздувается у площади за ротой рота,

У злящейся на лбу вздуваются вены…

«Постойте, шашки о шелк кокоток

Вытрем, вытрем в бульварах Вены!»

Газетчики надрывались: «Купите вечернюю!..

Италия! Германия! Австрия!»

А из ночи, мрачно очерченной чернью,

Багровой крови лилась и лилась струя.

20-го июля 1915 г.

Рисунок Давида Бурлюка

Николай Бурлюк

Ночная пиявка

Осенний, сырой вечер разлагающий одежду. Темные своды рощи и тлеющие листья. Неба нет и вместо него склизкий черный коленкор. Влажные босые ноги липнут к податливой земле. Пар и тепловатый туман приникли к очам и только видны под стопами глазницы усопших листьев. Приклеиваются к съежившимся подошвам узкие листья ивы и распухшие – осины.

Скользит случайный и плотно пристает к руке, медовый и прозрачный, последний лист. Бессильно ожидаю ветра, – не сдует ли его, – но желтый серп стягивает кожу как колодой и, когда судорожным движением срываю ее – ночную пиявку, – обнаруживается отверстие; всего в один дюйм, но в него видна пустота целлулоидного тела.

Прозрачная и дутая кожа рук светится голубоватым фосфорическим сиянием и шуршит о бесплодные, наполненные воздухом, бедра – и затем, затем я висну на встречной былинке, ближе к возможному небу, – как кобылка, отдавшая все внутренности во власть будущему солнцу.

Пансион уродов

Среди людей и в вертикальных домах задыхаешься. Чувства тусклы и их слабый ток поглощается песком разума, ранее чем он прольется наружу.

Все-же, – когда ветер угонит туманы и сырость улиц сокрыта солнечной поливой, а дворцы на набережной так четки в натянутом воздухе, – я осязаю глазами угловатые и жесткие тела зданий, узкоглазые и цепкие ивовые кусты на отмели Петропавловской крепости и бегающую рябь у Троицкого моста. Очи открывают дорогу.

Если есть досуг радостно думаешь – я отдохнул и теперь развлекусь. – Только ничего спешащего. Что-нибудь медленное и неуверенное. Первая мысль – ласкать осторожно и намеренно заметно. Лиза; – нет – это слишком быстро. Шура; – она откажется. – Ты меня оскорбляешь своим головным чувством. Зина; – может быть она, – нет, нет – слишком нравится – время пройдет без уловленного удовольствия.

По Большому проспекту на солнечной стороне – у Проводника-Гейне ножек. Мимолетно. Ничего постоянного. Улыбка углом рта и снова песок разума и начитанная кожа лица.

Я все-же пришел к Каменноостровскому. Часы как птица на ветке и Божья Матерь на слабом стекле домашней церкви.

Противный шофер у задыхающегося автомобиля.

Английский магазин обуви. Здесь я говорил по телефону. Внимание и деликатность. – Чудесный народ уважают чужую личность. Свобода. Равноправие. Англичане. Элегантность. Спорт. Английские парки. Генсборо. M-lle Сиддонс. – Она, конечно она. Упорная бровь и сухие настойчивые руки. Складка страдания на лбу. – Умное тело. Боже! – Я об этом только и тоскую. – Только встретить ее. – «Она поймет мое сознательное тело». – Вместе до последнего часа. Долгие черты. Ужимка страдания бровей замедлить поцелуй – задержать, отметить каждое движете и найти его неподвижное выражение.

Эйлерс. Цветы. Любовь к цветам. Верлен раковин. Коллекция. Пальмы и спокойствие. – «Пойду в Ботанический сад».

Карповка. Медицинский институт. Заразное отделение. Тиф. Холера. Оспа.

Я-же здоров и уже на первой аллее иду мимо жестяного пальца и сторожа в скворечнице. Май. Синие костюмы у дам. Дети и мамки. Руки за спиной и палка. Профессор? – «Гистерезис» – кончающей электрик.

Дорожки на зубах у сторожа как первые гусеницы, и мячи с детьми. Черемуха горьковатым запахом напоминает о сладости весны и неопытные листья лишь пропускают много лучей солнца. Пихты проткнулись зелеными пучками игл и покоробившиеся ставни оранжерей пахнут старым и расслабленным деревом.

От клумб, усеянных, как скорлупой, белыми тюльпанами, прохожу к круглым лужам. На свежезеленых скамейках дремлют квартирные хозяйки и млеет экзаменационный студент.

Наконец и я сел у неподвижной воды, рядом с игорным холмом. Дети скатываются под откос и скрипит, как ветровая рея, северный акцент курносых бонн.

Совсем я разнежился, но тщетно вглядываюсь вдаль аллеи, с корзинками для сора, – только дети и неровные тени. Кто же гуляет в три часа?

По дорожкам жидкие тени учатся быть темнее и по-тихонько греет цветочное солнце, и лишь там, за пальцами, ползет кучка белых пелерин и черных шляп.

Я хочу жениться. Уже два или три года, встречая девушек и дам, думаю, кто-же из них будет настолько мужественна, чтобы полюбить меня и настолько женственна чтобы понять меня. Я не люблю, когда носят корсет, я не люблю шляп с узкими и круглыми тульями.

По дорожке подходят гуськом, переваливаясь, пансионерки. Дама в паутине дортуаров углами железных очков обвилась вокруг них. Как прошлогодний лист ночное лицо её проходит мимо и садится на самсоновский пень, над самым глазов прудика. – «Побегайте дети» и Крестовского проветривает под белопестрым солнцем.

Дети разных возрастов, но старые дети хихикают и не детским безумием веселятся; более молодые просто катаются по земле, постукивая горбами. – «Половите друг-друга» – прошуршала 148 Крестовского желтая бумаги руки.

Дети бегают и лишь одна, в стальном корсете под самый подбородок, с утиными ножками, раздумывает в стороне. Большие глаза раскрыли еще не поспевшее тело и кривой рот с разрезанными губами белеет косыми зубами. – «Поиграй и ты, Еля» – молвила над двойными очками стекла и воды. – «Таня, я боюсь» – и гербарный ветер тревожит моллюска сухими порывами. – «Сорви цветочек, Еля» – отрезала Дама пня. – «Тетенька, мне стыдно» – и топорщится из кирасы груди и железной воронки как несвернутый парус на дрейфующем судне.

Я хочу жениться, по мн£ очень страшно и очень стыдно.

Жалоба девы

Сухую кожу грустной девы

Гладит ветер географических пространств

На скалах столбчатых горы…

Ни солнце на небесном зеве

Ни плотность каменных убранств

Ни первоцветия дары

Не веселят худого тела.

– Зачем тепла и света больше

Пролито в русские пределы,

Когда во Франции и Польше

И в зиму кровь поля согрела?

«Я знаю мертвыми напрасно пугают…»

Я знаю мертвыми напрасно пугают отворенных детей

Лишь те, кто забыты и бесстрастны

Знают судьбу молодых костей.

Люди ломают поколеньям суставы,

Чтобы изведать силу крови,

Но ведают ее уставы

Спокойные под ровной кровлей.

«И если я в веках бездневных…»

И если я в веках бездневных

На миг случайно заблужусь,

Мне ель хвоей ветвей черевных

Покажет щель в большеглазую Русь.

Сам. Вермель

А.В. посвящаю

Десять пятистиший о любви

О, сколько цветов

Для тебя я сорвал-бы,

Лишь только-б узнал.

Что улыбкой принцессы

Аромат их украсишь!

* * *

И если-б не знал

Что цветам улыбнуться

Не не можешь ты –

О, сколько цветов-бы я

Сплел в венок – твоей грусти!

* * *

Мы долго ждали

И не любили, и не

Гляделись в небо.

Какими лепесткам

Закрыться нам от солнца?

* * *

Не могу не жить.

К рукам твоим никну. Нет.

Не больно мне знать,

Что средь красных колец – есть

Одно обручившее.

* * *

Хочешь, буду зряч

Без глаз. Лишь болью одной

Цветы отличу,

Что сорваны нежащим

Другом твоим, без лица.

* * *

В листья лотоса

Письмо свое вложи. Я

Не найду его,

Но буду знать – оно ведь

Там лежит, одно, и ждет.

* * *

Памяти Е. Гуро.

Будь я принц ясный

С хлыстиком – я-бы был на

Осленке – ехал

С Весной, и не правил-бы…

– Был-бы ветреный принц!

* * *

Не знал я, что ты

В мои влюбишься брови,

И скажешь любя –

Эти брови любила-б

Над глазами своими.

* * *

Как больно мне от

Жеста гортензии той,

Что разорвала

Алое тело любви

Над моим сердцем смеясь.

* * *

Сердце – театрик.

А ты – примадонна. Грим

Мой печален. Я

Играю в любовь. Ах, нет –

Ты не любишь. Я – умер…

Март 1915 г.

Владимир Бурлюк. Всадник

Борис Пастернак

«В посаде, куда ни одна нога…»

В посаде, куда ни одна нога

Не ступала, лишь ворожеи да вьюги

Ступала нога, в бесноватой округе,

Где и то, как убитые, спят снега.

Постой, в посаде, куда ни одна

Нога не ступала, лишь ворожеи

Да вьюги ступала нога, до окна

Дохлестнулся обрывок шальной шлеи.

Ни зги не видать, а ведь этот посад

Может быть в городе, в Замоскворечьи,

В Замостьи, и прочая, – (в полночь забредший

Гость от меня отшатнулся назад).

Послушай, в посаде, куда ни одна

Нога не ступала, одни душегубы,

Твой вестник – осиновый лист, он безгубый,

Безгласен, как призрак, белей полотна!

Метался, стучался во все ворота,

Кругом озирался, смерчом с мостовой…

– Не тот это город, и полночь не та,

И ты заблудился, ее вестовой! –

Но ты мне шепнул, вестовой, неспроста.

В посаде, куда ни один двуногий…

Я тоже какой-то… я сбился с дороги

– Не тот это город, и полночь не та! –

«Весна, ты сырость рудника в висках…»

Весна, ты сырость рудника в висках

Мигренью руд горшок цветочный полон.

Зачахли льды. Но гиацинт запах

Той болью руд, которою зацвел он.

Сошелся клином свет. И этот клин

Обыкновенно рвется из-под ребер,

Как полы листьев лип и пелерин

В лоскутья рвутся дождевою дробью.

Где ж начинаются пустые небеса,

Когда, куда ни глянь, – без передышки

В шаги, во взгляды, в сны и в голоса

Земле врываться, век стуча задвижкой!

За нею на ходу, по вечерам

И по ухабам ночи волочится,

Как цепь надорванная пополам

Заржавленная, древняя столица.

Она гремит, как только кандалы

Греметь умеют шагом арестанта,

Она гремит и под прикрытьем мглы

Уходит к подгородным полустанкам.

«Я клавишей стаю кормил с руки…»

Я клавишей стаю кормил с руки

Под хлопанье крыльев, плеск и клекот.

Я вытянул руки, я встал на носки,

Рукав завернулся, ночь терлась о локоть.

И было темно. И это был пруд

И волны. – И птиц из породы люблювас,

Казалось, скорей умертвят, чем умрут

Крикливые, черные, крепкие клювы.

И это был пруд. И было темно.

Пылали кубышки с полуночным дегтем.

И было волною обглодано дно

У лодки. И грызлися птицы у локтя.

И ночь полоскалась в гортанях запруд

Казалось, покамест птенец не накормлен

И самки скорей умертвят, чем умрут

Рулады в крикливом, искривленном горле.

А. Лентулов. Эскиз декорации к трагедии В. Маяковского

Велимир Хлебников

Снезини

(первый вариант)

Дейло в 3 деинах

Снезини. А мы любоча хороним… хороним… А мы беличи-незабудчичи роняем… роняем…

(Веют снежинками и кружатся над Снегичем-Маревичем.)

Смехиня. А мы, твои посестры, тебе на помощь… на помощь… Из подолов незенных смехом уста засыпем смехоемные.

Немини. А мы тебе на помощь… на помощь… Снимем с вольных уст повязку немовую; немязливую…

Слепини. А мы тебе глазины снимем слеповые; слепязливую…

Снезини. Глянь-ка… глянь-ка: приотверз уста… призасмеялся – жаруй! Приоткрыл глаза – прилукавился… Нацелился. Ой девоньки, страшно!

(С смехом разбегаются. За ними смеясь и со словом «люби себя» гоняется и касается до них руками Снегич-Маревич. Пойманные остаются на месте. Смехини роняют в догонку смех.)

(Немини надевают повязки на уста видочей.)

(Слепини слепят глаза чужим, поникая ликом.)

Березомир. Сколько я видел игр!.. Сколько игр… (плача) ах, сколько игр!

Сказчич-Морочич. Натягивая гибучие ветви березы.

Дрожит струной

Влажное черное руно,

И мучоба

Вникает в звучобу,

Как девушка в любой…

Я пьян собой…

(Береза, подобная белоцветным гуслям, звучит. Воздушатый пальцами, незримым остается звучило. С разных концов, зыбля жалами и телами, приползают слепоглазые, слухатые и, угрожающе шипя, подымаются по стволу.)

Сказчич-Морочич. Ай!

(Падает, роняя струны, умерщвленный кольцами слушатаев. Змеи расползаются, совершив свое дело.)

Молчанийные сестры. Он шел развязать поясы с юных станов. Плачемте, сестры. Омоем лицо и немвянные волосы в озере страдин.

Плачемте, немые!

Березомир. Нет у гуслей гусляра. Умолкли гусли. Нет и слушчих змеев… Тише! Тише, люди!

(Няня-леший. Взлетает на воздух и, пройдясь по вершинам деревьев колесом, чертит рукой, полной светлячков, знак и исчезает.)

Березомир (глухо завывает). О, стар я!.. И я только растение; лесина… стар я. И не страшны люди…

(Предводимые юношей, вылетают навстречу людям слепини и немини старательно повязывают уста немовыми и слуеповыми повязками. Люди, разговаривая между собой, проходят).

Молодой рабочий (радостно, вдохновенно) Так! и никаких, значить, леших нет. И все это нужно, чтобы затемнить ум необразованному человеку…

(Снегич-Маревич подлетает и бросает в рот снег. Бросает за воротник, где холодно, бросает в зубы говорящим).

(Снегини прилетают и опрокидывают подолы снега над людьми.)

2 человека (спокойно) И вообще ничего нет… кроме орудий производства.

Снегич-Маревич (бросает в рот снег). Однако здесь холодно. Идем.

Итак вообще ничего нет…

Некий глас. Отвергнувшие отвергнуты (и Снезини и Березомир и Снегич-Маревич, все вздрагивают и с ужасом прислушиваются).

Некий глас (с глухой настойчивостью). Отвергнувшее отвергнуты.

Вещежонка. (Помавая снегообразной старой головой). Это о них об ушедших… о них… (склоняется все ниже и ниже к земле головой).

Березомир А. – стар я (Снегини и любоч с новой силой отдаются ранним русальям) о чужаках…

Бес. Кто холит корову? Бес. Кто отвечает за нее? Бес. А ты что делал? Ставил сети? Ловил снегирей? Пухляков?

Бесенок. Колоколец худо звучал, хозяин не нашел, волк поел…

Бес. Вот тебе, голубчик… вот тебе! (наламывает березовые прутья)

Березомир. На доброе дело и веток не жаль.

Бесенок. Не буду, дедушка. Ой больше не буду. Миленький, дорогой!

Березомир. Это не повредить… Малец, еще.

(Отдыхая Снегини и Снегич-Маревич прилегли на стволах).

Липяное бывьмо. Сладка нега белых тел. Милые.

(Пробегает заяц и, встав на задние ноги, бьет лапами).

Снезини. Слепиня повязывает глаза и так играет с пушеным ломком. зимы.

(Пробегает с раной в боку волк, брызгая кровью на снег. Ой).

Все. Волченька, милый волченька, бедунет, горюн ты наш извечный.

Морозный Тятька. Это так. Нельзя оставить пути лечоба.

(Волк садится и жарко облизывается языком).

(Снезини прикладывают к ране снежные ткани).

(Волк порскает дальше. С диким воем проносятся борзые).

Березомир (больно хлещет их ветвями). Вот вам, голубчики. (Снезини садятся на шеи и ускакивают вдаль. В охобне мороза, поскрипывая сосновыми стволами, в метелях сорочек пляшут Снежак и Снегуня-Снежамица).

Снежак. Рукавицы снегобоберные сладки; Плечики поскрипывают.

(Показывается черный с черной сосулькой в руке).

Снежак. За дело белые товарищи! (Разводит упругие прутья и те, звонко наслаждаясь, хлещут по разгоряченному красному лицу.)

Древолюд. Ха-ха-ха! (Размахивает от радости белыми черными руками и искажает смехочевом старые сырые лица.)

Снегунья. А эта хворостиночка тебе не нужна? (Ловко подставляет ветвь и охотник, задыхаясь и белая безумные глаза, падает с ружьем на снег. Ружье задевает, дает выстрел.)

Липовый парень. Aй больно, больно. (Дрожит, подымая над снегом ружье. Барин задыхаясь уходит назад).

Древолюд. Ха-ха-ха! Кривит рожи. Ну и потешен честной народ.

Белый мужик. Но что это? Пробежали морозные рынды. Стучат снеговицами, секирами, низут. Осмостров. Бирюк провыл. Вышел снежный барин, летучи-полетучи зимние белые волосы. Морозень охабень морозит бороду, чешет в затылке. Белый боярин. Честной пароль! Ушла она. Как дым в небо, как снег в весну. Ушла. Истаяла.

Все. Кто?

Кто?

Снежные Мамки. Да Снезимочка-же, Снезимочка!

Все. Снезимочка… Снезимочка… (понурив морозяную голову).

Морозный барин. Снезимочка… Куда?

Снежные Мамки. Да в город-же в город… В город ушла.

Все (в раздумьи) В город… город.

Березомир. В город… Снезимочка… в город (в раздумьи, глубоко поникает с глубоким вздохом).

Лесная душа. В город…

Белая старица. В город… бор дымохвоен, узкоствольный.

(Губина и губы мыслоноги и вельми широк лишай. Пол покрыт зыбким толпомеховым мохом. Там всю ночь шалят развратноухие шалые зайчишки, там бывают воленогие лисы и завалили в берлоги походно терпеливые шубые медведи).

Снегязи. Нас принесут в незн рябичи и туле куншь. Нас принесут в ёлках.

Дубичи и елкичи. Нас срубят.

Лесная душа. Снезимочка… Снегляночку. Снеговушка.

Снегомужье. Ушла…

Березомир. Чудны дела Божьи. Рогожало.

Зайчик. Я проскакал сейчас по ее следам до балки снегоубийц, где к ее следам присоединились большие мужские.

Снегун. Мужские?

Все. Ах… Ах…

(У Снегуна на белых прекрасных глазах навертываются большие крупные слезы).

– Ворон снимет с моих уст немику. (Немини поспешно снимают с ворона неминную повязку). Врешь мелкий воришка, вырезатель липовых карманов. обкрадыватель полушубков у всех липовых парней-

Рында. К делу!

Заяц. Сам ты врунишка! иш какой! Ушатый!

– Это не были следы. Это были найденные лапти, которые висели на кусту у поляны «Ясные зайцы».

Рында. К делу!

Ведун. Она сняла их.

Снегун. Бедная ты моя девочка! (льет сосульками слезы).

Снежные Мамки. Век ли будем мыкать, свое горе? Век грущун будет горевать?

Снегун (машет рукой. Все удаляются).

Она же ушла к хавуну…

ведомо…

Снежак Снежачиха. (плачут). Ушла Снегляночка. Нет Снезиночки. (Влачини ходит с ледочатами и собирают их слезы, проливая их затем в ручьи).

Окий с свирелью.

Печальный Леший. Нега.

      Снега.

      – О-не утих!

В опашне клеста

В рядне снегиря

Тайна утех

Лики горят

Пьяны уста.

Коль томеги сердцем

Ай! вичи пьян зимок

Когда увидны зимы мак.

Снежак. (утирая слезы). Вы, пухляки, порхучие по лозам и лесам, позовите приманите густосвистных снегирей, зовет их снежок. (Пухляки перепархивая и посвистывая улетают).

Снегири. Мы здесь. Снегей.

Снегири. Вы попадете в сети, вы сядете в тесные клети. Вы увидите Снезимочку, вы расскажите мне!

– Мы знаем твою волю, Снегей.

(Садятся на ветки куста, напоминая чуть красные зубы на белом снеге).

(Снежак и Снежачиха плачут. Ледени собирают слезы).

Лешачонок. (поймав уроненную лень свет поет)

Зареву

Снегиря

Нет

Негнря…

Я зареву!

(Заливается смехом и роняя снежную дуду, улетает).

Березомир (ловит его, сечет, покряктывая). А я его прутом… прутом… по заднишке… по заднишке!..

Занавес

А. Лентулов. Le grand peintre…

Константин Большаков

Город в лете

Дружески В. Маяковскому,

память московского мая 1914 г.

Городу

Из электричества и пыли

Ты ткешь волнисто-млечный путь,

Багровый бег автомобилей

И лун прикованную муть.

Разорван взрывами безмолвья,

Грохочущей закован в сталь,

Ты проливаешь в летнем слове

Из сумерок свою печаль.

Изранен светами в неволе.

Ты, солнца ударяя в гонг,

Скликаешь клумбами магнолий

На незацветший горизонт…

Когда ж проснутся, и упряма

Домов шагающая тень.

А над тобой багетом рамы,

Как верный страж, недвижным день,

Сил задохнувшихся восторгов

Зубчато-сгрызшихся колес,

Как под стеклянным тентом морга,

Дыханье тяжело пронес.

Несовладаньем непослушных

Следишь, единый страж мечты,

Как вытекают равнодушно

Из «Институтов Красоты».

И по румянам и белилам,

Прикрывшим дряблости морщин,

Вдруг застучишь упругим пылом

Распухших сладострастно шин.

Когда же в тень твоих бульваров

Впустится твой грузный вздох

Ты, отвратительный и старый.

Заснешь под чуткий стук стихов.

Нам, проституткам и поэтам,

Слагать восторги вялых губ,

Чтоб ты один дремал рассветом.

В короне небоскребных труб.

Чтоб быль один и чтоб хранила

Тревогой дышащую грудь.

Багровый бег автомобилей

И лун прикованная муть.

Город ночью

В.О.

Город ночью – девушка, где на бархатное платье

Фонари рассыпали бриллиантовое колье,

Истомленная шелками вздохов, и на кровать ей

Взлезали, громоздясь, версты, мили и лье.

А ночная душа исступленно шаталась

И сжимала световые круги на земле,

И мгновений под нежными пальцами жалость

Ваших ласк дрожала на звенящем стекле.

Это – все ожиданья томлений на траур перьев,

Вам кивавших улыбок хрустальные руки,

Это губы убитых в восторге преддверий,

Это фильмы из серий израненной скуки.

Это сон в кружевное преддверье каприза

Вливается рядью мельчайшего шрифта,

Это Вы ласкали душу Мюра и Мерилиза

Скользящим поглаживанием лифта,

И раздавались исступленно серенады,

И в зрачках этажей удивленным озерам проснулись,

Это щелкали счетами рублевые взгляды,

Вырезывая инициалы на плечах июля.

Ночное

В.О.

Взор, шуршащий неслышно шелк,

Вечер, согретый дыханием голоса,–

Это кто то голос расплел и умолк,

И весь вечер звенит в тонкой сети из волоса.

Это кто-то волос, волн растрепанных грив,

В сетях запутал здания и улицы,

А на тротуарах громоздился людей и шумов прилив

И бил в стены рева огромной палицей.

А на девичьей постели метнулась испуганно

Звавшая и ждавшая, потому что голос скосила ночь,

И одна из еще незнанному подруг она

Звала веселию пыток помочь.

Ночь, распустив вуали из тюля,

Поплыла, волнуя фонарный газ,

И следили упорные взоры июля,

Юноши порочных и ясных глаз.

Волнуясь, из вазы возгласов вынула

Только трепет тревоги, томную тишь,

Молилась, что чаша минула.

Шептала: «желанный, незнанный спишь».

Романтический вечер

Вечер был ужасно громоздок,

Едва помещался в уличном ридикюле….

Неслышный рыцарь в усталый воздух,–

Волос жужжащих – вечерний улей,–

Отсечь секунды идет панелям,

И медлит меч по циферблату…

Пролетая, авто грозили: «раздавим, раздавим…»

Закован безволием в латы,

Закрыв забралом чудесной грусти

Лицо, неведомый один.

Как будто кто-то не пропустит,

Не скажет ласково: «уйди».

Вечер

Ю. Эгерту.

Вечер в ладони тебе; отдаю я, безмолвное сердце.

Шагом усталых трамвай па пылающий Запад

Гибкую шею дуга не возносить с печальным упорством;

Рты дуговых фонарей белоснежно оскалили зубы;

Вечер, изысканный франт, в не небрежно-помятой панаме

Бродить лениво один по притихшим тревожно панелям;

Лето, как тонкий брегет, у него тихо тикает в строгом

Кармане жилета. Я отдаю тебе вечер в ладони,

    Безмолвное сердце.

Запах пространств

Версты ложились, как дети, в колыбели зелени

На мягкие вздохи изумрудных лугов,

И клочьями дымов, как пухом, устелены

Вскидывались худые ребра канав и мостов,

А над бегом безумья без слез опрокинуть

Плещущийся гривами облаков океан,

Где, сложив молитвенные руки, стынуть

В муке раскрытые губы пяти очарованных стран.

По тротуарам бульварной зелени в рупор

Седой Колумб отплытье проплакал,

И любовно в небе стелется крошечный Ньюпор,

И звенит вековой, поросший ржавчиной якорь.

Вскинетесь забытые одичавшим голосом,

Это ночь украли, это вас хотят обмануть,

Ведь велел же седой Колумб веселый сон

Ветрами бесплодий паруса надуть.

Прощайте забытые острая ученичества!

Обманули, украли, и теперь

Повешенный взор электричества

Умирающий мечется, как пленный зверь.

Николай Рославец

Сочинение для скрипки и фортепиано

Николай Асеев

Боевая сумрова

Меняем прицел небосвода

на сумерки: тысячу двадцать!

Не сердцу ль чудес разорваться

за линией черного года?

На город, заросший глухими

криками, за мановенье ока,

давно ли сами вы буйно кликали

конницу от востока?…

Когда же тесно стало от говора,

вы пали на землю, кружась в падучей.

Горячим грохотом железных сковород

вас отрезвит ли военный случай?

В лавках, набитых тревогой кувырком,

аршином смерьте, что есть хвалить вам.

Не завтра ль, выданы смертельным сумеркам,

пойдете к песням вы и к молитвам?

Пусть же алое полымя каждое сердце крестит,

слушайте там, за долами, марш, зазвеневший вместе:

«Сердце ударами вен громи, пусть зарастет тропа та,

где обескровлено венграми белое тело Карпата»

Дм. Варравин

«Ах дайте, ах дайте-же месяцу…»

Сам. Вермель посвящаю

Ах дайте, ах дайте-же месяцу

Спустить голубую прядь,

Что-б на ней было можно повеситься

И медленно умирать.

Не правда-ли корректно, это корректно изумительно,

Так тихо, не тревожа никого,

Даже кровью не пачкая сероватого кителя

Мостовой?…

Март 1015 г.

Рисунок Давида Бурлюка

Александр Беленсон

Цирк

Лошади выглядят бодрыми,

Попоны – цветными кафтанами,

Наездница движет бедрами

И звуками гортанными.

Стянуты бедра намеренно,

Далекая линия губ ала.

Лорнирует Мэри мерина

В меридиане купола.

В. Канев

«Твои гранитные устои…»

Твои гранитные устои

Не поколеблет ход времен.

Гляжу и мыслю: роковое

Есть в неуклонности колонн.

Века надежд, исканий страстных

Лежат, пронзенные иглой.

А ты раскинут безучастный,

Свидетель мрачный, но живой.

Не для молитв твои приделы

И не для святости покой.

Без крыльев дух, без крови тело –

Тебя замыслил гений злой.

«Полки выступают, готовые к бою…»

Полки выступают, готовые к бою.

У всех одинаково-строгие лица.

Я окна и двери печалью закрою

И буду за них, за ушедших, молиться.

Давид Бурлюк

«Здравствуйте, M-lle Поэзия!»

Вновь

Андрею Акимовичу Шемшурину

Где синих гор сомкнулся полукруг,

Стариннных дней Италии, – далекой

Жестоких севера заиндевевших вьюг,

Широкий профиль бросил храм высоко.

  Волчицей Ромул вскормленный, что Рим

  Впервые очертил (веках) могучим плугом,

  И Татиус-король Сабинянами чтим

  Его воздвигли Янусу почтении сугубом.

И годы светлые, свирелью пастухов

Звучащие, несущих колос, нивах,

Прочнейший на дверях его висит засов –

Хранитель очагов счастливых.

  Когда же воинов на поле бранный клич

  Зовет мечей и копий строем,

  Войны, войны подъят разящий бич:

  «Мы двери Януса кровавые откроем!»

Январской стужи близится чело.

О Янус званный голубыми днями!

Офортные штрихи, о сумрачный Калло!

Нежданно вставшие пред нами…

  И эти дни возгромоздился храм,

  Громах батальной колесницы…

  Но нынче храм сердцах (как гнезда тяжких ран)…

  Отверзты входа черные зеницы…

«Зима взрастила хлад морозный…»

Зима взрастила хлад морозный,

Цветок глубин и тьмы,

Пророк дерзающе нервозный

Благоуханной кутерьмы.

  Зима роняет лепестки

  На долы-льды, суровость, лавы

  Свевают стружки верстаки:

  Алмазы-плагины отравы.

Зима стучит своей клюкой,

Она хрипит (каркас железный)

И голос дыбит вековой

И шлейф роняет густо-звездный.

  На стекла легких мотыльков

  Бросает стаею ночною

  И женский холодит альков

  Своей морозною струною.

На пол лощеный розы пять

презрев, не ступят, осторожность

и бури вьюжные хранят

свиданий прежних невозможность.

Поющая ноздря

Кует кудесный купол крики

Вагон валящийся ваниль.

Заторопившийся заика

Со сходством схоронил.

Ростов Дон. 1914

Превосходства

1. Небо чище, небо выше

Всех кто здесь прилежно дышет.

2. А вода всегда светлей

Девьих призрачных очей.

3. И нежней речной песок,

чем согретый твой сосок.

4 Камень, камень ты умней,

Всех задумчивых людей.

5. И безмернее машина

Силе хладной исполина.

«Утренние дымы деревень твоих…»

Утренние дымы деревень твоих,

Утром порожденный, мгле пропетый стих.

Голубые розы просветленных глаз

И широкий женский плодоносный таз.

А оврагах клочья

Без надежды снега,

Точно многоточья

      α и ω.

Воронеж 1914

«Звуки на а широки и просторны…»

Звуки на а широки и просторны,

Звуки на и высоки и проворны,

Звуки на у, как пустая труба,

Звуки на о, как округлость горба,

Звуки на е, как приплюснутость мель,

Гласных семейство смеясь просмотрел.

«Взрасти взрасти свои сады…»

Взрасти взрасти свои сады

Весенняя Семирамида.

Дактилоскопия ветров

Синий вечер соперничал оранжевым цветком лампы. Темнота вила свои шелка.

Он(обводя лучистыми взорами) ночь отпечатлевается на морозных стеклах рисунками невиданно прекрасными. Формы флоры – зрительные – брошены на стекла. Ночь подобна садовнику – он грезит лишь о растительном мире. Деревья парка шумящие своей разновидной листвой; травы лугов, спутавшие свои волосы нереид – ах все, все выткано нежными пальцами ветра. Растение всегда стоит на дороге ветра. Растение покорно пробивается сквозь воздушную грудь ветра. Везде в растительном мире работа тепленьких заботливых пальчиков. Когда же коченеют ночи морозном угаре, оранжевому цветку лампы, красным макам камина тянутся пальчики ветра, окоченевшие бедные полночные пальчики ветров и…. касаются стекол оконных рам. Мертвая бездыханная на утро тает на стеклах Душа Ветра.

1901–1915 г.

Hilaea

Петроград.

Сухопутье

Н.И. Кульбину

Темнеет бор… песок зыбучий…

Направо, влево-болота;

Притропный свист, свинцовость тучи,

Тоска, проклятья пустота.

Далекий стон лесного храма

Широкий жест креста на лоб:

Картина темная и рама

Досок нарезанных на гроб!..

«Бредут тропой, ползут лесною…»

1

Бредут тропой, ползут лесною

Клюкой руках, огнем очах

Внимая стаи волчьей вою

И ночи коротая рвах

2

Проскачет звякающий конник,

Обгонит пешеходов прыть

И женщина на подоконник

Иглу уронит, бросит нить…

3

Иль колымагою влекома

Княгиня смотрится лорнет,

Не встретится ль пути знакомый

Услада рощицы корнет.

4

Но устаревший паровозик

Но рельсохилые пути

Заботливо бросали оси к

Просторам слабенький верти.

Ползут селенья еле еле

Полян закабаленный край,

Подъем и парный храп тяжеле

Уют – вагончик синий рай!..

5

Теперь же бешеным мотором

Средь рельс и сталь и прямизны

Дорожниц укрощенный норов

Столиц капризные сыны.

  Полях по прежнему все пусто,

  А может больше нищета.

  Но ты взалкав, взревешь стоусто,

  Бросая утлые места.

Деревня мимо, снова мимо,

Экспресс одетище столиц

Проносит даль неудержимо

Парами сотканные птиц.

Казань, 1914

«Поля черны, поля темны…»

Поля черны, поля темны

Влеки влеки шипящим паром.

Прижмись доскам гробовым нарам –

Часы протяжны и грустны.

  Какой угрюмый полустанок

  Проклятый остров средь морей,

  Несчастный каторжник приманок,

  Бегущий зоркости дверей.

Плывет коптящий стеарин,

Вокруг безмерная Россия,

Необозначенный Мессия

Еще не созданных годин.

1912 г.

«Ведь только шесть часов…»

Марии Петровне Лентуловой

Ведь только шесть часов.

Пустынно, холодно, туман.

Едва звонки доносятся из мглы

И гулы грубые рабочих голосов

  Еще не смяты складки ночи ран,

  Улыбки утренни так некрасиво злы –

  Ведь только шесть часов.

Вы нежная в постели,

Зажавши ручку беленьких колен,

Благоуханный свой лелеете альков

Девичьих снов лазури райской мели

Снеговых простыней закрепощенный плен

Ведь только шесть часов

Неужто Вы!.. и эту пору здесь……?!..

      Оснежились туман

Прозрачные глаза ресниц пушистых лес,

Несущие непозабытость снов,

Слегка продрогший и смятенный стан.

Да!.. Утренний всему виной экспресс.

  Мотор на рельсах высится громадой.

  Хрип содрогает членов тонких сталь.

  А!.. это он Вас пробудил так рано,

  Я понял все: его свирепости вы телом хрупким рады,

Он увлечет Эвропу Века даль

Среди рассветного тумана.

Железнодорожный свисток

I

Вы живете днем и ночью

Нет покоя, нет покоя.

Вспоминая долю волчью

Мчитесь мимо воя воя.

  Ваша жизнь проходит беге

  Мимо дали, люди мимо

  Где приюты, где ночлеги?

  Ваша жизнь неутомима…

Чтя одну суровость стрелку,

Поклоняясь станций чину

Колесе играйте белку

Мчите женщине мужчину

II

Поля, Снега, Столбы и Струны

Громадных телеграфных скрипок

Ночной омлечены туман

  Жестокохладный Океан

  Взметает белые буруны

  Извивноугловат и липок

Взмахнула медь мечом три раза

Прищуренных огней сединах.

Ползем вперед. Змея. Осел.

  Мы животе часов приказа

  На января покойных льдинах

  Среди российских скудных сел.

Единая эстетическая Россия

Отныне я отказываюсь говорить дурно даже о творчестве дураков

Сезон художественной жизни – под гром военной живительной непогоды – ознаменовался небывалыми явлениями.

Мы посетили выставки на которых «зубры» мирно висели на радость «крепких» художественных критиков, – и тут же рядом раскинулись доски-озонаторы-«натюрморты» и разная другая «бесшабашь», – «крикунов» и «отвергателей» – тех, имя кому футуристы – и кто, казалось, не мыслим был никогда не только смотреться, но даже «висеть» рядом – так таки вплотную – с изделиями, мудро написанными со всем знанием не только школы – прежних «веков» (!), но и вкусов и аппетитов быстро текущей толпы.

Вот вам указание на факт. Но не для этого я взобрался на изломанный лафет австрийской гаубицы– не для сего звучит мой хриплый голос.

Слово мое, мало заинтересованное успехом конечного результата, имеет целью показать перемену в настроениях и мыслях отчаянных голов – футуристов, главным образом, конечно, моей. Много пройдет времени (другое помешает), а на некоторых и надежды нет никакой – они никогда не сообразят почему их старые бутылки приклеенный к холсту, озонатор прибитый к доске – зависели вдруг рядом с куинджико-крыжицко-вершино-лукоморьевской мануфактурой.

3 предшествовавших войне последних года мы пережили бурную, в искусствах наших, революцию.

Дерзновенные временщики захватывали власть. Толпа бежала покинув старых. к подножью новых кумиров.

Цитадель старых вкусов держалась крепко в руках публики и худож. критики – но, памятуя. что в осажденных крепостях месяц идет за год службы (а в Севастополе – чуть не за пят лет), мы не сколько не поражаемся: Прошло 3 года… и что же: наша внимательная широкая публика, если не постигла, поняла, – то приняла и кубизм и футуризм и Свободу творчества.

Двери цитадели широко раскрыты.

Теперь бесноваться, проповедовать, стучать кулаком в лоб слушателя, значит ломиться в открытый ход!

Нас приняли – нас соглашаются и согласились слушать – Настало время творчества – для этого поколение, кое выступило с таким шумом вслед за символистами и было им так враждебно и непримиримо.

На днях вышла книжка «Стрелец» – футуристы торчат в ней как тараканы меж солидно отсыревших (климат такой) бревен символизма.

Под мышкой у каждого символиста зажато по футуристу.

Трогательное единение – лишний раз подкрепляющее мою мысль, что в стае авторов всех искусств приняты, насколько возможно, любовно, равноправно дикие новопришельцы.

Так как это мое выступление не является выступлением от какой либо группы пли партии – а публичное исповедание моих личных взглядов (симптоматичных все же, должно быть, для этой эпохи, в кою мы вступаем, и посему, – достойных внимания, то я обращаюсь и к публике, (она является глиняным тиглем, – где плавятся смеси золота-железа-меди-свинца) и к представителям искусств – и правых и левых и даже искусств, коих никто, кроме авторов за искусство не считает. – Обращаюсь и убеждаю: будьте подобны мне – мне, носящему светлую мысль: «всякое искусство – малейшее искусство – одна попытка, даже не достигшая увы! цели – добродетель!»

Достоин всяческого уважения плюгавый старичок, пишущий в тени своего зонта арку большого цирка; по правилам лисировок, – наряду с коими Калам – дерзкий, всесокрушающий новатор.

Достоин всяческого уважения футурист на лугу общественного внимания членораздельно упивающийся звуками родного языка!

Попытка на искусство – уже добродетель.

Не принимая! «непротивление злу насилием» во имя бунта жизни – роста этических идеалов – это прекрасно – и так будет всегда!! Утверждаю здесь, что принятие любовное всего искусства, включая малейшее и «то что не искусство» – ничего общего не имеет с настроением «переписки с друзьями».

После всей неразберихи – нужной, живительной – не только тех годов, что прожили, но и этих переживаемых, – России. Великой России – кроме «густо развитой сети железных дорог» – нужно будет, и сейчас это началось, достаточное количество Культуры. В мире художественной жизни – о коей речь у вас – это означает – уважение к чужому мнению.

Допущение веры иной – «чем моя»!

Я обращаюсь ко всем жрецам искусства – даже тем безымянным – чье имя дилетант и чей жертвенник чадить, лишь в краткие моменты свободы от каторги жизни, – Пусть каждый имеет своего бога! – Путь свободен на свою веру! – в мире творчества это значит – «видит мир по-своему» – проводит и чтит красоту так, как он её понимает! –

Пуст сильный не душит сознательно слабых.

Слабые стаей не загрызают сильного.

В мире эстетических отношений – уважение к чужому мнению (творчеству) единственное, всякого культурного человека достойное, поведение.[1]

Не усложняя темы, два слова – о творчестве.

Неанонимное произведение, – пока жив автор, – является частью его высшего, лучшего «я».

Критика, коя до сего момента, почему то, полагала роль «заплечных дел мастера» – своим единственным предопределением – мало считалась с этим, набрасываясь с звериной жестокостью, на плоды – «звуков сладких и молитв» (не иначе как).

Не удивительно, что у нас на «суде публики» – именно всегда и звучит как какое то публичное позирование у позорного столба.

«Суд современников!» – …сколько мы уже, малые дети, – видели его справедливость! – «о мертвых или хорошо или ничего». – Вот он, «суд истории»….!!

Критики не часто стригут свои ногти – именно в забвении обычном только что сказанного.

Будем же надеяться, что отныне это враждебное отношение к «ягоде не своего поля» – к «колодцам не своей степени» – уступит место большему добродушию, – определенно устремленному к вопросам теоретического изучения и исследования проблем творчества и памятникам таковых.

Остается последний пункт и самый трудный. Как логически вытекающее из сказанного – «Уважение к чужому мнению» – (культура) это нам нужно – а в искусстве это значит, – уважение к чужому творчеству – хотя бы популярному – явствует – никто и никогда деспотически не будет утверждать, справедливо, – что жизни – в коей «всякое» искусство – уже добродетель, более нужен тот – а не другой род красоты.

Что жизни нужно смотреть правым, или левым глазом, а не двумя и т. д.

Утверждать так, – забывая –, что жизни –, a России особенно –, вообще нужно искусство, – при чем всякое – на какое только ее сыны способны; И одним можно обижать Великую Россию – это малыми количеством Искусства.

Было бы количество – а качество (на все вкусы! – я вас мирю!) найдется.–

И какими милыми в своем страхе – являются музейные консерваторы – комиссия по покупке – произведений для отечественных галерей! –

Боясь «запоганить» – свои светлые, казенные залы, – они действуют с такой экономией, осмотрительностью, выбором – забывая, что музеи – это есть, ничто иное как кладбище, где полководец лежит рядом с воином – Великий поэт с сапожником.

Забывая, что музей должен быт подобен гербарию хорошего ученого, где собраны всё образцы флоры – если ученый ставил целью дат полное представление об данной местности!

Музейные комиссии – поступают проникнутые духом узкого человеконенавистничества и через двадцать пят лет культурный зритель будет благодарить их за то, что там так неполно, так эгоистически односторонне представлено творчество родного народа.

К ним тоже обращается мой голос: «малейшее искусство – добродетель» – уважайте чужое мнение – это признак культуры.

О публика! о тигль – из огнеупорной глины! Ты тоже можешь быт справедливой более сознательно. Люби искусство! Люби полную свободу – в искусстве. Это начало всего. Не бойся оригинальности – не бойся даже погони за оригинальностью, как ты не боялась до сего времени шаблона и повторения старого (здесь нет и тени упрека!).

Бойся пустых стен в своих квартирах!

Бойся пустых полок в книжных шкафах!

Преклоняйся пред «именами», но помни, что все они были созданы твоим тысяче-голово-сердечным поклонением и в твоей власти подымать голову к небу творчества, где каждый день занимает свои все новые светила мощного человеческого духа.

Рисунок Давида Бурлюка

Примечания

(1) «Не делай другому того, чего себе не желаешь». Конечно это – ось человеческих отношений – и это мир реальных отношений.